Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Дивен Бог во святых Своих

Помощь святых в опасностях и при угрозе для жизни

01.07.14
Погибавшие очнулись с радостными чувствами и укрепленными силами. Спустя некоторое время взорам их предстал Валаамский монастырь. Восхвалив Господа, они сошли на берег и, пришедши в обитель, рассказали настоятелю и братии о своем приключении.
Во время настоятельства игумена Ефрема (1758-1782) была обретена на Валааме чудотворная икона Божией Матери "Одигитрия". Это обретение свершилось чудесным образом. Два прибрежных жителя Олонецкой губернии шли ранней весной по льду в Валаамскую обитель для поклонения угодникам Божиим Сергию и Герману. На половине пути начал дуть столь сильный ветер, что взломал лед и разметал его по озеру. Бедняги трое суток носились по необозримому пространству воды на уцелевшей под их ногами небольшой льдине. Одно только милосердие Божие могло спасти их от погибели, и они молили преподобных Сергия и Германа предстательствовать пред Господом об их избавлении. Внезапно нашло на несчастных оцепенение, и в это время явились им два святолепных старца-монаха, которые, успокоив терпящих бедствие близким спасением, повелевали в благодарность за это воздать в Валаамской обители молебное пение пред иконой Пресвятой Богородицы, нарицаемой Смоленской и находящейся в монастырской чернорабочей избе. Удивленные странники вопросили иноков: "Кто вы и как попали на эту льдину?" - "Мы Валаамские старцы Сергий и Герман: уповайте на Бога и не страшитесь". Погибавшие очнулись с радостными чувствами и укрепленными силами. Спустя некоторое время взорам их предстал Валаамский монастырь. Восхвалив Господа, они сошли на берег и, пришедши в обитель, рассказали настоятелю и братии о своем приключении. По словам их отыскали икону Смоленской Божией Матери и отпели Пречистой Деве и угодникам Сергию и Герману благодарственный молебен. Святая икона и доныне хранится на Валааме в Успенском соборе и украшена позлащенной ризой с драгоценными каменьями.

В письме из города Пензы, полученном 20 августа 1903 года, Александра Петровна Агринская известила о следующем. Единственный сын ее Владимир, 15-ти лет, заболел воспалением мочевого пузыря и страдал так сильно, что просил мать помолиться о его смерти; мать молилась, чтобы вместе с сыном умереть и ей. Это было 21 июля. Молился Владимир тогда и преп. Серафиму Саровскому. На другой день, 22 июля, хозяйка их квартиры принесла больному газету, в которой он прочел о чудесах от преподобного и пожелал отслужить ему молебен, попросив мать пригласить священника с иконой преподобного, что тогда же было исполнено, и молебен отслужили. Всю ночь после этого, на 23 июля, больной спал, а утром объявил матери, что у него все прошло, даже опухоли, не позволявшей ему сидеть, как не бывало.

В 1862 году одна благочестивая женщина увидела во сне прав. Иоанна Русского, который держал в руках крышу сельской школы. На следующий день во время Божественной литургии она рассказала об этом. Не успела она закончить свой рассказ, как послышался страшный гроxoт. Все в страхе выбежали из церкви и с ужасом увидели, что крыша школы, которая находилась напротив церкви, рухнула. Люди кинулись туда, ведь там были все дети села! Вне себя они начали поднимать обвалившуюся кровлю, и, о чудо! - все дети выбрались из-под обломков живыми. Оказалось, что дети услышали страшный треск над собой и, поняв, что происходит, успели залезть под парты. Когда крыша обрушилась, балки упали на парты, не придавив ни одного ребенка.

Параскево-Вознесенский монастырь славится тремя целебными источниками: Николая Угодника, преподобного Серафима Саровского и святой мученицы Параскевы. Все три источника впадают в одно озеро, называемое святым. В последнее время все больше и больше происходит чудесных исцелений. Исцеляются даже раковые больные. Вот несколько последних чудесных случаев. В монастырь привезли мальчика, кожа которого была вся в язвах. Врачи от него отказались. А святая вода источников его исцелила. Недавно приехали в монастырь военные летчики. Один из них привез свою сестру которая проживает на Украине. У нее на ноге выросла раковая шишка величиной с куриное яйцо. Врачи, как ни старались, не могли ей помочь. В конце концов пришли к мнению, что без операции не обойтись. С этой бедой она и приехала в монастырь. Приехали ближе к вечеру, поэтому больная успела искупаться всего один раз. А утром... шишка исчезла. Даже следа не осталось! У сына шофера монастыря Георгия вся кожа покрылась гнойниками. Врачи не смогли помочь ему. Но когда он всего лишь раз искупался, сразу выздоровел. Он рассказывал, что после купания все струпья оказались плавающими на воде. Он был щуплым, хилым. А после купания сразу стал крепнуть, расти в плечах. Сейчас у него атлетическая фигура и крепкое здоровье. Благодетель монастыря А. Ф. две недели страдал от радикулита. Один раз искупался - и вышел на работу. О радикулите после купания забыл. Кассирша магазина из Рузаевки привезла в монастырь своего мужа, у него пошла сыпь по всему телу: Болезнь была серьезная, так как никакие мази не помогали. Врачи отказались его лечить. Он искупался один раз в источнике св. Параскевы, и сыпь как рукой сняло. В апреле 1998 года здесь побывал мальчик, у которого с рождения не открывался один глаз. Тяжело он переживал эту трагедию. Но из монастыря он уехал с открывшимся глазом. Это чудо освещали газеты и телевидение. Можно привести еще множество случаев чудесных исцелений. Особенно много исцеляется больных остеохондрозом, радикулитом, полиартритом, заболеваниями опорно-двигательного аппарата.

В прошлом в саровских лесах пробивалось множество источников с ключевой водой. Много источников имелось вдоль реки Саровки. Монахи посадили тут тополя, и паломники шли мимо них к колодцам вплоть до самого большого, названного в память о. Серафима. Когда старец Серафим вышел из затвора в 1825 году, он поселился у этого источника. Своими руками подвижник благоустраивал источник, выкладывал его камнями. К старцу Серафиму потянулись паломники. Из источника брали воду; происходило множество исцелений. После кончины старца источник стали называть Серафимовским. Над самим источником была устроена красивая восьмигранная деревянная часовня. После закрытия Саровского монастыря источники перестали функционировать. Постепенно вода, не находя больше выходов, ушла вглубь. Сильно обмелели реки Саровка и Сатис.

В далекой уральской деревне умирала от неизлечимой болезни 3инаида Н. И было у нее две дочери: Танечка 12-лет и Аленка, которой минуло всего три года. Муж Зинаиды умер два года назад, он сильно пил, и однажды, возвращаясь с работы, а ездил он на велосипеде, скатился под пригорок, да так и не встал. Болела душа у 3инаиды за дочерей. Родня, конечно, поможет, не допустят, чтобы девочек в детский дом отправили, но как они без матери... Танюшка переживает, почти ничего не ест, и так худенькая, а тут только одни глаза остались. Учиться в школе не может, все плачет и твердит: "Мамочка, пожалуйста, не умирай..." И молилась Зинаида, когда в сознание приходила, Господу нашему Иисусу Христу, Пресвятой Богородице и святой мученице Зинаиде о том, чтобы не оставили Они своим милосердием детей после ее смерти. У них в деревне церкви не было, и сестра Зинаиды ходила в соседнее село за священником. По милости Божией, в день прихода батюшки Зинаида была в сознании. Ее соборовали, а Танюшке батюшка дал маленькую икону святой 3инаиды. "Как мама на нее похожа, - поразилась Таня, а потом подумала и сказала уверенно, - мама выздоровеет, святая Зинаида ей поможет". И Таня стала молиться святой Зинаиде, чтобы святая мученица умолила Господа не забирать ее маму так рано. А та лежала без сознания, и все ждали ее кончины со дня на день. Все, но не ее дочь. Однажды глубокой ночью очнулась вдруг Зинаида. Видит: женщина незнакомая стоит. В белом платке; в руках маленький кувшин и травки, собранные в маленький букетик. Женщина вылила воду из кружки, налила туда свою из кувшинчика и бросила несколько травинок в воду Молча протянула 3инаиде кружку. Она выпила воду и удивилась, что там травинок не оказалось. И уснула. Утром позвала Таню: "Танечка, доченька, мне такой сон приснился..." Таня счастлива оттого, что мама говорит. На следующий день и вовсе чудо произошло, сестра 3инаиды пришла за фотографией на памятник, а Зинаида сидит на постели и пьет кисель, увидев сестру; говорит: "Ты знаешь, Танюшка такой вкусный кисель сварила". А вскоре болезнь отступила.


Случился в Вознесенском монастыре жестокий пожар, от которого загорелись церкви, и кельи, и лес, от леса исходило огромное пламя, которое касалось деревянной церкви, под алтарем в которой хранились мощи свят. Иннокентия, Иркутского чудотворца. Эта церковь от сильного жара тлела только, а не горела. Собралось множество народа для тушения пожара, просили у преосвященного Михаила, приехавшего туда же из города, позволения вынести из церкви гробницу с мощами свят. Иннокентия телом, ибо не было уже надежды и никаких средств спасти оную церковь. Но преосвященный Михаил, несмотря на убедительную всех просьбу, касаться гробницы не позволил. Сказал: "Вы думаете по-человечески от огня спасти тело святителя. Если покойный Иннокентий угоден Богу, то ради его нетленных мощей спасет и церковь". И это исполнилось, тело осталось в своем месте, и церковь от огня не повредилась.

Вот один из случаев прозорливости преп. Амвросия Оптинского, рассказанный одним из посетителей старца, неким мастеровым: "Незадолго до кончины старца надо было мне ехать в Оптину за деньгами. Иконостас мы там делали, и приходилось мне за эту работу от настоятеля получить довольно крупную сумму денег. Получил я свои деньги и перед отъездом зашел к старцу Амвросию взять благословение на обратный путь. Домой ехать я торопился: ждал на следующий день получить большой заказ, тысяч на десять, и заказчики должны были быть непременно на другой день у меня. Народу в этот день у старца, по обыкновению, было много. Прознал он про меня, что я дожидаюсь, да и. велел мне сказать через своего келейника, чтобы я вечером зашел к нему чай пить. Хоть и надо было мне торопиться ко двору, да честь и радость быть у старца и чай с ним пить было так велики, что я рассудил отложить свою поездку до вечера в полной уверенности, что хоть всю ночь проеду, а успею вовремя попасть. Приходит вечер, пошел я к старцу. Принял меня старец такой веселый, такой радостный, что я и земли под собою не чувствую. Продержал меня батюшка, ангел наш, довольно-таки долго, уже почти смеркалось, да и говорит мне: "Ну, ступай с Богом. Здесь ночуй, а завтра благословляю тебя идти к обедне, а от обедни чай пить заходи ко мне". Как же это так? - думаю я. Да не посмел перечить. Переночевал, был у обедни, пошел к старцу чай пить, а сам скорблю о своих заказчиках и все соображаю: авось, мол, успею хотя к вечеру попасть домой. Как бы не так! Отпил чай. Хочу старцу сказать: "Благословите домой ехать", а он мне и слова не дал выговорить: "Приходи; - говорит, - сегодня ночевать ко мне". У меня даже ноги подкосились, а возражать не смею. Прошел день, прошла ночь! На утро я уже осмелел и думаю: "Была-не -была, а уж сегодня я уеду; авось, денек-то мои заказчики меня подождали". Куда тебе! И рта мне не дал старец разинуть. "Ступай-ка, - говорит, - ко всенощной сегодня, а завтра к обедне у меня опять заночуй!" Что за притча такая! Тут я уже совсем заскорбел и, признаться, погрешил на старца: вот и прозорливец! Не знает, что у меня, по его милости, ушло теперь из рук выгодное дело. И так-то я на старца непокоен, что и передать не могу. Уж не до молитвы мне было в тот раз у всенощной - так и толкает в голову: "Вот тебе твой старец! Вот тебе и прозорливец! Свистит теперь твой заработок". Ах, как мне было в то время досадно! А старец мой, как на грех, ну, точно вот, прости, Господи, в издевку мне, такой меня после всенощной радостный встречает! Горько, обидно мне стало: и чему, думаю я, он радуется... А скорби своей все-таки вслух высказать не осмеливаюсь. Заночевал я таким-то порядком и третью ночь. За ночь скорбь моя понемногу поулеглась: не воротишь того, что плыло да сквозь пальцы уплыло... Наутро прихожу к старцу, а он мне: "Ну, теперь пора тебе и ко двору! Ступай с Богом! Бог благословит! Да по времени не забудь Бога поблагодарить!" И отпала тут у меня всякая скорбь. Выехал я себе из Оптиной пустыни; а на сердце-то так легко и радостно, что и передать невозможно... К чему только сказал мне батюшка: "Потом не забудь Бога поблагодарить"!? Еду я себе домой неспешно и о заказчиках своих вовсе не думаю. Приехал я домой, и что вы думаете? Я в ворота, а заказчики мои за мной; опоздали, значит, против уговору на трое суток приехать. Ну, думаю, ах ты, мой старчик благодатный! Уж подлинно дивны дела Твои, Господи! ... Однако не тем еще все это кончилось. Вы послушайте-ка, что дальше было! Умер наш отец Амвросий. Года два спустя после его праведной кончины заболевает мой старший мастер. Доверенный он был у меня человек, и не работник был, а прямо золото. Послали мы за священником, чтобы исповедовать и причастить, пока в памяти. Только, смотрю, идет ко мне от умирающего священник, да и говорит: "Больной вас к себе зовет, видеть вас хочет. Торопитесь, как бы не помер". Прихожу к больному, а он, как увидел меня, да как заплачет. "Прости мой грех, хозяин! Я ведь тебя убить хотел..." - "Что ты, Бог с тобой! Бредишь ты..." "Нет, хозяин, верно тебя убить хотел. Помнишь, ты из Оптиной запоздал на трое суток приехать. Ведь нас трое, по моему уговору, три ночи подряд тебя на дороге под мостом караулили; на деньги, что ты за иконостас из Оптиной вез, позавидовали. Не быть бы тебе в ту ночь живым, да Господь за чьи-то молитвы отвел тебя от смерти без покаяния... Прости меня, окаянного, отпусти, Бога ради, с миром мою душеньку!" - "Бог тебя прости, как я прощаю". Тут мой больной захрипел и кончаться начал. Царствие Небесное его душе. Велик был грех, да велико покаяние!"

От некоего Симеона Казаринова прав. Артемий Веркольский спас от потопления. После Ильина дня Симеон плыл на судне вместе со своими товарищами по Северному Ледовитому океану из Мангазеи в Архангельск. Вдруг наступила жестокая буря, и судну стало угрожать скорое крушение. Плывшие пришли в ужас и отчаяние. Не видя себе ни откуда никакой надежды на спасение, они стали готовиться к смерти и, в ожидании ее, прощаться друг с другом. Потом они опомнились и стали со слезами молиться Господу Богу и праведному Артемию Веркольскому о своем спасении, обещая отслужить благодарственный молебен угоднику Божию. И по молитве их море утихло, и утопавшие избегли неминуемой гибели.

Торговый корабль с товарами на борту шел в открытом море к месту назначения. Дело было в одном из северных морей. Начался шторм. Разбушевавшееся море грозило поглотить корабль. Члены команды - греческие моряки - отчаянно боролись, предчувствуя близкую гибель. Лоцманская система и радарная установка вышли из строя. Корабль потерял курс. В этом хаосе послышался голос капитана. Он не отдавал больше приказаний. Опытный моряк советует лишь одно - молиться Богу о спасении. Он отправляется в корабельную часовню, где находилась икона прав. Иоанна Русского. На коленях капитан возносит молитву святому: "Святый Иоанне Русский. Молюсь тебе сейчас не о спасении своей жизни, не о корабле, но лишь об этих бедных моряках, живущих на чужбине, в поте лица добывающих свой хлеб для своих семей. Сейчас они погибают. Святый Иоанне, спаси их". Всю ночь под рев волн и свист северного ветра капитан молился святому Иоанну. И вот страшная ночь кончилась. Что же видят глаза моряков? Что их корабль мирно качается на волнах в порту Роттердама. Кто был тот Лоцман, приведший судно в порт, минуя верную гибель? Это был сам святой Иоанн Русский.

В далеком от Бари Киеве день перенесения святых мощей Николая Чудотворца был ознаменован чудом спасения утонувшего младенца. Со временем этот праздник стал на Руси одним из любимых, а чудеса святитель Николай совершает по молитвам верующих и поныне. Так, невероятная история произошла в Харбине в начале ХХ века, пересказанная известным певцом Александром Вертинским. В то время город был населен русскими эмигрантами, которые повесили на железнодорожном вокзале большую икону Николая Чудотворца. Однажды ранней весной в здание вокзала вбежал мокрый с головы до ног старый китаец и распростерся на полу перед иконой, протягивая к ней руки и что-то бормоча с большим чувством. Оказалось, что он шел по слабому льду через реку и провалился в полынью. Несчастного уже затягивало течением под лед, когда он вспомнил, что русские всегда просят помощи у какого-то старика, изображение которого висит на вокзале. "Старец с вокзала, старец с вокзала, спаси меня!" - были последние слова китайца, а потом он потерял сознание. Очнулся же... на другом берегу, после чего бросился на вокзал благодарить святого старца за свое чудесное спасение.

Недалеко от мыса Фиолент в Крыму высится в море не большая скала. С ней связано явление вмч. Георгия Победоносца. Случилось это так. Команда небольшого торгового судна таврических греков во время плавания по Черному морю вблизи обрывистых берегов мыса Фиолент была застигнута небывалой для этих мест бурей. Страшный шторм обрушился на маленькое суденышко мужественных греков. Свирепый шквалистый ветер порвал в клочья все паруса, поломал стройные мачты и сорвал надежный руль. Темные и тяжелые тучи спустились низко над бушующими волнами, закрыв весь горизонт. Гигантские разъяренные волны в неукротимой ярости обрушились на палубу и понесли корабль на невидимый скалистый берег. Видя неизбежную гибель, команда судна бросилась на колени с верою и молитвою. Они подняли руки к небу и стали горячо молиться, обращаясь к великомученику Георгию Победоносцу: "О святой Георгий, наш покровитель, помоги нам, спаси нас от неминуемой гибели". Услышав сердечные вопли погибающих, святой Георгий явился перед молящимися, весь в сиянии, из кромешной темноты на небольшой скале в море у берега. Он, воздев руки к небесам, обратился к самому Богу, и его призыв был услышан, - буря тотчас же стихла. Избавленные от верной гибели, греки взобрались на эту скалу и там обрели икону великомученика Георгия. Они увидели невдалеке высокий скалистый берег и перебрались на него со скалы, взяв с собой икону. В благодарность за свое счастливое спасение они основали в ближайшей пещере на берегу напротив скалы, где явился святой Георгий, пещерный храм и установили там приобретенную икону. Наиболее набожные греки поселились здесь же навсегда, образовав монастырь. Устроившись жить, они не забывали о своем верном спасителе, каждодневно молились святому Георгию и неустанно трудились.


Однажды в Вырице маленький мальчик упал с большой высоты. Он не дышал и по всем признакам был мертв. Его мать, рыдая, отнесла тело ребенка к старцу Отец Серафим Вырицкий взял ребенка, долго молился над ним, а затем благословил его. Ребенок встал и через несколько минут уже бегал по улице.

Преп. Агапит Печерский подражал св. Антонию: подавая больным зелье, которое варил себе для пищи, исцелял при этом болящих молитвою, но сознательно скрывал силу своей молитвы. Он назван врачом за то, что сподобился быть причастником высшей благодати Божией в лечении больных. В то время в Киеве жил один известный врач-армянин, искуснейший во врачевании "так, что прежде него не было такого". Однажды он предсказал, что через восемь дней последует смерть тяжело заболевшего первого боярина князя Всеволода. Однако преп. Агапит исцелил безнадежного больного, чем вызвал зависть и жажду отмщения со стороны врача-армянина, авторитет которого пошатнулся. Чтобы скомпрометировать искусство Агапита, армянин подослал к преподобному осужденного на смерть, которому был дан яд, но Агапит исцелил того человека, а потом и сам безвредно выпил яд ("Аще и что смертное испиют, не вредит их", Мк. 16, 18). Потом тяжело заболел в Чернигове князь Владимир Всеволодович Мономах. Армянин пытался его излечить, но оказался бессилен. Когда состояние больного стало уже совершенно безнадежным, прибегли к помощи преп. Агапита, который в силу невозможности из-за обета выйти за пределы монастыря, послал больному князю зелье, после чего последовало быстрое исцеление. Желая отблагодарить своего спасителя, князь с щедрыми дарами прибыл в монастырь, но Агапит скрылся и не вышел, так что золото пришлось отдать игумену. Дважды еще после этого посылал князь одного из бояр с вознаграждением. На настойчивые просьбы гонца принять княжеские дары Агапит ответил следующими словами: "Чадо, я никогда ни от кого не брал ничего, потому что никогда не исцелял силою моею, но Христового; и теперь не нуждаюсь в этом". По кончине Агапита армянин обратился в православную веру и даже принял постриг, убедившись в истинности христианства.

Женщина-казашка внезапно слегла в постель. Содержание гемоглобина в крови резко снизилось, она уже чувствовала запах своего тлеющего тела и только молилась Богу, чтобы Он продлил ей жизнь ради ее троих детей. Молилась по-мусульмански, о христианстве не знала совсем. Впоследствии Промысел Божий привел эту женщинy к протоиерею Михаилу Шурпо, который засвидетельствовал чудо исцеления. Он рассказывал: "Прямо в ногах больничной койки ей явился старик в необычном, даже странном для нее облачении, в золотой шапке и спросил: "Ты хочешь, чтобы Бог продлил тебе жизнь? Если ты пожелаешь креститься, тебе станет легче, а когда крестишься, тогда выздоровеешь". И стал невидим. Женщина рассказала мужу о видении и спросила, что такое крещение. Муж не возражал против того, чтобы она крестилась. А когда она пришла в русский храм, то увидела за панихидным столиком большую, в полный рост, икону свят. Николая Чудотворца. "Этот старик мне явился! - вскрикнула она и положила перед образом земной поклон, - вот теперь я не выйду из церкви, пока не крестите!" Она действительно выздоровела. А после крестились и ее муж, и дети".

Относительно царя Алексея Михайловича, который с начала царствования своего обнаруживал особенное усердие к обители Сторожевской, хранится в обители следующее предание. Царь Алексей Михайлович в свое декабрьское путешествие в монастырь незадолго до открытия мощей ходил на охоту в окрестные леса звенигородские. Когда свита его рассеялась по лесу для отыскания логовища медведя, и он остался один, медведь внезапно выбежал из леса и бросился на него. Царь, видя невозможность защищаться, обрек себя на верную смерть. Вдруг около него явился старец, и с его явлением зверь бежал от царя. Вопрошенный об имени, старец ответствовал, что его зовут Саввою и что он один из иноков монастыря Сторожевского. В это время собрались к царю некоторые из его свиты, а старец пошел к монастырю. Скоро пришел в обитель и сам Алексей Михайлович и спрашивал архимандрита о монахе Савве, думая, что это какой-нибудь еще неизвестный ему подвижник, поселившийся в монастыре. Архимандрит ответствовал, что в монастыре нет ни одного монаха с именем Саввы. Тогда царь, взглянув на образ преподобного, уразумел, что это был сам он, велел отслужить молебен и освидетельствовал гроб его. Эти знамения милости Божией к угоднику и его благодетельныя явления и послужили поводом к обретению честных и многоцелебных мощей, что совершилось в царствование благочестивого государя царя Алексея Михайловича и еще более усилило благоговение и почтение к памяти преп. Саввы Сторожевского.

В Шанхае преподавательница пения Анна Петровна Лушникова учила архиепископа Шанхайского Иоанна (Максимовича) правильно дышать и правильно произносить слова и этим помогла ему улучшить дикцию. В конце каждого урока владыка платил ей 20 долларов. Однажды во время войны, в 1945 году, она была тяжело ранена и попала во французский госпиталь. Чувствуя, что ночью она может умереть, Анна Петровна стала просить сестер позвать владыку Иоанна, чтобы ее причастить. Сестры отказались это сделать, так как вечерами госпиталь запирали из-за военного положения. Вдобавок этой ночью был сильный шторм. Анна Петровна рвалась и звала владыку. Вдруг около 11 часов ночи в палате появился владыка. Не веря своим глазам, А. П. спросила владыку, сон ли это, или он действительно пришел к ней. Владыка улыбнулся, помолился и дал ей причастие. После этого она успокоилась и заснула. На следующее утро она почувствовала себя здоровой. Никто не верил А. П., что владыка навестил ее ночью, так как госпиталь был наглухо заперт. Однако соседка по палате подтвердила, что она тоже видела владыку. Больше всего поразило всех то, что под подушкой у Анны Петровны нашли 20-ти долларовую бумажку. Так владыка оставил вещественное доказательство этого невероятного случая.

27 июня 1993 года во время операции на грудной клетке умерла Наталия Макарова. Врач-реаниматор прилагал все усилия, но дыхание так и не возобновилось. "Все, уже не дышит", - раздалось в операционной. Тем временем сестра Наталии, Ирина, пришла помолиться о ее здравии батюшке Иоанну Кронштадтскому. Монастырь был закрыт на уборку, и Ирина, не желая беспокоить сестер, помолилась на улице у окошечка в усыпальницу. Как выяснилось впоследствии, именно в этот момент Наталия задышала и ожила.

Недалеко от обители преп. Сергия Радонежского жил вдовец, у которого тяжело заболел единственный малолетний сын. Вдовец понес сына в обитель. Но пока он нашел отца Сергия и рассказал о болезни сына, мальчик скончался от приступа. Безутешный отец оставил умершего сына в келье и пошел готовить гробик для сына. Оставшись наедине с умершим, преподобный Сергий преклонил колени и стал молиться. И не успел закончить молитвы, как мальчик ожил. Открыв глазки, он потянул руки к о. Сергию. Когда вернулся отец мальчика, то он увидел сына живым на руках преподобного Сергия. Он покачнулся и сел на порог. И слезы радости хлынули из глаз его. Он отказывался верить в случившееся. Святой подвижник строго запретил ему рассказывать кому-либо об этом. Отец обещал хранить тайну и, взяв сына, теперь уже совершенно здорового, возвратился домой, прославляя Бога, творящего чудеса через святого угодника.

Во время войны 1914 года в госпитале находился на излечении один солдат. Однажды сестра милосердия спросила его: "Чем ты занимался до войны?" Солдат совершенно откровенно, с полной искренностью ответил: "Ничем не занимался. Был лентяем. Занимался кражею. Работать ленился, а есть надо было. Прежде чем достать себе пропитание, я шел в церковь свят. Николая и молился чудотворцу такими словами: "Святителю отче Николае, помоги мне на этот раз: я больше красть не буду". Часто мне удавалось безнаказанно красть себе на пропитание". "Высмотрел я однажды, - рассказывал дальше солдат, - под Петроградом пригородную дачу одного богатого человека. Рассудил себе, как бы в нее пробраться. Рассмотрел внимательно, что богач спит в одной комнате, а смежная со спальней комната на ночь осталась с открытым окном. И в ней я заметил и шкафу разные ценные вещи. Я решил поздней ночью пробраться через открытое окно и унести все драгоценности. Но прежде чем исполнить задуманную много кражу, я, как всегда, пошел в церковь святителя Николая, поставил перед образом рублевую свечку и сказал: "Святитель Николай, помоги мне, я больше никогда не буду красть. Последний раз краду!" Наступила светлая лунная ночь. Я пробрался к даче. На мое счастье, сторожа меня не заметили. Как после оказалось, они небрежно сторожили. Я заранее устроил себе веревочную лестницу и по ней взобрался в комнату. В лунном свете я увидел шкаф. На мое счастье, в дверцах его висела связка ключей. Я открыл шкаф, забрал из него различные золотые вещи, серебряные ложки, ножи, уложил их в мешок и стал спускаться вниз. Вдруг вещи как брякнут у меня в мешке! Этот звон разбудил спящего хозяина". Он бросился к шкафу, увидел его отпертым, хватился своих драгоценных вещей. Ну, конечно, хозяин поднял тревогу. А сторожа-то спали по нерадению! Хозяин их всех раз будил. Прибежали они только на свое посрамление. Хозяин велел им оседлать коней и гнаться за вором. Сторожа проехали через лес, выeхали в чистое поле. Смотрят - вдали что-то чернеется. Ночь была лунная, все дали ясно виднелись. К этому темнеющему предмету они и направились. А вор проворно вылез из окошка, быстро пробежал через усадьбу тропинкою пересек лесок, и открылось перед ним поле. Увидел он вдали какой-то чернеющийся предмет. Он к нему и ринулся. Подошел ближе: перед ним лежит дохлая лошадь. Остановился вор перед этой падалью. И вдруг перед ним в сиянии, в полном архиерейском облачении вырастает сам великий чудотворец - святитель Николай - и говорит грабителю: "Лезь в утробу этой лошади, а то близятся всадники, схватят тебя и убьют!" Вор мгновенно влез в смердящую падаль. Сидел там и задыхался от зловония. А всадники-сторожа уже тут как тут! Вертятся вокруг лошади, и никого не находят, и только удивляются: ведь только сейчас они ясно видели силуэт бегущего человека, и вдруг этот силуэт мгновенно исчезает! Озираются вокруг - никого нет! И повернули обратно! А когда они уехали, снова является вору святитель Николай в полном архиерейском облачении, чтобы этот грабитель уверился, что пред ним действительно не простой человек, а великий чудотворец. "Вылезай из этой лошади!" - сказал святитель Николай. Вор, конечно, с радостью исполнил приказание святого, так как едва не задохнулся от зловония. "Хорошо ли тебе там сидеть?" - спросил вора великий чудотворец. "Какое хорошо! Едва живым выбрался! Думал, задохнусь от вони невообразимой, ужасной!" Святитель Николай ему в ответ: "Вот так и твоя рублевая свеча издавала зловоние! Ты думал, что она мне была угодна, а смердела твоя свечка!"


Один богатый купец Никифор силой отнял у бедного сироты откормленную свинку, не уплатив за нее денег. Сирота пришел в слезах к преп. Сергию Радонежскому. Тот стал вразумлять обидчика. Внимательно слушал купец Никифор, устыдился и обещал уплатить сироте стоимость свинки. Но, возвратясь домой, не сдержал слова. А через несколько дней, войдя в погреб, с изумлением увидел, что все мясо, несмотря на жестокий мороз, протухло. Устрашившись гнева Божия, купец тотчас уплатил соседу стоимость свинки, а испорченное мясо выбросил.

Однажды ночью пришли в Саввино-Сторожевский монастырь воры, намереваясь обокрасть церковь Пречистой Богородицы. Но когда они подошли к окну над гробом преп. Саввы Сторожевского, вдруг перед ними явилась огромная гора, на которую взойти было совершенно невозможно. Тотчас напал на них страх и трепет, и они ушли с пустыми руками. Все это впоследствии с сокрушением рассказали сами воры, придя в обитель, и остальное время своей жизни провели в покаянии.

Преп. Савва Крыпецкий был основателем и настоятелем Крыпецкого Иоанно-Богословского мужского монастыря. Однажды разбойники прошли ночью к обители, чтобы ограбить ее. Начальник их один подошел к обители, но увидел множество людей, ходящих по монастырю с фонарями. Испуганные разбойники обратились в бегство. Им казалось, что за ними гонится множество народа под предводительством седого старца. На другой день, узнав с удивлением, что в обители никого чужих не было, разбойники раскаялись, а атаман их постригся в обители преподобного Саввы.

Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, когда немцы захватили Тверь, во Владычне, где жил последние годы, а архимандрит Сергий (Митрофан Сребрянский), расположилась воинская часть, и предполагался здесь большой бой. Офицеры предлагали жителям уйти дальше от передовых позиций, кое-кто ушел, а отец Сергий и матушка Елисавета остались. Почти каждый день над расположением воинской части летали немецкие самолеты, но ни разу ни одна бомба не упала ни на храм, ни на село. Это было отмечено и самими военными. Однажды отец Сергий пошел на другой конец села со Святыми Дарами причащать тяжело больного. Идти нужно было мимо часовых. Один из них остановил отца Сергия и, пораженный видом убеленного сединами старца, бесстрашно шедшего через село, сказал: "Старик, тут кто-то молится". Неожиданно часть была снята с позиции, так как бои развернулись на другом направлении, неподалёку от села Медного. Местные жители, очевидцы этих событий, приписывают чудесное избавление села от смертельной опасности молитвам отца Сергия.

Это произошло в годы Великой Отечественной войны. В Минеральных Водах городская больница находилась рядом с железной дорогой. Во время воздушного налета фашистов о. Феодосий Кавказский подбежал к огромной цистерне с бензином, стоявшей на рельсах. Он осенил цистерну крестным знамением и попытался сдвинуть вагоны с места. Все увидели, что вагоны, движимые неведомой силой, покатились по путям. Цистерна была уже далеко от прежнего места, когда раздался взрыв. Там, где раньше стояла цистерна с бензином, появилась воронка от снаряда. Городская больница была спасена. Когда немцы подступили к Минводам, был такой случай. Быстро-быстро подбегает отец Феодосий к детсаду и говорит детям: "Гулю, гулю... деточки, бегите за мной, бегите". Забавы ради дети побежали за дедушкой, а воспитатели за детьми побежали. В это время снаряд угодил прямо в здание детсада и разрушил его, но никто не погиб, все ушли за дедушкой, и он их спас.

В 1581 году, когда Стефан Баторий осаждал Псков, один из вражеских отрядов, грабивших в окрестностях города, ре шил поживиться за счет Крыпецкого монастыря. В лесу поймали крестьянина, мучили его и спрашивали: кто в монастыре. Крестьянин сказал, что в монастыре нет никого, монахи из него ушли. Однако, приблизившись к обители, враги там увидели русский отряд, от которого они в страхе разбежались. Для того чтобы спастись от позора, они потом уверяли, что в монастыре стоит великая рать Московская. Позже стало известно, что во время нашествия на Псков поляков монахи всех монастырей бежали в город, а в Крыпецах остался один только инок Иоанн. Он рассказывал впоследствии, что враги несколько раз подступали к монастырю в намерении зажечь его, но были удерживаемы какой-то невидимой силой. Когда король удостоверился, что в обители никого не было, то он понял; что Сам Бог хранит святое место, и не только запретил войскам своим приближаться к обители, но отпустил пленников, которые, придя во Псков, рассказали о чудесном событии. Таким образом, в 1581 году обитель была сохранена от разорения.

Во время Отечественной войны (1812 г) отряд под командованием вице-короля Италии, принца Евгения Богарно, остановился в Сторожевской обители. Ночью, во сне или наяву, он видит, что отворяется дверь его комнаты, и входит тихими шагами некий старец. Около минуты он смотрел на принца, наконец, тихим голосом сказал: "Не вели своему войску расхищать монастырь и особенно выносить что-нибудь из церкви. Если исполнишь мою просьбу, то Бог тебя помилует, и ты возвратишься в свое отечество целым и невредимым". Сказав это, старец тихо вышел из комнаты. Принц, проснувшись утром, пошел посмотреть церковь и увидел гробницу и образ того, кто явился ему ночью. На вопрос его, чей это портрет, один из монахов ответил, что это образ преп. Саввы Сторожевского, основателя монастыря, тело которого лежит в гробнице. Услышав это, принц с благоговением поклонился мощам святого и исполнил указанное. После этого ему приходилось участвовать во всех сражениях во время отступления французской армии из России. Ни в одном сражении он не был ранен; слова старца сбылись: он благополучно возвратился в свое отечество и даже после падения Наполеона остался всеми любим и уважаем. Об этом событии рассказал сын принца Богарне, герцог Максимилиан Лейхтенбергский, который приехал в Россию поклониться святым мощам преп. Саввы и тем самым исполнить предсмертное завещание отца.

Рассказы о чудесном заступничестве тамбовского архипастыря Питирима за родной город во время Великой Отечественной войны хорошо известны среди его православных жителей. Так, в видении одной благочестивой женщине были явлены разверзшиеся небеса, в пространстве, освещаемом огромным светильником, на молитве стоял человек в клобуке и длинной мантии. "Кто это?" - подумала женщина и услышала ответ: "Это святитель Питирим Тамбовский охраняет Тамбов от бомб".

В 1947 г. в Греции была гражданская война. Грек убивал грека, брат - брата. Родители - детей, дети - родителей. По всей Элладе, в городах и селах лилась кровь, поднимались меч, винтовка, нож, сжигались дома! Эллада в огне. И все были уверены, что убивали во имя восстановления справедливости, во имя правды и демократии. Но что на земле есть более справедливое, более прекрасное и истинное, чем человеческая жизнь! Тому, кто пал жертвой убийства, уже не нужно ни справедливости, ни демократии. Село Прокопион не познало этой трагедии. Святой Иоанн Русский не пожелал, чтобы обагрилась кровью земля, где почивают его мощи, где стоит его храм. Пастух Димитрий В. пас своих овец и видит: на небе, над высокими вершинами деревьев образ святого Иоанна. Святой как бы парил над лесом. В тот же момент послышался голос, как звук небесной трубы: "Не бойтесь, не бойтесь!" Святой описал круг над горной долиной и скрылся в храме. Пастух утверждал, что видел все своими глазами, причем днем. Праведный Иоанн не позволил совершиться злу.


Во время Великой Отечественной войны произошло удивительное событие в Беловежской пуще. 27 сентября 1942 года в лес, расположенный недалеко от деревни Рожковки Каменецкого района Брестской области, спустились советские парашютисты. Об этом узнали немцы и начали прочесывать лес. В перестрелке погибли два немецких солдата, а парашютисты ушли. Обозленные фашисты решили взять в заложники деревню - за одного немецкого солдата расстрелять 100 мирных жителей. В ночь с 27 на 28 сентября фашистские солдаты окружили деревню и никого не выпускали. Они дали команду в течение двух часов всем жителям собраться с повозками и вещами в конце деревни. Было назначено 16 человек для копки ямы размером 2 метра на 20 метров и глубиной два метра. Молодежь старше 16 лет отобрали для угона в Германию. Всех оставшихся жителей деревни построили в колонну и погнали к яме. Немцы поставили людей по краю ямы, а вокруг поставили пулеметы. Люди попадали на колени и стали плакать и молиться. В это время над деревней появился немецкий самолет, который вскоре сел неподалеку от ямы. Офицеры, руководившие расправой, подбежали к нему. Из самолета вышел офицер высокого звания. Он сказал, что сейчас снова должен лететь, и если через два часа не вернется, следует расстрелять всех заложников. Точно через два часа самолет вернулся и сделал посадку на том же месте. Из самолета вышел тот же офицер. Людям сказали, что они должны были быть расстреляны, а деревня сожжена, но благодаря прилетевшему офицеру все будут освобождены; дети, скот и все имущество, что было отнято, будет возвращено. Яму было приказано не засыпать в течение года. Если за это время что-нибудь случится, все будут расстреляны. После этого всех отпустили по домам. Через две недели в деревню приехал офицер, прилетавший на самолете, и привез икону Божией Матери с Младенцем на руках, вырезанную из дерева. Церковь у нас в то время была еще не полностью восстановлена, но службы уже совершались. Офицер сказал: "Когда самолет летел над полем, явилась Дева и показала рукой вниз. Храните эту икону - это ваша Спасительница!"

Во время войны в Вырице не погиб ни один из жителей поселка, велись богослужения в храме. По молитвам преп. Серафима Вырицкого Господь помиловал Вырицу. В ней была расквартирована часть, состоящая из православных румын. Уроженцы восточной Румынии исповедовали православие, многие из тех румын, которые находились в Вырице, говорили по-русски и посещали богослужения.

Во время Великой Отечественной войны трудоспособных женщин стали угонять в Германию. О.Лаврентий Черниговский сказал, что будет молиться, чтобы никто из его духовных чад не покинул Родину. Вскоре и монахини Черниговского Свято-Троицкого монастыря стали получать повестки. Но по необъяснимым причинам они признавались немецкими врачами негодными для работы в Германии по причине слабого здоровья, хотя это были молодые и здоровые девушки.

Некогда посетил преп. Серафима Саровского один военачальник, чтобы поблагодарить его за молитвы, которыми, по его убеждению, он был спасен во время войны. При свидании он рассказал святому старцу, что во время одной из битв он был в величайшей опасности, так что нельзя было ни укрепиться, ни двинуться куда-нибудь, взад или вперед - одним словом, не было никакой надежды на спасение, и что он в это время только и повторял непрестанно: "Господи, помилуй меня молитвами старца Серафима!", и Господь подлинно спас его и сохранил от врагов невредимым. Выслушав это, преподобный сказал военачальнику: "Великое средство ко спасению - вера и в особенности непрестанная сердечная молитва".

В 1941 году Василия Григорьевича Казанина взяли на фронт. Воевал под Смоленском, участвовал в наступлении на Великие Луки. Неоднократно ходил в разведку, пять раз был ранен. Одна из пуль прошила его тело насквозь, в нескольких сантиметрах ниже сердца. Освобождал Кенигсберг. Немцы тогда засели в дотах. Снаряды, как мячики, отскакивали от каменных бастионов. Наши несли огромные потери. Потом принесли Казанскую икону Божией Матери. Священники отслужили молебен и двинулись крестным ходом к передовой во весь рост. Со стороны немцев шла стрельба. Вдруг она прекратилась, противник как будто оцепенел. Наши войска начали общий штурм Кенигсберга. Выходя из своих убежищ, немцы тысячами сдавались в плен. Позднее они рассказывали, что у них отказало оружие, а в небе явилась Пречистая, и они поняли, Кто помогает русским... После войны Василий Григорьевич по зову души поступил в Псково-Печерский монастырь и подвизался в монашеских трудах под именем схимонаха Иринарха.

Однажды во время нашествия врагов в плен попал воин Иоанн из палат Великого князя, княжеский любимец. Его хотели сразу убить. Он был молод, но готов был расстаться с жизнью. Однако перед смертью он стал молиться преп. Сергию Радонежскому, чтобы тот освободил его. Едва юноша мысленно помянул святого, тотчас конь его пустился вскачь, словно обрел крылья, так что преследователи потеряли его из виду. Он прискакал к своему воеводе, исполненный радости, и поведал всем о великом чуде - о том, как избавил его Господь от горькой смерти по молитвам святого Сергия.

Вот рассказ В.Д.: "Многие знали, что владыку [архиепископа Шанхайского и Сан-францисского Иоанна (Максимовича)] не надо просить кого-нибудь посетить: Сам Господь внушал ему, куда и к кому идти. В парижских госпиталях многие знали владыку Иоанна и впускали в госпиталь в любое время. Причем владыка безошибочно направлялся, куда нужно. Когда мой брат получил ранение в голову, его положили в больницу. Рентгеновский снимок показал, что у него большая трещина в черепе. Его глаза опухли и залились кровью; он находился в ужасном состоянии. Владыка, который не знал моего брата, каким-то чудом нашел его в больнице, помолился над ним и причастил. Когда моему брату сделали повторный снимок головы, то трещины не нашли. Мой брат быстро поправился. Доктор же ничего не мог понять!"

XХ век. Ее сын служил в Чечне. Небольшая часть на краю леса, недалеко от Грозного. Война на радости скупа, а тут радость - приехала к сыну мать. Командир части отпустил солдата в увольнение - повидаться, поговорить, побродить по лесу. Бродили, ушли далеко от части. А когда вернулись - части не было. Ее уничтожили, зверски расправившись с солдатами, чеченцы. Если бы не та прогулка... Мать уехала, сына перевели в другую часть дослуживать. Но, наконец, вернулся сыночек. Радость матери, долгие разговоры за столом... - Да, мама, если бы ты тогда не приехала, не сидеть бы нам сейчас вместе. - Когда? - недоуменно спросила мать. - Да тогда, в часть ко мне, когда наших уничтожили. - Что ты, сынок, - мать со страхом смотрела на него, - не была я у тебя, не приезжала! Да, не приезжала. Не была в Чечне, но молилась, непрестанно молилась блаженной Ксении Петербургской, которая по материнским слезным молитвам отвела от сына страшную беду. Сама явилась в образе матери, сама спасла от верной смерти.

В первую же неделю войны я по зову Родины ушел на фронт. Мне довелось участвовать в жестоких боях под Курском. На всю жизнь запомнился мне один день в ноябре 1941 года. Мы оказались в окружении. Фашисты обрушили на нас шквал огня. 3емля содрогалась и дымилась от артиллерийских, минометных снарядов и авиабомб. Воздух был густо насыщен гарью, небо заволокло дымом пожарищ. Вой немецких истребителей и бомбардировщиков, разрывы бомб и снарядов, пулеметная трескотня - все это было похоже на ад; вдобавок моросил дождь, а к вечеру посыпал снег Многие мои однополчане в тот день окропили своей кровью легендарную Курскую землю, а иные и навечно обрели в ней покой. Оставшиеся в живых, разрозненные, морально подавленные, руководимые инстинктом самосохранения, старались найти укрытие и спасение в лесных массивах. В тот день имен но в такой ситуации встретились мы с группой бойцов в одной лесной балке. Измученных, грязных, голодных, промокших до последней нитки, нас собралось тринадцать человек. Среди нас оказался командир, родом из Новосибирска. Мы скучились возле него, ожидая решения. С наступлением темноты стало совсем холодно, а мы даже не смели развести костер, чтобы не выдать своего присутствия. Казалось, гибель неминуема: если не от вражьей пули, так от холода и голода. Вдруг командир зычно, без тени иронии, обращается к нам: "Братцы, кто знает молитвы?" - "Я знаю, - ответил я, - Николай Мельников". - "А меня зовут Георгий. Значит, с нами два Ангела-Хранителя, чудотворца. Будем молиться о помощи". И он первым начал читать молитву, а я громко вторил ему. Остальные же кто повторял шепотом, а кто стоял на коленях, осеняя себя крестным знамением и делая земные поклоны. Когда мы прочитали молитвы, было уже совсем темно. Вдруг справа, за ельником, в нескольких метрах от нас показался какой-то свет. Мы все ринулись в ту сторону и увидели избушку, внутри светила керосиновая лампа. Постучали в дверь. На пороге нас встретил седовласый старец. Не задавая любопытных вопросов, мы единодушно приняли его за местного лесника. Хозяин тепло натопленной лачуги предупредил нас: "Не обессудьте меня за скромное пристанище. Могу угостить всех кипятком с сухариками. А спать ляжете на соломку". Обогревшись, мы улеглись на соломенные "пуховики" рядком; прижавшись друг к другу и проспали до утра. А проснувшись, оказались на том самом "пятачке" возле балки, где горевали накануне вечером. А хатки-то и след простыл. Командир поблагодарил Бога за чудесный ночлег и, сделав три поклона на восходящее солнце, сказал: "Ну, братцы, отныне не будьте Иванами, не помнящими родства. Не забывайте Бога, защищайте Церковь Христову, помните и молитесь друг за друга до конца своей жизни". Это наставление мы восприняли как вторую воинскую присягу. Развернув планшет и сориентировавшись на местности, отправились в путь. Километров пятнадцать под гул канонады мы пробирались балками и перелесками по направлению к Полтаве. И все тринадцать в тот день соединились с родной частью.

Вот что рассказал одному священнику участник Великой Отечественной войны по имени Николай. - Мне удалось бежать из немецкого плена. Я пробирался через оккупированную Украину по ночам, а днем где-нибудь прятался. Однажды, пробродив ночь, я заснул под утро во ржи. Вдруг кто-то будит меня. Вижу перед собой старичка в священническом одеянии. Старичок говорит: - Что ты спишь? Сейчас придут сюда немцы. Я испугался и спрашиваю: - Куда же мне бежать? Священник говорит: - Вот видишь там кустарник, беги скорее туда. Я повернулся, чтобы бежать, но тут же спохватился, что не поблагодарил своего спасителя, обернулся... а его уже нет. Понял я, что сам святитель Николай - мой святой - был моим спасителем. Изо всех сил я бросился бежать к кустарнику. Вижу - река течет, но не широкая. Бросился я в воду, выбрался на другой берег и спрятался в кустах. Гляжу - идут по ржи немцы с собакой. Она ведет их прямо к тому месту, где я спал. Покружилась там и повела немцев к реке. Тут я потихоньку по кустам стал уходить все дальше и дальше. Река скрыла мой след от собаки, и я благополучно избежал погони.

В годы войны блаж. Матрона Московская всегда сообщала односельчанам о судьбе их близких. Мария Хитрова, мать пятерых детей, три раза получала извещения о смерти мужа. Но когда приходила к Матроне, та неизменно повторяла, что муж Хитровой жив. Кончилась война, и все, кто был жив, вернулись. Но Хитров не пришел. А Матрона твердила женщине: "Жди. Придет на Казанскую". Наступил 1947 год, и в день празднования Казанской иконы Божией Матери муж Хитровой вернулся домой.

Рассказывает Людмила А.: "Мой отец пришел с войны в 1955 году. Прошло 10 лет, все живые уже вернулись домой. А отец словно пропал. Ни похоронки, ни письма. А мама все ждала и верила, все стены, столики, тумбочки были заставлены фотографиями папы. А в потайном месте, о котором знали только мы с мамой, - две иконы: Пресвятой Богородицы и благоверной царицы-мученицы Александры (IV в.). Моих родителей звали Александром и Александрой, и мама верила, что святая Александра вернет папу. Мы часто по вечерам молились Пресвятой Богородице и мученице Александре. И папа вернулся, изможденный и больной. В самом конце войны он попал в плен, бежал, но был арестован начальником отряда СМЕРШ. Был сослан в лагерь, от голода, побоев и унижений несколько раз хотел покончить с собой. Но всякий раз на него вдруг нападал непреодолимый сон, и во сне он видел всегда красивую женщину в золотой короне. Она говорила: "Вот ты тут разлегся, а твоя жена заболела от горя, если умрет, что станет с твоей дочерью? Вставай!" Позже папа говорил, что эти сны спасли его. А мы с мамой верили, что по нашим молитвам являлась ему благоверная царица-мученица Александра, и она спасла папу. Папа прожил всего три года, он вернулся слишком больным. Но вера в чудо святой Александры навсегда осталась в моей душе".

Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS