Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Добротолюбие

Добротолюбие - Том 4. Часть 4

19.07.14

⇒Святый преподобный Феодор Студит

201.

Изобразив братий совершенными во всех иноческих подвигах, прибавляет: будем на всегда таковы, делая каждый свое дело в свое ему время. [3/1, 37].

Призрением да призрит Бог на насаждение ваше и Сам Он, насадивший сей истинный виноградник ваш, да напояет вас водами Духа Святаго, и да возращает в меру совершенства до всякаго истиннаго плодоносия. Меня же выше дело сие, выше немощи моей покушение на то. И кто есм аз, Господи, прилично мне взывать, и что дом Отца моего, что Ты так возвысил меня, сквернаго и нечистаго, недостойнаго быть и в ряду овец?— Но Он приемлет меня и долготерпит на мне ища и ожидая обращения моего и исправления. Ибо кто станет пред Ним и умилостивит Его о грехе? Кто упасет стадо Его в крепости? Кто так близок к Богу, чтоб приводить к Нему и другихъ?— Я далек от этого, в мере разстояния неба от земли.— Но радуюсь, что вы право течете, и по заповедям Божиим шествуете, и, друг другу подражая в добром, все вкупе возвышаетесь в совершенстве. Во истину в вас пребывает Бог, благословляемый и служимый вами, и Дух Святый почивает на собрании вашем. Хоростояние ваше — хорование Ангельское, псалмопение — пение безплотных, и все поведение ваше — поведение воистину небесное, в коем нет и тени плоти и крови, ни желания самовольнаго, ни попечения погибающаго, ни заботы суетной, ни утешения отверженнаго и ничего прельщающаго, и никого прельщаемаго; но все полно тишины и мира, одно у вас желание, одна воля, одна душа и сердце, одно течение, одно стремление — Бога достигнуть, одна жизнь, во истину вы — Богозванное братство, Ангелоподобное, которое во плоти суще, выше плоти есть и в мире суще, вне мира есть, по безстрастию. Вы достигли в добрыя меры и, шествуя царским средним путем, избегаете стремнин, кои по ту и другую сторону. Богоприятны ваши подвиги и ваше воздержание, ваш сон и бодрствование, молчание и говорение, труд и отдых, молитвы и моления. Если когда несколько поумереннее и поснисходительнее к немощи своей действуем, но скоро опять беремся за строгость; если настоящий час немного разстроит нас, то следующий опять все поправит: настает утреня, потом литургия, чтение жития святаго, поучение и опять приходит в свой чин, кто несколько отстранился от него. И друг другу мы в помощь, друг другу — ограда; и диаволу нет места среди нас, при помощи Божией и молитвах отца нашего. Приидите же, емлемся каждый за свое служение; никто не твори дела Господня с небрежением, страшась кары, изреченной на пренебрегателя и ропотника. Все действуйте, наблюдая свое для каждаго дела время. Когда время труда, трудитесь, а когда время отдыха, отдыхайте; когда время спания, спите; когда время молитвы, молитесь чисто, плачьте, проливайте слезы, ибо на плачь призваны мы; когда же время подкрепиться пищею, вкушайте с благодарностию предлагаемое; когда время говорения говорите разумно: ибо есть свое время каждой вещи, по слову Божию. Так проводящий дни, свои, шествует, добре шагая. В таковых делах и расположениях да утверждает, да укрепляет и да держит вас Господь Бог наш, во славу имени Своего Святаго.

202

1) Отсечением своей воли в жертву себя приносите Богу: будьте всегда таковы и во всем, и милость Божия выну будет с вами. 2) Только делайте все чисто, смиренно и благообразно. 3) Богатитесь добродетелями каждый по дару своему: ибо не всем все дается, но плодов от всего у нас причащаются все, потому что мы все — одно тело. [31/, 38].

1) Желаю вам улучить чаемыя блага, и быть благоплодною и благоприятною Богу жертвою чрез послушание ваше: ибо вы, чрез отсечение воли своей, всегда закалаете себя в жертву и приносите ее на духовном жертвеннике в воню благоухания Владыке Богу. Почему божескою ревную ревностию, да будет непорочное ваше приношение и служение неотметно и не лишено благостыннаго благоволения Божия.— Будет же сие, если пребудете ревностны, терпеливы и постоянны в молитве, смирении, сокрушении, богомыслии, воздержании, в борьбе с сопротивными и преодолении их.— Молю убо вас, будьте таковы и терпите, теките и проходите стезями добродетелей, боритесь и побеждайте,— и получите венцы небесные.

2) Не вотще течете и не всуе трудитесь, но смотрите, не поткнитесь, и малыми какими попущениями нерадения и небольшими поскользновениями не низриньте с высоты упование ваше, и в конец не разорите духовнаго дома добродетелей ваших. Потому, как чистые все чисто делайте для чистаго Господа; все смиренно приносите, гордым противящемуся, Господу; все невинное и непорочное посвящайте жениху Христу. Слово ваше да бывает всегда, во благодати, солею растворено, ведети, как подобает вам единому комуждо отвещавати (Кол. 4, 6); нрав ваш да будет благостынею украшен, да даст благодать приближающимся; движение ваше, поступь и беседа да будут, как Богом управляемыя, назидательны для видящих. Желаю, чтоб все вы были, не как я, ибо я нечист и неразумен, но как святые отцы наши, как Акакий, как Досифей, как Авва Кир, как Антиох, как Петроний, а потом, как Евфимий и Савва,— приложу уж,— и как Антоний великий.

3) Итак, богатитесь добродетелями, наполняйте сокровищницу свою слезами, сокрушениями, долготерпениями, трудами, скорбями, по данной вам благодати: ибо один одно, другой другое имеет естественно и богодарованно. И если ты в одном превосходя, в другом уступаешь ближнему, не печалься и не завидуй: коемуждо бо якоже Бог разделил есть меру веры, так и есть. Впрочем никто не лишается ничего: ибо все вы едино есте многочисленное тело, и добродетели ваши взаимно переходят от одного к другому и обратно, по безмерной благости Бога, Который каждаго из нас мыслит как всех, и всех, как каждаго.

203.

1) Хвалю вас, что все оставльше, охотно течете тесным путем. 2) Радуйтесь сему; ибо воздаяние велико. 3) Ведая сие, мужайтесь все смиренно претерпевать, что прилучается терпеть, по порядкам жизни нашей. [31/, 39].

1) Хвалю вас пред Богом и людьми за вашу верность правилам нашим и ваше терпеливое следование по стопам древних отцев наших. Силою Божиею и содействием молитв отца нашего, вы возмогли восприять наилучшую жизнь, и собравшись во едино, отчужденную от всех и всего проводите жизнь, отторгшись от плоти и крови и свыше от Бога родившись.— Так, еще живи суще, умерли вы произволением, и еще во плоти пребывая, к тому стремитесь, что выше плоти. Любовь к родителям не удержала вас и не держит, дом и родина не занимают более вас, и исполняется на вас слово Апостола: наше житие на небесех есть (Филип. 3, 20). Также опять,— вы скорби терпите, злостраждете день и ночь, поститесь, бдения совершаете, чистыми себя блюдете, плоть истощаете, боретесь с отсечением своих желаний. Это и есть тесный путь, вводящий в живот, по которому немногие ходят, между тем как по пути широкому и пространному, ведущему в пагубу, очень многие текут.

2) Радуйтесь же, радуйтесь и веселитесь, что великая сокровиществуется вам награда на небесах. Потому, если терпеливо пребыв до конца в послушании, улучите вы свет неизреченный, что сего вожделеннее? Если сподобитесь быть сожителями Ангелов, что сего блаженнее? Если соделаетесь обитателями рая, где нетление и всякое обилие вечных благ, где вода, текущая в живот нескончаемый, что сего дивнее и чудеснее? Если со всеми праведными явитесь сияющими, как солнце, сонаследниками Христа, что сего великолепнее? Если, при собрании всей твари пред страшным престолом Христа Бога нашего, когда Он явно приидет во славе, с безчисленными воинствами Ангелов, и когда одни услышат: приидите благословеннии, а другие: отыдите проклятые, вы окажетесь в числе первых,— что может сравниться с тогдашнею вашею радостию и изумленным восторгом?

3) Сего ради взываю к вам: будем доблестно переносить все настоящия прискорбности; будем мужественно противостоять брани плотской, и угашать огнь похоти, когда он возгарается в членах наших; будем терпеливо нести труды бдения, поста, послушания и работ ручных; будем охотно отсекать воли свои, и смиренно переносить оскорбления братий; будем благоговейно выстаивать в церковных собраниях псалмопения и молитвы; будем терпеть нищенскую одежду и обувь; не будем любить славы человеческой; будем погашать гнев, прогонять уныние и леность, умерять порывы души, закрывать многоречивыя уста, приучая их говорить только нужное и полезное,— и все прочее делать, как подобает делать пред лицем Бога всевидящаго.— Над всем же сим да дарует нам Господь Бог наш, сильный и державный, и дивный во святых Своих, по молитвам отца нашего, единую душу и единое сердце, единым Духом сохраняя нас непреткновенными пред Ним.

204.

1) Удаляйтесь от всего, что может раздражать нечистую похоть, и терпите все неприятное: за что воздаяние велико.— 2) Сколько миряне терпят, служа суете? Мы же Богу служим царствия ради: как же нам не терпеть всего, случающагося с нами на пути сем. [32/, 1].

1) Хотел-бы я каждаго из вас лично видеть, и по возможности с каждым побеседовать, болезнуя о спасении вашем. Но как гонение настоящее не дозволяет делать это, то письменно прошу всех вас,— и вмести еще находящихся, и особенно разсеянных,— внимать себе тщательнее, ничего не дозволяя себе кроме повеленнаго, особенно продерзости во взаимных отношениях; не размножайте слов с детьми, и тем паче с женщинами; если же нужда будет видеть их, или говорить с ними, делайте это со всевозможною осторожностию: горе ум, очи долу. Ибо Писание говорит: Девы не назирай. К спеевающей не примешайся (Сир. 9, 5. 4). Но как сознающие Бога присущим и назирающим всякое ваше движение и действие,— и телесное и душевное,— так держите себя и ведите, в какое место ни направились бы вы, благодарно перенося и все прискорбности по случаю гонения, в чаянии отложенного вам за терпение воздаяния. Ибо не обидлив Бог, забыти дела вашего и труда любве, юже показасте во имя Его (Евр. 6, 10), с перваго дня отречения вашего, когда оставили вы мир и все мирское: родителей, детей и братьев, род и отечество, и самое тело предали на несение тяготы послушания.- Как велико звание ваше! Как еще большее того готово вам воздаяние!

2) Не видите ли живущих в мире, как они крушатся и бедствуют: одни, сельским хозяйством занимаясь и подлежа народным налогам и требованиям, так что самим им едва остается что на содержанье; другие, в военную службу поступая сухопутную или морскую, где нападают и подвергаготся нападениям, поражают и поражаемы бывают. Мы же, свободны будучи от всего этого, сподобляемся служить Единому Богу живому и истинному. Не достаточно ли для нас этого к утешению, благодарению и радованию нашему?- Ибо, если будем жить внимательно, все делая благообразно и по чину, воздерживаясь от плотских пожеланий, кои воюют на душу, тотчас отражая приражения их и блюдя чистоту души, то несомненно сподобимся вечных благ.

205.

В Мясопуст надо не невоздержанию предаваться, а углубляться в чтенное Евангелия, и соответственное тому полагать намерение жить святее, да наследуем царствие небесное. [32/, 2].

Общий у верующих закон, в нынешний день (Мясопуст) людям житейским заговляться на мясо. Видим же мы что? Видим, что они ныне предаются неудержимому мясоястию и винопитию, а при этом и разным, игрищам и забавам о коих не леть есть и глаголати. Надлежало бы вкушать умеренно, что предлагается с благодарением Господу, приготовляясь к предлежащему скоро более строгому воздержанию во всем; а они, повинуясь внушениям диавола, делают совершенно противное тому.— Вам же я скажу, что нам монахам не следует заходить туда даже помышлением, и желать вожделеваемаго ими, что не желания достойно, а всякаго порицания иотвращения.—Напротив, вдадимся паче вниманием и размышлением в читаемое ныне Евангелие о великом и страшном дне втораго пришествия Господа нашего Иисуса Христа, когда Он, яко Судия праведнейший, овец поставит одесную Себя и козлищ ошуюю; и к сущим одесную возгласит блаженное оное и желанное воззвание: приидите длагословеннии Отца моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира; а к сущим ошуюю изречет горькое оное и поражающее решение: отъидите от Мене проклятии в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелам его (Mф. 25, 34. 41). О сем, страха, трепета и изступления исполняющем, решении помышляя, надлежит нам и им, припадая со слезами умилостивлять милостиваго Бога, прежде, чем придет час испытать слышимое на самом деле.- Почему, между тем как те, так по своему проводят дни сии, мы, пришедши в чувство от слышанных евангельских проповеданий, положим в сердце с большим страхом и трепетом служить Господу нашему, всякое из души изгоняя зло, и всякое вместо того вводя доброе раслоложение, утробы щедрот, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, и все другое доброе и достохвальное, да, достойно Евангелия Христова поживши, наследниками быть удостоимся царствия небеснаго, во Христе Иисусе, Господе нашем.

206.

Хоть у нас всегда пост; однакож всякой да приложит что либо и еще в наступающий пост. Над всем же все восприимите щит веры и шлем спасения. [32/, 3].

Не будем отлагать день от дня исправления своего, как научает нас враг: не веси бо, что породит находящий день (Прит. 3, 28).— Се уже при дверех и вожделеннейшие дни св. Четыредесятницы, дар поста вводящие.— Такое количество времени постился Господь наш, сим оружием победив искушавшаго Его искусителя. Мы же не так; но все дни жизни нашей проводим в посте: ибо у нас нет роскошных мясных яств, не спешим мы заутра выпить сикера, не ищем, где пиры бывают, не спим на слоновых одрах, не едим еще отдоеваемых молоком козлят, не пьем искрящихся вин,— что велегласный Исаия приписывает мудрствующим земная. Далеко все такое от благочествующих, и тем паче от честнаго нашего общежительнаго иночества. У нас и простых блюд немного и ничего при этом не бывает другаго, раздражающаго до безумия душу: но хлеб, и тот в меру, и некоторыя растительныя яства, и тех по немногу. Нас потому не устрашит всечестная четыредесятница, так как диэта ея почти что одинакова у нас с диэтою прочих дней. Впрочем и из нас каждый да прибавляете малое нечто в той иди другой из наших постнических добродетелей: в пощении уединение с рукодельем, в послушании — несмущенность, в молчании уступчивость, в псалмопении тихую стройность. Тот с большим усердием пусть займется работою; этот да украшает молчание благовременностию; иной да будет в радость и утешение печальным братиям: ибо велика похвала говорящему, если он смягчает сердечную печаль брата; иной еще пусть умножит поклоны, или услужение, или нужныя распоряжения; и вообще никто не будь празден и без дела. Хоть и малое что приложит кто, благоприятно будет то Богу, если делаться будет с усердием, как показали то две лепты вдовицы; возмогайте также в бдении, в песнословии и во всяком благочинии. Над всем же сим воспримите щит веры, чтобы возмочь вам устоять против козней диавола и все лукаваго стрелы разжженныя угасить,— и шлемом спасения покройте главу, утверждаясь во Христе Иисуее Господе нашем.

207.

Один одно, другий другое прилагает, по уставу, обще же всем да будет: ничего не делать по своей воле, и внимать себе, чтоб чрез помыслы не дать входа в себя врагу, и беспрепятственно преуспевать во всем добром.[ 32/, 4].

Благий Бог наш, дающий нам жизнь, и из года в год ведущий нас путем сей жизни, ввел нас по Своему человеколюбию и в настоящее время поста, в которое каждый из ревностных, как сказано, умножает подвиги свои, по своему произволению: ревнующий о воздержании постится по два и по три дня; ревнуюшдй о бдении, столько и столько проводит времени в бдении; упражняющийся в коленопреклонении, совершает их теперь в большем количестве; иной с другими подвижническими деланиями делает тоже самое; и просто сказать, великую в дни сии можно видеть у всех ревность и усердность к подвигам. Но истинный послушник, всегда действующий по закону послушания, не в какое либо только время, но всегда имеет одинаковый образ подвижничества. Какой же это? Тот, чтоб не по своей воле шествовать, но управляему быть в своем действовании начертанием руководителя своего: что есть самый высший из всех ревностно проходимых деланий, и имеете за собою мученическую диадиму. Так делают ревнители. Впрочем, кому неизвестно, что на этот пост, по изначальному преданию, уставом определено и для всех изменение яств, прибавление поклонов и увеличение псалмопения. Почему, прошу, примем с радостию дар поста, и не хмурясь, но с лицем веселым будем проходить его, в незлобии, в неосуждении, в безгневии, в безлукавствии, в беззавистности, наипаче же в мире и любви друг ко другу, в кротости, в послушности, в приумножении милости и плодов благих. Паче же всего будем держать бодренное внимание к прилогам помыслов, чтоб не отворить дверь страстям и не дать входа диаволу, как учит Писание, говоря: аще дух владеющаго взыдет на тя, места твоего не остави (Еккл. 10, 4): ибо враг имеет власть подлагать помыслы, но не имеет власти входить. Мы сами себе господа; не отворим двери, и не войдет. Оградим же душу свою, как невесту Христову, и сохраним ее не уязвленною стрелянием помыслов; ибо чрез то можем мы соделаться жилищем Духа Святаго, и сподобимся услышать: блаженни чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Mф. 5, 8). И вообще, елика суть истина, елика честна, елика праведна, елика пречиста, елика прелюбезна, елика доброхвальна, аще кая добродетель, и аще кая похвала сия,— говорю Апостольским словом,— и помышляйте и творите: и Бог мира будет с вами (Фил. 4, 8. 9).

208.

Постнические труды облегчаются навыком, при терпении и постоянстве; наипаче же богомыслием коего и предметы указуются. [32/, 5].

Как всякое начало трудно, так и начало поста, по случаю изменения в пище, и в предметах нашего действования, встречает некое неудобство и затруднение; но терпением и неотступностию в держании его они облегчаются и смягчаются, как и написано: всякое наказание (обучение) в настоящее время не мнится радость быти, но печаль: последи же плод мирен наученным тем воздаст правды (Евр. 12, 11). Почему и мы, удостоившись пройти одну неделю поста, как уже приобретшие некую опытность в нем, усерднейшими должны быть на продолжение его, ведая, что усердие сие мощными делает и душу и тело, как напротив разленение легкое делает тяжелым и удобное затруднительным. Однакож и чрез меру напрягаться в подвигах своих не будем, чтоб с успехом в духовном соблюсти и здравие телесное. Ибо какая польза сначала быстро тещи, потом совсем ослабеть и остановиться? Но лучше тещи с расчетом и сдержанностию, имея в виду разстояние до конца течения. Поелику же целодневное напряжение усилия в труде и внимания обыкновенно пораждает потребность в некоей льготе; то будем (и между делом, и в конце его) питать душу благим Богомыелием и духовными созерцаниями, помышлениями не о мирском чем и суетномъ,— смутительном и горьком,- но о небесном, услаждающем и обвеселяющем. Помянух, поется в Псалме, Бога и возвеселихся (Пс. 76, 4). К Богу убо ум наш, к небесным созерцаниям, к красотам рая, к вечным обителям, к Ангельским ликостояниям, и нашему туда переселению,— к тому, где ныне души праведных и грешных,- как совершится явление Господа нашего Иисуса Христа, когда, по слову Божию, небеса прейдут, стихии разорятся, земля и яже на ней дела сгорят,— как душа восприимет опять тело свое,- каково будет оное собрание людей от Адама до скончания века, каково будет паче солнца блистающее, превожделенное и страшное лице Христа Господа,- какой глас Его услышим,— наконец, каково будет окончательное решение, праведных призывающее в царство небесное, а грешных отсылающее на вечныя муки.— Вот о чем надлежит нам помышлять и пещись, и в чем вращаться умом, яко вне мира сущим и ничего общаго с живущими по плоти не имеющим,— и от сих помышлений приходить в сокрушение и слезы, и просвещаться, научаясь проводить здешнюю жизнь мирно и безмятежно, в надежде сподобиться будущих вечных благ.

209.

1) Прежде всего благодарить Бога надо — за бытие, за всыновление через св. крещение, за монашество, за исповедничество пред иконоборцами. 2) И за веру, от которой все, и которая в разных степенях является, но для всех доступна, не смотря на худородие и невежество. [32/, 6].

1) Много добродетелей указал нам Бог, содействующих нам в деле спасения; одна из первейших среди них есть благодарение. Апостол Павел говорит: первое yбo благодарю Бога моего Иисусом Христом о всех вас, яко вера ваша возвещается во всем мире (Рим. 1, 8). И везде является он за все благодарящим Бога. Но как сам благодарил за все, так и всем заповедал: о всем благодарите; и чтоб не подумал кто, что это есть только его собственный добрый совет, присовокупил: сия бо есть воля Божия о Христе Иисусе (1 Сол. 5, 18). Говорится и в Лествице, что в молитве всему должно предшествовать благодарение: ,, прежде всего изобразим, говорит, на хартии нашего моления искреннее благодарение Богу.” Сказав, что за сим должно следовать в молитве, св. Лествичник заключает: ,,сей образ молитвы одному из братий от Ангела Господня был показан” (Сл. 28, гл. 7). Возблагодарим же Бога, во первых за то, что привел нас из небытия в бытие, создав нас на дела благая, яже прежде уготова, да в них ходим (Еф. 2, 10). Возблагодарим Его за то, что Он ввел нас в усыновление через Святое Крещение, как говорит Евангелие: Елицы же прияша Его, даде им область чадом Божиим быmu, верующим во имя Его, иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася (Ин. 1, 12. 13). Возблагодарим и за то, что даровал нам войти в монашескую совершеннейшую жизнь, предуказав ее в слове Своем некоему юноше: аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое ,и даждь нищим; и npиuдu (u) ходи в след Мене, взем крест (Mф. 19, 21; Мр. 10, 21). Возблагодарим и за то, что ввел нас в предлежащее исповедничество (по случаю иконоборства), не дав нам прельститься и впасть в еретическое заблуждение: ибо мы ведали и исповедали, что единородный Сын Божий, прияв плоть, является описуемым по плоти, и имеет образ, и в образе сем поклонение приемлет. Сколько людей находится вне Евангелия в заблуждении и неверии? Сколько других, в числе Евангелие приемлющих, есть таких, кои заблудились о вере и потерпели крушение, как и иконоборцы, не исповедующие, что Христос описуется по плоти и имеет образ, и что образу Его покланяться следует, и через то сами себя лишают спасительности Его воплощеннаго домостроительства?— Помышляя о сем, имеем мы, за что сердечно благодарить Господа, в благодарности в сокрушение приходить, в сокрушение слезы источать, в слезах просвещаться, в просвещении преуспевать в деле спасения нашего.

2) Возблагодарим Бога за веру, и за ту меру веры, какую имеем. Ибо вера едина есть сама по себе, но, по мере нашего объятия ея, бывает то велика, то мала. Так Господь говорит Петру: маловере, почто усумнелся? (Mф.14, 31). В другом месте: о жено, велия вера твоя: бyдu meбе, якоже хощеши (Mф. 15, 28). И опять: ни во Израили толики веры oбретох (Mф. 8, 10). Так вера то великою, то малой является. Но никто не говори: я простец, как мне возможно постигнуть веру? Всеблагий Бог на всех простирает лучи благости Своей.— Что говорит Апостол? Видите звание ваше, бpamиe, яко не мнози премудри по плоти, не мнози сильны, не мнози благородны: но буяя мира избра Бог, да мудрыя посрамит: и немощныя мира избра Бог, да посрамит крепкая: и худородная мира и уничиженная избра Бог, и не сущая, да сущая упразднит (1 Кор. 1, 27. 28). Не видите ли, как и к вам приложимо сказанное? Не помните разве блаженнаго брата нашего Фаддея, не говоря о других? Не Скиф ли был он? Не рабом ли служил у людей? И в монашество поступил, не по освобождении ли от рабства?- А между тем каким явил он себя и в предыдущем, и в настоящем исповедничестве?— Поэлику он объял веру свою и объят был ею, и вместив ее достодолжно, мужем совершенным явился, то сподобился и венцем мученичества украситься, переселясь отсюда в другую жизнь, три дня спустя после страдания.— Будем и мы таковыми же, не станем выставлять в предлог неучености своей, но будем искать познавать и увеличивать веру свою. И будет так, если добрая жизнь будет сопутствовать вере. Ибо вера, любовию споспешествуемая, совершает спасение наше. От обеих их — спасение души; и ни вера одна сама по себе, ни любовь одна сама по себе не спасают; но обе вместе, будучи соблюдаемы и сочетаваемы. Буди и нам так благонастроиться, да достигнем в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова, и сподобимся со всеми святыми обетованных вечных благ.

210.

Воодушевлением к подьятию тяготы поста да служат: благотворность его,— при хранении впрочем мирнаго и любительнаго настроения; и великия обетования несущим труды его.[32/, 7].

Хорош пост, если при нем сохраняется настроение духа-мирное, кроткое, благостынное, благопослушное, смиренное, сострадательное, и всякое другое доброе расположение. Но диавол всячески ухитряется вложить в постящихся противное тому, явить их дерзкими, гневливыми, яростными, надутыми, и сделать, чтоб от поста было для них больше вреда, чем пользы... Но мы, не неразумевая умышлений его (2 Кор. 2, 11), будем вести себя мирно, тихо, кротко и благоустроенно, терпяще друг друга любовию. Еф. 4, 2), ведая, что сие благоприятно Богу. Если же не будет в тебе таких расположений, то хотя бы ты в дугу сгибал выю твою, облекался во вретище и пеплом посыпал главу, не будешь благоугоден Ему. Пост конечно утесняет и изсушает тело; но душу разширяет и разращает; темже не стужаем си; аще внешний наш человек и тлеет, обаче внутренний обновляется по вся дни. Еже бо ныне легкое печали нашея, по преумножению в преспеяние тяготу вечныя славы соделовает нам (2 Кор. 4, 16. 17): так что, взирая на воздаяние, мы можем благодушно переносить трудности добродетели, благодаряще Бога и Отца, призвавшаго нас в прачастие наследия святых во свете:иже избави нас от власти темныя и престави в царство Сына любве Своея (Кол. 1, 12. 13).— Не причащаемся ли мы часто пречистаго Тела Его и Крови? А сего что может быть приятнее и усладительнее, когда в этом для причащающихся с чистою совестию жизнь вечная? Не беседуем ли мы каждодневно с божественным Давидом и с прочими святыми отцами чрез слушание чтений; а сего что утешительнее для души? Не расторгли-ли мы всякое сношение с миром и с сродниками по плоти; а этого что опять блаженнее и выше? Наше бо житие на небесех есть, отонуду же и Спасителя ждем, Господа нашего Ииcyca Христа, иже npeoбрaзит тело смирения нашего, яко быти ему сообразну телу славы Его, по действу, еже возмогати Ему и покорити Себе всяческая (Филип. 3, 20. 21). Посему будем радоваться и веселиться, презирая всякое плотское удовольствие: всяка бо плоть, яко трава, и всякая слава человеча, яко цвет травный: изше трава и цвет ея отпаде; дело же добродетели пребывает во веки. Злостраждет ли кто в вас? да молитву деет, как говорит брат Божий: благодушествует ли? да поет (Иак. 5, 13). Искушается ли кто злою страстию?— (так как искуситель никогда не перестает искушать нас,-) да терпит, слушаясь того, кто говорит: блажен муж, иже претерпит искушение, зане искусен быв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящим Его (Иак. 1, 12). Аще сия весте, блажени eсте, аще творите я (Ин. 13, 17).

211.

Наставление о мире и согласии; о любви к Богу горячей; о ретивом труде в содевании спасения; и вообще о подобающем иноческом житии. [3 2/, 8].

Радуюсь о вас, что в единомыслии шествуете, мирно живете и терпеливо переживаете время поста. Это во спасение вам, и в утверждение упования вашего. Коль великое благо в братстве мир и единомыслие?— Таковые, по удалении зла безчиния и непостоянства, противоречия и осуждения, непослушания и гордости, и всякаго другаго лукавства, во первых сами себе доставляют благо, а потом другим, подавая им пример добродетели, и чрез это стяжавая еще более того: ибо как виновники соблазнов наследуют „увы,” так побуждающие к добродетели наследуют благословение. И да не будет нам когда либо отпасть от такого добраго настроения и от столь похвальнаго поведения, или престать от любления Бога.

Ибо написано: возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея, и всею крепостию твоею, и всем помышлением твоим (Лк. 10, 27). Любящий таким образом не знает сытости, ни утомления, ни изнеможения; но паче огнь к огню прилагает, рвение рвением разгорячает, восхождение от добродетели к добродетели полагая в сердце своем, и от силы в силу духовную приходя,— и это непрестанно.

Не видите ли трудящихся по плоти, как трудятся они о преходящем и тленном? Не видите ли здесь пред очами вашими строющих судна, как они за этим проводят целые дни, и малаго не давая себе отдыха? Из-за чего? Чтоб заработать немного денег и домашним своим достать, что нужно для удовлетворения потреб их. Мы ли, ищущие обогатиться тем, что божественно, улучить царствие небесное, насладиться вечными благами и избегнуть вечных мук,- мы ли не восхощем подъять для сего все с готовностию и рвением, охотно жертвуя и кровию, еслиб неизбежно было пролить ее за Господа.

Ей, братия мои, будем стоять бодренно, упованием радующеся, скорби терпяще, в молитве пребывающе, рукоделиям нашим внимающе, псалмопениям, стихословиям и чтениям, удерживая такими занятиями ум от скитания по предметам суетным: ибо безделие есть матерь зла, а делание - охрана ума. Не дадим себе выступить из своего благонастроения, предпочитая послушание, благочиние, упокоение ближняго и все другое, что способствует к нашему спасению, моляся всегда и о здесь пребывающих и разсеянных в разныя места братиях наших: так как болит сердце мое и о них, не видя во очию, как каждый из них спасается.

212.

Говорю поучения по долгу; но чтобы плод был, помогите мне вашим преуспеванием при содействии поучений.— Ваше преуспеяние и мое есть: ибо мы одно.— Вы показали его исповедничеством пред иконоборцами и претерпением мук от них. Не посрамите же сей доблести своей. [3 2/, 9].

Иное требуется для содержания вас по плоти, и иное для содержания по духу: то дается экономом и состоит в пище, питии и одежде, а это мною смиренным, и состоит в слове и учении. И как то дается не по произволу, так и это исполняется по долгу: так что я ничего великаго не делаю, говоря вам эти краткия и скудныя поучения; напротив боюсь и трепещу, имея дать отчет о душах ваших, не царю, или игемону и архонду, но всех Судие и Богу, пред Коим поклонится всяко колено небесных, земных и преисподних, и всяк язык исповестся.

Но помогите, прошу вас, и себе самим и мне, как братолюбивые: самим себе преуспеянием во всякой добродетели, а мне вашими молитвами. Впрочем ваше преуспеяние и мое есть преуспеяние; и наоборот: так как мы дно тело есмы все, и уди от части (1 Кор. 12, 27); и аще страждет един уд, с ним страждут вcu уди; аще ли же славится един уд, с ним радуются вcu уди (1 Кор. 12, 26). И как я пекусь о вашем, так вам надлежит пещись о моем: ибо я в вас, и вы во мне, в силу взаимной нашей любви. Таков закон благоустроения истиннаго братства.

Сохраните ко мне доброе послушание ваше не поддельным и не подложным, в коем вы родились для новой сей жизни, возрасли, усовершились и достигли, благодатию Христовою в меру исповедания Его. (—Это по случаю иконоборства). Не убоялись вы царей, не устрашились архондов, не отступили пред страданиями, ранами, изгнаниями, темницами, смертию и сделались чрез то именитыми, как известно всем. Не предайте же добродетели вашей, не постыдите похвалы вашей, и доброе имя да не преложится на худое прозвание, но на предыдущем похвальном наздавайте и последующее, всегда охраняя себя и внутри и со вне, и ограждая соблюдением заповедей, всякое искушение препобеждая, и всякую скорбь перенося терпеливо. Ведайте и то, что мы еще в подвиге и гонении состоим и не ведаем, что породит наступающий день. Впрочем, аще Бог по нас, кто на ны? Иже Сына Своего не пощаде, но за нас всех предал есть Его, како не и с Ним вся нам дарствует? (Рим. 8, 31. 32). Так уповайте, так уверены будьте;. и жительствуя в сем уповании и в сей уверенности, получите, уверяю вас, наследие и часть со всеми святыми.

213.

Смерть близ: надо готовиться. Как? Все во славу Божию творить; быть единомудренными и взаимно-почтительными; хранить чувства; мысли обуздывать; ревновать о всем добром, в чаянии безстрастия. [32/, 10].

День за днем жизнь наша сокращается, и мы приближаемся к смерти. Нам предлежит преселиться от здешних и приложиться к братиям и отцам нашим; почему требуется от нас большое трезвение, внимание и приготовление сердечное. Слышим библейское сказание о потопе, и то, как Господь бывшее тогда применяет к имеющему быть в обстоятельствах Его втораго пришествия, говоря: как во дни Ноя ели, пили, женились, продавали, покупали,и внезапно пришел потоп: так будет и в пришестие Сына человеческаго (Mф. 24, 37—39; Лк. 17, 26—28). Дивимся, как тогдашние так безучастно и беззаботно относились к приближавшемуся потопу, а не паче пристрашны и притрепетны были. Но посмотрим лучше, не находимся ли сами мы в такой-же беззаботности, в какой осуждаем тех.— У нас не приготовляется ковчег, строившийся сто лет; но мы каждодневно видим наполняемою усыпальницу, в которую сокроют и нас; почти каждодневно смерть похищает кого либо из братий наших, и он отходит. Но бывающее при сем у нас гораздо страшнее бывшаго тогда (во время потопа). Почему надлежит быть внимательными.

И я не говорю: не ешьте, не пейте, не одевайтесь,- не это говорю я, но аще ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите, вся во славу Божию творите; безпреткновени бываете Иудеем и Еллинам и Церкви Божией, как учит Апостол (1 Кор.10, 31. 32). Ей, братие,—прошу и молю, исполните мою радость, как опять говорит блаженный Павел, да тожде мудрствуете, туже любовь имуще, единодушни, единомудренни, ничтоже по рвению, или тщеславию, но смиренномудрием друг друга честию больше ceбe творяще (Филип. 2, 2. 3). Оградим охраною чувства свои: зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, чрез кои входит смерть; обуздаем ум, чтоб не заносился, куда не следует, не входил в неуместное, не живописал в себе образов худых, не зарождал пожеланий греховных от которых ни пользы, ни удовольствия. Напротив 6удем паче болезновать и сокрушаться, одно имея в виду и в одном находя утешение и удовольствие, чтоб очищать душу и преуспевать в безстрастии. Не будем унывать, имея надежду вкусить безстрастия и обрадования о стяжании ея; но пocпешим, будем гнаться в след ея усиленно и непрерывно; ибо ревность исправляет и восполняет недостающее, и Бог помощником ея бывает. Близ Господь терпящим Его, и душа ищущая Его обрящет Его.— Так проводя жизнь, мы несомненно улучим царствие небесное.

214.

Помня о Боге, помни и о смерти.— Не привязывайся к жизни сей, и ни к чему, что ценится в ней. Сие наипаче требуется от нас отрекшихся от мира. [3 2/, 11].

Благотворно поучение, как спасительное напоминание, располагающее нас трезвиться и бодрствовать при совершении обязательных для нас дел, и никогда не переставать этого делать, и не отступать от помышления о Боге, ни от любления Его, ни от памяти о разрешении нашем от тела. Ибо вот-вот отрешимся от него и умрем, как все отцы наши, и переселимся в другой мир, в другую вступим жизнь, конца не имеющую. Здешняя жизнь тени и сну подобна, и ограничивается несколькими годами. Я разумею не время от сложения мира до конца века, но жизнь каждаго человека, которая редко ныне доходит даже до Давидскаго предела, за сей-же предел еще реже заходит, как необычайное нечто…Все святые всю жизнь помышляли о сем. По вере умроша, как свидетельствует Апостол, не приемше oбетований, но издалеча видевше я, и целовавше, и исповедавше, яко страннии и пришелцы суть на земли. Ибо таковая глаголющии, являются, яко отечествия взыскуют. И аще бы оно помнили, из негоже изыдоша, имели-бы время возвратитися: ныне же лучшаго желают, сиречь небеснаго. Темже не стыдится сими Бог, Бог нарицатися их: уготова бo им град (Евр. 11, 13—16). Вот град наш! Вот отечество наше! В нем отцы и братия наши, и по плоти и по духу. Что-же мы еще считаем достойною целования здешнюю привременную жизнь? Что привязываемся к обычаям ея? Что не желанным находим исход из нея?— Неразумно не желать возвращения с чужбины во свояси, или от войны обратиться к миру. Мы же, братия возлюбленные, как разумные, как на это именно отрекшиеся от мира и всего, что в мире, и убегшие от них, будем всю жизнь держать помышление о смерти, и помышлением сим отражать всякое похотение, всякое нерадение, всякое разслабление, всякое уныние, всякое зло, дабы, делая таким образом богоугодное Господу, соделаться нам наследниками небесных благ.

215.

Мир дал нам Господь, обязующий нас внешно со всеми быть в мире, а внутренно мирствовать в себе от страстей и угрызений совести. [3 2/ 12].

День воскресный - день мира; ибо в него Господь победив врага, сказал ученикам: мир вам! (Ин. 20, 20). Сказав же cиe, Он не им только дал в наследие мир и не на один день; но всем всегда возглашает такой же мир, как и нам смиренным. Будем же иметь мир, и мирствовать в себе.- По внешнему человеку, не дадим себе иметъ неприязнь к кому либо из братий, но во всем любительно расположимся: ибо говорит Господь: о сем разумеют вси, яко Мои есте ученицы, аще, любовь имате между собою (Ин. 13, 35); по внутренному-же человеку, будем хранить мир и покой от пагубных страстей. Тогда и мы можем говорить с Апостолом: мир имамы к Богу Господем нашим Иисус Христом. Имже и приведение обретохом во благодать сию, в ней же стоим: и хвалимся упованием Славы Божия (Рим. 5, 1. 2). Поелику же мы изменчиваго есмы естества, то случается нам подвергаться бедственным и прискорбным колебаниям и волнениям. Тогда тотчас поспешим войти в прежнее наше состояние, мир имея к Богу: Той бо есть мир наш, сотворивый обоя едино, и средостение ограды разоривый: вражду плотию своею, закон заповедей ученми упразднив: да оба созиждет во единаго новаго человека, творя мир: и примирит обоих во едином теле Богови крестом убив вражду на нем (Еф. 2, 14—15). Так говорит Апостол. И cиe-то есть то дело, которое совершил Господь, как говорит к Отцу Своему: Дело соверших, еже дал ecu Мне, да сотворю (Ин. 17, 4).То есть, я примирил земное и небесное,— соделывая и нас сынами мира и любви. Если кто скажет: как-же это; разве мы не в непрестанной войне? как говорит Апостол: несть наша брань к плоти, и крови но к началом, и властем, и миродержителем тмы века сего, к духовом злобы, поднебесным (Еф. 5,12). Такому имеем сказать, что слова сии указывают на брань, какова и колика она есть, а не на то, что мы ведем ее: ибо он-же говорит в другом месте: оружия воинства нашего сильна Богом на разорение твердем, помышления низлагающа, и всяко возношение взымающееся на разум Божий, и пленяюще всяк разум в послушание Христово и в готовности имуще отмстити всяко преслушание (2 Кор. 10, 4. 5). В таком-же находящийся настроении, явно, подавил брань, и мир водит.

216.

Слушать надо поучения, и, поверив им, исполнять то, что они внушают. [3 2/, 13].

Обязательное для меня предношу вам и ныне житомерие слова, краткое и скудное, но не отложное, чтоб и мне не быть осуждену за молчание, и вам не лишиться никоего назидания. Ибо хотя вы большею частию назидаемы бываете чрез чтение святых отцов, однако имеете нужду и в моем смиренном научении,- дерзаю даже сказать, что в нем более, чем в том: ибо там идут общия разсуждения, а здесь говорится нечто прямо к лицу относящееся, обличительное и исправительное. Обличу, говорит, тя, и представлю пред лицем твоим грехи твоя (Пс. 49, 21). И Господь: аще не бых пришел и глаголал им, греха не быша имели: ныне-же извинения не имут о гресе своем (Ин. 15, 22) Да не будет, чтоб это можно было отнести и к вам: ибо я беседую с вами, не как с непокорными и повинными в грехах, но как с сынами послушания, как с возлюбленными чадами, как с единодушными сотелесниками и споборцами,— да благодушествуете, да преуспеваете, да 6удете чисти и непреткновенни в день Христов, исполнени плодов правды Иисус Христом, в славу и похвалу Божию (Филип. 1, 10. 11). И слово мое — для вас. Уповаю, что древле источивший воду из камня для Израиля и из моего каменнаго сердца источает краткое слово, коим бывая орошаемы, благодарим Господа, питающаго, напояющаго и направляющаго жизнь нашу в настоящем жительстве, как в пустыне. Но как вспомнилась нам древняя история, то остановим немного внимание на случившемся тогда с непокорными, о коих Апостол говорит: Но не во множайших их благоволи Бог; поражены бо быша в пустыни. Сия же образы нам быша, яко не быти нам похотником злых, яко же и они похотеша. Ни идолослужители бывайте, якоже нецыи от них: якоже есть писано: седоша людие ясти и пити и восташа играти. Ниже соблудим, якоже нецыи от них соблудиша, и падоша во един день двадесять три тысящи. Ни да искушаим Христа, якоже нецыи от них искусиша, и от змий погибоша. Ни ропщите, якоже нецыи от них ропташа, и погибоша от всегубителя (1 Кор. 10, 5-10). О сем помышляя, братие, будем бегать причин гнева Божия, будем бегать злой похоти, будем бегать ропота, будем остерегаться искушать Христа.- Но как можно Его искушать?- Впадая в помыслы неверия и говоря: достанет-ли нам нужнаго для наших потреб?- Снесем ли брань от врага? Перетерпим ли то и то?– Не так, братия мои, не так. Это слова неверия и сомнения, которым не следует давать место. Ибо уверовав твердою верою, мы все можем перенести. Так Ной уверовал, и избег пагубы потопной; так Авраам сделался отцем многих народов; так :Моисей перешел чрез Чермное море, как по суху; так три отрока и Даниил пророк остались невредимыми; и одним словом сказать,- так все святые оправдались. Так и мы, веруя, все перенесем и со Христом победим, и венцев правды сподобимся.

217.

1) Освободившись от уз житейских, мирских и греховных не допустим себе опять возвратиться к ним.– 2) И никто не думай совместить pаботание Богу с рабством греху и страстям. [3 1/, 14].

1) Нерадение наше отгоняя и ревность возбуждая, Апостол сказал: Господь близ; ни о чемже пецытеся, но во всем молитвою и молением, со благодарением прошения ваша да сказуются Богу (Фил. 4, 5. 6). Не будем-же нерадеть, но да крепимся и мужаемся на делание дела, к коему призвал нас Господь. Ибо это Он призвал нас из обще народнаго пребывания к монашеской жизни, это Он облек нас в ризу спасения и одеждою веселия одел; это Он искупил нас от клятвы законныя, быв по нас клятва. В свободе убо, еюже Христос нас cвободи, будем стоять и опять под иго работы не отдадим себя (Гал.5, 1). Не допустим себя опять стать добровольными рабами страстей. Раб, златом искупленный, никак не согласится опять поступить в рабство; но куда нибудь подальше удалившись от места своего рабства, радуется там, что сподобился освободиться от рабскаго тиранства; хотя рабство не есть уже что либо особенно злое. Ибо Аностол говорит: раб ли призван был еси? да не печалишися; но аще и можеши свободен быти, больше поработи себе. Призванный бо о Господе раб, свободник Господен есть; такожде и призванный свободник, раб есть Христов (1 Кор. 7, 21. 22). И однако все-же верно, что освободившемуся не желательно опять жить под игом рабства.– Кольми паче мы, освобождены будучи от греха, должны, как можно, дальше держать себя от него. Или не знаем, что он нам наделал? Не он ли изгнал нас из рая? Не сделал-ли он нас смертными вместо безсмертных? Не ввел ли в эту многоплачевную жизнь? Не чрез него-ли было и бывает всякое зло? Будем-же избегать его, как злейшаго врага; возненавидим его, как достойнаго ненависти. Возлюбим-же паче добродетель, как делающую людей Ангелами, и даже более того,— богами, как написано: Аз рех: бози есте, и сынове Вышняго вcu (Пс. 81, 6).

2) Но в чем существо добродетели?— В отвращении от мира и в прилеплении к Богу. Никто-же может, говорит Господь, двема господинома paботamu... Не можете Богу работати и мамоне (Мф. 6, 24). Не можем мы добродетели прилежать и греху: ибо кое общение свету ко тме? (2 Кор. 6, 14). Ктому-же заповеди Христовы легки и облегчающи; а грехи тяжелы и отяжеляющи. Тяжко-же паче то, что мы напрягаемся совместить противоположности и полагаем возможным и к плотским похотениям благоволить, и духовными деланиями заниматься с успехом. Но обратимся к себе: если мы достигли в миру совершенства, благодарение Богу, от Коего всякое даяние благо и всяк дар совершен; и позаботимся пребыть твердыми, страхом Божиим себя соблюдая неизменными и непреложными в добрейшем благонастроении нашем; если-же нет, и во многом недостаточны, то поспешим и напряжемся достигнуть совершенства, пока есть еще время для делания,— верою утверждаясь, надеждою окрыляясь, любовию связуясь, смиренномудрием украшаясь, послушанием обвеселяясь, терпением испытуясь, исповеданием просвещаясь и всеми другими деланиями свидетельствуя о себе, что есмы истинные монахи, неложные послушники и искусные во Христе рабы Господни.

218.

1) Внимательно надо слушать слово Божие: ибо отсюда всякия духовные расположения.— 2) Так поступали все святые, и дали свидетельство о благих плодах сего.- 3) Будем и мы так поступать помня, как облагодетельствовал нас Господь.[3 2/, 15].

1) Все люди имеют и очи, и уши, но не все слышат и видят, а только те, у коих есть ухо слышащее и око видящее. Почему и Господь сказал: имеяй уши слышати, да слышит (Mф. 11, 15). О тугих на ухо и пророк говорит: даде им Бог дух умиления, очи еже не видети, и уши еже не слышати (Ис. 6, 9; Рим. 11, 8). Итак внимательно, а не просто, как попало, будем слушать, что читается нам, чтоб не подпасть угрозе, но паче, чтоб мы могли сказать: наказание Господне отверзает уши мои (Ис.50, 5). Так слушающий внимает, сокрушается, очищается, просвещается, радуется, все здешнее почитает тению, все уметы, да Христа приобрящет, когда слышит Его говорящим к ученикам: не оставлю вас сиры, прииду к вам (Ин. 14, 18). И опять: вы друзи Мои есте, аще творите, елика Аз заповедаю вам (Ин.15, 14). И опять: еще мало и мир ктому не увидит Мене, вы же увидите Мене: яко Аз живу и вы живи будете (Ин. 14, 19). И опять: вы есте пребывше со мною в напастех моих: и Аз завещеваю вам, яко же завеща Мне Отец Мой Царство, да ясте и пиете на трапезе Моей в Царствии Моем (Лк. 22, 28—30). Такое и толикое слыша, боголюбец готов бывает каждый день охотно умирать за Христа.

2) Так жительствовали все святые, и такими решимостями торжественно изъявляли любовь свою к Господу. Иepeмия говорит: аз же не утрудихся, Тебе последуяй, и дне человеча не возжелах (Иер. 17, 16). Св. Давид говорит: что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? (Пс.115, 3). Апостол: говорит: яко вам даровася, еже о Христе, не токмо еже в Него веровати, но и еже по Нем страдати (Фил. 1, 29). Таким же образом и все Апостолы радовались, яко за имя Господа Иисуса сподобишася безчестие прияти, говорят Деяния (Деян. 5, 41). Словом, каждый яз святых такими воззваниями изъявлял зельную любовь свою ко Христу Господу.

3) Будем-же и мы, братие, внимательно слушать читаемое, и любовию возлюбим возлюбленнаго Бога нашего, всегда благодаря Его за все, содеянныя Им для нас, блага,— что избрал нас от начала во спасение во святыне настоящаго звания нашего,— что даровал нам служить Ему в православной вере,- что нам предано, как некая трапеза обильная, учение святых. Благовременно убо нам Апостольски сказать: аще Бог по нас, кто на ны? Иже yбо Своего Сына не пощаде, но за нас всех предал есть Его: како yбо не и с Ним вся нам дарствует? Кто поемлет на избранныя Божия? Бог оправдаяй, кто осуждаяй? Христос Иисус умерый, паче же и воскресый, иже и есть одесную Бога, иже и ходатайствует о нас (Рим. 8, 31—34). Ходатайствует пред Богом и Отцем, Который и дарует нам вечное Царствие.

219.

1) Будем поминовения совершать, не внешно только, но и духовно;- 2) поминая при сем, что и мы отойдем; и- 3) воодушевляясь тем готовиться к отходу. [3 2/, 16].

1) Вчера совершали мы поминовение отца нашего, и совершили достодолжно; ибо дети духовныя должны воздавать должное отцу своему. Однакож не должно думать, что в деле поминовения достаточно, совершив поминальныя службы, утешиться телесно, но надлежит и духовныя пораждать утешения. Телесное утешение, приведши в движение чувства на короткое время, отлетает, а духовное ненасытимо и неотходно. Если кто из вас поплакал, если кто умилился, если кто сокрушился сердцем, тот сумел добре совершить память отца или брата. Вспомните прежние дни, когда мы имели отца присущим нам, беседующим и соображающимся с нами, потом представим себе, где он ныне, с кем пребывает и с кем соображается,— он и каждый из братий наших почивших.— Не это-ли, и помышляемое и слышимое, приводит всегда душу в восхищение?

2) Обратимся после того и к себе самим, и помыслим, не отойдем-ли, спустя немного времени, и мы отсюда, и от других будем поминаемы, как теперь поминаем сами предшественников своих? Ей, так есть. Такова участь наша: человеки есмы смертные,— не ведающие, что будет завтра. Ибо что есть жизнь наша?— Пар, на мало являющийся, потом исчезающий; цвет весенний, утром раскрывающийся, а к вечеру увядаюший. Человек, яко трава дние его, яко цвет селный, тако оцветет (Пс. 102, 15). Человек суете уподобися: дние его яко сень преходят (Пс.143, 4). Всяка плоть сено, и всяка слава человеча, яко цвет травный (Ис.40, 6); возсия солнце со зноем, и изсуши траву, и цвет ея отпаде, и благолепие лица ея погибе (Иак. 1, 11). Так увянем, так прейдем отселе, как сказали святые. Это их уподобления, сказанныя пред сим.

3) Но блажен разумеваяй; блажен взыскуяй Бога (Пс. 13, 2). Блажен каждодневно нудящий себя на труды и поты послушания,— не противоречивый, не ропотливый, благопокорный, скорый в делах, не нерадивый в служении, сокрушенный сердцем, и всегда готовящийся к исходу. Приидет бо, приидет конец и не закоснит. Приидет страшный день смерти; приидет и царский вестник, с небес снизшед,- и речет душе: ,,ну, теперь выходи, требует тебя Царь и Бог всяческих.” Но буди нам, молитвами отца нашего, обрестися в готовности в час тот и без страха взятися отселе и прейти в жизнь вечную.

220.

1)Конец четыредесятницы поставляет нас пред лице Пасхи; но и вся жизнь наша стоит пред лицем Пасхи, не временной, а вечной, неизмеримо лучшей.— 2) Взирайте на нее, припоминая, что сказано ней Господом, и воодушевляясь на подвижнические труды, подражая святым.— 3) Змию- же лукавому, покушающемуся обманом смануть нас на красное и сладкое для плоти, не внимайте. [3 2/, 17 ].

1) Четыредесятница приходит к концу, и душа радуется о приближении Пасхи, как о времени отдохновения и вкушения плода от подъятых трудов. Но зачем провозгласилось у меня такое слово?— Затем, чтоб напомнить, что и вся жизнь наша обращена лицем к вечной Пасхе и ждет приближения ея. Здешняя Пасха, хотя велика и досточтима, но она, как разсуждают отцы наши, есть только образ той Пасхи. Здешняя Пасха побудет день один,— и проходит; а та непрестающая есть Пасха, откуда отбеже болезнь, печаль и воздыхание, где радость, веселие и утешение вечное, где глас празднующих и лики торжествующих, и света присносущаго видение, где блаженный пир Христов, полная вечных благ трапеза и питие новое, о коем сказал Христос: глаголю вам, яко не имам пити от сего плода лознаго, до дне того, егда е пию с вами ново во царствии Отца Моего (Mф. 26, 29).

2) О царствии же сем, имея взятися на небо, сказал Он ученикам Своим: иду уготовати место вам; и аще пойду и уготовлю место вам, паки прииду и поиму вы к Себе, да идеже есм Аз, и вы будете. И аможе Аз иду, весте, и nyть весте (Ин. 14, 2-4). И в другом месте опять говорит: в той день уразумеете вы, яко Аз во Отце Моем, и вы во Мне и Аз в вас (Ин. 14, 20). И в ином месте опять: Отче, ихже дал ecu Мне, хощу, да идеже есм Аз, и тии будут со Мною; да видят славу Мою, юже дал ecu Мне, яко возлюбил Мя ecu прежде сложения мира (Ин. 17, 24). А чтобы дать разуметь, что не об Апостолах только были слова сии, но и о всех верующих, сказал Он опять: не о сих-же молю токмо, но и о верующих словесе их ради в Мя, да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в нас едино будут (Ин. 17, 20. 21). Что утешительнее сих слов? И что убедительнее? Какую не может умягчить сие душу? Какое сердце не сокрушит? Каменным справедливо назвал-бы иной такое сердце, а не человеческим.— Помышля о сем, святые благодушно претерпели все, что терпели, почитая скорби радостями, тесноты - простором, страдания — наслаждениями, труды подвижнические — утешениями, смерть - жизнию. Почему и мы, так как к одной с ними стремимся цели и той-же ищем Пасхи, будем переносить мужественно все находящее неприятное, но падая под тяжестию его и не малодушествуя, но паче возбуждаясь к пламеннешей ревности.

3) Змию-же лукавому, разнообразныя устрояющему против нас козни с помощию наших страстей, преобразующемуся в Ангела света и вещи преобразующему в то, чем они не суть, показуя тму светом и горькое сладким, не внимайте. Так прельстил он прародителя нашего, обворожив его зрение и показав ему прекрасным не прекрасное, и затем чрез вкушение извергши его из рая. Но мы, зная, по опыту, что он льстивый обманщик, не дадим себе выступить из рая заповедей, и когда покажет он нам плод красивым, не остановим на нем ока души нашей и тела нашего, но всячески будем избегать воззрений на него, чтоб не прельститься. Что-же это за плод, кажущийся красным? Плотская любовь, злое похотение каждой из пагубных страстей, чего избежав, спасени будем и сподобимся со всеми святыми праздновать вечную пасху.

221.

1) Как после зимы разцветает и плоды дает царство растительное: так душа, после лишений, скорбей и притрудностей духовно разцветает и приносит плоды духовные, коими услаждается и питается Господь.– 2) Будем-же переносить все прискорбности и тяготы жизни нашей подвижнической, чтоб принесть плоды, Господа усладить ими и напитать Его: ибо сего ничто не может быть блаженнее.– 3) А что это так бывает, Сам Господь удостоверил: как же не переносить всякую прискорбность жительства нашего со всякою радостию [32/, 18].

1) Зима прошла; наступила весна, и видим тварь Божию оживающею: растения разцветают, земля покрывается зеленью, пернатыя распевают, все прочее обновляется,— и мы тем наслаждаемся и славим премудраго Художника веяческих — Бога, каждое лето как-бы пересозидающаго и преобразующаго тварь свою, осязательно удостоверяясь чрез cиe как невидимая Его от создания мира творенми помышляема видима суть и присносущная сила Его и Божество (Рим. 1, 20). Нам впрочем не следует на этом одном останавливаться, но далее простирать мысленный взор свой, и в самих себе увидеть отображение происходящаго в тварях.— Как? Чрез следующее сравнение: как этой видимой твари обновление причиною имеет зиму, в которую земля и все, что на ней, подвергается неприятному влиянию снегов, дождей и бурь; так бывает и с душею; что если она, прежде не перетерпит зимы скорбей, лишений и бедствий, то не даст цветов, не даст и плодов, а если претерпит все такое, то приносит ожидаемые плоды и получает за то благословение от Бога, как написано: земля пившая сходящий на ню множицею дождь, и раждающая былия добрая оным, имиже и делаема бывает, приемлет благословение от Бога (Евр. 6, 7).

2) Будем-же и мы переносить всякую скорбь, всякое лишение и всякое искушение, видимо и невидимо нападающее на нас в этот проходимый нами пост, в алчбе и жажде, и во всех прочих злостраданиях, чтоб явиться плодоносными и получить благословение от Бога; и не это только, но и чтоб напитать и странноприять Господа Иисуса: ибо как мы услаждаемся видением твари зеленеющей, цветущей и плодоносящей, так Он — видением души нашей, духовно цветущей и плодоносной.— Какие-же это плоды? Любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5, 22. 23). Вот чем Он питается, чем услаждается. И блажен так питающий Его, потому он и Им за то будет питаем вечными благами. Блажен так странноприемлющий Его, потому что он и Им странноприят будет в царствии небесном. Земнаго Царя если кто примет в дом свой, как много радуется и веселится?- Не тем-ли паче, приемлющий к себе Царя царствующих и Господа господствующих?

3) А что Он действительно приемлется, cиe видно из Им Самим сказанных слов: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к Нему приидем и обитель у Него сотворим (Ин. 14, 23). И опять: имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя: а любяй Мя возлюблен будет Отцем Моим: и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам (Ин. 14, 21).- Если таковы обетования, то будем не переносить только все, но и с радостию сие делать, слыша, что говорит Апостол: ныне радуюся во страданиях моих о вас, яко исполняю лишение скорбей Христовых во плоти Моей за тело Его, еже есть церковь (Кол. 1, 24); и что говорит Св. Иаков: всяку радость имейте, братие моя, егда во искушения впадаете различна, ведяще, яко искушение вашея веры соделовает терпение; терпение же дело совершенно да имать, яко да будете совершени и всецели, ни в чем же лишени (Иак. 1, 2—4). Видите-ли что в искушениях — радость и в скорбях — веселие?— Так жили святые; так понудим себя жить и мы, чтоб, понудясь по следам их шествовать, за то вместе с ними царствие небесное наследовать.

222.

Перечислив подвижническия добродетели, в коих кто особенно преуспевал в пост,- прилагает: пребудьте таковыми на всегда не изменяясь с переменою времени. [3/2, 19].

Се уже на самых последних пределах поста находимся: ибо, как видите, кончается он. Из древних времен дошедшия до нас письменныя свидетельства удостоверяют нас, что в это время возвращались обратно в свои обители блаженные отцы, в пределах св. града Иерусалима, в пустынях проводившие св. четыредесятницу, и как начатки теперь приносившие в дар великодаровитому Владыке и Богу высокия добродетели, в каких кто преуспел, наипаче в сих пустыннических подвигах. Немалое что и не недостойное приносите и вы, каждый по силе своей: один приносит госпожу всех добродетелей — любовь, другой Богосветлое смиренномудрие, тот христоподражательное послушание, этот неусыпное трезвение в молитве и псалмопении на бдениях, иной особенное усердие в исполнении рукодельных трудов; не недостойны похвалы и — пресечение разсеянности, удержание неблаговременных взираний, скромность в походке, благоразумие в ответах и взаимнообращении; не стану говорить об обуздании дерзости, об отложении многословия, о воздержании в пище, об отгнании многоспания, о вниманиии к стихословиям, и, наконец, что следовало-бы поставить на первом месте, о блаженном и мученическом отсечении своей воли, которое, как единую истинную жертву, паче всего требует от нас Господь. Каждое из исчисленных качеств есть доброе и преподобное приношение; и дерзаю сказать, что из вас никто не явится тощь пред лице Бога, но всякой свое добро принесет. Наздали вы, таким образом, на основании своего подвижничества, злато, сребро и камение честное,— дела несгараемыя на огне будущаго испытания, а не такия, которыя Апостол уподобляет сену, дровам и тростию (1 Кор. 3, 12), каковы — грехолюбие, рабство страстям, срамословие, срамомыслие, тайноядение, лжесловесие, враждолюбие и другое все, подобное сему. Так как вы, в немногие постнические дни, соделались обладателями таких духовных сокровищ, то не попустим себе сгубить их, с переменою, или по причине перемены времени, не поддадимся супостату и противоборцу нашему. Но пусть изменяется время и дни настанут ины; но вы в своей покорности воле Божией и в своей к Нему любви пребудьте неизменны. Или, пожалуй, будьте изменчивы, только изменением благим, меньшее совершенство заменяя большим, из искры делаясь светилъником горящим, из звезды изменяясь в луну, из луны преобразуясь в солнце. Только не стойте и назад не обращайтесь к утехам мира, преходящим как сон, но подвергающим вечному горению в огне. Итак прошу, как доселе пребывали вы в богоугодном благонастроении, так спразднуем и праздник Baий, и совершим отверстие врат монастырских, приемлем имеющих войти к нам, и свидание, и беседу с нами устроим так, чтобы все послужило во славу Божию, и чтобы видящие вас сказали, что Бог есть в вас, как в Храме Своем, по божественному Апостолу (1 Кор. 3, 16).- Так действуя, мы и Святую великую Пасху спразднуем Богоугодно, сообразуясь страстем Христовым и светом воскресения осияваемы бывая.

223.

1) Напоминает о каком-то событии, яко искушении для всех, добре всеми пережитом.– 2)Указывает как идет искушение на грех, и как сообразно с тем надо противодействовать греху: прилог отгоняя и прочее.— 3) Чтобы и прилога не было не надо возвращаться на прежнее даже и мыслию, а внешно строго держаться порядка добраго поведения.– 4) Паче всего берегитесь оставлять обитель.– 5) Обще-же, все у вас благообразно и по чину да бывает,- делайте все как пред Господом.– 6) Кончился пост; возблагодарим Господа; но не перестанем улучшаться. [3 2/, 20].

1) Сказал Господь в Евангелии: Симоне, Симоне, се сатана просит вас, дабы сеял, яко пшеницу: Аз же молихся о тебе, да не оскудеет вера твоя (Лк. 22,31. 32). Таковое нечто и над нами смиренными случилось. Но всеблагий Бог не оставил нас опечаленными быти паче нежели можем, но сотворил с искушением и избытие, яко возмощи нам понести (1 Кор. 10, 13). Вы знаете, о чем я говорю. Принял я ваше братолюбное спострадание, как богоугодное, спасительное и похвальное, по сказанному от Апостола: Се сие самое, еже по Бозе оскорбитися вам, колико содела в вас тщание? Но ответ, но негодование, но страх, но вожделение, но ревность, но отмщение; во всем представисте себе чисты быти в вещи (2 Кор. 7, 11). Такое ваше расположение есть истинно братское, какого требует и слово истины; ибо говорит: аще страждет един уд, с ним страждут вcu уди; аще-ли славится един уд, с ним радуются вcu уди (1 Кор. 12, 26).

2) Ты же посмотри мне, каково тщание и рачение у диавола; как он, яко лев рыкая ходит, иский кого поглотити (1 Петр. 5, 8), кого схватить, как ловитву, отчасти, или всецело. Ибо он, когда ухватит кого отчасти, не довольствуется тем, но все простирается на худшее, пока не причинит смерти греховной,— именно: во первых покушается он сделать, чтоб мы приняли прилог, потом чтоб в сердце замыслили что либо худое; осквернив же и заразив таким образом душу, он соблазняет ее выступить из пределов естества, и делает ее безумною, безсловесною и слепою, стремящеюся к недолжному: вместо света ко тме, вместо сладости к горести, вместо жизни к смерти. Такова беда от искусителя.— Мы же, братие, всяким хранением будем блюсти свои души, не давая места диаволу, но тотчас отгоняя самый прилог; если будем побеждены в этом, по крайней мере, не осквернимся сочувствием; если и тут потерпим неудачу, то не дадим себе долго пробыть в этом настроении, чтоб не склониться на грех.

3) Случается-же cиe с нами от прежних пристрастий и от воспоминаний. Но будем бегать пристрастий, будем бегать юношеских воспоминаний: ибо заходить туда и там бывать воображением, что другое есть, как не возвращение сердцем в Египет, чего берещись нам надлежит по внутреннему человеку; относительно-же внешняго делать то, чему учит Апостол: всяко слово гнило да неисходит из уст ваших, но точию еже есть благо к созданию веры, да даст благодать слышащим. И неоскорбляйте Духа Святаго Божия, имже знаменастеся в день избавления. Всяка горечь и гнев ,и ярость, и кличь, и хула, да возмется от вас со всякою злобою. Бывай-те же друг ко другу 6лази, милосерди, прощающе друг другу, якоже и Бог во Христе простил есть вам (Еф. 4, 29—32).

4) При этом будем избегать оставления обители, как причины падения. Увы! Братья твои внутри двора, а ты вне? Братья твои в безмолвии, а ты в суесловии? Братья твои покоятся, а ты переходишь с места на место, туда и сюда? Отсюда соблазны; отсюда падения. Овца оторвавшаяся от стада, чему подвергается? Не добычею ли зверей бывает она? Так и отбегающий от братства. Но да не будет сего братия, отнюдь да не будет.

5) Все же благообразно и по чину да бывает у вас; все со вниманием и осторожностию; все как пред лицем Господа, видящаго и сокровенное наше и явное, и что днем и что ночью, и все что бывает по всякому движению нашему телесному и мысленному; да будем таким образом не преткновенны и Иудеям, и Еллинам, и церкви Божией.— И об этом довольно.

6) Поелику-же четыредесятница кончается, то дадим славу Богу, сподобившему нас совершить ее и давшему нам силу подъять обычные в продолжении ея подвиги. Се труд прешел, а награда пребывает; тело утончилось, но потучнел дух. Тучнейте и освящайтесь паче и паче, и всесовершен ваш дух, душа и тело непорочно в пришествие Господа нашего Иucyca Христа да сохранится (1 Сол. 5, 23).

224.

1) Не перестанем воспоминать о страстях и воскресении Господа, чтоб не быть уловленными от страстей.– 2) Теперь весна, оживляющая все плотское: будем-же осторожны и строги к телу.– 3) Постом потрудились; но когда прошел пост,- не конец трудам: надо всю жизнь трудиться над собой.– 4) Будем же так делать. [4, 1].

1) Сподобившись благодатию Христовою совершить Св.Пасху, возьмемся опять за дела свои, так однакож, чтоб и работать, и вместе воспоминать о животворящих страстях Спасителя нашего Иисуса Христа и славном воскресении Его: ибо никак не следует допускать, чтобы, с минованием Пасхи, миновала вместе и память о сем. Но всегда будем приводить пред очи ума спасительныя страсти Господа, Его распятие, погребение и воскресение, дабы, непрестанно занимая ум такими предметами, были мы неуловимы для страстей. Если же когда, по не вниманию, и уловлены будем, то поскорее воззрим на распятаго Иисуса, Господа славы, и тотчас возсияет исцеление душам нашим. Так и Израиль древле, когда ужаляем был змеями, воззревал на меднаго змия, и тотчас исцелялся (Числ. 21, 11—19). Известно же вам, что злые помыслы ужаливают подобно змиям, вливая в душу яд, который со всем тщанием надлежит поскорее изъять, как только это случится, чтобы промедлением не сделать раны трудно излечимою.

2) Видите, теперь весна. Она есть родительница крови (а кровь—плоти). Плоть же похотствует на духа, как и дух на плоть (Гал. 5, 17); так что усиление плоти ослабляет дух, а усиление духа ослабляет плоть.— Будем же осмотрительны и, в употреблении пищи, пития, сна и всего другаго, станем держать строгую меру, чтоб иначе тело не взяло верха над душею, а напротив, чтоб душа одерживала победу над телом.

3) Бегущий на ристалище, не когда одну или две стадии пробежит, провозглашается победителем, а когда пробежит все (и первым прибежит к назначенной черте). Так и мы, не когда четыредесятницу, или пятидесятницу (проведем как должно, уже победители есмы); но, говорю вам, что, если всю жизнь свою не пребудем в бдительном подвиге, то не избежим сетей диавола и победной награды не получим.

4) Почему еще и еще добрым подвигом подвизаться будем, еще и еще будем проливать пот для стяжания добродетелей, еще и еще утесним плоть, еще и еще поработим тело, еще и еще будем прогонять страсти, всегда мертвость Господа Иисуса на теле своем носяще (2 Кор. 4, 10), всегда осуждение смерти сами в себе имея (2 Кор. 3, 7). Ибо, конечно, и мы умрем так же, как отцы наши и братия, и преставимся отселе,— и отыдем в места странныя, и увидим виды, которых не видали. Страшно слово о сем и в изступление приводит имеющаго ум.— Почему в страхе и трепете пребывая, будем в строгом порядке держать свои чувства, и всячески оберегать себя от суетнаго слышания, От вреднаго видения, от изнеживающаго запаха, и от всякаго опаснаго шага, всех себя всецело посвящая Богу Святому, да благоугодив Ему, наслдниками соделаемся вечных благ.

225.

1) Пасха прошла, и страстная прошла; но радование пасхальное и память о страстях Господа должны быть живы в нас; чтоб, живя, мы не себе жили, но умершему за нас и воскресшему Господу.— 2) Посему и после пасхи надо пребывать в подвигах духовных не придумывая никаких к уклонению от того оправданий.— 3) Укоряет что, говорил им, чтоб не сходились особно в тайных местах, а некоторые все же делали это; и указывает, как себя вести; когда сходятся вместе открыто для беседы; и как держать себя во всякое другое время.— 4) Внушает поминать добрых братий отшедших, и подражать им, приводя в пример брата Дометиана [4, 2].

1) Пасха прошла, и праздник кончился; но радование или празднование, если хотите, не прошло: ибо духовно нам должно всегда радоваться и праздновать, по слову Апостола: радуйтеся всегда о Господе; и паки реку радуйтеся (Филип. 4, 4). И страстная седмица прошла, но память о страданиях Христа Спасителя нашего да будет у нас всегда нова и жива, т.е. память о том, что Господь славы за нас распялся и погребен и воскрес в третий день, совоскресив и сооживотворив и нас с Собою, да мы живущи, не ктому себе живем, но умершему за нас и воскресшему (2 Кор. 5, 15), так, чтоб с дерзновением могли говорить словами Апостола: живу же не ктому аз, но живет во мне Христос: а еже ныне живу во плоти, верою живу Сына Божия, возлюбившаго мене и предавшаго Себе по мне (Гал. 2, 20. 21). И вот какой вывод из сего Таинства: надлежит нам быть мертвыми для мира и жить для Единаго Бога.

2) Посему и после Пасхи должны мы трезвиться и бодрствовать, молиться и сокрушаться, слезы источать и просвещаться, всегда мертвость Господа Иисуса на теле носить, каждодневно умирать произволением, всегда разлучаться мысленно с телом и отходить ко Господу, чрез удалние от мудровнии плоти.— Не говори: теперь не четыредесятница: для трезвенствующаго всегда четыредесятница. Не говори: ужь я давно подвизаюсь, и имею нужду в упокоении: здесь на земле нет покоя. Не говори: я устарел в добродетели, и не боюсь: страх изменения и падения никогда не должен отходить, ибо многих устаревших в добродетели низвергал сатана в ров греха в одно мгяовние времени; так что мняйся стояти, да блюдется, да не падет (1 Кор. 10, 12), и мняйся добре охраненным быть, да блюдется, не оставлен ли без всякой охраны. Да будет же у нас всегда охранениe, и внимание, строгая мера и во сне, и в пище, и в питии, и во всем другом, чтоб тело всегда было под гнетом и в порабощении, дабы иначе оно, как юное жребя, взыграв, не низвергло нас в стремнину греха.

3) Я наказывал вам в недавнем поучении не отособляться и не оставаться на едине в скрытных местах, а некоторые из вас все же были в них опять. Что хощеme? с палицею ли прииду к вам, или с любовию и духом кротости? (1 Кор. 4, 21). Всяко я говорил, и вы не послушались; всяко видели вы, что брат ваш понес за это епитимию, и вы не удержали себя. Внимайте, чтоб кто не впал в тот же род греха. Не напрасно и не везде говорятся поучения. Несть бо нестроения Бог, но мира (1 Кор. 14, 33). Вся убо благообразно и по чину да бывают (1 Кор. 14, 40), да о всем славится в нас Господь. Оттуда и отсюда сходящиеся братия, внимайте себе, где и как сесть, и как сообращаться, не как получившие разрешние на вся, но как связанные Духом, не как никем не назираемые, но как назираемые Господом, видящим всякое движние и всякое действие ваше; не кружитесь туда и сюда, как влекомые, но будьте как отдыхающие в странствиях своих; внимайте рукоделию, молитвам и псалмопениям вашим; ничего не сокровиществуйте себе здесь сребролюбно, но довольствуйтесь тем, что есть. Ибо Господь Сам сказал: неоставлю тебе ниже презрю тя (Иис. Нав. 1, 5); так что у нас всякой с дерзновением может говорить: Господь мне помощник и не убоюся что сотворит мне человек (Пс. 117, 6).

4) Поминайте о братиях ваших, ихже взирающе на скончание жительства подражайте вере их (Евр. 13, 7). Таков блаженный Дометиан, котораго мы воспели, и память котораго со святыми. Какую куплю совершил он? какую жизнь провел?— Не многими трудами и подвигами какое стяжал он вечное наследие? Был он человек бедный и незначительный по плоти; но поелику избрал он себе добродетель и возлюбил Бога; то Бог и возвысил его, по слову Писания: токмо прославляющия Мя прославлю; и уничижаяй Мя безчестен будет (1 Цар. 2, 30). Радоваться и веселиться надлежит о таких братиях. Но какая от этого польза, если мы не привнесем к сему нечто и с своей стороны? Привнесши же по силе своей, будем иметь часть со святыми, во Христе Иисусе, Господе нашем.

226.

1) Будем держать себя, в мире бывая, так, чтоб заграждать уста тех, кои охочи хулить наш образ жизни.— 2) Воодушевлением к сему да будет любовь к Господу, воодушевлявшая всех святых.— 3) Если мы поддаемся иногда увлечениям, то это бывает по хладности любви нашей к Господу, которую потому и следует нам подновить и усилить. [4, 3].

1) Радостию радуемся, смиренные мы, видя вас каждогодно приходящими сюда и, как бы вторую Пасху, празднуем пришествие ваше. Но как вы приносите нам плотское, каждый — что рука его обрела у себя; так и мы, как-бы в некое уравнение, предложим вам духовное.— Итак прошу вас именем Господа нашего Иисуса Христа, ходите достойно звания монашескаго, достойно исповедания, исповеданнаго нами, и гонения, претерпеннаго за Господа, житие ваше имуще добро в мире, да о немже клевещут вас, аки злодеев, усрамятся видя на деле ваше доброе поведение (1 Петр. 2, 12). Постараемся как для себя самих, так и для противящихся истине, твердо благоустроенною представить жизнь нашу, благое во взаимнообращеньях соблюдая поведение и в добрых начинаниях руководясь добрыми правилами. В церковь ли собрались, будем соблюдать правило Апостольское. Кийждо вас, говорит Апостол, псалом имать, учение имать, язык имать... вся же к созиданию да бывают (1 Кор. 14, 26); или проходим куда по нужде,— будем проходить благоговейно, чтобы на лице нашем как-бы благодать некая просиявала в назидание видящих; или с женщиною случится вести беседу, будем говорить с нею с полным вниманием, скромно сдерживая очи от воззрений, чтоб не приять остна и стрелы в сердце.

2) Одним словом, все должно делать во славу Бога, возлюбившаго нас и предавшего Себе по нас (Гал. 2, 20). Коего любовь в изступление приводит любителя, не попуская ему принадлежать себе, но одному тому, кого любит он: что можно видеть и на любящих себя душевно, или плотски.- Когда муж любит жену, то всего себя предает любимой, ею одною как-бы дыша, о ней непрестанно мечтая. Хоть на солнце ему укажи, не захочет смотреть на него, а только на свою вожделенную, хоть трапезу предложи, не захочет принять в ней участия, от желания быть с одною любимицею.— Но что краше Владыки Христа? Что сладостнее блаженной любви Его? Не есть ли Он щюсет добротою, паче сы-по& челотческихъ? (Не. 44, 3). Не есть ли Он сладость, и весь желание? (Пес. пес. 5, 16). Показывая сие, т. е. теплоту любви своей к Нему, святые взывают — кто: имже образом желает елень на источники водные: еще желает душа моя к Тебе, Боже (Пс. 41, 2); Кто опять: люби Божия одержит нас суждших сие: яко аще един за всех умре, то убо вcu умроша: Христос же за всех умре, да живущии не ктому себе живут, но умершему за них и воскресшему (2 Кор. 5, 14. 15). Вот какою любовию возлюбил Бог мир! И вот как сильно и неудержимо Сам возлюблен был святыми!

3) Мы же, поелику любим Его не горячо, то бываем пленяемы помыслами злыми и пожеланиями плотскими, встречая потом скорбь вместо удовольствия, горечь вместо сладости, тревоги вместо мира.— Но пробудиться и отрезвиться надо нам, братие, и очистить душу от таковых пагубных пожеланий, чтоб возыметь обитателем своим Христа: ибо где чистота, там Христос. Такова блаженная и вожделенная жизнь; и, так жительствуя, наследуем мы Царствие Небесное о Христе Иисуcе, Господе нашем.

227.

1) Постом собрали вы духовных благ; теперь постарайтесь хранить их.— 2) Для сего не надо предаваться безпечности, а строго внимать себе, и действовать с бодренною осторожностию.— 3) Бегать греховозбудительных случаев, хранить чувства и особенно украшать помыслы.— 4) Если не будете так делать, впадете в грех; грех-же сколько наделал и сколько делает нам зла? [4, 4].

1) Время призывает нас после Праздника опять к собеседованиям и обычным поучениям; и я приступаю к сему с усердием, ведая, что на cиe учинен есмь, и что горе мне, если не буду возвещать вам слова истины, сколько сил есть.— Чтоже сказать мне вам в настоящее время? Скажу, что как, пред сим, во св. Четыредесятницу, каждый из вас, собрав духовное богатство, как в некую пристань, вступил во Св. Пасху, неся с собою многия и добрыя приобретения добродетелей, как то: пост, бдение, молитву, трудолюбие и другия подобныя рачения преподобныя: так теперь предметом заботы и попечения вашего,— не кое-какого,— должно быть, сохранение всего того.

2) Ибо не следует предполагать, что как бывает в видимой чувственной пристани, так и в духовной. Там, как только вступил кто в пристань и установился, предается бездействию и беззаботности на счет морских волнений и других бедственных случайностей: здесь же напротив, от покоя плоти сильнее разсвирепевают страсти и духи злобы нападают неукротимее, как бури какия: дух блуда, дух чревоугодия, дух любостяжания, дух лености, дух печали, дух гордости. А при этом очень уместен страх, как бы и в пристани не пойти ко дну. Взглянул некогда Св. Давид неосторожно на жену Урии, и что пострадал, знают читающие (2 Цар. 11, 1 и 4); яде Иаков и насытися, и отвержеся возлюбленный, говорит Писание Втор. 32, 15); осязал некто безсоветно, возгорался похотию, и родил беззаконие.

3) Слыша cиe, внимай; бегай мест и видов опасных по греховозбуждению; свяжи строгими правилами и глаза, и слух, и обоняние, и вкус, и осязание, ястие и питие, и сон, чтоб не потопили тебя волны страстей. Ведать также надлежит, что плывущий по чувственному морю, невольно подвергается бурям и треволнениям; переплывающий же мысленное море есть господин и бури, и тишины. Ибо если он мужественно отгоняет неуместные помыслы, то исполняется тишины, соплавателем имея Святаго Духа, как повествуется о св. Арсении. Но у кого чувства распущены, и кто не мешает подниматься в себе похотям на подобие волн,— тот сам для себя возбуждает злейшую бурю; и если он скоро не укротит взволновавшихся помыслов, то дойдет до того, чтоб жалобным гласом взывать: приидох во глубины морския, и буря потопи мя (Пс. 64, 3). Я хочу сим сказать,— да господствует добрый помысл и лучшее да не препобеждается худшим; да властвует дух и да ведется он к лучшему.

4) Или не знаете, что наделал грех? Не ввел ли он в мир смерти? Не растлил ли землю? Не наполнил ли вселенныя гробами, от начала мира доселе?- Ибо человек был нетленен до преступления заповеди? и ничего из сказаннаго еще не было на деле, пока первозданный пребывал неуклонно верным данной ему заповеди. Он и вечных мук есть виновник; он и неугасимаго огня геенскаго есть поджожка; он и червя нескоячаемаго есть пища; он человека в чести сущаго сделал подобным скотам несмысленным. Поелику он так многобедствен и смертоносен, то надо бегать его, сколько сил есть; и избрать добродетель, которая людей являет Ангелами, сопротивляется демонам, прогоняет все страсти, и наконед царствие небесное получает в награду, которое достигнуть буди всем нам благодатию и человеколюбием Господа нашего.

228.

1) Не предавайтесь безпечности: ибо смерть всегда близка; а по смерти суд и воздаяние.— 2) Если земному царю служащие со страхом усиливаются исполнять все, и большое, и малое; не тем ли паче так поступать должны служащие Царю Небесному?— 3)Будем же усердно исполнять все, и по богослужениям, и по послушаниям; особенно же мирны будьте между собою, и притом искренно. [4, 5].

1) Длительность настоящей жизни не скуку, или разленение и нерадение должно пораждать в нас, но паче рвение, и ревностнейшее тщание о благоугождении Богу, так как мы всегда близки к смерти. Никакой раб, приближаясь к господину своему, или посланник к пославшему его дать отчет не предается безпечности, но столько бывает озабочен, что кажется вышедшим из себя.— Что другое и мы? И мы приближаемся к Господу нашему, лучше же сказать, Господь приближается к нам, и страшное судилище Его, на которое все предстанем нагими и открытыми, чтобы дать отчет о пережитом нами, и получить за то или царство вечное, или муку вечную. Помышляя о сем, кто может предаваться безпечности? и не паче ли сильнее огня возгорится всяк рвением творить волю Господа своего, чтоб не оказаться таким же, как оный раб, что связанный по рукам и ногам извержен был из брачнаго чертога? (Mф. 22, 13).

2) Если эти примеры не страшат нас, то постараемся живее представить себе будущее чрез сравнение его с тем, что бывает в настоящем. Не видим ли, как враги Царя, одни в темницах мучатся, друпе бичами истязуются, те в ссылку ссылаются, эти очей лишаются, иные бывают в опасности лишиться самой жизни?— Но и те, которые ничем не провинились, с каким страхом и трепетом предстоят и служат, туда и сюда посылаются на войну и на другия тяжелыя дела? И нет противоречащего, нет не повинующагося. Если так бывает у Царя смертнаго, не тем ли паче у безсмертнаго и единаго Царя царствующих и Господа господствующих со страхом и трепетом должно сие совершаться и ничего кроме повеленнаго не делаться? Слышите, что говорит Слово Божие?— Или о богатстве благости Его, и кротости и долготерпения нерадиши, не ведый, яко благость Божия на покаяние тя ведет? Но жестокости же твоей и непокаянному сердцу, собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведнаго Суда Божия: иже воздаст коемуждо по делом его (Рим. 2, 4—6).

3) Да устрашает нас сие; и всякий день станем проводить со всем вниманием и бдительным самоохранением, рано утром, по знаку, тотчас живо вставая и сон прогоняя, и по трезвенной молитве в келлии и в общем собрании, принимаясь всякий за свое дело,— келларь в келларне, повар в поварне, и прочие все всякий на своем месте: нигде ропот, нигде преслушание, нигде крик, нигде противоречие,— ниже злость, скрытно держимая, чтоб по наружности только казаться мирным, внутри же питать злобу и, как только, случай, ужалить подобно змию, или отмстить подобно мстительному верблюду.— Случилось оскорбление и прошло. Но искренно ли совершилось раскаяние или прощение? Не распалитесь опять помыслами, и не покуситесь воздать злом за зло, или досаждением за досаждение, напротив благословите, ведяще, яко на се звани бысте, да благословение наследите. Хотяй бо живот любити и видети дни благи, да удержит язык свой от зла, и устне свои, еже не глаголити льсти. Да уклонится от зла и сотворит благо, да взыщет мира и да держится его. Зане очи Господни на праведныя, и уши Его в молитву их: лице же Господне на творящыя злая (1 Петр. 3, 9—12).

229.

1) Вся тварь празднует Boскресение Христово, покрываясь цветами и распространяя благоухание: и нам надлежит праздновать сей праздников праздник, распространяя от себя духовное благоухание, уготовав его в себе сочетанием всяких добродетелей.— 2) Но в дни сии нам предлежит благоухать паче православием, по случаю иконоборства, посрамляемаго Самим Господом.— 3) Будем же и веру правую держать и жизнию добродетельною благоухать. [4, 6].

1) К празднику Воскресения Христова и вся тварь, как бы мертвость некую, зимний печальный покров отложив, разцветает опять и как-бы оживает: земля покрывается зелению, дерева листьями, животныя скачут играя, море успокоилось, и все преобразилось в лучшее состояние.— Но чего ради это сказалось у меня?— Вот чего ради,— что если бездушныя и безсловесныя твари так срадуются пресветлому Воскресению, и такой праздничный принимают видь; не темли паче мы, разумом и образом Божиим почтенные, должны благоукрашать себя доброю жизнию и благоухать духом?— Ибо воистину благоухание Христово есть тот, кто украшен добродетелию, как свидетельствует Апостол, говоря: яко Христово благоухание есмы Богови в спасаемых и в погибающих: овем убо воня смертная в смерть; овем же воня животная в живот (2 Кор. 2, 15.16). При сем и то еще пригодно сказать, что и Адам, прежде преступления заповеди, был благоуханием Богови, украшен будучи безсмертием и нетлением и объят небесными созерцаниями. Почему, как древо никое цветистое и благоуханное по достоинству, водворен был в раю, ухая добродетельми. Можно здесь помянуть и то, что Исаак Патриарх, ощутив приятное ухание в сыне своем Иакове, сказал именно: се воня сына моего, яко воня нивы исполнены, юже благослови Господь (Быт. 27, 24), конечно понимая сию воню духовно.— Будем же,братие, и мы благоухать благоуханием духовным, которые и уготовим в себе сочетанием всяких добродетелей, как некий искусный мироварец. Таковое миро благословенно; таковое миро Богу приятно; таковое миро привлекает Ангелов и отгоняет бесов; сим миром привлеченныя чистыя души текли в след Христа Господа, как поется в песнях песней (1, 2. 3). Так всегда должно быть.

2) Но в нынешнее время предлежит нам благоухать преимущественно православием, по случаю иконоборческаго нечестия. Иконоборцы кричат: Бог безтелесен; Его изображать невозможно.— И думают,что изрекают, не знать, какую мудрость.— О несмысленные! Исповедуете ли вы Богом Господа Иисуса? Полагаю, что скажете: да.— Слушайте же что Сам Он говорит, являясь по воскресении Апостолам святым и посвящая их в сокровеннейшия и изумительнейшия таинства спасительной веры по неизреченному Своему снисхождению, касался Он пищи, для удостоверения в истине Своего воскресения, хотя плоть Его святая по воскресении не имела в том нужды,— вкушал и пил, и был осязаем, и думавшим, что Он дух есть, сказал: видите руце, мои и нозе мои, яко Сам аз есмь: осяжите Мя и видите: яко дух плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща (Лк. 24, 39).- Что скажет на это иконоборческий Христоборец?- Ямеет ли Господь плоть и кости? И может ли потому быть изображаем на иконе?- Если сего последняго нельзя, то и перваго не было. Но, говоря, что имеет плоть, Он,— молча или подразумевательно,— свидетельствует Сам, что и изображаем на иконе может быть: ибо сии две черты одна другую предполичают. Почему эти иконоборцы одинаковую с Манихеями муку приимут, погибель вечную, как написано (2 Сол. 1, 9).

3) Мы же, братие, в православном мудровнии, веруя, что и видеть можно Господа нашего Иисуса Христа на иконе и поклоняться Ему на ней, и упокоеваясь на сем, всю ревность обратим на то, чтоб достойную веры нашей и жизнь показывать чистую, безукоризненую, непорочную, чтоб ни на ту, ни на другую плесну не храмля, но и тою и другою благоискусно ступая, достигнуть нам царствия небеснаго.

230.

Помышляя, до чего возвышено естество наше вознесшимся Господом не допустим и помрачить его недостойною жизнию. [4, 7].

Праздников праздник для нас и при дверех сущее Вознесение Спасителя нашего, Иисуса Христа,— таинство великое и преестественное: ибо естество наше вземлется за пределы видимаго неба, как написано: Бог, богатый в милости... нас мертвых прегрешенми сооживи Христом... и с Ним воскреси, и спосади на небесных во Христе Иисусе (Еф. 2, 4—6), одесную Себе на небесных, превыше всякаго начальства и власти и силы, и всякого имене именуемаго не точию в веце сем, но и в грядущем: и вся покори под нозе Его: и Того даде главу выше всех церкви, яже есть тело Его, исполняющего исполняющаго всяческая во всех (Еф. 1,20—23). Видите, на какую высоту славы подъято человеческое естество? Не от земли ли на небо? Не от тления ли к нетлению? Сколько иной трудится, чтоб сделаться другом царю земному и смертному? Мы же, и притом суще отчуждени и враги помышленми в делах лукавых (Кол. 1, 21), даром не только примирены Богу и Отцу Господом нашим Иисусом Христом, но и до всыновления возвышены. И ныне естество наше на небесах, от всякой видимой и невидимой твари поклоняемое. Таково велячие неизреченнаго человеколюбия благаго Бога нашего! Помыслив о нем, и зная недомыслимость его для нашего ума, блаженный Павел, молится, да Бог Господа нашего Иucyca Христа даст верующим духа премудрости в познание Его.... Яко уведети нам, кое есть упование звания Его, и кое богатство славы достояния его во святых, и кое преспеющее величество силы Его в нас, верующих по действу державы крепости Его, юже содея о Христе (Еф. 1, 17—21).— Но что ведь и было!— Пришел Он к нам всеблагий чрез девственное рождение, поработился подобающим законам естества, взошел на крест, пригвоздив на нем еже на нас рукописание (Кол. 2, 14), низшел в преисподняя земли, разрешив болезни смертныя, воскрес, совозставив в Себе человеческое естество, наконец, вознесся во славе, явив Себя Ходатаем за нас Богу и Отцу,— Таково, в кратце сказать, значение сего св. Праздника!— Созерцая его и уразумев, что мы тело Христово есмы, благоговейно почтим дар, будем хранить свое благородство, не предадим благодати, не сотворим удов Христовых удами блудничими (1 Кор. 6, 15), но еще паче очистим себя и в помыслах и в действиях, еще паче отрешимся от плотских похотей, воюющих на душу, житие наше имуще добро в себе самих (1 Петр. 2, 12), мирное, благопокорное, послушливое, смиренное, благоустроенное,— каковое житие и есть житие блаженное. Утехи же и забавы, смехи и невоздержание предоставить надо плотолюбцам и животолюбцам, кои видяще не видят и слышаще не слышат, окамененное имея сердце, и отягченныя ушеса, чтоб не различать добро от зла, свет от тмы, жизнь от смерти. Мы же, братие, будем держаться исповедания, в коем стоим, и хвалимся упованием славы Божия (Рим. 5, 2), емлемся за труды подвижнические, в коих подвизались святые,— в числе их и ныне песнословимый Пахомий блаженный,— здраво смотреть будем, здраво слушать, здраво осязать, всеми членами здраво будем пользоваться, да наследницы будем по обетованию жизни вечныя.

231.

1) В вознесении Господа вознесено естество наше: почтим величие дара, и будем благоукрашаться всякими добродетелями.- 2) Кто не таков, тот не член Христов: почему кто порабощен какой либо страсти, покайся и упреподобься; кто по временам подвергается движениям страстей, спеш и всегда возстановлять духовное благонастроение.— 3) Спеши; ибо смерть всегда близ есть, а по смерти осуждение не покаявшимся. [4, 8].

1) Празднуем Вознесение Господне, конец воплощеннаго домостроительства Господа нашего Иисуса Христа. Все совершив по воле отчей, вознесся Он во славе, и нас, совоскресив, спосадил и на небесных во святой плоти Своей. Какое богатство славы Его, и кое преспеющее величество силы Его (Еф. 1, 18. 19), что смиренное и ничтожное наше естество возвел на божеский Царский Престол, и всякая небесная сила Ему покланяется. Помышляя о сем, страха и трепета исполнимся, благоговейно почтим величие дара, и достойно Главы нашей будем жительствовать, как уды Христа, как стелесники Его и сонаследники, в чистоте, в ведении, в долготерпении в благости, в Духе святе, в любви нелицемерной, в слове истины, в силе Божией (2 Кор. 6, 6. 7), со всяким послушанием и смиренномудрием, со всяким тщанием и вниманием, ничего не произнося неуместнаго, и ничего не делая против заповеди.

2) Итак, оскверняющий тело уже не Христов член, злопамятствующий уже не Христов член, другою какою страстию обладаемый уже не Христов член; и потому уже недостоин причащаться Святых Таин. Ибо Апостол говорит: да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет: ядый бo и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня. Сего ради в вас мнози немощны и недужливы, и усыпают довольно. Аще 6о быхом себе разсуждали, не быхом осуждени были: судими же от Господа наказуемся, да не с миром осудимся (1 Кор. 11, 28—32). Потому упреподобимся и очистимся, да достойно членами Христовыми наименованы будем, и св. таин достойно причащаться будем.— Если же случается нам от невнимания возгореться похотию злою, или гневом, или завистию, или ненавистию, или другим чем ненавистным Богу, да не дивимся. Но поскорее возстановим себя в прежнее доброе настроение, отрезвимся и не замедлим во зле сем; ибо произвольное замедление в сем приносит неизвинительное осуждение.

3) Ктому же разве смерть не может нечаянно придти?- Вот вчера посетили мы епископа болящаго и нашли его в большой нужде, всего истощенным огневицею, туда и сюда обращающим взор и нигде помощи не находящим. Разве мы не можем тотчас тому же подвергнуться?— А эти муки сравнительно с будущими что суть? Сон и тень. Тот огнь не угасает, и червь тот не умирает, мрак не разсеявается, узы не разрешаются, скрежет зубов не пресекается, и все другия мучения вечны. Действенно помышляя о сем, братие, перестанем страстолюбствовать, завидовать, гневаться, осуждать, клеветать, и ничего другаго худаго делать не будем; а напротив станем мирствовать, доброе держать настроение, сокрушаться, благостынствовать, боголюбезно любить друг друга, и все повеленное усердно и охотно делать, чтоб и вечных мук избегнуть и жизнь вечную улучить.

232.

1) Обетовал Господь послать иного утешителя: что и исполнилось в Пятдесятницу; велико сие.— 2) Чтоже воздадим? Исповедуем величие царя: воодушевимся на всякое добро, и против всего страстнаго и плотскаго; в чем одна горечь, утъшение же всякое в едином Боге.— 3) Бежим же всего не подобнаго. [4, 9].

1) Пятдесятницу празднуем и Духа Святаго сошествие, о коем говорит Господь: уне есть вам, да Аз иду; аще бo не иду Аз, Утешитель не приидет к вам, аще ли же иду, послю Его к вам. И пришед Он наставит вы на всяку истину (Ин. 16, 7. 13). Какое это обетование! Какое нас удостоение! Не Ангела, не человека послать обещал, но самого соестественнаго Духа. Итак Сын Божий Единородный, исполнив отеческое дело, восходит на небеса, а Дух Святый нисходит,— не иный Бог,— да не будет!— но иный Утешитель, как написано. И,- о, неизреченное человеколюбиe! Утешением нам Бог бывает. И утешает Он скорбную и умученную душу не падать духом в тяжелых обстоятельствах, как свидетельствует святый Апостол, говоря: внеуду брани, внутрьуду боязни; но утешаяй смиренныя утеши нас Бог.... (2 Кор. 7, 5). Утешает Он, устрашенное демонскими страхованиями, сердце, возводя его чрез дерзновенное упование к непобедимому мужеству, как свидетельствует святый Давид: Ты, Господи, помогл ми и утешил мя ecu (Пс. 85, 17).- Утешает, воодушевляя смущенный ум, что ему дан мир с Богом возыметь и покой, как свидетельствует Апостол, говоря: по Христе молим, яко Богу молящу нами: молим по Христе, примиритеся с Богом (2 Кор. 5, 20).— Видишь неизследимое снисхождение? Видишь дар несравненный? Горе Единородный Сын о нас ходатайствует пред Отцем, как написано: иже есть одесную Бога, иже и ходатайствует о нас (Рим. 8, 34). Долу Дух Святый утешает многообразно.

2) Что-же воздадим мы за сие Господу?— Нам остается только восприять песнь псаломскую и взывать: вся кости моя рекут: Господи, Господи, кто подобен Тебе? Избавляяй нища ош руки креплших его, и нища и убога от расхищающих Его (Пс. 34, 10). И опять: помощь моя от Господа, сотворшаго небо и землю (Пс. 123, 8). И еще: аще не Господь помогл бы ми, вмале вселилася бы во адь душа моя (Пс. 93, 7). И: Господь мне, помощник не убоюся, что сотворит мне человек (Пс. 117, 6).

Имея убо такого Утешителя, Духа Святаго, непобедимую силу, Великаго Защитника — Бога и споборника, не убоимся страха вражия и не устрашимся сопротивных сил, но, яко Его имущие помощником и способником нам, мужественно и твердо поспешим на подвижническия и исповедническия борения, переживая в них дни за днями, не прельщаясь обольщениями змия, и не изнемогая под непрестанными его нападаниями; угасим плотскую любовь, как наполняющую огнем дом души нашей.

Уверяю вас, что это не удовольствие, а опасная болезнь, не сласть, а ума изступлние и злое омрачние. Знают сие укротившие неистовство плоти, омывшие скверны ея, и к единому Богу прилепившиеся всем сердцем, Коего что сладчайше, и что вожделеннейше?— Кто возымел, сие, тот во плоти и выше плоти, в мире и выше миpa, здесь пребывает и превыше видимаго живет; в том волны благодати, тихими веяниями Духа воздвигаемые, тишиною исполняют душу, сколько это возможно.

3) Зачем же попускаем мы, чтоб сластолюбие, победив нас, до того извращало и таким изменением изменяло, что мы, долу поникши к земле, к плоти и крови, совсем отчуждаемся от всеблагаго Бога нашего.— Бежим же от всякой страсти: бежим сребролюбия, источника предательства; бежим неверия, как отторгающаго нас от общения с Господом; бежим всякой другой страсти, какая бы ни отаковывала душу нашу,— гнева, зависти, ненависти, самолюбия, своеумия, отъособления: чтоб не застала нас неготовыми смерть и не отчуждила от Бога; отчуждение же от Бога есть отчуждение и от царствия небеснаго. Этого никто не избежит из нетворящих благоугоднаго Богу. Да возможем убо избежать грядущаго на сынов противления гнева, начнем неотступно благоугождать Богу, очистим себя и обновим души своя. Дерзайте! близ Господь всем призывающим Его.

233.

1) Праздник всех Святых.- Кто они? все мученики: одни мученики крови, а другие — подвигов самоумерщвления.— 2) К сим и мы причисляемся: тиранны наши (—страсти, люди страстные и бесы - ) требуют, чтоб мы отступили от Бога и перешли на их сторону; как мы не соглашаемся, то и несем прискорбности внешних лишений и внутренних борений.— 3) Но пребудем тверды до конца; и сподобимся части мучеников. [4, 10].

1) Праздник праздников, св. Пятдесятницу, сподобились мы отпраздновать: се предлежит нам и праздник всех Святых.— Сколько и коликие поминаются ныне святые? Кто сочтет звезды небесныя и песок вскрай моря?— Так безчисленны святые Божии, свидетели истины Божией и мученики, кои верно сопротивлялись враждебной ей силе тираннов и всякаго рода мучения претерпели мужественно и с радостию - огнь, мечи, зверей, колеса, когти железные и все другое, что могла придумать злоба, почитая муки утешением, и пролияние крови радостию,— и в сем убеждении ходя по разжженным углиям, кровию угашая костры горящие, и многое совершая в своем естестве, что превышало естество, и поражая тем тираннов и царей,— во свидетельство чего?—Того, что Иисус Христос естьСын Божий, и что о имени Его даруется жизнь вечная, как написано. Но одни ли только те суть свидетели истины, кои кровь пролили?- Нет; таковы и вее божественною жизнию пожившие, о коих св. Апостол говорит, что они проидоша в милотех, и в козиях кожах лишени, скорбяще, озлоблени, ихже не бе достоин весь мир, в пустынях скитающеся и в горах и в вертепах и в пропастех земных. И немного ниже: толик имуще облежащь нас облак свидетелей, гордость всяку отложше и удобь обстоятельный грехъ, терпением да течем на предлежащий нам подвиг, взирающе на начальника веры и совершителя Иucyca (Евр. 11, 37—38; 12, 1. 2). Видишь, как он называет мучениками и всех любителей преподобия, прискорбную произвольно проводящих жизнь с терпением?

2) Таким образом, братие, и мы причисляемся к мученическому сонму: ибо и мы тем,что любим и терпеливо проходим многоскорбный путь крестоносной жизни, тем, что храним обет девства и не отрицаемся многих борений нам стоющаго послушания, свидетельствуем, что Иисус есть Христос Сын Божий, свидетельствуем, что есть суд и воздаяние, свидетельствуем, что должны пред страшным судилищем Христовым дать отчет о том, как жили, противостоя диаволу, Христову врагу, который мучит и бичует нас приражениями худых помыслов и смертоносных похотей, понуждая отрещися Бога. И во истину те, кои, растлившись в беззаконных помышлениях своих и чувствах, повинуются и следуют супостату, самыми делами и самым настроением своим говорят, что для них нет Бога, по Св. Давиду рекшему: рече безумен в сердце своем несть Бог (Пс. 52, 2). Ибо враг, если прежде не произведет в душах людей забвения Бога, и как бы отречения от него, то не может склонить ум к похотениям плоти, к разрешению на грех, к винопитию, к непотребствам, к пирам, к любостяжанию, к идолопоклонству и ко всяким другим неуместностям; успев же в этом, завладевает душею, и отторгши ее от Бога, ввергает в огнь неугасимый на вечное мучение с собою. Сколь бедственно такое обольщение, и какой страшный конец его!

3) Но мы, как свидетели Христовы, еще будем давать доброе свидетельство, еще продолжим доброе исповедание исповедывать, радуясь со всеми святыми, что сподобились свидетельствовать о Христе, не преклоняя колен пред ваалом, т. е. не склоняясь на похоти плоти и другия греховныя сласти; не будем верить врагу, когда он будет подлагать нам помыслы отречения от послушания, но будем доблестно противостоять ему, будучи поражаемы, но не побеждаемы.— Какой плод такого мученическаго свидетельства вы знаете; знайте, что свидетели Христовы, свидетельствовавшие о Нем всем, и за истинное свидетельство неимоверныя муки понесшие, в будущем веке сонаследниками Его объявлены будут, как говорит Апостол: егда-же Христос явится, живот наш, тогда и вы с Ним явитеся во славе (Кол. 3, 4). С ними и мы, до конца жизни продолжив свидетельство свое, да сподобимся получить вечныя воздаяния и со Христом во веки пребывать в веселии и радовнии.

234.

1) В воскресенье поучением для нас да служит воспоминание о благах, кои стяжал нам Господь своим воскресением.— 2) Помянув их не можем не восприять побуждения — возлюбить столь возлюбившаго нас Господа, являя ее исполнением заповедей Его и удалением от всего неугоднаго Ему.— 3) К усилению же такого побуждения приложим память смертную; к чему подает нам ныне повод смерть брата Евдокима. [4, 12].

1) Самый день воскресный, который празднуем мы ныне, достаточное подает нам поучение (Κατήχησις), если внемлем. Ибо в сей день Господь наш Иисус Христос совозставил нас, долу поверженных грехам; в сей день соожжвил Он нас умерщвленных прегрешениями и необрезанием плоти нашей; в сей день, паки отверз нам рай для вкушения от древа жизни, которое есть животворящее тело Его и кровь; в сей день, яко возставленные от смерти, можем мы пророческим словом взывать: где, ти, смерте, жало? где, ти, аде победа? (1 Кор. 15, 55). Побеждена ты Тем, Кто сказал: дерзайте, яко Аз победих (Ин. 16, 33); в сей день, говоря Апостольскем словом, Бог и Отец совоскресил и спосадил нас на небесных во Христе Иucycе, да явит в вецех грядущих презельное богатство благодати своея благостынею на нас о Христе Иucycе (Еф. 2, 6. 7). О дар неизъяснимый! От чего и к чему привел Он нас? От смерти в живот, из тмы в свет, из рабства на свободу, от вражды в искреннее содружество, и до того простер милость, что соделал нас сообразными образу Сына своего (Рим. 8, 29). Какая неизреченная благодать сия! Какая преизбыточествующая великость любви Его к нам! Что Он Единороднаго Сына своего дал в искупление всех нас. И как нам не взывать при сем: Кто возглаголет силы Господни? Слышаны cотворить вся хвалы Его? (Пс. 105, 2).

2) Возлюбим же так возлюбившаго нас, умрем за умершаго за нас, не возвращаясь к плоти и крови, не обольщаясь прельщениями змия, не увлекаясь сластями житейскими, и не допуская себя вкусить плода греха, от коего смерть: ибо написано: волею согрешающим нам по приятии разума ucmины, ктому о гресех не обретается жертва: страшно же некое чаяние суда, и огня ревность поясти хотящаго сопротивныя (Евр. 10, 26. 27). Почему с опаством и благоговением будем работать Господу, с разумом и добрым устроением будем проводить жизнь, с благоразумным терпением будем исполнять возлагаемыя на нас служения, в точности держась повеленнаго, не в духовных только, но и в телесных делах, даже до возжигания дров и налития воды.

3) Над всем же сим помнить будем, что нам предлежит неизбежно смерть.— Се и ныне брат наш Евдоким отошел ко Господу.— Если смерть брата не вразумляет нас, то что наконец обратит нас? Если таинство смерти не убеждает нас, то что еще может удержать нас от пагубных страстей? Разве неизвестно, что, еще когда говорим и совещаемся о том или другом, внезапно может постигнуть нас страшный час смерти?— час страшный и нестерпимый для одержимых грехами, для имевших неочищенныя покаяньем падения, для живущих безпорядочно, безчинствующих я своенравных,— но сладостный и многожеланный для Боголюбивых, благочестивых и добродетельных, бдагопокорливых и смиренных. Почему прошу и напоминаю вам, братие, приемля к сердцу таковыя помышления, будем удаляться от страстей, сколько сил есть, и, любовию объемля Христа, преуспевать в добродетелях, чтоб, совершив так все течение жизни, наследовать Царствие Небесное, во Христе Иисусе, Господе нашем.

235.

1) Помянув, как некто, умирая, воззвал: „в расплох застигнут я,” и испустил дух, не успев докончить речи своей,— выводит урок: так жить, чтоб всегда готову быть к смерти,— 2) За тем, намекнув, что в общежитии всего удобнее этого достигнуть,— жалеет и живущих в одиночку, и хвалит тех, кои живут вдвоем или троем, но паче тех, кои живут в общежитии. [4, 13].

1) Ныне день воскресный; мне же предлежит говорить вам о смерти. Видите, как часто братия и отцы, один за другим, отходят от нас. Для нас это ничто иное есть, как напоминание, что и мы скоро перейдем отсюда, прейдем-же не в какия либо земныя и тленныя места, но в невещественныя и вечныя обиталища, из которых нет уже возврата тому, кто однажды туда зашел.- Воистину страшна смерть, когда слышишь о ней; но несравненно страшнее она, когда видишь ее очами, как за шесть дней пред сим испытали мы при смерти Халкитскаго Игумена. Мы застали его при последнем издыхании, и изумлены были случившимся, как он с нами был и в одно мгяовние отшел от нас, предан будучи смерти. Страшное воистину слышание и трепетное видение! Еще дыша, блаженный издал такой глас: „упрежден я” (захвачен в расплох; и с словом сим, потрясши мало головою и рукою, замолк, не успев сказать, что такое было.— Но мы чувствовали, что значило сие изумительное событие. Сие сказал я вам не с тем, чтоб тень некую навесть на почившаго; да не будет!— но чтоб себя устрашить, и вас воодушевить — позаботиться о том, как бы и нас не застал в расплох последний час, и из гортани нашей не исторглось такое же воззвание в момент исхода; но да будем всегда готовы на час сей, и не смущенно сретим его. Ибо написано: уготовихся и не смутихся (Пс. 118, 60). Но этого мы не достигнем, если не будем всегда внимать себе, и если не будем крепко хранить то, что делаем добраго, и исправлять покаянием того, в чем погрешаем, всегда так благоустрояя себя, как-бы имели тотчас взяты быть на небо.— Ибо кому там должны мы предстать? Не Судии ли всех и Богу, Ему же поклонится всяко колено небесных, земных и преисподних, и всяк язык исповестся?'(Фил. 2, 10). А в чем ответ имеем мы дать? Не во всем ли, что совершено нами в жизни делом, словом и помышлением?

2) Во мне это всякой раз, как вспоминается, производит ужас, и едва не лишает чувства. Вам же можно помышлять о сем и без страха, вам, говорю, бдагопослушным, и все попечние возложившим на силу послушания: ибо такова действительно жизнь в истинном послушании. Но какое оправдание пред страшным Престолом Христовым уготовят себе те, кои отвращаются от послушания и живут в одиночку, кружатся туда и сюда и не находят, где твердо стать ногами своими? Увы, какая горесть! Как зло увлекательно! Как обратились вспять право шествовавшие путем монашескаго жития? Лучше бо бе им не познати пути правды, нежели познавшым возвратиться вспять от преданныя им святыя заповеди. Случися бо им истинная притча, пес возвращся на свою блевотину, и свиния омывшися, в кал тинный (2 Петр. 2, 21, 22). Что ты, друже, что ты? Ярмо раба тянешь ?! Так оправдываются, оставляющие обитель, чтобы жить в одиночку, говоря, что в обители рабство. Ты, сбросивший иго миpa, бежавший от него и освободившийся от всех обычаев плотских? Ужь не взять ли тебе и жену!! ибо эти две вещи неразлучныя суть принадлежности мира и того, что мире.— Для тех же, кои ведут крестоносную жизнь, чуждо то и другое.— Но причина сему, как обычно, грех. Поелику мы страстолюбивы и сребролюбивы; то само собою прилагается к нам и женолюбие. За тем, чтоб не было свидетеля и обличителя того, что бывает отай, брата иметь сожителем не хотим, а избираем одиночество, или прямее, рабство любостяжательности, как совсем уже продавшие себя греху и ставшие рабами плоти и крови. Отсюда разложние внутренняго строя; отсюда соблазны; отсюда падения. Мне же отсюда плач и сетования. Обличаю, запрещаю; но не слушают. Да внемлют однакожь таковые, что говорит Господь: аще не бых пришел и глаголал им, греха не быша имели: ныне же извинения не имут о гресе своем (Ин. 15, 22). Чист я от крови таковых. Можно бы совсем отсечь их от нашего общества, по заповеди (буди тебе, яко язычник);но, так как теперь гонение, то отлагаю; еда како возникнут от даивольския сети, живи уловлени от него в свою его волю (2 Тим. 2, 26). Вы же благословенны от Господа,— живущие друг с другом вместе вдвоем или втроем, и что еще более достойно похвалы, живущие по уставу киновийному, дома сидящие и неделающие безвременных выходов, кроме крайне нужных, особенно на торжища и празднества, услуживающие друг другу, и тем господствующие над миром, все делающие Боголюбно и благообразно,— вам благодать и мир да умножится, и да узрите благая вышняго Иерусалима, во Христе Иисусе, Господе нашем.

236.

1) Будем в бодренности, оживляя ее словом Божиим, и ожиданием внезапнаго пришествия Господа, когда бодренные восхищены будут в сретение его. — 2) Кто это такие? Те, кои украшены добродетелями, указанными в слове Господа о блаженствах. Будем же заботливо совершать свое спасение сим образом, не боясь наступающаго гонения, чем бы оно ни сопровождалось. [4, 14].

1) Говорить нам должно, и никак не молчать долго. Ибо молчание сон наводит на душу, а сон такой причина есть смерти, об избавлении от коего молясь, Святый Давид говорит: просвети очи мои, да не когда усну в смерть (Пс. 12). Слово же движущееся в сердце есть источник воды, текущия в живот вечный: сего что может быть полезнее? и что ведая блаженный Апостол говорил: Слово Христово да вселяется в вас богатно, во всякой премудрости учаще и вразумляюще себе самех (Кол. 3, 16). Видишь, как он повелевает нам самих себя взаимно учить и вразумлять, а не довольствоваться одними своими собственными напоминаниями. Я, смиренный, исповедую, что всякий раз, как беседую к вам, большую от того получаю пользу: воззываю себя от мятежа жизни сей, делаюсь более трезвенным и прихожу в чувство своих прегрешений. Ибо во истину жизнь здешняя многомятежна, каждодневно влагаются в уши злыя речи и слухи суетные, кроме того и диавол нападает противными добру помыслами. Все сие должно отгонять словом, и чистою блюсти совесть, внимая тому, на что лежим. На что же мы лежим? — На то, чтоб служити нам Богу живу и истинну (Евр. 9, 14), и ждати Сына Его с небес, Егоже воскреси из мертвых, Иисуса, избавляющаго нас от гнева грядущаго как написано (1 Сол. 1, 10). Но никакой раб не дремлет, не покоится и не спит, ожидая господина своего, и суду его повинный, но трезвится и бодрствует, и безпокоится о сретении его, о коем опять Апостол ясно говорит: яко Сам Господь в повелении, во гласе Архангелове, и в трубе Божии снидет с небесе, и мертвии о Христе, воскреснут первее: потом же мы живущии оставшии, купно с ними восхищени будем на облацех в сретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем (1 Сол. 4, 16. 17).

2) Но кто это такие? Нищие духом, плачущие, чистые сердцем, кроткие, миротворные, милостивые, иго послушания понесшие, исповедание не нарушимым соблюдшие, — сии с Ним будут; худых же дел наделавшие, непослушные, непокорные, отступники от исповедания, отказывающиеся от послушаний, и всяких других зол делатели, — эти ни на облацех взяты не будут, ни с Господом не будут, но, — что есть самое бедственное, — муку приимут, погибель вечную от лица Господня и от славы крепости Его (2 Сол. 1, 9): чего ни помыслить, ни сказать о нас да не будет! — Почему надлежит нам всячески заботиться о деле спасения нашего, зная, что и гонение пред лицем нашмм, и что искушения приближаются к нам. Но не устрашимся и не убоимся от возстающих на нас искушений. Аще Бог по нас, кто на ны (Рим. 8, 31). Если в прешедших гонениях Он был с нами, почему не быть Ему с нами смиренными и в настоящих, подавая нам крепость и силу на все, по обетованию Своему. Да и что сделают нам противники наши? — Опять изгонят? Но Господня земля и исполнение ея (Пс. 23, 1). Опять заключат в темницу? Но ничего нет сладчае темницы, когда попадаешь туда за Христа. Опять бичевать станут? Но тем больше доставят нам венцов. Что если и умертвят? Ибо и Господь наш умерщвлен был. Почему Апостол и говорит: аще с Нимь умрохом, то с Ним и оживем: аще терпим, с Ним и воцаримся (2 Тим. 2, 11. 12). Таков был блаженный Феодор, величайший свидетель Христов, коего и память ныне совершаем. Все с радостию претерпел он за Христа. С такою же верою и мы смиренные еще послужим Господу; с таким же упованием претерпим всякую скорбь и тесноту находящих бед, да как за послушание, так и за исповедание удостоимся быть наследниками царствия небеснаго, во Христе Иисусе, Господе нашем.

237.

1) Разсеяны. Внушает радоваться о сем. — 2) Обличает нелепость иконоборческих суждений. — 3) Оправдывает, что говорит против них. — 4) И приглашает служить истине не словом только, но и делом, или достойною жизнию. [4, 15].

1) Вчера праздновали мы память св. Предтечи Господня, и вспомянули при том о нашем монашеском жительстве. Но тогда были мы все вместе, и в дому Божии ходихом в единомышлении (Пс. 54, 5). Ныне же мы разсеяны, — кто куда, — по разным местам и селениям. Однакожь, поелику ради Бога разсеяние сие, то радоваться должны мы, по данной заповеди; ибо Господь сказал: радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша много, на небесех (Мф. 5, 12). Ктому же чрез это мы уподобляемся и Господу, рекшему: аще Мене изгнаша, и вас ижденут: аще слово Мое соблюдоша, и ваше соблюдут. Но сия вся творят вам за имя Мое, яко не ведят Пославшаго Мя (Ин. 15, 20. 21).

2) И по истине, как Иудеи, не приемля Сына, показали, что не ведают Отца; так и иконоборцы, не приемля иконы Христовой, показывают, что не знают Христа. Истина явна; ведает же ее один из тысячи. Посмотрите, как двоится у них их злое мудрование: то говорят, что никак нельзя ставить икону Христову, то, — что можно, — только в равном значении с знаками, употребляемыми на войне, и на охоте ; покланяться же им, утверждают, не должно, как не кланяются изображению лошади, быка, льва, тигра, змеи, рыбы, птицы. Слыша сие, кто не возстенает, кто не источить слез, что икону Христову, пред коею благоговеют Ангелы и трепещут демоны, не стыдятся сопоставлять с изображениями четвероногих, пресмыкающихся, рыб и птиц, и подобно им не считают долгом чтить. — Какое страшное измышление, и какая еще страшнейшая дерзость! — Потом что еще? — Изображение человека именуют человеком, быка — быком, верблюда — верблюдом, и вообще по имени изображаемаго именуют изображение, — икону же Христа Господа, Богоматери, или кого либо из святых никак не допускают называть их именами, ни даже в переносном смысле, а просто говорят: икона, не прибавляя, чья, чтоб, как им думается, не погрешить. Такого неразумия и такого хуления преисполнены они! Вы же, братие, внемлите сказанному от св. отцев наших и ведайте, что если места, где Христос родился святы и покланяемы суть и именуются, и всякий, песок ли оттуда получит или камень, — приемлет, блюдет и чтит то, как священное сокровище; не тем ли паче достойна чествования и поклонения икона Христова, на коей Он, как в зеркале, явно видится и вызывает подобающия к Нему чувства, как бы к присущему: ибо таково свойство изображения, что оно представляет лице изображеннаго.

3) Почему, я смиренный, скорбя о заблуждении иконоборческом сердцем, и боясь наказания за молчание, по необходимости говорю то, что говорю, хотя мало и кратко. Если инославные не перестают на едине и публично, письменно и неписменно подвигать хульный язык свой на Христа; почему же нам, сидя дома, не побеседовать между собою о подобающем в настоящих обстоятельствах? — И как стерпим гнев Господа, если будем поступать иначе? И какие подражатели будем мы отцам нашим, кои молчать в подобном случае и прятаться называли справедливо предательством истины.

4) Итак, говорить надлежит и слушать, служа истине и словом и делом. И святые Апостолы не проповедию только божественною, но и жизнию непорочною покорили вселенную, просвещая омраченных и солию премудрости осоляя обуявших, нося с собою только пиру и жезл. Подражая им, братие, одобрение заслужим и мы, довольствуясь тем, что есть, не сребролюбствуя, но являясь не стяжательными, не делая безвременных выходов, не знакомясь с женщинами, от коих смерть. Если так будем вести себя, то прославится Бог в нас, возвеличится предлежащее исповедание, и противники наши хоть мало усрамятся, и расположатся к обращеюю. Если же не так; то есть опасность, как бы вместо ублажения не заслужить вечнаго осуждения. Сам же Бог мира, все претворяюший и прелагающий на лучшее, да умиротворит Церковь Свою; нас же да сохранить верными истине, и да введет в царствие Свое небесное.

238.

1) Теперь время жатвы. Похожа на нее и наша жатва духовная. — 2) Плоды у нас — добродетели. — 3) Житница — смирение. — 4) Время — вся жизнь. — 5) Способы — все наши подвиги и послушания. [4, 16].

1) Настоящее время есть время жатвы, время трудов и потов, когда псаломское исполняется слово: изыдет человек на дело свое и на делание свое до вечера (Пс. 103, 23), не давая себе покоя, пока не кончит жатвы, не обмолотит сжатаго, и не внесет в житницу полученных семян. — Что сказать на это? — Если для плотскаго стяжания потребен такой труд, не тем ли паче необходим он для духовнаго? Предлежит и нам жатва, как говорится у Апостола: сеяй скудостию, скудостию и пожнет; а сеяй о благословении, о благословении и пожнет (2 Кор. 9, 6). Опять и Господь говорил ученикам Своим: не вы ли глаголете, яко еще четыре месяцы суть, и жатва приидет? — Се глаголю вам, возведите очи ваши, и видите нивы, яко плавы суть к жатве уже. И жняй, мзду приемлет, и собирает плод в живот вечный: да и сеяй вкупе радуется и жнеяй (Ин. 4, 35. 36). Вот указана нам жатва.

2) Изыдем же с полным усердием на жатву, соберет плоды, не плотские и текучие, но духовные и пребывающие в живот вечный: освящение и мир, любовь и радость, благодушие и терпение, милосердие и кротость, и всякую другую добродетель. Сии суть плоды духовные, которые должно собирать с разсудительностию, — так, чтоб к добру не примешивалось худое что; т. е. любить, но без пристрастия, соревновать добру, но без зависти, говорить о брате, но не враждебно, и вообще искренно творить волю Божию, благую, угодную и совершенную (Рим. 12, 2).

3) В житницу же внесение плодов будет у нас крепкое их спрятание в сокровищницу смиренномудрия, как указал Сам Господь говоря: егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лк. 17, 10); и как к сему же руководит и Апостол, говоря: что имаши его же неси приял? аще же и приял еси, что хвалишися, яко не приемь? (1 Кор. 4, 7).

4) Вот какая у нас жатва, и каков труд, не два или три месяца продолжающийся, но простирающийся до самаго конца жизни нашей, который однакожь, если сопоставить его с будущим веком вменится в один день: ибо там нет конца, там каждый во веки будет питаться от плодов труда своего, и вечно будет радоваться о сем.

5) Только умертвим уды, яже на земли, блуд, нечистоту, страсть, похоть злую, и лихоимание (Кол. 3, 5); только смиренно понесем иго послушания, друг друга поддерживая, и друг друга тяготы нося, и тако исполняя закон Христов, как написано (Гал. 6, 2). И блажен, кто всему благоговейно подклоняет главу; блажен, наиболее потрудившийся: ибо чем боле труда, тем большая награда; и последнейшее берущий на себя послужение, первенством почтен будет, как говорит Господь: иже аще хощет в вас старей быти, да будет всех менший, и всем слуга. Ибо и Сын человеческий не прииде, да послужат Ему, но да послужит и даст душу Свою избавление за многи (Мар. 9, 35; 10, 44. 45). О сем, братие, помыслим, и так действовать понудимся, да достойны будем услышать оный глас: добре, рабе, благий и верный о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Мф. 25, 21).

239.

1) Жатва. Все трудятся, не зная утомления: так и нам надо, — всякому в своем деле трудиться. — 2) Там могут ссылаться на немощи, а нам нельзя; ибо требуется только: восхоти и взыщи. — 3) Так действовали отцы, и теперь вкушают плоды того. [4, 17].

1). Время жатвы, как видите, и каждый земледелец поднимается на собрание семян. Ни труд усиленный, ни солнце палящее не утомляют делателя, но с утра до вечера трудится он, то сгибаясь, то выпрямляясь, пока не кончит предлежащаго ему дела. — А мы, рабами Христовыми именующиеся, и монашескую проводящее жизнь, имеем ли также жатву? — Да имем, — и такую жатву, какую Господь наш Иисус Христос указал ученикам Своим, говоря: не, вы, ли глаголете, яко еще четыре месяцы суть и жатва приидет? Се глаголю вам, возведите очи ваши, и видите нивы, яко плавы суть к жатве, уже. И жняй, мзду приемлет, и собирает плод в живот вечный: да и сеяй вкупе радуется и жняй (Ин. 4, 35. 36). Очевидно, таким образом, что у нас есть и сеятва и жатва, и притом не определенное какое время продолжающаяся, но непрерывно нам предлежащия и на всегда. Будем же, братие, жать усердно, именно учащий учение, предстоятельствующий попечение о всем, эконом экономию, служащий служение, послушник послушание, безмолвствующий безмолвие, молящийся терпеливое пребывание в молитве, все все во всем, сколько сил есть. Ни с чем несообразно было-бы, когда плотски действующие так усердно прилежат к своим делам, нам к духовным деланиям нашим приступать лениво и небрежно; когда те, потом обливаясь, не отступают от трудов, нам отвращение иметь к аскетическим рачениям. Не царствие ли небесное предлежит нам? не жизнь ли вечная? не радость ли неизреченная? — Да и возможно ли, предаваясь лености, стяжать что либо великое и вожделенное? Никак. Итак воспрянуть надо от сна лености и нерадения, и со всем рвением взяться за дело: ибо ищется не что либо тленное и скоропреходящее, но нетленное и вечное; так что и о нас можно будет говорить: труды рук твоих снеси, блажен еси и добро тебе будет (Пс. 127, 2).

2) Не говори никто: немощен я, не могу жать. Немощный телом не может подъять телесных трудов; в духовном же делании восхоти, и будешь силен творить благое: слезу имеешь, сокрушение имеешь, хранение ума имеешь, мир имеешь и святыню, кои паче всего любезны Богу (Евр. 12, 14). Не говори никто: разбился я в падении, не могу подняться и право ходить. Ты только восхоти и взыщи, — и воздвигнет тебя воздвизаяй от земли нища, и от гноища возвышаяй убога (Пс. 112, 7). Еда падаяй не востает? Или отвращаяйся не обратится? (Иер. 8, 4). Живу Аз, глаголет Господь, не хощу смерти грешника, но еже обратитися нечестивому от пути своего и живу быти ему (Иезек. 33, 11). Какой же благословный предлог можем мы иметь, какое благовидное извинение в том, что не со всем рвением приступаем к деланию заповедей, чтоб улучить таким образом обетованныя блага?

3) Смотри, как потрудились св. отцы, сеяли, жали, собирали в житницы свои, и ныне радуются, ожидая явления последняго дня, в который возсияют они, как солнце. Не допустим же, братие, себя отчужденными быть от блаженных оных, и за немногия ничтожныя и маловременныя удовольствия не продадим спасения нашего, имея за то безсмертно мучимы быть; но, сколько сил есть, будем напрягаться тещи вслед их, все перенося и все претерпевая, да наследуем царствие небесное во Христе Иисусе, Господе нашем.

240.

1) Миряне, умирая, оставляют завещание; и от иноков бывает завещание; какое? — Что мы странники и пришельцы здесь, и должны искать не здешняго. — 2) Послушаемся сего завещания и возмемся исполнять его, — 3) подражая отцам, которые все так поступали. [4, 18].

1) Время жатвы разслабляет тело, тяжелым делает бдение, а иной раз разленивает и к слушанию поучений. Но поелику, мы, по законоположению Апостола, должны быть, как ежедневно умирающие; умирающий же обыкновенно говорит последния свои слова, надгробныя и отходныя, и тем внимательными делает слушающих; то не будем лениться слушать и мы, но будем внимать тому, что говорится, как бы присутствовали при чтении завещания. — Завещание живущих плотски, как плотское, и говорить о плотском, именно, какое наследство оставляется жене, детям, братьям, сродникам, и какия еще делаются распоряжения, как обычно бывает. В нашем же быту завещание ничего такого не заявляет; но что? — То, что мы странники и пришельцы есмы на земле и что как ничтоже внесохом в мир сей, яве, яко ниже изнести что можем (1 Тим. 6, 7), переходя из тления в нетление, из безчестия в славу, из смертности в безсмертие; так что не погрешил бы, кто такое завещание назвал Евангелием: поелику и Апостол признавал, что разрешитися и со Христом быти много паче лучше (Филип. 1, 23). И в другом месте опять: аз уже жрен бываю, и время моего отшествия наста: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох: прочее соблюдается мне венец правды, его же воздаст ми Господь в день он, праведный Судия: не точию же мне, но и всем возлюблшим явление Его (2 Тим. 4, 6 — 8).

2) Видите, что он о нашем отсюда преставлении говорить, как-бы Евангелие благовествуя. Итак, поелику нашенское завещание есть Евангелие, то в сладость послушаем, что говорится в нем и в силу его, и ревностно емлемся за подвиги, не обращаясь вниманием и сердцем ни к чему житейскому, ни к родителями, ни к братьям, ни к сродникам и ни к чему вообще тварному, подражая некоему из святых отцев, который, когда выходил из келлии, клал покрывало на главу свою, чтоб не смотреть на солнечное сияние, и который, когда спросили его о причине того, ответил: «для чего мне желать видеть этот временный свет?» Сей боголюбивый муж, выступив за пределы всего тварнаго, емлется единой любви к Богу и созерцания вещей божественных. Он разсматривает и поднебесную тварь, удивляясь и хваля высочайшаго художника - Бога; но скоро, миновав все чувственное, погружается в созерцание вещей невидимых, почерпая из сего радование и веселье духовное, упоительнейшее.

3) Таков был и Патриарх Авраам, ибо написано: верою прииде Авраам на землю обетования, якоже на чужду, в кровы вселися, со Исааком и Иаковом, снаследникама обетования тогожде: ждаше бо основания имущаго града, ему же художник и содетель Бог (Евр. 11, 9. 10). Таков и великий Моисей, который верою остави Египет, не убоявся ярости царевы: невидимаго бо яко видя, терпяше (Евр. 11, 27). Таковы и все святые, не смотревшие на видимое, но на невидимое, и стремившиеся не к временному, но к вечному и тем образовавшие себя по божественному подражанию, сколько оно доступно. — Таковое стремление восприимем и мы, и никогда не позволим себе вожделевать красная века сего, или дивиться живущим плотски; но паче постенем об них, что, прияв благовестие о наследии обетованных благ, они суетятся о стяжании злата и сребра, и о тленных удовольствиях. Мы же, братие, говоря Апостольски, откровенным лицем славу Господню взирающе (2 Кор. 3, 18), вышняя взыщем, вышняя мудрствовать станем, идеже есть Христос одесную Бога седя (Кол. 3, 1. 2), чтоб и о нас можно было сказать: вы не от мира сего (Ин. 15, 19), и ваше житие на небесех есть (Филип. 3, 20), где и да будет нам предстать неосужденными в день воздаяния праведнаго суда Божия, пред страшным престолом Христовым, и услышать вожделенный глас призвания к наследию царствия небеснаго.

241.

1) Терпение — величайшая добродетель; она — путь святых; будем и мы преуспевать в ней. — 2) Хочешь-ли преуспеть? — отсеки свою волю, — и все легко будешь перетерпевать, и еще, — будь завистен в терпении; ибо чем больше потерпишь, тем лучше и выше будешь. — 3) Извещает, — что хотя они в изгнании, но живут по монастырски, и принимают желающих поступить к ним; — и прибавляет: старшие и наибольшие подавайте во всем пример младшим. [4, 19].

1) Будем радостно переносить все трудное и прискорбное Бога ради, в уповании воздаяния. Упование же видимое, несть упование как говорит Апостол: еже бо видит кто, что и уповает? аще ли егоже не видим, надеемся, терпением ждем (Рим. 8, 24. 25). Таким образом, терпение есть величайшая из добродетелей добродетель; за терпение мученики украшены небесными диадимами; терпением преподобные стяжали венцы правды. Будем и мы являть терпение в послушании, в смирении, в безгневии, в исполнении послужений, во всем, что требует подвига терпения; и равное с ними и мы получим мздовоздаяние.

2) Знаю я послушническое иго, знаю болезненность отсечения воли; но опять ведаю и сладость такой жизни. Ибо когда воля своя бывает отсечена, тогда путь легок, и спасение удобно; так что стоит только отсечь волю, как вместе с тем явится покойная и блаженная жизнь. В общежитии бывают труды, но бывают и утешения. Трудится кто больше брата? — но и воздаяние большее будет иметь он. Кийждо свою мзду приимет, по своему труду, говорит Апостол (1 Кор. 3, 8). Подчиняется кто по любви другому? Но и первенством будет он почтен в свое время. Ибо Господь сказал: иже аще хощет в вас быти первый, буди вами раб (Мф. 20, 27). Не силен кто взяться за слишком тяжелыя дела? Пусть не небрежет о тех, кои под силу ему; да во всех славится Бог, и никто да не будет негож к чему либо полезному для братства. Сие хотя часто говорено было, но и ныне не без нужды напоминается: ибо не мал предлежащий нам подвиг. Вот я положили пред лицем твоим живот и смерть, говорится в Писании (Втор. 30, 19). Чтоб мы держались жизни и избегали вечной смерти, для того слово наше и утешение, наше учение и увещание. И я знаю и убежден, что не безполезно ни для меня смиреннаго, ни для вас слышащих бывает говоримое.

3) Не хочу же, чтоб вы не ведали, что хотя мы в изгнании за Слово Божие, но живем, как в монастыре: приходящих с желанием отрещись от мира, не отсылаем прочь. Совершаем же сие чрез разсеянных всюду братий наших, коим заповедано принимать таковых , по возможности, и сопричислять к братству. Правда, многие отошли от нас, но многие и вступили к нам: и братство наше увеличивается. Бог славится в нас; Он прославит и нас в Себе, по обетованию. Но как каково начальство, таковы и подначальные, — то прошу вас, стоящие во главе в пример другим, преподобно, праведно и благочестно поживем, самими собою (т. е. своею жизнию) направляя других к правости и в слове и в жизни. Да не будет же у нас ни крика неподобающаго, ни разговоров спорливых; и слово гнило да не исходит из уст ваших, но точию еже есть благо к созиданию веры (Еф. 4, 29), чтоб не осквернилось чрез то дело ваше в них, но чтоб, благоугодив во всем Господу, благому Богу нашему, сподобились мы получить обетованныя блага.

242.

1) Преображение — образ будущаго века. К такой светлости и красоте мы предназначены, как и созданы первоначально. — 2) Поелику так есть; то возлюбим сию светлость и красоту, отвращаясь от всего безобразнаго, страстнаго и нечистаго. — 3) Если же случится что такое, поспешим очиститься; — и никто не говори не могу: ибо Бог обетовал сделать сие для ищущих; и примеров имеем множество. — 4) Почему, если кто чуждым сего остается, то по одному произвольному равнодушию и безпечности. [4, 20].

1) Предпразднество божественнаго Преображения сподобясь ныне совершать, составили мы из него и поучение, не долгим словом исполняя долг свой. Все Господские праздники напоминают таинства явления во плоти Спасителя нашего Иисуса Христа, именно, что Он родился, что окрестился, что распялся, что был погребен, что воскрес в третий день, что вознесся во славе; праздник же Преображения живописует состояние будущаго века. Ибо каким образом в Преображении лице Господа просияло, как солнце, ризы же Его стали белы, как свет: таким же образом приидет Он опять с небес, как молния, в силе и славе многой судить всех; и как на горе с Ним были святый Петр, Иаков и Иоанн: так тогда будут с Ним избранные в царствии небесном, наслаждаясь неизреченным Богоявлением и неизяснимым радованием. — И к силе кто доволен? Кто достоин внити в радость оную? Кто другой, как не имеющий жизнь чистую и непорочную. Чист бо будучи Бог наш, как свет светлейший, и к Себе приемлет только чистых; и чистую вложив в нас душу, чистою и потребует ее от нас. Ибо если она создана по образу Божию и подобию, то явно, что, будучи отображением богоначальной красоты, и она причастна красоты сей. И сие-то ведая, Псалмопевец, говорит: Господи, волею Твоею подаждь доброте ( τω Κχάλλει — красоте) моей силу (Пс. 29, 8), т. е. красоте души, чтоб, иначе склонившись на безобразныя страсти греховныя и сделавшись безобразною, не отпала она от Бога и Божественных воздаяний не лишилась.

2) Поелику таким образом исповедуется, что такую имеем мы душу, прекрасную и добрую, и такою, как залог, должны будем представить ее Богу в последний день воскресения; то прошу и молю, возлюбим сию красоту ея, и такую доброту ея сохраним, не обращая внимания и сердца на красоты века сего, и на доброты плоти и крови: ибо это не красоты, а истуканы красоты, лучше же: тление и прах. Что видим мы и на бывающем у нас пред глазами: ибо ныне добротнейший и краснейший завтра полагается во гроб, издает зловоние и всех от себя отвращает. Так ничего нет здесь добротнаго и достолюбезнаго, кроме одной дивной добродетели, к которой наипаче и стремиться должно нам.

3) Если-же, как, исповедуемо, часто случается, душа нетвердая осквернится нечестивыми помыслами, — ибо кто похвалится чисто имети сердце? (Притч. 20, 9), — то поскорее надобно ее очистить и возвесть в прежнее доброе настроение, — чтоб иначе, замедлив во зле, не привлекла она смерти. — И никто не говори: не могу очиститься, будучи многими обременен грехами, слыша, что говорит Господь: аще будут греси ваши яко багряное, яко снег убелю: аще же будут, яко червленое, яко волну убелю (Ис. 1, 18). Видите неизреченное человеколюбие Божие, по коему Он обещается не только очистить кающагося, но и возвесть на верх благообразной красоты? — И примеры этому пред очами. Давид пророк был, но впал в грех блуда и убийства, однакожь не отчаялся, но, скоро прибегши к покаянию, опять получил пророческий дар . —Манассия царь пятьдесят пять лет отклонял Израиля от истиннаго Бога; но покаялся, — и улучил спасение. Верховный из Апостолов, по отречении от Господа, употребив врачевство слез, опять восприял бремя Апостольства. Мария Египетская, — прохожу молчанием многие другие безчисленные примеры, — дошедшая до последняго предела нечистоты похотной, поелику покаялась достодолжно, востекла потом на самый верх добродетели.

4) Таким образом ни единаго предлога нет ссылаться на безсилие и невозможность, коль скоро кто искренно возжелал спастися и с рвением приступить к делу сему. Только тому это невозможно, кто совершенно безчувствен, и произвольно предает себя в руки смерти. — Почему слышим: вскую умираете доме израилев, глаголет Господь (Иезек. 18, 31). Чего ради, когда предлежит нам безсмертная жизнь, мы избираем вечную смерть? Благий Владыка наш каждодневно вопиет: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф. 11, 28). Но мы бремя грехов своих сбросить с себя не хотим. Он взывает: Аз есмь свет миру: ходяй по Мне не имать ходити во тме, но имать свет животный (Ин. 8, 12). А мы обращаемся в противоположную сторону, самыми делами изрыгая хульную речь: отступи от нас; путей Твоих видети не хощем (Иов. 21, 14). — После сего нам остается только выслушать приговор осуждения и отвержения: ходите светом огня вашего и пламенем, егоже разжегосте (Ис. 50, 11). Да ведаем однакожь, что таковая творящии царствия Божия не наследят (Гал. 5, 21), как говорит Апостол. — Но да не будет, чтоб это и о нас справедливо могло быть сказано. — Вы други мои есте, аще творите елика Аз заповедаю вам, говорит Господь (Ин. 15, 14). Будем же творить все заповеданное, да сподобимся другами Господу быть и наследовать царствие небесное.

243.

1) Преставился блаженный Михаил, Митрополит Синадский: почтим память его, ибо это и еще молитвенник о нас. — 2) Но и урок возмем от кончины его — всегда держать себя готовым к исходу; ибо смерть может вдруг застать, как видим безчисленные примеры. — 3) Не говори никто: не могу; ибо это в нашей воле. [4, 21].

1) Отец наш духовный Святейший Митрополит Синадский, Михаил, переселился ко Господу. Жизнь его была похвальна, и слово сильно; и мы веруем, что в предстоящем исповедании, вместе с другими отцами и исповедниками будем и его иметь ходатаем о нас пред Господом. Почему пусть не высятся сами в себе злоименные иконоборцы, говоря, что исповедники Христовы опечалены (смертию св. Михаила); но паче да познают, что преставление таковых лиц для Церкви Божией непоколебимая твердыня, для нас же оставшихся утверждение истины, а их омраченной прелести оплевание.

2) Но поелику спасает человека вера любовью споспешествуема (Гал. 5, 6), то прошу вас и ныне, как всегда, будем верно исполнять Божественныя заповеди, и всегда готовыми себя иметь к исходу, по причине безвестности часа смертнаго. Ибо ведаете, что и названный пред сим отец наш, вдруг схваченный сильными болями и палящею огневицею, в следующий день стал безгласен, а на третий предал дух свой Господу. Но и прежде его Афанасий, знаменитый Игумен Павло-Петрский и одного дня не пролежал в болезни, но почти тотчас восхищен был из среды людей. Слышим, что иные, бывая поражаемы молниею, умирают; другие в море утопают; и словом, много есть нечаянных случайностей, по причини коих внимать себе и бояться должно, как-бы диавол, обманывая нас день ото дня забвением смерти, вдруг не привел нас к последнему часу в крайнем изумлении, по коему мы неспособны будем сделать что либо по делу покаяния. — Не страшат же ли нас приведенные примеры? Не приводит ли нас в трепет, когда помышляем о том, что в час тот связанный язык и гласа издать не может? и о том, как изыдет душа, отторженная от тела, когда много, может быть, будет присутствующих и плачущих, но никого помогающаго, кроме благой совести? Почему, прошу и молю, позаботимся всегда пребывать в исповедании, в слезах, в молитвах, в послушании, в смиренномудрии, в усиленном послушании, и во всяком добром делании, чтоб в час последний, быв застигнуты им в нерадении и безпечности, и мы не уснули в смерть вечную, об избавлении от чего молится святый Давид (Пс. 12, 4).

3) Но, может быть, иной скажет: желать желаю, но не могу.— Что за речь?— Если дело идет о том, что выходит из естественнаго порядка, и я согласен, что нельзя, например, нам летать по воздуху, ходить по морю, также нельзя говорить носом, а обонять языком; все такое невозможно и не естественно. Если же дело идет о том, что естественно и зависит от произволения, то такое слово ложно; ибо мы как можем разсеянно держать себя и смеяться, так можем быть степенными и проливать слезы; как можем осквернять себя грешными пожеланиями и сплетениями неуместных помыслов, так можем хранить себя непорочными и чистыми от страстей; и как можем ожесточаться и упорствовать во зле, так можем умиляться и сокрушаться. Пусть злая похоть, обратившись в нас в навык, сделала нас безсильными на добро и сильными на зло; однакожь не следует отчаяваться,— да не будет,— но опять охотно браться за дело, и всячески стараться ни одного не только дня, но и часа, не проводить безпечно, а всегда трезвиться и бодрствовать, быть непорочными и чистыми, и к Богу прилепленными, так, чтоб и нам можно было говорить: прилпе душа моя по Тебе: мене же прият десница Твоя (Пс. 62, 9); и таким образом, добре прошедши здешнее пребывание, переселиться отсюда с благою надеждою, и там получить Царство Небесное.

244.

1) Возвратившись с похорон Святителя Халкидонскаго Иоанна, хвалит братий, что нашел их в обычном добром порядке, и желает, чтоб они всегда были таковыми.— 2) Потом обличает неразумность некиих слышанных им толков. Первый толк: святитель был святой и по вере и по жизни, как же он умер так? (от поноса). Второй толк, будто мы по воскресении не будем узнавать друг друга: ибо эти тела истлевают и разносятся не знать куда.— 3) В конце прилагается увещание: хранить веру: ибо видите сколько уклонений бывает,— равно как и жить свято: ибо ведаете, какими и коликими ветрами веет на нас враг. [4, 22].

1) Не надолго отлучившись от вас в предыдущие дни, и теперь опять возвратившись, я нашел вас мирствующими между собою и в добром находящимися настроении, и возблагодарил Господа за благочиние ваше,— которое свойственно искусным и утвержденным в добре послушникам, в коем еще и еще утверждайтесь благодатию Господа нашего Иисуса Христа, чтобы, как в смиренном присутствии моем, так и в отсутствии, всегда сохраняться вам здравыми и не поврежденными. Причиною отлучения моего была, как знаете, смерть блаженнаго Митрополита Халкидонскаго Иоанна, который, добрым подвигом подвизавшись, течение скончав, и веру соблюдши, отошел к Господу восприять венец исповедничества с предшествовавшими святыми отцами и братиями нашими.

2) Но как он умер от изнурительнаго поноса, то некие, изумляясь сему, говорят: если он добр, то как недобре скончался?- Таковые болят неведением дела: ибо добрая или недобрая смерть не тем определяется, что так или так кто скончался, но тем, если кто веру соблюл православную и жизнь имел безупречную; скончавшийся же именно таков был. Хоть от водяной болезни кто скончается, хоть от поноса, хоть от другаго чего разрушительнаго,— на суше или на море, ничего это не имеет укорнаго: ибо это не от нас зависит, но лежит в сокровенных судах Божиих. Бог знает, что для кого полезнее, так и устрояет, относительно ли продления жизни, или ея скончания.

Другие другое нечто словопрятся утверждать на разорение слышащих,— именно, что в пакибытие, когда Сын Божий приидет судить всех, мы не будем узнавать друг друга; ибо, говорят, как это возможно, когда мы из тленных, каковы есмы, сделаемся нетленными и безсмертными, и когда не будет еллина, иудея, варвара, скифа, раба, свободнаго, мужчины и женщины, но все будут Ангеловидны?- Я же утверждаю, что возможно будет узнавать нам друг друга, и во первых припомните, что невозможная у человек, возможна суть у Бога (Лк. 18, 27); так как мы и самое воскресение исповедуем, не на человеческих мудрованиях основываясь. Ибо для сего мудрования совершенно непонятно, как телу истлевшему и всюду разнесенному, зверьми съеденному, или птицами склеванному, или рыбами поглощенному, возможно в последний день собраться во едино и воскреснуть; и однакожь неизреченною силою Божиею каждое тело и соберется во едино, и воскреснет, и всякая душа узнает свое собственное тело, с коим прожила на земле; если же свое тело узнает, то нет сомнения, что узнает и тело брата своего.

Потом, такое мудрование ведет к отрицанию будущаго Суда: ибо суд бывает над лицами знаемыми; никто и не приводит в суд людей, себя не знающих и не знаемых, но знаемых, как и написано: обличу тя и представлю пред лщем твоим грехи твоя (Пс. 49, 21). Так что, если мы не будем узнавать друг друга, то и судимы не будем; если же не будем судимы, то не получим и достойнаго воздаяния за дела свои. Ктому же опять, как исполнится сказанное Господом Апостолам: сядете на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Израилевома (Mф. 19, 28), если они не будут знать тех, кого судить будут?

Таким образом, отвсюду доказывается, сколь неуместно такое предположение, и по нечестию равно баснословию Оригенову. Мы же, братие, веруя веровать будем, что и воскреснем, и друг друга узнавать будем не в свойствах тления, каковы мы теперь, но в красотах нетления, по неизреченному Божию хотению, как и прародители наши в раю, и прежде преступления знали друг друга, будучи нетленны, и после преступления, подвергшись тлению, также знали себя. Почему веровать должно, что в будущем веке брат будет узнавать брата, отец чадо, жена мужа, друг друга,— приложу еще,— подвижник подвижника, исповедник исповедника, мученик сострадальца своего, Апостол соапостола,— все всех, да будет всех веселящихся жилище в Боге, со всеми другими благами дающему и узнавание друг друга.

3) Прошу же вас, будем крепко хранить веру святую: ибо видите сколько уклонений бывает от нея, и сколько должны мы благодарить Бога, что не попали в какое либо заблуждение, но получили и держим веру православную. Равным образом и житие будем вести непорочное: ибо ведаете, каким ветром веет на нас диавол день и ночь; но ничего не сможет он сделать нам, всегда находя нас огражденными верою и любовию ко Христу Господу. Почему будем стоять еще, и убежит от нас дракон сей; будем плакать и угасим разжженныя стрелы похотей; смиримся под крепкую руку Божию, и Он возвысит нас;—пребудем в совершенном терпении, и диавол исчезнет, а мы спасенными внидем в царствие небесное.

245.

1) Празднество обычное,— и духовное; купля обычная и духовная.—2) И мы купцы; маргариты для нас — добродетели; бисер многоценный — Христос Господь. Да будет же каждый из нас мудрым купцем.- 3) Торжище наше — послушания, кои все суть и маргариты, и покупание, и цена. [4, 23].

1) Там и здесь по временам совершаются празднества, как и ныне в Никомидии. На эти праздники стекаются люди, продают и покупают. Но это не надолго; ибо скоро все расходятся. Но душевный праздник один есть и непрерывный, на всю жизнь каждаго простирающейся, в который предметами купли и продажи служат не злато, не сребро, не одежды и не другое что из вещей преходящих и тленных, но спасение души, жизнь вечная, царство небесное, о коих люди, все тщание долженствующие иметь, мало однакожь и при том немногие заботятся, все же попечение и все усилия обращают на вещи суетныя и тленныя.

2) Мы же, братие, не попустим себе уклониться от главной цели нашей, и от доброй купли, но слыша Господа говорящаго: царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21), всеусердно всякий день будем домогаться стяжать Его, не злато и сребро сокровиществуя, но веру правую и жизнь непорочную, послушание, терпите, смиренномудрие, великодушие и любовь, яже есть соуз совершенства (Еол. 3, 14). Сие и Господь показал в Евангелии, сказав: подобно есть царствие небесное человеку купцу, ищущу добрых бисерей: иже обрет един многоценен бисер, шед продаде вся, елика имяше, и купи его (Мф. 13, 45. 46). Вы—добрые купцы, все оставившие и вместо всего купившие добрый, предобрый, и предорогой маргарит — Христа, когда решились взять крест и идти вслед Его, в преподобии и правде.— Но как празднество есть время радования и недремлющаго бодрствования, будем и мы радостны и бодренны, купуя на здешнем празднестве спасение свое. Добр продавец, который во всем действует с благоговейным вниманием и никогда не выходит из себя; добр покупатель, который безчестия принимает радостно; добр меняльщик, который дает кровь и получает Дух? чрез терпение, с коим исполняет послушание.

3) Но как слово наше коснулось послушания, то почтим в кухне исполняющих череды свои, как более трудящихся, друг друга тяготы носящих и тако исполняющих закон Христов любовию; почтим и пекущихся о необходимых потребах братий, как добрых и опытных экономов о Господе; почтим и на псалмопениях радушно и благоговейно поющих, как достойных большаго воздаяния. И смотри, какова жизнь наша, каково действование, какова блаженная купля, которую деяли святые отцы наши с полным усердием, которую и мы, добре совершив и успешно окрнчив, с радостию возвратимся домой, по реченному святым Давидом: обратися душе моя в покой твой, яко Господь благодействова тя (Пс. 114, 7). И буди всем нам в час смерти испустить таковый глас, как отходную молитву, и улучить за тем жизнь вечную во Христе Иисусе, Господе нашем.

246.

1) Бог Сына Своего единороднаго послал в мир целителем всех недугов наших духовных и телесных и подателем всех благ: что и когда был на земле, делал Он, и теперь делает, как всякий по себе знает.— 2) Такого благодетеля как не любить вседушно; врага же нашего злотворца и губителя как не ненавидеть. [4, 24].

1) Наступило начало новаго лета, когда в Евангелии на сей день читаются такия слова: Дух Господень на Мне: Его же ради помаза мя благовпстити нищим, посла Мя исцелити сокрушенные сердцем: проповедати плененным отпущение, и слепым прозрение: отпустити сокрушенныя в отраду: проповедати лето Господне приятно (Лк. 4, 18. 19). Итак, поелику Единородный Сын Божий послан Отцем в мир, как целитель, то взыщем у Него просвещения очес как слепые, освобождения как пленные, отрады как сокрушенные.— Но кто слеп? Кто ослепляется пристрастием? Кто пленник? Кто уводится не уместными помыслами? Кто сокрушен? Кто обременен грехами?— Всех таковых врачует Господь: ибо не телес только есть врач, но и душ; не тогда только жившим присущ Он был телесно, но и ныне присущ есть всем невидимо, тоже благовествуя, вземля грех мира, и врачуя всяку болезнь и всяк недуг. Никто потому не оставайся не просвещенным и не уврачеванным; но да приступает с верою, и приимет благословение от Господа, и милостыню от Бога Спаса своего (Пс. 23, 5). О, неизреченное человеколюбие! Он из несущих привел нас в бытие, падших опять возставил, и третью даровал нам благодать — монашеское совершенство. Но если и еще согрешаем, не отвращается, а приемлет приступающих: когда сокрушены, подает отраду; когда плачем, утешает; когда течем, намащает; когда изнемогаем, укрепляет; когда уранены, врачует, и когда на самое дно ада готовы бываем низринуться, простирает руку и человеколюбно изъемлет из 6еды такой; так что по справедливости каждому прилично было бы говорить: аще не Господь помогл бы ми, вмале вселилася бы во ад душа моя (Пс. 93, 17). Отриновен превратихся пасти, и Господь прият мя (Пс. 117, 13). И всякий знает, в какия впадал искушения, и как тотчас обретал Бога помощником себе в скорбях своих. Ктому же, нас алчущих питает Всеблагий телесно каждогодными плодоносиями, духовно пречистыми тайнами, паче матери и доилицы, желая нас и объемля любительно. Мать млеком питает чадо свое до времени; истинный же Владыка наш и Отец собственное тело Свое дает нам в пищу и питие, и это всегда О, неизследованная благостыня! О, непревосходимый дар!

2) Таковаго же Благодетеля как не любить? Как не вожделевать? И как не прилепляться к Нему до неразрывности?— И подлинно, если не будем к Нему так расположены, небо возопиет и земля возстенает на нас, и самые камни обличать будут нас в безчувственности. Посему, чтоб сего не было, крепко емлемся за возлюбление Его, крайне ненавидя диавола и отвращаясь от него. Ибо как благодетеля следует любить и вожделевать в миру благодеяний Его; так в миру злодейств должно ненавидеть лукаваго и отвращаться от него. Ибо он есть губитель жизни нашей; он – человекоубийца искони, по слову Господа (Ин. 8, 44); он на безчисленное множество сект разсек род наш, по мудрованиям их, многими стрелами греховными уязвляет его и ищет совсем поглотить его. Такого его если мы не будем ненавидеть, то не найдется мука, которая, как заслуживаем, мучила бы нас за это,— за то, что мы к врагу своему душегубителю прелагаемся. Но побежим от него, братиe, побежим, сколько сил есть. Бежание же сие что есть? Есть воздержание от злых дел и помышлений, равно как и к Богу прилепление, и на добрыя дела себя посвящение. Почему емлемся за добро, со всем смирением, кротостию и благопокорностию работая Господу, в уверенности, что всякое добро, не огражденное смирением, незрело и непрочно. Если же есть такие, кои надменное имеют о себе мудрование, смиримся под крепкую руку Божию, да не вотще течем, но наследия да сподобимся царствия небеснаго.

247.

1) Ныне время собрания винограда: от сего и урок нам, ибо и мы виноград.— Как Божий виноград, приносить должны грозды добродетелей, всецело посвящая себя Господу.— 2) Не будем возвращаться вспять, ни ходить двумя стезями.— 3) Когда же враг начнет искушать, вступим в борьбу, и поборем его. [4, 25].

1) Ныне коснемся словом того, что у нас пред очами. Что-же это? Настало собрание винограда; и видим, что где ветви обременены гроздами, там радость и благословение, а где их скудно, там печаль и горевание.— Нам же что до того? Скажет кто из слышащих.— И очень много, потому что иносказательно и мы называемся виноградником Господним. Или не знаете, какую песнь поют во время совершения схимы? И не все ли мы подпеваем ее?— Господи, Господи! Призри с небесе и виждь и посети виноград сей, его-же насади десница Твоя (Пс. 79, 15. 16). И Господь в Евангелии не говорит ли? Аз есмь лоза, вы же рождие; и иже во Мне и Аз в нем, той сотворить плод мног: яко без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5). Будем же во благом Владыке нашем, яко от Него насажденные — виноградоподобно, и принесем Ему грозды добродетелей, да сподобимся благословения от Него. И да не будет нам, терния и волчцы страстей принося, подпасть под такой осудительный приговор: всяко древо не приносящее плода, добра, посекается и во огнь вметается (Лк. 3, 9). В отношении к нам это будет — посекаетсл, чрез смерть, а во огнь вметается, разумеется — в огнь вечный, в который ввержены будут все, худыя творящие дела, отступающие от исповедания, тела свои растлевающие пороками, облацы безводни, от ветр преносими: древеса есенна, безплодна, дважды умерша, искорененна: волны свирепыя моря, воспеняюще своя стыдения: звезды прелестныя, имже мрак тмы во веки блюдется (Иуды ст. 12, 13). Почему Апостол Павел вопиет: бегайте блудодеяния; всяк бо грех, его же аще сотворить человек, кроме тела есть: а блудяй, во свое тело согрешает. Или не весте, яко телеса ваша храм живущаго в вас святаго Духа суть, его же имате от Бога, и несте свои? Куплени бо есте ценою (1 Кор. 6, 18—20).

2) Как же не стыдимся неба и земли мы, купленные честною кровию Христовою, опять возвращаться вспять? Как не краснеем пред самими собою, со вне являясь святолепными, внутри же будучи исполнены всякой нечистоты? Доколе будем хромать на обе плесне? Когда наконец установимся на одном пути? Ибо, говорит премудрый: горе грешнику ходящу на две стези (Сир. 2, 12), греха, т. е. и добродетели; потому что они ничего не имеют дружественнаго между собою. Нельзя назвать благоумным домочадца, который то господину своему служит, то врагу его. Всецело надлежит нам посвятить себя Богу: ибо только таким образом можем мы сделаться причастными жизни по Богу. Почему не будем останавливаться на чувственном, как безсловесныя животныя, но душевными силами взыдем к созерцанию небеснаго, обращая чувства от тленнаго к нетленному, от скорогиблющаго к негиблющему.

3) Не попустим также, чтобы наш софистический сплетатель зла растлевал сердца наши ядом злых помыслов; но как только всеет он сласть похотную, или другое какое зло, поспешим поскорее оттолкнуть от себя лукаваго льстителя. Как? молитвами и молениями, слезами и воздыханиями, и сердечными сокрушениями. Такова невидимая брань наша, таково не провозглашаемое борение и подвиг. Будем же, подражая телесным воинам, горя духом, прогонять невидимых врагов своих,— и как те в надежде воздаяния и раны приемля не отступают, так и мы, хотя бы безчисленными покрыты были ранами, не обратимся вспять, но все будем стоять и стоять, воевать и воевать, Божиею будучи укрепляемы помощию. Молю вас об этом: ибо для этого и тружусь я, говоря вам свои краткия наставления.- И за тем радуюсь о добре шествующих и воздыхаю о тех, кои поскользаются. Но да будем все правошествующи, благодействующи, смиреннотерпящи, в псалмопениях, молитвах, в службах, в послушаниях, в смирениях: и Бог мира будет с нами.

248.

1) Получив дар освящения, будем хранить его, бегая наипаче похоти плотской: ибо она противна состоянию во благодати; низвергает в рабство; исполняет страшливостию. Умерщвление же ея дает все противоположное сему. [4, 26].

1) Радостию радуемся, когда приходит какой-либо Господский праздник. И праведно: ибо мы при сем просвещаемся, входя в созерцание таинства, ради коего установлен праздник. Так сие есть и ныне, в день Воздвижения честнаго и животворящаго Креста. Ибо какая радость, и какое восхищение, что древо,— на коем стояли ноги Господа нашего Иисуса Христа, на коем Он распятый истощил животворящую кровь Свою,— что сие древо мы сподобились не только видеть, но и лобызать и обнимать? Сколько иной трудится, чтоб собрать себе побольше злата гиблющаго? А нам,— тотчас и дар: ибо вместе с тем, как мы облобызали крест, прияли просвещение, освящение и избавление. Так скора благодать, так безтруден дар!— Но для сохранения такой благодати неотложно потребен труд молитвы и бодреннаго внимания, особенно потому, что на легко стяжанное обыкновенно легко смотрят и, не как следует, берегут то. Вот почему и взываю к вам: будем блюстись от такой погрешности, и станем тщательно блюсти дар.

Освященных уст наших не оскверним словами ложными и беседами суетными; освященных очей наших не омрачим блудными воззрениями; облистаннаго сердца нашего не очерним скверными воспоминаниями. И да не царствует, как вопиет Апостол, грех в мертвеннем вашем теле, во еже послушати его в похотех его: ниже представляйте уды ваши оружия неправды греху: но представляйте себе Богови яко от мертвых живых, и уды ваша оружия правды Богови. Грех вами да не обладает: несте бо под законом, но под благодатию (Рим. 6, 12—14). Видишь ли, что в законе был царствующим грех, в благодати же правда, воцарившись, избавляет нас от всякаго гpеxa?— как написано: но омыстеся, но освятистеся, но оправдистеся именем Господа нашего Иucyca Христа, и Духом Бога нашего (1 Кор. 6, 11).

Почтим, прошу, очищение, сохраним освящение. Что мы сами себя низводим в безчестие, соделавшись почетными? Что более надлежащаго печемся о теле, которое спустя немного оставим во гробе? Что приятною считаем похотную сласть, когда она воистину есть смертоносная болесть? Похотная сласть есть удочка диаволова; она есть поджожка огня неугасимаго; и однакожь мы, люди влечемся к ней, как рабы, сами отдавшие себя в плен.

Я слышал, как никто из одержимых сею страстию говорил, что лучше петлю на шею, нежели раболепствовать сему гpеxy; ибо он, как жестокий деспот, повелевает рабу своему: ступай,— и отходит; приди,— и приходит; сделай то-то,— и делает; таким-же образом нечто и еще гораздо худшее своему подчиненному повелевает грех сей, именно: говори срамное,— и говорит, сделай дурное,— и делает.

Обыкновенно подобно Каину стенет и трясется таковый: плывет ли на море, подозревает кораблекрушение; проходит ли по пустыне,— боится, что впадет в руки разбойников; ударит гром,— и ему кажется, что он именно для него случился; блеснет молния,— и он боится, как бы она его не опалила; он видя не видит, и слыша не слышит, разстроенныя имея чувства. Что ужаснее такой жизни? Мне кажется, что лучше отдану быть зверям, чем пагубным страстям, потому что там только тело гибнет, а здесь и душа и тело.

Но совсем не то бывает у добродетельнаго. Будучи свободен от гpеxa (говорю это не об одной сласти похотной, но и о всякой другой страсти), он радуется и вкушает удовольствие сам в себе: царствует правдою; не страшно ему ни на море, ни на суше: ибо имеет живущим в себ Бога, к Коему и взывает в опасных сдучаях: не убоюся зла, яко Ты со мною ecu (Пс. 22, 4); не убоюся от тем людей, окрест нападающих на мя (Пс. 3, 7); не убоюся, внегда смущается земля, и прелагаются горы в сердца морская (Пс. 45, 3). Видишь, что значить добрая жизнь? Она-то и есть настоящая блаженная жизнь. Ее и мы восприяли по милости Божией; о ней теперь и вся забота наша и попечение. Возревнуем же паче и паче преуспевать в ней, всему подчиняясь с благоговением, делом являя всякое послушание, всякое смиренномудрие, всякую чистоту душевную.

249.

1) Смотря на то, как засевают поля, возмем урок засевать себя семенами духовных расположений.— 2) Ночи увеличились: попекитесь воздерживаться от многоспания, равно как и от всякаго излишняго удовлетворения других потреб телесных.- 3) Царь воротился с похода; но не падайте духом: возверзим на Господа печаль свою. [4, 27].

1) Время ныне у нас сеятвы семян вещественных,— пшеницы и других; и видим, как люди с ранняго утра спешат на дело сие и до ночи трудятся неутомимо, всячески стараясь и хорошо посеять, и достаточно на свои годовыя потребы телесныя. Что-же мы, духовной сеятвы делатели, спим и остаемся не засеянными, чем должно? И как потом стерпим глад вечный? И какое оправдание представим своему бездействию?— Пробудимся лучше от сна, и начнем работать еще усерднее тех, кои сеют вещественное. Ибо сеяй скудостию, скудостию пожнет, а сеяй о благословении, о благословении и пожнет (2 Кор. 9, 3).- Но что нам сеять?- Молитвы, моления, прошения, благодарения, веру, надежду, любовь. Вот семена благочестия; вот чем питается душа. Но в вещественной сеятве долготерпит земледелец, ожидая дождя, когда придет, утром или вечером. В нашем же духовном сеянии мы сами господа того, чтоб дождить и орошать, т. е. плакать и сокрушаться, когда хотим, и сколько угодно. Если же таким образом дело это в нашей власти, то прошу, будем засевать, как можно, больше и орошать обильнее, и умножать порождения правды нашей, чтоб, когда настанет духовная жатва, могли мы и руки и лоно наполнить духовными рукоятями, и сподобиться услышать: благословение Господне на вас (Пс. 128, 8). Благословихом вы из дому Господня (Пс. 117, 26). Труды рук твоих снеси, блажен ecu, и добро тебе будет (Пс. 127, 2).— И об этом таково слово наше.

2) Но хочу напомнить вам, братие, что ночи у нас ныне стали увеличиваться, по мере умаления дней. Известно же вам, что как бдение изсушает тело, так многоспание утучняет плоть; а вместе с утучнением плоти питаются и страсти.— По сему случаю имею вам нечто сказать. Что же? Кийждо вас псалом имать, учение имать, молитву имать: все же соразмерно да совершается, вся к созиданию души да 6ывают (1 Кор. 14, 26), к благоустроению духа, да не искушает вас сатана невоздержанием (1 Кор. 7, 5). Говорю это не в отношении только ко сну; но и в отношении к пище и питию, и ко всему другому: ибо все, в меру бывающее, прекрасно, потому что соблюдает нас безопасными от уклонения на ту или другую сторону и от преткновений.

3) Теперь одно слово вот о чем: так как державный (царь) возвратился с похода, то, может быть, в сердцах ваших поднимаются помыслы, как после сего пойдут дела церкви, и в частности наши.— На это имеем мы руководство в Писании: возверзи на Господа печаль твою (Пс. 54, 23), и той сотворить; и аще Бог по нас, кто на? (Рим. 8, 31). Как в предшествовавшие года сохранял Он жизнь нашу, избавляя нас от разных искушений и скорбей; так и после сего будет, как уповаем, хранить нас. Только достойно Евангелия будем жительствовать, небесное имея житие, как странники и пришельцы на земле. Ибо кто из вошедших от века в жизнь здешнюю, остался в ней на всегда? Не все ли, приходившие, опять вышли, как из страны чуждой? Так что здешнее пребывание есть для нас пришельствие, истинное же наше обитание и наследие в другой жизни,— в которую переселившись, да сподобимся со всеми святыми наследниками быть царствия небеснаго.

250.

1) Указывает, коль велико благо нам во Христе Иисусе — обновление жизни.— 2) Какое назначение трех сил душевных, и какъ извратило их падение.— 3) Приглашает право действовать всеми силами и хранить благородство, коим облагорожены мы в Господе.— 4) Заключая: так действовали отцы; так будем действовать и мы. [4, 30].

1) Велико и неизреченно человеколюбие к нам Господа нашего Иисуса Христа, что Он не только пришед благовести мир наш далним и ближним, как написано (Еф. 2, 17); но и возшед на небеса, оставил нам святых Апостолов тоже самое благовествовать,— как пишет блаженный Павел: по Христе убо молим, яко Богу молящу нами, молим по Христе, примирится с Богом: не ведевшаго бо греха по нас грех сотвори, да мы будем правда Божия о Нем (2 Кор. 5, 20. 21). Какое безмерное о нас попечение! Какое неизреченное человеколюбие! Не ведевшаго греха по нас грех сотвори. Как и каким образом?— Не о грехе, как справедливо осуждаемом, беззаконном действии говорит Он. Да не будетъ!— Ибо греха Он не сотвори, ми обретеся лесть во устех Его (1 Петр. 2, 22). Но о том, что Он облекся в наше, поврежденное грехом, естество, что недуги наши прият и болезни понесе (Мф. 8, 17), что за нас распят был и безчестнейшей подвергся смерти. Вот что значит: по нас грех Его сотвори! Для чего? да мы будем правда Божия о Нем. Как? Избавившись от греха, осуждения достойнаго, и в Нем живя и движась. Почему и наводит, говоря: споспешествующе же и .молим, не вотще благодать Божию прияти вам (2 Кор. 6, 1). Видите, как уговаривает и убеждает?— Что значит: не вотще благодать Божию прияти вам? То, чтобы мы не возвращались вспять, чтоб не поддавались тем же страстям, от коих отказались и не были нарушителями обетов, какие дали пред лицем Бога и св. Ангелов.— Но что? но да вообновлении жизни ходити начнем (Рим. 6, 4),— жизни чистой и непорочной, добродетельной небесной.

2) Дошедши до сего, хочу показать вам некую сокровеннейшую силу слова. Чтоже именно это такое?— Душа человеческая имеет три силы,— мыслительную, раздражительную и желательную. Дело мыслительной силы — веровать во Святую Троицу; дело раздражительной — гневаться на змия искусителя, отнюдь не подпуская его к себе; дело желательной — вожделевать и любить сотворшаго нас Бога. Но диавол, изменив и извратив сии душевныя силы, начал устроять нам чрез них пагубу. Как?— Силу желательную в праотце нашем Адаме соблазнив ко вкушению запрещеннаго; силу раздражительную в Каине возбудив к убиению брата его Авеля; силою мыслительною уклонив человечество к идолопоклонству. Вот каков образ действования завистливаго врага нашего!

3) Мы же пребудем в том, к чему созданы: всеми тремя силами утверждаясь в добре, и украшаясь Духом, не попустим себе погубить благородство, коим облагородил нас Господь, усыновив нас Богу и Отцу. Елицы же прияша Его, говорит Евангелие, даде им область чадом Божиим быти (Ин. 1, 12). Поелику, таким образом, мы соделались чадами Божиими, не дадим себ стать чадами гнева; поелику наименованы наследниками Божиими, не попустим себе сделаться наследниками огня неугасимаго, поелику признаны членами Христовыми, да не сотворим себя удами блудничими; не будем озираться на мир и на то, что в мире, не будем обращать очей на красная здешней жизни, кои суетны и скорогиблющи. Пусть, говорю предположительно, насытимся мы удовлетворением похоти плоти и крови: кая польза в крови, внегда сходити нам во истление? (Пс. 29, 10). Взглянем во гробы, и увидим, чем кончается похотная сласть. Пусть обложены мы стяжаниями и деньгами; что же? Не нагими ли мы вошли в мир сей?— Нагими и выйдем из него, ничего не унося с собою, кроме дел правых или неправых. Почему св. Давид и вопиет: едино просих от Господа, то взыщу: еже жити ми в дому Господни вся дни живота моего, зрети ми красоту Господню, и посещати храм святый Его(Пс. 26, 4).

4) Вот блаженная жизнь! Вот благая часть, которую избрали святые отцы наши, как и ныне воспоминаемый Павел, блаженный исповедник, котораго каковы и колики борения и подвиги, мы немного слышали, и которому подражая, будем усердно продолжать труды нашего подвижничества, и переносить тяготу гонения, коего удостоились, не отступая и от обычных у нас деланий; будем неутомимо тещи путем своим; и если поткнемся, поспешим скорее встать, побеждая супостата своего диавола, да и мы получим венец правды со всеми святыми, во Христе Иисусе, Господе нашем.

251.

1) От болъзни своей — переходить к мысли о смерти и от страданий в болъзни — к мукам вечным.— 2) Сказывает, как в тогдашнем гонении одни прославились, а другие посрамились и совсем потерялись.— 3) К последним — слово сожаления, обличения и устрашения последствиями. [4, 31].

1) Болел я, и молитвами вашими оздоровел опять. Но доколе будем мы опять таким образом возвращаться к здравию?— Придет всеконечно смертный час, когда не будет иметь места это возвращение; придет и отдалит меня от вас и перешлет отсюда во иную сторону. Однако поэтому вам не следует помышлять о сиротстве: ибо не ложен сказавший: не оставлю вас сирых (Ин. 14, 18),—и: се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф. 28, 20). Кроме того,—увидим друг друга в день оный; но — когда бы можно было сказать: в радости неизреченной и в жизни нескончаемой!— А что перестрадал я во время болезни, знаете; как, будучи схвачен ознобом, подвергся я нестерпимому трясению, как скоро потом был объят палящим жаром целый день.— Страдая так, я подумад тогда в себе самом,- не так ли и в будущем веке от мук в тартаре будут переводить в геенну огненную, так что двум, или и больше того, мукам будет повинен бедный человек? Но одной или двум подвергнется кто там мукам; из здешних страданий можно заключать, сколь нестерпим гнев Божий на грешников, и от сего объявшись страхом и трепетом, принять решение всячески попещись не впасть в нестерпимыя оныя муки.

2) Вот и настоящее гонение для одних послужило поводом к проявлению добродетели, и они просияли яко же светила в мире, слово животное придержаще, в похвалу мне, если можно так сказать, в день Христов (Филип. 2, 15. 16). Сколько добра они сделали? И какого усовершения достигли? Что и себя самих спасли и спасают, став опытными чрез подъятие искушений и очистившись, как злато в горниле, чрез перегорение в огне скорбей и страданий,- и других привлекают к тому же, явясь таким образом спасителями многих и своих, и чужих. Для других же, впрочем очень немногих, гонение было поводом к делам злым, по причине их самопроизвольной жизни, не стесняемой законом послушания и оставляющей им свободу совершать свои стыдения. Почему очень уместно сказать о них словами Писания: потемне паче сажи вид их (Плачь Иерм. 4, 8).

3) К таковым и я возопию: сыны беззаконные, вы оставили Господа, изменили законы монашескаго жития, право ступать не умеете, но как хромые шатаетесь туда и сюда; отстали вы от спутников своих и стали женолюбивы; иные из вас живут одни; другие же рабов нанимают, и даже в торги пускаются, побуждаемые сребролюбием. Не страшит вас ни кара пророческая, ни угроза Апостольская, ни увещания моего смирения. Один же из таковых, пленившись красотою, поползнулся на хищение, и даже на отре-чение от Бога.— Что делаешь ты, несчастный сын погибели?— Сколько раз пел ты: камо пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего камо бегу? (Пc. 138, 7). Или увлекшись совсем хочешь ты сдружиться со змием, прельстившим Еву и вместе с нею изгнавшим из рая праотца нашего Адама? Не думаешь ли еще отрещись от Христа, с коим сочетался чрез обет девства и сочетаться с грехом, чрез который смерть вошла в мир? Не слышишь разве, что вопиет Евангелие о действующих сим образом: червь их не умирает и огнь не угасает? (Мр. 9, 44)? Не внемлешь тому, что говорит Апостол: блудником и прелюбодеем судит Бог? (Евр. 13, 4)? Что приобретаешь ты чрез совершение гpеxa? He мрак ли и пронзение сердца, как мечем? Не низвержение ли в глубину отчаяния? Не самого ли, прельстившаго тебя сатану, который теперь понуждает тебя ухватиться за петлю, как некогда Иуду? Отрезвись, омраченне; беги от сети смертной, погибельне; не давай себя запутаться в пленке адской, чтоб потом здесь жить жизнию Каина, стеня, трясясь и бегая всякаго знакомаго лица, и в будущем веке быть осуждену в геенну огненную; когда приидет Господь прославитися во святыхь своих, и дивен быти во всех (2 Сол. 1, 10), верно ходивших по заповедям Его,— им воздавая достойныя награды, а противоположных им отсылая в уготованныя им нескончаемыя муки.

252.

1) Богоявление приводит на ум величие благ от пришествия Господня на землю во плоти.— 2) Что воздадим?— мы воздаем свою крестоносную в подвигах жизнь, и настоящее исповедничество пред иконоборцами: только постоим твердо в том и другом. [4, 32].

1) Се приближается праздник Богоявления,— и день радости при дверех, радости воистину великой, какой не было от века. Ибо Сын Божий грядет к нам, не в гаданиях и символах, как видим бывал Он ветхозаветными отцами: чрез рождение от Девы нисходя и самолично являясь нам, чего ничего не было блаженнее в родах родов, и ничего предивнее во всех чудесах, какия сотворил Бог от века. Посему Ангелы благовествуют о совершившемся таинстве; звезда указывает, что на земле родился пренебесный; пастыри спешат увидеть благовещенное им спасениe; маги несут царственные дары, и поется необычайно новая песнь о необычайно новом деле Божием, коим в вышних Бог прославляется, на земле же мир водворяется, как свидетельствует и Апостол говоря: Той бo есть мир наш, сотворивый обоя едино, и средостение ограды разоривый: вражду плотию Своею, закон заповедей ученми упразднив: да оба созиждет во единаго новаго человека, творя мир: и примирит обоих во едином теле Богови крестом, убив вражду на нем (Еф. 2, 14—16). Сие желали видеть от века пророки и праведники, но не видели, как только верою. Мы же и видели и руками своими осязали Его, как написано,— видели и возвещаем о сем Слове животном: живот явился, и мы прияли сыноположение (1 Ин. 1, 1. 2).

2) Но что воздадим Господу о всех, яже воздаде нам? В ответ на это возгласил предварительно уже св. Давид: чашу спасения прииму и имя Господне призову (Пс. 115, 3). Но будем, братие, радоваться,- что и мы сподобились воздать воздаяние Господу о всех, яже воздаде нам.— Какое же это воздаяние? Крестоносная жизнь, воспринятая нами, и исповедание, в коем стоим и хвалимся упованием Славы Божией (Рим. 5, 2).— И это надлежит нам праздновать не один день, но чрез всю жизнь. Те, которые управляются плотию и в плену находятся у страстей, ни праздновать не могут, хотя кажутся празднующими, ни свободными быть, будучи рабами страстей, проданными под грех, о чем и написано: всяк творяй грех, раб есть греха. Раб же не пребывает в дому во век: Сын пребывает во век (Ин. 8, 34). Так как и мы сподобились названными быть сынами по благодати, то и в доме пребудем во век, аще точию начаток состава даже до конца известен удержим (Евр. 3, 14). Почему Духом Святым будучи укрепляемы, будем стоять в монашеском нашем устроении и да разумеваем друг друга в поощрении любве и добрых дел (Евр. 10, 24),— в послушании, смирении, кротости, и во всех других прекрасных рачениях, не ослабевая в своей доброй решимости, но усилия к усилиям прилагая, и это тем паче, чем более приближающимся видим день Господень. Ибо приближается день сей великий и славный, в который Судия всех открыто явится, и узрен будет во славе, в коей виден был Апостолами в божеетвенном Преображении,— и воздаст каждому по делам его.— Буди и нам со всеми святыми узреть Его благоволительным лицем воззревающим на нас и приемлющим в царство Свое небесное.

253.

1) Странствующему в пустыне Израилю был обещан покой; но не вс вошли в него. И нам обещан покой; и мы можем не все войти в него.— 2) Как сделать, чтоб войти?— Не надо поступать так, как те поступали. [4, 34].

1) Се переходим из года в год, из одного времени года в другой, от праздника к празднику, и остановки нет никакой в течении жизни сей.— Всяко однако должны же мы дойти до конца ея и войдти в покой свой. Вшедый бо в покой Его, и той почи от дел своих, якоже от своих Бог, как написано (Евр. 4, 10). Какой же это покой? - Царствие небесное, в которое подвигая нас, Апостол говорит: Потщимся убо внити в покой оный, да не кто в туже притчу противления впадет (Евр. 4, 11).— Что он хочет сказать? То, что как Израилътянам обещал Бог, что введет их в землю обетования;—за тоже, что они потом оказались непокоривыми и преогорчали Его, не пришлось им войти:— так и мы, если будем непокорны заповедям Его, никак не войдем в царство небесное. Четыредесят лет, говорит Господь, негодовах ради того, и рех: присно заблуждают сердцем, mии же не познаша путей моих: яко кляхся во гневе Моем, аще внидут в покой Мой (Пс. 94, 10. 11). Так было у них; у нас же ни четыредесять лет, но в продолжение всей жизни каждаго ожидается покорность. Почему если не постараемся исполнить все заповеди Божии, то Он и о нас скажет: не внидут в покой Мой. Но тех не вошедших кости пали в пустыни; если же мы не войдем, то и тела, и души наши ввержены будут в геенну огненную; а это наказание несравненно тяжелее того, ибо написано: отвергся кто закона Моисеева; без милосердия при двоих или триех свидетелех умирает; колико горшия сподобится муки, иже Сына Божия поправый, и кровь заветную скверну возмнив, ею же освятися, и Духа благодати укоривый (Евр. 10, 28. 29).

2) Какая же причина преградила тем вход? Неверие, ропот, хула, противоречие, ожесточение, гордость, блуд. Вот что погубило тех.— Бежим же от сих страстей, как от лица огня, не неверуя обетованиям Божиим, но веруя, что Он силеп и исполнить, что обетовал; и роптать не будем (1 Кор. 10, 10), ни хулить, ни ожесточаться, ни противоречить; будем же друг другу блази, милосерди, прощающе друг другу, яко же и Бог во Христе, простил есть нам (Еф. 4, 32), всегда мертвость Господа Иucyca на теле носяще (2 Кор. 4, 10), всегда готовы будучи на смерть за Христа, всегда обновляясь молитвами, молениями, слезами, созерцаниями небесных видений. Так жительствуя, внидем мы не в землю, текущую медом и млеком, как древние, но в землю кротких, туда, где источник жизни и безсмертия, где красота небеснаго Иерусалима, где радость и веселие, где блистание блаженныя и живоначальныя Троицы!..

254.

1) Девство выше брачной жизни.— 2) Благодаря Бога за удостоение нас сего звания, будем внимать, чтоб не пасть.— 3) Какое к тому средство? Борьба и преодоление низшаго высшим, к чему направлены все наши подвиги.— 4) Приложу еще одно слово: брат Мемнон возвратился: примите его с братскою любовию, как в притче отец принял сына, отходившаго от него. [4, 35].

1) В беге состязающееся на ристалищах однажды в год делают это,—и то на короткое очень время; за тем состязание прекращается: и победители, и побежденные, и зрители расходятся. Но совершающие поприще девства текут не один день, а всю жизнь; и путь их, и течение по нему невидимы, как невидима и брань, какую имеют они с невидимыми врагами. Девство есть величайшая добродетель, досязающая самаго верха небес.— Люди по образу жизни на двое делятся: одни живут брачно, а другие безбрачно. Брачно живущие составляют низший мир, и безбрачные наполняют мир высший. Те подлежать работе тлению, а эти сподобляются блистать нетлением. И как если бы кто увидел человека окрыленным, справедливо удивился бы, как он имеет вид то человека, то Ангела: так и хранящий подвижнически девство странное некое зрелище представляет и для Ангелов, и для людей: во плоти он и выше плоти; в мире и выше мира; почему когда кто отрекается от мира, говорят, что он избрал образ жизни премирный: и Господь в Евангелии сказав: суть скопцы, иже из чрева матерня родишася тако: и суть скопцы, иже скопишася от человек: и суть скопцы, иже исказиша сами себе, Царствия ради небеснаго, приложил: могий вместити, да вместит (Мф. 19, 12). Видите, что для многих дар сей невместим, и отложен только для тех, кои распинают себя образом жизни своей.

2) Будем же радоваться и срадоваться друг другу,— будем благодарить, безмерно благодарить, что, по человеколюбию Божию, призваны мы в такое достойное звание, коим Бог прославляется и коему люди удивляются. И не только это, но и жизнь будем вести, сколько можно, внимательнейшую, потому что многие падали с такой высоты, как в давния времена, так и ныне, одни надмившись превозношением, другие поражены быв безпечностию и нерадением, из коих то и другое пагубу душе причиняет.

3) Какое же средство избавления от сего?— Птица в полете своем имеет средство избавления от беды; ибо когда почует близость ловца, расправляет крылья, перелетает в другое место,— и избегает уловления. Так и мы, когда ловец душ наших диавол приступит, тогда, как окрыленные духом, воспарив созерцанием горе, взыщем вышних и горняя возмудрствуем (Кол. 3, 1. 2). Подлагает ли он сласть похотную? Мы возставим чувство благородства души. Выдвигает ли действо гpеxa? Мы всею мыслию обымем строгость суда. Так противопоставляя одно другому, и помыслы помыслами отражая, спасемся от всегубителя. Какой же потом конец подвигов? Для плотских борцев - венец тленный, а для нас нетленный; для тех — радость временная, а для нас веселие вечное. И блаженны мы, аще дерзновение и похвалу упования даже до конца известно удержим (Евр. 3, 6). Почему, прошу, пребудем в молитвах и молениях, в сокрушении и слезах, в смиренномудрии, послушании, исповедании, и в других подвижнических деланиях, и с Божиею помощию одержим победу над врагом. Но об этом довольно.

4) Теперь о брате Мемноне. Так как он, хоть как нибудь, опомнился и возвратился; то нам надо приять его, да не како многою скорбию пожрен будет таковый (2 Кор. 2, 7).— Имею однакожь сказать вам при сем — что всяк творяй грех не только раб есть греха (Ин. 8, 34), по слову Господа, но и мерзок для любителей добродетели и, может быть, иной устыдился бы облобызать его, чтоб не запятнаться грехом его. Но поелику Господь наш Иисус Христос, расточившаго все свое с блудницами, блуднаго сына не отверг, когда он возвратился,— то и мы не оттолкнем от себя, но приимем брата сего дружелюбно, и возвеселимся о возвращении его с благодарностию и помолимся о спасении его.— Так исполняя заповедь, как ученики Господа Спаса нашего, достойны будем наследовать царствие небесное.

255.

1) Сколько у нас скончалось братий в изгнании за иконопочитание и от мук? Это свидетели истины православия. Еретики ничего такого не представляют: ибо чувствуют, как нетверды основы их. Мы же назданы на основании Апостолов и пророков.— 2) Для спасения нам остается только наздавать на сем основании злато и сребро и камение честное, т. е. святую и непорочную жизнь, очищая ее покаянием, коль скоро случится согрешить в чем. [4, 36].

1) Почил брат наш Феодор,- один из лучших, и по послушанию искусный, и по исповеданию надежный, раны приявший за Христа, в темнице и в изгнании окончивший жизнь. Что может быть радостнее сего? Столько братий наших (до сотни и с прибавком простирается число их) в какия места заброшены были, там, возсияв подобно звездам, оставили и священныя тела свои во свидетельство православия ныне живущим и последующим родам. Я говорю не о нашем только братстве, но о братиях и из других монастырей, в изгнании окончивших жизнь свою. Вот величайшее утверждение церкви Божией! Такой облак имеет она свидетелей о поклонении иконе Господа нашего Иисуса Христа, Пречистыя Богородицы и всех святых Его: так что, еслиб ничего другаго не имели мы в руках, этого одного достаточно - б было в доказательство истины для тех, кои имеют здравый ум. Да постыдятся же противники православия! Ибо кто из них, борясь за свою веру, подъял когда либо такия страдания? Никто и никогда; но они, подобно нощным животным, в ночи своей ереси парят и смелы бывают; когда же появится свет дня и православие возсияет, как денница, они укрываются в норы своего лукаваго мудрования.— И пусть их плутают при свете своего огня, ими самими зажженнаго. Мы же, Господом назданные на основании Апостолов и Пророков и Богоносных отцев наших, пребудем твердо укорененными и на последующее время, ни мало не колеблясь от человеческих устрашений.

2) К получению спасения нам предлежит еще только, по Апостольской заповеди, наздавать, на основании веры своей правой, злато, сребро и камение честное, а не дрова, сено и хврасие (1 Кор. 3, 12) —сию пищу огня. Кто так утвержден, того ничто не может поколебать в его вере в Господа. Xpucmoc ны искупил есть от клятвы законным, бывь по нас клятва, как написано (Гал. 3, 13). Не попустим же себе опять попасть под клятву. Христос омыл нас в крови Своей, банею пакибытия и обновлением Духа Святаго; не дадим же себе отнюдь опять возвратиться к срамным делам, от которых отказались. Если же не сделаем так, то, в день откровения своего, Он может сказать нам: Я сделал вас Своими стелесниками, вы же уды Мои сотворили удами блудничими; Я омыл вас от грехов ваших, так что вы не имели скверны, или порока, или нечто от таковых (Еф. 5, 27),—вы же опять обложили себя зловонием страстей и очернили себя скверною грехов; Я исполнил вас обильно умным светом чрез Духа Святаго, а вы ум свой сделали жилищем неистовых страстей; Я сделал вас сонаследниками вечных благ, вы же избрали быть лучше сонаследниками противника Моего: отыдите же от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его (Мф. 25, 41). Но да не будет нам никогда услышать такой страшный глас и испытать такой нестерпимый гнев. Почему со всяким рвением возревнуем стяжать чистоту, слезы, сокрушение сердечное, исполняя свои послушания безропотно, бодрствуя в деле Божием день и ночь, чтоб враг, прокравшись, не поглотил невнимательной души. Когда бы нам и при бдении избежать козней змия! При дремании же как достигнуть сего! Но скажет кто: немощно и поползновенно естество наше. Согласен с этим и я,—в том же естестве состоя. Но прошу вот о чем: как только случится что такое, тотчас да будут — раскаяние, исповедание, сокрушение сердца, и живое стремление к возстановлению прежняго добраго состояния. Так действуя каждодневно, достигнем искомаго; достигши искомаго, и желанный глас: приидите — услышать сподобимся, и царствия небеснаго наследниками соделаемся.

256.

1) Праздновать праздники в духовных утешениях должно.— 2) Праздники проходят и жизнь вся пройдет: не будем забвать о сем, и всегда быть готовыми к исходу.—3) Благоустрояя для сего жизнь свою, по внешнему и паче еще по внутреннему человеку.— 4) И ни от чего не отступая, что для сего потребно. [4, 37].

1) Праздники прошли, как Рождества, так и Крещения Господня, которые мы сподобились спраздновать в честь Господа Бога нашего, и в такой крайности нашей. Не печалимся однакожь об этом, но радуемся очень, что за Того, Кто нас ради себе умалил, зрак раба приим (Фил. 2, 7), мы изгнание терпим и живем в чужой стороне. И что другое значит праздновать, как не прилепляться к Богу, чрез удаление от вещественнаго и безпристрастие к миру и всему мирскому. Ибо что скажем о тех, кои живут в пустынях, горах и пропастях земных?— Не празднуют они?— Да они еще лучше других празднуют в безмолвии своем,— возвышеннее и Боголепнее, чем те, которые имеют возможность проводить праздники в утехах, пирах, ястьях и питиях, забывая, что сами себя прельщают,— которых потому и Писание окаявает, говоря: возвеселистеся на земли, и насладистеся: упитаете сердца ваша aки в день заколения (Иак. 5, 5): ибо таковые уподобились свиньям, готовым на заклание; имже бог чрево и слава в студе, их (Фил. 3, 19); так что у нас лучше праздники празднуются, если внимаем себе, и достойную нашего звания и исповедания Христа проводим жизнь.

2) Не будем однакожь выпускать из виду, что дни наши бетут, как на конях, и время, как некое кружащееся колесо, одних вводит в жизнь чрез рождение, а других выводит отсюда чрез смерть, не в одном однакожь возрасте и не в одинаковом благовремении, но и старцев прежде юнейших, и юнейших прежде старцев, отца прежде чад, и чад прежде отцев, иной раз многих вместе всякаго возраста людей. Так благоволил установить Бог, чтобы мы, по причине безвестности часа смертнаго, каждочасно уготовляли себя к исходу. Будем же трезвиться и бодрствовать, чтобы смерть, нечаянно настав, не застала нас неготовыми; раскаемся тогда, но без пользы и плода. Не знаете разве, как в предыдущие дни нечаянно впал я в болезнь? и вмале не вселилась во ад душа моя? И хотя в настоящее время я поправился, но это конечно не навсегда. Должно же будет мне, уже состаревшемуся, наконец, оставить вас и переселиться к отцам и братиям моим: только молитесь, чтоб это случилось в полном моем во Христе сознании, и с совершенным очищением совести за всю мою жизнь. Тогда объятый мучениями от болезни, я помышлял, и говорил сам себе: если эта мука такова, то какова же будет в будущем веке? Если в эти три или четыре дня невыносим мы страданий, как стерпеть вечныя муки?

3) О сем и вам советую размыслить, и всегда о сем помышляя жить внимательно,— по внешнему человеку,— со всяким благоговеинством и смиренномудрием, трудолюбием и терпением,— а по внутреннему,— со всяким хранением сердца, не попуская нашептывать нам и нападать на нас змию великому, лукавому и злому, и не делая храма Божия обиталищем страстей, но всячески стараясь чистыми себя представить Господу, и еще здесь, прежде будущаго века, начать жить блаженною жизнию. Ибо что блаженнее, как жить в мире с Богом чистым сердцем. Чему однакожь невозможно быть, если не предшествуют труды, молитва, слезы, сокрушение, рвение, горение духа; хотя и при них враг не перестает нападать и возжигать в нас брань, без предъявления, нечаянную и невидимую. Делает же он сие, поелику видит, что мы стремимся взыти на небеса и сподобиться там радости неизглаголанной.- Но как во истину недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8, 18); то всеусильно, всею крепостию веры и надежды будем подвизаться так вести брань, чтоб разстроивать все козни демонския, подражая состязающимся на ристалищах, которые так усиливаются бежать, что в конце бега задыхаются и близки бывают к обмороку. Но у них бег часовой и венец тленный; а у нас брань на всю жизнь, почему и венец нетленный, и все другия награды вечныя, кои получить и буди нам благодатно и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа.

257.

1) Подражать надо св. отцам; но подражай тем, кои одного с тобою рода жизни: иначе вред выйдет.— 2) Вот примеры... кои и приводятся.— 3).Не берись не за свое: киновит ты?— Киновитам и подражай... указываются лица.— 4) Пустыня пустынникам; а ты терпи общежительския тяготы, как и я. [4, 38].

1) Читая жития отцев наших и обозревая их, изумляемся им. И справедливо. Ибо воистину дивны отцы наши, потому что, во плоти сей Ангелоподобно жительствуя со всем безстрастием, угодили Господу. Но должно не дивиться только им, но и подражать, сколько возможно; и подражать с разсуждением, т. е. киновит подражай киновиту, безмолвник безмолвнику, пустынник пустыннику, игумен игумену. Ибо какая польза подражать тому, кто не одинаковаго с нами чина жизнь проходит, а другаго. От этого не только никакой пользы не получим, но встретим и явный вред. Многие, по Боголюбию, оставив свой чин жизни, и устремясь к другому, свой потеряли, а того желаемаго не достигли.

2) В доказательство чего, оставя древния о сем сказания, воспомянем то, что в нашем роде случалось. Какую пользу принес так называемому псаломщику восход на столп? Не снесли ли его оттуда в изступлении? — И ныне он ни киновит, ни столпник. Какую пользу принес тот же столп и некоему Саприту? Не сошел ли он с него ради православия, но потом не впал ли в ересь, сделавшись предателем, и теперь не самый ли он жестокий в ряду гонителей?— Но взглянем и на наше братство: наш Петр, устаревший в послушничестве и добре в нем преуспевши, не ушел ли в пустынь, благочестием влекомый? Но как оттуда воротился, и какой имел конец, знаете, видев то своими глазами. Также Амфилохий, еще и теперь живущий, не стал ли сначала столпником, потом затворником, а теперь срамничает, шатаясь туда и сюда.

3) Все сие было и бывает, по искушению от диавола, который внушает браться за не свое, чтоб довесть до потери и своего. Чего ради Апостол вопиет: кийждо в немже призван бысть, братие, в том да пребывает пред Богом (1 Кор. 7, 24). Безмолвником ли призван?— нечего тебе думать об общежитии; киновитом ли призван? Нечего тебе гадать о безмолвничестве. Каждый в своем чине угождай Господу. Каждый в своем чине, имеет примеры, по которым и должен благоустроить свою жизнь. Ты подражай просиявшим в общежитии. Каким же это? Не древним только святым, но и тем, кои в нашем братстве и были и есть. Поревнуй блаженному Домитиану, коего вера огненна. Поревнуй блаженному Зосиме, коего послушание нелицемерно. Поревнуй блаженному Марку, который, принимая оскорбления и обезчещение, как добрый почет, умел хранить свое устроение не поколебимым. Поревнуй Терентию, который, многие годы служа больным в кухне, никогда не поддавался малодушию и не уклонялся от труда, но даже, когда предлагали ему перейти на другое послушание, не соглашался, желая лучше злострадать в обычном своем послушании. Поревнуй и другим братиям, многим, отличавшимся в своих послушаниях, коих имена в книге живых. Вот кому подражай, а не пустынникам.

4) Пусть пустыня и горы останутся для Аввы Иоанникия и подобных ему; ты же возлюби послушание и своей воли отсечение. Тот в настоящее время не терпит гонения, а ты гоним за правду. Тот не заключен в темницу, ты же в темнице пребываешь Господа ради. Тот не бит, а ты потерпел побои за Христа. Все такое, тобою претерпенное несравненно выше покойнаго пустыннаго пребывания.— Скажу нечто и о себе самом я смиренный.— Поелику я недостойно поставлен во главу вас; то оставить ли мне настоятельство и удалиться в пустынь, или начать другой, какой представится, род жизни? Но так поступать несвойственно ни главе, ни пастырю, который душу свою должен положить за овец своих. Да и вам не подобает ни замышлять, ни делать что либо, иное от того, что вы теперь есте. Ибо от сего безплодие и нестроение предлежащей жизни, а от терпеливаго пребывания в порядках заведенной послушнической жизни всякое благоплодие духовное. Почему всякий, как Бог ущедрил его и как Господь позвал,— так пусть ходит, так жительствует, так благоугождает Господу, да сподобится услышать: Добре, рабе благий и верный, о мале был ecu верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Мф. 25, 21).

258.

1) Указав, что есть монах,— 2) изображает, в чем нынешние монахи отстали от прежних,— 3) напоминает, что это противно слову Божию, и— 4) как удобно оказаться в сем исправными,— с побуждениями к тому. [4, 39].

1) Ничего нет блаженнее нашей жизни, ничего нет возвышеннее нашего жительства; если только как называемся, так и живем, а непротивное имени имеем жительство. Монах есть тот, кто на единаго взирает Бога, Бога единаго желает, Богу единому прилежит, Богу единому угодить старается, мир имеет к Богу, и мира между другими виновником бывает. У кого же этого нет, а напротив есть рвение, зависть, разделение, тот слеп есть, мжай, забвение прием очищения древних своих грехов, как написано (2 Петр. 1, 9).

2) По какой же причине я это сказал, знаете вы, виновные. И говорю, что не для того сделад это, чтоб опять огорчить вас, но чтоб утвердить вас на будущее время не впадать в те же погрешности. При отцах наших не принималось оглаголание, но услышавший оглаголание или уши затыкал, или оглаголанное обращал в добрую сторону. Ныне же мы легко открываем слух оклеветающему и слу-шаем его с таким желанием, с каким никогда не слушали возглашаемых в церкви чтений. При отцах наших ничто не говорилось не преподобно, но всегда тихо и чинно; ныне же говорят с гнъ'вом, криком и искажением лица: чего что может быть безобразнее? При отцах наших не было ропота, но каждый принимал с благодарением, что давалось, и от этого горькое было сладко и неприятное npi-ятно; ныне же мы ропщем, осуждая то и это, не только сами в себе, но и при всех, чтоб побольше наделать ро-потников, и побольше Бога лреогорчить.

3) Не подобает сему так быть, братия мои, не подобает. Не монашеское это дело, и не мал грех, грех осуждения и досаждения: ибо сказано, что досадители царствия наследити не могут (1 Кор. 6, 9). Но и роптать не малый грех,- как написано: ни ропщите, якоже нецыи от них (Израильтян в пустыне) ропташа, и погибоша от всегубителя (1 Кор. 10, 10). И буесловие немалый порок; ибо написано: всяко слово гнило да не исходит из уст ваших, но точию еже есть благо к созиданию веры, да даст благодать слышащим: и не оскорбляйте Духа Святого Божия, имже знаменастеся в день избавления (Еф. 4, 29. 30). Не видите, чем угрожает Апостол?— тем, что, буесловя, мы Духа Святаго прогневляем. Или не боимся, что в день суда должны будем дать отчет во всяком слове праздном, как Сам Господь сказал?

4) Почему же после сего не вникаем себе? Почему не готовимся быть в добром порядке пред тем, что имеет постигнуть нас? Тебя разбранили? перенеси великодушно досаждение, подавив в себе огорчение,— как делал св. Давид: смятохся, говорит, и не глаголах (Пс. 76, 5). Оскорбление таким образом пройдет, а добродетель твоя пребудет во веки. Пища предложена не такая, какой тебе хочется?— Благодари и за ту, какая есть; ибо что ты осуждаешь, почитая нехорошим, того другие желали бы хоть отведать. При том, если не будет встречаться с нами что подобное, то чем же докажем мы свою послушливость? Что и хвалиться ею? Ибо ни воздержанием, ни бдением, ни спанием на голой земле, ни другим каким подвигом не можем мы оказаться так благоискусными в житии, как отсечением своей воли, этим мученичеством, неразлучным с киновийною жизнию. Отложите убо всяку злобу и всяку лесть и лицемерие и зависть и вся клеветы, как заповедал св. Петр Апостол, яко новорождени младенцы, словесное и не лестное млеко возлюбим, яко да о нем возрастем во спасение (1 Петр. 2, 1—3), если вкусили, что благ Христос Господь, если желаем жизни вечной, если не отказываемся следовать добрым внушениям, если не утомляемся и не падаем в духе, всегда возвращая себя от погрешений и падений. Ибо таким образом бывая благоискусными, сподобимся несомненно жизни вечной во Христе Иисусе.

259.

1) Помня, что даровано нам воплощенным домостроительством,— 2) будем жить в обновлении жизни, по духу его,— 3) бегая ветхости, именно — сласти похотной и зависти, от коих все зло,— и — 4) ревнуя о всяком добре, любя и скорби из-за него. [4, 40].

1) Как жаждущие хотят пить и алчущие есть, так должны мы вожделевать слышания слова Божия. Ибо от слышания его, мы приобретаем весьма многое: из безпечных становимся ревностными, из ревностных ревностнейшими. Какое же ныне слышится к нам слово?— так, говорит, возлюбил Бог мир, яко и Сына Своего Единородного даль есть, да всяк веруяй в он не погибнет, но имат живот вечный (Ин. 3, 16). И не просто — дал, но даже до смерти, смерти же крестныя (Фил. 2, 8). Как? мы были порабощены диаволу преслушанием Адамлим, обладаемы смертию, проданы под грех, повинны тлению. Пришел Единородный Сын Божий, давший Себя в искупление всех, и не только избавил нас от власти смерти, но, омыв нас от грехов наших кровию Своею (Апок. 1, 5), соделал наследниками царствия Своего, как написано. Видишь крепкую и сильную любовь Его? Видишь безмерную милость человеколюбия Его? Как непостижимы милости Его, и как неизследованны щедроты Его, которыя богато излил Он на нас чрез Иисуса Христа Спасителя нашего!

2) Что же скажем на это мы бедные, и что подумаем? Возвратимся ли опять на грех? Возжелаем ли рабства? Изберем ли безчестие, тление и осуждение?— Да не будет.— Иже бо умрохом греху, как еще будем жити в нем? Или не разумеете, яко елицы во Христа Иucyca крестихомся, в смерть Его крестихомся? Спогребохомся убо Ему крещением в смерть: да якоже воста Христос от мертвых славою отчею, тако ими во обповлении жизни ходити начнем (Рим. 6, 2—4).— Будем же, братие, ходить во обновлении жизни, как и обещались снова и при приятии схимы, будем жить в правде и преподобии, как подобает святым (Еф. 5, 3), в мире и единомыслии, в честности, в благородстве и благоговении, во святыне и безстрастии, не увлекаясь прежними в неведении нашем похотениями (1 Петр. 1, 14), но как от огня убегая от прежних пристрастий, утверждены быв на камне веры нашей.

3) Вот что есть обновление! Что же ветхость?— Сласть греховная, коею быв уловлен праотец наш Адам, сделался изгнанником из Рая, и подпал под иго настоящей многоплачевной жизни нашей,— зависть, коею возгордевшись, Каин убил брата своего Авеля, за предпочтение даров его, после чего стенящим и трясущимся был он всю жизнь свою. От сих двух страстей неисчетное число зол вошло в мир: отсюда потоп, истребивший все живое на земле; отсюда горькая участь Содома и Гоморры, огнем и жупелом (серою) в пепел обращенных, в показание нечестия их. Видите, что наделал грех, и похоть очес с гордостию житейскою?

4) Но как сказано уже, милостию Божиею мы воззваны, улучили свободу, востекли к всыновлению. Будем же стоять в свободе, к коей освободил нас Христос, и в славе, коею Он прославил нас, сохраним себя, от всего суетнаго отвращаясь, и все ради Христа ни во что вменяя,— безчестие почитая честию, скорбь радостию, раны наслаждением, гонение блаженством, смерть жизнию, как почитали и ныне поминаемые святые отцы наши и братия, коих имена в книге живых. Так жительствуя, и мы здесь явимся, яко светила в мире слово животное придержаще (Фил. 2, 15), в будущем же веке царствия Божия наследниками быть сподобимся.

260.

1) Указав, как обозрение житий святых отцев оживляет в нас все доброе, и отревает от всего недобраго,— 2) приглашает подражать им всякаго, по роду послушания своего,— 3) да не будет у нас непослушания, лености и ропотливости. [4, 41].

1) В дни сии, когда прочитываются жития святых отцев наших, какую великую почерпаем мы от того пользу, и какого радования причастны бываем, и сказать нельзя. Ибо что, скажи мне, сладчае, как обозревать безсмертныя их деяния, чудеса и победы над басами! Мне кажется, что даже камни чувствуют эту пользу, а не только разумный человек. От этого просвещается ум человека, отлагая омрачительное мудрование плоти; от этого душа умиляется, воспаряя к божественной любви. Истиннейше можно сказать, что это (т. е. собор святых) Божий рай Едемский, не вещественными растениями, а духовными разнообразными плодами наполненный и красящийся, где благоухает дыхание жизни, где змий не уязвляет, а язвы получает, не изгоняет, а изгнан бывает, как и подобает. И если царствие Божие внутрь нас есть, то не погрешит, думаю, кто назовет царством небесным святых, на коих почив, всеблагий Бог, как какой царь щедролюбивый, раздает дары рабам своим. Что мне после сего царства земныя? Что суетная славишка и чрево, обреченное на упразднение? Что злато и сребро, и светлыя одеяния, и всякая другая суетность?— И сравнения никакого не стоит все сие, как сопоставление света со тмою, жизни со смертию, истины со сном.

2) Если же все сие так есть, будем радоваться радостию неизглаголанною и прославленною (1 Петр. 1, 8), что улучили лучшую часть и что стали принадлежать к роду избранному, сияющему небесным благородством; и не только радоваться будем сему, но и поревнуем подражать их добродетелям,на сколько сил достанет, чтоб явно было, что не пустое имя носим, образ только благочестия имея, силы же его отвергаяся (2 Тим. 3, 5). Как в аптеку приходя, всякий по своей болезни избирает врачевство; таким же образом и мы, желая добре подражать святым, будем избирать примеры, какие каждому сродны по его жизни и таким образом почерпать из их жития пользу себе. Я недостойный буду смотреть на достойно пасторствовавших; эконом — на верно и разумно экономствовавших; келларь — на разсудительно и добросовестно келларствовавших. Тоже самое пусть думает канонарх, гостинник, повар, трапезарь и все прочие, к какому бы посдушанию кто ни был приставлен. Примеры добрые на всех найдутся, если захотим видеть их и подражать им.

3) Да не будет же ни у кого никакого непослушания. Как только позван, тотчас являйся. А говорить: немного подожди — и явлюсь, особенно эконому, небезгрешное и не недостойное осуждения дело. Никто также не отказывайся от своего послушания, но благопокорно исполняй его, хоть бы смерть: это будет настоящее монашеское совершенство. И ропотлив никто не будь, осуждая наше место, яко не имеющее того и этого. Таковый повинен суду возроптавших в пустыне, коих пагуба изумительна (Чис. гл. 16-я).— Но кто это такие?— Невежды, нетерпеливые, младенцы умом,— недостойные даже того, чтоб дышать воздухом, а не только получить столько утешений.— Впрочем всеблагй Бог наш неразумных да вразумит, разумных да умудрит паче, и всех да спасет в царствии Своем, во Христе Иисусе, Господе нашем.

261.

1) Все желаемое по духу мира непрочно; одна добродетель вечно блаженна.— 2) Она ублажается даже и здесь, как видим из каждодневнаго воспоминания в церкви святых.— 3) Чтожь будет там? Там Святые будут как солнце, и будут со Христом.— 4) Сего сподобиться поревнуем, как и избежать противоположнаго сему. [4, 42].

1) Из людей одни ублажают богатство, другие — власть, те — успехи, эти — наслаждения. Но из этого ничто недостойно ублажения, потому что ничто не пребывает на всегда, но гибнет вместе с настоящим веком. Но и здесь это многих не долго утешает; но лишь показывается и тотчас исчезает, как сон. Одна добродетель достойна ублажения, как вечно пребывающее обладание, соделывающее обладателей своих блаженными.— Вспомним, сколько от века было властителей, и утешников,— и ни единаго из них память не есть с похвалою; а добродетельных слава неугасима.

2) И это видно из того, что мы делаем. Вчера мы ублажали святаго Златоуста, ныне ублажаем приснопамятнаго Ефрема, завтра будем ублажать другаго святаго. Таким образом они, как светила, в продолжении года один за другим возсиявают на тверди Церкви, в памятях о них, отверзают уста наши к прославлению их и освещают наши по Богу стопы. Верно потому священное слово: ихже предуведе, тех и предустави, сообразных быти образу Сына Своего, яко быти Ему первородну во многих братиях: а ихже предустави, тех и призва; а ихже призва, сих и оправда: а ихже оправда, сих и прослави (Рим. 8, 29. 30). Что скажем на это? Мы разве непричастны такого звания и славы? Конечно причастны. И нам смиренным не чужды и жизнь крестоносная и цена блаженства; так как мы до нынешняго часа терпим гонение, кроме предшествовавших подвигов добраго исповедания. И о, коль дивна сила добродетели! И. что дарует она тем, кои строго держатся ея!

3) Но это здесь; что же в будущем веке? О, кто может изобразить оное блаженство и славу оную! Господь так говорит о сем: тогда праведницы просветятся, яко солнце (Мф. 13, 43). Как Он Сам есть солнце правды, то обетовал, что и праведники, как сообразные с Ним, возблистают солнцевидно, как утверждает Апостол: понеже с Ним страждем, то с Ним и прославимся (Рим. 8, 17). И как вымолил у Отца Сам Господь: Отче, ихже дал ecu Мне, хощу, да идеже есмь Аз, и mии будут со Мною: да видят славу Мою, юже дал ecu Мне, яко возлюбил Мя ecu прежде сложения мира (Ин. 17, 24). Видите, куда мы отыдем?— Идеже есть Христос одесную Бога седя (Кол. 3, 1), где радость и веселие, где хоростояние Ангелов, и церковь первородных на небесех написанных,— где одного с нами чина сущие братия и отцы, туда отыдем мы спустя немного, и там начнем веселиться с Тем, Кто владычеством своим владычествует над веком, как поет блаженный Давид (Пс. 65, 7),— не над веком в тысячу или десять тысяч лет, но над веком, нестареющимся и конца не имеющим.

4) И к сим кто доволен?— Тот, кто столько ревностен, что весь день и всяк час трезвится и бодрствует, чтоб не воздремать душею: ибо, при таком дремании, страсти, как звери, нападают на нас и овладевают душею. Пока же мы пребываем на страже и бдим над собою, дотоле не окрадет хищник, не похитит змий.— Итак, бдеть надобно и обозревать умом сказанное пред сим, равно как и противоположное сему,— муки, кои угрожают противящимся воле Божией: огнь неугасимый, тму кромешнюю, червя неусыпающаго, и все другия; чтобы, бывая исполнены и объяты такими помышлениями, могли мы миновать сети вражеския, и безукоризненными прейти отсюда и улучить царство небесное.

262.

1) Много благодьяний от Господа было нам при перехода из пустыни сюда: благодарить должны не словами только, но и делом.— 2) Что же воздадим?— Будем жить во славу Божию,— будем благоуханием Христовым, взыдем на гору, да видят.— 3) Для сего оставим дольняя и горним благоукрасимся.— 4) Что не далеко от нас; ибо в нас есть. [4, 43].

1) Всегда наслаждаясь благодеяниями Божиими, всегда и благодарить Его должны мы от сердца теплаго в молитве напряженной. Ибо посмотрите, какое и ныне благодеяние! Когда вынуждены были мы убежать, боясь Агарян, не препитал ли Он нас, как в пустыне, в том месте, куда мы были отброшены; и это в продолжении многих дней? Не отверз ли Он нам потом дверь упокоения здесь, где и храм прекрасный и обиталища благоприличны; тот же, кто приял нас — единодушный наш брат?— Сколь велико попечение о нас Божие! Что бы надлежало сделать и Он не сделал?— В продолжении самаго бегства нашего доставил Он нам хлеба, вина, рыбы и прочаго потребнаго, сколько требовалось, и даже более, чем требовалось, так что изумлялись видящие то. За все такое не просто благодарить, но и души свои до крови положить долженствуем мы бедные. Почему прошу, возжжем в себе любовь к Нему крепчайшую, прилепимся к Нему всецело и воздадим любезнейшее Ему воздаяние.

2) Какое же воздадим Ему воздаяние?— Будем жить и здесь во славу поклоняемаго имени Его, чтоб и на нас исполнилось сказанное Им: тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела: и прославят Отца вашего, иже на небесах (Мф. 5, 16). Негде говорит и Апостол: Богу благодарение всегда победители нас творящему о ХристеИисусе, и воню разума Его являющу нами во всяком месте. Яко Христово благоухание есмы Богови в спасаемых и в погибающих. (2 Кор. 14, 15). Видишь, что добродетельный есть благоухание Христово, где бы он ни жил? Добродетель и по естеству своему не такова, чтоб укрываться; но проходящий ее всем делается явен: так как и написано: не может град укрытися верху горы стоя (Мф. 5, 14). Град есть душа человеческая, гора — высота добродетелей, на которую востекшие сияют, яко светила в мире, слово животно придержаще в похвалу себе самим в день Христов (Филип. 2, 15). Взойдем-же, братие, и мы на святую гору сию.

3) Но взойти туда мы не можем, если наперед не оставим дольняго,— т. е. пожеланий плоти и помышлений, и погибельныя удовольствия здешней жизни, от коих удаление есть восхождение к добродетели. Итак, да очистится сердце от скверных помышлений, да уцеломудрится око смотреть право, да затворится ухо от слышания злаго,- да запретится языку говорить суетное, да удерживается рука от прикосновений не подобающих, да направится нога на путь мирен, все члены да обучаются соответственному добру и да освящаются благообразием Христовым. Царь земный благосклонно приветствует того, кто прекрасен и украшен телесно; Царь же Небесный благоволит к тому, кто благоукрашен в духе, хотя, по видимости, он нищ, слеп, хром, и другие имеет видимые недостатки, почитающиеся у людей презренными. В сем разуме неблагородные бывают благородны, безславные славны, нищие богаты; по сей же причине блаженные Апостолы из рыбарей явились лицами начальственными по всей земле; отсюда св. Антоний, не проходивши наук,был премудрее мудрецов; отсюда,- заимствую пример ближе к нам,— наш Фаддей, скиф и раб, как знаете, востек на высоту исповедания Христа и славным сделался в мире.

4) И о, неизреченное к нам человеколюбие благаго Бога нашего! Какой удобный даровал Он нам вход к Себе! Ибо для сего не требуется ни посредник ни деньги, ни ожи-дание благоприятнаго какого либо случая; но только восхотеть надобно,— и все сделано.— Итак желаешь ли быть великим на небесах? Избери здесь быть последним. Желаешь ли сыном Божиим нарещися? Умиротвори душу от страстей. Желаешь ли очами Божиими быть зримым? Емлись за правду.— Но к сим кто доволен?— Охотно приемлющий учение, любящий делать правду, стремящийся обогатиться небесными благами.— Но буди и нам, исполняя в таком настроении животворныя заповеди, улучить царствие небесное со всеми святыми, во Христе Иисусе, Господе нашем.

263.

1) Всякий исполняй свое послушание, всеусердно, как пред Богом.— 2) Я свое, вы свое: и будем друг другу удове, общее устрояя благобытие. [4, 44].

1) Как исполняющие послушание, так и распоряжающиеся послушаниями должны со всем вниманием и усердием,- подвижнически,— исправлять свое дело,— и эконом и подъэконом, и келларь, и повар, и трапезарь, и всякий другое вакое делающий дело,— чтобы не подпасть грозной клятве, гласящей: проклят человек, творяй дело Господне с небрежением (Иерем. 48, 10); а напротив, чтоб наипаче достойными соделаться благоволения Господа, Который сказал: кто есть верный раб и мудрый, его же поставит господин его надь домом своим? Блажен раб той, его же, пришед господин его, обрящет тако творяща. Аминь глаголю вам, яко над всем имением своим поставит его (Мф. 24, 45—47). Видишь, какую и коликую честь дает Он добре служащему? Явно же, что не добре служащему противоположный сему выпадает жребий. Почему прошу вас, исполняй каждый добросовестно вверенное ему послушание, и тем прославляй Бога и стяжавай свое спасение. Эконом экономски удовлетворяй телесныя потребы, давая каждому подобающее не по лицеприятию и не по пристрастию делая что либо, но все по благорасположению и братской любви. Келларь, смотри, как удовлять братство пищею, делая свое дело искренно с одним желанием упокоить их, и в келларне ничего не держа попорченнаго. Повар, блюди совесть в варении пищи и в приправе ея, как бы Самому Богу принося служение свое. Трапезарь, содержи чистою трапезу и все потребные в ней сосуды, служа братиям, как Господу. Также пусть действуют и другие в своих им послушаниях.

2) Говорю же сие не затем, чтобы одних из вас возстановить против других, но чтоб каждый, в чем призван, тем и старался удовлетворить своему долгу служить другим, имея пред умными очами своими Бога, от Коего и мздовоздаяние все ожидать надлежит.— И мне, смиренному, разве не вверено свое домостроение?— Да, и еще самое большое.— Итак, как на мне лежит пещись и бдеть о душах ваших, умолять и вразумлять каждаго, и на едине и обще со всеми возвещать вам правду Божию и грядущий мечь: так и вам без лености следует исполнять свои послушания.— И будем таким образом одно тело и один дух, как и призваны в едином уповании звания нашего — друг друга любя, как члены одни относительно других, друг друга терпя, друг о друге заботясь, друг друга тяготы нося; чтоб во время исхода поздо не пожалеть о напрасно потраченном времени в нерадении; но да будем всегда добре приготовлены к сему исходу, и искренно благонадежны, прешедши отселе с доброю совстию, улучить царствие небесное.

264.

1) Подрались: обличает.— 2) Указывает причину в гордости, которая наперед научает: тронька; я ему,— а потом и делом то являет.— 3) Средство против сего - укоренять в сердце благия преднамерения. [4, 45].

1) Не надолго я отлучался от вас; но воротившись, нашел среди вас безчиние, о котором нахожу нужным объявить всем, и такое безчиние, что некие, руки простерши, схватили друг друга неистово, с гневом и криком.- Что касается до одного из них, это не совсем странно, потому что он еще мирянин и не принят в число братства; чтоже касается до другаго, то это крайне странно, потому что он сделал это, будучи уже монахом, который должен быть распявшимся миру, и плоть иметь пригвожденною ко кресту. Как же это ты, брат, сошел со креста, как освободясь от гвоздей, возложил руки свои по Иудейски на Христа Иисуса: ибо Он сам сказал: сотворивший единому сих братий Моих менших Мне сотвори (Мф. 25, 40). И ты не убоялся от лица сказавшаго сие? He устыдился Ангела, хранителя жизни твоей? Не устрашился смотрящих на тебя братий и сторонних лиц? Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят добрая дела ваши, и прославят Отца вашего, иже на небесех, заповедал Господь (Мф. 5, 16). Тебя же твое худое дело таким напротив покрыло мраком, что тобою имя Божие похулилось. Увы мне грешному! На какую высоту жизни позваны мы, и куда низверглись, срамничая подобно злонравным мирянам. Ты говоришь, что тот начал брань; но разве ты не слыхал как кротко Господь сказал слуге, ударившему Его в ланиту: аще зле глаголах, свидетельствуй о зле: аще ли добре, что мя биеши? (Ин. 18, 23). И опять на кресте: Отче, отпусти им: не ведят бо что творят? (Лк. 23, 34). Ведая сие, тебе должно было и, когда укоряют, благословлять и, когда бьют, молиться о них и, когда хулят, молчать (1 Кор. 4, 12. 13). Ты же, не подражая благому, чьим подражателем сделался?- Смотри, какова заповедь, заповеданная Апостолом: всяка горесть, и гнев, и ярость, и кличь и хула, да возмется от вас, со всякою злобою (Еф. 4, 31); а вы дошли до рукопашной, дрались за волосы, друг друга душили?— Так презрен закон Божий. Всуе ковачь сребро кует, говоря пророческим словом (Иер. 6, 29). Напрасно и я смиренный тружусь до утомления. Впрочем и при этом я не перестану дедать свое дело, тем паче, что иной раз имею много внимательных слушателей.

2) Но где же причина такого безчестия? Ибо должно не обличить только грех, но указать и врачевство. Злая совесть изобрела эту злую новость, гордостное о себе мудрование, злаго сердца замысл. ,,Если он мне скажет то-то, говорит в сердце своем задорный, я отвечу ему вот что; если он меня хватит так-то, я отплачу ему тем-же."— Потом когда случится раздражение, по какому либо поводу, тогда, что гадали в сокровенности, выносим мы и наружу. Ибо неложен рекший: от избытка сердца уста глаголют. Благий человек от благаго сокровища износит благая: и лукавый человек от лукаваго сокровища износит лукавая (Мф. 12, 34. 35).

3) Сделаем же сердце наше сокровищем благих преднамерений. И тогда не только не изнесем мы ничего лукаваго, и не станем драться; но и если кто ударит вас в десную ланиту, мы обратим к нему и другую (Мф. 5, 39), и что бы другое ни случилось, поступим по Евангельской заповеди.— И вскую умираете, доме Израилев? (Иезек. 33, 11). Прилично здесь сказать и нам. Вскую день изо дня по пусту и всуе иждиваем жизнь свою, в яствах и винопитиях знатоками являясь, а в деланиях заповедей Божиих бывая невеждами? Не лучше ли будет укрепиться нам в себе чтоб вперед: не огорчаться, не серчать, не яриться и не кричать, от чего, как некия стрелы, вырываются оскорбительныя слова, а то и этого еще что нибудь худшее.— Се завещаваю вам пред Богом оживляющим всяческая, и Христом Иисусом свидетельствовавшим при Понтийстем Пилате доброе исповедание: соблюсти вам заповедь нескверну, и незазорну (1 Тим. 6, 13. 14), чтоб не принудить меня подвергнуть вас тягчайшим епитимиям, но чтоб паче действуя всегда и во всем благообразно и по чину, и меня грешного успокоить, и Богу благоугодить, и вечных благ сподобиться.

265.

1) Еще обличает подравшихся; и— 2) приглашает всех к миру, заимствуя побуждение к тому из св. Причащения.— 3) К сему незаметно прицепляет слово о девстве, которое хвалит, и— 4) для коего средством ставит раскаяние в огне страха Божия и заколение в слезах, [4, 46].

1) Ни я не должен чувствовать насыщения спасительным беседованием, ни вы — душеполезным слушанием. Но оба мы того и другаго должны иметь ненасытимое вожделение, как жаждущие почерпнуть воды. И это есть признак преуспеяния, условие и действо спасения. Ибо слова путеводят к делам — добрыя к добрым и противныя тому к противным. Поелику же мы желаем делать доброе, то должны пользоваться добрыми поучениями и благими собеседованиями, чтоб не погрешить в должном. Сему самому научая, Апостол вот что говорит: всяко слово гнило да не исходит из уст ваших: но точию еже есть благо к созиданию веры, да даст благодать слышащим. И не оскорбляйте Духа Святаго Божия, имже знаменастеся в день избавления. И далее: всяка горесть, и гнев, и ярость, и кличь, и хула, да возмется от вас, со всякою злобою. Бывайте же друг ко другу блази, милосерди, прощающе друг другу, якоже и Бог во Христе простил есть вам (Еф. 4, 29—32). Видите, что заповедует Он? Какова точность в определении заповеди?— Вот что у него говорится еще строже в другом месте: иже Христови суть, плоть распяша со страстми и похотми (Гал. 5, 24), т. е. как бы неподвижными пребывают к греховному действованию. Если же это так, то разсуди, какого осуждения достойны подравшиеся наши? Они не только побранились, но и руки возложили друг на друга. И ты, мирянин еще, только причисленный к нам, простираешь руки на монашествующаго?- А ты, монах, дерзаешь палкою бить приготовляемаго к обетам послушания?- Нет; ты уже не монах, а мономах (единоборец), не аскет, а разбойник, не сын мира, а чадо гнева. Не от бранных ли слов пошли удары, за ударами же не следуют ли иной раз смертоубийства?— Почему поступившие так подвержены будут подобающей епитимии, чтоб не дошли до чего худшаго.

2) Вы же, возлюбленные, как ученики кроткаго и миротворнаго Владыки, кротко и мирно между собою живите,— мир имейте и святыню со всеми, ихже кроме никтоже узрит Господа (Евр. 12, 14). Устыждайтесь Владычняго тела и крови, коих причащаться сподобляемся. Душа, приемлющая пречистые дары, не должна допускать в себе смятения, неистовства и неуместных пожеланий. Уста, черплющия из безсмертнаго источника, не должны произносить нечистых смрадных слов. Очи, освященныя честною кровию, не должны смотреть зверски и позволять печатлеться в себе блудническим видам. Рука, принимавшая божественное сокровище, не должна касаться ничего не подобающаго.

3) Но и все члены, как уды Христовы, должны быть содержимы и блюдомы в чистоте. Конечно и всякая добродетель велика и вожделенна, но не столько, сколько девство. Девство первейше возсияло в раю, прежде чем змий обманул прародителей своими софизмами;- девство сподобилось быть Материю Христа; девство людей соделывает Ангелами; девство возводит мир к нетлению.

4) При сем спросит кто, как же нам стяжать его?— Как иначе, как не безчисленными трудами и потами?— Ибо где предлежит великое дело, там должно быть и тщание велико и труды немалы. Как меч острый добре рубит нападающих, так и душа, в страхе Божием, как в огне выкованная и в слезной воде закаленная должна рубить демонские помыслы, ловя их, как добычу. Если затупится, опять надо оттачивать ее, чтоб побивала не тысячами, а тмами, как поется о Давиде; потому что много борющих нас с высоты (Пс. 55, 3), и безчисленны духи злобы, против нас воинствующие, сопротивление коим до конца показывает истиннаго воина Христова и соделывает его венценосцем.

Буди же милостию Божиею согрвшившим прощение, вам же добре текущим, усиление рвения, чтоб еще и еще совершать всякую заповедь Божию, и за то улучить царствие небесное.

266.

1) Ревностный не от дел только худых воздерживается, но и от помыслов: чрез что стяжавает мир Божий, в коем упоевается божественными созерцаниями.— 2) Будем же внимать себе, и не дадим помыслам замедлять в душе,— особенно блудным и гневливым. [4, 47].

1) Нерадивые и обезпечившиеся почитают грехом самым делом совершать беззакония, как-то: прелюбодеяние, блуд, студодеяние, нечистоту и всякое другое дело злое, против которых и закон тяжел. Но ревностный и желающий во всей точности сообразоваться с заповедями не считает неповинными и неподобных мечтаний мысленных, от коих происходят в теле непотребныя движения, и всячески старается и это все уничтожить в себе, и пребывать в покое от пагубных страстей: что и есть мир иметь к Богу чрез Господа нашего Иисуса Христа, как говорить Апостол (Рим. 5, 1), в коем установившись, душа радуется радостию великою и услаждается сладостию ненасытимою, любя входить в помышления о Боге и углубляться в созерцания неизреченных Его величий, до забвения себя самой. Когда же случится ей выдти из такого состояния, и быть тронутой безсловесными похотениями; тогда она возмущается и волнуется, как корабль бедствующий от взволновавшагося моря; и если Господь не придет на помощь, бывает в опасности потерпеть и кораблекрушение.

2) Посему внимать надлежит, не позволяя порочным помыслам замедлять в нас, но тотчас с корнем исторгая их. Ибо если змий найдет место проникнуть внутрь, и мало по малу протесниться туда, то уже не отстанет, пока не породит смерти. Почему Писание говорит, что змий будет блюсти пяту человека, т. е. конец действия, а человек будет блюсти главу змия, т. е. первое ввержение в душу помысла греховнаго (Быт. 3, 15). Будем же стоять доблестно против приражения помыслов, уничтожая их прежде возгорения от них похоти, и тем пресекая сланое море греха, чтоб и нам можно было говорить с Св. Давидом: проидохом сквозе огнь и воду, и извел ecu ни в покой (65,12).— Впрочем не эта одна страсть (т. е. похоть) возмущает и изменяет душу; но и еще более гнев; ибо говорится: смятеся от ярости око мое (Пс. 6, 8), еще: ярость их по подобию змиину (Пс. 57, 5); и еще: ярость в недре безумных почиет (Еккл. 7, 10); наконец: устремление ярости падение ему (Сир. 1, 22). От чего же раждается такая страсть? От горделиваго о себе и презрительнаго о других мудрования, мнящее себе быти нечто (Гал. 6, 3), высящееся над низшим. Поелику смиренный сердцем, подражая Господу, кроток есть и тих, неспорлив и некриклив; и если случится, то скорее терпит обиду, чем причиняет,— принимает удар, но не воздает ударом.

267.

1) Послушания связаны одно с другим; почему надо друг другу помогать, и всегда, не отрицаясь и не медля, слушаться pacпoрядителей послушаниями.— 2) Не поддавайтесь возмутительным помыслам: ибо они от лукаваго.— 3) Для сего восприимите терпение, во всем потребное. [4, 48].

1) О чем ныне поговорить? Поговорю о внешнем образе нашей жизни, или жизни по уставу: ибо хотя мы в изгнании, но живем, как в киновии, не один или два, а многиe вместе. И хотя довольства киновийнаго не имеем, но необходимое достаем хотя с трудом,— и не только для себя, но и для других. Ибо непрестанно заходят к нам братия и отцы, а также странники и бедные. Всех принять и удовлить немалаго требует духа и немалаго труда. Почему эконому надлежит быть разсудительну и бдительну, как приставнику Божию. Но это ни к чему не послужит, если эконом не будет иметь согласнаго с ним и подобно ему бдительнаго подъэконома. Но и подъэконом также ни в чем не успеет, если не будет иметь келларя, во всем ему последующаго. Но и у келларя дело не будет идти, как бы желалось, если не будет иметь хорошаго помощника в поваре. Но и у повара, а за ним у прочих, за сими прочими у всех остальных дело не будет спориться, если каждый из них не будет иметь в других сотрудников себе. Как в едином теле много членов; все же члены пекутся друг о друге, так что если страждет один член, с ним страждут все члены, и если славится один член, в ним радуются все члены: так и в братстве, если не будет соблюдаться такой-же порядок, то в нем не будет общежития, не будет мира и единомыслия, но будут парии, разделения и разложения.- Если же это так есть, то как смеет кто делать что либо по своему частному желанию, или, когда уже ободнялось заниматься своим частным делом, или рукодельем, а не выходить на общее и общеполезное дело? Или как смеет кто, зовомый на какое либо дело, отказываться и не подчиняться имеющим власть над ним? Такой уже не послушник, а ослушник, не брат, а чужой. Но если так и бывало, вперед остерегайтесь этого, чтоб попавшемуся в такой вине не пришлось нести положенной за безчние епитимии.— Не слышите разве, что повелевает Апостол? Бывайте друг ко другу блази, милосерди, прощающе друг другу, якоже и Бог во Христе простил есть вам (Еф. 4, 32). Будемъ-же и мы таковы друг ко другу, друг друга тяготы нося и тако исполняя закон Христов, как написано (Гал. 6,2).

2) Просил я вас прежде и теперь прошу, не дадим себе изнемогать под тяжестию помыслов, но с радостию Духа Святаго будем совершать предлежащий нам подвиг борения, взирая на начальника веры и совершителя Иисуса, Который дает молитву молящемуся и победу желающему победить. Не помните ли, как недавно вдруг поднялась непогода, а потом тотчас опять воздух очистился? Так бывает и с помыслами: немного потревожат, а потом опять отходят. О, когда бы они совсем не безпокоили нас? И почему бы нам не иметь всегда мира в душах своих? Но это невозможно, потому что мы превратны, и даже одного дня не пребываем одинаковыми, тем паче нельзя сему быть всегда. Но ты посмотри мне, какая упорная злоба у диавола, что и отгоняемый опять пристает, и будучи тма в Ангела светла преобразуется, покушаясь взять нас обманом. Но да отступит от нас змий, и да глаголем всегда: не отречемся от Тебя, Христе, и не сделаем ложным исповедания своего. Или не знаете, из какого состояния в какое перешли мы? Не из невиднаго ли в видное? Не из невежества ли в знание? Не из безчестия ли в честь? И слово у нас есть, и знание, и хвала; и вы сыны есте, яко воистину честные, облеченные в злато, по златому вашему послушанию.

3) Чего же еще недостает?— Терпения, терпения бо, говорит Апостол, имате потребу, да волю Божию сотворше, приимете обетование (Евр. 10, 36). Какое же это обетование?— Сам Господь сказал: иду уготовити место вам. И аще уготовлю место вам, паки прииду, и пойму вы к Себе; да идеже есмь Аз, и вы будете. И аможе Аз иду, весте, и путь весте (Ин. 14, 2—4). И радости вашея никтоже возмет от вас (Ин. 16, 22). Помышляя о сем и, имеющую открыться во святых, славу, неизреченную и недомыслимую, прозревая, будем все переносить великодушно: придется ли голодать, будем голодать; придется вдоволь всего иметь, будем довольствовать себя; умирать ли будем, необходимо умрем, чтоб жизнь вечную наследовать во Христе, Иисусе Господе нашем.

268.

1) На маслянице разгул чувствсвных удовольствий противен духу Христианства.— 2) Возблагодарим Господа, что вывел нас из миpa и ввел в наше тихое жительство, из коего прошяло столько святых, коим подражаем и мы. —3) Будем же верны ему, готовясь и к предлежащим подвигам исповедания. [4, 49].

1) Наступающие дни (масляницы) обыкновенно считаются у людей какими-то праздничными, по причине бывающих тут пиров и гуляний, не разумея, что дни сии чрез воздержание от мясоястия возвещают об общем воздержании, а не о пресыщении и пьянстве. Ибо это принадлежность еллинскаго празднества. Христианам же хотя всего можно употреблять вдоволь, но попечения о плоти никак не творить в похоти, как учит Апостол (Рим. 13, 14). Зло однакожь, перешедши в житейский закон, ведет мир, куда хочет. Мы же будем избегать невоздержания даже и в том, употребление чего разрешено нам, зная, что невоздержание есть мать греха. Так праотец наш Адам, пока воздерживался от вкушения того, что было запрещено, в раю радовался и веселился, исполняясь божественными озарениями и наитиями. Когда же нарушил воздержание и вкусил от древа преслушания, тотчас изгнан был из рая сладости. И соделалось для него невоздержание родительницею смерти. Так Содомиты, от пресыщения хлебами неистовствуя срамными страстями, навлекли на себя гнев Божий и поглощены огнем и жупелом. Так Исав ненавистный, жадными увлеченный очами за одно яство отдал первородство свое. Так и народ Божий….седоша людие ясти и пити и восташа играти (Исх. 32, 6). Тоже дается и в настоящие дни: пиры и пьянство, вопли и демонския пляски, не только днем, но и до поздней ночи. Так зло невоздержание; чрез него и смерть вошла в мир.

2) Мы же благодарить должны Бога, что Он избавил нас от таких суетностей и ввел в жизнь блаженную, где не невоздержание, а умеренность, не пьянство, а трезвенность, не буйство, а мир, не шумность, а безмолвие, не срамословие, а благодарение, не непотребство, а чистота, святыня и целомудрие. Из сейто жизни возсияли все божественные отцы наши, которые, с Божиею помощию, попрали страсти, прогнали демонов, сделались равноангельными, содевали чудеса, улучили славу небесную, стали предметом удивления в миpе — из коих одним был и блаженный Антоний, котораго жизнь читали мы ныне и видели, как Бог прославил его в поднебесной,— так, что цари земные за великое почитали писать к нему и от него написанное прочитать слово. Сих блаженных жизнь проходим и мы смиренные; а что и делом соревнуем ей, о том свидетельствует совершенство наших монахов, отречение от мира, отчуждение от родины, от рода своего и всех знаемых, покорность послушание,— сие, предлежащее нам исповедание, за которое и в гонении состоим.

3) Будем же радоваться и сорадоваться друг другу, что Бог даровал нам все такое, и что мы проводим жизнь духовную, в которой, если хотим, можно нам праздновать каждый день и радоваться радостию неувядаемою. Почему прошу, еще крепче емлемся за подвиг наш и предстоящее нам исповедание: ибо уже и слух прошел, что державный разсматривает дело наше, и как бы скоро не явился и посол царский. Но не убоимся ходящих речей: аще Бог по нас, кто на ны? (Рим. 8, 31). Если Он помог нам в предыдущих обстоятельствах, то поможет конечно и вперед: только будем стоять мужественно, только себе да внемлем, и Он даст нам силу во всем, благоугодно Ему пожить до конца и улучить царство небесное.


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS