Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Добротолюбие

Добротолюбие - Том 4. Часть 3

18.07.14

⇒Святый преподобный Феодор Студит

123.

О чем друг пред другом ревновать должно, чем друг друга превосходить, и в чем друг с другом согласоваться. [2, 51].

Приидите, отбросим уныние и леность и восприимем тщание и рвение к исполнению всех заповедей Господних. Приидите, подвигнемся на то, чтобы превосходить друг друга — не словом, а делом, не тем, чтоб настаивать на своем: ибо это свойственно противной нам стороне,- но чтоб уступать, переносить оскорбления, поношения и насмешки.— Приидите, вступим в соревнование друг другу,— не в том, чтоб возмущать и возмущаться, ни в том, чтоб, поднимать брови пред низшими, и гордо закидывать голову пред высшими: ибо такова, вознесшаяся против Бога Вседержителя, гордыня, с высоты небесной на дольнюю землю низверженная;— но в том, чтоб мирну быть и умирять, кротку быть и укрощать, смиренные иметь правы и уничиженное мудрование: ибо таков Сын Божий, по послушанию и смирению вочеловечившийся и крестом и смертию спасший человечество. Приидите, станем подражать друг другу, не в том, чтоб лениться и оставлять Божественныя дневныя службы и ночныя псалмопения: ибо это свойственно лентяям и младенчествующим,— но в том, чтоб быть скорыми на дело Божие, упреждающими других приходом в храм Божий до начала псалмопения: ибо таковы ревнители благочестия и добродетели. Но, чтоб не перечислять все - одно за другим, скажу обще: будем все подражать друг другу в добром, ссоюзимся бездерзостною любовию, мирным благонастроением и благоживотным смиренномудрием; будем избегать лукавства и взаимных подозрений, утвердим души во взаимном доверии духовным сочетанием; никто не будь Иудою предателем, ни двоедушным и непостоянным, ни не воздержным и блудолюбивым, ни суровым и жестоковыйным; никто отнюдь да не делает так и не поступает, но да преуспевает всяк в одном преподобном, праведном и благоугодном Богу, день изо дня ожидая часа скончания своего и чая дня явления пришествия Господа нашего Иисуса Христа, в который все претворится и преобразится, и мы станем пред страшным престолом Судии, в присутствии всех безплотных чинов Ангелских, дать отчет во всех делах , словах и помышлениях.

124.

1) Будьте во всем исправны, и внутреннем и внешнем.— 2) В обитель принимайте не одних горожан, но и селян. [2, 52].

1) (Письменно из заточения). Радуйтесь, как истинные рабы и слуги Христа Господа. Вам Он уготовал венец и Царствие Свое, если тоже будете хранить сердечное благонастроение и тот же держать образ жизни, мирствуя, соблюдая заведенные порядки, пребывая непорочными и чистыми, благопокорливыми, смиренномудрыми, прилежа рукодельям, псалмопениям, стихословиям, открывая помыслы, и все другое, что лежит на вас, исполняя.

2) Что касается до принятия новых братий, то я желаю чтоб братство наше было наполняемо не одними горожанами, но и селянами, которые более пригожи и привычны к трудам и работам, у нас заведенным. Умножение горожан, как я думаю, не будет для нас здорово и благотворно, как в телесном, так и в душевном отношении.

125.

Держитесь заповедей Божиих и порядков наших, подражая древним,— все как один человек. [2, 53].

(Также). Бог да укрепит вас, братия мои честнейшие, в делах рук ваших и в подвигах ваших душевных, и во всем да сохранит вас непорочными и неуязвленными, подаемою вам, силою Духа Святаго, готовыми сущих на исполнение всех заповедей Его и на всякаго рода послушание, зря пред собою блага, отложенныя возлюбившим явление Господа, и ни во что вменяя все здешнее,— славу, удовольствия, утехи, и покой плоти, но распявши себя миру и вперяя ум в созерцание небеснаго. Так жили и все древниe отцы наши, отрекшись от мира и всего, что в мире, и работая Господу в священном и Ангельском чине нашем. Держите же, чада мои, предания, как приняли их, пламя страстей угашайте росою целомудрия и чистоты, влечения своих пожеланий отсекайте мечем послушания, и делателями искусными бывайте и заповедей Господних, и дел рук ваших, какия назначает теперь управляющий вами.- Все братство ваше, как одна душа, и как бы один некий муж, бодренно, благодушно и единодушно да творите дела свои все и духовныя, и телесныя, как пред лицем Господа.

126.

1) Оставя земное, устремляйтесь к небесному, борясь особенно против гнева и похоти.— 2) Наставления подчиненным и начальствующим. [2, 54].

1) (Тоже). Вы распялись миру и мир вам: отторгнитесь же от земнаго и возвысьтесь к небесному жительству, и единому Богу живите, умерши всему другому. Где вера ваша, туда да будут обращены и очи ваши; чем пленены вы, там да бодрствует и сердце ваше, как и Господь сказал: идеже есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше (Мф. 6, 21). Видите, каких благ сподобились вы, и какого жительства удостоились? Ангельскаго. Как Ангелы и ходите, не подчиняясь влиянию случайностей: против гнева стойте кротостию; против похоти целомудрием. Да не победит тебя малая сласть, каждый день и час тревожащая тебя. Оружие против нея указал сказавший: терпя потерпех Господа, и внять ми, и услыша молитву мою (Пс. 39, 2), и избавил от страсти хотя спустя довольно времени.

2) Известны вам законы послушания, подчиненные; а вам начальствующим — законы первенствования, именно чтобы быть произволением последними,— потому что вы первые,— располагаясь к тому состраданием и любовию. Надобно снисходить, но опять и восходить; поговорить, но и помолчать; весело и приветливо улыбнуться в утешение духовное, и опять принять строгий вид, здравомысленно не допуская излишества ни с той, ни с другой стороны. Очи ваши да будут неусыпны к соблюдению правил, приветливы при отвечаниях; ноздри да не разширяются гневливо, брови да не подымаются горделиво, язык да не извращается тщеславно, всякое чувство да держится смиренно, и всякий член благоустроенно, уста да будут органом псалмопения; ум да помышляет только о небесном, руки да делают только дела благочестия и любви. Никто не будь преслушлив, никто своенравен, никто тяжелосерд; сойдитесь все друг с другом в единодушии, возлюбите друг друга бездерзостно, дайте десницы друг другу на Богоспасаемое ваше жительство.

127.

1) Радуюсь, что опять собрались вы от разсеяния и благоустроились, как должно. Пребудьте же верны своему чину и внутренно, и внешно. 2) Наставление Софронию наместнику — особо; и всем другим начальствующим и подначальным—обще. [2, 55].

1) (Тоже). Известил меня пришедший сюда эконом,- что вы все опять собрались вместе и начальствующее, и подначальные, и возстановили у себя обычный порядок: начальствующие начали распоряжаться, как следует и раздавать всякому подобающее послушание, подначальные приняли их благопокорно и смиренно, и приступили к делу; что при этом все вы соединены любовию, любя друг друга братскою о Христе любовию, так что у вас всех одна душа, одно помышление и желание при посредстве мирной и благоустроенной жизни. Как обрадовалась этому смиренная душа моя, и как возблагодарила Господа, об этом и говорить нечего. Ибо для меня ничего нет столь приятнаго и утешительнаго под небесем, как чтоб вы жили хорошо, исполняя заповеди Божии и пребывая верными уставам Ангельскаго вашего чина. Поелику все такое у вас теперь возстановлено, то прошу и молю, да пребывает каждый в благодушном терпении, душеспасительно переживая день за днем в нелицемерном послушании. Да не будет среди вас ни разножелания, или своеумия, своенравия и своей воле поклонения, ни ропотливости, или шепотничества, и скопов, ни изнеженности, или дерзости и смехотворства, также ни праздности, или малодушия и горделивости, и ничего другаго неугоднаго Господу. Ибо для того мы и оставили мир и все что в Мире: родителей, братьев, друзей, знаемых, села, города, торжища, зрелища и все другое страстное и сластолюбное, да Христа приобрящем и по небесному жительствуем, да страсти истребим, а добродетелями обогатимся, да преподобно и праведно поживши в нынешнем веке, по подражанию преподобным отцам нашим, сподобимся получить обетованныя нам блага. Поелику таково звание и чаяние наше, таковым да является и дело ваше, и ваше обращение, и поведение, да по имени и житие ваше будет и да блистает оно благими деяниями, давая благодать приближающимся к вам лицам тогоже с вами чина, и мирянам, дабы прославилось имя Отца нашего, Иже есть на небесах, дабы и нам смиренным радостно было видеть то, или знать о том.

2) Чадо мое, Софроние! Из многих я избрал тебя вместо себя начальствовать над братиями. Смотри, не покажись неискусным на посрамление и пристыжение меня; но свет добродетелей твоих так да светится, чтоб имя твое славилось не между братиями только, но и во вне. Ибо кто Бога имеет в себе чрез исполнение святых Его заповедей, тот именитым делается и на небе, и на земле. Будь внимателен к братиям, благ, учителен, разумно напоминай о должном любезно обличай безобразящих, праведно налагай епитимии погрешающим, врачуй отечески немощных, вразумляй неведущих и все делай на пользу братству: ибо для этого я и дал тебе власть, которую сам я смиренный имею от Бога, по Его промышлению.— И все другие,— и начальники и подначальные,— верно делайте свои дела, в страхе Божием, да радуется о вас Бог со всеми Святыми Ангелами. Трудитесь усердно, ходите в незлобии, обращайтесь между собою в простоте; не прерывайте откровения сокровенных помыслов и пожеланий: ибо в этом — спасение души и избавление от страстей; соблюдайте, как положено псалмопение, стихословие, бдения, чтения — все по уставу, также изучение псалмов и тропарей на память, по указанию духовных отцев.- И наконец, молитесь о моем смирении, да даст мне Господь утешение и крепость перетерпеть предлежащия прискорбности.

128.

Вы живете добре; и да не будет среди вас ни одного худонравнаго. Как делатели в винограднике трудитесь, чтоб получить мзду от домовладыки; как воины воинствуйте, чтоб сподобиться венцев от Подвигоположника. [2, 56].

(Тоже). Все вы живете о Господе и сокровиществуете себе обильные плоды спасения, удаляясь от всякаго лукавства и всяких покушений на безчиние.— И да не будет в вас никто бедственно дерзостен, нерадив, сластолюбив, грехолюбив, плотоугодлив, срамен душею, ненавистлив, хищник, хотя бы и ничтожных вещей, завистлив, спорлив, задорен, ропотлив, недвига, безделен, непослушлив, горд, неуважителен, лжесловесник, скопотворец, раздоролюбец, объястлив, соня, раб плоти и мира, Иуда, замышляющий предательство души своей и отторжение какого либо брата от братства. Таковы сами себя похищающие у Бога, отбегающие от Него и блуждаюшие по распутиям греха. He хотят потерпеть вара дневнаго; потому не получают и награды от вертоградаря. Или не хотят, как воины всецаря Бога, нести трудов бранных, чтоб, доблестно повоинствовав, благоугодить Владыке; потому не получают и наград, а заносятся в список дезертиров, и вместо их получают казнь, когда уловляются.— Итак добрые воины, своинники, сподвижники, сшественники! Потечем, погонимся, будем толкать и претерпевать все. Господь близ,— чтоб увенчать. Он Сам с неба смотрит на каждаго текущаго и сплетает венцы претерпевающим до конца. Почему все будьте чисты чрез исповедание, все мирны чрез смирение, все благоподвижны по любви к деятельности. Глава, как глава, смотри, что благопотребно каждому члену, и определив, что кому делать, приводи все и всех в движение.

129.

1) Всех приглашает Бога благодарить, что изведен из темницы.— 2) Искушение наше, говорит, разделило братий подлинных от неподлинных.— 3) Жалеет о последних и молится о них, в чаянии их исправления; а первым внушает быть твердыми, благодаря Бога за то, в чем успели и стараясь преуспеть в том, чего недостает. [2, 57].

1) (Тоже). Всеблагий Бог наш, скорый на милость и богатый в щедротах, умолен быв ходатайством Владычицы нашей Богородицы и молитвами покровителей наших св. Предтечи и Богослова, вместе с вашими прошениями, отвел искушение и извел нас из заключения темничнаго. Итак, благодарственную обще все возслем песнь Богу благодателю, что преложил скорбь в радость и разрушил козни лукаваго, на нас подвигнутые. Впрочем, что я пострадал, пострадал по грехам моим, а не почему либо другому: при какой мысли я благодушествую, веруя, что претерпенное мною будет мне в очищение грехов моих.

2) В нашем искушении мы все уже искушены, как золото в горниле, и особенно здешние. Ибо которые прежде жили в Духе Святом и с верою несомненною, те остались такимиже, ни сколько не изменившись, напротив еще более укрепившись и утвердившись случившимся бедствием. Которые же пребывали в хладности сердца, в двоедушии, в плотолюбии и нерадении, те как только коснулся их удар зла, отпали как листья, и, как отруби из решета, сами по себе выскочили из монастыря, чтоб обнаружилось, которые были подобны чистой пшенице. Сие разумея, Божественный Давид говорил в псалме: раздели я в животе их (Пс. 16,14), т. е. грешников и нерадивых от добродетельных и преподобных. Но — о падения! что так от собственной небрежности расточишася кости их при аде пагубы (Пс. 140, 7).

3) Впрочем, я болезную о них и плачу и не перестану взывать о возвращении их, пока будет дыхание во мне. Может быть, какие нибудь из них, от малой искры Боговедения возгоревшись и обратившись к покаянию, высвободятся от уз греха, и, как овцы заблуждения, возвратятся с пути лукаваго. Вы же, по поводу падения их, не бывайте пристрашны, но еще с большим дерзновением стойте в подвиге благочестия, в аскетических упражнениях, в труде рукодельном, в поте от борений, в мужественном сретении каждодневно случающихся прискорбностей и навождений, и это даже до крови и даже до смерти: ибо так обещались мы, как знаете, когда принимали святую схиму. Теперь пусть каждый осмотрится и обсудит, что из того, что обещал, им исполнено и что нет еще. И за первое пусть воздаст благодарение давшему силу подъять все то; ко второму же пусть направит соответственное усилие, чтоб привесть недостающее в дело: дабы таким образом вы достойно были украшены венцем мученичества; так как Господь говорит: не говорящий Мне: Господи Господи! но творящий волю Мою, сей есть верный раб Мой (Мф. 7,21; Лк. 6, 46).

130.

1) За тем оставили мы все, чтоб благоугождать Богу. Это и будем делать, подражая святым и царским идя путем, на коем все множатся добродетели, страсти же все отгоняются.— 2) Если вы таковы, то Бог в вас, а с Ним и всякое благо, и всякая помощь и защита. [2, 58].

1) (Тоже). Здравствуйте о Господе, и благую жизнь вашу продолжайте обычным порядком совершать, исполняя заповеди Господни и ходя в оправданиях Его, ничего другаго не имея в виду, и ничего другаго не желая, как благоугодить Богу, чрез умерщвление страстей и восприятие добродетелей. За тем вышли мы из мира и вступили в монастырь, оставя всю житейскую суету, всякое пристрастие, всякую дружбу и любовь — родительскую, братскую, сыновнюю, родственную, равно как всякия плотския сласти, житейскую славу и все другое преходящее и суетное. Поелику же так мы решили и так возжелали жить, то следует нам и действовать соответственно такой цели и такому желанию, идя по следам жития святых, последуя их наставлениям и сообразуясь с примерами их, не озираясь туда и сюда, но Царским шествуя путем, на коем качествуют неразсуждающее послушание, Богоподражательное смирение, небесное безпристрастие, Божественная чистота, равноангельное безстрастие, кротость, правота, любовь, мир, рвение, терпение, трудолюбие и всякое другое Богоугодное расположение и дело; а преслушание, ропотливость, гордость, тщеславие, безделие, продерзость, пристрастие, плотолюбие и другия злыя деяния стоят напротив тех добродетелей.

2) Добродетели порождает Бог, а страсти и грехи - сатана: и нет никакого общения света со тьмою, и никакого согласия Христа с велиаром. Будьте же сынами Божиими, сынами благопокорности и послушания, а не сынами гнева, противления и пагубы.— Никто не особься от других желаниями и мыслями, никто не люби безделия, никто не ропщи, никто не будь подделен (лицемерен); но все будьте скоры на добро, все благодарны, благодвижны, благосокрушенны, благоприступны, сорадостливы, дружелюбны, независтливы, не соперничны, да тако признан будет сущим среди вас Господь: ибо если Он есть там, где два или три собраны во имя Его (Мф. 18, 23); как не быть Ему среди вас, которых так много, если вы неотступно ревнуете всегда исполнять заповеди Его? Но если Бог в вас, то что может опечалить вас, или стеснить, или обездушить? Ничто; но все будет сносно, хотя и притрудно, душевное ли то, или телесное: ибо аще Бог по нас, кто на ны? (Рим. 8, 31)?— И если Он Сына Своего не пощаде, но за нас всех предал есть Его: како убо но и с Ним все нам дарствует? (Рим. 8, 32)? Потому стойте не колеблясь в уверенности, что если сохраните неизменною добрую жизнь вашу, то несомненно будете наследниками Царствия Небеснаго.— Ей, чада, усердно прошу и молю вас, зажгите в себе огнь любви Божественной, воодушевитесь ревностно, укрепитесь мужеством, установитесь в чистоте и непорочности, осветите себя молитвами, молениями, псалмопениями, бдениями, сокрушениями, исповеданиями, слезами, воздыханиями.

131.

1) На пути в обитель молитв о себе просить, и им помощи Божией желает в трудах их: ибо жатва.— 2) Афанасию и Ефрему напоминает править добре братиею, сообразуясь с нравоме и немощами каждаго. 3) Всем внушает верно преследовать цель свою.— 4) Будем блюсти заповеди отеческия, понуждая себя к тому страхом суда и смерти: присем разсказывается, как умирал некий логофет, с назидательными уроками из того. [2, 59].

1) (Тоже). Идем к вам, спеша в обитель, и во первых, просим молитв ваших, да благопоспешествует нам Господь в пути нашем и на суше и на море, и да поможет нам благоугодными пред Ним явить себя и душевно и телесно; во вторых, напоминаем вам, что мы не были беззаботны о вас и равнодушны к вашему положению, но во все время имели вас в смиренной душе своей с благожеланиями вам, особенно ныне, когда, по случаю жатвы, вы в больших хлопотах и трудах. Да укрепит вас Господь Бог и по внутреннему, и по внешнему человеку и да подаст вам силы мужественно перенести и внешния, и внутренния тяготы. Ктому же, кто уразумеет козни диавола, его сети и соблазны?

2) Внимайте убо бодренно, чада мои, Афанасие и Ефреме, и правьте братиею Богоугодно, всем и каждому доставляя потребное — и духовно и телесно, и в обращении с ними применяйтесь к характеру и нраву каждаго: ибо не всем одно бывает нужно: одному нужен остен, другому узда, тому епитимия, этому прощение, третьему обличение и увещание; у всякаго своя страсть, свои навыки: с ними надобно согласовать и врачевателные приемы.

3) Все же вы, прочие братие, чада Божии есте. Ради Его оставили вы мир и пришли сюда, ради Его разорвали всякое общение с плотию и кровию, ради Его взяли вы на рамена свои крест Его, из любви к Нему все вменили вы в уметы и обетованным от Него благам в будущем веке ничего не предпочли из временнаго. Как странники и пришельцы, пришли вы в обитель и приняли образ монашескаго жития. Благословен выбор ваш, и свято решение ваше. Но, братие, прошу и молю и жизнь вести достойную сего великаго чина, чтоб вам, находясь вне мира, не оказаться действующими по мирски, и чтоб, убежав от плоти, не жить по плоти, как это бывает и есть, вы знаете, хотя бы я и не говорил. Ибо если мы сластолюбствуем, если страстолюбствуем, если настаиваем, на своих желаниях, если домогаемся первенства, если спорим о мантиях и других одеждах, о месте стояния, о писале и других ничтожных вещах,— то не плотские ли мы? Не мирское ли наше борение? Не попустим же, братия, никак не допустим, чтоб наше святейшее звание ниспадало до смешных детских споров? Слава монаха — быть безславиму, поносиму и оклеветаему, Бога ради, не делая ничего достойнаго осуждения и поношения. Украшение монаха одеваться в самую некрасивую одежду. Не буду более распространяться о сем.

4) Блюдите отеческия заповеди, не преслушайте словес святых, и ради мгновенной сласти не презирайте вечнаго блаженства. Приидет, наконец, приидет и не замедлит имеющий судить всех; а, может быть, прежде еще Его пришествия, придет страшный Ангел, имеющий отделить душу от тела,— придет это время изнеможения и последняго издыхания. Страшно и это, и столь потрясающе, что не вынося того умираем. Что же будет по исходе души, когда приидут за нею Ангелы? Какая страна победит и возмет нас?— На это разскажу вам небольшое событие, бывшее хотя с лицем из не нашего чина, но очень полезное. Говорят, что, когда пришло время умереть знаменитому оному логофету Ставрикию, он, будучи при самых последних воздыханиях, потея, трясясь и скрежеща зубами, взывал сильным гласом: "помогите, спасите, Господи помилуй! Какая толпа бесов черных и безобразных выходит из моря и идет ко мне".— Он жил на прибрежии морском.— Хотя из присутствующих никто ничего не видел; но он видел и горько жаловался, безжалостным ко многим бывший, логофет.— Так и при нашей с вами смерти, кто победит, Ангельский хор или демонский? Те облобызают нас тогда тотчас, которых мы здесь любили. Если мы любили чистоту, послушание, смирение и другия добродетели, то Ангелы; а если любили тщеславие, непокоривость, противоречия, роскошь, смехи, зрелища, то демоны. Ибо страсти демоны суть, как добродетели — Ангелы. Так ктоже победит? Кто возмет душу мою?— Помилуйте меня, помилуйте меня, братия мои!- Но возлюбим обще все мы добродетели, чтоб Ангелы победили и взяли нас; а — не страсти, чтоб демоны победили и взяли нас. И увы! лучше бы тогда не родиться нам. Ибо сильные сильне, истязани будут (Прем. 6, 6), и особенно из тех, кои в нашей схиме, иереи, игумены и другия начальственныя у нас лица. Не браните меня за такия слова: ибо я привожу их не за тем, чтоб — постращать вас неправедно; но долг мой исполняя, любя вас, и желая вам добра, провозглашаю должное.

132.

1) Софронию внушает - смотреть за исполнением отеческих уставов: ибо от этого всякое добро, а от противнаго всякое зло.- 2) Держаться средины в мере трудов душевных и телесных.— 3) Не оставлять никакой неисправности без взыскания.— 4) Строгости сии — дело любви, а не гнева. [2, 60].

1) (Тоже). Чадо и брате, Софроние! Возмись за служение свое не небрежно, но со всем тщанием и усилием.— Нахожу необходимым всегда писать тебе о том же, чтоб возбуждать усердие твое.— Внимай убо бодренно, во всем руководя братий своих, помощником и советником себе имея Авву Акакия, чадо мое. Назирай и наблюдай исходы каждаго, как обращаются они, как действуют, как пребывают, чтобы все у вас обращалось во славу Божию, и жизнь ваша Устоялась по пределам и уставам святых отцев наших, и по заповедям моего смирения. Ибо где так живут и действуют, там благоугождается Бог, там свет возсиявает, там мир господствует, там не имеет места сатана, оттуда далеко отстоят страсти. А где об этом нерадят и в этом духе не действуют, там все, противное сему гнездится,— вместо добра зло, вместо света тма, вместо Христа велиар. Посему бодрствуй и внимай, назирая сердца братий при посредстве исповдания и направляя их на всякое дело благое.

2) Держись средины: и как безмолвию, молитве и чтению не допускай разстроивать дела по телесной жизни, так опять непомерным трудом по сей последней части не давай низводить ум от памятования о Боге и от созерцания Божественных вещей долу и погружать его в вещественное. Таков закон истиннаго благочестия. И еслиб ты сам так жил, то и братия, последуя тебе, тоже восприяли бы и делать начали. Ибо не за тем оставили мы мир, чтоб здесь спокойно есть, пить и одеваться;- или в этом спасение наше?— И не за тем опять облеклись мы в эту схиму, чтоб сидеть без дела и движения, без пищи и одежды. Но чтоб то и другое, каждое в свое время, разумно совершать, по Апостольскому слову говорящему: вся благообразно и по чину да бывают (1 Кор. 14, 40). Потом и о себе самом говорит сей великий Апостол, что никогда туне не вкушал хлеба, но что для потреб его и сущих с ним достаточно было того, что приобреталось трудами рук его святых (2 Сол. 3, 8; Деян. 20, 34). Сия твори, и в сем пребывай. Никтоже о юности твоей да нерадит (1 Тим. 4, 12).

3) Не оставляй без внимания того, что требует взыскания, чтоб чрез такую кажущуюся доброту, малое какое опущение, оставаясь нетронутым, не привело братий к большим неисправностям. Тайно яст кто? Под епитимию его. Имеет что особно без благословения, хотя бы то самое ничтожное? Под епитимию его. Передает другому что съедобное, не имея на то власти, меняется с кем какою либо вещию, или другое что подобное делает? Под епитимию его. Ропщет? Тоже. Оказал непослушание? Под епитимию. Не хочет работать? Ниже да яст (2 Кор. 3, 10). Заводит скоп или крадет? Отлучен да будет. И прочее... Как положено у нас об епитимиях.

4) Слыша сие, чада мои и братия, не считайте тяжкими слов моих и не думайте, что все такое установляется от безжалостности. Напротив, это делается по отеческой любви я от болезнования о душах ваших, о коих мы должны дать отчет, и суд тяжело ляжет на главу нашу, если не будем возвещать вам должнаго, отвращать от недобраго и утверждать в добром. Ктомуже дело добраго отца не оставлять чад своих ненаказанными, но малыми угрозами и штрафами пролагать им путь к получению вечной жизни. Достойный осуждения и укора отец, Илий, за то, что не обличал и не наказывал сыновей своих, когда они нарушали закон, вместе с этими сынами лишился жизни, по одной этой причине.

133.

Труды наши не велики, а награды безмерны. Будем же ревновать, возбуждая себя к тому памятию о смерти и о всем, что бывает при том. [2, 61].

(Тоже). Блаженны мы, чада, что добре действуя и добре живя, стяжаваем себе утешения Царства Небеснаго, чрез малое наше и ничтожное злострадание в монашеской жизни; потому что весь труд монашеский легок, как говорят отцы, и поминания не стоит пред нескончаемым блаженным радованием. Если теперь вы терпя потерпите сей труд, то радуйтесь, яко мзда ваша многа на небесех. Но потребно внимание и непрестанное помышление ума о том, где мы и куда имеем преселиться, и каковы будут для нас исход из мира, сретение Ангелов, предстание пред Бога, присуждение Судии и вследствие того отослание одесную или ошуюю. Вот в чем утреннюйте, вот о чем размышляйте, вот чем занимайте себя. Се свидетельствую вам пред лицем Бога и избранными Его Ангелами, чтоб вы, достойно звания своего шествуя, не уклонялись ошуюю, не увлекались в грех, не попадались в сети дерзости. О сем вопию и не престану вопиять. Откройте же уши ваши, возгоритесь сердцем и уразумейте, что говорю, и соблюдите себя непорочными, да, как делатели вертограда Божия, получите воздаяние многое и безмерное.

134.

Будьте во всем исправны, чтоб послужить доброю закваскою для имеющих поступить в обитель после вас; имейте Бога пред очами, смерть и решение Суда Божия: отыдите, или приидите. Пред этим все ничто. [2, 64].

(Тоже). Будьте строгими исполнителями заветов моих, кои приняли вы от меня, при вступлении в иночество с обетом хранить их пока живы, и употребите все старание о благоустроении вашем под руководством Игумена, чтоб, благоустроившись, быть вам доброю закваскою для имеющих поступить к вам братий, оквашивая их собою, своим устроением, испекая огнем любви и представляя из них благоугодный Богу хлеб к трапезе небесной. Не иждивайте времени на телесное упокоение и исполнение волей своих, но ищите утешения небеснаго и упокоения душевнаго, после котораго уместно бывать и мерному утешению телесному: ибо когда такому утешению предшествует утешение духовное, тогда оно неукорно. Ходите в преподобии и правде, мирствуя между собою, все, всегда Бога имея пред очами своими, помня и о смерти непрестанно, о сложении одежды плоти, об исходе из мира, о предстании пред Бога и о предлежащем вам выслушании окончательнаго решения Суда Его, которое конечно будет одно из двух,— или: отъидите от Мене проклятии в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелам его; или: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25 гл.). Пред этим ничто — миp? ничто — земныя блага, ничто — человеческая слава, красивыя одеяния, благоухания ароматов, пиры, гулянья, утехи и все.- Вы же насыщайтесь Богом и Божественными вещами, упивайтесь благодатию Духа Святаго, наслаждайтесь сладкими паче меда и сота словесами Писания, украшайтесь целомудрием, правдою и воздержанием, богатитесь благими деяниями, славьтесь смиренномудрием, восходите нa небеса безстрастием, величайте Бога с Ангелами, устреляйте супостата страхом Божиим и святою молитвою вашею. Паче и паче просвещайтесь, паче и паче очищайтесь, паче и паче делайтесь небесными, да речено будет и к вам, как бы из уст Господа: несте от мира сего (Ин. 15, 19).

135.

Подвизайтесь, помня об исходе и суде: причем указываются благопотребныя деяния и особенно, что потребно для борьбы с похотию плотскою. [2, 65].

(Тоже). Подвизайтесь, чада мои, и теките путем духовным, горе воздевая очи ума, зря небесное, воззревая на вечное и взыскивая, когда и как,— в зиму или в жатву, днем или ночью, теперь или под старость, в этом или будущем году, в сей день или час,- придет последнее мое издыхание: ибо смерть всеконечно придет; придут имеющие понять душу, придет соперник — враг; и определится победа или потеря всего. Возбуждая себя такими помышлениями, вы не будете скоры на грех, не впадете в бездну зла, но узрите наконец благая вышняго Иерусалима и будете зреть их все дни вечной жизни вашей (Пс. 127, 6). Делайте и телесныя делания, старайтесь о тех и других, устами Бога хвалите, языком говорите истину, руками работайте по силе своей, ногами шествуйте путем мира. Все тело ваше свято и все члены ваши — члены Христовы. Вземь ли убо уды Христовы, сотворю уды 6лудничи да не будет,— говорит Апостол (1 Кор. 6, 15). Бегайте продерзости; никто никого не уязвляй; никто ни на кого не злословь. От Бога ничто укрыться не может: ибо очи Господни тмами тем крат светлейшии солнца суть, прозирающии вся пути человеческия и разсмотряющии в тайных местех (Сирах. 23, 27. 28). Не смейтесь безчинно. Не садитесь близко друг к другу, когда разговариваете. Не разгорячайте крови насыщением чрева. Не пейте вина,— предлагаю, как добрый совет здоровым. Довольно с нас внутренних волн, довольно естественнаго огня; если же подложить со вне огня виннаго, то возжжешь бедственный пожар: плоть не выдержит, воскипит и потребует своего. Се предупреждаю вас, предуказывая пагубныя последствия. Бог уставил день испытания, осудит и предаст невообразимым мукам с демонами делающих такия дела. Предварите Господа в исповедании, открывая подлагаемыя диаволом внушения. Все благообразно делайте, мерно принимайте сна и, поскорее пробудившись, совершайте положенный чин бдения. И блаженны будете, если Господь обрящет вас тако творящими.

136.

1) Вопросами о том, в каком положении у них достодолжное, и не уклоняется ли кто на недолжное, приводить на память весь строй обязательной жизни.— 2) За тем внушает: трудились,— еще трудитесь; боролись,— еще боритесь; недопустите, чтоб даром пропали труды ваши, воодушевляя обещанием благоплодия и Божия одобрения на суде. [2, 66].

1) (Тоже). Приветствую вас все еще письменно,— и вопрошаю, как идут дела ваши? Как мир Божий ограждает вас? Как страх Господень очищает? Как оправдания Его веселят сердца ваши? Как стройность благочиния сочетавает вас? Как искренняя вера утверждает? Как благоутвержденный обет подчинения связует вас? Как нелицемерное послушание возвышает? Каково Христоподражательное смиренномудрие ваше? Каковы входы и исходы ваши? И как идет исповедание сокровенностей?— Потом, как идут и дела рук ваших? Начата ли жатва?... Возвестите нам сие и прочее все, и порадуйте нас.— Мы надеемся на вас, но и боимся; и с безпокойством иной раз помышляем, не безчинничает ли кто у вас там? Не ропщет ли? Не плотоугодничает ли? Не вдается ли в продерзость? Не сдружаются ли иные с диаволом, тоже замышляя, что и собравшееся вкупе на Господа и Христа Его, говоря: расторгнем узы их и отвергнем от нас иго их. Но живый на небесех посмеется им и Господь поругается им. Тогда возглаголет к ним гневом Своим и яростию Своею смятет их (Пс. 2). Ибо я поставлен над вами, по свободному вашему согласию, и вы сами самоохотно отдали себя мне в послушание. Почему и говорю к вам так, возвещая вам повеление Господне.

2) Потрудились вы и еще трудитесь, боролись и еще боритесь, терпя Господа в подвижничестве вашем, в послушности вашей, в отсечении волей ваших, в подавлении пожеланий ваших. Не губите же содеяннаго вами прежде. Но как сеяли и сеете в слезах, воздыханиях и всяких лишениях, так да пожнете в радовании тогда, когда Судия всех будет воздавать каждому по делам его. Слыши небо и внуши земле, яко Господь возглагола.— О, да не будет, братие, для нас с вами таково слово сие: сыны родих и возвысих, mии же отвергошася Мене. Познавал стяжавшаго его и осел ясли Господина своего: Израиль же Мене не позна, и людие Мои не разумеша! (Ис. 1, 2. 3). Но таково да будет оно: сынове твои, яко новонасаждения масличная окрест трапезы твоея,— духовно понимаемое. Се тако благословится человек, бояйся Господа (Пс. 127, 4. 5).— Слушайте же, прошу вас. Тожде мудрствуйте, в томже согласуетесь все, последуя путеводству вашего Игумена. Живите, как каждодневно умирающие; из-за пищи и пития не мятитесь, не преогорчайтесь и не ропщите. Что говорит Апостол?— Аще брашно соблазняет брата моего, не имам ясти мяса во веки, да не соблазню брата моего (1 Кор. 8, 13). Не будьте же вы сынами противления, ни сынами блуда, ни чадами гнева и греха, прогневляя Бога срамными делами.— Горе сердца ваши! Горе око ума вашего!— Бог отмщений Господь! (Пс. 93, 1). Несть тварь не явлена пред Ним, вся же нага и объявлена пред очима Его (Евр. 4, 13). Кто не ужаснется? Кто не вострепещет? Кто не предаст себя на благоугождение Богу до пролития крови?

137.

Наставления, как, во время жатвы, службы совершать, подкреплять себя пищею и отдыхать, как ночь проводить и как вообще вести себя. [2, 67].

(Тоже). Ведая ведаю, что вы теперь в больших трудах,— будучи и солнечными лучами палимы и потом обливаемы, по причине жатвы и собирания винограда. Почему я счел благовременным сказать вам подобающее именно о сих трудах ваших.— Благословение Господне буди на вас, чада мои, и да благословит вас Господь Бог ваш с высоты святыя своея, оживляя вас и укрепляя души ваши и телеса, чтобы вы имели достаточно силы как для духовных служений, так и для телесных работ, и совершали то и другое без крайняго утомления. Я знаю, каковы и как жгучи летние в жатву дни, и какое причиняют они утомление, что еслиб особенное усердие трудящихся не придавало силы, едва ли бы кто смог перенесть их. Прошу убо вас, любви ради Христовой, стойте и в том и другом подвиге. Благообразно и в благонастроении совершив рано утром обычное псалмопение и молитву Богу, приступайте к предлежащему делу и работайте, мысленно прочитывая псалмы, пока наступит третий час. Тут прекратите работу и пропойте Господу с разумом третий час, воздевая руки свои к небесам с испрашиванием благодати Святаго Духа, на укрепление душ ваших и телес; за тем совершив три и четыре, или больше, коленопреклонений с внимательною молитвою, вкусите, что Господь послал, кроме среды и пятка, как у нас положено.— Наблюдите однакожь, чтоб во время этих вкушений пищи не было шума и толкотни.- И во время работы жатвенной не должно быть ни споров, ни самочиния, от коих брани и крики, также ни разговоров, ни смехов, ни прекословий,— ничего такого и подобнаго да не будет между вами. Но да благословенно будет дело ваше, как пред лицем Бога совершаемое. И помогать надо друг другу. Когда близ тебя работающий отстанет, по безсилию, или по затруднению какому, остановись и ты — и помоги ему, чтоб жатва ровно шла и у всех поддерживалось соревнование одинаковое. Когда, по распоряжению смотрящих за работою, будете отдыхать в полдень, или спать ночью под деревьями, или под навесом, смотрите, чтоб тела ваши не были близко одно к другому и тем паче не соприкасались, и чтоб иные по двое не отделялись от других в какия либо скрытныя места. За этим должны наблюдать заправители работ. Сеятель плевел тут же невидимо; как бы он не подкрался скрытно и не влил в кого яда своего пагубнаго, и мы не прогневали чрез то Владыку нашего Бога. Сего ради бдите. На службе, так как псалмопения не много, надо смотреть, чтоб и этого не исполняли спешно и смятенно, но со вниманием, чтоб мы могли входить в настроение на всякое дело благое. Все на ней бывайте, чтоб никто не оставался отсутствующим. Такой, хотя бы потом за десять рук работал один, недостоин ястия в тот день. Говорю это, заботясь о спасении вашем и напоминая, чтоб не уклонился кто от пути Божия. Если у кого будет печаль какая, пусть не скрывает ее, но объявит первенствующим: они разсудят и уврачуют требующее врачевства. Никто не должен оставаться праздным: такой не имеет части с братиями и не есть из числа ищущих Господа.- Рубить не силен, или не умеешь, брате? бери рукояти; рукоятей брать не можешь? собирай виноград, носи воду, или другое что потребное исполняй, на открытом воздухе, или в доме. И Бог примет то, по усердию твоему, как две лепты вдовицы.

138.

Услышав добрыя о братиях вести, радуется, и внушает паче преуспевать, изображая, как должны действовать начальствующие; и каковы быть все братия. [2 68].

(Тоже). Пришли братия, сказали, как у вас идут дела, и тем обрадовали меня несказанно. Ибо деля меня не малая радость слышать, что все вы благодатию Христовою спасаетесь, удерживая доброе настроение свое и исполняя заповеди Божественныя, коими просвещаясь соделываетесь сынами Света и наследниками Царствия Небеснаго. Ей, чада мои! Так мудрствуйте, так ограждайте себя, так проводите день за днем, будучи возгреваемы Божественною любовию и обновляемы обитающим в вас Духом Святым, умерщвляя всякую сласть и всякую похоть растленной плоти, и на место их насаждая и возращая, как рай Божий, присноживотныя добродетели, все покрывая, все терпя в подчинении, послушании, благотворении, любви, сострадании, бывая друг ко другу благими, друг о друге радующимися, друг друга тяготы носящими. И во первых, ты, чадо мое, Варсануфие, служение, мною тебе преданное, соблюдай безукоризненно, пред лицем все оживляющаго Бога, действуя не по пристрастию, ни по презорству, ни по негодованию, ни по неразумному смиренничанью, ни по парению ума, но так мудро и благоутробно, как доилица греет чад своих, благоволи и душу свою предать за братий своих и чад моих. Великое дело пасти стадо Христово. Что сказал Господь Апостолу Петру? Если любишь Меня, паси овцы Моя. Так и ты, чадо мое, если любишь Христа Господа и меня грешнаго, добре паси чад моих, или лучше агнцев Христовых. Если же некие из них прыгают, как козлища,— ибо слышу нечто и такое,- укрощай прыткость их, растолкуй им, что если они останутся козлищами, то в день суда будут поставлены ошуюю Христа Господа, на стороне погибающих, в части сатаны; устраши сим сердца их и порази их грозным словом сим, чтоб и они соделались агнцами: ибо агнцы кротки, незлобивы, смиренны, послушны, некрикливы, а козлища прытки, неудержимы, строптивы и злонравны. Горе таковым; ибо их ожидает осуждение в вечный огнь. Никто из вас, чада мои, да не будет таков, никто, прошу вас; так как иначе пастырю належать будет нужда или голодом морить их, или отлучить от своего стада. Но уразумейте, что говорю, и волю Божию творите.— Смотри и ты, чадо мое, Данииле, как следует обращаться в среде братий твоих: просвещай их, осоляй, вразумляй; не допускай безчиний, новшеств, крикливостей; люби благонравных, благоговейнолицых, не смелых, степенных, трудолюбивых, послушливых, смиренных, не ропотливых, не смешливых; противных же им не терпи без ненависти и исправляй, указывая им примеры лучшаго; да никто не будет среди вас чужд Бога и неугоден Ему. Чужд же Бога и неугоден Ему .безчинник, шепотник, ропотник, смехотвор, тайноядец. Никто таков да не будет среди вас; но будьте все боголепны, богодвижны и боготечны. Господь да сохранить вас, чада мои!

139.

1) Страх Божий и любовь возжигают ревность и держат на добром пути; не имеющие же; их предаются нерадению и падают.— 2) О возвращении таковых на путь правый заботиться надо и молиться, а самим между тем строже держать себя. [2, 69].

1) (Тоже). Благодать вам и мир, в добром устроении вашем, в послушливости, смиренномудрии, благоговеинстве, благостности, в денноночных песнопениях ваших и стихословиях. Смотрите, чтоб все так и пребывало у вас неопустительно. Это же не иначе может быть, как когда будете иметь страх Божий и не погаснет огнь любви Его в сердцах ваших. Ибо когда он погаснет в какой душе, тогда начнут в ней проявляться малодушие и разленение и другия терния и волчцы страстей, разслабление и распущенность телесная, леность и уныние, сон непомерный, ядение ненасытное и всякой другой вид греха, особенно жгущия похотения, омрачительные помыслы, расположения и дела пагубной жизни. Признак же того, что не угас огнь оный святый и невещественный, тот, что душа всегда ревнует о добром и усердно делает все должное, не ослабевая и не малодушествуя, послушания, работы, стихословия, исповедания, рукоделья, молитвы, воздержания положенные и всякия другия дела, которыя разумеются под блаженным послушанием. Блажен таковый, Богу угоден и всем любезен, из благаго сокровища сердца своего, как цветы, износя проявления Божественных благодатей, отражающихся и на боголепном лице его, и во всех движениях и словах. Обладаемые же неуместными помыслами мало по малу уклоняются от должнаго, а потом и совсем отпадают от своего исповедания (обета) и делаются добычею диавола.

2) Но будем молиться, чтоб каждодневно призываюший всех, уклонившихся с праваго пути, возвратил и их в свое им стадо, чтоб грех не истощил их в конец. Однакожь о должном взыскании погибшаго не понерадите и сами. Ибо если потерявшие какое либо из неразумных животных не легко переносят ущерб этот; не паче ли тем, насению которых вверены разумныя овцы, должно всеусердно пещись о взыскании погибающих из них.— Так как эти подверглись падению, то прочие тем крепче пусть стоят и держатся должнаго; ибо написано: праведнии, когда падают нечестивии, устрашаеми бывают (Притч. 29, 16). Восприимите же страх и продолжайте шествовать осторожнее; потому что по ту и другую сторону вас диавол устрояет вам стремнины. Потому никто не оставайся с не исповеданными помыслами и не действуй по своей воле. Никто не будь ни сластолюбив, ни самолюбив; потому что те, будучи обладавши этими худыми расположениями, поскользнулись в ров пагубы и убежали; и теперь в состоянии малости достойном блуждают туда и сюда, как заблуждшия овцы. Молитва отступила от них: ибо к кому станут они воздевать руки, отбежав от Бога. Псалмы и песни замирают в устах их. Кому воспоют они: терпя потерпех Господа, когда по малодушию сгубили себя? Поэтому вы молитесь за них о возвращении их; но вместе молитесь и о своей твердости, говоря: аще восстанет на мя брань, на Него аз уповаю (Пс. 26, 3). Множицею брашася со мною от юности моея, и непремогоша мя (Пс. 128, 2). Сей покой мой во век века, зде вселюся, яко изволих и (Пс. 131, 14),— чтоб, как воины Христовы, борясь, но не падая, получить сподобились вы за терпение венец правды.

140.

Скорбит о нарушающих обеты и оставляющих обитель, и всячески убеждает их возвратиться на добрый путь и пребывать твердыми в иночествовании. [2, 70].

Узнав ныне о том, что у вас делается, и порадовался я, и поскорбел: порадовался о здравии и благоденствии ваших проигуменов, и о правошествующих и правошествовавших братиях, в благочестной покорности, в благом терпении и Богоугодном житии; поскорбел об уклонившихся с пути и убежавших, хотя они и опять воззваны. Вас Господь паче и паче храня да хранит и утверждая да утверждает к совершению течения истинной жизни вашей; к уклонившимся же с пути обращусь с следующим словом Пророка: сынове человечестии? вскую любите суету и ищете лжи? (Пс. 4, 3),— ища исполнения волей своих, по возбуждению страстей ваших, не полагая пред очами страха Божия, ни суда не умытнаго, ни огня неугасимаго, ни тмы кромешной, ни скрежета зубов и тартара невообразимо страшнаго, но так безстрашно и дерзко, так лживо и легкомысленно судя о Боге при безпутных начинаниях ваших. Доколе будете вы забывать суды Его? Доколе будете не приходить в чувство раскаяния? Доколе будете полагать лукавые советы в душах своих, придумывая извинения во грехах и предаваясь суетным чаяниям?— Возставьте себя, наконец, от падения, разгоните окружающую вас тму, пресеките безумныя стремления ваши. От кого бежите вы? От кого отрицаетесь? Не от Духа ли Святаго, Коего прияли в день избавления?— Но довольно доселе.— Не прилагайте еще, не давайте диаволу еще радоваться о вас, перестаньте угождать супостату своему. Возлюбите возлюбившаго нас Господа, восприимите в себя благаго Владыку; а прошедшее Он яко всеблагий, простит вам ради смирения вашего. Исправьте же, прошу вас и молю, неисправности душ ваших утвердите основания сердец ваших, соберите разсеяния мыслей ваших. Вспомните обеты ваши. После них, хотя бы огнь и мечь угрожали вам, хотя бы муки и истязания предлежали, вам отнюдь не следовало уклоняться от них; а вы из-за ничтожной вещи злаго желания своего, поправ Божественный Завет и священные обеты, вскочили, как тельцы ужаленные и устремились в места безводныя и непроходныя, поселились в деревне, обращались с мирскими женами и мужами, ели и пили, как на заклание.— Из таких семян какия получаются плоды?! Увы мне несчастному! Лучше бы земля поглотила меня.— Ныне время сказать мне с Пророком: падите на меня горы, и холмы покройте, меня, беззаконнаго и грешнаго (Осии 10, 8). Потому что те, которых я родил, оставили законы Божии, осквернили плоти свои, предали девство, отказались от послушания, сделались посмешищем демонов. Ибо не водит ли сатана туда и сюда послушных ему и не пожирает ли их потом устами греха?— Но приидите хоть отселе отрезвимся, опомнимся, осмотримся, разсмотрим прелесть вражию и наше безсоветие, укорим себя, смиримся, сокрушимся, припадем в исповедании, и восприимем мало по малу прежнее наше прекрасное житие. Ей! прошу всех вас, стоящие в доме Господни, во дворех Бога нашего! стойте доблестно, шествуйте неуклонно, и покорны будьте предстоятелю вашему и другим начальственным у вас лицам. Отметаюшийся их, меня отметается, а приемлющий их, меня приемлет, или не меня,— но Бога, ради Коего я есмь, что есмь, и вы есте, что есте.

141.

Убеждает оставить свое мудрование и свою волю, и с верою предаться руководству, для прочнаго преуспеяния в должной жизни. [2, 71].

Смотря на возжигаемыя против нас брани оттуда и отсюда, могу сказать словом Апостола: „истинно дадеся нам пакостник плоти, аггел сатанин, да не превозносимся, но паче да смиряемся, наказуеми, и под крепкую руку Божию да прибегаем, как не могущие иначе спастися. Когда со всем тщанием покорим непокорное мудрование наше и познаем самих себя, что мы всецело окаянны, ничего не могущие сделать, как должно, без помощи Божией, при посредстве руководящаго нас, кто-бы он ни был: тогда снидет в пещь страстей наших Ангел, как никогда в пещь вавилонскую, исторгнет из сердца пламя похоти и произведет в душах,— яко дух росный веющий,— дар чистоты. Потому смиримся; долу мудрование наше, долу и очи наши; да преклонит выю свою разум; и се близ милость Человеколюбиваго Бога.— Не будь никто неверен, никто лукав, никто криводушен, который бы устами благословлял, сердцем же далеко отстоял, каковым бывает следующий только своему нраву и своему разуму. Никтоже своего си да ищет, но еже ближняго кийждо (1 Кор. 10, 24). Всецело будьте световы, всецело искренни, всецело истинные сыны; будем шествовать, как чада, как братия, как сонаследники; не будем принимать ничего, чем могли бы послужить во веред друг другу и не допустим никаких новых безчинств.

142.

Приглашает радоваться, что проходят жизнь нищенскую, полную лишений и скорбей, при подвижнических трудах, с оставлением всего мирскаго; потому что это верный путь к наследию Царства Небеснаго. [2, 72].

Хоть несколько дерзновенно, но скажу вам Апостольским словом: радуйтеся всегда о Господе, и паки реку радуйтеся (Фил. 4, 4). Чего ради? Того ради, что дело Божие совершаете, что в монашескую схиму облеклись, что состоите под законом послушания и исполняете его каждодневно, скорбя, тесноту терпя, бедствуя, печалясь,— то в пощениях, бдениях, спаниях на голой земле, то в трудах и утомлениях, по делам послушания вашего, в отсечениях волей, в нечаянностях приказаний, в немытии плоти, в ношении рубищ, неопрятных одежд и обуви; приложу,— в епитимиях и отлучениях, и еще паче,— в непрестанных приражениях, толчках, уколах, как бы ужалениях п ycтpеляниях, видимо и невидимо поражающих нас, от демонов — то блуда, то лености, то объядения, то непостояния мыслей и желаний, и других неисчислимых страстей.— Судите же сами, не справедливо ли я сказал: всегда радуйтеся. Ей, братия мои! блаженны вы и треблаженны, претерпевая все сие ради Бога, сие избрав и сие лобызая. А отсюда что?— Возсияет в сердцах ваших в будущем веке правда и множество мира, живот, радование и упокоение вечное, всыновление и наследие Царства Небеснаго: что так благоумно, так доброхвально и так Богоблаженно взыскали вы и ищете,— мир возненавидев и все что в мире, oт родителей, братий, родных, друзей и знаемых отторгшись, города, села, поля, домы и родины свои оставив, и к единому Богу Господу и Царю Славы прилепившись, благому и преблагому Владыке, Ему работая, Ему предстоя, Ему служа, Ему поя непрестанно; и у вас не об отце и матери слово, не о жене и детях забота, не о рабах и рабынях попечениe, не о стяжаниях и имениях безпокойство, не о чинах и отличиях борьба, не о яствах и винах искрящихся, и не о других плотских удовольствиях хлопоты,- и ни о чем земном и тленном, но единой Богоугодной жизни и наследовании обетованных на небе, вечных благ. Не достойно ли потому возлюбит вас Бог? Не достойно ли наречет вас чадами? Не праведно ли в день оный скажет вам: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам от сложения мира? Таковы подвиги ваши, таковы ваши искания, таковы надежды!- Потому и опять скажу: радуйтеся всегда.

143.

Сравнивает подвижничкскую жизнь с бегом на ристалищах, и подробныя дает наставления, как успешно кончить сей бег и награду получить. [2, 76].

Наш подвиг подобен бегу на ристалищах, как указал св. Павел (1 Кор. 9, 24) Но здесь для бега определяется небольшое пространство и назначается недолгое время. А в нашем подвиге путь простирается от земли до неба, и время определяется целою жизнию, после которой раздаются и венцы победителям. Зрителями наше состязание имеет тысячи и тмы Святых Ангелов,— подвигоположником самого Владыку всяческих, на неприступном престоле славы Своея возседящаго,— противниками злокозненных демонов, всячески покушающихся положить нам препоны, сбить с ног и погубить.— Судя по сему, сами видите, сколько надлежит нам быть внимательными и осторожными, заботливыми и неутомимыми, чтоб не только добре начать течение, но и совершить его. Начать только никакой не принесет нам пользы, если с юношескою живостию и с мужеским постоянством, не будем простираться в предняя; но и это не означает еще победы, если с тем же рвением и напряжением не будем тещи до самой смерти, хотя бы жизнь наша протянулась и очень долго. Будем же, братие и отцы, тещи еще и еще, будем стремиться в предняя дальше и дальше, испрашивая помощи и силы свыше от человеколюбиваго Бога чтоб и добре тещи и успешно достигнуть предназначенной черты или меты. Страшнейший подвиг указало нам Слово Божие, добре текущим и побеждающим обещающее неизреченную радость и славу, а нерадивым и безпечным, которые или с места не движутся, или останавливаются пред препятствиями и самовольно уклоняются с пути, угрожающий бедственнейшею и ужасающею участию.— Имеяй уши слышати, да слышит, говорит Господь. Слушайте же сие, чада, и внимайте: теките бодренно, и осматривайтесь зорко, зная, что лукавые демоны всегда готовы стать нам поперег дороги и устроить нам преткновение. Ведайте, что никто не может добре тещи, если не обнажится от всего облежащаго, удержав только нагрудник веры,— разумею не только оставление всякаго внешняго имущества, но отстранениe и внутренняго разнообразия помыслов и пожеланий земных. В нашем состязании никто не может иметь успеха, если не обучить тела довольствоваться малою пищею и питием; если вместо елея не намастится твердостию и неутомимым терпением; если не пройдет, как некий гимнастический курс, испытательныя упражнения пред приятием схимы. Во время же течения, никто не должен мешать другим сподвижникам, ни завидовать им, ни наветовать; но ум и очи устремленными иметь на то, как бы достигнуть благоуспешно предела течения, прилагая усилие к усилию, рвение к рвению, воодушевление к воодушевлению, не озираясь ни на десно, ни на шуе, не внемля похвалам, не увлекаясь тщеславием, не малодушествуя при утомлении, препонах и столкновениях, не падая духом от преткновений, чтоб таким образом все исполнив преподобно, смиренномудро, братолюбно и искренно, по успешном окончании течения сподобиться нам получить обетованное воздаяние от Господа нашего.

144.

1) Возревнуем о всякой добродетели, от всего же недобраго будем блюстись, особенно такого, какое кажется добрым.— 2) Много засад у врага. Лучшее средство к избранию их есть откровение помыслов.— 3) Против всякой страсти надо вооружаться своим противострастным борением. В пример выставляется способ борения с завистию.— 4) Внушается во всем соблюдать благочиние. [2, 77].

1) Приидите, движимые желанием обще всем полезнаго, восприимем теплейшее рвение о спасении, станем все делать подобающее, желать должнаго, искать благотворнаго, малые и великие, начинающие и старцы; очистим себя от всякой скверны плоти и духа, сделаем из себя сосуды избрания, творяще святыню в духе, бегая случаев ко греху, не допуская гордости, преслушания, сластолюбия, плотолюбия, стремясь обогатиться добродетелями,— смирением, послушанием, чистотою, братолюбием; отвергнем далеко от сердца нашего плотския и сластолюбныя склонности, пресечем поблажающия сему сношения, не только со внешними, но и с своими внутренними,— разумею то, чтоб не иметь к одному брату большую любовь, чем к другому: ибо такая любовь лукава и Богу ненавистна, по видимости будто братская, по существу же сатанинская.

2) Знаете, как много засад у диавола и как хитросплетенны сети его,— и что никто не избавится от них иначе как чрез исповедание помыслов и желаний, с верою к руководителю своему, сопровождаемою смирением и послушанием. Те, которые шествуют не сим путем, падают, падали и прежде, как читаем; сему же последующие закону явились блестящими в мире светилами, избегши тмы греха и диавола, поправши умерщвлением своих желаний.

3) Умоляю убо вас любовию Господа нашего Иисуса Христа, умудритесь во спасение свое. Каждый какою страстию томим бывает, против той должен и подвиг воспринимать,- против зависти, например, противозавистный подвиг,- именно — ненависть к здешней мгновенной славе, — потомучто эта страсть зарождается от желания показаться лучшим ближняго чем либо: или живостию ума, или мелодичным псалмопением, или приятным чтением, или другою какою способностию, духовною или телесною, и зародившись сожигает медленным огнем, истощает и снедает. Но будучи друг другу членами, так как одно тело есмы все, будем сорадоваться друг другу, почитая своим все, чем отличаются другие; ибо когда один одним, другой другим, третий еще иным чем отличается, все же суть одно тело братства, то всем этим братство все отличается и является всесовершенным, честь чего и на каждаго переходит: тот мелодичен, а ты громогласен; тот читает внятно, а ты понимаешь читаемое скоро; иной сообразительнее умом, а ты способнее ходить по делам; иной еще полезнее в распоряжении работами, а ты более охотен на послушания; и последнее гораздо лучше перваго, потому что кажущееся быть чем-то пред тем, что действительно есть таково, ничтоже есть. Что мелодия, или доброгласие, или чтение, или быстроделие, или каллиграфия, или музыка пред блаженным и прелюбезным смирением и послушанием, пред благостию и простотою, пред кротостию и тихостию, пред незлобием и безропотнocтию, пред Боголюбием и действенною молитвою и пред другими добродетелями, которых стяжание есть дело произволения и искания, хотя бы кто был без голоса, не умел петь, дурно читал, был косноязычен, косоглаз, дурен лицем, хромоног. Так благий Бог наш для всех нас сделал удободостижимым и удободоступным благо добродетели, поставив его в зависимость не от телесных преимуществ, а от душевных расположений, в коих оно и засеменяется, и возрастает, и достигает совершенства.

4) Будем довольны тем, что есть в нас, радуясь и тому, что есть у каждаго из братий, единясь между собою и оставаясь в жизни по Богу со всяким благоустроением. Видите, братие, что мы множимся; и надобно, чтоб все у нас было благочинно: ибо если и малое что выступит из своего чина, весь состав братства приходит в движение и колеблется, теряя свою красоту добродетели, как бывает и со всяким другим обществом. Для нас, собравшихся во едино о имени Господа нашего Иисуса Христа и состоящих в чине Ангельскаго жительства, неотложно обязательно полное во всем благочиние,- разумею то, чтоб без шума и смятения петь и молиться, стоять и переменять место, сидеть и вставать, спать и просыпаться, нисходить и восходить, молчать и говорить, есть и пить, входить и выходить, спрашивать и отвечать, сходиться и расходиться, искать и давать, услуживать и принимать услугу, полагать и держать, одеваться и раздеваться, обуваться и разуваться, все это видимо деется у нас каждодневно. Когда во всем этом соблюдается благочиние, тогда все братство наше, как море некое покойное, представляется, хотя движущееся, но кроткими волнами движения, как Духом Святым производимыми. Когда же, по невниманию, привнидет какое либо нестроение, тогда оно, как бы сильными ветрами и ураганами воздымаемое, мятется и кипит волнами. Не это ли видится у нас, когда между вами поднимается шум, крик, смех и говор,— как недавно при раздавании св. агиазмы и во время выхода из трапезы, когда четыре благочинных едва успели возстановить должный между вами порядок.— Не так, чада мои и братия, не так. Ведомо вам, что сказано о воле Божией, что она есть не благая только, но и совершенная и благоугодная (Рим. 12, 2), по благоустроению многих.— Это впрочем сказал я вам не в укор, а в напоминание о прежде бывшем, чтоб вперед избегались подобные случаи. Господь же мира и Бог всякаго утешения, содержащий в чине все небесное и земное, да дарует вам силу и крепость ко всякому благому делу и движению, ко всякому миру и единомыслию, ко всякому благочинию и тихости, в искренней друг к другу любви, да обрящемся и в день откровения Его ликом Святых и сонмом освященных, со всеми Святыми, от века Ему благоугодившими.

145.

Жизнь терпеливая в общежительном послушничестве; есть настоящее мученичество. [2, 78].

Блюдитесь от лукаваго сообщничества, самомнителнаго самочиния и пагубнаго нарушения законоположений обительских, сообразуясь во всем с преданным нам св. Отцами уставом; ибо что у нас положено, то положено не как попало, но по испытании всего с давних времен, со многими трудами и потами, и что уставлено, уставлено по требованию и существу нашего Ангельскаго образа жизни, и в обличение инако мудрствующих о заповедях Господа. Продолжайте же вашу добрую куплю и ведите до конца ваш о Господе путь, намащая себя елеем кротости и терпения и перенося всякаго рода подвижническия тесноты, за кои уготовляется пространное наслаждение вечными благами. Какия же это тесноты? Те самыя, которыя вы каждый день на самом деле имеете: бдения и псалмопения, труды рук, малоястие, малопитие, последовательное одного за другим прохождение послушаний, благочиние в стоянии в Церкви и в порядке при шествии, в поступи, в одежде, в обуви, в покровах,— скорби от лишений, от предпочтений, от презрения и всего подобнаго. И справедливо свидетельствуют многие св. отцы, прежде же всех свидетельствует св. Василий Великий, что состояние послушания есть настоящее мученичество.— Но смотрите, какое нам от этого благо? и какое за то воздаяние?- Неувядаемые венцы правды, наследие Царства Небеснаго, всыновление, нетление, безсмертие и всякое другое не домыслимое блаженство. Таковыя имея обетования, братия мои, еще и еще переносите предлежащий вам труд подвижничества, не устрашаясь прилучающимися поскользновениями некиих, ни падая духом от встречаемых трудностей и печалей, ради нашей по Богу жизни: ибо если здесь не попечалимся, то и в день оный не будем обрадованы,— если здесь не потерпим тесноты и не постенаем, то не встретим простора и веселия и в будущем веке. Но чем более здесь попечалимся и поскорбим, победствуем и поугнетаемся, тем большия там встретим утешения: вместо печалей получим радования, вместо бедности богатство; вместо малых стяжаний земных — многия стяжания сокровищ небесных, вместо телесных болезней душевное благоустроение, вместо оставления мира, Господнее призвание к Нему Самому: ибо каково и колико будет нам, когда услышим блаженный оный глас, зовущий и глаголющий: приидите, благословеннии Отца моего, наследуйте уготованное вам от сложения мира (Мф. 25, 25). Почему, еслиб надлежало нам каждодневно умирать любве ради Христовой, предпочтем сие и предадим себя бить, жечь, разсекать и всякия муки терпеть, как терпели св. мученики. Ибо не одно им подобало любить и лобызать, а другое нам; но один у нас подвиг и одно стремление, так как и по естеству мы одно есмы,— Божии создания, в мир вводимыя для одной цели — прославлять Бога, чрез исполнение святых заповедей Его: членов же отсечение, кровей излияния и муки тираннов не всегда и всюду имели место. Мы сподобились вступить в настоящий подвиг высокого жительства в послушании, и подъемлем мученичество иным образом: вместо отсечения членов отсекаем волю свою; вместо излияния крови извергаем греховныя помыслы и пожелания; вместо тираннических мук терпим нападения бесов и неприязни со стороны мира; почему не суетною надеждою надеемся в будущем веке получить часть вместе со св. мучениками.

146.

По случаю землетрясения напоминаете о потрясении неба и земли в последний день и дает соответственное тому наставление [2, 79].

После землетрясения, бывшаго у нас вчера, ни о чем другом неуместнее нам беседовать, как о нем, и именно: от чего оно и для чего бывает? Из еллинов одни одно, другие другое говорят; нам же Божественный Давид изъясняет сие, когда говорит о Боге: призираяй на землю и творяй ю трястися: прикасаяйся горам и дымятся (Пс. 103, 32). Как, когда господин обращает гневный взор на раба, раб приходит в трепет: так истинный Владыка всего и Творец, пред Коим все твари предстоят, как рабы и рабыни, когда восхощет показать праведное негодование Свое на нас за грехи наши, всевидящим оком силы Своея грозно воззревает на тварь и творить ю трястися, чтоб мы, устрашившись и вострепетав, как рабы, навлекшие на себя гнев, уцеломудрились и обратились к исполнению Его заповедей.— Вот, братия мои, коль страшна сила Его! каково проявление негодования Его, и ярость гнева Его! И если настоящее таково и толико, то каково будет будущее во время скончания всего? Ибо Сам Он говорить с угрозою: еще Аз единою потрясу небом и землею (Аггея 2, 7), показывая необычайность того. Какой страх узрится, и какой трепет будет тогда, когда земля отдаст всех от века умерших, когда небо совьется как свиток, спадут звезды, изменятся светила, и звук трубы Архангельской пронесется над всеми, живущими на земле, когда и Сам Бог наш явно приидет, с тысячами тысяч и тмами тем Ангелов и Архангелов и вышних Сил, шествующих пред лицем Его, когда престолы поставятся, сядет судилище и неподкупный Судия и Владыка обнажит все сокровенное, пережитое нами. Когда по совершении всего сего во мгновение ока, произнесется великое и страшное решение, призывающее праведных в Царство Небесное и жизнь вечную, а грешных отсылающее в огнь вечный, в тму кромешнюю, в страшную бездну ада, в тартар мрачный, к червям неусыпающим, на скрежет зубов и все другия грозныя муки? Кто снесет все такое, братие? Кто стерпит такие страхи и ужасы! Кто устоит пред этим подавляющим и в изступление приводящим событием! Видеть небо раздираемое, землю потрясаемую, множество Ангелов и Самого Господа и Бога, грядущаго на облаках судить всю землю!!!— Но ведь не в далеке, а близ есть сие ожидаемое: Судия при дверях!— Се Жених! исходите во сретение!— Но если имеем светлые светильники чистоты и елей милостивости и любви в достаточной мере, благо нам; мы сретим Жениха радостно и внидем в чертог Его. Если же нет, то отосланы будем от дверей оных, которыя на стук наш не отверзутся нам, зле мудрствовавшим, дремавшим и спавшим и оказавшимся неготовыми.- Почему, чтоб этого не случилось с нами, пробудимся спящие от сна безпечности, возстанем разслабшие от уныния, отрезвимся пьянеющие от срамных помыслов, очистим души, оскверняемыя нами неуместными похотениями, утвердим сердца крепкою верою, у кого они поколеблены двоедушием, изменчивостию и плотолюбием. Добре же текущие будем тещи и еще также, светлые еще просветимся, чистые еще паче очистимся, ревностные еще паче возревнуем, добродетельные еще более возлюбим делание добра, смиренно мудрые еще более возсмиренномудрствуем, послушливые еще более станем послушны; все все доброе будем творить и всякую заповедь исполнять, да достойными окажемся внити в чертог Жениха душ наших на нескончаемую радость.

147.

Паче и паче преуспевать будем, во всякой добродетели, ревнуя и всего недобраго избегая, и подвигами Ангельскаго общежительства украшаясь, по примеру св. отцев и в чаянии великих обетований. [2, 80].

Не посрамим пройденных уже нами подвигов настоящими деяниями; как бы положившие только начало, будем ревностно исполнять всякий долг и всякую добродетель, свет к свету воспринимая и от славы в славу восходя: что и достигается добрым вашим во всем поведением, когда будете облечены во одежду смирения, будете украшаться послушанием, являть деятельную любовь и кротость, бегать своеволия и самоугодия, от коих смерть, лукавства, первенстволюбия и славолюбия, в коих скорая погибель и от коих пали все падшие от века до ныне, на сем поприще послушания. Ныне, как уже очистившиеся от всяких терний, плевел и волчцев, будьте доброплодны и новую покажите жизнь, ничего в нее не внося от мудрования преткнувшихся, чтоб иначе и вам не пострадать тогоже. Все будьте искренни и чисты; все переносите благодушно поношение, уничижение и брань; все являйте твердость в борьбе за добро, воздержание и постоянство: ибо в этом мученичество жизни в послушании; и все, потерпевшие его, получат венец правды. Как горящие любовию ко Христу и искушенные напастьми и бедами, переносите доблестно все, каждодневно случающееся, и теките оною воистину златою жизнию отцев наших, в коей не встретим преслушания, гордости, противоречия, продерзости, поношения, смуты, по где владычествует мирное Ангельское состояние, покоющееся под веянием Духа. Вы знаете, что то, что я говорю, истинно благо; если благо, то и достолюбезно; если достолюбезно, почему и нам не полюбить того, не возжелать и не постараться приобресть?

148.

1) Доброе трудно прививается к нам, а худое удобоприемлемее.- 2) Путь добрый тоже, что восход на гору, а путь грешный то же, что спуск с горы.— 3) Горе смотреть нам надо, и не нисходить к земным помышлениям.— 4) У нас разныя дарования, разныя и помышления; но воздаяние получим по усердию и труду.— 5) Будем благодушно переносить всякия лишения, неудобства, тяготы и скорби; ибо на это уж мы пошли. Но это верный путь ко спасению. [2, 31].

1) Обыкновенно бывает так, что когда кто говорит о чем грешном; то сказав однажды и дважды о том, располагает слышащих к худому. В отношении же к добру, и много раз сказавши спасительное, едва успевают чье либо привлечь к тому внимание и расположение. Так трудно прививается доброе к естеству человеческому; напротив злое очень удобоприемлемо для него.

2) Идти путем добрым тоже что восходить на гору: сколько тут трудов, неудобств и неприятностей? Напротив путь грешный тоже что спуск с горы: легок и преград не видно по быстроте хода. Потому на добром пути потребны и особенное тщание, и руководство, и предосторожности.

3) Тут ничего не следует иметь в виду земнаго и тленнаго, а только одно небесное и вечное, если желаем восходить, а не нисходить. Ибо как у восходящаго на высоту, если он посмотрит вниз, происходит некое омрачение: так и у того, кто, восходя путем добродетели, прилепится вниманием к утехам земным, омрачается око душевное. Горе смотреть нам надлежит, потому что там глава наша — Христос Господь, там сокровище наше и жизнь вечная. Не будем ослабевать восходя, ни падать духом, видя высокость восхождения. Достигнуть конца нам самим не по силам, но близ есть помощь Божия и Его заступление.

4) Мы вступили на путь сей и преуспели, и каждый из нас, соответственно своему рвению и труду, стоит теперь на такой или такой степени добродетели. И мы душевными расположениями разнимся между собою более, нежели видом тела: ибо один более, а другой менее тепле возлюбляет смирение и послушание; или один отличается даром любви к ближнему, а другой - усердным присмотром за многими, или по рукодельным послушаниям, или по работам полевым и домашним, или по удовлетворению потреб, каковы например, эконом, келларь, трапезарь, сапожник, портной, и другие. Всякой у нас путем Господним идет, и всякаго путь сей приводит к венцам нетленным.

5) Будем только терпеливо и смиренно переносить труды, поты и тяготы делания, бдения поста, псалмопения, равно как холод, худобу одежд и обуви и прочия неудобства. Свидетель Бог, что я неравнодушно смотрю на это, жалею вас, состражду вам, и сколько сил есть, забочусь доставить покой всем вам. Но сами видите, что дело немалое стольких одеть, обуть и упокоить.— Впрочем на то ведь мы и пошли, чтоб голодать, жаждать, наготствовать, нищетствовать любве ради Христовой, по коей и Божественный Апостол жил в голоде и жажде, в холоде и наготе и в других лишениях (2 Кор. 11, 27); и не он только, но и все святые проидоша в милотех, и в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблены... в пустынях скитающеся, и в горах и в вертепах и в пропастех земных (Евр. 11, 37. 38). Если же они так, как же мы, иначе живя, одинаковой с ними чести сподобиться можем? Никак. Но если кто видит себя в каком либо из исчисленных лишений, да радуется, что приобщился части святаго. Так должно смотреть на все каждому и все принимать с благодарностию, как от Бога подаемое чрез распорядителей, без всякаго ропота или охуждения. Если так будем действовать, блаженны мы, братия, ибо за это сподобимся упокоения там, где нет болезней, труда, лишений и печали.

149.

Обличает уступающих внушениям врага и падающих, и убеждает противостоять им, обнадеживая помощию Господа. [2, 82].

Нерадение, зародившись, мало по малу увлекает не внемлющаго себе в ров погибели. Когда начнет кто тяжел быть на подъем для дел своих, противоречив при назначении послушания, уклончив от исполнения их,— тогда враг снабжает его внушениями и возбуждениями к совершению преступных дел, и он, склонившись на то, не только сам падает, но и других сбивает на тоже. Увы! что это деется?— Как побеждает демон? Как пристыжаем мы хранителей наших, святых Ангелов? Как прелагаемся мы на сторону супостата, к постыждению великаго Бога нашего, добраго Пастыря, давшаго Себя за нас в искуплениие крестом и смертию? Как воззрим мы на лице Его? Как стерпим гнев Его? Не найдется мука, соразмерная с нечестием нашим.- Другие восхищают Царствие Небесное, а мы похищаемся душегубителем нашим. Другие являют твердость мучеников, а мы подвергаемся падению отверженных. Другие возвышаются до небес, а мы низводимся до преисподних земли. Другие полагают в сердцах своих восхождения по степеням добродетелей, а мы устрояем себе нисхождения по степеням пагубы. Ужели не отрезвимся когда либо? Ужели не очувствуемся? Ей, умоляю вас, поспешим к делу, возмемся за подвиги, потечем путем Божиим, избегая причин, приводящих к падению и совершая все боголепное и преподобное: неразсуждающее послушание, неослабный труд в рукодельях, смиренномудрую веру, чтоб все — и делаемое и мыслимое — открывать на исповеди, скорое запрещение непотребным помыслам, в самом начале нападения демона говоря: отойди с глаз моих, сатана,— к сласти ли похотной влечет он, или к отступлению возбуждает, или к лености клонит, или нетерпеливость наводит, или возставляет против веры. Ибо он всегда и всюду устрояет засады, сети ставит, ямы роет; не спит, и празден не бывает, ни пищи, ни пития, ни другаго чего не ищет; одно у него и дело, и ночью и днем,— губить души наши. Против него же первое и главное у нас орудие — откровение помыслов с Божиею помощию и заступлением. Не будем же разслабляться и предавать себя падению. Пусть велик он силою греха, пусть хитр в способах влечения ко злу, пусть злобен по естеству и один изобретатель и делатель нашей пагубы,— но не убоимся его: ибо после того, как Христос Бог наш восприял плоть нашу и вочеловечился, он обезсилел, и мы поем: врагу оскудеша оружия в конец (Пс. 9, 7), потому что победивший его Господь дал нам власть наступать на главу его. Дерзая верою, будем считать его равным безсильному воробью, или ничтожному какому пресмыкающемуся, попираемому ногами.

150.

Определив, что мы, зачем мы, где мы и куда отойдем, изображает решение страшнаго суда и участь десных и шуих, и выводит назидательный урок. [2, 83].

Напоминаю вам, будем помышлять, разсуждать и разсматривать,— что мы, зачем мы, где мы и куда отойдем?- Мы творение Божие, дело рук Его, по образу и подобию Его созданные, имеющие власть над всем, сущим под небесем; ибо как написано, Он все покорил под ноги наши (Пс. 8, 7). Мы вторые после Ангелов, как они первые, по естеству.- Зачем мы?— Не за чем, как чтоб быть во славу державы Его, подобно Ангелам, чрез верное исполнение всех заповедей Его,— так как мы умалены малым чем от Ангелов (Пс. 8, 6), и еще менее будем таковы, когда совлечемся тления и облечемся в нетление.— Где мы? В месте изгнания, по прародительскому безсоветию, преслушанию и сластолюбию, перешедшему и к нам, потомкам его: о чем плакать подобает и рыдать, печалиться и стенать, помышляя о том, из какого благолепнаго извержены мы жилища, из какого Ангельскаго пребывания, какого блаженнаго утешения райскаго.— Куда отойдем?— В тамошний мир, в треблаженное Ангельское пребывалище, в светелую страну, в невечернюю жизнь, поели того, как на страшном всемирном суде, Судия всех и Бог, возседши на престоле славы, во мгновение ока разсудит все и восдаст каждому по делам его: соблюдшим заповеди Его даст стояние одесную, радость неизреченную, вкушение вечныхе благ, Царство Небесное, а преслушавших Его и по нерадению и сластолюбию учинивших зло — блуд, прелюбодеяние, хищение, зависть, убийство, распуство, нечистоту, отступничество, гордость, тщеславие и всякия другия виды зла, предаст вечным мукам: огню кромешному, червю ядовитому, тме тмущей, в тартар бездонный,— каждаго сообразно с собственными его грехами. Кто в премудрости, добре понудив естество, все претерпит мужественно, а если потребуется, то и умрет за добро,— тот в день оный просветится, как солнце, будет в части святых, в ликостоянии Ангелов, в веселии мучеников, в наслаждении Пророков и Апостолов. Но горе тому, кто за мгновенную сласть плотскую, за миролюбивый нрав, за скоропреходящия и ничтожныя удовольствия попадет там в оную бедственную часть стояния ошуюю, под немилосердое отвержение и невозвратное отслание на нескончаемыя муки, в неразрешимых узах, где только и слышится, что — увы и горе!— Нет избавления, нет изменения, нет человеколюбия, ни от Бога, ни от Ангелов, ни от Святых, во веки веков! О сем, чада мои, да помышляют все: и добре текущие и претыкающиеся, и сильные духом, и малодушные, и первенствующие и вторствующие, и теплые и хладные, и богатые и бедные добродетелями, и вообще всякой человек, всякое колено и всяк язык. Позаботимся и мы о сем, примем добрыя решения и потечем путем Божиим бодренно и напряженно, отвергши всякую страсть, как заразу; возденем руки наши к Богу спасающему, изъявляя готовность каждодневно претерпевать мученичество: кровоизлияние, членов отсечение, плоти строгание, костей сокрушение, а не только лишение какой либо пищи, или пития сладкаго, одежды тонкой, обуви хорошо сшитой, чести стояния и многаго другаго подобнаго, о чем смешно и говорить; чтоб, добре поживши здесь, по чину нашего звания, в смирении и послушании, и верно соблюдши обеты свои, изыти нам из здешней темницы радуясь, и с дерзновением предстать пред лице Бога, в благой надежде получить, обетованныя живущим во славу Его, блага.

151.

Из того, как приготовляются к состязаниям на мирских зрелищах выводить наставления и для подвизающихся в духовной невидимой брани. [2, 84].

Посмотрим, как приготовляются к состязаниям на мирских зрелищах,— нельзя ли из их примера поучиться нам чему либо и для наших подвигов. Когда наступает время народнаго зрелища, большею же частию еще гораздо прежде того, имеющие выступить на состязание, не праздно проводят время, но наперед упражняются в том, что и как следует им делать на зрелище, делают опыты всего предлежащаго, соответственную тому и диэту держат, не до пускающую яств, не могущих способствовать успеху, и речей у них в это время не бывает других, как все о предлежащих состязаниях, как выступить и сделать первый шаг, куда потом направиться и кому на кого нападать. Столько у них занятий и забот: из за чего? Чтоб победою стяжать венцы тленные и получить положенныя награды; вместе с сим и для того, чтоб доставить удовольствие зрителям и приятелям, при посрамлении побежденных. Если у этих предварительно бывает так много труда и обсуждения, какой, полагаете вы, должно нам и вам иметь подвиг, какое тщание и осмотрительность, и какую неусыпную заботу то о том, то о другом? Ибо враг наш, противник и супостат, не неопытен, не невежда, не небрежен; но стоя насупротив, кажется, и он не мало обдумывает, какие против нас устроить ковы, как подойти, как напасть, как отразить, как подстрелить и повергнуть долу беднаго монаха? Не великий ли потому предлежит нам подвиг? Не великую ли заботу и тщание должны мы иметь? Не следует ли нам, воздев руки горе взывать: призри Господи от Святаго жилища Своего (Пс. 32, 14). Воздвигни силу Твою, м прииди, во еже спасти нас? (Пс. 79, 3). Истинно так; и это со смирением и сокрушением сердца, с упованием и мужеством, с искреннею верою и послушанием испытанным. Не оставит Господь подвижника добродетели, если он призывает Его на помощь себе, говоря: на Него упова сердце мое, и поможе ми; и процвете плоть моя (Пс. 27, 7). А когда Он помогает, кто может противостать? Кто силен низложить? Никто. Пусть будут тысячи и тмы врагов, не убоится таковый. Именем Господним отразит он их и разгонит. Мужайтесь убо.

152.

Примером земледельца, пловца, купца, путешественника возбуждает ревновать о стяжании благ духовных; и помянув о препонах со стороны врага, обнадеживает в успехе помощию Господа Спасителя, все устроившаго и устрояющаго во спасение наше, если окажем себя достойными Его помощи. [2, 85].

Земледелец, пловец, купец, путешественник, все трудятся, заботятся день и ночь, утомляются и из сил выбиваются, желанием желая достигнуть своей цели,— и достигают. Но наше возделывание, наше плавание, наша купля, наше путешествие отстоят от того, как восток от запада, или лучше как небо от земли. Потому наши труды, подвиги и поты сколько должны быть превосходнее, ревностнее и неусыпнее тех?— Чего ради и Св. Давид с изумлением взывает: кто взыдет на гору Господню, и кто станет на месте святем Его? (Пс. 23, 3). и опять: кто даст ми криле яко голубине? и полещу и почию (Пс. 54, 7). Мы и трудимся, мало вкушаем пищи, мало сна, простаиваем службы и в келлиях молитвословим, читаем, слушаем, поем, рукодельствуем, смиряемся, слушаемся и все терпим. Но от чего же не достигаем мы желаемаго и не видим успеха?- Ни от чего другаго, как от препон нашему спасению, полагаемых супостатом нашим диаволом. Он от дней века сего до ныне возстает на род наш, чтоб не допускать нас на небо, с котораго он низринут за превозношение. Не будем однакожь, братие, унывать и не падем духом пред трудностями жизни нашей.— Ибо Бога имеем помощником и заступником, Бога воздвизающаго от земли нища и от гноища возвышающаго убога (Пс. 112, 7), препоясующаго силою немощь естества нашего (Пс. 17, 33) и побеждающаго искусителя нашего врага. Потому не будем малодушествовать, смотря на то, как мало можем мы сделать своими силами. Не так любит жених невесту свою, не так родители радеют о детищах своих, как любит нас и радеет о нас Владыка всяческих Бог. Он заботится о спасении нашем, радуется доброму поведению нашему, отверзает очи ума нашего, показует ему светлую красоту свою и вожделенное благолепие свое, и возводит его под Ангельским световодством к созерцанию неба и всего, что на небе, и охраняет его от врагов невидимых под кровом крыл Божественнаго промышления Своего. И что много говорить?— Он таков в любви к нам грешным, что благоволил, не оставляя недр Отчих, преклонить небеса, и в уничижении снити к нам, и соделаться человеком, будучи Господом всяческих. Содержа все словом, препрославленный и превознесенный соделался Он младенцем, рожденным от бедной Матери, когда обогащает все. Верх же таинства то, что Он приял за нас крестную смерть после страшных страстей и тридневно воскрес, исхитив нас из рук змия, и дав нам силу попирать его, как пресмыкающуюся скнипу. Какой отец так возлюбил сына, или мать - дщерь, или муж — жену, или друг — друга, как Он, за нас любимых столько потерпевший и пострадавший? Но и нельзя словом высказать и умом измерить презельную любовь и благостыню Его к нам. Возлюбивши же нас так и столь ко пострадавши за нас, как может Он не быть помощником нашим на всяк день и час? Заступником и прибежищем нашим, если мы сами не отступим от Него, увлекаемые страстями своими? Зная сие, попечемся быть верными Господу, подъемлем всякой подвиг, мужественно перенося все прискорбное и творя все заповеданное Им;— и Он соделает нас победителями в борьбе с врагом и даст нам безпрепятственно достигнуть возжеланнаго нами конца.

153.

Указывает, как блаженно работать Господу; и помянув, что и братия для этого вступили в обитель, оставя все, воодушевляет их словом Господа: ищите и обрящете... трудясь смиренно в обительских послушаниях, кои по виду только будто житейски, по духу же духовны. [2, 85].

Что прекраснее и блаженнее, как работать Богу живому в преподобии и правде, очищать душу и тело, сохранять от всякаго греха, влещись вожделением будущих благ, всегда переноситься от мира к небесному, иметь душу неуловленною никакою страстию, подобно птице, перелетающую все сети диавола и парящую в превыспренних. Кто таков, тот веселится всегда и радуется, услаждается и восхищается, от-зде начиная вкушать начатки будущаго всеблаженства.- Так как и вы для этого вышли из мира и пришли сюда, для этого отреклись от мира и всего, что в мире, для этого сделались странниками и пришельцами, отчуждились от родины, рода и родных, для этого стали иными по виду и образу жизни, и простились со всеми заботами и попечениями житейскими: то благий восприяв подвиг, ищите и обрящете, стремитесь и достигнете, чего возжелала душа ваша. Ибо ищай обретает и толкущему отверзется (Мф. 7, 8), говорит Господь. Ищите, ни о чем другом не заботясь и ничем другим не занимаясь. Хотя вы занимаетесь обычными своими послушаниями, но у вас это не мирския и не житейския занятия, потому что занимаетесь не по страсти, не по своей воле, не в угоду плоти, а для святаго братства духовнаго, по послушанию и заповеди, паче же все для Богоугождения. Бог приемлет сей труд ваш, как жертву и всесожжение. И блаженны вы, братие, что избрали сей Ангельский образ жизни, ведущий в небесный Иерусалим, Егоже содетель и Зиждитель есть Бог. Теките же добре, укрепляемые благодатию, и украшаясь добродетелями: сокрушением, послушанием, смирением, готовностию на всякое дело , безропотностию, бдением, трезвением и молитвою.

154.

1) Помянув, как тяготит его бремя настоятельства, особенно при мысли об ответе за каждаго, просит помочь ему. Чем? Преуспеянием в жизни иноческой.— 2) За тем определяет, что должно считать преуспеянием.— 3) Наконец приглашает разсмотреть, преуспевают ли они, указывая и признаки преуспевающих и непреуспевающих. [2, 87].

1) Как, думаете вы, смиренная душа моя относится к моему над вами настоятельству? Может быть, вам кажется, что я величаюсь небольшими своими к вам по учениями, и этим одним надеюсь вполне исполнить долг настоятельства. Отнюдь нет. Но скажу вам по истине, что в томительном и мучительном безпокойстве провожу дни бедной жизни моей, не успокоиваясь тем, что скажу вам о достодолжной жизни, но желая видеть в вас самое дело жизни. Посему, когда вхожу в среду вас, каждодневно всматриваюсь в ваше поведение, как обращаетесь друг с другом, как себя держите, как вопрошаете и отвечаете, и из всего этого, а также по взору очей и виду лица, познаю, каково у каждаго настроение души: в ком нахожу его правым, радуюсь и утешаюсь, и надеждами воодушевляюсь; а в ком нахожу противное, печалюсь, скорблю и воздыхаю, полагая наверное, что тут взяла силу страсть. И не могу иначе. Ибо разве я не должен отдать отчет о каждом из вас?— При мысли же о сем, кто может оставаться равнодушным? Кто не восплачет, не устрашится и не вострепещет?— Велико и страшно стать человеку пред Богом, неумытным Судиею и давать отчет о всей пастве, соблюлось ли оно в чистоте и непорочности и исправно ли ходило во всех оправданиях Божиих, и во всем достодолжном и в отношении к Богу, и в отношении к ближнему?— Сие сказал я вам для того, чтоб вы, узнав скорбь души моей, пожалели меня и помогли мне? Чем же?- Все большим и большим стремлением к преуспеянию в равноангельной жизни вашей.

2) Нам нельзя довольствоваться тем, что отличаемся от мирян, но должно в совершенстве следовать в жизни по стопам отцев; нельзя довольствоваться и тем, если превосходим некиих из одного с нами чина, но должно ревновать сравниться с совершеннейшими. Ибо много званных, мало же избранных (Мф. 22, 14). Нельзя также мерять свое преуспеяние длительностию времени, думая, столько и столько лет уже монашествуем мы; но смотреть, соответствуют ли длительности времени число и степени добродетелей наших?— И не то опять надо иметь во внимании, что вот и еще день прошел, но то, отложено ли и в этот день какое либо доброе дело в сокровищницу небесную на содержание души в будущей жизни, и то, прибавлено ли еще хоть малое что к очищению души и к препобеждению томящей нас страсти. Так монах по имени доходит до того, чтоб быть монахом и самым делом, освобождаясь от тмы страстей и от уз злых навыков, и давая чрез то душе и уму свободно стремиться к Господу, к Нему единому воспарять любовию и с Ним единым вожделевать общения.

3) Разсмотри же себя каждый из вас, имеет ли .в себе сие искомое, или все еще состоит рабом страстей, узником грехов, пленником помыслов,— от чего является он не устроенным в словах, делах и помышлениях, обнаруживая сие непослушанием, гордостию, ропотливостию, спорливостию, самооправданием, своеволием и первейшим из зол неверием. Но между тем как этот таков, в том, кто подвигается к искомому и преуспевает в борьбе со страстьми, проявляется всякое даяние благо и всяк дар совершен: кротость, мир, любовь, сострадание, безропотность, смиренномудрие, беззавистность, благодарение, терпение, молитва, псалмопение, бдение, сокрушение, слезолитие и всякое другое похвальное деяние и расположение; он не ищет первенства, но бежит от него,— не желает рукоделья нравящагося, а такого, какое назначит отец, с отсечением своей воли, будь дело кухонное, или садовое, или полевое, или другое подобное,— не воюет из-за одежды, обуви, пищи и пития, но терпеливо переносит все, хоть одет в рубища, зябнет и голодает, на одно устремляя взор,— на стяжание тамошняго упокоения.

155.

1) Как гражданин доблестный, будучи позван царем для получения награды, радуется: так радуется и брат наш Харитон, позванный отселе Господом, вкушая теперь неописанныя блага небесныя за понесенныя им подвиги и труды обительские.— 2) Помышляя о семь, кто и из нас не воодушевится на подобное, не внимая диаволу, который обычно своими внушениями или отклоняет нас от добрых дел, или делаемое добро омрачает не добрыми помышлениями и чувствами, какое бы послушание мы ни проходили.— 3) Не забудем при том, что добродетель и в сей еще жизни получает воздаяние, иной раз видимое, и всегда — невидимое, как предначатие и предвкушение будущей славы и блаженства. [2, 88].

1) Подобно тому, как в гражданском быту, человек, обвиненный в больших преступлениях и осужденный на смерть, страхом и трепетом поражаем бывает, когда возвестят ему: время пришло; выходи: так и для грешника весть о переселении отселе в другую жизнь обыкновенно бывает страшна и трепетна. Напротив, как тот, кто ожидает наград и венцов от царя, за содеянныя им доблестныя дела, радостию радуется, когда услышит глас, призывающий его к получению их: так радуется праведник, когда Ангел смерти возвестит ему о переселении отселе, в уверенности, что отходит к принятию благих воздаяний.- Это дерзаем мы сказать ныне о брате нашем Харитоне, что он, соименно себе, с радостию и веселием вышел из тела и отошел в место упокоения.— Вот как, братие, хорошо подвизаться; вот как благоплодно насиловать естество; как благотворно терпеливо проходить подвижничество; как блаженно вести борьбу в подчинении до последняго издыхания. Потому что это в немногие годы, лучше бы сказать, в один почти день (ибо что другое значит здешняя жизнь в сравнении с безконечною?) доставило брату нашему неиждиваемое богатство, славу недомыслимую, веселие несравненное, царство нескончаемое. И ныне он радуется и торжествует, никакого не имея чувства скорби о подъятых им здесь трудах ради такого блага, но вселяясь в хорах преподобных, в скиниях праведных, во дворах мучеников, в вышнем Иерусалиме, матери всех святых, созерцает неизъяснимыя и несказанныя блага: свет оный непрестающий, жизнь безсмертную, блаженство невыразимое.

2) Помышляя о сем, как нам, находящимся еще на поприще состязания, не восподвизаться, не воодушевиться дерзновенною надеждою, не возревновать, не возгореться сердцем, не воспарить умом, не преложиться расположением от мира к небесному и не дать обета все сделать и все претерпеть из любви к Господу? Не пост только и бдение, не спание только на голой земле, не холод только и зной, не труд только и утомление, не унижение только и безчестие; но, еслиб потребовалось, излияние крови, членов отсечение, плоти оскобление, костей сокрушение,— только бы достигнуть иско-маго.— Ей, братие, хорошо так мудрствовать, мудро так расположиться действовать. Диавол хищник есть, всегда около вертится, чтоб похищать у ума нашего прекрасныя помышления и увлекать его в суетныя помышления мирския. Но не дадим ему прельстить себя, а напротив, содержа в уме Божественныя обетования, каждодневно чтомыя, в песнях восхваляемыя и в молитвах изображаемыя, будем проводить день за днем, неделю за неделею, месяц за месяцем, год за годом, стараясь всячески представить дела наши Богу все чистыми, все мирными, все любительными, не оскверненными гордостию или тщеславием и человекоугодием. Пашем ли, копаем, поварствуем, плотничаем, сторожим, келлерствуем, садовничаем, переписываем, или каким рукодельем занимаемся— шьем, корзины плетем, или другое что делаем,— будем стараться так делать, чтоб дело наше Самим Богом было почтено совершенным и внесено в сокровищницу небесную для получения вечной награды. Портить же дела свои ропотом, дерзостию, тщеславием, смутою и противоречием есть дело неразумное и даже не человеческое, т. е. несвойственное человеку истинному. Ибо настоящий человек есть нечто великое, подобно приснопамятному Иову, он истинен есть, и благочестив, и удаляется от всякия злыя вещи (Иов. 1, 8).

3) Да обратит каждый внимание и на то, как человек тщаливый и добродетельный, любим бывает всеми, у всех почетен и славен, не только между своими 6paтиями, но и вне между слышащими о нем. Ибо добродетель, и в сокровенности пребывающая и не видным человеком совершаемая, такова по природе, что непременно проявится, и слово о ней прозвучит и проповестся по всюду, по слову Господа, Который говорит: не может град укрытися верху горы стоя (Мф. 5, 14). Если мы немного потерпим в делах благих, немного поподвизаемся, то придет время упокоения, не только в час смерти, но и прежде того, в то время, когда утвердится в нас безстрастие. Ибо душа, всецело возлюбившая Господа и умертвившая свои желания чрез послушание, по словам св. отцев, достигла упокоения, и уже отселе начинает вкушать будущее благобытие.

156.

В Далматскую обитель избрали новаго настоятеля, не за что другое, а за одно смирение. Такова цена смирения; оно всякое добро вмещает в себе и хранит; и не ища известности, сама собою делается известною и славится. [2, 89].

Думаю, что ныне хорошо побеседовать мне к вам о вчерашнем событии. По повелению Владыки нашего, должен был я отправиться в Далматскую обитель на избрание новаго для ней игумена. Там надележало спросить, кого хощет братия обители и собравшиеся туда игумены. И все единодушно в один голос указали на авву Илариона. Почему же это? по каким его отличиям? Не потому, что он многознающ, не потому, что доброречив, не потому, что известен по жизни; но потому только, что смиренномудр, Боголюбив и славы человеческой не ищет, послушанием прикрывая свои добродетели. Хотя был некто другой, более его знающий и превосходящий его летами; но как он в означенных добродетелях был слабее, то авва Иларион и признан более угодным Богу и способным разумно руководить братию.— Видите ли, братие, как достолюбезен дар смиренномудрия. Это всеобъемлющая добродетель, коею пресекается всякое внутри смирение, отгоняется гордость, попирается славолюбие, поражается своенравие, умерщвляется сластолюбие,— вводится же вместо всего сего кротость, мир, любовь, сострадание, терпение, любомудрие;— и что много говорить, оно есть источник добродетелей, источающий всякую благостыню, или лучше — рай богонасажденный, произращающий всеплодие безсмертия. Но не может град укрытися, верху горы стоя (Мф. 5, 14), по слову Господа: так не может на всегда оставаться в сокровенности и стяжавший сию добродетель, хотя бы в обычном порядке он был последним, хотя бы под землею укрывался, хотя бы некие по зависти клеветали на него: ибо тут он более и узнается, как свет на горе возсияваюший и на себя обращающий очи всех зрящих Это именно и случилось к теперешним избранником, потому что многие и из внешних изъявили братству свое одобрение избрания.

157.

1) Пришел пост; и упорядочил и внешнее и внутреннее. Смотря на сие не могу удержаться, чтоб не сказать вам: обратите в постоянный навык такой образ жизни; ибо иначе и спастись нельзя.— 2) Враг непрерывно хлопочет, как бы погубить нас; а нам непрерывно надо противодействовать ему, силу на что даровал нам Господь.— 3) Лучший способ препобеждения врага есть подражание Господу в том, к чему Он приглашает: яко кроток есмь и смирен сердцем. Вся земная жизнь Его есть поприще смирения Его ради нас. [2, 90].

1) Сколь прекрасно воздержание, и чрез него проявляемое благочиние в действовании по Божественным заповедям. Мы вошли в сии честные дни Святой Четыредесятницы, как в тихую пристань, избегши от волнения предшествовавших дней, и теперь мирствуем, безмолвствуем, безмятежествуем, тщательно благочинствуем в храме, благовеинствуем в Псалмопении, трезвенствуем в молитве, в столе соблюдаем не разнообразие яств и безизлишество их, делаем и все другое во спасение душ: нет теперь входа к нам мирских лиц, и от нас выхода к ним.— Здесь не могу удержаться от желания, чтоб вы, взяв в содействие себе здравое понимание добра, такой образ жизни обратили во всегдашний навык, чтоб и после сего удаляться от всех стезей, ведущих к греху, а не так жить, чтоб пять или десять дней держать добрую жизнь, а потом, вознерадев о добре, оказываться опять разоряющими то, что прежде созидали, как говорит Апостол (Гал. 2, 18).— Не буди так с вами, братие; не будем удопреложны, чтоб так легко вращаться по навету искусителя; но возжелаем пребыть в стяжанных добродетелях, все большия и большия делая приложения добрых дел в нашем добром действовании, зная, что не короткое время хорошо жить достаточно для спасения, а в продолжении всей жизни напряженно держаться дела спасения.

2) Таков Ведь и искуситель, который ни днем, ни ночью не оставляет нас без набегов своих и устроения коварных засад на пагубу нам, много повсюду разставляет сетей, безчисленныя посылает на душу нашу стрелы: щекотание сласти, возгорение похоти, треволнение и противоветрие помыслов и пожеланий, возмущает ложе ума нашего как на море некоем, так что всякий вынужден бывает исповедать: аще не Господь помогл бы ми, вмале вселилася бы во ад душа моя (Пс. 93, 17); потом стихает на время, прячет страду похоти и впускает яд тщеславия, или ослабив с одной стороны острожелчие, с другой поражает стрелою зависти, иной же раз со всех сторон возбуждает пыль на смирение наше: ибо у него ненасытное желание сгубить нас. Он идет против Владыки нашего Бога и неистовствует, видя нас восходящими на высоту небесную, откуда сам он ниспал за гордость.— Какая потому и коликая забота и настойчивость потребны, какое тщание и какой усиленный подвиг, чтоб победить такого и толикаго змия?— Но дерзайте, говорит Господь, яко Аз победих мир (Ин. 16, 33); а после Его побеждения, мы, в силу святаго воплощения, восприяли силу на врага, как опять Господь взывает: се даю вам власть наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию (Лк. 10, 19): так что мы можем попирать все его на нас устремления, все многообразныя греховныя сласти.

3) Как же это? В силу подражания Тому, Кто победил его. Подражателями же Ему мы явимся, когда облечемся в смирение и кротость, как Сам Он говорит: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Мф. 11, 29). Если Он Царь и Владыка всяческих, естеством един препрославленный и всеблагий, восприял смирение, послушлив быв Богу и Отцу даже до смерти, смерти же крестныя (Фид. 2, 8); то что скажем мы? или сколько смирившись, уподобимся Ему мы, по естеству бедные и ничтожные? Если Он, устранившись от небес, сошел на землю, сколько нам надлежит устраниться от всего своего, чтоб хоть тень некая была подражания Ему? Если Он соделался младенцем и млеком отдаен был, и исполнял все законное, повинуясь родителям, как написано, сколько нам надо младенчествовать злобою, и повиноваться игуменам, чтоб хоть малою чертою казаться подобными Ему? Если Он алкал и жаждал, ходил пешком и утомлялся, сколько подобнаго нам следует потерпеть, чтоб подумалось, что переживаем нечто равное Ему? И наконец, если Он поношение приял и заушение, осмеяние и поругание, предательство и на суде стояние, бичевание и распятие, хуление и в ребра прободение, что и сколько подобнаго должно нам перенести, чтоб сказать, что подражаем Ему? Должно это всегда, братие, припоминать нам, и на Него взирая, смиряться безмерно, и если встретим что, в чем можем явить подражание Ему, примем то благодарно, если не встретим, взыщем того, именно - алчбы, жажды, осмеяния, поругания, уничижения, бедствования, нищества в одеянии, в обуви и во всем другом: чтоб таким образом мало по малу подвигаясь вперед и восходя, созидаясь и назидаясь, высясь и превозвышаясь, достигнуть в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова.

158.

1) Ублажив иноков, что чрез отречение от мира, отстали они от наслаждений и утех, подобных мясопустным и призваны служить Богу в преподобии и правде, в чем истинное веселие и непрестающий праздник.- 2) Приглашает их не возвращаться более мыслию и желанием к тем котлам египетским, удостоверяя, что наша доля есть наиблаженнейшая.— 3) При коей ничего нельзя еще пожелать, разве только того одного, чтобы нам дал Бог благодушно переносить все скорбное и тяжелое в жительстве нашем, [2, 91].

1) Ныне мясопуст, для житейских день ястия и пития, гуляния, игр и всякаго веселия. Что же? окаявать ли нам себя, что не имеем ничего такого? Нет; но о себе возблагодарим Господа, что исторг нас из такой жизни, как из тины и пропасти, и ввел в настоящее наше святое звание,- служить Ему в преподобии и правде, а над теми посмеемся, или лучше поплачем о них, что этими ничтожными утехами увлекаясь, лишают себя неизреченных радостей небесных.- Приидите же, братие, возрадуемся Господеви, воскликнем Богу, Спасителю нашему: предварим лице Его во исповедании, и во псалмах воскликнем Ему (Пс. 94, 1. 2). Вот добрый пир, вот похвальное веселие, вот радостный праздник! и нам можно не однажды или дважды, но всегда так праздновать и веселиться в доме Божием. Такое веселие есть предтеча тамошней блаженнейшей доли и ея предвозвестница. Аз же, говорит Божественный Давид, правдою явлюся лицу твоему: насыщуся, внегда явитимися славе твоей (Пс. 16, 15).

2) Не будем же, прошу вас, возвращаться сердцами нашими, как в Египет некий, к обычаям общей жизни, ни воспоминать о мясах и котлах тамошних; но на нас самих обратим взоры наши, на прекрасную, нами проходимую и совершаемую жизнь: ибо здесь наипаче заповедал Господь благословение и живот (Пс. 132, 3), истинное радование, неложную надежду, спасительное празднование. И если вопрос о преуспеянии, то мы паче преуспеваем; если вопрос об участи, то мы избрали благую часть; если вопрос о блаженстве, то мы облаженствовались. Убегши из мира и от всего, что в мире, отвергши все срамныя и суетныя утехи, отказавшись от брака, деторождения и стяжаний, восприяли мы девство, ничего — неимение и своей воли отречение, в коих и подвизаемся, каждодневно распиная плоть свою и распинаясь миру и всему, что в мире. Почему праведно можем к себе приложить сказанное Апостолом: иже Христовы суть, плоть распята со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24).

3) Кто же теперь блаженнее нас? Или чего другаго еще искать нам в жизни, что было бы более приятно и более утешительно, чем это? Ничего, кроме того одного, чтоб все остальные дни нашего здесь пришельствия терпеливо и мужественно переносить все трудное и неприятное и, сохранив себя от падений при встрече видимых и невидимых искушений, благонадежно улучить отложенныя нам обетования. Сего ради мужайтесь, укрепляйтесь, утверждайтесь, и все благообразно и по чину делайте, разумея, каково и колико таинство схимы нашей и какой жизни она требует, и как проходили ее приснопамятные святые отцы наши, с примерами коих и соображайтесь, и по ним образуйте и преобразуйте себя, чтоб неложно называться сынами их и их потом радости причастниками соделаться.

159.

1) Бдите над собою; ибо внезапно может напасть враг и сгубить вас.- 2) А из вас некоторые держат себя распущенно.— 3) Чтоб этого не было вперед. Учители внушайте сие,...чтоб вместо руководителей не оказаться вам развратителями. [2, 92].

1) Каждый смотри и замечай, твердо ли и неподвижно стоит на камне веры, в исполнении своего обета, на мученическом пути общежительства, не уклоняясь ни на десно, ни на шуе, но царским шествуя путем, не дремля душею, чтоб не поткнуться о камень падения ногою своею, и ничего не делая по самоугодию или пристрастию. Я вижу вас, но не всегда и не везде: ибо это свойственно только единому Богу. И не знаю, может быть, кто из вас, действуя скрытно по своей воле, или лучше по страстолюбию, ринулся в пасть греха, на пагубу души. Бойтесь и страшитесь сего, и пока плывете под благоприятным ветром, поминайте, по поговорке, о кораблекрушении. Ибо в одно мгновение может случиться — ветр, буря, ураган, бедствие, погибель, смерть. Иной раз кажется мир и утверждение, но внезапно — тревога, брань, война, заклание не тела, а души, что наиболее горько. Лукавый притихает на время, чтоб ввести в беззаботность, и потом, нечаянно наскочив, превратить помысл и погубить. Нет у нас места беззаботности, нет времени покоя. Многих, до самой пристани спасения достигших, пустил на дно враг лукавый. Некоторых, до самаго свода небеснаго поднявшихся, по причине малаго нерадения, низвел он на землю греха. Многие сокровищницы добродетелей опустошил он, много духовных подвигов похитил и соделавших их оставил бедными. Ведая сие, бдите и не давайте очам ума своего дремания.

2) Но слышу, что иные из вас, по самонадеянности, держат себя небрежно: смотрят безстыдно друг на друга, пустословят и смеются; иные же сплетают руки с руками, и прикасаются устами к устам и щеками к щекам. Плача сие достойно. Ввяжет ли кто огнь в недра, риз же не сожжет ли? Или ходити кто будет на углиях огненных, ног же не сожжет ли? (Прит. 6, 27). Так и такия дела делающий не останется без падения. Худо также и то, что иные охорашивают лице свое, щеголяют, прикрашивают веки и брови и рисуются как блудницы; вышитые имеют пояса, уборно приправляют одежду, в походке принимают модныя движения и слова произносят манерно.

3) Всем таковым сказываю, чтоб вперед этого не делали: иначе броздами и уздою челюсти их возстягнет слово (Пс. 31, 9): ибо нас поставил Бог не на разорение, а на созидание людей сих. Потому соблюдайте законы. Учители, внушайте должное учимым вами и исправляйте их. Не потому говорю сие, будто бы подозреваем был кто из вас, что он вместо врача бывает отравителем, вместо просветителя омрачителем, вместо путеводителя сбивателем с пути правого, вместо спасителя губителем. Ибо учители предлежат ученикам, как изображение благочестия, пример спасения, картина всякаго доброделания. Для того и отдаются им ученики, чтоб они позаимствовались от добраго примера учителей. Если же выходит противное, то да возмутся таковые и устранятся, чтоб они не передали своей шелудивости здоровым.— Всего этого я не хотел бы говорить, но нужда заставляет.- Желаю одного, да право шествуем все, дабы и Бог порадовался нашему доброму житию.

160.

Радуясь благочинно братий, и тому, что у них все идет по уставу и все довольны монастырским содержанием,— прибавляет; но это не первое; главное — так жить, чтоб по смерти внити в покой Божий: к чему и направлять надо все. [2, 93].

Как земледелец, видя зеленеющим поле свое, которое трудами своими возделал и засеял, радуется и веселится: так и я, хоть не как о плоде трудов моих, веселюсь однакож и радуюсь о вашем духовном плодоносии, потому что нахожу праведным исповедать истину, видя, что вы, благодатию Божиею, все более и более преуспеваете и делаетесь лучшими. Да вы и сами можете засвидетельствовать о том. Не видите ли, какое у нас благочиние, какой мир и тишина? Не сочетаны ли вы все, как одна душа и одно сердце, верою твердою и союзом неразрывным? Не ревнуете ли все о более и более полном исполнении животворящих заповедей Христовых? Нет между вами частных содружеству разделяющих и раздробляющих единое братство, в угоду врагу диаволу, нет у вас самоугодничанья и самочиния, чтоб каждый жил и действовал, как хочет, а напротив владычествует однообразная по Богу жизнь; нет у вас того, чтоб каждый равнодушно носился туда и сюда, на разорение и разстройство всего тела братства, но, по благоволению Божию, все во всем идет у вас по уставу, в ястии и питии, в бдении и спании, в труде и отдыхе, во входах и выходах, в беседе и молчании, в чтении и псалмопении, в молитве и безмолвии, в одежде и обуви. Не всем, конечно, все одинаковое и поровну раздается, ибо не все равны, по возрасту, воспитанию, состоянию, способностям, добродетелям и мере здоровья; но всякому оказывается должное внимание и доставляет удовлетворение потребнаго: ибо все вы члены единаго тела, хотя не все одинаковой чести сподобляются (1 Кор. 12, 23. 24). Но все это не первое; главное, чего ищем, есть, да добре совершив дело свое, чрез смерть внидем в покой Божий после потов и трудов здешней жизни и вкусим радости неизреченной и вечных благ не описанных. Сие имея в чаянии, паче и паче потщимся преуспевать, внимать себе, трезвенствовать, бодрствовать, яко во дни благообразно ходить, упованием радоваться, скорби терпеть, нудить себя на все доброе, плоть подчинять духу, в честь вменяя безчесие за Христа, первенством почитая быть последним и радуясь уничижению Господа ради, да, тако совершив путь, с мучениками вселимся и с преподобными радоваться сподобимся безконечные веки.

161.

Поем мы: чашу спасения прииму. Сия чаша есть приятие мученичества, которое для нас состоит в мучительной борьбе со страстьми. На сем пути стоим мы.— Воинствуйте же добре чтоб и подобных венцов сподобиться. [2, 94].

Что воздадим Господу о всех, яже воздаде нам? Что как не песнь Давидскую с истинною решимостию и на то, что поется в ней: чашу спасения приимем , и имя Господне призовем (Пс. 115, 3. 4). Чаша сия есть приятие мученичества. Но мученичество наше не в пролитии крови, а во внутренней добросовестной борьбе, когда, например, не преклоняем колен пред ваалом, т. е. не поддаемся похоти плотской, преодолеваем все, видимо и невидимо наводимыя на нас, искушения, волнение помыслов, жжение похотей и пожеланий, прискорбность лишений, бед, унижений. Вот добрые мученики! Вот воины Христовы! Вот нуждницы и восхитители Царствия Небеснаго! Радуйтесь, благодушествуйте, мужайтесь теките добре, восходите от силы в силу, возвышайтесь на самый верх добродетелей, витайте в превыспренних созерцаниях и делайте так непрерывно, пока придет конец жизни вашей и переведет вас к уготованным вам от сложения мира веселиям и радованиям. Блажен и преблагословен, кто, слыша сие внимательно и в дело приводя, и огнь к огню прилагая в сердце своем, возжигает в себе до небес восходяший пламень любви Божественной. Но окаянен, кто замыкает уши свои, любя суету и ища мимолетных услаждений плотских. Однакож никто не ищи только своих си, но и яже ближних смотри, своим собственным то считая: ибо мы члены в отношении друг к другу. Сим всяк радует Господа, а себя лучшим и совершеннейшим соделывает.

162.

1) Описав вид усопшаго и помянув о том, что видится в усыпальнице; и 2) поместив краткий очерк доброй жизни почившаго,— 3) выводит урок о хранении чистоты тела и души, чтоб соделаться достойною Христа невестою. [2, 95].

1) Память о смерти всегда спасительно действует и тем паче, когда стоим пред лицем умершаго брата, как в настоящем случае. Се опять видим пред собою странное таинство! За минуту пред сим бывший с нами, не с нами уже теперь духом; говоривший с нами своими устами, умолк совершенным молчаньем, когда звук гласа его еще отзывается в ушах наших. Какое изумительное это зрелище! Видим его и не видим: телом он здесь видится, духом же отступил от нас. Лежит недвижим и бездействен, нет дыхания, нет зрения и слова, все чувства видны,— и ни в одном — никакого нет живаго действия; он как камень, или другая какая бездушная вещь.— Взглянем в место покоища прежде почивших: что увидим там, братие? Зрите и поучайтесь. Не прах ли это и пепел? Не истлевшия ли тела? Не изсохшие ли черепы? Не обнаженныя ли кости?- И все это неприятное безобразие, жалкая и отвратительная куча.— Можно ли тут различить брата от брата, благообразнаго от безобразнаго, юнаго от престарелаго? Никак: все истлело, все потеряло свой вид. Изволь теперь разсмотреть, кто хочет, где тут похотная сласть, где наслаждение явствами, где упокоение сном и все другое, что делается в угодие плоти?— где пожатие рук, объятия, лобызания?- Все прешло отсюда и взято с собою тем, кто, как богач приточный, предпослал то в ад на поджигание себе огня неугасимаго.

2) Чего да не постраждет ни один из братий наших! И особенно ныне преподобно почивший и перешедший в жизнь нескончаемую, добре проведши здешнюю, в безукоризненном повиновении,— послушании,- юный летами, но седый мудрованием,— малый возрастом, но великий духом, коего внутреннее благонастроение ведомо мне, внешнее же поведение известно и вам, что в нем вся добра зело и всякой похвалы достойна,— Рафаил — добрый и воистину благородный, яко сохранивший Богоподражательный образ и, дерзаю сказать, достойно соименный одному из первостоятелей Ангельских.— Такую я имею уверенность о сем чаде моем; имейте и вы, ибо он того достоин.— Но обратимся к начатой речи.

3) Так и мы, спустя немного прейдем отсюда: умрем, нас опрятают, отпоют и похоронят.— Поелику же это так есть, и несть человек, иже поживет и не узрит смерти (Пс. 88, 49); то прошу и молю вас, будем жить преподобно и непорочно и вести себя неповинно и безукоризненно, не только плоть, но и душу сохраняя чистыми: первую порабощая духу, чтоб не разсвирепевала и не возставала подчревными движениями, и обуздывая страхом Божиим, чтоб покорно и смиренно довольствовалась мерою пищи, пития, сна и отдыха, определенною уставом и особым повелением; над второю же наблюдая, чтоб не слагалась с скверными помыслами и движениями и, вся воспаряя к Богу, Его красоту созерцала единую, потому что она одна во истину прекрасна и достолюбезна, все же другия красоты — призрак и ничто; ограждая также ее молитвою и псалмопением, чтоб чрез то и другое представить ее благоугодною благостному Жениху, Христу Богу. Если так совершим течение наше, благо нам: мы не умрем, а живи будем, сопровождаемые утешительною напутственною песнию: блажен путь, коимь идете вы днесь; ибо уготовано вам место упокоения.

163.

1) Наша брань к духам злобы с вождем их диаволом.— 2) Они непрестанно строют козни на пагубу нам: следует и нам неусыпно блюсти себя и противодействовать им на радость Господу и Ангелам Его.— 3) Так действовать неизбежно, если желаем достигнуть безстрастия и за борьбу стяжать венец мученический.— 4) Для успеха в сем нужны — смирение с послушанием, молитва неусыпная, внимание себе, все подвиги самоумерщвления и откровение помыслов. [2, 96].

1) Несть наша брань к плоти и крови, но к началом и властем и миродержителем тмы века сего (Еф. 6, 12),- и к началозлобному супостату нашему диаволу, который в самом начале миробытия, прокравшись в рай, прельстил праотца нашего к преступному вкушению от запрещеннаго плода, и чрез то был причиною изгнания его из рая сладости на землю сию. С тех пор из рода в род преследует он род человеческий, научая его всякому злу. Он ныне и нам всячески наветует, ползает шипя, и виляя хвостом ластится, чтоб удобнее прельстить, воровски входит и выходит, и уловляет души не утвержденные и себе не внемлющия. Почему нам против него нужны большое трезвение, большая бдительность, большая осмотрительность и тщание, чтоб он не напал на нас и не уранил.

2) Зная его замыслы и козни, вооружимся всячески и станем противовоевать и отражать его, не ленясь и не послабляя ни себе, ни ему; как и он не отступает и не делает послабления, ища погибели нашей. Хотя бы многократно нападал он в день и терпел неудачу, все стоит на своем, как бы не начинал еще борения, и снова нападает еще сильнее, взяв с собою и других духов злобы. Так и нам не должно отступать или послаблять себе при таких ежедневных и ежечасных на нас нападениях. Хотя бы мы показали уже много внимания и напряженнаго усилия и с успехом, не будем изменять сего; но всегда будем держать равное против него рвение, возбуждение и сопротивление, чтоб, видя такое наше сильное врагу противодействие, Бог радовался и веселился о нас, и св. Ангелы Его, помогающие нам по Его внушению и мановению.

3) Ибо мы не достигли еще в меру безстрастия и вместе с ним свободы от браней, чтоб ум наш безмолвствовал в себе, не подвергаясь борениям. Это многими трудами, потами и подвигами наследовали и наследуют неутомимые ревнители. Нам же, коих обдержит еще страстность, необходимо настойчиво пребывать в подвиге и утомлении непрестанном, не унывая и не опуская рук, при виде своей изменчивости и при переменах в тактике врага, по причине коих каждодневно и каждочасно приходится будто снова начинать. Таково дело подвизающихся искренно: за то и венец каков?— Свято — достигнуть высот безстрастия; но блаженно и второе — не быть побеждену в бранях, и всегда противостоять, подвигаясь постепенно к той высоте и совершенствуясь. Мученическую корону получит и таковой, как и воин, по возвращении с поля сражения, показывающий царю раны свои и язвы, не бывает презираем или осуждаем, а напротив получает похвалы, дары и отличия.

4) Будем же подвизаться, как воины Христовы, и время свое будем почитать не иным чем, как временем схватки с врагами, когда только и слышно, что жужжание стрел и удары мечей: ибо мнози 6орющии нас с высоты (Пс. 55, 3), как написано, кои весь день делают нападения и ведут борьбу, ставят сети, роют ямы, устрояют засады и всякие другие ковы. Кто же избежит их, кто укроется от них, кто не поткнется ногою и не попадет в сети их? Кто другой, как не имеющий смиренномудрие в содружестве с послушанием, неленостную молитву, усердие к делу, непротиворечивую покорность, безропотную подвижность, неусыпно трезвенное внимание к отражению срамных помыслов и к восприятию благих созерцаний, бдение, псалмопение, поклоны, над всем же сим, или со всем сим исповедание сокровенностей своих, бежание дерзости, мерность слова? Всем этим и подобным сему внутренний наш человек запирается, как в крепости и враг, не имея силы действовать против него, отходит.

164.

Описание внешняго вида человека Божия, истиннаго инока. [2,97].

Будем внимать себе, братие, и не будем иждивать дней своих и времени своего напрасно. Вот этот день уже прошел, и не видать нам его больше; но дела, нами в продолжении его сделанныя, записаны. Если они хороши, благо нам; а если нет, увы! Будем блюсти чувства свои не окрадаемыми, держа голову большею частию преклоненною: око да будет внимательно, неразсеянно, неповлачаемо туда и сюда; ибо что видится в глазе, то видится и в душе, потому что внешний человек срисовывает то для нея; лицо да будет не сумрачное, ни разсеянное, но степенно и кротко, и большею частию печально и орошено слезами сокрушения; поступь да будет смиренна, невычурна, не горда, без подъятия плеч, хмурения бровей, шумнаго ступания и потрясания всем станом; речь также да будет приятная, не слишком громкая, и не слишком тихая, с степенностию в очах и других членах, без разширения ноздрей, махания рук и вращания лица. Ибо человек Божий благоустроен во всем, органом некако будучи, обитающаго в нем, Духа, направляющаго его и в говорении, и в смотрении, и в ястии, и в питии. И нам надлежит поступать благообразно и по чину во всем: и в одеянии, и в обуви, помышляя, что с нами всегда и во всех случаях и при всех делах присущ Господь Бог наш.

165.

1)Приведши слово Апостола: се ныне время благоприятно, сказывает, что сим Апостол возбуждает ревность нашу о содевании спасения.- 2) Потом прилагает: вы так и делаете, благо вам. [2, 98].

1) Чему учит нас Св. Павел и что внушает, когда говорит: се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2 Кор. 6, 2). Отложим убо дела темная и облечемся во оружие света (Рим. 13, 12).- Это - он, как благий отец и учитель, возбуждает нас от лености и отгоняет дремание душевное от мысленных очей наших, добре направляет наши по Богу шаги, наводя их на стезю доброделания. Послушаемся его Божественнаго учения, возстанем живо, отрезвимся и потечем еще и еще усерднее, потому что день жизни каждаго из нас уже преклонился. Потщимся же приготовиться, да благо будет нам и вечные веки поживем, наслаждаясь неизреченною радостию. Ибо если неготовыми и не благоустроенными в душе застанет нас конец жизни нашей,- увы! на - увы! воистину. И кто исхитит нас из рук душегубительнаго змия? - или в чем найдем облегчение, когда мучимы будем за нерадение, в коем зле провели здешнюю жизнь? Почему - оставляющее нас пусть оставляют, и беззаконнующие пусть беззаконнуют,- говорю об отбегших от нас.- Или лучше, помолимся о них и постараемся воззвать их обратно: ибо не хощет Бог смерти грешника, но еже обратитися ему и живу быти (Иез. 33, 11).

2) Вы же, благодатию Христовою пребывающие в подвиге послушания и неложными сохраняющее обеты свои пред Богом и человеками, радуйтесь и веселитесь: ибо многая сокровиществуется вам награда на небесах, если до конца будете внимать себе и верно исполнять все, заповеданное вам о Христе Иисусе, Господе нашем, как воины Его, Им набранные: ибо Ему ввоинились вы и Ему служите день и ночь, помня слово Его: не говорящий Мне: Господи, Господи, но творящий волю Отца Моего Небеснаго, Мой есть,- и внушение Апостола: хощеши ли не боятися власти? благое твори, и имети будеши похвалу от Него (Рим. 13, 3).

166.

1) Будьте тверды в жизни и все терпите: ибо за то вечное блаженство, котораго когда сподобитесь, еще пожалеете, что не потерпели больше.- 2) Поминайте и в чувстве имейте день суда и воздаяния;- и никогда не впадете в разленение и ропотливость.- 3) Кто иначе себя имеет, тот порабощен страстям и зверонравен; а кто таков, тот ангел есть. [2, 99].

1) К вам не надо ныне говорить так, как говорится у древних Пророков: слухом услышите, и не уразумеете: и видевше узрите, и не увидите: одебеле бо сердце людей сих, и ушима своима тяжко слышаша, и очи свои смежиша (Ис. 6, 9. 10). Ибо вы трезвитесь и бодрствуете, откровенным лицем славу Господню взирающе (2 Кор. 3, 18), после того, вак отрясли тину пристрастия к миру от очес душевных,чрез послушливое священное жительство ваше и стали чисто видеть вещи, т. е. житейскую суету и непрестающее волнение человеческих дел в разных направлениях,и уразумели, что одно только есть твердое, достолюбезное и превожделенное благо - Бог,и то, чтоб к Нему стремиться добродетельною жизнию. Благословен убо Господь и Бог Отцев, сподобивший нас быть причастными части сей и вести такую любомудрую жизнь. Горе потому будем взирать, где Глава наша - Христос, умопредставляя не какия либо тленныя и скоропреходящия, но небесныя и пренебесныя красоты, и тамошних неописанных и неизреченных благ вкушание и утешение, о которых ни ум никогда не помышлял,ни ухо не слыхало, ни сердце не мечтало, по причине недомыслимаго превосходства их, которых, как я могу уверить вас, достигнете и вы, если Господь подаст вам силу до конца терпеливо понести предлежащий вам подвиг, и упокоитесь там, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания. Тогда вы велегласно возблагодарите Господа, призвавшаго вас к сему священному образу жизни; о претерпенных же скорбях не только никакого помина не будет, напротив жалеть будете, что не пришлось вам понести гораздо больших подвигов, скорбей и теснот, чем понесли.

2) И что увидим в оный страшный день явления Господа нашего Иисуса Христа, когда явно приидет Он с безчисленными мириадами Ангелов и Архангелов и сядет на престоле страшнаго судилища, собирая с четырех концев земли все языки и всякое дыхание, открывая дела тьмы и объявляя советы сердечные, вследствие чего одни возьмутся к радости одесную страну Господа, а другие отъидут со стыдом ошуюю, и те введены будут в светлыя обители, в рай сладости, в Царство Небесное, а эти отосланы в огнь неугасимый, в пищу червям,на скрежет зубов, в тмущую тму, в глубь тартара, в узы неразрешимыя и всякия мучения, сообразно с грехами каждаго. Тогда те просветятся, как солнце, и начнут радоваться и веселиться полным сердцем, и немолчными песнями прославлять Господа, уразумев, какому благому добре поработали Владыке.- Это мученики, за исповедание Его пролившие кровь, Апостолы, Пророки, исповедники, преподобные и праведные; за ними, душевное мученичество показавшие, apxиeреи, иeреи, монахи и миряне,- все в добрых делах,начинаниях и подвигах пожившие. А эти начнут стенать и рыдать, увы! к - увы! прилагая, и проклятие за проклятием призывая на свое безсоветие, вяжемые, биемые и поносимые отверженными духами, паче же сами себя осуждая и клеймя, и отчаянием терзаясь, конца не чая нестерпимым мукам, определенным на вечные веки, как изречено в слух их: идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный (Mф. 25, 46). Принимая все сказанное в чувство, можем ли мы разлениваться в наших трудах и потах? Можем ли малодушествовать от притрудности теперешней жизни? Не паче ли воодушевимся сердцем и пламеннее огня возгоримся рвением - до конца пребыть верными уставам нашей самоотверженной послушнической жизни, чего бы это нам ни стоило?

3) Восприимем же все cиe в чувство и пребудем в нем, усердно делая все, к чему это побуждать будет нас. Ибо кто равнодушен к этому, будьте уверены, что он уловлен страстьми, дремлет в безпечности, тяжкосердствует, сластолюбствует, завидует, легкомысленничает, ленится, уткнувшись, вак медведь в лапы, того только ищет,чтобы поесть и попить, рыкает, как лев, не получив удовлетворения своих злых пожеланий, прыгает, как леопард от одного удовольствия к другому, ухитряется, как лисица, достигать искомаго по своему сердцу, злится, вак верблюд, в отмщении ближнему за какое либо случайное опечаление, ржет, как конь, женонеистовствуя на тела человеческия и скотския, безстыдствует, как волк, в продерзости на погубление души своей и братней. И что много говорить о разных страстях, коими иные не уподобляются только зверям, но и гораздо превосходят их в зверонравии своем.- Стоящий же на стороне благих помышлений, как Ангел светл, как Херувим молниеносен, как Серафим многоочит, чтоб, воспользовавшись каким либо случаем не наскочил на него душепагубный дракон, мужествен, как воин, огненный меч разительнаго помысла наносящий на грех, и демонов опаляющий возжжением благих помышлений, как источник приснотекущий источает чистыя струи слез сокрушения, как храм Божий созидается из златых камней добродетелей, как агнец нездобивый, по подражанию Владыке своему, не преречет и не возопиет, но, хотя бы предлежала смерть, идет, повинуясь отцу и братиям. Но се показана вам жизнь и смерть; избирай себе каждый, что хочет.

167.

1) Брань наша с духами злыми. Почему надо блюстись, облекшись во всеоружие указанных Апостолом добродетелей, коим дана сила отражать и поражать врагов их.- 2) Брань эта мысленна и отражается противоположными мыслями с молитвою к Господу.- 3) Она подымается внезапно и делает наше внутреннее состояние изменчивым, как изменчиво состояние воздуха; но это не страшно для внемлющих себе и украшающихся добродетелями с упованием на Бога. [2, 100].

1) Несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, по Апостолу (Еф. 6, 12). Посему нам нужно иметь трезвение, бодренность, заботливое тщание, напряженное усилие и ограждение себя духовными оружиями,- как-то: верою несомненною, как шлемом, послушанием непритворным и смирением нелицемерным, как щитом, и всякою другою добродетелию, кои все в своем случае могут служить оружием против обольстителей наших, и имеют силу обращать вспять невидимых супостатов наших.

2) Эта брань великая и страшная, как знаете, всегда в действии, не преставая даже во время молитвы и Святаго Причастия; она приводит в движение и воздымает иногда такиe помыслы, о коих не леть есть и глаголати. Но душа смиренная, уязвляемая помыслами, отражает их с ненавистию, противореча им святыми помыслами и в тоже время обращаясь с молитвою к Господу. Помощь от Господа тотчас приходит, и восток с высоты поражает и прогоняет дракона. Почему не следует нам малодушествовать или уступать при таких нападениях: ибо, при безстрашии сердца, ум пребывает недоступным для приражения таких нападений, и это не только во время Причащения, но и во всякое другое время. 3) Враги во всякое время нападают, и когда неожидаем; но когда мы в добром и мирном бываем устроении в духе, или от объявшаго нас сокрушения, или от чистой молитвы, или от чтения, или другаго какого священнословия, он нападает, возмущая и колебля сердце, и как бы из пристани выбрасывая на волны, или из света дня вводя в ночную тму помыслов. В сем отношении с нами бывает тоже, что и с состоянием атмосферы в продолжении дня: то она бывает ясна при сиянии солнца, то мрачна при на-беге облаков,потом опять просветляется, и опять омрачается, по причине разных изменений в воздухе. Не так ли бывает и с нами? То мы светлосияем, подобно светлому дню от благих помышлений, то омрачаемся злыми помыслами, и опять возвращаемся в область света, предавшись молитве, или другому какому доброму упражнению? И это не раз в день. Но в воздухе изменения бывают иначе, чем у нас: там это случается естественно, и как премудрость Творца всяческих Бога законоположила; а у нас оно произвольно, есть отчасти и дело нашего произволения. Ибо хотя диавол и покушается посредством прилогов лишить нас света добраго состояния; но мы имеем силу отражать его, и всегда иметь Солнце правды осиявающим ум наш, каке имели святые, и как имеют все добре жительствующие. Ибо и ныне много святых, кои, как камение честное, вращаются по земле, отличаясь не творением знамений и чудес: ибо не в этом только святость: но хранением правой веры и заповедей Божиих точным исполнением,искреннею любовию к братиям, чуждою зависти, сорадованием благоденствию ближняго, стоянием выше славы человеческой, и всякою другою добродетелию. Так проявляется святость во всяком человеке. Вы же, изшедшие из мира и ему распявшиеся, должны сверх того отличаться нестяжательностию и девством, отречением от своей воли и благодушным претерпеванием всех лишений и скорбей, неразлучных с образом жизни нашей. Так живя, вы святы и со Святыми вчинены будете, и сонм преподобных примет вас в среду свою,— и вы вечно будете радоваться в скиниях мучеников.

168.

1) Теча путем своим не будем смотреть на земное и скоропреходящее; но на небесном и вечном утвердим взор свой: ибо то разслабляет,а это исполняет мужеством.— 2) Так текли все отцы; так следует и нам тещи, украшаяся всякою добротою, от всего же худаго отрешаясь и очищеясь. По имени нашему да будет житие наше. [2, 102].

1) Путь некий есть жизнь наша, и путь не в один, два или многие дни совершаемый, но простирающейся на всю нашу жизнь, пока переселимся из здешняго в будущий век. Какое потребно напряжение, какая сила, какое внимание и усердие, чтоб не потерять мужества и не отказаться от шествия по сему пути, смотря на его толикое разстояние, имея притом противником врага, который всякия препоны и преткновения устрояет для наших по Богу шагов? Но ничего; ибо с другой стороны мы имеем и заступником,и руководителем в подвигах, и сшествователем по пути, не какого либо там, но Господа и Владыку всяческих, хранителями же и попечителями Святых Ангелов. Се не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля (Пс. 120, 4). Почему емлемся усердию пути нашего, с напряженным усердием, с пламенным желанием, не долу смотря, но горе устремляя очи: ибо если будем смотреть долу, то всеконечно заболим леностию, малодушием и разслаблением, по причине устремления нашей мысли то туда, то сюда, и прилепления сердца к суетностям и сластям жизни сей: к блуду, чревоугодию, любостяжанию, к зрелищам, к празднествам, украшениям, фантазиям и ко всему другому из вещей скоропреходящих и гибнущих. Но когда взор свой утвердим в небесном и вечном; то, хотя скорбно и приболезненно наше настоящее, хотя тут труд и утомление, хотя пост и бдение, отсечение воли и лишения, хотя то и другое, неизбежное по роду жизни нашей подвижнической и аскетическому послушанию,— не станем унывать, не будем малодушествовать, не будем изнемогать под тяжестию находящих скорбей, не будем уступать возстающим страстям; но с дерзновенным мудрованием и духом теча, тещи будем, и шествуя шествовать, взирая на небо, в Бога вперив взор, к Царствию Небесному стремясь, к утешению райскому, к сладости нетленной славы оной, к свету невечернему, к блаженству Ангельскому.

2) Так все отцы теча текли, и побеждая победили: мученики, преподобные, праведные, благочестивые, Боголюбивые, монахи, миряне, мужи, жены, юноши, старцы, почитая обучением некиим бывающее здесь. Так и мы, если желаем славы их и блаженства, должны тоже охотно пострадать в сем боголюбезном нашем образе жительства. Возлюбим же cиe, братие, решимся все претерпевать и переносить с мужественным мудрованием и с неослабным рвением, очи во главе имея, как повелевает Премудрый (Еккл. 2, 14), а не устремляя их к ногам. Ибо помышляющие о небесном и им занимающиеся, во истину очи имеют во главе, а те, которые преклоняются к суетному и им заняты, очи к ногам спускают. Было бы жалко и чудовищно, еслиб у какого человека ноги были вверху? а голова внизу; но гораздо более жалко и безчеловечно пострадать это душевно. Будем же ходить так, как подобает мудрым, во главе имеющим очи, о Боге и Божественных вещах помышляя и соответственно тому действуя. Очи во главе суть вера, надежда и любовь; из них — терпение крепкое, чистота, братолюбие, мир, кротость, скромность, мужество, благостояние, воздержание, всякая благостыня, всякое добродетелей цветоносие и плодоносие у тех же, кои противно сказанному помышляют и действуют, бывает противное: неверие, безнадежие, ненависть, из коих — нетерпеливость, малодушие, блуды и прелюбодеяния, продерзости, сластолюбия, чревоугодия, легкомыслия, украшения себя, смехи, брани, зависти, убийства и всякое другое сатанинское деяние и действо. Божии будем гнаться за Божиим, чистые — за святым, непорочные — за девственным, благочестные — за преподобным, мирные — за братолюбным, не тщеславные за небесным, отрекшиеся от мира — за премирным. Да не превращается порядок в безпорядок, чтоб нам, сущим от света, гнаться за тем,что темно, сущим от чистоты — за блудным, сущим от благочестия — за безпорядочным, сущим от славоненавидения — за тщеславным; потому что это жалко, это лукаво, это богоборно, это бесолюбно, это поджожка к огню адскому. Будем же Божияго искать, как Божии, как по званию нашему именуемся. Мы монахи, странники, анахореты, девственники, рабами Божиими и Ангелами именуемся; и все подразумевают, что и действительно таковы. Да не будет же никто из нас не Божиим, не чуждым миру, не девственником; никто да не будет ропотником, блудолюбцем, бранчивым,унывливым, малодушным: ибо гнев Божий великий близ есть,— и воздаст. Не столько гневается Бог, хотя и гневается, на тех, кои в мирском чину худы бывают по душе, сколько на нас, всецело Ему принадлежать долженствующих; как и господин больше негодует на тех слуг, кои у него на глазах в чем либо погрешают, чем на тех, кои, вдали от него находясь, оказываются такими. Гнев Божий однако не на всех нас одинаково простирается, а проявляется разнообразно: инаково на тех, кои постоянно пребывают во зле, инаково на тех, кои то исправляются, то опять падают; инаково на только что приявших схиму, и инаково на устаревших в схиме: так как чем больше кто пребывает в схиме, тем очевиднее должна являться отличность его жизни; почему, если старость ничего не пользует,она бывает причиною осуждения, и посмешищем: подобно как смешно видеть седовласаго мужа учащимся в школе с детьми.

169.

1) Вы воины Христовы; и вам непрестанно надо быть во всеоружии — вот каком.— 2) Корень всего зла — гордость; но воевать следует против того, что борет в сей час: ибо это не у всех всегда одно.— 3—16) Разныя мысли о духовной брани. [2, 103].

1) Вы воины Христовы; воину же должно обдумывать, что потребно для брани, и держать в порядке всеоружие свое, чтоб во всякое время быть готову к схватке с врагом.— Посмотрите же, готовы ли вы, и в каковом состоянии оружия ваши духовныя,— отточены ли, вычищены ли и отполированы?- именно — меч послушания, броня веры, шлем спасительной надежды, щит смирения, колчан добрых помыслов, и наконец колесница, т. е. честное тело ваше, которое есть вмеcте и конь, добре всему долженствующий обученным быть,— и быть ни слишком тучным, иначе негож будет для бега, ни слишком тощим, иначе безсилен будет для требуемаго движения, добре сносящим узду страха Божия, когда ее употребляют, чтоб он не выносился вне должнаго направления пути и не сбросил всадника -ум необузданными скачками своими. Вот каковыми всегда быть вам желает Слово Божие;— так как война у вас непрерывна, каждочасные схватки, каждое мгновение стрельба.

2) Кто же между вами доблестен, кто силач, кто воитель,— посекающий сопротивные помыслы тысячами и тьмами, низвергши наперед гордый ум, как никогда Божественный Давид Голиафа онаго?— Ибо из этого что бывает?— Обращение в бегтство духов злобы, т. е. многочисленных и разнообразных страстей греховных. Гордыня ума — первое из зол и последнее. Чрез нее низпал с небесных высот и Ангельской светлости, ныне искушающий всех нас, дракон, и из нея, как из какого корня, произрасли мириады лоз греховных. Но нам надо подвизаться и воевать против того, что сейчас нападает: так как в каждый час один одною борим бывает страстию, а другой — другою: тот болит блудною страстию, а этот — чревоугодием,—тот леностию, а этот завистию, тот гневом, а этот неверием, тот непокоривостию, а этот самолюбием, тот бездействием, а этот неистовством. Все же cиe действует один и тот же дух сатанинский.

3) Велик и разнообразен подвиг наш: всюду должен быть глаз, с каждой стороны надзирание, вокруг ограждение,- чтоб не ворвался враг, не ранил и не взял в плен, чтоб не наложил рук, не стал бить и не убил.

4) И предусматривать надо; и с своей стороны начинать схватки и воевать против. Случается получить один удар и дать десяток,— получить малую рану и отплатить поражением на смерть.

5) У кого ранено тело, тот ищет врачевства; таким же образом и у кого ранен дух, тот должен искать соответственнаго врачевства для духа. Врачевство cиe — исповедаие с епитимиею. Совершив это, опять надо выходить на брань.

6) Победивший в телесной брани получает одну награду; а победивший в духовной брани - тмы венцов: так что каждодневно брань, каждодневно и венцы, каждодневно награды.

7) И блаженны вы, если одерживаете верх и не поддаетесь, крепитесь и не малодушествуете, пока кончится война чрез ваше отсюда переселение.

8) Дерзайте убо, чада мои возлюбленные и братия, дерзайте, ибо Бога имеете помощником, попечителем о жизни вашей — Ангела, заступлением — святых, имена коих призываете, непобедимым оружием — знамение Креста Христова.

9) Не убоимся от тем окрест нападающих на нас невидимых врагов чрез худые помыслы; не преклоним колен пред ваалом плотских сластей, не предадим врагам целомудрия нашего, которое уневестил себе Христос в святыни, не сотворим удами блуда и сосудами нечистоты удов наших, сущих удами Христа, пречистаго и безсмертнаго Жениха.

10) Не примем в советники змия, замышляющаго изгнать нас из райской киновии нашей, не отворим дверей ворам — демонам и не дадим им украсть сокровище души нашей.

11) Как благо пребывать нам во граде, который устроил Господь Бог наш для нас из разнообразных добродетелей? Как блаженно сохранить достоинство души нашей не порабощенным от греха! Душа, не порабощенная страстями, вся свободна, вся Боговидна, вся господственна, вся световидна, вся образованна, Богособранна, Богорастворенна, небесна.

12) Не такова душа, порабощенная и возобладанная страстьми — тираннами. Она видится многое и ужасное страждущею, влекомою туда и сюда на работу каждой страсти и всякаго дела укорнаго. Приемля поведение от демона, она безпрекословно делает повеленное. Господствует над нею бес сласти плотской, бес зависти, бес ненависти, бес задорности, бес чревонеистовства, бес лености, бес неверия, бес хулы, бес гнева, бес гордости, бес лжи, бес хищения, и всех других страстей бесы, которых имена кто исчислить может?

13) Какими кто бесами прельщен,тем и подручен. Бедная душа его томится под игом их; окаянна жизнь ея. Она вся бедна, вся невзрачна, мрачна, безсветна, безбожна, безобразна, отвратительна на вид для всех благомыслящих.

14) Не унизим достоинства нашего, чада, не продадиме свободы нашей. Сделавшись господами, не будем рабами (1 Кор. 7, 22. 23). Не преложим света нашего в тму, не превратим красоты нашей в безобразие, не отвратим лица вашего от Бога, чтоб обратить его на срамную образину греха, не совлечемся светлых одежд добродетелей, чтоб облечься в мрачныя рубища беззаконий, будучи Сынами Божиими, не превратим себя в порождения диавола.

15) Кто, в здравом уме находясь, решится предать себя в рабство, будучи господином?— Кто, обладая всыновлением Богу, согласится называться породою диавола? Кто, отбросив неизреченное благородство добродетели, изберет причислиться к низкородной страстной жизни? Кто от богатства духовнаго взыщет перейти в бедноту и оскудение в душе? Кто предпочтет потерять Царство Небесное, чтоб приобресть огнь и тму, и другая страшныя муки вечныя? Не здравоумных это дело, и не не потерявших смысла шаг, но некиих безумных и безчувственных,— чтобы созданные по образу и подобию Божию для наследия вечных благ произвольно чрез безсловесное сластолюбие низошли в глубины ада на вечное осу ждение.

16) Пробудимся дремлющие, откроем очи смежившие их, послушаем не слышащие, восприимем силы разслабленные, воспрянем к мужеству, воодушевимся и вступим на спасительный путь. Возопием ко Господу,- и Той сотворит. Ибо близь Господь всем призывающим Его во истине, и смиренныя Духом спасет (Пс. 144, 18; 33, 19).

170.

1) Сравнивает с уходом за виноградом уход за душею.— 2) Приглашает к такому уходу на радость виноградарю нашему Господу.— 3) Одобряет, что уже довольно потрудились в сем роде; но говорит,— еще и еще потрудимся, ходя непорочно в порядках обительских и трудах подвижнических. [2, 104].

1) Вчера собирая виноград, вы благословляли розги, которыя имели мног плод и скорбели о тех, на коих не было гроздов. Что этим означается?— То, что и вы, соделавшись виноградом Господа, когда имеете плоды духовные и как бы многогроздны бываете, то являетесь достойными удивления для Возделывателя душ наших; когда же нет, то-достойными клятвы и отсечения: ибо, как говорит Господь всякая розга, не творящая плода посекается и в огнь бросается (Ин. 15, 6). Видите, что виноград,не как случится, плодоносен бывает; но сначала со многим трудом насаждается возращается, достигает зрелости, и тогда уже начинает приносить плоды; когда же принесет плод, тогда обрезается, окапывается, ограждается, отребляется от сухих ветвей и очищается от всего, что может мешать плодоносию, как это знают виноградари по опыту,— и таким образом вновь дает плод.— Не тоже ли можно видеть и на нас? Ибо кто когда принесет плод, не переживши подобнаго сему, т. е., не будучи насажден и возращен, и не возмужав до полнаго во Христе духовнаго возраста, и для того не будучи окапываем, отребляем и ограждаем заповедями Христовыми?— Кто же не проходит всего этого, всегда оказывается недозрелым и безплодным; и его обгладывают все, мимоходящие путем, всегубительные демоны.

2) Почему примемся, прошу, за возделание души и тщательный за нею уход; т. е. за подвижническия делания и обычные порядки аскетической жизни: тяготу воздержания, труд бдения, стыд исповедания внутренних худостей, раны епитимий, хранение уст, не мечтательное сердце, непоколебимую веру, невозмутимое установление помыслов. Кто всего этого не делает, тот плода приносить не может; и такому розгою Христовою именоваться не следует.— За чем мы пришли сюда, братие? Не за тем ли, чтоб приносить плод мног, и Господа питать своим духовным благоплодием? Алчет нашего спасения благий Владыка, и если найдет нас спасающимися, радуется, вкушая от плода сего, а если нет, то, как безплодную смоковницу ставит под проклятие. Каждодневно приходит Он сюда, и надзирает, каковы мы. Потому потребны: подвиг, тщание, горячая душа, забота, смирение, послушание, внимание, песнословие, кротость, разумность, делолюбие, братолюбие, терпение, твердость, упование, да уготовим себя в сосуды избранные, в Духе Святом усовершенствованные.

3) Потрудились вы, признаю то, победствовали в прошедшем времени, перенесли многое, совершили довольно пути, посрамили лукаваго, отразили брани, отрешились от пристрастий, обнажились от мира, распялись похотениям, соблюли заповеди, сохранили веру отческую, стали не страшливы страхами человеческими, от сердца приготовились на смерть любве ради к Господу; все у вас Богоугодно и похвально, все священно и небесно.— Но еще немного, елико, елико потерпим, умоляю вас, братия честнейшие, постоим неуклонно в вере, постоим небоязненно при нападении искушений невидимых и видимых, не уступим велиару в каждодневной брани его, поя: Господь мне помощник и аз воззрю на враги моя (Пс. 117, 7). Господь защититель живота моего, от кого устрашуся? Внегда приближатися на мя злобующим, еже снести плоти моя, оскорбляющия мя и врази мои, тии изнемогоша и падоша (Пс. 26, 1. 2). Мы же востахом и исправихомся (Пс. 19, 9). Так будем петь мысленно, так будем мужествовать душевно; усердно будем проходить наши послушания, во всем соблюдая благочестие, не произнося слова гнилаго, ропотливаго, бранчиваго, осудительнаго, бунтовщицкаго, продерзаго, будем охотно сходиться на работы, на бдения и псалмопения, будем друг с другом согласоваться в кротости и смирении, в добромыслии, в устранении от миpa, в стремлении к небу, в малоречии, в безсмешии, в побеждении уступчивостию, когда услышим: прости,— что есть великое против диавола оружие,- в незлобии и миролюбии.

171.

1) Внимать надобно, чтоб не соступить с пути заповедей, с котораго столкнуть нас всячески старается враг; для успеха же в сем будем блюсти чувства.— 2) Если будем так охранять себя, враг отступит побежденный, и терзаться будет, а душа радоваться; в противном же случае, противное и последует.— 3) Но да не будет сего с нами; а если случится, поспешим врачевать себя покаянием, блюдясь потом от падений. [2, 105].

1) Необходимо всегда внимать себе, и во всяком случае сохранять себя в законе Божием,не уклоняясь от заповедей ни на десно, ни на шуе, но царский средний совершая путь, где пребывает спасение, незаблудность и благопоспешество. Cиe надлежит иметь в виду, сему внимать и cиe ведать; так как змий прелестный, похититель душ, диавол, всегда бдительно смотрит, как бы свести нас с сего пути, и, сбросив в стремнину какой либо страсти, взять как добычу окаяннейшую. Победим же мы его и останемся не заблудными, если будем бодрствовать и трезвиться, и хранить чувства свои: глаз от видения того, на что смотреть не должно; ухо от приятия обольстительных слов и нашептываний дракона; руки от прикосновения, как к своим членам, так и к членам других, по страсти, или движению похоти; ноги от вступления на пути стропотныя, и в места скрытныя, и мысленно и чувственно.

2) Если будем мы так поступать и так себя блюсти, с подобающим исповеданием, потребным смиренномудрием и с должным благонастроением; то дракон побежден, отогнан от сердца лукавый; и скрежещет зубами, вдали стоя, потому что никогда не унывает всезлобный, сколько бы раз ни был побеждаем и прогоняем. Душа же радуется и мужается, и к Богу паче восхождения творит,находясь во свете, в высочайших и превыспренних созерцаниях, будучи обожаема и небошественна. Если же она противна тому как сказано, держит себя; то противное тому и претерпевает, т е бывает завладена и порабощена тою страстию, какою побеждена, и омрачаясь злыми помышлениями, спускается во глубину некую зол, будучи мучима и терзаема, нигде и ни в чем не находя покоя, и еще здесь вкушая плод горести, ожидающей ее в будущем веке.

3) Но да не будет нам когда либо потерпеть что подобное. Не дадим себе увлекаться прельщениями греха, и если случится что такое, наискорейше будем отсекать то, и как стрелу, нанесшую рану, отбрасывать, место же уязвленное врачевать врачевством покаяния, глаз ли погрешил, или ухо, или рука; и затем тщательно блюстись. Ибо и неразумныя животныя, поскользнувшись однажды и дважды в каком либо месте, избегают его, или осторожно обходят,чтоб не впасть в туже беду. Мы же, образом Божиим почтенные и словом премудрости научаемые, ужели попустим себя оказаться хуждшими неразумнаго естества, любя туже страсть от коей случился грех и ища той же стремнины и того же рва, где совершилось падение? Ужасно это будет и пребедственно. Нет, но, как мудрые, мудро будем ходить, как чистые, девственно поживем, чтоб и против внешних искушений оказаться более сильными и крепкими. Душа, всячески себя охраняющая и непобедимою чрез то пребывающая пред нападением страстей, не боится ни огня, ни меча, ни зверя, ни Царей, ни властей, ни скорби, ни тесноты, ни гонения, но всегда готова воззвать: не убоюся, внегда смущается земля, и прелагаются горы в сердца морская (Пс. 45, 3). Будем блюстись от внутренних наветов, и внешних бояться не станем.

172.

1) Нашим брашном должно быть творить волю Отца небеснаго, живя по правилам подвижничества и порядкам послушания обительскаго.— 2) Враг досадует, видя такую вашу добропорядочность и тишину, и не находя доступа к вам.— 3) Мужайтесь же, противодействуя врагу и не слушайте его шептаний; внимайте же паче Ангелу Хранителю вашему. [2, 107].

1) Говорит Господь: Мое брашно есть, да сотворю волю пославшаго Мя Отца, и совершу дело Его (Ин. 4, 34). О братие! Он даровал и нам власть называть Бога Отцем. Почему и нашим брашном должно быть творить волю Отца нашего небеснаго. Что же именно следует нам творить? И что делать?— Вы уже показали это предыдущею жизнию, живя по данному вами обету; и я могу ответить вам: живите, как жили, продолжайте с благодушным терпением переносить труды воздержания, тяготу послушания, изнеможение от бдения, невидимыя стрелы помыслов, огнь похоти, омрачение унынием, уязвление от зависти и всего прочаго, чем покушается низринуть нас во глубину ада губитель душ наших, диавол.

2) Дерзайте: ибо он нападает; но и отражается силою Божиею в вас, а не вас низлагает; скрежещет зубами, видя, какую мирную и постоянную проводите жизнь, но вред вам причинить не успевает; усиливается вторгнуться в вас и восхитить душу вашу в пагубу, но места не находит, откуда войти к вам, видя, что вы, как стеною, ограждены законом Господним; ставит сети и звероловныя засады устрояет, стараясь навесть вас на них, но не достигая сего, раздирается злобною досадою, видя, как вы разстроивате все его ковы исповеданием. И вообще ему нет места там, где силен страх Божий, где блюдется исполнение заповедей, где в действии все обычные уставы нашей жизни, и охотно приемлются и исполняются епитимии.

3) Посему радуйтесь и воодушевленны пребудьте, благодушествуйте и мужайтесь, крепитесь и возмогайте, отнюдь не давая входа неистовому демону, отнюдь не допуская шептать в ухо души вашей этому лукавому змию, и если подойдет, отгоняйте его и отражайте. Знаете, как он прельстил перваго человека, и как успевает прельщать и ныне поддающихся его прелыцениям. Он внушает одно худое, какою бы благовидностью то ни прикрывалось,— только то, что ведет или к гордости, или к зависти, или к похоти плотской, или невоздержанию и ко всему тому, что оскверняет душу. Но вы прислушивайтесь паче к тому, что добре напоминает вам Хранитель жизни вашей, внушая мысли целомудренныя, мужественныя, общеподражательныя, помышления о смерти, о переходе в другую жизнь, о будущих благах вечных, равно как и о противоположных тому мучениях нескончаемых, как и каким образом первых можно сподобиться, а вторых избегнуть, чтоб, занимаясь постоянно этим, паче и паче утверждались вы в доброделании и ревностнее текли путем Господа Бога нашего, пока придет определенный нам конец жизни; и добре благоугождаемый нами Владыко переведет нас отсюда к вечному упокоению.

173.

1) Возделание души не требует особаго времени и сборов, как возделание земли: оно во всякое время удобно, и сборы все здесь состоят в желании и решимости все недоброе подавлять, а всему доброму благоприятствовать.— 2) Возмемся же за это, подражая отцам, которые искали и обрели, толкали и отверзлось им. [2, 110].

1) Для возделания души всякое время удобно, не как для возделывания земли. Тут не нужны также ни волы, ни плуги, ни другия земледельческия орудия; а нужно только одно произволение и всеусердное желание, коим и в коем посеваются добрыя семена, и пожинаются благие плоды для вечнаго наслаждения и упокоения; и это не днем только, но и ночью, утром и в полдень, в ястии и питии, в сидении и вставании, в беседе и молчании, в хождении и стоянии, в делании и бездействии, если, как следует, трезвимся и бодрствуем. Этим требуется, чтобы мы не блуждали и не прельщались помыслами своими, носясь туда и сюда умом, или и телом, не искали удовлетворения своих плотских пожеланий, не заводили друг с другом споров и ссор из-за того, не впадали в преслушание и ропотливость, в тщеславие и гордость, и в искушение поставить на своем и взять верх, ни на что не взирая. Ибо все такое не дает уму нашему пребывать с Господом, помышлять о достодолжном, быть смиренными и сокрушенными, и все встречающееся прискорбное принимать благопокорно и с радостию.

2) Не дадим же себе, братие, дни спасения нашего иждивать в бездействии, лености и нерадении, и время жизни нашей проводить без пользы; но вступим в куплю добродетелей, и притяжем богатство небесных благ, умудряясь мудростию, какою умудрялись св. отцы наши, ни дня, ни часа не губившие даром, но твердо и напряженно устремлявшиеся к очищению души, к прогнанию страстей и восприятию благих расположений, и не щадя ни трудов, ни потов, единаго Бога искавшие от всего сердца. Искали они и обрели, толкали и отверзлось им: -- отверзлись им двери любви, врата правды и вход ко Христу путем безстрастия, вошли и обрели радость и веселие неувядаемыя и вечныя.- Приидите же, спасаемые, потечем путем отцев наших, соблюдем завещания их нам, сохраним сердца свои чистыми и непорочными. Не поревнуем лукавнующим, и не позавидуем творящим беззаконие; зане яко трава скоро исшут, и яко цвет травный скоро отпадут (Пс. 36, 1. 2). Не будем смотреть на тех, которых больше, которые однакож живут нерадиво, но на тех, которые редки, но ревностию ревнуют о спасении и Богоугождении. Таким будем подражать, следами их добродетелей пойдем, их очами станем на все смотреть, их умом о всем разсуждать, их языком говорить,— да и их части сподобимся, блаженной и всерадостной.

174.

1) Получив, ради оставления миpa и вступления в обитель с обетами, силу на Богоугодное жительство, возблагодарите призвавшаго на cиe вас Господа, не словом, а делом избранной вами жизни: в сем победа над миром.— 2) Господь победил страданиями, крестом и смертию, путь нам указав к полной победе: в след за Ним победили сим образом мир Апостолы, потом мученики, потом преподобные.— 3) Таков ужь путь к Богу; и не найдется никого, кто бы не им шел.— 4) Почему не дивитись, что встречаете прискорбности; но паче радуйтесь, и мужайтесь. [2, 111].

1) Ничего нет для меня желательнее и радостнее, как слышать и видеть, что вы благочестно ходите и Боголепно ведете себя, исполняя все заповеди Господни и нелицемерно соблюдая монашеское жительство, в котором вы снова родились духом и чрез которое освободились от прежних прегрешений; и не только это, но и получили духа силы против видимых и невидимых врагов, и для небоязненнаго сретения всего находящего при служении Богу живому и соблюдении святых Его заповедей. Возблагодарите же, прославьте, воспойте призвавшаго вас Господа, воздающе воздаяние не другое какое, как терпеливое пребывание в вашем подвижничестве и то, чтоб, как доселе подвизались вы добре, так и далее еще паче стояли в этом, разгараясь любовию к Богу. От Господа же венцы вам соплетаются каждодневно, если в благом произволении своем держите твердую решимость скорее все претерпеть, нежели изменить чему либо из заповеданнаго нам. Ибо заповедь Господня жизнь вечная есть, нарушение же ея — смерть; почему необходимо нам исповедать истину и не согласоваться с теми, кои противятся ей, жертвуя за cиe всякими житейскими преимуществами, славою и честию у царей, архиереев и у других. Ибо что пользы, как написано, если кто мир весь приобрящет, а душу свою отщетит (Mф. 16, 26). Для того наша твердость и наши подвиги.

2) Но дерзайте, говорит Господь, яко Аз победих мир (Ин. 16, 33). Победил же Он для того, чтоб и мы, в след Его идя, побеждали его. Как Бог, Он всегда есть победитель мира; говорит же Он особо теперь, что победил, это как человек. И тотчас в след за Ним победили мир Апостолы, после них — мученики, потом — преподобные, и все благочестно и Боголепно пожившие. Но как одержана эта победа как самим Господом, так и святыми Его?— Без борьбы? без мучений? без пролития крови? без изгнаний?- Нет; не только не без этого, но еще крестом и смертию. Знаете об оскорблениях Господа, Его поношениях и осмеяниях,— что Он предан был, осужден, заушен, оплеван, распят,— но воскресши, спас мир. Равным образом и Апостолы тоже пострадали. Мучеников же страдания и мучения кто изречет? также и преподобных подвиги и лишения?

3) Слово Божие говорит, что вcu хотящии благочестно жити гоними будут; лукавии же человецы преуспеют на горшее, прельщающе и прельщаемы (2 Тим. 3, 12). Тесен и прискорбен путь, ведущий в царствие; пространен и углажден путь пагубы (Mф. 7, 14). На сем последнем — радость мирская, утехи и сласти плотския, презрение законов Божиих, беззаботность о смерти, страх человеческий; а на первом — скорби от мира, произвольные труды и всякаго рода лишения, как говорит Апостол о шествующих по нему: лишени, скорбяще, озлоблени, в пустынях скитающеся и в горах и в вертепах и в пропастех земных (Евр. 11, 37). И не найдется никто из святых, который прошел бы по нему без страданий.

4) Почему не дивитесь, встречая прискорбности; но паче радуйтесь, что и вас не миновали они, и разгорайтесь любовию к Богу сильнее и сильнее, чтоб чрез то и похоти заморить и демонов прогнать. Ибо любящий Единаго, всех других оставляет позади; и боящийся Единаго никого другаго бояться не может. Имеющий Бога стал выше всех. Мудрствуйте здраво, блюдите благочестие, творите молитвы и моления за всех. Христос посреде вас: ибо если Он присущ, где два или три, то как не быть Ему среди вас, исполняющих заповеди Его, когда вас столько?

175.

1) Отлучаясь на время, просит начальствующих и подчиненных действовать и жить по уставу, указывая и как именно.— 2) В побуждение же к сему выставляет то особенно, что Бог все видит, и за все взыщет. [2, 112].

1) Отлучаясь на время, прошу вас, любовию Господа нашего Иисуса Христа, в немногие дни моего отсутствия соблюдать обычные порядки общежительские, в послушании и смирении: начальствующие, распоряжайтесь не самовластно, не дерзко, не по купечески и не каким либо другим человеческим образом, но Боголепно, благотворно, спасительно, как Богом зримые и судимы быть имеющие, и ответ Ему дать долженствующие во всем, что говорите и делаете; подчиненные и послушники, благопокорно и безпрекословно исполняйте поведываемое вам, как от наместника моего, так и от прочих начальников. Вы — чада Божии, яко чада света ходите; вы — агнцы Христовы, паситесь, как агнцы Его, тихо и смирно. Никто не безчинствуй и не прыгай, как козлище, питаясь терниями страстей; никто не поступай, как Иуда, с братиями бывая будто брат, вне же замышляя предательство на пагубу души своей; никто не будь, как Исав, презирая свое спасение и преимущества его продавая за краденную какую либо пищу и питие. Никто не оставайся без дела, слоняясь туда и сюда, и не губи дня по пусту, когда другие братия трудятся усиленно, претерпевая зной дня и хлад ночи, в привратницкой ли кто находится, или в больнице служит, или в сапожнической, или в столярне, или в другом каком послушании. Страшное это преступление, когда, по Апостолу, ниже ясти достойни суть таковые (2 Сол. 3, 10).

2) Все по стезям Божиим ходите, в скрытныя же места на злыя совещания и суетные замыслы да не ступают ноги ваши; ибо очи Господни, тмами тем светлейшии солнца прозирают все пути ваши; и разсмотряют в тайных местех (Сир. 23, 27). Итак, хотя бы ты в прикрытом был месте, и там видит тебя неусыпающее око, с кем стоишь о чем говоришь и что делаешь. Смотри же, не узрело бы оно тебя беседующим с сатаною, замышляющим студныя дела или делающим что срамное. И хотя Господь не воздаст тебе должнаго воздания в тот же момент, но всячески повелит записать грех твой и означить падение твое,— безсловно и незримо возглашая тебе: сия сотворил ecu, и умолчах, вознепщевал ecu беззаконие, яко буду тебе, подобен: обличу тя, и представлю пред лицем твоим грехи твоя (Пс. 49, 21). Это в день суда.— Куда же убежим от рук Властвующаго над всем? Можем ли сделать что худое, которое не узналось бы? Не заходите-же ошуюю даже мыслями; но действуйте во всем спасительно и Богоугодно, да видя вас, радуется и веселится Господь, и в книгу животную да внесет благия дела ваши, в день же откровения всяческих да увенчает вас неувядаемым и вечным венцем правды.

176.

1) Стойте доблестно, взирая горе, и Божественными созерцаниями, как стрелами, отражая врагов спасения.— 2) Кого возмущает страсть, не поддавайся, помышляя о срамоте, коей подвергнешься поддавшись, и о том, что это враг прельщает тебя, представляя худое хорошим.— 3) И вообще по движениям внутренняя угадывай, какой дух близь тебя, добрый или худой, и одного слушай, а другаго отгоняй [2, 114].

1) Стойте доблестно, препоясани чресла ваша истиною, обувше нозе во уготование благовествования мира (Еф. 6, 14.15), горе взирая, к горнему устремляясь, горняго ища, небесным занимая ум, об исходе из тела заботясь, и о сретении потом Судии и oтвете пред Ним,— изследуя Божественныя Писания и жития святых, и найденное душеполезное и спасительное обращая против врага, вак стрелы.

2) Кого безпокоит страсть, пусть не унывает и не поддается ей: ибо близ Господь всем призывающим Его (Пс. 144, 18), и душа ищущая обрящет Его (подоб. Сир. 6, 16); только да стоит она твердо, да воздыхает и стенет, да проливает слезы, воздавая руки свои к небесам, да биет себя в грудь, помышляя о срамоте, какою покрывает греховное деяние, не говорю пред страшным престолом Божиим, но пред самим собою и пред людьми, и тем да отвращает себя от гpеxa и да утверждает в добре. Ибо что написано? сыне не пренебрегай наказанием Господним, ниже ослабший от него обличаем. Егоже бо любит Господь наказует: биет же всякого сына, егоже приемлет (Прит. 3, 11. 12). И в другом опять месте? Не скор буди во время наведения (Сир. 2, 2). Это Господь испытывает нашу любовь, тверды ли мы в ней, не предпочитаем ли Его любви срамной сласти, бедственной и убийственной, сладкой на вкус и страшно горькой, когда проглотишь, а не так, как показывает это душегубитель наш: свет показывает, а он тма; любовь духовную, по видимости, подвсевает, а она есть ненависть ненавистнейшая. Ты же, воин Христов, не неведай умышлений его, ни его злокозненностей. Если жизни желаешь, взыщи света, потому что Бог и заповедь Его свет есть.

3) По состоянию души твоей, узнавай, кто подошел к тебе,— наш, или из супостатов? Если душа твоя сохраняется безмятежною, неколеблемою, не небрегущею о небесных созерцаниях и полна вожделения отложенных нам благ, добре, отвори ему двери сердца, прими его и свечеряй с ним, да напитает он тебя паче к большему возлюблению Бога и божественных вещей. Если же близость его смущает душу твою, наполняет ее толпою помыслов, обращает очитвои к плоти и крови, к мирским связям и пристрастиям, и к предлежащему удовольствию, до неистовства возбуждая душу твою и как бы вскипячая ее разжжением сластей похотных: увы!- стань подальше и дракона этого отгони. Он пришел, чтоб в одно мгновение времени уничтожить многолетние труды твои, твои подвижническая усилия, многия слезы, молитвы и доблестныя борения и преодоления врагов, пришел, чтоб тебя, воина Христова, показать добычею мгновенной сласти похотной, пришел,чтоб такого доблестнаго мужа, напоив чашею ядом пропитанной сласти греховной, умертвить на веки.— Пишу cиe, не как безстрастный, но как искушенный, паче же как многострастный; иное узнал я из того, что приходилось читать, иное из наставлений отца моего и из того, что слышал от других многих.

177.

1) Многия нападают на нас страсти по действию врага. Бороться надо, держа себя облеченными во всеоружие духовное. 2) Между сими оружиями не последнее есть познание божественных истин, чрез слушание поучений, которым к сожалению мы так плохо пользуемся. 3) От этого мы неисправны и прилепляемся к недоброму, хотя стоит только возжелать, и весь день можем мы делать одно достодолжное. 4) Начните же так поступать. [2, 115].

1) Стойте доблестно в многотрудной жизни вашей, претерпевая и зной дневной, и хлад нощной, мысленно и чувственно; но мысленно паче, потому что присущ нам огнь похоти, паче халдейской печи разжигаемый невидимым Навуходоносором; нападают на нас и другия страсти, одна против другой увлекая душу бедную: гнев, ярость, памятозлобие, гордость, леность, разслабление, пристрастие, самолюбие и наибольшее из зол, невеpиe. Много потребно нам мужества и великодушия, много неленостной крепости и силы, терпения, благодушия, трезвения и бодренности, чтобы тем могли мы отражать воздымаемыя против нас искушения и лукавства диавола, чтоб преклонить колена пред ваалом похоти, чтоб не поклонитъся образу страстей, чтоб не погубить, что добре собрали, чтоб не разорить, что с Божиею помощию создали. Как иначе и избегнуть нам сказанных страстей, как не всесердечно возложившись на Господа и облекшись во все духовныя оружия к поражению враждебных нам сил?

2) Оружия же сии духовныя суть: молитва и упование, смирение и послушание, любовь и вера, безпристрастие и совершенное ума преложение от всего мирскаго, всегдашнее поучение и беседование о спасении, не безразличное и не безразборчивое на все смотрение и всего слышание, равно как употребление уст и рук, всегдашнее себя ограждение страхом Божиим и помышлением о Боге, с неудержимым вожделением будущих благ: ибо если сего не будет в нас, то как не внасть нам в пагубу греховную? как не попасть в руки ненавидящих нас врагов? — Увы! Сколько слышим мы? Сколько внушают нам Писания? Сколько учат богоносные отцы? Но мы все забываем и нисколько не заботимся о том. Как семя, посеянное поверх земли земледельцем, прежде чем плуг скроет его под землю, расхищается птицами: так лукавыя птицы вражеския похищают у нас божественное слово, как бы из уст; и духовныя семена остаются бездейственными в нас, остаемся и мы безплодными, не принося произрастений добродетели. Что другое можно подумать, как не это, если когда отцы разглагольствуют с нами о целомудрии, о мужестве, о правде, или о другой какой добродетели, мы тотчас после слушания, как бы ничего не слышавшие, оказываемся совершенно противными тому. Повествуют нам о суде и слезах, а мы, выходя, начинаем смеяться и хохотать. Обуздывают души наши строгими о чистоте словами, а мы тотчас, по выслушании того, похотствуем, блуднически посматривая друг на друга, издавая и принимая слова, самыя продерзыя. Убеждают нас к смирению и благопокорливости, а мы, прямо после беседы о том, надымаемся, зверствуем и оказываем непослушание. Убеждают к пощению, а мы чревонеистовствуем; к бдению, а мы тотчас предаемся сну; к кротости, а мы тотчас яримся; к молчанию, а мы празднословим; к усилению работ, а мы уклоняемся; и просто сказать, мы, как будто нарочно, обращаемся на путь противоположный тому, какой нам указывало наставление. И это я говорю не о новичках только, но и мнящихся быти нечто, и призванных к начальствованию по какой либо части, и вчиненных в священнодействователи. — Увы! Что страждем мы от сатаны обольстителя?

3) За чем отвращаем мы лице свое от Бога живаго, от оной недосязаемо высокой красоты, и обращаемся к суетному и скорогиблющему? За чем любим и лобызаем горькое и привременное, оставляя сладчайшее и вечное? Верно, не очищены наши душевныя очи и слух,что мы плохо видим истинное благо и лишаем себя вкушения их. Пpиидите же, опять приступим к делу, хотя уже совсем разслабели, опять оживем, хотя уже совсем омертвели, опять станем бодрствовать, хоть уже совсем почти уснули. Одного бы только нам — пожелать,— и все сделалось бы. — В той самый день, как положим благое намepeниe, но крепкое, достигнем мы и меры спасения. Ибо мы не связаны житейскими делами, чтоб нам трудно было взяться за доброе действование. Но для нас удобно целый день заниматься делами спасения, если только захотим: утром разумно петь оную давидскую песнь: заутра услыши глас мой, заутро — предстану ти и узриши мя (Пс. 5, 6); в треий час: Духа Твоего Святаго не отними от мене (Пс. 50, 13); в час шестой: Избави мя от нападения беса полуденнаго и от стрелы, летящия во дни (Пс. 90, 5); в девятый: приклони Господи ухо твое и услыши мя (Пс. 85, 1); вечером: благослови душе моя Господа.... и следующия за сим (Пс. 103, — 1). Если мы каждодневно так будем поступать, и друг друга возбуждать, и просвещать благими словесами и делами, а не разслаблять и омрачать безпечным равнодушием и пусторечием; то можем сим образом спастися, потому что от утра до вечера можем совершать одно достодолжное. Конечно нельзя не уклониться и очень внимательному или к слову неразумному, или к пожеланию неуместному, или к другому какому страстному движению; но это всякий раз, как случится, чрез сокрушительное к Богу моление, заглаждается. Так проходя день за днем, будем шествовать путем Божиим, ожидая времени разрешения от тела, за которым венцы, радость и веселие для всех, так подвизающихся и себя нудящих для Господа.

4) Внимайте убо труду вашему, вашим подвигам и борениям, отгоняя безпечность и воспринимая усердное рвение, в уверенности, что всякому желающему возможно жить доброю жизнию, восходить к совершенству и явиться украшенным всякою добродетелию. Если Бог есть свет, жизнь и истина, то как не вожделенно стремиться к Нему, искать общения с Ним живаго и достигнуть его? и если сатана воистину смерть есть, ложь и пагуба; то склонение на его внушение как не будет смертию, тмою и пагубою? Таким образом пред каждым из нас лежат жизнь и смерть. Емлемся за жизнь, емлемся за свет, емлемся за безсмерие; от тмы же, мрака и пагубы отбежим, да сподобимся царствия небеснаго во Христе Иисусе Господе нашем.

178.

1) Добре совершили вы ныне св. Четыредесятницу и обогатились плодами духовными. 2) Храните же их, строго внимая себе, особенно во дни Пасхальные, когда и по уставу разрешаются некия утешения. [2, 116].

1) Добрыми подвигами подвизались вы в продолжении Св. Четыредесятницы: постились по силе и паче силы, бдения совершали подобающе, поучались трезвенно, работали не леностно, ум блюли в чистоте, язык хранили от осуждения, уста от празднословия и все члены свои от всякого греха, представив их орудиями правды, органами благообразной и богоугодной жизни. Вы так хорошо и благоприятно ныне совершили течение поста, как никогда, кажется, прежде. От чего же так? От строгаго внимания вашего к себе и к делу жизни своей, паче же по привлеченной тем особой милости Божией, от коей исходит всякое даяние благо и всяк дар совершен, как написано (Иак. 1, 17). Таким образом вы преуспели в жизни и обогатились плодами духовными.

2) Да будет же богатство ваше сохранно, и ваши сокровищницы духовных благ недоступны для хищнических наветов врага. Да даруется вам благодать на благодать и богатство на богатство, до конца жизни вашей.- И будет так,— но как?— Если не ослабите строгости внимания вашего и не допустите нерадения и небрежности в последующее время, особенно как придет Святая Пасха, когда, по уставу, оставляются псалмопения, часы обычные, коленопреклонныя молитвы, усиленныя ночныя бдения, и в трапезе разрешается вино, елей, варева и прочее, полуденный сон, двухъ-разовое принятие пищи, проходка и другое нечто: так что если ум не будет трезвенствовать и все делать по чину с соблюдением строгаго внимания, то он в опасности погубить что добре стяжал и человека из богатаго сделать бедным и с высоты славы низринуть в ров безславнаго падения . Почему прошу и молю, держите себя строго как в заперти, пока не избежим от здешних врагов и скользких случайностей и не переселимся туда, где будем безопасны от падений и окрадения .

179.

1) Не будем внимать внушениям врага: праотец наш внял, и изгнан из рая.— 2) Враг и нам при всяком случае подносит свои снадобья: будем всегда готовы к отвержению. [2, 117]

1) Упразднитеся и разумейте, яко Аз есмь Бог (Пс. 45, 11). Итак требуется от нас упразднение от всего и упражнение единым на потребу. Нам в деле жизни нашей, потребны: вожделение доброненасытное, трезвение неослабное терпение крепкое, противостояние врагам нашим супостатам непрерывное: ибо всегда близь суть сим мысленные звери, похитители душ наших, демоны, от коих грехи, беззакония и всякия непотребства. Никто потому да не ослабляет, по нерадению, подвигов, никто своевольно да не блуждает туда и сюда, влекомый сластолюбием и самолюбием, но во всем да покорствует заповедям Господа, а не чуждым внушениям. Ибо Господь сам говорит: овцы моя гласа моего слушают. По чуждем же не идут, яко не знают чуждаго гласа (Ин. 10, 27. 5). Где Христос, там диавол места неимеет. Где глас Его созывает овец, там шипение змия не слышится. И праотец наш Адам, пока сохранял здравыми слушалища души своей, до тех пор, слушая Божественный глас, водворялся внутрь рая и получал высокия созерцания. Когда же принял нашептывания змия и вкусил от древа греха, тотчас почувствовал срамность наготы и скрылся от Бога. Спрошен будучи: где ты? Глас твой, говорит, услышал и скрылся, потому что я наг. Кто же вложил в тебя этот страх, о Адам? и кто указал, что ты наг?— Лукавое слышание и от заповеди Божией отступление. Затем последовало изгнание из блаженнаго места того и осуждение на труды, скорби и лишения в жизни сей.— Далее потому будем держаться от советов змия.

2) Не будем принимать внушения страстей, его злокозненностию приготовленныя. Сосудцы с разными снадобьями приготовив, этот отвратительный устроитель всякаго беззакония ходит, как видел некто из святых (Св. Макарий Вел.), и к какой страсти видит каждаго из нас более готовыми, соответственное тому и снадобье всякому подносит и дает съесть; вкусив, тот воспаляется страстию: одному дает он снадобье блуда, другому зависти, третьему чревоугодия, иному самодурства, другому устроения скопов, и словом сказать, тому то, этому-это и каждому свое. Внимать убо надлежит, братия, и всегда быть готовыми к отражению таких нападений неистоваго врага, а для того неизменно быть вооруженными духовно, нося броню веры, щит смирения, шлем послушания и всеоружие всех прочих добродетелей. Каждый, зная свою степень, пусть и действует по своей степени с чистою совестию. Будем любить друг друга по душе, а не по телу. Очи долу, ум горе.

180.

Пост Богу приятен, когда воздерживаемся и душевно и телесно; если же только телесно, то он неугоден Ему. Потщитесь оказаться исправными в сем. [2, 120].

Уже к концу приходит время поста: разсмотрите же в себе, исполнено ли вами все подобающее и должное: стяжали-ль мы с вами послушание непрекословное, смирение нелицемерное, благоговеинство сокрушенное, молитву непрестанную, плач Богу приятный, стенание глубокое, веру непреткновенную, надежду непостыждающую, безропотность благодушную, воздержание всестороннее — и от слова сопротивительнаго, и от речений оскорбительных, от задорности, брани и самочинья.— Всего этого требует воздержание, и воздерживаясь от сего, мы в самом деле течем путем благочестия и подвигом добрым подвизаемся в чаянии вечных неизреченных благ. Если же найдется что противное сему: преслушание, гордость, ропот, шепотничество, самочиние, распущенность, спорливость, жестокосердие, ненависть, гнев и прочих скверных страстей непотребства,— то хотя и постимся мы телесно, не приносим однакоже Богу приятнаго поста, но нечистый — не угодный Богу, отвергаемый им. Познав cиe, потрудитесь соблюдать все заповеди Господни нопорочно, отвергните все укорное, стыдное и срамное, и все благообразно и по чину делайте: ибо и доброе недобро, если недобре говорится и делается. Не бывайте не смысленни, но разумевайтe, что есть воля Божия (Еф. 5, 17) — благая, угодная и совершенная (Рим. 12, 2).

181.

1) Трудитесь в исполнении заповедей Божиих и обетов общежительных, и будете обрадованы от Господа радованием неописанным.— 2) Такова сущность звания нашего и надежд его: не понерадим же об исполнении послушаний.— 3) Послушания сии несуетны; и никто у нас не служит человекам, но Богу, Который приемлет то,— и воздаст: трудитесь же в сем духе, и исполните в совершенстве дело звания своего.— 4) Так сделаемся подражателями отцев и самого Господа.— 5) Да утвердит вас в сем Господь и да сохранит. [2, 123].

1) Прошу и молю, стойте во святом звании, в которое призваны вы, непоколебимо и неподвижно, исполняя заповеди Божии и оправдания Его; пребывайте всегда в ревностнейшей и теплейшей любви ко Господу, изгоняя всякую чуждую страсть из сердец ваших, возмогайте в крепости подвижничества вашего, каждый день все усерднее и трезвеннее проходя, в бдении и псалмопении, в послушании и смирении, в служении и пощении, и во всем прочем, принимая, как доказательство успешности вашей в содевании своего спасения эту настойчивость в труде и борении, и эту многопотность жизни вашей. Крепитесь: возсияет, наконец, для вас вечный покой вместо теперешняго злострадания и непрестающее радование вместо настоящих прискорбностей. Этим и Апостол одушевляет нас, внушая не смотреть на настоящее, потому что оно временно и тленно, но на будущее, потому что оно вечно, блаженно (2 Кор. 4, 18).

2) Итак, поелику мы удостоились этого дара Ангельской схимы, поелику возжелали жизни вечной и венцов нетленных, поелику возлюбили вожделенно всыновление и царствие небесное; то вот под руками имеете и время, и поприще. — Не понерадим, не пощадим сил; но паче ищущих злата и сребра, камней многоценных и прочих тленных драгостей, вседушно и с рвением устремимся к восхищению царствия небеснаго и небесных благ. Успех же в сем не иначе будет, как если непрестанно будем внимать себе и, непрестанно поучаясь в Божественном, заботиться и о том, чтоб наилучшим образом совершить лежащее на нас послушание, потому что оно не плотское и не человеческое, но святое и спасительное, если благолепно исполняется.

3) Ибо у нас никто не служит плоти и крови, но Господу Богу, что Он и принимает, как жертву благоприятную, и достойным воздаянием воздать обещает в будущем веке. Никто не думай, что человеку служит, хотябы последнее какое получил послушание, но самому Господу, чрез братий Себе то приемлющему. Почему со страхом и трепетом исполняй то, имея надзирателем Самого Его, видящаго тайная тмы и открывающему советы сердец ваших (1 Кор. 4, 5). Если каждый из нас так будет помышлять,— как оно и воистину есть таково,— и взаимную друг на друга работу будет совершать как божественное служение; то мы в совершенстве исполняем все дело нашего звания.

4) Отсюда возсияют в нас лучи всех добродетелей,— любовь, мир, кротость, тихость, благопокорливость, и познаем тогда, что мы воистину следуем по стопам преподобных отцев наших, являясь соревнователями их житию. Воспоминайте же блаженныя оныя жития, их течения путем покорности и послушания, изрядное превосходство их смирения и подчиненности,— и как ревнуя поревновали они Господу, Который Сам сказал: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Mф. 11, 29), хотя, по Апостолу, не восхищением непщева быти равен Богу, но смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя (Филип. 2, 6. 8). И обозрите, кто в числе спасенных, или ублаженных? Только тот, кто подражал Ему, кто смирился, кто послушлив был и покорен, кто претерпел все находившия прискорбности, уничижения, поругания, ocмеяния, или даже заушения, изгнания и темницу,— как и некоторые из вас, или даже все, потому что в одном члене и все тело или славится, или безчестие приемлет.

5) Да хранит вас Господь паче и паче, как воинов своих доблестных, как рабов своих верных, как мужей желаний, как народ избранный, как священный собор, чтоб, явясь в роде сем, воистину прелюбодейном и грешном, делателями заповедей Божиих непостыдными, сподобились вы быть и снаследниками Христа Господа во Царствии Небесном.

182.

1) Ни моих поучений, ни наставлений отеческих, ни слова Божия не слушаете, и остаетесь неисправными: чему причиною ваше плоти угодие и нерадение о спасении. — 2) Следовало бы нам с вами быть ревнителями о всем добром, а мы каковы? — 3) Что же нерадим и так опустились? Поправимся хоть отныне. [2, 124].

1) Для чего другаго сеет земледелец,как не для того, чтоб потом и пожать? Для чего трудится торговец, как не для того, чтоб получить прибыль? Так и слово учения раздаять поставленный для чего другаго это делает, как не в надежде преуспеяния и усовершенствования слышащих? — В отношение же к вам, по грехам моим, слово мое остается совершенно бездейственным. Сею много и много тружусь, но никакого плода не вижу. Говорю, оглашаю, напоминаю — и иногда на час сила слова моего доходит до слуха вашего душевнаго, но вы тотчас скорее того опять все забываете и остаетесь в тех же прегрешениях. Плачу об этом и раздираюсь сердцем, не имея сил пресечь вашу безпорядочность. Конечно, такая безуспешность зависит от безсилия смиренных слов моих. Пусть впрочем в этом на моей стороне вина. Но разве вы не слышите словес Божественнаго Писания? Не оглашают ли они каждодневно слуха вашего спасительными догматами? — Что вопиют, кроме того и св. отцы? Что возвещают? О чем свидетельствуют? Чем угрожают? — Не приводят ли они пред очи ваши страшнаго онаго и неумытнаго судилища, потрясающаго онаго окончательнаго решения Божия, онаго поражающего отвержения и мук безконечных, огня неугасимаго, червя ядовитаго не умирающаго, тмы тмущей, тартарской преисподней и прочаго, что при этом помышляется? — Не показывают ли они, насупротив этого, царства небеснаго,— Жизни нескончаемой, славы неприступной, света неизреченнаго, недомыслемых красот рая, лона Авраамова, скинии святых, дворов праведных, чинов Ангельских, радований неизъяснимых? — И при всем том никакого не видно у вас исправления, ни даже раскаяния. — Какого впрочем слова можем мы послушать, когда только и ищем, чтоб удовлетворить свои плотския страсти и пристрастия, когда совсем опустились, только и на уме держим, как бы что поесть и попить, какое бы слово смешное выпустить на разорение своей души и души слышащаго, чтобы придумать, чтобы прикрыть вину свою, или свалить ее на другаго,— и обще скажу, когда мы души свои сделали не детелищем преподобия и правды, а всякаго беззакония и неправды?

2) Следовало бы нам горе взирать, горняя мудрствовать, вышних искать и видеть, в какое и коликое звание облеклись мы, кому и чем обязались мы чрез то, коликих и каких грехов прежней жизни получили чрез то прощение, и в каких винах нерадивости, после принятия схимы, сподоблялись разрешения? — Следовало бы трепетать, стенать, смиряться и сокрушаться, ходить с сердцем отягченным и взором поникшим, поминая о смерти, всегда готовой; о предстании пред Судию по выходе из тела и сретении страшных Ангелов. — Следовало бы нам подражать св. отцам нашим, кои во всем до случайнаго слова были крайне строги к себе и во всем осторожны, искренни, благоустроенны, незлобивы, кротки, мирны, не задорны, не плотолюбивы, не миролюбивы, безмолвны, песнословны, благодарны, благопослушны, смиренномудры, сосуды воистинну избранные, на всякое благое дело уготованные,— имея живущим в себе Святаго Духа.

3) Что же нерадим мы, несчастные? Что ленимся? за чем так опустились? Почто слово Божие не касается душ наших? Почто не изводим мы слез? Почто не умягчаем окаменелых сердец своих? Почто не изменяемся совершенным изменением? Почему каждодневно не подвигаемся на лучшее, чтоб видно было, что мы убежали из мира и стали выше всех обычных мудрований человеческих? — Приидет, приидет и не замедлит страшный и в трепет приводящий день и час преставления. Тогда возстенем горько, болезненно и безутешно, не имея дерзновения сказать: готово сердце мое, Боже, готово сердце мое (Ис. 107, 2). Но приидите, если слушаете меня, поклонимся и припадем к Самому Христу Царю нашему; возстенаем и возболезнуем пред Ним от всего сердца,— и близь Сущий всем призывающим Его воистине, подаст нам помощь и силу отбросить греховные навыки и вступить в порядки добродетельной, не щадя никаких жертв. Не говорю: не ешь, не пей; не говорю: не ложись отдохнуть; не говорю: не принимай утешение и не сходись с братиями на беседу; но требую, чтоб все это было делаемо благообразно, мерно, в подобающее время и в приличном месте, чтоб добродетель к добродетели прилагая и преуспеяние к преуспеянию принимая, пожить нам жизнию мирною и Ангеловидною.

183.

Многие из вас таковы, как следует быть: от чего же не все? Но приидите, воспрянем все, пока есть время. [3'/, 2]. (Tpeтий том поучений имеет две части, каждый с особым счетом поучений. В цитатах 31/ означает первую половину,— а З2/ вторую. Следующая при сем цифра указывает число поучения.)

Некоторые из вас таковы, как требует слово Божие; но их не большее число. Почему же не возстать нам всем и, от глубокаго сна безпечности пробудившись, не потещи к свету ведения и не возжелать вечнаго блаженства? Почему не умертвить нам уды, яже на земли, блуд, нечистоту всякую страсть и похоть злую (Кол. 3, 5), чтобы сделаться храмами Божиими, в коих благоволил бы вселиться Отец, Сын и Дух Святый? Почему не хранить монашескаго чина и словом и делом, со всем строгим вниманием, чтоб отнюдь не дерзать ни на смех, ни на лукавство, ни на ропот, ни на возгордение пред ближним, ни на велеречие, по коему говорят: “я был тем-то и тем-то; у меня было то и то?”— Доколе демон празднословия будет обладать нами? Доколе будем мы орудиями льстиваго духа преслушания? Доколе будет надыматься сердце наше, тщеславясь малыми и ничтожными вещами и порицая братий за неимение таковых.— Но приидите, чада, послушайте меня: восприимем страх Господень и дадим друга другу десницы на содеваниe спасения общими силами. Пока во плоти мы, пока продолжается еще время нашего пришельствия, пока уместны еще молитвы и моления, слезы и покаяние, потечем, да постигнем того, чтоб весь мир презревши и всякое плотское мудрование отбросивши, и всякия земныя желания умертвивши, все наше расположение перенести на святое, доброе, и божественное.

184.

Образ подвижничества в общежительном послушничестве выше всякаго другаго: он Христо-подражателен. Теките же сим путем добре. [31/, 9].

Стойте доблестно, мужайтесь и претерпевайте все в порядке жизни вашей. Вознеситесь мыслию горе и небошественно созерцайте небесное. Там с Иcaиeю узрите вы Господа на престоле высоком и превознесенном сидящего, окруженнаго предстоящими Ему Херувимами и Серафимами и всеми сонмами Ангелов. Так узрим мы Его в страшный день втораго пришествия Его.— Тогда услышат преблагословенный оный Его глас добре совершившие предлежащий им подвиг в отвержении телесных удовольствий и в недопущении сластям века сего овладеть собою. Тогда праведники просветятся, как солнце в неизреченной радости, когда подвигоположник наш Господь и Бог раздаст дары по достоянию всем и каждому. Ей, браия мои, какого блаженства вкусят все святые, получив тамошния блага, по тому чину, в каком благоугодили здесь!

Велики конечно, ради Бога укрывавшиеся в горах, вертепах и пропастях земных,— столпники, пещерники, затворники.— (Я не имею в мысли говорить здесь о высших чжнах — св. Апостолов, судей вселенной, также о всеблаженных мучениках, божественных Пророках и о некоторых других родах праведников). Но и наш чин ничем ни меньше их.— Ведомо вам, что Сам раздаятель даров, сошедши на землю, не пустынный избрал себе род жизни, не столпничесий и не другой какой, но благоволил пожить в послушании, как Сам негде говорит в Евангелии:—снидох с небесе не да творю волю Мою, но волю пославшаго мя Отца (Ин. 6, 38). И опять: яже Аз глаголю, о себе не глаголю; но пославый Мя Отец, той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю (Ин. 14, 10; 12, 49). Потом на тайной вечери, препоясавшись лентием и прияв служительское дело, омыл ноги учеников, и спустя немного сказал: Аз посреде вас есмь, яко служай (Лк. 22, 28). Так Господь, воплотившись, не другой какой, а наш послушнический образ жизни благоволил приять. Не утешительно ли и не радостно ли должно быть для нас, что мы проводим жизнь в подражании Ему? Уместно ли потому нам ублажать другие виды подвижнической жизни предпочтительно пред нашим? Да вы, если, как следует, в точности проходите сию жизнь, и сами не захотите ублажать другую какую.

Почему и в Геронтике читается сказание, в коем из трех подвижников состоящий в послушании по откровению предпочтен пустыннику и больному, с радостию переносящему болезнь. Ей, братия мои, воистину велика жизнь наша и проходящие ее, без сомнения, прославлены будут с Авраамом, с мучениками и праведниками.

Теките же добре. Да не остановит вас завидующий вам диавол, и сами не останавливайтесь по разленению. Помажьте ноги елеем терпения , облекитесь в хитон радования, пейте воду чистоты и целомудрия. Не говори никто: доколе же?—Это слово ленящагося.

185.

1) Сравнением подвизающихся с виноградными лозами доброплодными, возбуждает ревность к плодоношению добродетели, и заключает.2) Желал бы я сим одних обрадовать, а других образумить.—[31/, 13].

1) Радуется виноградарь, видя, как разваляется лоза виноградная. Радуюсь и я, когда вижу кого из вас приносящим плоды духовные. Благословенна ветвь, богатая гроздями духовными, дающими вино сокрушения и веселящими Бога и людей. Но да не будет ни о ком из нас сказано, что от лица Божия сказал о некиих Пророк Моисей: розга их от Гоморры, гроздь их, гроздь желчи, гроздь горести их (Втораз. 32, 32). Ибо страшная угроза возглашается в Евангелии, что всякая розга, не творящая плода добраго, отсекается и в огнь бросается (Ин. 15, 2—6), конечно не скончаемый. Благодатию Христовою в нашем Богонасажденном винограде есть различные розги. Один, например, при сладости деяния имеет и слово, солию Духа Святаго приправленное; другой украшается глубоким смирением. Иной при многоплодности расширяется разветвлениями. Разумей под сим того, кто крепнет и растет духовно, прилагая подвиги на подвиги. Иной глубоко и многими корнями врос в землю, много и высоковетвист и тучен, так что от него производятся рассадки и других доз. Таков тот, кто, при своей утвержденности в добрых путях, пользует и других братий, когда видит кого падающим, или опечаливаемыми вражескими нападениями. Но виноградные ветви, не имея чувства, не соревнуют друг другу; вы же, как воодушевленные и Богонасажденные, соревнуете друг другу, вместе возрастаете и вместе плоды приносите, чтобы никто из вас не оставался бесплодным, но все были исполнены плодов от божественного возделывания и достолюбезны ради множества гроздов на вас духовных т. е. добродетелей.

2) Такими уподоблениями желал бы я одних обрадовать, других образумить. Для всех желал бы я воздвигнуть лестницу от земли до неба смиренным моим словом, чтобы вы восходили до высших созерцаний, и нисходили до глубин сердца, до уразумения непостоянства и скоротечности жизни человеческой, суетности и непрочности человеческих дел. Желал бы, словом, перенести вас в тамошний мир и показать вам тамошние неизреченные и неисчислимые блага. Желал бы представить вас пред лице Бога живаго, Творца всяческих и Владыки,— и дать вам уразуметь, какова тамошняя страна,— каково там вечное упокоение, какое радование неописанное, веселие ненасытимое, сопребывание с Ангелами и всеми Святыми всеблаженное, чтоб вы, восхищены быв тем и просвещены, отвратились от всего суетного, истинным почитая только то вечное, отложенное вам, благо, .здешнее же все, получаемое и тот час исчезающее, вменяли ни во что.

186.

Помня, зачем вышли мы из мира, и вступили в обитель, будем ревновать достигнуть того, избегая предткновений опытом указанных. [31/,15].

Ныне возглашаю слово блаженного Арсения: Арсение, зачем вышел ты сюда? и приглашаю вас вопросить вместе со мною себя самих, зачем вышли мы из мира и пришли сюда?— Отвечу за всех: конечно для того, чтобы стяжать Бога, чтоб, соделавшись сынами Божиими, наследовать царство небесное, и для того перестать быть плотию и кровию, кои царствия Божия наследовать не могут (1 Кор. 15, 50). Званием святым призвал нас на cиe Господь. Вземше убо возьмите крест Христов, и нелицемерно идите во след Его, не раздвояя себя между Им и миром, но все всецело Ему одному предайте и посвятите. Подвизайтесь подвигом добрым, подвизайтесь и совершайте путь свой, доблестно перенося все встречающееся трудное и прискорбное, облегчение почерпая себе из упования наследия чрез то обетованных благ.

Множество злых духов приражаются и нападают на нас и изнутри, и со вне. Извнутрь бо от сердца, говорит Господь, исходят помышления злая, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, татьбы, и под. (Map. 7, 21). Против ветра духов сих подымем ветрила души, чтоб плыть своим путем, с опасливостию, чтоб тотчас не попасть в беду, наткнувшись на отмель, или подводный камень,- кои суть: неведение, особенно же несказывание помыслов и прикрытие себя. Предуказанных опытами опасных мест надо всеусильно остерегаться, чтоб не погибнуть, попав на них. Ни на право, ни на лево не должно уклоняться, а тещи царским путем средним.

Потому ни мешкатны не будем на добро, как будто оцепенелые,— ни слишком стремительны по кровяному жару, отбегая в сторону с среднего пути, как бы деснее деснаго. Что бывает, когда любим казаться лучше других, разгорячаясь самомнением, и наследуя за то пророческое увы! И горе!- За мудрость в себе самих, и пред собою разумность (Исаии 5, 21).

187.

Все вместе стройно будем тещи, преуспевая всякой в своей добродетели, не ища однакож своего, и не отказываясь ни от каких трудов, в уверенности, что за сие несомненно получим царствие небесное [31/, 15].

Приидите, потечем вместе; потечем же так: кто не разсуждающим послушанием, кто не колеблющимся терпением, кто Христоподражательным смирением, кто хранением помыслов, кто болезненным сокрушением, кто очистительными слезами, кто не завистливым братолюбием, кто. по дару благодати от Бога, учительным словом или назидательным псалмопением, или показанием, как что делать. Делай всяк, кто что можетъ: могущий учиться, учись,- стихословить, стихословь,— молиться, молись,- класть поклоны, клади,— только все благоговейно и с терпением. Никто не ищи своего си точию и не следуй только своему расположению; ибо таким образом он отчуждит себя от добрейшего послушания. Да не слышится между нами: не могу, не по душе, не здоровится, хоть бы и в правду мог кто сказать cиe. Даю вам слово верное, пред невидимым Богом и избранными Его Ангелами, что, нудя себя,— по слову Господа, что царствие Божие нудится,— нудя себя и утесняя во всем, как вы себя утесняете, по причине тесноты и прискорбности пути вашего, перейдете вы от смерти в живот, от тления в нетление, от тмы во свет, от рабства к всыновлению Богу, из юдоли плача в царство небесное пресветлое и всерадостное.

188.

Как праотца нашего прельстил враг: так и нас прельщает, обманно представляя благом, что зло. Послушав его праотец обманулся; обманемся и мы, если послушаем его. Не станем же слушать, но от всякаго внушения его будем затыкать уши. [31/, 16].

О первом ли нашем пребывании в раю и изгнании оттуда воспомянем,— или о возустроении всего в будущем веке: то и другое — важнейшие суть для нас предметы ведения. Как изгнан праотец наш Адам, не безъизвестно вам. Но какая тому причина? Гордость и дерзостная непокорность пред Богом, давшим ему самое бытие и жизнь. Не пребыл он верен данной заповеди, обуморен будучи в душе вожделевшими чувственного удовольствия очами и помышляя только о том, что плод добр в снедь и красен на вид, по наущению жены, паче же по обольщению змия, вкусил от запрещеннаго и чрез то низпал от света во тьму. Итак, горькое вкушение сладкаго по видимости пресдушания изгнало его из рая и низвело его в жизнь, полную трудов и прискорбий.

Но что он пострадал, того позаботимся избегнуть мы, внимая, да не попадемся в теже сети.— Не позволим себе увлечься, влекущими к чувственному удовольствию, прелестями и красотами, ни внутренно мысленными воображениями, ни внешно случайными впечатлениями на тело и чувства. Ибо хотя увиденное иной раз кажется прекрасным и добрым, но на деле оно не таково; и если вкушаем того, то оно, что произвело в Адаме, тоже порождает и в нас — смерть, тление, осуждение. Тот поверил шептавшему ему змию: в он же аще день снесте от древа познания добра и зла, отверзутся очи ваши и будете яко бози (Быт. 3, 5). Тоже и нам нашептывает дракон,— что, если такое и такое похотение исполним, то получим безмерное обрадование и полную свободу от всего тяготящаго. Но тот, послушав его, не только обманулся в ожидаемом, но потерял совсем и то, что было у него, бедственно отпадши от Бога. Нам же как? Ужели послушать его?— Или не разумеем умышлений его (2 Кор. 2, 11) и обманных приманок?

Потому сколько бы ни манил он нас, сколько бы ни звал, сколько бы ни производил движений в душах наших, да будет он далеко отталкиваем от нас. Ибо он покушается лишить нас Божественнаго и блаженнейшаго девства, изгнать из рая заповедей Господних и совлечь с нас Богом данную Ангельскую схиму, чтоб потом засадить в преисподняя земли. Заградим же затворы помышлений наших, запрем им двери и разговоров с ними заводить не станем. Но внегда возстати грешному dиаволу пред нами, онемеем и смиримся (Пс. 38, 2. 3) пред Богом, и не помышляя даже, что враг подступил, запечатлеем себя непобедимым оружием креста, и словесами Богодухновенных Писаний укрепим .себя в содевании спасения своего.

Постараемся преуспевать каждодневно, сытости не зная в доброделании и подвижничестве, не успокаиваясь тем, что успеваем сделать, не почитая того значущим что либо и не думая, что превосходим в чем либо того-то и того-то; но все заповеди Божия поревнуем исполнить в совершенстве, по всякому образу. Вот в чем добрый подвиг наш. Вот в чем блаженное восхождение наше, похвальная купля, не гиблющее сокровище, залог будущаго наследования вечных благ.

189.

1) Если опыты худых последствий от удовлетворения пожеланий самоугодия не научают нас воздержанию от сего.— 2) То да научит память о смерти всегда готовой: она воодушевляя мучеников, и преподобных отцев укрепляла в строгостях самоумерщвления. [31/, 17].

1) Радуйтесь и веселитесь; теките добре, и будьте выше обманчивых приманок мира, держа горе к небесам стремящуюся мысль, и тамошнюю зря неизреченную славу. Ведомо вам, что весь наш в подвижничестве труд ничто есть сравнительно с царствием небесным, что скорбь и нужда здешняя пред вечным упокоением подобны неприятному сонному мечтанию. Добре убо рассудили мы, и добре сделали, что вышли из мира силою позвавшего нас в Свое небесное царствие. Но будем и жить добре, мало по малу преуспевая в доброделании, и из того, что испытываем, научаясь не допускать, чтобы преодолевали нас суетности.— Сколько раз предавались мы удоволъствиям?- и ничего из того не осталось? Сколько раз насыщали мы чрево?— Но пожелание чревное удовлетворяли, а ничего из насыщения в запас не отложили, кроме отяжеления тела. Если поблажали срамным помыслам, то потом проклинали себя, пожиная скорбь вместо отрады; если насыщались сном, то потом окаявали себя как безсловесных; если оказали грубость, то потом упрекали себя; если предавались смеху, то потом оплакивали то; и вообще никакого добра нет человеку от удовольствий чувственных. Если желаем всегда вкушать утешение и отраду, будем соблюдать заповеди: это будет для нас неистощимым удовольствием, принося обильный плод правды со свидетельством совести.

2) Послушайте, братие,— не будем предаваться сну и нерадению, и тратить понапрасну время свое. Грядет час преставления; или не пришел ли уже?— и Ангел посылается за нами от Бога, который тотчас возьмет душу нашу и отведет.— Но куда?— Не ужасаемся ли, слыша cиe? Не трепещем ли, помышляя о сем? Помня cиe, св. мученики радуясь предавали тело свое на терзание, на отсечение членов, на сокрушение костей, воистину позор бывше миру, Ангелам и человекам (1 Кор. 4, 9); но за то потом увенчаны были. Преподобные же отцы наши, монахи святые, подвизались так, ,как бы тело было враг их,- голодая услаждались, терпя холод, находились как в тепле, терпя лишения, были как имеющие всего вдоволь; не вязала их любовь родителей; не отклоняла от намерения привязанность детей; не отвлекало расположение братьев; ни золото, ни сребро не было им вожделенно, ни хорошия одеяния, ни пища, тело разгорячающая, но и ели, и одевались они, чтобы только жить, и всякия лишения переносили, как бесплотные. Возревнуем подражать им и мы, злопостраждем всячески, перенося и голод, и холод, и поношения, и посмеяния, и всякие другие прискорбности, только бы не лишиться нам царствия небеснаго.

190.

1) Трудно нам: враг всюду строит козни на прельщение нас; но зная сие будем внимать себе и противодействовать.— 2) Воодушевляясь тем, что еще немного,— и внидем в покой.— 3) И вразумление почерпая из слова Божия и отеческих писаний.[31/, 19].

1) Велик у нас подвиг, трудно одолим враг наш, сильна его против нас злоба, ни ночью не спит он, ни днем не дремлет, и никакими сторонними заботами не развлекается, только все рыщет вокруг Богом собраннаго стада нашего, чтоб похитить какую неосторожную и неутвержденную душу и поглотить ее. Вам ведомы козни его; блюдитесь убо.— Он возбудитель греха: вбрасывает помысл как удицу, прикрытую приманкою сласти. Вы же не будьте несмысленны,- как рыбы, по Апостольски сказать, не неразумея умышлений его (2 Кор. 2, 11), не прельщайтесь наружным видом, и обличив его коварство, отгоните его; и он, лишась успеха, с горечью возвратится во своя. Вот его искусительныя внушения: одному он так подлагает зависть, другому леность; тому перехождение в другое место, этому гордость, или то и другое одному и тому же, всяким образом влеча в сеть смерти. Будем же внимать себе, и - Господа имея одесную души, Единаго возлюбленнаго и вожделеннаго избежим его уловления. Да не тиранит вас гнев, данный только против врага — змия; и огнь похоти да не имеет у вас свободы разжигать сердца ваши на срамныя и неподобныя дела; но кротостию украсившись и облекшись в прекрасное безстрасие, любите друг друга.

2) Еще немного понудьте себя и блаженными наречетесь; еще мало елико — елико напрягитесь скоро тещи,— и достигнете града онаго небеснаго, пресветлаго и преукрашеннаго, где неописанный брачный храм девственных душ, где лоно Авраамово, божественный рай, царство небесное. Сей град содержа в мысли, будем воодушевлять себя к скорейшему течению по пути к нему, не обращая внимания на труд и утомление.

3) Внимайте Богодухновенным глаголам Евангелий, Апостолов, Пророков и душеспасительным писаниям Отцев, и ими питайте, и насыщайте души ваши. В делах же и трудах, кои каждому даны, благодушно пребывайте с терпением, братолюбием, взаимным помоганием и состраданием, да во всех и всем славится имя Бога нашего, Ему же служим и покланяемся.

191.

1) Терпением победим врага и сподобимся неизреченных благ ради коих мученики предавали себя на муки, а преподобные на всякия строгости самоумерщвления.— 2) Будем подражать им, удаляясь от всего худаго и ревнуя о всем добром и тем восходя к совершенству. [31/, 24].

1) В борьбе непрестанной состоите вы на поприще послушания, принимаете удары в лишениях и бичевания в приражениях прискорбностей, проливаете кровь в отсечениях воли своей.— Но мужайтесь, потому что этим вы уготовляете себе венцы, почести и награды за добрую победу. Противьтесь же диаволу, и бежит от вас; приближитесь к Богу и приближится к вам (Иак. 4, 7. 8,); облецитеся, как повелевает великий вселенныя учитель Павел, во всеоружие Духа Святаго, яко возмощи вам стати неподвижно противу козней диавола (Еф. 6, 11). Терпением вашим он и отражается, и побеждается, и долу повергается яко безсильный, и ногами вашими попирается: так что на вас исполняется обетование: наступати на змию и скорпию и на всю силу вражию. Ей, ей чада мои! Если еще немного поподвизаемся, то какия блага улучим какую славу, какое радование?— Уста не могут изрещи сие и ум постигнуть. Ради сего мученики, как овцы, предавали себя на заклание; ради сего преподобные облекались в строжайшие подвиги и совершили их.

2) Будемъ подражать им и мы, друг друга возбуждая на сие, и друга другу помогая. Да не будет среди нас, прошу вас смиренно, преслушания изгнавшаго Адама из рая, ни возгордения пред вседержителем Богом, низвергшаго с неба денницу возсиявающую утром, ни чревоугодия, заставившаго Исава продать свое первородство, ни сластолюбия, чрез лукавую Далиду сделавшаго непобедимаго Сампсона посмешищем пред инородными, ни зависти, сделавшей Каина братоубийцею. Восприимем же паче добродетели, заимствуя примеры — у одного — кротости, у другаго — рвения, у того — терпения, у этого — непобедимости, у инаго — братолюбия, у другаго смирения, послушания и Боголюбия, да, будете сынами света и дня, и сонаследниками тех, коих жизни соревновали. Восходите, братия мои, восходите жа высокую гору добродетелей, полагайте в сердцах своих восхождения Духа, будьте лествицами небесными, высьтесь, как кедры ливанские, вышних ища, горняя мудрствуя и там собирая ум свой,чтоб, застигши вас в таком настроении, конец здешней жизни прямо перевел вас в блаженный рай на жизнь нескончаемую.

192.

1) Воззовем и Господь избавит нас от рабства греху и врагам.— 2) Но избавлен быв, держись;— иначе опять попадешь в рабство: чего чтобы не пострадать, страх Божий имей и любовь к Господу, поддерживая их созерцанием дивных дел Божиих, творения, промышления и искупления.— 3) Если живо напечатлеешь, что пострадал Господь нас ради, то никакия прискорбности и липшния не поколеблют тебя и не отклонят от пути Божия. [31/, 25].

1) Еще и еще взыщем Бога и жива будет душа наша (Ис 68, 33). Прилежно воззовем к Нему и Он призрит на нас, как на древняго Израиля, и услышит вопль и стенание душ наших скорбящих. И хотя Моисея не пошлет, но Сам Собою всеконечно измет нас из рук мысленнаго Фараона и горькой работы страстям его. Пока мы состоим под греховным Египтом, дотоле неизбежно гонят нас и преследують работные ему помыслы. Когда же призрит на терпение наше благий Бог знамениями и чудесами своего в нас присутствия, тогда иными нашими десяточисленными язвами изводить нас в землю безстрасия: и мы во вседовольном радовании поем Ему тогда победную песнь о своем освобождении.

2) Но ведайте и то, что иной опять предается врагам его, если вознерадит и не удержится твердо в первом благонастроении, господствовавшем в нем во время и после обращения: чего да не случится ни с кем из вас.- Начало и производитель внутренняго добраго изменения и твердости в нем есть вселение страха Божия в сердца, от познания и созерцания дивных дел и судеб Божиих,— именно того, как он из не сущих все привел в бытие, и притом единым словом, как свет устроил, как простер небо, яко свод, как собрал яко мех воды морския по написанному (Пс. 32, 7), как розлил воздух для дыхания всего живущаго, как солнце и луну, как два некия ока светлыя со множеством разнообразных звезд установил на тверди небесной, как извел из земли всякое древо плодовое, всякую траву и цвет, как повелел из земли явиться всем зверям, а из моря всем рыбам и птицам, как собственными руками сотворил праотца нашего Адама и поместил его в раю сладости, как определил восходить и заходить солнцу,— от чего у нас день и ночь, коими измеряется течение жизни нашей,— особенно от созерцания того, каково величие его, и какова бездна премудрости Его! Его единаго да боимся и пред Ним единым да трепещем. Но и возлюбим Его за то, что ради нас соделался Он человеком и во всем уподобился нам кроме греха, за нас предан был и отведен в судилище, за нас потерпел заушение, оплевание, осмеяние, бичевание, наконец распятие и смерть. Все сие потерпел Он, как человек, но и воскрес, как Бог, победив душегубца диавола и спасши свое любимое создание.

3) Кто после сего, помышляя, что Бог был поругаем, не приимет всякое поругание не только без смущения, но и с радостию? Кто, поминая, как поносим и оклеветаем был Господь, не стерпит охотно всякое злословие? Кто, видя Господа, ударяемым в ланиту, не пожелает и сам с радостию потерпеть тоже и приняв удар в правую ланиту, не обратит для удара и левой? Кто, мысленно представляя Бога распинаемым, копием прободаемым, желчи и оцта вкушающим, не будет держать себя готовым на всякую смерть?- Ей, чада мои! Ей, молю вас, распнем себя миру и страстям, и если нужда будет належать, предадимь себя и на биение, а если не то, перенесем кротко хоть раны, словами причиняемыя прободения от нареканий и напраслин и кровеизлияние от отсечения своих волей; и будем подобно Христу пострадавшими по человеколюбию Его. Возбудитесь все к нелепостному исполнению послужений своих; окрылитесь к молитвам, воспламеняясь в них огнем Духа, с излиянием слез, и со стенаниями смирения.

193.

1) Помня, чем кончится жизнь наша, будем ревновать об угождении Богу, подражая отцам нашим. 2) Хоть на деле сие мало в ком видно; но мы общим советом, при взаимном содействии, не отстанем от них, хоть не в полной мере. 3) K чему, если хотите, нет непреодолимых препятствий, потому что зависит от нашего произволения. [3/1, 28].

1) Познаем чада, что есть жизнь наша, кому служим во плоти сей, и к чему приводит таинство разрешения нашего с телом. Содержа же сие в уме, тщаливы будем в исполнении заповедей Божиих, и в содевании спасения своего неутомимы. Явим себя в роде сем безпечном ревнителями Богоугодной жизни, как в древния времена отцы наши, кои цвели здесь, как крин сельный, и как рай Богонасажденный, орошаемы будучи водами Духа, приносили плоды всяких добродетелей и друзьями Господними именоваться сподобились. Они угодили Богу, и чистыми пребывая в жизни и высокими питаясь созерцаниями, стяжали небо, и мудро пользуясь пришельствием своим на земле, с Ангелами составили единый хор и с Богом соводворились. 2) Кто ныне так шествует? Кто восходит на гору Господню, как написано? (Пс. 23, 3). Кто, взяв криле, яко голубине, летит Духом и почивает на горе совершенства? (Пс. 54, 7). Кто таков, что возсиявает во днех его правда? (Пс.71, 7).— Но мы, общим советом и общим взаимным увещанием, восприимем труд и не отстанем от них.

Не допустим, чтоб и нас называли родом строптивым п преогорчевающим (Пс. 77, 8), родом, который не управил сердце свое; но напротив родом правых благословенным (Пс. 101, 2). Покажем в себе достойныя воздаяния добродетели, пойдем святым путем отцев наших, по ступеням их будем шагать, стадии их течения измеривать и житие их изслеживать, делам их соревновать и образу действования их подражать, хотя мало некако и малоподобно, на столько однакож, сколько достаточно ученику являть опыты подражания учителю своему. Они живописцы Богоподобнаго образа, художники добродетелей, мы же хотя тень их отобразим; они странники, станем странниками и мы; отечество их небо,- да будет и нашим отечеством вышний Иерусалим; стяжания их — заповеди Господни, тоже взыщем и мы; не связаны они были любовию к плоти и крови (родственною), не yслаждались сластями века сего, того же пожелаем и мы. Они постарались и стали таковыми, употребим труд, и мы сделаемся такими же; чтобы, как в древния времена о том или другом разглашалось всюду, по причине дивной их жизни и до нас дошло, возбуждая нас на тоже, так и наше имя стало известно последующим родам для порождения благаго соревнования. А этого что блаженнее и что yтешительнее?

3) И если хотите, никакого нет препятствия к тому. Тогдашний Бог и ныне тойжде есть: и Евангелие не устарело, и заповеди не изменились, и время не переделалось. Промышлявший тогда и ныне печется о всех. Ночь и день, сеятва и жатва не те же ли и ныне?- Сей Бог наш неизменный и непреложный, всегда такожде сый, как от начала, так и ныне хранит создание Свое, теми же лучами любви осиявая всех людей и не хотя смерти грешника во веки.— Не одинаковость же измененчивость имеют причиною наше произволение; т. е. от нас зависит,— и это как в добрую сторону, так и не в добрую. Потому что препятствует и нам, ревностию к подражанию отцам возревновав, восприять их подвиги и просиять их жизнию? Можно и нам, общежительно живущим, возблистать сим образом, если вместе с другими и мы явим жизнь нашу одинаковою с жизнию отцев. И. будет сие, если паче всего понудим себя всяким хранением блюсти свои сердца от малейшаго уклонения от заповедей Господних.

194.

1) Вы как сад добрый, произращаете разные плоды добродетелей: смотрите же, не дайте себе завянуть.— 2) Теперь дни святые (пост), и все способствует к оживлению вашему духовному, и воздержание и службы, и чтения, и соревнование.— 3) Пользуйтесь всем; паче же мирны будьте.[31/, 29].

1) Для доброй земли весьма полезно благовременное орошениe дождем, способствуя ей принести обильные плоды, потребные для питания живых тварей. Когда бы и наши недельныя поучения из смиренных уст моих исходят; также были полезны для умножения и возращения хранящих честныя души ваши добродетелей, как там дождь для произращения питательных плодов. Вы и в самом деле кажетесь мне похожими на рай, исполненный разнообразными произрастениями: один услаждает меня смирением и послушанием, другой питает меня прилежанием к делам своим; тот облагоухавает благоговейным нравом, этот восхищает высокими добродетелями, как кипарис, горе в высоту поднимая ветви свои; словом, каждый из вас отличается какою либо добродетелию, производя и соответственныя ей дела. Смотрите же, чада, никто не оставайся ничего не произращающим, не давай себе заглохнуть от жжения похоти, не будь и безплодным от гордости съедающей всякий плод. Возревнуем и друг друга согревая, единодушно устроим себе столп от земли до неба, или стяжем небодосягающую добродетель.

2) Теперь дни святые,— и вы освящаетесь; пост и малоястие,— и вы очищаетесь и в душах и телесах; псалмопения стройныя и чтения,— и вы бываете лирою благозвучною, ударяемою Духом; собираетесь скоро на службы,— и хор Ангельский составляете; любовию объемлетесь, вон извергая зависть, и единым желанием движетесь всем совокупно записанными быть на небесах; не воюя друг с другом и искренно мирствуя между собою, вы подражаете единомыслию безплотных; об одном у вас забота, и в одном боретесь с другими, чтоб наилучше исполнить повеленное,— и есте потому сыны послушания; не стяжанием вещественнаго добра богатитесь, все имея и ничего не имея, как владыки мира и царствия небеснаго наследники.

3) Главное же то, что делам являете верность Пророческаго приговора: се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе? Почему я называю вас и миром благовонным, сходящим на браду Аароню, и росою Аермонскою, сходящею на горы Сионския (Пс. 132,1, 2. 3). Видите, какими именами украшаетесь и какими похвалами увенчаваетесь. Смотрите же, покажите, что не чужия имена носите, и жительствуете не недостойно похвал. И ныне получаете это от меня на словах, а тогда,— в будущем веке,— получите делом праведное воздаяние от праведнаго Судии и всещедраго Воздаятеля.

195.

1) Именоваться вам должно по имени духовных отцев ваших, и жить в едином духе иноческом по установленным правилам.— 2) Помните обеты при постриге; и будьте таковы и внешне и внутренно: и это единое да будет отличием вашим от мирян.— 3) За сие Бог упокоит вас в Своих селениях дивных.[31/, 30].

1) Оставив родителей, братьев, родных и весь мир, пришли вы сюда, и соделались мне духовно чадами, преображая себя по Богоугодной жизни. Почему не следует уже называть и вам по имени того-то и того-то, родившаго вас телесно, но по имени духовных отцев и праотцев наших, показывая тем, что вы совсем отделились от естества и иное приняли рождение — духовное,— по произволению. Потом здесь никто своей води по своему мудрованию не имеет, но обще все мы едино мудрствуем, все единодушно к Богу устремляясь. И исполняется ныне и в нас повествуемое в Деяниях, что народу веровавшу бе сердце и душа едина: и ни един же что от имений своих глаголаше свое быти, нo бяху им вся обща (Деян. 4, 32). Понятно для вас, что слышите?— Испытайте же себя, тверды ли вы и непоступны (1 Кор. 15, 58). Говорю это за тем, чтоб внушить, что вам и мысли не следует допускать об отступлении в чем либо от порядков иноческих: это вражеское нашептывание. Напомню вам и еще одно: аще и подвизается кто, не венчается, аще незаконно подвизатися будет (2 Тим. 2, 5). И монах не достигнет совершенства и венца не получит, если будет поднимать подвиги не по установленным правилам.

2) Вы знаете и слышали часто, как оглашаются братия, приемлющие схиму. Смысл всего таков, что тут обет дается и завет полагается между Богом и человеком — алкать, жаждать, наготствовать, терпеть напраслины, поношения и оскорбления, а если потребуется, то и кровь пролить за Христа. Потому не чуждитесь, когда придется потерпеть что подобное, потому что подвергаетесь лишь тому, что терпеть обет дали. Разве детская шутка было то, что тогда говорилось? Да не будет. То священныя слова, коим Бог свидетель и избранные Его Ангелы. Напротив, встречая то, радоваться должны мы, что представился случай исполнить частичку обещаннаго. Как для внешних красны похвалы, удовольетвия и довольство: так для нас желательно и радостно противное тому. Это и схима нам показывает. Они о мирском радуются, а мы о Божеском; они о плотском, а мы о духовном; они о наслаждениях, а мы о воздержании. Что разделяет и отличает нас от них? Ужели вы думаете, что черная ряса и длинная борода делают монахом?— Никак.— Но вот кто есть настоящий монах,— тот, у кого со внешним видом согласуется внутреннее настроение и расположение, так что может говорить: я есть именно это, и не изменяюсь. Ей, ей, прошу вас, так мудрствуйте,— и восприимите воздержание, безмолвие, стихословие, взаимно друг друга почитание, исповедание, трудолюбие и всякое другое похвальное качество. Таковыя черты умножим в себе,— и будет, что принесем добрые плоды. Веякий соревнуй брату в добром и подражай ему без зависти. И — живу Аз, говорит Господь,- что прославляющих Меня прославлю,— и уготовлю им место упокоения, страну живых, место селения дивна, (Пс. 41, 5). Буди вам услышать сие и увидеть свет мира,— и узреть Солнце правды, и насладиться неизреченною радостию Его: ибо Он весь есть сладость и желание. Помолимся же молитвою, и ревность к ревности приложим, да достигнем дня онаго светлаго на радость. Блаженна душа, стяжавшая Господа добрым житием своим и благоволительнаго благодетеля в Нем возъимевшая, ибо Он примет и ее вечныя обители.

196.

1) Поучения говорят о главнейшем деле,— спасении души; потому слушать их должно со всем вниманием и желанием.— 2) Иначе внушения их не подействуют на душу; а если и подействуют, то на короткое время; потом совсем улетучиваются.— 3) Будем же и слушать и хранить, и исполнять; и пожнем благие плоды и здесь и паче в будущем веке. [3/1, 32].

1) Слово Божие проповедуемое, если войдет в душу трезвенствующую и бодренно заботящуюся о спасении, тотчас согревает ее и возбуждает к большему и совершеннейшему тщанию об исполнении заповедей; если же войдет в душу, как у меня, спящую, безпечно в зле пребывающую, то остается безплодным, бездейственно в воздухе разливающимся. Почему, прошу вас, не смотрите на меня ничтожнаго, но на досточестность поучения церковнаго, потому что оно предлагает общеполезныя напоминания, не о чем либо малом, но о главнейшем деле,- деле нашего спасения: Как спастися нам? Как идти путем Божиим? Как избежать сетей вражиих? Как очистить себя от страстей? Как преуспеть в добродетелях, чтобы чрез то востещи на верх совершенства? Какия и сколькия добрыя дела должно сделать, чтобы улучить Царствие небесное?- Такие содержа предметы, поучение наше должно быть желательно для вас и чтимо вами.

2) Ктому же, и так относясь к нему, едва возможете вы как нибудь найти в таких беседах наших искомую пользу и получить ее. Ибо есть супостат, противодействующий нам во всем и отвлекающий нас от должнаго, если не к добру прислушиваемся к его худым внушениям. От сего бывает, что, поползновенное нанедолжное, естество наше не сохраняет поучений в одинаком к ним расположении или дорожении ими. Но выслушав какое либо назидательное сказание, или размышление об исходе отсюда вратами смерти в другую жизнь, или о предстании на суд, или о выслушании окончательнаго решения участи на вечные веки, как воздаяния за всю жизнь, тотчас приходит в сокрушение, воздыхает, плачет и стенает, а потом, лишь пройдет немного времени, как опять все забыто, и оно вместо сокрушения является ожестелым, вместо пролития слез предается смеху, вместо стенания разсеявается, вращая лицем и очами туда и сюда. И остается только взывать с Апостолом: окаянен аз человек: кто мя избавит от тела смерти сея? (Рим. 7, 24).

3) О, не так, братия мои, не так. Но и слушать будем, и сокрушаться, и устремляться на лучшее, и огнь к огню прилагая, воспламенять души свои любовию к Богу и друга к другу, взаимно друг друга возбуждая и поощряя к послушанию, смирению, трудолюбию, и ко всякому другому доброму деланию Ангельскаго нашего жительства. Теперь мы только сеем и вследствие того трудимся, утомляемся и плачем; но спустя немного станем радоваться, потому что с радостию пожнем посеянное со слезами и сцарствовати начнем Владыке всяческих и Богу, если только усердно спостраждем в нашем самоотверженном послушничестве.— Почему я не престану взывать к вам, будем подвизаться, пока есть время, потрудимся еще немного, потерпим елико — елико, пока прейдет эта сну подобная жизнь. И я дерзаю уверить вас именем Бога, что вы увенчаны будете, вступите в хоры небожителей и там начнете веселиться и радоваться в безконечные веки.

197.

1) Во время воины воины покоя не имеют, воюя; и успокоиваются, когда уже домой воротятся. И у нас война духовная, война на всю жизнь: покой от нея в другой жизни.— 2) Будем же воевать бодренно, ни в чем не уступая врагу, и не боясь его призрачных страхований. [31/, 33].

1) Для воюющих во все время, как ведется война, никакого почти не бывает отдыха, кроме схваток с врагами больших и малых: они то орудия приготовляют к делу, то сторожевые посты отбывают, то на разведки отправляются, а между тем мало спят, мало едят, всегда на готове, всегда под страхом внезапнаго нападения. Когда-же, по окончании войны, воротятся во свояси, тогда только настанет для них время покоя, мира и радости, тогда и награды им за воинския доблести и дары царские раздаются.

Тоже самое и у нас видеть можно: ибо разве мы не состоим в постоянной войне, и не держим воинских порядков?— Ей, говорю вам, и еще паче,чем те; ибо у нас все особенное: и оружия особенныя,— не плотская, но сильна Богом, на разорение твердем (2 Кор. 10, 4); и враг особый,— падший дух — диавол, коего воинство составляют все отпадшие вместе с ним и чрез него, и с неба низверженныя силы. Итак, не время покоя и беззаботной безпечности настоящее время наше, но время борьбы. Надлежит потому нам оградить себя всеоружием мысленным, и, восприяв меч духовный, вести бой. Когда потом пройдет определенное время борения, более или менее успешнаго, тогда подвигоположник наш и Бог полагает конец брани и воззывает нас из здешняго странствия и пришельствия в истинное наше местопребывание и отечество. О сем Закон, о сем Пророки, Апостолы и Учители пишут и сие описывают.

2) Известно вам теперь, братие, поприще, известна и брань. Будем же стоять мужественно и воевать доблестно. У нас со всеми неправостями — своими же — война: война с унынием, война с чревоугодием, война с многоспанием, война с похотию нечистою, война с празднословием, легкомыслием, смехом, продерзостию и со всякою другою нечистою страстию. Кто стоить не уступая борется и противовоюет — отражением, непрестанною молитвою и откровением,— и, наконец, преодолеваете врага и побеждает,— тот, как борец Господень, удостоится неувядаемаго венца славы в Царствии Небесном. Прошу же вас, братие, своинники духовные, не дадим хребта, не дадимся в обман, не будем знать утомления, низлагая сопротивных, не убоимся его безсильных пугалищ и страшилищ.

Великое нечто и ужасное представляется он иногда готовящимся сделать, но для внемлющих это — воздушные призраки и тени. Не таковым ли оказался возставший некогда против Антония великаго, иногда как змий пресмыкающийся, иногда как лев или волк, или другое какое опасное животное? Оказался он пред сим мужественным юношею тмою и прелестию, и отброшен молитвами его далеко. Когда по тому и против нас напустит враг что подобное, воздвигнет горы помыслов и стремнины страстей представит, не следует бояться; но осеним себя знамением животворящаго креста в мирном устроении, и он отбежит. В настоящее время, братие, терпения потреба, как сказано, будем же терпеть и подвизаться. Всякий из вас, смотри, как и куда направлять шаги: если делает что он по моей смиренной заповеди, или по уставу общежительному и притом с отсечением своей воли, благо ему; он вкушая не вкушает, пия не пиет, спя не спит, в мире сущи, выше миpa есть, и в городе, как в пустыне, пребывает. Но об этом довольно.

198.

1) Мы на ристалищном состязании: надо усиливаться; иначе ничего не получим. 2) Не надо дремать: видите, один за другим отходят; спешите заготовить нужное для той жизни. 3)Великаго дела ищете: быть в общении с Богом; и найдете. Как? Верностию обетам. 4) В пустыни это было легко: теперь вы перешли в город, и вам предлежит испытание. Не посрамитесь же. 5) Се сказываю вам, как вы должны держаться. [31/, 34].

1) Зная, что нам предлежит купля, цены не имеющая,— наследие царствия небеснаго и жизни нескончаемой, не будем нерадеть, не будем предаваться сну лености, пока живы будем в веке сем. Ристалище открыто; стадии очищены и размерены; награды разложены, и оценщики на местах.— Выступайте, борцы для состязания.— Тщаливый, рвения исполненный, берет верх и венчается. А ленивый не только лишается венцов, но и душу свою безценную губит и, отходя из сей жизни ни с чем, отсылается в муку вечную.

2) Не видите разве и не замечаете, как каждодневно то один, то другой вземлются отсюда и, послужив в жизни сей, отходят к Владыке своему:— и стар и мдад,— и царь и раб,—и Apxиepeй и иepeй,— и настоятель и послушник? Кто искал здесь, обретает там; кто предпослал отселе сокровища, встречает их там; кто отрекся от всего здешняго, получает с избытком тамошнее.— Вам дана благодать убежать от миpa и уединиться с Богом.

3) Вам предлежит близость к Богу и искреннейшее Ему служение в радости и веселии. Дело же ваше и ваш подвиг — пребыть верными обету своему. Почему, в каком состоите вы чине и какую проходите добродетель, в тех и пребывайте, не сдаваясь паче и паче, и души свои в храмы претворяя Владыке и всецарю Богу.

4) Что Бог приемлет вас в вашем благонастроении, заключаю из того, что вы такими же пребываете и переселившись из мест безмолвнейших (между горами) в шумныя и многолюдныя (в Царьград), из пустыни в город. И в самом деле, добродетель как жертву Богу приносящий, везде почитается, как злато,— и слава от него и ради его восходит к Богу. Взошла она и отселе.— Некоторые,— доброжелательно или недоброжелательно,— тоже самое говорили: а вот увидим, сохранятся ли они в своем настроении?— Но я надеюсь, что вы сохранитесь и удержитесь в нем,— и, среди города находясь, будете вести себя, как в пустыни, и среди городскаго шума хранить мир и безмятежие в душах ваших. И тут — то вам настоящее испытание; и вы воистину будете достойны удивления, если выдержите. Говорит негде св. Богослов: что дивнаго, что зима морозит и солнце светит? Они делают это непроизвольно. Так и в нас, не велика похвала безмолвствовать в пустыне, и в уединении блюсти безмятежие. Но другое дело в городе жить, как в уединении и, среди шумной толпы, быть как в пустыне. Благодарение Богу, по молитвам отца моего и отца вашего, сохраняющему вас неповрежденными и твердо пребывающими в своем чине.

5) Ваша слава и похвала в вас самих.— Поелику это так есть, то постарайтесь, выходя по делам обители, исполнять их в благоговейном настроении, являя богобоязненность и в походке, и в держании себя, и во взоре, и в обхождении, и в разговоре, и во всем. Ей, чада мои, ей, прошу вас. Не допустите, чтоб о вас сказали что неодобрительное. Много очей смотрят на нас, много уст говорят о нас и против нас. „Да не рекут же, где есть Бог их? (Пс. 78, 10)? Где добродетель их? И кто там руководит их?— Как они безстыдно держат себя, вращаясь туда и сюда очами и разливаясь смехом, будто блудница какая?" Смотрите, не причините беды всему братству, побойтесь Бога безсмертнаго! Но всякое слово говорите так, как бы оно самим Господом слышимо было, и всякое дело делайте так, как бы совершали его пред очами Его, на вас смотрящаго. Таким образом и состояние ваше будет достаточно; и сами вы, как светила, будете среди царствующаго града.

199.

В изречениях указываются добродетели и подвиги иноческие с внушением преуспевать в них. [31/, 35].

Великое для монаха оружие — воздержание: оно есть дверь ко всякой другой добродетели. Но послушание стяжавший есть подражатель Христов; смиренномудрый — Ангедоподобен; открывающий все свое духовному отцу чист, как солнце. Почему никто не скрытничай, чтоб не сделаться неисцелимым.

Ищите же полезнаго и такого, что располагало бы вас к смирению. Противнаго же сему ничего не допускайте.

Знаете, где мы и куда немного спустя преселимся, и чем будем по разлучении с телом. Потому будем внимать и трезвенствовать; ум наш всегда к Богу да отходит и созерцает там блага вечныя и блаженное наслаждение ими удостоенных того, равно как горькость участи попавших в ад, где страшныя и безмерныя муки.

Жив Господь и благословен Бог,— что мы не раскаемся, приняв святую схиму cию, оплевав все мирское и, как мечем, все отсекши плотское; ибо если пребудем в добром подвиге нашем, то будем торжествовать и веселиться вечные веки. Подвиг сей — пост, бдение, мужественная готовность на все, что требуется аскетическою жизнию; прибавлю к сему — благодушное терпение всех прискорбностей и напраслин,— поношения, заушения, изгнания и предания любве ради Божией.

Подвизайтесь все, большие и малые, новые и старые, все теките добре, все всегда с готовностию спешите на бдения, на послушания и работы. Да изгнаны будут от вас леность, гнев, задорность, зависть, противоречие, подозрительность и все другия страсти. Преуспевайте же паче во взаимной друг к другу любви, духом горяще, Господеви работающе: упованием радующеся, скорби терпяще, в молитве пребывающе (Рим. 12, 11. 12).

200.

1) Ублажив братий за строгую иноческую жизнь и указав в этом черты мученичества, убеждает продолжать так, обнадеживая, что в будущем станут вместе с мучениками. 2) Уверяя, что в будущем все, что лишаем мы себя здесь произвольно, получим в совершеннейшем виде, убеждает радоваться всем лишениям, и крепко держаться пути своего. 3) Помянув о смертности, приглашает готовиться к смерти; и просить молиться об умершем брате, не очистившем совести своей от любоимания (так как в келлии его нашли два сребренника),— назначив поклоны. [31/, 36].

1) Благодарю вас,—чада, что, по теплейшей любви к Богу, день от дня преуспеваете вы в угождении Господу, непрестанно благоговеинствуя, благожелательствуя, подвизаясь, воздерживаясь, довольствуясь тем, что дается, хлебом в меру и малостию вина, между тем не отставая от других в подъятии труда по работе, в неоставлении правила, в скорейшем пробуждении и приходе в собрание, в терпеливом стоянии до конца службы,— являя кротость, незлобие, безропотность: ибо ропщет ли кто, грех ему есть. Таковы подвиги проводящих послушническую жизнь в отсечении своей воли: в их мученичестве, вместо огня, котлов с смолою, стрел, когтей, мечей и крестов служат выше названные подвиги и еще следующия: поношения, безчестие, сухоядение, измождение плоти чрез воздержание, нуждение себя, терпение скудости во всем, в одежде, в обуви, в крове и во всем прочем, потребном для жизни. Поелику венцы нам предлежат за претерпение прискорбностей и страданий, то будем мужественно проходить наш мученический подвиг о имени Господа нашего Иисуса Христа, чтобы там обрестись в одном чине со святыми мучениками, где вместо здешних скорбей, лишений и стенаний воздано будет нам: вечною жизнию, радостию неизглаголанною и веселием неописанным.

2) Нет у нас здесь града, по причине нашего отречения и от родины, но там мы будем гражданами вышняго Иерусалима; называть кого либо отцем по плоти не следует нам, но за то в веке оном обретем Отца в Боге; безнаследны мы на земле, но там дастся нам наследие со Христом; в утешениях плоти пищею, питием и всеми другими чувственными удовольствиями мы отказываем себе, но вам известно, что там будете наслаждаться тем, чего око не видало, о чем ухо не слыхало и что на сердце человеку не восходило. Почему радуйтесь и, взирая на сие, не падайте духом, не разленивайтесь, не бойтесь ни настоящих, ни будущих трудностей, будь оне еще тяжелее.— Но что я говорю? Хоть огонь, хоть меч, хоть смерть, все это ни во что вменяя, держитесь крепко пути своего.

3) По успению братий наших видите, что и к смерти каждый час приближаемся мы: вчера один отошел, другой за несколько дней прежде,— при дверях уже и еще кто нибудь есть; а после него кто?— Может быть, я, да скажет всяк,— и начинай готовиться.— Поведать вам хочу и печаль души моей о брате Василии скончавшемся, что он отошел, не очистив совести своей, так как у него нашли два сребренника. Увы! какое ослепление! На чем удержал его диавол? Два сребренника почел ценными более царствия небеснаго. Не раз говорил я ему, что овол ли, или иглу, или писало, или другое что возмет кто и припрячет у себя, этим одним наполняет он все место греха. Вы конечно видели это и сами у св. Кассиана, который говорит, что, по св. Марку, один грех наполняет место одинадцати (измеряя полноту грешности двенадцатью). Почитая нечто своим и имея то, он душу и сердце свое туда вложил: ибо где сокровище, там и душа. Где же отречение?— Помолимся убо о нем, и одну неделю будем каждодневно класть за него по три поклона и творить тридцать молитв, да простит ему Господь прегрешение его.


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS