Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Добротолюбие

Добротолюбие - Том 4. Часть 5

20.07.14



⇒Святый преподобный Феодор Студит

269.

1) Гонение при дверях: встретим его благодушно, уповая на помощь Божию и воодушевляясь обетованиями за претерпение гонений — за веру.— 2) С еретиками не надо общение иметь, и особенно бегать тех, кои на словах верны, а в сердце еретики.— 3) Иконоборство воюет против догмата о воплощении Бога Слова и против заповеди — чтить Бога и поклоняться ему. [4, 51].

1) Ныне предлежало бы нам беседовать о воздержании: так как при дверях Святая Четыредесятница. Но распространяющияся везде слухи недают нам это сделать и на другое переносят и мысль нашу и слово. Я уже прежде сказал вам, что державный разсматривает дело наше; и ныне, как говорят, угрожает угрозами чрез Никомидийскаго,— на которыя если мы ответим боголепно, он этого не снесет и поспешит сделать, что задумал. На это нечего сказать, но приготовиться к новому гонению в уверенности, что, где умножаются страдания, там умножаются и утешения Святаго Духа, как говорит Апостол: зане якоже избыточествуют страданил Христова в нас, тако Христом избыточествует и утешение наше. Аще ли же скорбим о вашем утешении и спасены, действующемся в терпении техже страданий, яже и мы страждем: и упование наше известно о вас: аще ли утешаемся о вашем утешении и спасении: ведяще, зане якоже общницы есте страстем нашим, такожде и утешению (2 Кор. 1, 5—7). В этих словах Апостол показал нам, что мы взаимно друг с другом общимся в страданиях и утешениях, как сущие одно тело и один дух, якоже и призваны во едином уповании звания нашего (Еф. 4, 4). Не падем же духом и не возмалодушествуем, но решимся крепко стоять за Дело Божие все вместе, как добрые воины Христовы, нося оружия свои, не плотская, но сильна Богом на разорение твердем (2 Кор. 10, 4), т. е. разсудительность, мужество, целомудрие, правду — и тем исполняя сказанное Господом: егда гонят вы во граде сем, бегайте в другий (Мф. 10, 23) — и туда отходя, не будем пещись, что ямы, или что пием, или чим одеждемся (Мф. 6, 31). Ибо Он сам сказал: не оставлю тебе, ниже презрю тя (Иис. Нав. 1, 5): так что Он и там отворит нам двери милости, и во всем помощником нам будет. Как же нам не радоваться, имея такия обетования? Как не веселиться, что состоим учениками Господа? Так гнали и св. Апостолов, к коим говорил Господь: блажене есте, егда поносят вам, и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех (Мф. 5, 11. 12). Итак, настоящее радостно и обвеселительно: ибо доставляет нам радость неизглаголанную, жизнь, вечную и царствие нескончаемое.

2) На путь язык не идите, и во град Самарянский не внидите (Мф. 10, 5). Нам это надо понимать в отношении к еретикам: итак не войдем в церкви их, ни в жилища их. Но где будет сын мира, семя благочестивое, там и пристанем, там и пищу принимать будем, как и в предыдущие годы. Будем беречься от притворяющихся держащими истину, которые говорят, что они правые руководители, но не суть таковы, а заблуждаются, прельщающе и прельщаеми (2 Тим. 3, 13), ихже суд праведен есть (Рим. 3, 8). Будем хранить веру неуклонною и жизнь непорочною, не умаляя и не оскорбляя одной другою, но в той и другой пребывая целыми и совершенными.

3) Предмет предлежащаго исповедания есть догмата о воплощении Господа нашего Иисуса Христа. Кто не исповедует, что Господа нашего Иисуса Христа можно изображать живописью, тот не исповедует, что Он был видим во плоти: ибо быть видиму во плоти и быть предметом доступными для иконнаго изображения есть одно и тоже. Далее,— кто не покланяется святой иконе Господа, тот не покланяется и самому Господу. Ибо для того, что изображено на иконе, есть первообраз, и смотрящий на икону видит пред собою первообраз. Почему, почитание или непочитание иконнаго изображения, поклонение или непоклонение образу падает и на первообраз и, если иконою изображен Господь, на Господа. Таким образом, кто чтит икону Господа и поклоняется образу Его, тот Господа чтит и Ему поклоняется, а кто не чтит сей иконы и не кланяется образу, тот Господа не чтит и не поклоняется Ему.— Иконоборцы хотя и говорят, что поклоняются Господу, но лгут. К ним можно отнести слова Писания: Бога исповедуют ведети, делы же отмещутся Его (Тим. 1, 16). Мы же поклоняемся Христу и иконе Его,- поклоняемся Богородице и иконе ея,— святым и иконам их. И это есть апостольское учение, которое прияли мы от святых отцев наших. Сей-то залог веры предлагаю я вам, чада и братия, чрез Духа Святаго, живущаго в нас, сохранить целым и неповрежденным.— Молитесь же о нас смиренных, да даст нам Господь слово во отверзение уст наших (Еф. 6, 19), с дерзновением сказать истину, чтоб не посрамить упования нашего, и вместе с вами безукоризненно совершить предлежащий нам подвиг, и всем нам улучить царствие небесное.

270.

1) Опять укор разгулу масличному, и вообще мирской жизни, и благодарение, что Бог избавил от сего иночествующих.— 2) Скорбеть надо о мирянах, по духу миpa живущих, подражая Апостолам, Пророкам и всем святым. [4, 52].

1) Часто ублажаю жизнь вашу; но делаю это не из лести, а по истине, жаление о живущих по мирски выразить желая, а вас сделать еще более ревностными в виду имея. Что там ныне деется, вы и сами знаете: пиры и пьянства, песни и пляски и все другия такия изобретения вражьяго в мире действа,- ихже суд праведен, как написано. Наше же жительство не таково: день и ночь хвалим мы Господа, по преданному нам от святых отцев законоположению; псалмопение сдедует у нас за псалмопением, чтение за чтением, молитва за молитвою; затем — в мыслях бдение над помыслами, в сердце поучение в божественных словесах, также безмолвие благовременное, беседа приличная; еще — друг другу служение, все у нас весом и мерою узаконяется, хотя в праздник обычно некое предлагается утешение. Ибо послушай, что говорит Господь к Иуде: еже твориши, сотвори скоро. Сего же никтоже разуме от возлежащих, к чесому рече ему. Нецыи же мняху, понеже ковчежец имяше Иуда, яко глаголет ему Иисус: купи, еже требуем на праздник: или нищим да нечто даст. Видишь, что у них и о празднике, и о нищих была забота? Что и мы смиренные, как видите, стараемся исполнять. Но благословен Бог, сподобивший нас приобщиться такой жизни; не от дел праведных, ихже сотворихом мы,— ибо мы ничего добраго не сотворили на земле,— но по своей милости (Тит. 3, 5), призвал Он нас к ней. Почему каждый из нас с сокрушенным сердцем должен всегда говорить: что есть аз, Господи, Господи, и что дом отца моего, что Ты так возлюбил меня.

2) И наше дело таково; в мире же редко найдешь ты что такое. Ибо там за ночью день следует в заботах и делах века сего, в самооболыцении богатством и в других хлопотах; так что человеку и вздохнуть некогда: то сговариваются один с другим, то сталкиваются неприязненно; клятва и лжа, и убийство, и татьба, и любодеяние разлияся по земле, говоря пророческим словом (Осии — 4, 2), и многое другое, что и пересказать нелегко. Что все приведши на память, блаженный Златоуст сказал, что едвали и какая нибудь частичка спасется из мира. Слово страшное, однакожь истинное. И человеку, доброе чувство имеющему, нельзя об этом не печалиться и не скорбеть. Ибо разве не братья все мы друг другу? Не одной ли все крови? Не из одной ли персти?— Если, видя скотину, по стремнине несущуюся в пропасть, невольно всякий чувствует жалость к ней; не тем ли паче жалостно видеть погибель братий и единоверных? По сей причине блаженный Апостол оплакивал врагов креста Христова с непрестающею болезнию сердца моляся о них (Рим. 9, 2. 3). Пророк Иеремия плакал об Израиле, и плач свой оставил описанным всесторонне в писании. Великий Моисей вопиял к Богу: и ныне, аще убо оставиши им грех их, остави: аще же ни, изглади мя из книги твоея (Исх. 32, 32); да и каждый из святых, таким же объят будучи состраданием, не забывая молиться о людях, в подобном же состоянии находящихся.- Так и мы, если хотим в след их шествовать, не своих си кийждо, но и дружних кийждо смотряйте (Фил. 2, 4), но и о мире молиться, жалея и сердцем боля о живущих развратною жизнию, об одержимых ересию, об омраченных язычеством, и кратко: за вся человеки творити молитвы и моления, как поведано нам от Апостола (1 Тим. 2, 1). Так действуя, мы прежде других самим себе принесем пользу, сокрушаясь и очищаясь от страстных навыков, от коих избавившись, сподобимся улучить жизнь вечную о Христе Иисусе, Господе нашем.

271.

1) Четыредесятница пресекла шум и молву, и мирян призвала к порядку благочестному.— 2) Пост обновляет душу, и делает ее жилищем Божиим; надо сретить его с радостию, и держать.— 3) Но постясь телесно, надо поститься и душевно, от страстей и похотей, кои враг представляет привлекательными по видимости, тогда как на деле оне и безобразны и горьки.— 4) Будем при том прилежать постническим порядкам и церковным и вне церковным. [4, 54].

1) Время четыредесятницы, в сравнении со временем всего года, подобно никоему пристанищу неволненному, в которое стекаясь, все люди получают тишину духовную. Ибо не для монахов только, но и для мирян, для малых и великих, для начальников и подначальных, для царей и иереев, для всякаго рода и всякаго возраста спасительно предлежащее время. Города и села успокоиваются от шума и молвы; вместо того, всюду возглашаются псалмопения и славословия, молитвы и моления, коими умилостивляемый благий наш Бог умиротворяет дух наш, если от искренняго сердца со страхом и трепетом припадаем и плачемся пред Ним, обещая впредь исправление и улучшение.— Но к мирянам пусть простирают беседы предстоятели церковные; я же, как над вами честнейшими поставленный главою, к вам обращу речь, чтоб высказать коротко подобающее.

2) Пост обновление есть души; ибо Апостол говорит: сколько внешний наш человек тлеет, столько внутренний обновляется по вся дни (2 Кор. 4, 16). Если же обновляется, то и благообразие приемлет по образцу первозданной красоты; благообразясь же привлекает к себе любительно Того, Кто сказал: Аз и Отец приидем и обитель у него сотворим (Ин. 14, 23). Если таково обычно благотворное действие поста, что он соделывает нас жилищем Божиим; то нам надлежит приять его с радостию, не тяготясь простотою и милостию диэты: ибо видим, что Господь, сильный доставить разнообразную и богатую пищу, одним хдебом и водою напитал тысячи людей в пустыне; ктому-же непривычность к такой диэте, облеченная ревностию, перестанет быть неприятною.

3) Впрочем пост не ограничивается одною скудостию питания, но требует воздержания и от всего худаго, как изрекли святые отцы наши. Будем же воздерживаться от уныния, безпечности, лености, зависти, рвения, злонравия, самоугодия, своенравия; воздержимся и от похоти плотской, потому что и на постящихся нападает этот многообразный змий. Красен был для видения и добр для вкушения, умертвивший меня, плод, как слышим о нем из Писания .Но обрати внимание, что он красным назван по виду, а не по естеству. Как если бы кто, взяв гранату наружно приятнаго краснаго цвета, нашел ее гнилою внутри, такова и сласть похотная: притворно обещает она сладость неслыханную, а, быв удовлетворена, оказывается горчайшею желчею,- изощренною паче меча, обоюду остраго, поядающаго уловленную душу: что пострадал прародитель наш Адам прельщенный змием, который, коснувшись запрещенной пищи, вместо жизни нашел смерть. То же пострадали и все, с того времени до ныне подобным же образом прельщенные. Ибо как он сам, сущи тма, преобразуется в Ангела светла, так умеет преображать и зло в добро, горькое в сладкое, безобразное в благообразное, смертоносное в живительное,— и сим способом всезлобный он не перестает всегда прельщать мир. Мы же не дадим себе прельститься такими его приманками и недопустим себя пострадать ничто подобное тому, что страждут пернатыя, кои бросясь с жадностию на видимую пищу, попадают в сети ловца; но снимем разсуждением прелестные покровы со зла, будем воззревать на него голое, как есть, и таким удобно избегать его.

4) Будем при том бодренны на псалмопениях, усердны к песнословиям, внимательны к чтениям; будем преклонять колена в определенной на каждый час мере и работать своими руками, потому что работать хорошо, и не работающий сочтен недостойным вкушения пищи; будем друг друга тяготы носить, наипаче же постараемся быть друг ко другу 6лази, милосерди, кротки, благопокорливы, исполнены милости и плодов благих (Еф. 4, 32; Иак. 3, 17). И мир Божий, превосходяй всяк ум, да соблюдет сердца ваша и разумения ваша о Христе Иисусе (Фил. 4, 7); и здесь да сподобитесь безукоризненно достигнуть светлаго дня воскресения Господа, в будущем же веке, по воскресении мертвых, улучить царствие небесное.

272.

1) Дом души созидать должно с болыпим рачением, чем житейский.— 2) Матеиалы для дома душевнаго — добродетели - страх Божий и другия, между коими значительно и воздержание.— 3) Постническое вкушение пищи каждодневное лучше двух — и трех-дневнаго, как свидетельствуют и Божеския указания и примеры отцев. [4, 55].

1) Житейские мужи, когда воздвигают себе дом дорогой, не дают себе покоя ни днем, ни ночью, работая, соображая, заботясь, пока не доведут до конца желаннаго дела; и такое у них к этому рвение, что ум их весь там (на постройках) и живет, и все придумывает, как бы получше устроить потолок и кровлю, как бы разукрасить пол разными мраморами, и как придать подобающее благолепие всему прочему, чтоб все представляло приятный вид любителям таких вещей; и еслиб кто захотел отвлечь их от таких хлопот и занятий, они встретили бы то с неудовольствием, как великую какую обиду.- Мы же, устрояющие жилище не тленное, а нетленное, и не из камней и дерев слагаемое, но из духовных совершенств и благодатей искусно сочетаваемое, ужели будем разлениваться и в рвении к делу сему останемся далеко позади тех? Не будет ли это из всех неправостей самою большою? То здание, по принимании стольких и стольких плотолюбивых людей, и по переменении стольких господ, наконец, быв оставлено, запустеет и разорится; а это странноприемлет Духа Святаго, так как если мы есмы храм Бога жива и Дух Божий живет в нас, как говорит Божественный Апостол (1 Кор. 3, 16; 2 Кор. 6, 16); и, когда имеющие Его вземлются отселе, Он сшествует им и пребывает неразручно с ними во веки.

2) Но из какого материала устрояется такое здание?— Из добродетелей, восприемлемых и водружаемых в сердце.- Возьми ты мне, во первых, страх Божий, положив его, как некое основание, так как начало премудрости страх Божий есть (Пс. 110, 10); потом благоразумие, мужество, целомудрие и правду, кои, держась одна другой и союзом любви будучи составляемы исчиневаемы приличне (Еф. 4, 16,) растут в Церковь святую о Господе (Еф. 2, 21), как написано. Таковый-то храм будем всегда созидать в себе, братиe, и всякою красотою добродетелей украшать его не перестанем, чтоб сподобиться иметь обитателем его Духа Святаго, и обратить на себя очи Ангелов и святых привлекательною красотою жизни.— Но как одна из добродетелей есть и воздержание, и в ней мы теперь более других упражняемся; то дадим славу Богу, что одно поприще его мы уже совершили. Пусть при сем лица наши изменились против прежняго; но это — благим изменением, сияя бледностию от воздержания. Пусть уста наши наполнились горечию от желчи, по причине поздняго вкушения пищи; за то дух наш богато услажден, окрылен будучи упованием. Итак будем радоваться, избрав лучшее и расположившись к нему.

3) Скажет, может быть, кто, что каждодневное приятие пищи есть ущерб для совершенства поста.— Никак; ибо если-б было так, то Господь не повелел бы нам каждодневно просить себе хлеба насущнаго; то пророк Илия не был-бы каждодневно питаем враном в пустыне; то св. Павел, прежде божественнаго Антония начавший жить в пустыне, не получал бы каждодневно хлеба свыше; то и сам Антоний великий не предпочел бы каждодневнаго вкушения пищи посту более одного дня или недельному. И мне думается, что это вот по какой причине.— Так как тело наше, трудясь в продолжении целаго дня, утомляется и изнемогает, и требует отдыха и подкрепления; то Создатель так и устроил, чтоб оно подкрепляемо было каждодневным приятием пищи, и было опять способно к дальнейшему труду,— а не изможденно и разслабленно, как бывает у тех, кои по два, по три, и более дней не принимают пищи,— от чего они ни поклонов класть бывают не в силах на ряду с другими, ни петь громко, как следует, ни других исполнять дел послушания. Итак, каждодневное вкушение пищи не немощным только допускается, но дается и для совершенных, по преданному нам правилу отеческому. Видите теперь, что у нас все установлено отечески. И да даруется нам еще и еще и здравие тела и крепость духа, чтоб поработать Богу живому и истинному, в ожидании последняго дня, в который да возсияете вы со всеми святыми, как солнце и да наследуете царство небесное.

273.

1) Неделя поста прошла. Смирив плоть, душе придали мы добротности, да благоугодна будет Жениху Христу.— 2) Душа — невеста Христова: будем же блюсти ее чистою для Жениха ея.— 3) А для сего утеснять плоть.— 4) Скорбно сие, но воздаяние велико. [4, 57].

1) Попостившись первую неделю, мы теперь другими несколько кажемся друг другу, чем были прежде, потонели, побледнели. Но аще и внешний наш человек тлеет, как говорит Апостол, обаче внутренний обновляется по вся дни (2 Кор. 4, 16). Ибо каким обычно видится тело пространно питаемое,— цветущим и полным: таковою духовно делается душа чрез воздержание, так что, смирив тело, мы придали красоту душе,— ту красоту, которой желая, святый Давид молился: Господи волею Твоею подаждь доброте, (χαλλει —добротности, красоте) моей силу (Пс. 29, 8). Сею же красотою и блаженный Павел утверждает, что обручил нас Христу: обручих бо вас единому мужу деву чисту представити Христови: боюся же, да не како, якоже змий Еву прелсти лукавством своим, тако истлеют разумы ваша от простоты, яже о Христе, (2 Кор, 11, 2. 3). Видишь величие дара, что мы сподобились иметь Христа женихом? Видишь, как обручатель боится за нашу твердость?

2) Итак, душа наша походит на обрученную девицу. Почему, как такая девица воздерживается от видения мужей, все старание употребляя сохранить себя чистою, пока придет время обвенчания: так и душа со всем тщанием должна хранить себя чистою от тлетворных страстей греха до самаго исхода своего, в который она, из невестнической храмины тела своего исшедши, если благообразна будет, сияя благими деяниями, обрадует св. Ангелов; если-же будет обезображена грехами, порадует демонов в оскорбление Христа, — о чем и думать, и говорить жалостно.

3) По сей причине мы утесняем свое тело и строго до жестокости к нему относимся, чем, как уздою какою, сдерживаем порыв плоти, чтоб она не свергла долу правчаго — ум, не в настоящее только постное время, но и во всю жизнь. Ибо что есть подвижническая жизнь, как не обуздание страстей, властвование над помыслами и непрестанная борьба с невидимыми врагами.

4) Прискорбно это для плоти; но еже ныне легкое печали, нашея, по преумножению в преспеяние тяготу вечныя славы соделоваете нам, не смотрлющим нам видимых, но невидимых (2 Кор. 4, 17. 18). Итак невидимых ради благ, в няже желают Ангели приникнути (1 Петр. 1, 12), ради Жениха Христа, Коему обручены мы, прошу и молю, сохраним чистою душу свою от злых дел и от нечистых помыслов, оскверняющих нас, как сказал Господь, отнюдь не помышляя ни о чем худом: ибо от помышлений, как огнь, возгорается похоть. Но далее будем держать себя от страстей, при самом начале приражения их отревая искусителя, благими же делами осиявать душу, всеусердно емлясь предлежащаго нам воздержания, чтоб, чистыми преселясь отселе, в неизреченной радости взыти на небеса и там сподобиться насладиться радостями брачнаго небеснаго чертога Христова.

274.

1) Был натиск от иконоборцев. Устояли. Ободряет, уверяя, что Бог сию готовность все потерпеть приметь, как самое дело. — 2) О посте. Продолжим охотно, но не по своей воле. — 3) Хвалит постнические труды, и — 4) приглашает всякое дело делать в свое ему время. [4, 61].

1) Вчера бурность, ныне тишина; вчера волнение, ныне покой . Но бдагословен Бог, и искушение отгнавший, и нас укрепивший пребыть непреложными, даже при ожидании того, чем нам угрожали. Таковы истинные Христиане! Таковы неложные монахи! Всегда готовыми они себя имеют к бедствиям за добродетель и ничего не предпочитают заповеди Божией. Ее (враги-гонители), пришедши свазали, что сказали,—и ушли, не столько нас поразивши страхом, сколько сами устыдившись своего поступка. Вам же Господь, за то, что вы избрали быть за Него гонимыми, полную воздаст награду. Ибо, богат будучи в милости, Он обычно венчает избравшаго благое и за одно решительное намерение. Иску-шение еще не разсеялось, но все еще грозит; потому что повсюду — повеления от державных, чтоб никто не оставался непричастным еретическаго мудрования. Потому послушаем, что говорит Апостол: в премудрости ходите ко, внешним, время искупующе. Слово ваше да бывает всегда во благодати, солию растворено, ведети, како подобает вам единому камуждо отвещавати (Кол. 4, 5. 6). Здсь он поучает нас и в искушения не ввергать себя, как ни попало, ни опять слова Божия не умалчивать; ибо аще обинется, говорить Господь, не благоволит душа моя о нем (Евр. 10, 38). Но об этом довольно.

2) Пост уже достаточно подвинулся вперед, и побуждаете нас все с большим и большим усердием стремиться далее, как кто произволяет, ни от скорби, ни от нужды, доброхотна бо постника любит Бог (2 Кор. 9, 7). Впрочем общежительский закон не позволяет каждому вести себя, как хочешь; но вот общий предел воздержания послушливым— отсечение своей воли.

3) Добр убо пост, потому что укрощает страсти и плоть подчиняет духу; добры слезы, потому что омывают сердце от грехов и чистым его представдяют Богу; добра молитва, потому что окрыляет ум и соделывает его собеседником с Богом; добра любовь, потому что всюду презирает свое в пользу ближняго; добра ревность, потому что облегчает труды и юным делает дух, и старца располагает с юношескою быстротою действовать.

4) Будем - же благодушны и ревностны: когда время псалмопения, усердно поспешим на него; когда время работы, будем работать усильно; когда время молчания, помолчим разумно; когда время беседования, поговорим в меру; одним словом, будем все делать благообразно и по чину, как нам заповедано, удерживая себя от всякой смуты и задора. Поклонов столько да творится, и обычное стихословие да исполняется, как и сколько силы дозволят, с сохранением и здоровья телеснаго.—И Бог мира да доведет вас до царицы дней, Светлаго Воскресения Христова, и да сподобит царствия небеснаго, где не брашно и numиe, но правда, мир и радость о Дусе Святее (Рим. 14, 17), коими и да обогатит нас Бог о Христе Иисусе, Господе нашем.

275.

1) Не надо общиться с еретиками. Хоть за это теснят нас; но переносим с помощию Божиею. — 2) Блаженно сделаться общниками Христовых страстей.—3) Воодушевимся же. [4, 62].

1) Находясь вне монастыря, мы здесь устроились как могли и как позволили обстоятельства. Ныне - же, когда гонители не продолжают гонения за Христа, нам надлежит пророческаго послушаться слова: изыдите из среды их и отлучитеся глаголет Господь (Ис. 52, 11; 2 Кор. 6, 17). Если иные иначе действуют в сем отношении, они сами за себя и ответ дадут Господу в день суда. Мне же кажется, что идти вместе с ними есть тоже, что безразличничать в отношениях своих к еретикам. Видите, как непоследование за ними отдаляет нас от мира, и вместе с тем ведет к скорби, е тесноте, к голоду, к тюрьме, к смерти. Но во всех сих препобеждаем за возлюблшаго ны Бога (Рим. 8, 37), Который, когда увидит душу, жаждущую Его, подает ей силу, чтоб она могла перенесть за Него страдания, как свидетельствуют вместе с другими и сорок мучеников, коих память совершаем мы ныне: ибо не можем сказать, чтоб они имели другое естество, чем мы; но поелику возлюбили Бога от истиннаго сердца, то облечены стали силою в своей немощной плоти победить невидимаго врага, и совершить такой и толикий подвиг, который воспевают все хрисиане.

2) И воистину блажен, кто сподобился сделаться общником Христовых страстей, хоть сколько нибудь: гонимый, как Он был гоним; ятый, как и Он ят был; бичевание потерпевши, как и Он потерпел; поруганный, как и Он был поруган; в темницу заключенный, как и Он заключен был. Смотри теперь, почему написано: аще с Ним умрохом, с Ним и оживем: аще терпим, с Ним и воцаримся: аще отвержемся, и Той отвержется нас: аще не веруем, Он верен пребывает: отрещися бо Себе не может (2 Тим. 2,11—13). Видите, каковы и колики обетования и угрозы.

3) Воодушевимся же и подвигнемся—не посрамить претерпеннаго уже нами благодатию Христовою: изгнания, темницы, бича; и что говорить? Не все ли мы сидели в темнице? Но такое общение жизни бывает общением и страданий. Ибо аще страждет един уд, с ним страждут вcu уди: аще ли славится един уд, с ним радуются вcu уди (1 Кор. 12, 26). Будем - же и на всегда едино тело и един дух, якоже и звани во едином уповании звания нашего (Еф. 4, 4), главою имея Христа, чтоб угодить Богу и улучить царствие небесное.

276.

Передает сказание, как в Болгарии верные христиане скорее согласились смерть претерпеть, чем во св. четыредесятницу есть мясо; и отсюда берет урок — стоять до смерти против иконоборства. [4, 63].

В настоящем поучении неким сказанием хочу расположить вас к утешению. Сказание cиe таково. В Болгарии, как сказывают верно то знающие, вышло злое повеление от державствующаго там, чтоб находящиеся в плену христиане и: братия наши, во дни святыя четыредесятницы, ели мясо, затем, — которые покорятся сему, тех оставлять жить, а которые не покорятся, тех убивать. Слово нечестиваго взяло силу; собрался народ с женами и детьми; плачъ и вопль мног: здесь в защиту христианскаго закона, там от страха смерти телесной; наконец — увы! жалостная весть! — побеждены, — и преклонились пред нечестивым повелением. — Но четырнадцать из них, отделившись от них, стали напротив их, и начали убеждать их не уступать и не покоряться, — и в противность христианскому закону не соглашаться есть мясо. При сих словах пошли возгласы и убеждения от народа уступить необходимости и потом покаянием загладить сию вину, но не отдавать себя на смерть так просто. Но тех это ни мало не убедило и не умягчило: они стояли на своем, взирая на Бога и на обетованное блаженство. Скиф, видя непоколебимую твердость сих мужей, вздумал чрез одного поколебать и преклонить на свою сторону прочих. И убив одного, жену его и детей роздал скифам в рабство, надеясь, что другие, видя это, поколеблются и уступят... Но те еще более стали непреклонными, взывая; христиане есмы и держимся части умершаго брата нашего. В сем исповедании они перебиты все, и скончались в Господе.

Видите, как и ныне в силе Евангелие Царствия Божия? - Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин, говорит Господь; и иже не приимет креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин... И опять: не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити: убойтеся же паче могущяго и душу и тело погубити в геенне, (Mф. 10, 37. 38. 28). Послушались они евангельских заповедей, пребыли покорными Господу и увенчались венцем мученичества, подражая святым Маккавеям, в двойном против них числе, так как тех было семь, а этих четырнадцать; и те за то пострадали, что не хотели есть свинаго мяса, а эти за то, что не хотели вкусить постом кaкoгo-бы то ни было мяса в противность закону христианскому. — О, блаженные мужи! О блаженная купля! В одно мгновение времени стяжать вечное упокоение!

Что скажут на это те, которые общение с еретиками не считают отречением. Если там совершилось отречение народа, по причине согласия есть простое мясо в пост, то тем паче здесь общение в нечестиво приносимой жертве. Где те, которые говорят, что страдание за икону Христову не есть мученичество? Если там за несогласие нарушить закон церкви Христовой пострадавшие подъяли мученический подвиг; не тем ли светлейший мученический подвиг совершается здесь, когда не соглашаемся отрещись от Самого Христа в иконе Его? — Но так говорят люди темные, омраченные смыслом по причине еретических мудрований своих, которые своими падениями покушаются и другим положить препону в правоверии и правошествии. — Мы же прославим благаго Бога нашего, прославляющаго прославляющих Его, Который и в роде сем являет мучеников, — помышляя при сем, что, если люди, бедные по видимости, малоученые, жену и детей имеющие, все оставили из любви ко Христу, не тем ли паче мы, не женатые и мир оставившие, долженствуем, когда потребует время, явить себя подобными святым ревнителям веры и благочестия.

Но это в свое время, когда Христос потребует. Ныне же будем твердо стоять в мученичестве, что бывает в совести непрестанно; не преклоним колен пред Ваалом; не уступим, бывая поражаемы помыслами, но будем угашать разжженныя стрелы лукаваго слезами, молитвами, сокрушениями и подобающими озлоблениями плоти, чтоб и нам можно было с Апостолом говорить: по вся дни умираю, тако ми ваша похвала братие, юже имам о Христе Иucycе, Господе нашем (1 Кор. 15, 31); и со святым Давидом: Тебе ради умерщвляеми есмы весь день, вменихомся, яко овцы заколения (Пс. 43, 22), с коими да сподобимся и наследниками быть царствия небеснаго.

277.

1) Благовещение начало воплощеннаго домостроительства обязывает нас духовно его праздновать; — 2) и при сем молиться и скорбет о не приемлющих его и не пользующихся им; — 3) подражая св. Апостолу Павлу и Пророку Моисею. [4, 64].

1) Благовещение настало, — начало Господских праздников; и мы должны его праздновать, не просто, как многие, но с разумением таинства, ради коего празднуем и благоговеинствуем пред ним. Какое это таинство? — То, что Сын Божий сын человечь бывает, посредницею к тому избрав Пресвятую Деву, вселившись в Нее и из Нея устроив Себе храм, и совершенным соделавшись человеком. — Для чего? Да подзаконныя искупит, да всыновление восприимем (Гал. 4, 5), как написано; чтоб мы не были более рабами, но свободными, чтоб не были более страстными, но безстрастными; чтоб не были более миролюбцами, но Боголюбцами; чтоб не по плоти уже ходили, но по духу. Ибо ходящие по плоти, плотская мудрствуют, а сущие по духу, духовная. Мудрование бо плотское, смерть есть: а мудрование духовное, живот и мир. Зане мудрование плотское, вражда на Бога: закону бо Божию не покаряется, ниже бо можешь: сущии же во плоти, Богу угодити не могут (Рим. 8, 5 — 8). Такова, сокращенно сказать, сила таинства! И потому мы должны духовно праздновать в честь его, и духовно вести себя в продолжении его, — в правде и преподобии, в любви, в кротости, в мире, в долготерпении, в благости, в Духе Святе, чтоб не показать безплодным и бездейственным в отношении к нам воплощенное домостроительство Господа нашего.

2) И не только это; но должны еще молиться и сокрушаться о Mиpе. Чего ради? Ради того, что Сын Божий пришел спасти мир, а мир отвергает Его: отвергают Его племена и языки; отвергают Его варварские народы; отвергают Его и святое имя Его призывающие, — одни неправостию веры своей, другие худостию жития своего. — Что надлежало сделать, и Он не сделал? — Бог сый, человек бысть; смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя; дал нам вкушать тело Свое и пить кровь Свою; удостоил нас называться Отцем нашим, братом, главою, учителем, женихом, сонаследником, и другое многое сделал, о чем подробно здесь нет нужды поминать. — И однакожь Он отвергается; отвергается, и однакожь терпит это: не приидох, говорит, да сужду мир, но да спасу мир (Ин. 12, 47). — Что же нам при сем следует сказать? То, что истинные ученики скорбят об отречениях соучеников, являя тем любовь свою и к Учителю, и к ученикам: таким образом и истинные рабы страдают сердцем при неверностях собратов своихъ.

3) Посему повелевает великий Апостол mвopumu молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за царя, и за всех, иже во власти суть (1 Тим. 2, 1. 2). Он же о ce6е самом в другом месте вот что говорит: истину глаголю о Христе, не лгу, послушествующей ми совести моей Духом Святым: яко скорбь ми есть велия, и непрестающая болезнь сердцу моему; молил бых ся бо сам аз отлучен быти от Христа по братии моей, сродницех моих по плоти (Рим. 9, 1 — 3). Видишь ли силу любви? Видишь ли высоту человеколюбия? — Тоже самое и Моисей говорить к Богу: аще оставиши им грех их, остави: аще же ни, изглади мя из книги Твоея, в нюже вписал ecu (Исx. 32, 32). — Так и мы, как истинные, а не лживые ученики, должны не о себе только самих заботиться, но и о братиях, и о всемъ мире, скорбеть о них и молиться. Ибо, таким образом угодное творя Господу, соделаемся мы наследниками жизни вечной.

278.

1) В день благовещения восхваляет девство и — 2) помянув, как враждует против него враг, убеждает блюсти его усильно. [4, 65].

1) В день благовещения, попытаюсь сказать вам нечто немногое по поводу благовещения, — именно, показать, сколь велик обет девства, который сподобились мы приять на себя. Ибо кому Архангел Гавриил сказал: радуйся, благодатная Господь с тобою? (Лк. 1, 28). — Не Пресвятой ли Деве Марии? — И от кого воплотившись, вочеловечился Сам Бог и Слово? — Не от сея ли же блаженныя Девы? — Итак, это девство израстило Жизнь всех. Это девство есть Царица добродетелей. Это девство есть Невеста и невестоводительница Христова. И если желаете, послушаем, что говорит блаженный Павел: не оженивыйся печется о Господних, како угодити Господеви: а оженивыйся печется о мирских, како угодити жене. Разделися жена и дева: непосягшая печется о Господних, како угодити Господеви, да будет свята и телом и духом: а посягшая печется о мирских, како угодити мужу (1 Кор. 7, 32 — 34). Видите ли силу слова, — что брак не дает времени пещися о деле угождения Господу, а о мирском? — таким образом девству, как наследие, вверяется благая часть. — Но и в царствии небесном девству отдается первенство. Ибо в Апокалипсисе святаго Иоанна написано: cии суть иже с женами не осквернишася: зане девственницы суть: cиu последуют Агнцу, аможе аще пойдет (Апок. 14, 4).

2) Вот какого преимущества сподобляются избравшие и сохранившие девство! — Они споследствуют Христу и сорадуются с Ним. — Но не забудем, что чем выше и преестественнее дело cиe, тем сильнее губитель жизни нашей, диавол, напрягается низложить нас, паче других страстей, противоположною ему страстию. И сколько уже от века низложил он, кто исчислит? — И этого что может быть жалостнее? — Мы же будем хранить душу свою, как зеницу ока, чистою для Жениха Христа, не предавая вверенное нам сокровище девства, и не дадим ce6е пострадать, что страждуть рыбы, кои, обмануты быв затравою, проглатывают удицу и находят смерть. Ибо сласть плотская удица есть, растлевающая, а не питающая, — смертоносная, а не живительная, от коей да избавимся мы силою Божиею, и на будущее время чистыми и непреткновенными да пребудем, пока дыхание будет в ноздрях наших, дабы, победоносными преселясь отселе, улучить нам царствие небесное во Христе Иисусе, Господе нашемъ.

279.

1) Вожделенна пасха — праздник; но пасха духовная — очищение от грехов и страстей вожделеннее. — 2) У кого нет сего, тот не может и праздновать пасхи. — 3) Но вы не таковы; у нас хорошие порядки, кои к Богу ведуъ — 4) Будем же ревновать о пасхе духовной, чтоб и в будущем веке сподобиться ея. [4, 67].

Переступивши средину поста с Божиею помощию пасху зрим приближающеюся. — Но что так напряженно вожделеваем мы достигнуть этой пасхи, которая приходит и проходить? Не делаем ли мы это уже много лет? Пройдет и настоящая пасха. Ибо ничто не стоит неподвижно в веке сем; но дни наши проходят, как тень (Иов. 8, 9) и жиmиe наше бежит легчае скоротечца (Иов. 9, 25), пока достигнет предела своего. Что же, скажешь, разве не вожделенна пасха? Конечно вожделенна, — и очень; и как этому иначе быть? Но та, которая каждодневно совершаться может еще вожделеннее. Какая же это? Очищение грехов, сокрушение сердца, слезы умиления, чистота совести, умерщвление сущих на земле удов блуда, нечистоты, страсти, похоти злой и всякаго греха, делом совершаемаго. Сподобившийся быть в таком благонастроении, не однажды в год, а каждый день совершает Господу пасху, праздник многожеланный.

2) Кто же не имеет сказаннаго, но страстьми одержим есть, тому как праздновать пасху? Как может праздновать чрево имеющий богом, или похотию плоти жегомый, или завистию грызомый, или в сребролюбие погруженный, или тщеславием порабощенный, или другими объятый страстями? Станет ли кто утверждать о жегомом огневицею, что он покойно почивает — и о потерпевшем кораблекрушение, что он благополучное совершает плавание? Такия речи недопустимы. Потому, как во тме сущий не есть во свете, так в греховных делах пребывающий не празднует пасхи.

3) Впрочем о вас, возлюбленные, надеемся, что вы в лучшем состоянии и держитесь спасения (Евр. 6, 9). Ибо наша жизнь не иное что есть, как приготовление к празднику; ибо смотри, что у нас делается? — Псалмопение за псалмопением, чтение за чтением, поучение за поучением, молитва за молитвою, как круг какой, ведущий нас к Богу и сочетавающий с Ним. Как хорош такой образ жительства! Как блаженна и треблаженна жизнь такая!

4) Итак, как указана нам теперь желанная пасха, к такой и устремимся, и таковую, сколько сил есть, постараемся праздновать каждодневно, именно: умерщвление страстей, воскрешение добродетелей, по подражанию Господу; ибо и Он пострада по нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его (1 Петр. 2, 21). Cиe же говорю, не как судьею становящийся других: кийждо бо свое бремя понесет (Гал. 6, 5); но, да яко чувствующие данную нам от Бога благодать, благодарение воздадим даровавшему, и прославим благодетеля, который не только в настоящем все потребное подает, но усердно работающим ему до конца подаст и все o6етованныя блага, вечную оную на небесах пасху, которую буди и всем нам улучить благодатию и чедовеколюбием Господа нашего Иисуса Христа.

280.

Блаженно спострадать Христу, воодушевимся же и уготовимся на страдания. [4, 70].

Четыредесятница уже на конце; и приближается, как корона ея добрая, воспоминание животворящих страстей Христовых, из коих мы можем почерпнуть себе превеликое утешение. Ибо если Господь и Бог наш ят был за грехи наши, велико ли, если яты будем за Него и мы, непотребные рабы? Если Он связан был, и связанный отведен и заключен в темницу, что дивнаго, если и мы тоже постраждем за Господа и Владыку? Но даже еслиб нас подвергли бичеванию, перенесем бичевание; еслиб надлежало потерпеть заушения, потерпим; еслиб надлежало быть оплеванными, снесемъ оплевания; наконец, еслиб и умереть надлежало, предадим себя на такую присноблаженную смерть.

И благо тому, кто сподобится в чем либо из сказаннаго соделаться общником страстей Христовых! Вот блаженство! Вот безсмертие! Не слышим разве, что говорит Апостол: — прочее труды да никтоже ми дает: аз бо язвы Господа Иucyca на теле моем ношу? (Гал. 6, 17), — как бы так: никто не презирай меня, ибо я на теле моем ношу украшения всецаря Христа. Таков был святый Игнатий, назвавший себя Богоносцем, потому что носил на ceбе страдания Христовы. Таков был святый Евстратий, который во время самых страданий вопиял: ныне познал я, что во мне живет Христос.

О блаженныя воззвания! О треблаженныя души! — Ибо чьи мы совершаем памяти? Чьи празднуем дни рождения и кончины? В честь кого воздвигаем священные храмы? Чьим мощам поклоняемся? — Не мучеников ли? Не исповедников ли? Не преподобных ли? — И если здесь они сподобились от Господа такой славы, то какое блестящее прославление получат они в веке будущем? Недомыслимо cиe и неизреченно. — Вот добрая купля! Вот блаженная мена! — малыми трудами и подвигами стяжать вечныя и нескончаемыя блага.

Будем же подражать им и мы; смесим нашу кровь с святейшею кровию Господа. Ибо это и теперь возможно, так как ни естество не изменилось не изменился и Рекший: Аз есмь Господь Бог ваш, и не изменяюся (Малах. 3, 6). Он всех равно любит, за всех умер, всем предлежит, яко сладость неисчерпаемая, всем желает спастися, — и это для Него богатство: ибо Он, как говорит Апостол, есть богатяй во всех призывающих Его (Рим. 10, 12).

Итак, призовем Его в настоящих обстоятельствах, и Он даст силу и крепость душам нашим; обымем Его, и Он уничижит врагов наших видимых и невидимых; потерпим Его, и Он увенчает нас в день воскресения мертвых, в день явления Его во славе, в который да сподобимся и мы неосужденно предстать престолу Его, и, дав добрый ответ, получить царство небесное!

281.

1) Обозрев страдания Господа, возбудимся на спострадание. — 2) Вы уже спострадали, но и после пребудьте и в спострадании и во всех других добродетелях. — 3) Воодушевляясь надеждою, что с ним и прославимся: ибо какая тогда будет радость спострадавшим, и какая туга уклонившимся от сего?! — 4) О сем помышляя будем хранить себя чистыми и преуспевать во всем добром. [4, 72].

1) Настояший день (страстная среда) свят и поклоняем: ибо в него Господь начинает принимать крестныя за нас страдания, по слову Давида рекшаго: вскую шаташася языцы и людие поучишася тщетным? предсташа Царие земстии и князи собрашася вкупе на Господа и на Христа Его (Пс. 2, 1. 2). Собрались, злый совет составляя против Владыки своего, на коем лукавый Иуда отрицается от Учителя своего и продает Его. За этим потом последовали — предательское лобзание, связание и ведение Господа всяческих коео врагам на суд, представ на который, Суадия всехи вопрошается и ответствует, и ответив, — о страшное слышание, — рабом ударяется в ланиту и долготерпеливо переносит то, говоря: аще зле глаголах, свидетельствуй о зле: аще ли добре, что мя биеши (Ин. 18, 23); потом оклеветывается и осуждается; затем npиемлет наругания, осмеяния, издевания, оплевания, заушения, удары тростию по голове, бичевание, пригвождение до Кресту, на который возшедши молится за убийц Своих: Отче, отпусти им: неведят бo что творят (Лк. 23, 34); наконец, напояется желчию с уксусом, и умирает безсмертный, предав дух Свой Богу и Отцу, и мертвый прободается в ребра. Таковы, в кратце пересказанныя, страдания Господа! — И кто разумно слушает Евангельския о них сказания, тот не станет уже ни гневаться, ни огорчаться, ни неистовствовать, ни гордиться, ни выситься над братом, ни завидовать, ни славолюбствовать; но всячески стараться будет смиряться, сокрушаться, считать себя землею и пеплом, желать общения Христовым страстям, быть сообразну смерти Его, чтоб причастну быть и славы в воскресении Его.

2) Дерзайте, скажу вам, и вы; ибо вы уже приобщились Владычним страстям и пребываете в сем общении им. Посмотрите, где вы? Не за слово ли Его и не засвидетельство ли Его вы в изгнании и в гонении? Но и прежде сего не испытали-ль вы заключения в темницу? Не пролили-ль крови среди поношений и оскорблений? Не скончались ли некоторые из братий наших среди страданий доблестно? — Вот в чем похвала наша в Господе! И вот каков дар наш! — Но как твердость наша ненадежна по причине нашей измйнчивости, и мы не можем наверное утверждать, что породит находящий день; то прошу вас, стойте о Господе непреклонно и непреложно, единодушно и единомудренно сподвизаясь за веру Евангельскую, не колеблющеся ни о едином-же от сопротивных (Фил. 1, 28), и ни едино ни в чемже дающе претыкание (2 Кор. 6, 3), но во всем представляюще ceбе, яко Божии слуги (2 Кор. 6, 4) в послушании, в смиренномудрии, в кротости, в великодушии, в терпении мнозе: терпения бo имате потребу, да волю Божию сотворше, приимете oбетование. Еще бo мало елико елико грядый приидет и не укоснит (Евр. 10, 36. 37).

3) Если же приидет и не укоснит; то что нам стужати си в скорбех (Еф. 3, 13), а не паче готовыми быть умирать за Господа всякий день? — Ибо написано: аще с Ним умрохом, то с Ним и оживем: аще терпим, с Ним и воцаримся: аще отвержемся, и Той отвержется нас: аще не веруем, Он верен пребывает: отрещися бo ceбe не можете (2 Тим. 2, 11 — 13). Какую радость будут иметь святые, когда узрят Господа грядущаго с небес со Ангелами силы Своея, призывающаго их к радости неизглаголанной, венчающаго и с Ними соводворяющагося на все веки? И какое напротив терзание будут испытывать тогда не уверовавшие Евангелию и преступившие заповеди Его, кои, как написано, муку npиимут погибель вечную от лица Его, и от славы крепости Его: егда приидет прославитися во святых Своих, и дивен быти во всех веровавших (2 Сол. 1, 9. 10).

4) Сие созерцая умом и о сем помышляя, очистим себе от всякия скверны плоти и духа, творяще святыню в страсе Божии (2 Кор. 7, 1), к лучшему стремясь, на совершеннейшее возводясь (Евр. 11, 16; 6, 1), ненавидяще злое, прилепляющеся же к благому: братолюбием друг другу любезни: честию друг друга больша творяще: тщанием нелениви, духом горяще, Господеви работающе: упованием радующеся, скорби терпяще, в молитве пребывающе (Рим. 12, 9 — 12); чтобы в такой непорочности искренно пребывая, и наступающую Пасху отпраздновать нам достойным образом, и удостоиться вечно вкушать небесныя блага.

282.

1) Предивно, что Господь — таковый, так страждет? — 2) Вся тварь содрогнулась; мы ли останемся безучастны? — 3) За толикую к нам любовь воздадим любовию и готовностно все переносить и в порядкахъ нашей жизни, и в гонении. [4, 73].

1) И всегда воспоминание о страданиях Господа нашего Иисуса Христа приводит душу в сокрушение и умиление, особенно же в настоящие дни (страстная неделя — пяток), в которые каждое из них и совершалось. Какия же это страдания? — Убийственный против Господа совет, взятие Его Иудеями, ведение на смерть, предстание судищу Пилатову, суждение, разспросы, заушения, оплевания, поношения, осмеяния, на крест подъятие, рук и ног пригвождение, желчи вкушение, ребра прободание и другое прочее, бывшее между сим, чего ни мир не может вместить, ни достойно изобразить не силен не только человеческий язык, но и все Ангельские языки. Ибо вообразим себе, коль великое и неизъяснимое это есть таинство! — Открыто видящий советы сердечные, Господь, и ведущий всякое помышление человеческое, — Сей самый ведется в совет, где присуждают Его к смерти; носящий всяческая глаголом силы своея (Евр. 1, 3), Сей самый предается в руки человеков грешников; связующий воду в облаках и благовременно орошающий ею землю, Сей самый ведется связанным; измеривший небо пядею, и всю землю гоpcmию и nocmaвивший горы в мериле (Ис. 40, 12), — Сей самый ударяется рукою раба; украсивший землю разнообразными цветами, Сей самый венцем из терния венчается в посрамление; насадивший древо жизни посреде рая, — Сей самый пригвождается на древе в поругание. О, коль страшны и преестественны сии видения.

2) Увидело cиe солнце, и померкло; увидела луна, — и затмилась; почувствовала земля, — и потряслась; почувствовали камни, — и расспались; вся тварь содрогнулась при виде поношений Господа. — Так стихии бездушныя и безчувственныя, как бы одушевленныя и чувствующия, от страха Божия и от видения видений сих, из чина своего вышли и изменились: мы ли разумом почтенные, за которых умер Христос, не сокрушимся и не восплачемся во дни сии? И не будем ли мы, после сего, безсловесных безсловеснейши и камней безчувственнейши? Да не будет же так с нами, да не будет; но паче в изумление пришедши боголепное, и добрым изменением изменившись, прольем слезы, предадим закланию страсти, за поношения Господни воздадим перенесением поношения, за раны Его раны претерпим, — иное в деле послушания, а иное в предстоящем исповедании.

3) Не видим разве сколько во всем этом побуждений к божественной любви? Кто когда темничное понес заключение? Кто за возлюбленнаго отдавал себя на заклание? Но се всеблагий Бог наш не одно и не два, а безчисленныя подъял страдания за нас осужденных. Праведно, потому, блаженный Апостол, помышляя о сем и быв в силъном чувстве любви к Богу, сказал: известихся, яко ни смерть, ни живот, ни Ангели, ни начала, ни силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина кая тварь возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иucycе Господе, нашем (Рим. 8, 38. 39). Ибо и Бог такую возымвл к нам любовь, яко и Сына Своего единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Он, не погибнет, но имать живот вечный (Ин. 3, 16. 17). В замен такой любви не имея ничего принести достойнаго из дел своих, святые самих себя, свои тела и кровь свою принесли, и в трудах подвижничества, и в злостраданиях поя с блаженным Давидом песнь сию: что воздам Господеви о всех яже воздаде ми? (Пс. 115, 12). — Таковым гласом будем и мы вопиять к Господу всегда, ненасытным расположением к Нему души работая Ему непрестанно и все более и более стремясь к лучшему, да со всеми святыми наследники будем вечных благ.

283.

1) Радуюсь о ваших преуспеяниях в добром. — 2) Но не останавливайтесь, а простирайтесь в предняя, подражая святым, и воодушевляясь обетованиями. [4, 81].

1) По желанию, я веду с вами беседу, а не по принуждению, хотя и нужда мне належит беседовать к вам. Ибо ревную о вас Божиею ревностию, хотя и грешен есмь, и радуюсь о вашем преуспеянии великою радостию. Если мне и случается нередко оскорблять вас, как было и не задолго пред сим, то и это бывает, да познаете любовь, какую имею к вам преизлиха, [потому что любящий, тщательно детоводствуя, не небрежет и о наказаниях. Который бо есть сын, его же не наказует Отец? (Евр. 12, 7)], — да будете совершенни и всецели, и ни в чемже лишени (Иак. 1, 4). Ибо исповедую, что вы послушны и бдагопокорливы и строго исполняете отеческия заповеди, как, может быть, никто в роде сем из состоящих в послушничестве. Говорю cиe без лести, а как истинно есть. И кто так единодушен с Отцем и так последует игумену во всем, согласном с заповедьми Господа, как вы, благоискусные в том и другом? Доказательством этого служат гонения, изгнания, темницы, озлобления, стояние до крови в подвиге против греха (Евр. 12, 4). — И cиe не от вас, Божий дар, от Коего вам буди и похвала. Иные пусть имеют деньги и стяжания, монастыри и другия обезпечения, мне же довольно к доброй славе вас только иметь и вами украшаться: ибо вы радость моя и венец славы, жизнь и всякое другое добро.

2) Только прошу не отступать от добраго вашего произволения, не полагать предела добру и восхождению по степеням совершенства, но как в вещественных стяжаниях, гоняющиеся за оными сытости не находят в увеличении богатства, так вы в духовных лучшествах не переставайте простираться в предняя, до последняго своего издыхания. Ибо недостойни страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8, 8). Не видите разве в житиях святых, с какими трудами и потами совершили они течение жизни своей? Не видите разве, с каким пролитием крови и среди каких страданий св. мученики кончили жизнь свою. Из-за чего? да Христа приобрящут. Видимая временна, невидимая же вечна (2 Кор. 4, 18). Не хорошо ли солнце? Но и оно наконец померкнет. Не хороша ли луна? Но и она не даст света. Не хороши ли звезды? Но и они спадут. Не хорошо ли небо? Но и оно обветшает, как одежда, и все изменится, — и будет небо новое и земля новая, как написано, — и начнется неизреченно блаженная жизнь во Христе и со Христом. Таковы нам обетования. И такими-то напоминаниями будем сами себ помогать в том, чтоб сверхчувственным побеждать чувственное, Божественною любовию подавлять любовь плотскую, и, как учит Апостол, вышних искать, идеже есть Xpucmoc одесную Бога седя, горняя мудрствовать, а не земная (Кол. 3, 1),не валяясь в тине похотений, не утопая в блате страстей, имже кончина — погибель. Наше бо житие на небесех есть, отонудуже и Спасителя ждем Господа нашего Иucyca Христа (Фил. 3, 19. 20).

284.

1) Получив рану, я прибегнул к врачевству, и — се беседую с вами. — Беру отсюда урок: как только получит кто рану греховную, спеши к врачевству покаяния.—2) Не отлагай; ибо смерть может застигнуть, а умереть не очистившись и на суд так предстать страшно. — 3) Внимай ceбе, и не слушай врага, который учит отлагательству. [4, 82].

1) Опечалила васъ рана ноги моей, и праведно. Ибо вы сочувствуете мни и в радости и в печали, какъ братолюбцы и отцелюбцы. Я же отсюда беру и предметъ для поучения вам. Каким же это образом? Когда по грехам моим получил я рану, потребовались тотчас врачевство и соответственный покой; почему в продолжении трех дней я не мог иметь сношения с вами. Когда же теперь, по милости Божией, болезнь уврачевана, я опять с вами, — и се, беседую к вам. — Так бывает и при душевных поранениях. — Получил кто рану в сердце от видения или слышания? Или увлекся помыслом 6есовским и загорелся похотию злою, гневом, яростию, ненавистию, завистию, противоречием, преслушанием, иди другою какою пагубною страстию? — Тотчас должен приступить к врачеванию, т. е. к покаянию, сокрушению, плачу, воздыханию и болезнованию сердечному, и другим врачевствам покаяния, и, уврачевавшись достодолжно, войти опять в прежнее благонастроение. Если же не будет так сделано, то у насъ пойдут грех на грех и рана на рану, страсть сделается неизлечимою, и мы заболим грехом в смерти.

2) Но да не будетъ так у нас с вами, братия мои. Но во первых, надо блюсти себя, чтоб не согрешить: ибо что сладостнее, и что блаженнее, как иметь душу чистою и ум не ураненным страстьми? Когда же случится согрешить, по причине поползновенности естества нашего, поскорее должно исправиться, не оставляя и на один час в ce6е что либо не уврачеванным: ибо смерть тать есть, и не знаешь, в какой час тать сей приидет, в полночь, или петлоглашение; изыдти же из тела не приготовленным очень бедственно, и так предстать судищу Христову крайне страшно. Ибо, как говорит Апостол, живо слово Божие, и действенно, и острейше всякого меча обоюду остра, и проходящее даже, до разделения души же и духа, членов же и мозгов, и судительно помышлением и мыслем сердечным, и несть тварь неявлена пред Ним, вся же нага объявлена пред очима Его: к Нему же нам слово (Евр. 4, 12. 13). И аще праведник едва спасется, нечестивый и грешный где явится? (1 Петр. 4, 18). Если Данил Пророк, увидев в видении Суд Божий, пришел в ужас и изумление, что постраждем мы, когда самым делом приидем на судище cиe? Река огненная, говорит, течаше исходящи пред Ним: тысячи тысяч служаху Ему, и тмы тем предстояху Ему: судище седе, и книги отверзошася (Дан. 7, 10). Когда будет cиe, кто устоит и кто сохранит дерзновение? Никто, кроме имеющаго веру правую и добрыя дела и кроме стяжавшаго мужество, правду, и целомудрие, сына послушания.

3) Посему внимать ce6е надлежит со всяким хранением, и всякий час со страхом ожидать исхода. И не укроется человекоубийственный враг наш, окрадающий нас, который всегда наущает настоящее время проводить в безпечности и нерадении, действование же по заповедям отлагать на будущее. Таков змий сей, прельщающий нас привлекательными видами греха. Но будем всегда отталкивать его и обращать вспять силою Божиею. Для чего и я смиренный в настоящий час обращаюсь к вам с словом, чтоб, хоть пять словъ услышав из уст моих, вы утешились и соутешились взаимно предложенным вам напоминанием. Ибо напоминание благо тем, что всегда обновляет душу. И делая cиe по подражанию отцам нашим, я знаю и уверен, что мы преуспеем в содевании спасения своего, Бога умилостивим и царствие Его улучить сподобимся.

285.

1) Приглашает благодарить Бога, что и на чужой стороне ущедряет их всяким довольством. — 2) А чтоб не лишиться такой милости, убеждает не оскудевать в ревности угождать Богу, равно как в вере и уповании. [4, 83].

1) Благодарить должны мы Господа за делаемыя Им для нас благодеяния, особенно в нашем пребывании на чужой стороне, что мы, и находясь в изгнании, проводим жизнь, как в монастыре, и не только свои удовдетворяем потребности, но довольствуем и приходящих к нам. Ибо видите, сколько наших братий приходят к нам непрестанно оттуда и отсюда? — Куда же им обратиться более, как не к Богу и к нашему смирению? Видите также, сколько иных странствующих отцев и братий заходят к нам, терпящих во всем 6едность и недостаток? — Почти ни одного дня не бывает без принятая кого либо; при всем том однакожь у нас не было недостатка в потребном, напротив всего было вдоволь с преизбытком. При этом что другое можем мы сказать, кроме как - что воистину неложен изрекшй обетование: ищите прежде царствия Божия и правды его; и сия вся приложатся вам? (Mф. 6, 33). — И действительно приложилось нам от плода пшеницы, вина и елея (Пс. 4, 8) и других потреб, — все сверх ожидания; как что и сил не имеем достойный отрыгнуть глас к возблагодарению благости Божией. Если и бываем немного стесняемы и обременяемы такими приемами; то посмотри, какая и награда? — и какая хвала за то восходит к Богу? — Сами настоятельствующие над монастырями дивятся, что чего им недостало сил делать, то нам дал Бог совершать. Для чего? Да сила Божия познается в сем, по вере и упованию нашему. И мне кажется, что совершающееся теперь у нас очень похоже на то, что было во время пребывания Израиля в пустыни. Четвертый год ныне, как мы не сеем, не жнем, и Бог во все cиe время доставлял нам пищу телесную не оскудевавшую. Не манну дождил Он нам с неба, но отверзал для нас житницы имевших с излишком, что потребно для напитания алчущих. Не воду источал из камня, но истощал для нас винные сосуды благочестивых ихже руками. И многим другим ущедрял Он нас, о чем неудобно теперь говорить. Не дивно ли cиe, не изумительно ли, не прехвально ли? — Скажу нечто и другое словом Апостольским, что мы, яко нищи, а многих богатим, яко ничтоже имуще, а вся содержим (2 Кор. 6, 10).

2) Таковы благаго Бога нашего дары, и толики Его благодеяния! И страх берет, как бы нам, нечувствием того, как Он почтил нас сим, не оскорбить своего Благодетеля - Но внимая да внимаем себе, братие, — все вместе: и кои здесь, и кои в отлучке, - всеусердно да исправляем заповеди Господни, и да разумеваем друг друга в поощрении любве и добрых дел (Евр. 10, 24), не дозволяя себе жить безпечно, не творя волю плоти и помышлений, не вдаваясь в ропотливость, подобно древним ропотникам, не искушая Господа подобно тогдашним искусителям, — может ли Он и на будущее время то и то сделать для нас. Вся возможна верующему (Мр. 9, 22), как написано. Почему, если будем искренно верить, то Господь по прошениям нашим подаст нам все потребное и для спасения нашего, и для жизни телесной. И мы благоуспешно прейдем пустыню жизни сей, светом истины просвещаемы будучи, обратим в 6егство амалика невидимаго, вооружены будучи сильными оружиями духовными, и внидем не в землю обетованную, — потому что не временнаго и преходящаго ищем, — но царство небесное; ибо верен изрекший обетование: блажени изгнани правды ради: яко тех есть царствие небесное (Mф. 5, 10).

286.

1) Внешния искушения человеческия суть, и легки. — 2) Демонския тяжелее; но и их преповедим с помощию Господа, если не оскудеем в ревности противостоять им. — 3) Се брань и мученичество непрестающее. [4, 84].

1) При постигших нас прискорбностях благовременно нам со Апостолом сказать: искушение нас не постиже точию человеческое (1 Кор. 10, 13). Говорим же это ради Феоктиста, добраго старца, сущаго нашим по всему. Какое же искушение? То, что он заточен на острове, именуемом Халкит, а старец его, оклеветанный от соподчиненных ему, будто не поминает державных, был бит жесточайшим биением. Искушения разгараются; и нас большею частию находят виновниками таких искушений: ибо как допустить, чтоб тот, кому поручено управление монастырем, не поминал державных сам по ceбе? или как допустить, чтоб, спасшиеся от заключения, братия и отцы пребывали в городе и не смущали еретичествующих? — Изыдите от среды их, и отлучитеся, глаголет Господь, — и нечистоте их не прикасайтеся (2 Кор. 6, 17). Противно сему поступающие испытывают противности прискорбныя. Почему мы смиренные удалились от живущих внутри города, и живем в окрестностях его, чтоб не дать вины хотящим вины (2 Кор. 11, 12); и Господь хранил нас доселе не тронутыми. Но и еще сохранить, если будем внимать себе, не говорить без разбору и то и это, и не подставлять ушей своих речам суетным и неодобрительным. Что говорит Апостол: слово ваше да будет во благодати солию растворено, ведети, како подобает вам единому комуждо отвещавати (Кол. 4, 6). — И что опять брат Божий говорит: тако глаголите, и тако творите, яко законом свободными имущии суд прияти? (Иак. 2, 12). Так что можем быть уверены, что не впадем в искушение неблаговременно, но избавимся от настоящих зол, как от сети.

2) И вот это и есть человеческое искушение, т. е. легкое. Демонское же о!! — это очень тяжко и скрытно. Враг каждый день, каждый час и каждую минуту приседит, чтоб искушать нас, и тем делает противостояние ему очень трудным, и победу трудноодержимою. Но поелику тщание и ревность все успевает сделать должное и искомое, то будем ревностно противостоять и победим с помощию Христовою: ибо Он вместе с нами переносит искушения; почему и сказал: без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5). Поревнуем же не пасть в искушении сем и не быть под рукою диавола. Здешнее заточение на острове и притом на короткое время, по настоящему, не есть заточение. Настоящее заточение есть — быть отвержену от Бога и ввержену во тму кромешнюю. Также и бичевание здешнее в столько-то и столько-то ударов что за бичевание? — Настоящее бичевание там, где удары безчисленны и страдания от того безконечны. И изыдут, говорит Господь, сотворшии благая, в воскрешение живота: a comворшия злая, в воскрешение суда (Ин. 5, 29). Сего убоимся и вострепещем, всякою силою возмогая в державе крепости сущаго в нас Духа, помышления низлагающе, как написано, и всякое возношение взимающееся на разум Божий, и пленяюще всяк разум в послушание Христово; и в готовности имуще отмстити всяко преслушание (2 Кор. 10, 4 — 6); и это непрестанно.

3) И вот брань непресекаемая! вот мученичество многострадальное! Ибо кто, биемый всегда помыслами, не поддается им и не преклоняет колена пред ваалом, но противоборствует и преодолевает страсти — похоти, гнева, ярости, страха, — тот каждодневно мучение претерпевает и может с Апостолом говорить: по вся дни умираю, тако ми похвала, юже имам о Христе, Иucycе Господе нашем (1 Кор. 15, 31); в конце же подвигов к сему дерзновенно приложить: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веpy соблюдох: прочее убо соблюдается мне венец правды, его же воздаст ми Господь в день он, праведный Cyдия (2 Тим. 4, 7. 8). — Буди же праведно и всем нам так сказать, и потом самым делом украситься венцем правды, и внити в царствие небесное.

287.

1) Естество наше сонливо и лениво. Слово об оветованиях возбуждает его. — 2) на деле это показали преподобные и мученики. — 3) Мы же что спим? Встанем и изыдем на свободу от похоти и страстей — 4) и вкусим радости и сладостей райских. [4, 85].

1) Какой подвиг должен иметь учитель об учениках своих, cиe показывает Апостол, говоря к Тимофею: настой благовременне и безвременне, обличи, запрети, умоли, со всяким долготерпением и учением: будет бо время, егда здраваго учения не послушают (2 Тим. 4, 2. 3). Ибо как естество наше обуморенно, долуничуще и забывчиво об учении, то всегда имеет нужду быть возбуждаемым, как бы остном каким, ударом слова, чтоб, пробудившись как от сна, видело предлежащую ему радость. Ибо что? — не царство ли небесное обетовано нам? не жизнь ли безсмертная? не веселие ли неизреченное? не сладость ли райская? не равноангельская ли честь? не упокоение ли вечное?

2) Чего ради узы и темницы? чего ради изгнания и озлобления? чего ради муки и смерти? Не того ли, чтоб сподобиться обетованных благ, избежать страшных мук? Смотри, с какою радостию мученики проливают кровь, с какою готовностию идут под меч, в огнь, к зверям и на всякаго рода другия страдания. Смотри также, с каким удовльствием преподобные умерщвляют и порабощают плоть свою, ничего не почитая вожделеннейшим паче добродетели.

3) Мы же что дремлем? Что разливаемся в пагубных и тлетворных страстях, острие стрел уязвляющих сердце. Изыдите от среды их, и отлучитеся, глаголет Господь (2 Кор. 6, 17). Изыдем-же от них, как из Содома и Гоморры, сгоревших в огни и жупеле; отложим мудрование плоти, духу противящейся и противовоюющей; освободимся от работворных пристрастй, — и обретем покой душам нашим. Что может быть покойнее души, не возмущаемой страстьми и мир имеющей к Богу?

4) Вот это и есть радость и веселие? вот это и есть блаженное утешение и сладость? Желаем-ли вкусить сей сладости? — да бежим от сласти плотской, рождающей тление и смерть. Ибо сеяй, говорит Апостол, в плоть свою, от плоти пожнет истление: а сеяй в дух, от духа пожнет живот вечный (Гал. 6, 8). Желаем ли явиться славными? — Презрим тщетную человеческую славу, облекшись в смиренномудре и украсившись всяким добродланием. Сим образом мы и настоящую, добре совершим жизнь, и будущих сподобимся благ, благодатию и чедовеколюбием Господа нашего Иисуса Христа.

288.

1) Нынешнее гонение слабее; но все же терпеть надо; и нынешний род имеет похвалу в сем. — 2) Будем однакожь всегда готовы, небоязненно встретить нападки за православие. — 3) С невидимым же нашим гонителем будем бороться непрерывно. — 4) Будем крепки в уповании на Бога, и Он подаст нам силу. [4, 26].

1) В эти три года новую некую переживаем мы жизнь: мы и не совсем гонимы, и нельзя сказать, чтоб не были гонимы; мы и видим друг друга, и бываем друг у друга. И это есть дело человеколюбия Божия. Так как видел Он, что мы изнемогаем в продолжении предъидущаго гонения; то теперь темницы затворил, а гонение за православиe не прекратил, по недоведанным судьбам своим. — и это так есть. — Впрочем, смотря обще на дело, я думаю, что мало гонимых за Господа. И видя сколько каждодневно наших братий приходит сюда, никое чувствую облегчение в сердце, что столько есть таких, кои не преклонили колена пред ваалом, но сохранили себя Господу, какъ светлыя звезды, на всяком месте владычества Его. — Так имеет похвалу и настоящий род для последующих; потому что Бог воистину есть в нас, и Церковь не потеряла силы своей, по неложному обетованию Господа. Нападавшие на нее от века, все, как пена морская, развеялись, она же, как камень несокрушимый, в той же пребывает вере и в том же исповедании.

2) Радоваться сему должны мы и ликовать; но вместе трезвиться и бодрствовать, и готовыми быть, как бы опять внезапно не настало искушеше: ибо не при одном только, не при двух и даже не при многих искушешях надлежит сохранять исповедание, но и во всю жизнь до самаго конца ея, — не убояваясь от слухов злых, и не устрашаясь бичей, готовых, кажется, разодрать тело, ни темниц, сокрушительных для плоти, и никаких других нападков человеческих; но почитая воистину страшным Единаго Бога, по мановению Коего все движется, и боясь одних вечных мук, испытание коих несказанно мучительно; настоящее же все: и радостное, и прискорбное скоро, подобно снам, преходяще; почему и написано: стрелы младенец быша язвы их (Пс. 63, 8).

3) С ними все же однакожь надо бороться, наипаче же с невидимым гонителем нашим, каждодневно нападающим на нас, — который не чувственными бичами, но невидимыми помыслами не перестает нас поражать, и жечь не вещественным огнем, но злыми похотями, и всякими другими страстями искушать души наши и осаждать. — Станите убо препоясани чресла ваша истиною, и оболкшеся в броня правды, и обувше нозе в уготование благовествования мира: над всеми же восприимше щит веры, в немже возможете вся стрелы лукаваго разжженныя угасити: и шлем спасения восприимите, и меч духовный, иже есть глагол Божий (Еф. 6, 14—17). Таковы Апостольския заповеди! Их и мы смиренные изрекаем, и просим не малодушествовать в скорбях и не изнемогать в искушениях, зная, что, чем больше претерпится искушений, тем больше получится венцев.

4) Бог же да подаст нам силу: ибо Он силен и совершить то, что обетовал; силен укрепить нас, не только раны понести, но и огнь, и меч, и зверей, и все другое таковое. Убежден будучи в сем, Апостол говорит: во всех сих препобеждаем за возлюблшаго ны. Известихся бо, яко ни смерть, ни живот, ни, Ангели, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иucycе, Господа нашем (Рим. 8, 37—39). Если так расположимся действовать, то будем состоять в непрестанном мученическом подвиге, — и с мучениками будет часть наша.

289.

1) Гонение — дар: надо жить в гонении достойно сего дара; указывается, как именно. — 2) Из противнаго сему особенно укоряется жизнь особняком, по худым от сего последствиям — любоиманию, нерадению, падениям. — 3) Убеждаются все к трезвенной и рачительной жизни. [4, 87].

1) Величайший дар дал нам Бог в этом гонении, как Сам сказал в Евангелии: блажени изгнани правды ради: яко тех есть царствие небесное (Mф. 5, 10). Будем же смотреть, как-бы живя недостойно такого ублажения, не обратить cиe гонение в осуждение себе. Гонимому, во первых, не следует иметь жизнь уединенную, но жить вместе с другими братиями. Ибо говорит Господь: идеже еста два или три собрани во имя Мое, ту есмь посреде их (Mф. 18, 20). Потом не должно ему делать выходов, кроме самых необходимых, но пребывать там, где принят, как странник, и заниматься молитвою, молением, чтением, псалмопением, рукоделием и другими добрыми деланиями, обычными у нас; избегать видения женщины, удаляться от всякого брата безчинно ходяща (2 Сол. 3, 11), быть благодушну, благодарну, благонадежну, довольну тем, что есть, готову к принятию страданий за Христа: ибо где гонение, там обычно бывают и страдания.

2) Особняком живущие наследием имеют горе: ибо премудрый говорит: горе единому! потому что егда падет, не будет втораго воздвигнути его (Екл. 4, 10); те из них, кои имеют слуг, свободу монашескую погубляют, — кои покупают поля, виноградники, волов, мулов, проказу Гиезиеву на себя навлекают. Отсюда пораждаются сребролюбие, любостяжание, непостоянство, не желание жить с другими братиями, навык вести себя особым образом и по своей воле, хуление чрез нас имени Божия во языцех, якоже есть написано (Рим. 2, 24), и падение душевное: ибо как не пасть тому, кто живет нерадиво. Не весте ли, говорит Апостол, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас»? Аще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог (1 Кор. 3, 16. 17). И опять он же говорит: не льстите ceбe: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни сквернители, ни малакии, ни мужеложники, ни лихоимцы, ни mamиe, ни пияницы, ни досадители, ни хищницы, царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 9. 10). Можно ли допускать до сего себя тем, о коих говорится: иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24); еще: от мира несте (Ин. 15, 19); и еще: наше житие на небесех есть? (Фил. 3, 20).

3) За чем же погубляем мы свое блаженство? За чем унижаем так благородство звания нашего? За чем не подражаем добре живущим братиям нашим; коих жизнь славна и похвальна пред Богом и людьми? Не пора ли отрезвиться нам наконец? Не пора ли воззвать себя к своему чину? Не пора ли озаботиться спасением своим, положив пред очами своими исход свой и то, как предстанем пред судилищем Христовым? Имея дать ответ о каждом праздном слове, какой ответ дадим о великих и тяжких грехах? — Но отрезвимся, хотя к вечеру жизни своей, отбросим страсти, отложим дела темныя и облечемся во оружия света (Рим. 13, 12), всяким хранением блюдя сердца свои, и всячески благоугодить Господу стараясь, да, спасшись таким образом, наследниками соделаемся вечных благ.

290.

1) Отошел виденный мною умирающим, и с нами тоже будет; чтожь лелеем плоть? — 2) Он был в тревоге на одре смертном: ибо тогда нападают помыслы, какие кто любил, — и добрые утешают, а злые томят. — 3) Не будем же опутывать себя, ни страстями, ни помыслами страстными. [4, 88].

1) Что столько благотворно и спасительно для души, как память о смерти? Об этом и беседовать к вам ныне побуждаюсь, по поводу смерти епископа Енейскаго, котораго вы не видели, как он умирал, а мы видели и многую от того получили пользу, и умилились сердцем, видя в себе тоже, что было в нем. — Так изшел он и отошел, и уже не возвратится более в эту жизнь. Не потребны для него более ни небо, ни земля, ни море, ни солнце, ни луна, ни звезды; не дышать ему более этим воздухом, не испускать гласа гортанию, не смотреть очами, не слышать ушами, не обонять ноздрями, не осязать руками, не ходить ногами и ничего другаго не делать, свойственнаго жизни сей, ни большаго, ни малаго; заключены двери ея для него навсегда, и он ждет теперь суда и воздаяния. Воздаяние еще в сокровищах есть, сокровиществуется, как написано: и cиu вcu послушествовани бывше верою не прияша обетования, Богу лучшее что о нас предзревшу, да не без нас совершенство приимут (Евр. 11, 39. 40). — Что же нам? — ничего другаго. Разве не подвергнемся мы тому же самому? Не таким же ли образом обратимся в землю, из коей взяты? Не таким же ли образом умрем, и станем прахом и пеплом? Приникнем во гробы и посмотрим, чем кончается теперь живой состав наш. — Что же так лелеем мы это бедное тело, которое спустя немного предадим земле и червям? Зачем облагаемся страстьми, с коими встретимся при исходе?

2) Умирающий, еще дыша, говорил, что явились ему два некия лица, женщина и мужчина, и обличали его безжалостно, от чего он стенал, взывал о помощи и трясся, ужасаясь исхода из тела. Видите, каков приговор смерти? — Демоны выступают нашими обличителями и осудителями. И бывает это так, что какие помыслы любезно принимаем мы и в дело приводим, те узрим и во время исхода: если предзрим Господа пред собою выну (Пс. 15, 8), если представляем, яко близ суща, хранителя жизни нашей, Ангела, если воображаем таких и таких святых, то их и увидим при последнем издыхании; если же напротив рисуем в себе греховные образы и бесовидные помыслы сокровиществуем, то их и встретим тогда, что жалостно и пагубно.

3) Почему восподвизаемся о том, чтоб не быть объятыми такими идолами в час исхода, но обрестись тогда с чистым сердцем, чтоб с дерзновением можно было и нам сказать: в мире вкупе усну и почию (Пс. 4, 9). Ибо для добродетельнаго смерть есть сон, как и Господь сказал: Лазарь друг наш успе: но иду, да возбужду его (Ин. 11, 11). Если же она сон есть, то явно, что есть для него и виновница упокоения, и становится началом жизни вечной, как говорит св. Апостол: ныне же Христос воста от мертвых, начаток умершим бысть; и опять немного ниже: пожерта бысть смерть победою. Где ти смерте жало? где ти аде победа? — Жало же смерти, грех: сила же греха, закон. Богу же благодарение, давшему нам победу Господем нашим Иисус Христом (1 Кор. 15, 20. 54 — 57). — Се, поглощена смерть! Се, дарована победа! Ибо Господь говорит: побеждающему дам ясти от древа жизни, еже есть посреде рая Божия (Апок. 2, 7). Се открыто поприще царствия небеснаго? Се, предлежит треблаженный подвиг! Побеждающему венец и вкушение жизни вечной. Потщимся и мы победить диавола, попрать страсти, очистить себя вполне от всякаго зла и стяжать добродетели, чтоб и обитателями рая соделаться и удостоиться вкушать от древа жнзни.

291.

1) Спасение содевать надо непрерывно и с охотным рвением. — 2) Воины усердствуют служить царю земному ради земнаго; нам ли лениться работать царю небесному ради небеснаго? — 3) Смотрите на святых: какого рода людей нет в числе их, но нет ни одного лениваго и нерадиваго. Есть падшие между ними, но такие, кои покаявшись, ревностно и трудолюбно благоугождали Богу. — 4) Встань же нерадивый, внемли Апостолу и возревнуй. [4, 89].

1) Время всякой вещи под небесем, говорит Премудрый (Еккл. 3, 1). Время же содеванию спасения нашего всегда и везде. Ибо Апостол говорит: всегда радуйтеся, непрестанно молитеся, о всем благодарите (1 Кор. 5, 16). Сими тремя добродетелями определяется спасение наше: ибо радость есть признак совершения всякой правды; непрестанная молитва не даст места диаволу напасть на нас; благо дарение есть свидетельство о возлюблении Бога. Отвсюду убо оградившись сими деланиями, будем ревностно благоугождать Богу, не малодушествуя ни в каком случае, и не разслабляясь нерадением ни в исполнении послушаний, ни в псалмопениях, ни в рукоделиях, но все совершая с охотным расположением, яко добрии строителие различныя благодати Божией (1 Петр. 4, 1).

2) Разве не видим, с каким усердием воины спешат вместе с царем на дело свое? и на какое?! На войну, на заклания, на смерть. И вот они для преходящей славы, для скоротечнаго богатства с готовностию устремляются на все. Мы же, зовомые в царствие небесное, к радости неизглаголанной, к жизни вечной, ужели лениво и небрежно, а не со всем рвением и бодренностию представим себя добрыми воинами Христовыми?

3) Читайте книгу, которую я держу в руках, — и увидите, и познаете изображенныя в ней доблести святых отцев. Сколь велика в них ревность! Какое сильное горение духа! Какие подвиги! И как прославил их всеблагий Бог, показав их как бы богами какими, чрез совершенныя ими знамения и чудеса. Тут просияли не только такие, которые от начала были добры и не познали греха, — но и такие, кои сбивались с праваго пути и падали в тяжкие грехи, но добрейшим покаянием исправлялись, так что никому никакого нет оправдания в безпечности и небрежении о спасении; они ни от чего другаго, как от безчувственнаго и окаменелаго сердца, нераскаянною жизнию ими в себ созданнаго.

4) К таковому взывает Апостол: востани спяй и воскресни от мертвых, и осветит тя Христос (Еф. 5, 14). Или о богатстве, благости Его и кротости и долготерпении нерадиши, не ведый, яко благость Божия на покаяние тя ведет? По жестокости же своей и непокаянному сердцу, собираеши себе, гнев в день гнева и откровения праведнаго суда Божия: Иже воздаст коемуждо по делом его (Рим. 2, 4 — 6). Зри cиe безпечный, убойся угрозы, и возстань от сна безпечности! — Се отшел преподобно и брат Кандид, прежде же его это было с другим, а за ним последует еще кто нибудь. И никого нет, кто бы навсегда остался здесь. Bсе прейдем. Но благо добре пожившему, потому что он успешно совершив куплю свою, и прибыль получить вечную, ревностию и тщанием стяжав лучшее. Но поелику торжище еще стоит, и мена царствия небеснаго еще предлежит; то приидите, прошу вас, братие и отцы, все возбодрствуем, все возтрезвенствуем, все поспешим на куплю Божественных и нетленных благ, да вместе со всеми братиями нашими соделаемся наследниками царствия небеснаго.

292.

1) Всем заповедую ревновать о спасении неопустительно. — 2) Причем воздерживаться надо от суждения о других по видимости: ибо главное — внутрений строй. — 3) Да ревнует же всяк о сем внутреннем, не приемля помыслов дурных, и не поблажая движениям страстей ибо это разстроивает все внутри. [4, 90].

1) Ревнующих о спасении прошу паче и паче ревновать; а нерадивых молю возстать от нерадения и безпечности. Ибо се ныне (жизнь сия) время благоприятно, се ныне день спасения (2 Кор. 6, 2), — которое, если потеряем, то уже не найдем в другой раз. Да не пройдет же у нас даже и один день в нерадении и безпечности, но всячески позаботимся в продолжении его усокровиществовать нечто из сокровищ вечных, молитву, моление, прошение, благодарение, слезы, сокрушение, просвещение ума, небесныя созерцания.

2) При чем, по тому, что в нас есть, не будем судить о том, что есть в братиях; но будем лучше думать, что каждый спасение свое совершает в себе самом сокровенно, хотя со вне кажется он инаковым. Разве не бывало при отцах наших, что многие, не казавшиеся быти что, несравненно светлее просияли, чем казавшиеся такими? И в нашем братстве много раз бывало, что паче других просиявали такие, которые были из незнатных и неславных, особенно во время исповедничества. — И от чего так? Это, как мне кажется, не столько от вне и со вне виднаго тщания и ревности, сколько от внутренняго устроения. Ибо где есть мирное устроение и чистота сердца, кротость и безмолвие, там царство добродетели; и туда-то призирает Господь, как написано: на кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго, и трепещущаго словес Моих? (Ис. 66, 2)?

3) Да возревнует же всяк чистым себя по совести представить Господу, не отворяя двери диаволу чрез приятие греховных помышлений. Ибо когда их принимаем, знаете, что страждем, как дичаем, как изменяемся, какую горечь собираем под видом удовольствия; когда же отрезвляемся и опять возвращаемся к должному, какой опять мир вкушаем, и какую сладчайшую меда тишину, как бы в пристань укрывшись после бури. Почему и удивления достойно, как мы, — когда добродетель так сладка, любезна и вожделенна, а грех так горек, пагубен и отвратителен, — грехом пленяемся, а не паче прилепляемся к добродетели. Большею частию это бывает от немощи естества нашего, и от того, что прилежит помышление человеку прилежно на злая от юности его (Быт. 8, 21). Однакожь не будем медлить и не пожалеем усилий — возвратить себя на добрый путь; и Господь, видя труд наш, сотворит отмщение за нас, и за болезненныя усилия наши воздаст нам воздаяниями вечными, и за терпение при сем прискорбностей увенчает венцем правды, со святыми вчинит, и царствия Своего сподобит.

293.

1) Будем внимать и бодренно воевать: ибо врагов много, и не усыпных. — Но бояться их нечего: ибо у нас есть помощники сильные и оружия побидительныя. — 2) В брани видимой — венцы за победу; а в нашей невидимой, кто не поддается врагу, уже победитель есть и венцы получает. — 3) Покажем же доблесть в противоборстве, и ублажены будем. [4, 91].

1) Будем внимать себе напряженно и непрерывно: ибо день и ночь не отступают ведущие войну против нас. Кто же это такиe? Духи злобы, миродержители тмы века сего, коих число безмерно и неистовство против нас неописанно. — Однакожь не будем бояться, ни ужасаться их. Имем и мы споборника и заступника, Духа Святаго и Господа нашего Иисуса Христа, Который недуги наша прият, и болезни понесе (Mф. 8, 17), Который, в немже пострада сам искушен быв, может и искушаемым помощи (Евр. 2, 18), к коему и взываем с дерзновением: суди Господи обидящия мя: побори борющия мя. Пpиими оружие и щит, и востани в помощь мою: изсуни меч, и заключи сопротив гонящих мя (Пс. 34, 1 — 3). — Ибо воистину гонят нас враги наши и жаждут погибели нашей, полагая соблазны на путях наших и всячески покушаясь низринуть нас в ров греxa. Но и мы, как воины, противоборствуем им, оболкшеся в броню веры и любве, и шлем упования спасения (1 Сол. 5, 8): ибо этими оружиями вспять обращается враг.

2) И вот что дивно, что для нас в самой этой брани и венцы. В телесном борении на зрелищах, если борющийся не низложит противоборца своего, то не венчается. Здесь же, если боримый не бывает низложен противоборцем, тем самым уже и увенчан бывает. Это явно из того, что открыто было некоему из святых отцев наших, о некоем ученике, который семь раз борим был отойти на покой без благосдовеня старца, и семь раз победил cиe борение; и за такое терпение стяжал семь венцов. — Итак, если в самом противоборстве и венцы, то будем, прошу вас, мужественно противостоять борющим, не изнемогая от длительности борения. Не была ли святая Сарра сорок лет сильно борима от 6еса блуда? И однакожь не изнемогла и не возмалодушествовала. Не известно ли также и то, как один послушник, таким же образом боримый, когда игумен его спросил: хочешь ли, я помолюсь о пресечении сей брани, не согласился на это, видя, что за претерпение таких борений уготовляются победные венцы.

3) К преодолению же сей брани ничто так не сильно, как молитва, слезы и сокрушение сердца. Итак, когда нападет враг, или и уранит, по невниманию нашему, впустив стрелу похоти в сердце, тотчас употребим против него молитву, - и он убежит не медля; прольем слезы, и угаснет угль сласти прелестной; смиримся, и подымет нас Господь. — И блажен непрестанно нудящий себя на дело Божие, претерпевающий прискорбности послушания и соблюдающий непорочность свою неповрежденною. Достигши конца подвигов, с полною отрадою и удовольствием неизреченным, прейдет он отсюда, и от слуха зла не убоится, как поет святый Давид (Пс. III, 7). Не видим ли, как воины, доблесть свою показавшие на войне, с торжеством и радостию возвращаются во свояси, показывая знаки борьбы и победы? — Так думаем и о том, кто в невидимой брани показал доблесть свою и подвигом добрым подвизался в ней, — что он славно прославится в великом граде, коего художник и содетель есть Бог, и Ангелами восхвален будет, и Господом увенчается, и вечныя утешения наследует. Кои достигнуть да сподобимся и мы благодатию Господа нашего Иисуса Христа.

294.

Скорби и гонения посылает Бог для испытания; по испытании же пресевает их. Наше гонение длится, потому что мы еще не у до крове постояли. [4, 92].

Желание сердца нашего и молитва к Богу есть о мире Церкви Божией. Ибо что благотворнее мира, да тихое и безмолвное житие поживем в обителях наших? - Но и продление гонения может быть не безполезным в том отношении, что оно дает случай проявиться искуснейшим в вере. Почему Апостол говорит: благоволю в немощех, в досаждениих, в 6едах, во изгнаниях, в теснотах по Христе: егда бо немоществую, тогда силен семь (2 Кор. 12, 10). Так что оставя вопросы: доколе же и до чего? — всю о сем печаль возложим на Бога, Который знает, как благотворно устроять длительность тех или других обстоятельств. Слушай, что говорит Писание: Бог искушаше Авраама (Быт. 22, 1). Скажешь: искушал, но немного? Нет напротив: и в продолжении многих лет, и многими искушениями; и когда увидел, что он совершен стал в вере, тогда сказал ему: ныне познах, яко боишися ты Бога, и не пощадел ecu сына твоего возлюбленнаго Мене ради (Быт. 22, 12). Искушал Он и Иова еще большими искушениями, и в множайшие годы. И когда увидел, что он совершен в терпении, сказал ему: мниши ли мя инако meбе сотворша, разве да явишися правдив (Иов. 40, 3). Таким же образом и прочих пророков, и Святых Апостолов, блаженных мучеников, и всех преподобных и праведных, многими скорбми и в продолжении многих лет, и испытывал, и засвидетельствовал о них, и приял их. Тоже самое и относительно нас надо предположить. Не у до крове стояли мы, противу греха подвизающеся (Евр. 12, 4); еще не довольно горели мы в огне скорбей; еще не довольно показали мы опытов искренности веры нашей. — Вот почему все еще и продолжается гонение!

295.

1) Как ни будь кто грешен, покаяться может: примеры — Давид разбойник, Мария Египетская и другие. — 2) Не подумай, что вот они и тут грехом насладились, и в будущем вкусят райских благ. У грешников нет радости: одна добродетель радостотворна. [4, 93].

1) Нет непреодолимаго препятствия спастись тому, кто искренно возжелает сего; и нет невозможности раскаяться и к Богу обратиться даже и дошедшему до поседняго предела зла. А что такое слово неложно, на это есть множество свидетельств. Одно из многих таких свидетельств — покаяние Давида, начальника разбойников, — сказание о коем читалось недавно в церковном чтении. Тут видно, каков был прежде этот человекоубийца, всякаго зла исполненный, и как раскаявшись и к Богу приступив, такого достиг совершенства, что исцелял даже одержимых бесами. Ибо Ангел сказал ему: «Давиде, Давиде! простил тебе Бог грехи твои, и отныне будешь ты творить знамения.» В чем видно и безмерное человеколюбие Божие, что Он не только простил ему человекоубийства, но и знамениеносцем показал его. — Желаешь ли видеть и другое свидетельство? Воззри на Манассию, который в продолжении пятидесяти двух лет отклонял Израиля от Бога и заставлял его служить бездушным идолам; но и он, покаявшись искренно, спасся, и в радости духовной песнь Богу воспел, которую до сих дней Церковь Божия поет. — Что касается до увлекавшихся плотскою любовию и потом раскаявшихся, то таких так много, что их не перечтешь. В числе их и Божественный Давид, после прелюбодеяния и убийства, опять получивший дар пророчества; потом Мария Египетская после ненассытнаго грешения сего рода грехами, востекшая до Ангелоподобия и дара прозорливости сподобившаяся, и проч. и проч. Так что никому никакого не остается повода думать и говорить, будто кому либо из нагрешивших нельзя чрез покаяние востещи ко спасению.

2) Содержа в мысли такие примеры, восприимем и мы еще большую ревность о спасении, и большее благонадежие в достижении его, веруя, что если Бог, в такую глубину зла низпадших, по неизреченной милости Своей, воззывал и спасал; тем паче спасет нас, служащих Ему день и ночь. — Слыша впрочем об обращении грешника, никто не говори: «стало быть, таковый, насладившись здешних благ, насладится и тамошних»? — Ни здешних, ни тамошних сладостей не вкушает обладаемый грехами. Какая сладость, скажи мне, — блудничать, чревонеистовствовать, сребролюбствовать, похищать и другим порабощену быть страстям? Не горят ли, как в огне, такие похотники, подобно больным горячкою? так что вернее будет сказать, что тaкиe и здесь несут наказание, и в будущем веке будут преданы вечным мукам, за здешния пагубныя и тлетворныя утехи. Стенать и раздираться, а не вкушать сласти — участь грешащих и развращенных. Добродетель же возлюбивший и живущий добродетельно всегда обладает теми и другими благами, неизреченную вкушая сладость чрез безстрастие, как и все святые, всегда радуюшиеся о Господе, и все второстепенным почитающие сравнительно с любовию к Богу. — Им и мы подражая будем радоваться и сорадоваться друг другу, ревнуя о спасении своем, и ради того прилежа подвигам: терпению, послушанию, отсечению своей воли и другим радениям, да, совершившись в них, наследниками соделаемся жизни вечной.

296.

1) Житейские много терпят ради ничтожных благ: нам ли не терпеть ради благ вечных. — 2) Ктому же что у нас за скорби?! А ожидается что?! — 3) Будем же благодушно все переносить, в неложных надеждах. [4, 94].

1) Что жизнь монашеская тесна и прискорбна, явно из того, что сказал Господь: иже хощет по Мне ити, да отвержется ceбe, и возмет крест свой, и по Мне грядет (Mф 16, 24). А что и житейская жизнь мучительна, об этом гласно свидетельствует то, что видим в ней. Но оставим житейских управляться с своею прискорбностию; будем смотреть, как следует, на свою. — Наша скорбь с радостию Духа Святаго бывает, так что у нас и кажущееся прискорбным радости причастно, по упованию, отложенному нам на небесах. Потому не стыдно ли нам, если, когда те, ради какой нибудь славишки и наградишки, так много терпят, не будем благодушно переносить прилучающияся ничтожныя прискорбности, ради столь великих небесных благ?

2) Да и что у нас за прискорбности? — Какое нибудь дело, против воли нашей назначенное, какое либо приказание не нравящееся, что нибудь неприятное в пище, питии, одежде, обуви, в месте и образе послушания, и другое что подобное, тяготящее нас. Но все такое, хоть и скорбно бывает, не таково однакожь, чтоб могло уклонять нас от достодолжнаго: ибо недостойни страсти нынешняго времени к хотящей славе явитися нам (Рим. 8, 18), за которую, еслиб даже нас каждый день жгли на огне, надлежало бы все переносить, а не только такия легкия и сносныя искушения. Говорю же cиe я не за тем, чтоб раздражить чувства скорбныя, но да познаем любовь, коею возлюбил нас благий Бог наш, изявший нас из житейской жизни и вчинивший в это священное и небесное звание, который и то, что требует от нас, не для Себя требует; ибо ни в чем не имеет нужды, всем богат Сый, но для нас же самих, да, быв тем благодетельствованы, спасемся.

3) Посему, отложив всякое двоедушие, в терпении нашем будем стяжевать души наши, держа себя выше всякаго находящаго искушения и не давая никакому помыслу возобладать над нами, когда, для испытания нас и обучения, попущено будет чему либо скорбному приразится к нам и опечалить жизнь нашу; чтоб и нам можно было возыметь дерзновение говорить с Апостолом: во всем скорбяще, но не стужающе си: нечаеми, но неотчаяваеми: гоними, но не оставляеми: низлагаеми, но не погибающе: всегда мертвость Господа Иucyca на теле носяще (2 Кор. 4, 8 — 10); и чтоб таким благонастроением и такою благоустроенною жизнию благоугодив Богу, соделаться наследниками царствия небеснаго, во Христе Иисусе Господе нашем.

297.

1) Путешественники все терпят в надежде на покой: будем и мы все терпеть в надежде на покой вечный, да прославляется нами Бог. — 2) Но когда прославляется нами Бог? — Когда видят добрыя дела наши. — И будем таковы. — 3) А для сего будем подражать св. отцам, Апостолам и самому Господу. — 4) Господь все терпел ради нас: будем и мы терпеть; иначе нет нам спасения. — 5) Я терпел: смиритесь и вы под крепкую руку Божию. [4, 95].

1) Всякий, кто долгий и тяжелый совершает путь, трудясь трудится и терпя терпит, подвергаясь разным неприятностям путешествия, но, в надежде на покойное пристанище, переносит скорбное и преодолевает трудное, все подвигаясь в предняя, со всем усердием и ycилием. — Ha что наводит нас такая притча? На то, что и мы путь совершаем в жизни сей, путь тесный и прискорбный, долгий и тяжелый. И инаковым пути сему быть нельзя, так как всю жизнь должно нам сохранять девство и целомудрие, и соблюдать подчиненность и послушание; и при этом помышления низлагать и всякое возношение взимающееся на разум Божий и пленять всяк разум в послушание Христово (2 Кор. 10, 4. 5), и все другое делать, что с сим неразрывно связано, по порядкам монашеской жизни. Но и здесь есть конец благий. Что же это? Жизнь вечная, которую обетовал неложный Бог терпящим Его. Будем же, ради сей вечной жизни, с благодарностию и терпением переносить все прискорбности настоящей жизни, прославляя Бога и в теле нашем, и в духе.

2) А как прославляется нами Бог, скажу, по одному судя случаю. За два дня пред сим пришли сюда миряне посмотреть на нас, и, видя, как мы пребываем в единомыслии, руками труд послушания исполняя и устами песни Давидския повторяя, прославили Бога и возблагодарили, получив назидание. — Так исполнилось в нас сказанное Господом: тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят добрая дела ваша и прославят Отца вашего, Иже есть на небесех (Mф. 5, 16). — И вот вы прославили Бога в теле вашем и в духе, в сем случае. Но и еще старайтесь прославлять Его всегда, во всех обстоятельствах, держа себя боголепно и удаляясь неподобающаго, как внушает св. Давид: не ревнуй лукавнующим, ниже завиди творящим беззаконие; зане яко трава скоро изсшут, и яко зeлиe злака скоро отпадут (Пс. 36, 1. 2) Но ревнуй благостынным и добродеющим.

3) В житейском быту посвятившие себя какому либо искусству, не от худших, а от наилучших мастеров ревнуют заимствовать правила излюбленнаго искусства своего: плотник от искусно плотничающаго, живописец от совершеннейшаго живописца, и вообще никто ни в чем не станет подражать неискусным и невеждам, но если берется подражать, то искуснейшим и знатокам. Если теперь в отношении к вещественному и тленному таково правило и закон, не тем ли паче в искусстве искусств, и в науке наук должны мы по примерам мужей святых упорядочивать свою жизнь, а не противоположными им руководствоваться. Будем же подражать тем, кои от юности до старости пребыли в послушании, не говорю древним святым, но и тем, кои просияли в нашем братстве; будем подражать тем, кои простотою разстроивали вселукавства диавола; будем подражать тем, кои в неразсуждающем послушаянии добре направляли подвижнический путь свой; если же хотите, будем подражать тому, кто заповедал: подражатели мне бывайте, якоже аз Христу (1 Кор. 11, 1); и в другом месте: бывайте убо подражатели Богу, якоже чада возлюбленная: и ходите в любви, якоже и Христос возлюбил есть нас, и предаде Себе за ны npuношениe и жертву Богу в воню благоухания (Еф. 5, 1. 2).

4) Так Христос в жертву и приношение за нас дал Себя Богу; нам ли с благодарением не перенести ради Его незначительной скорби? Христос всякое поношение приял, по сказанному: поношения поносящих ти нападоша на мя (Пс. 68, 10); нам ли не перенести малаго какого укорнаго и оскорбительнаго слова? Как же после сего вселиться нам со святыми, когда не последуем стопам их? Как нам царствовать со Христом, когда не сообразуемся смерти Его и не приобщаемся страстям Его пречистым? — И аще праведник едва спасется, нечестивый и грешный где явится? (1 Петр. 4, 18). — Смотрите, как определенно говорится, что праведник едва спасется. А тот даже и праведным не может нарещися, кто нетерпелив, неснослив, помнить давния оскорбления, и тем разгорается и мятется, и с Богом мира не имеет. — Где же ему спастися? — Не являемся ли потому мы, так действующие, по необходимости отторгнутыми от общения киновийнаго? И, по переселении отсюда, не подпадем ли необходимо вечному осуждению?

5) В безумии говорю: не был ли и я послушником? Не имел ли игумена, эконома, духовнаго и плотскаго отца? Не имел ли духовных и плотских братий? Среди их вращался я, как в огне, туда и сюда бросаемый и в бою состоя с двумя противоположными жизнями. Но не мог иначе спастися, как терпением, подобающим исповеданием, и самому себе приписыванием всякой вины: — ибо иначе и невозможно мирною иметь душу в скорбях. Смиритеся и вы под крепкую руку Божию (1 Петр. 5, 6); и обретете покой и безначалие. Написано: се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2 Кор. 6, 2). Отымем же лукавства от душ наших, научимся добро творити, представим себя чистыми облагодеявшему нас, прежде чем придет день оный страшный, в который должны будем дать ответ за всякое праздное слово, чтобы, с доброю, сколько возможно, совстию прешедши из сей жизни, оказаться достойными наследия вечной жизни.

298.

1) Сколько ни толкую, у некиих из вас все прорывается немирность. — 2) Это от недостатка любви; а без ней какие же мы ученики Христовы? — 3) Взыщем же мира, ревность благую восприяв. [4, 96].

1) Казалось бы, что, как я часто беседую к вам, нет уже необходимости еще поучать вас, полагая, что вы довольно настроены к должному действованию и не имеете нужды в напоминании о том. Однакожь ныне вижу, что это все еще крайне необходимо; потому что, не смотря на частыя мои вам внушения, в неких из вас не перестает действовать немирность и упорство. И я дивлюсь, как те, коим следовало бы быть учителями, судя по времени, все еще младенчествуют, безсмысльствуя и безумствуя по пусту.

2) Причина же сему оскудние любви. Ибо если по Апостолу, любы долготерпит, милосердствует, не завидит, не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине, вся покрываешь, всему веру емлет, всяуповает, вся mepnum (1 Кop. 13, 4 — 7): то явно, что когда ея нет, то в нас берет силу противное тому, — невеpиe, безнадежие, нетерпение, раздор, дерзость. — Но как, находясь в таком настроении, можем мы достойно именоваться учениками Господа, когда Сам Он говорит решительным словом Своим: о сем разумеют вcu, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Ин. 13, 35); И опять в другом месте: аще вы пребудете во словеси Моем, воистину ученицы Мои будете. И уразумеете истину, и истина свободит вы? (Ин. 8, 31. 32). Итак, если мы не имеем любви истинной, но ведем вражды, брани и раздоры; то мы не Христовы ученики, а врага Христова, хотя и тяжко слово cиe. После сего зачем и жить нам бедным? Зачем дышать этим воздухом, если мы делаем не то, чем благоугождается Господь?

3) Смущаяй вас, понесет грех, кто бы ни был (Гал. 5, 10). Почему прошу, мира взыщите со всеми и святыни, ихже кроме никтоже узрит Господа. Смотряюще, да не кто лишится благодати Божия: да не кий корень горести выспрь прозябаяй, пакость сотворит, и тем осквернятся мнози (Евр. 12, 14. 15). Что же это такое? — Ревность благую предложит вам показать в отношеши к лукавнующим, зло ненавидя и отвращаясь от него, их же самих не как врагов имея, но как бpamий вразумляя (2 Сол. 3, 15), да будете достойны одобрения Апостольскаго, выраженнаго негде так: во всем представисте себе чисты быти в вещи (2 Кор. 7, 11). — Я же говорю вам это, любя и щадя вас, и вместе боясь участи Илия. Если же вы не так разсуждаете, то, спустя немного, придут дни, когда возмется от вас язык сей, и тогда уразумеете, что истинно было, что говорил я вам смиренный. — Бог же мира, хотящий всем спастися, да сохранит всех нас в мире на пути заповедей Его и да введет в царство Свое вечное.

299.

Св. Феодор не принял, что прислано было в обитель теми кои покаялись в еретичестве иконоборном, а потом опять отпали. Некие из православных укоряли его, что он этим возбуждает неприязнь к православным и гонение. Св. Феодор оправдывает свое поведение. [4, 97].

Опять говорят, поднялась война, — и война иконоборческая — междоусобная, которой бывает ли что бедственнее, когда Христиане друг друга истребляют? Но нам должно молить Бога всегда умиротворять сограждан наших, как в мирском отношении, так и в отношении к вере. Ради этого мы и сидим здесь, смиренные. Сидя же должны не просто, как попало, сидеть, но с великим вниманием и верностию своей цели, чтоб, иначе иным проповедуя, самим не оказаться неключимыми (1 Кор. 9, 27).

Говорим же это, имея в виду тех, кои, понесши епитимию, опять перешли на сторону инославных. Мы отказались недавно принять посланное ими, как вредное и опасное для души; о чем узнав, некие из сущих с нами отцев, вознегодовали, как будто от этого загорелась смута. Мы же от зажжения смуты отрицаемся; но не можем, ради того, что некие мятутся, умалять что либо от истины и осквернять исповедание Христа, — боясь греха безразличия в вере, которое один из Пророков обличает так: между Святым и скверным не разлучаху, и между нечистым и чистым не разделяху (Иезек. 22, 26). Согласно с сим и св. Апостол говорит: кое причастие правде к беззаконию? или кое общение свету ко тме? Кое же согласие Христови с велиаром? или кая чacmь верну с неверным? или кое сложение Церкви Божией со идолы? (2 Кор. 6, 14 — 16). И опять: повелеваем вам о имени Господа нашего Иucyca Христа, отлучатися вам от всякаго брama безчинно ходяща, а не по преданию, еже прияша от нас (2 Сол. 3, 6). И еще: аще некий брат именуемь будет блудник, или лихоимец, или идолослужитель, или досадитель, или пьяница, или хищник, с таковым ниже ясти (1Сол.5, 11).

Все cиe устрашает и утесняет сердце наше, и ради сего судили мы паче перенести всякую скорбь и тесноту, нежели изменить своей верности и спасению. Но поелику написано: аще страждет един уд, с ним страждут вcu уди: аще ли славится един уд, с ним радуются ecu уди (1 Кор. 12, 26), — вы же члены наши есте искренние и утробы сердечныя: — то мы нашлись в необходимости известить вас о происходящем, да ведаете, и ведая спостраждете, помышляя о случившемся здесь.

Разсудите и вы сами по себе о том, что говорится: праведно ли изгнанных за истину из собственных монастырей и завладевших монастырями чрез предательство истины почитать равными, и равно с теми и другими общение иметь? – Итак изгнанные напрасно терпят изгнание?! Напрасно и мы подвизались за нее в прежнее время?! И сверх того, оказываемся еще обманщиками, одним говоря одно, а другим другое. Праведно возстенают против нас верно держащиеся исповедания, если увидят, что мы общимся с теми, кои были в соблазн Церкви Божией. Но да не будет нам обольститься ими и вместе с ними погубить себя.

В прежнее время мы держали себя твердо, как требовало время; и теперь следует также держать себя, не изменяясь; ибо Апостол говорит: аще обинется (праведник), не благоволит душа моя о нем. Мы же несмы обиновения в погибель, но веры в снабдение (Евр. 10, 38. 39). Видишь, как он обиновение назвал погибелию? — Почему в другом месте и говорит: чист аз от крове вспех; не обинухся бо сказати вам всю волю Божию (Деян. 20, 26. 27).

Так и мы, утверждаясь на Апостольском учении, и учении св. отцев наших, согласном с Апостольским, удерживаемся от общения с еретиками, с увлеченными ими изменниками, и защищаем точное исповдание, в коем стоим и хвалимся упованием славы Божией (Рим. 5, 2), стараясь право ходить и во всех других добродетелях, да будем совершени и всецели, и ни в чем же лишени (Иак. 1, 4), и мир Божий, превосходяй всяк ум, да соблюдет сердца наша и помышления наши о Xpucmе Иucyсе (Фил. 4, 7).

300.

1) Будем претерпевать все скорбное, и во вне и внутри, пользуясь обычными нам к тому средствами, наипаче молитвою с несомненною верою. — 2) Оскудело было содержание наше; но Господь скоро помог. Будем надеяться, что и впредь поможет, как Иакову, Илии и др. [4, 98].

1) Мучеником никто не бывает, не потерпев мучений, и венцем никто не венчается, если надлежащим образом не выдержит успешно борения (2 Тим. 2, 5). Не будем же изнемогать, все перенося благодушно: выговоры и укоры, как удары бичами, — отсечения своих желаний, как пролития крови, — вторжения помыслов, как, возжигаемые диаволом, пожары. Огонь погасает от заливания его водою, и пламя похоти от пролития слез. Утомление от труда проходит от покойнаго возлежания на одре; и обременение ума помыслами врачуется доверчивым исповеданием их. Вот спасительныя врачевства. Разумно пользуясь ими, паче и паче оздравляйтесь о Господе. Аще же кто от вас лишен есть премудрости, да просит, как взывает брат Божий, от даюющаго Бога всем нелицеприемне, и непоношающаго, и дастся ему. Да просит же с верою, ничтоже сумняся: сумняйся бo уподобися волнению морскому ветры возметаему и развеваему. Да не мнит человек он, яко приимет что от Бога. Муж двоедушен, неустроен во всех путех своих (Иак. 1, 5 — 8). Не будем же двоедушны и не станем колебаться сомниями в прошениях своих. Но со благодарением и искреннею верою да будут прошения наши к Богу (Фил. 4, 6), и всеконечно получим просимое: угаснет чуждый огнь; неистовые помыслы развеются, и мы с Божиею помощию успешно совершим предлежащий нам подвиг послушания.

2) При сем желаю, чтоб вы ведали, что ковчежец наш немного имет вметаемаго (Ин. 12, 6); между тем расходы прибывают, а доходы не прибавляются; ныне же и вина не достало, о чем конечно скорбят немощнейшие. Но дерзайте: скорое Господь призрение сотворил от плода пшеницы и вина, и других потреб, и еще сотворит, если всецело возложим на Него упование, и угодное Ему будем всегда творить, не отступая от своей в Нем уверенности. Ибо Он сам сказал: не оставлю тебе, ниже презрю тя (Иис. Нав. 1, 5); и опять: ищите прежде царствия Божия и правды Его, — и сия вся приложатся вам (Mф. 6, 33). Если же и недостаточествуем когда, не дивно: испытание это и проба добродетели. Патриарх Иаков не был ли праведен? И однакожь теснимый голодом, послал отцев наших в Египет купить пшеницы. Проро Илия не был ли праведен? Однакожь и он, пришедши в Сарепту Сидонскую, возопи во след вдовицы: принеси ныне ми мало воды, и испию… и укрух хлеба, да ям (3 Цар. 17, 10. 11). Не другаго чего попросил, но самой подручной и необходимой пищи. И кто же это? Илия, небо языком заключивший не давать дождя, и опять молитвою разрешившей cию епитимию. — Мы же, ничтожные и по внешнему состоянию, и по внутреннему устроению, если и постраждем что такое, ничего не будет неподобающаго; и не следует нам тем тяготиться, но всегда быть благодарными, как при изобилии всего, так и при оскудении; ибо в этом признак учеников Христовых, и так располагаясь, мы как прискорбности настоящей жизни легко переносить будем, так и будущих благ сподобимся.

301.

1) Враги окружают нас, и нападают всегда и везде нечаянно: охранять себя надо. — 2) Как? Страхом Божиим и упованием на Бога, слезами и поучением в слове Божием; xpaнением ума и отражением помыслов. — 3) Вчера пели вы безчинно. Этим Дух Святый оскорбляется, и вместо пользы вред душе причиняется. Вперед пойте благообразно. [4, 99].

1) При недавних набегах агарян, в какой все пришли мы ужас, опасаясь, как бы не попасть в убийственныя руки этих безбожных. И это было не понапрасну. Но что есть и набеги на нас демонов, об этом мы и не думаем, и не опасаемся, как бы, по невниманию нашему, не попасть в плен к духам злобы; хотя знаем, что нападение видимых врагов бывает в одно какое время, и молва о том, заранее приходя, дает желающим свободы, убежать куда либо; в отношении же к невидимым врагам ничто такое неуместно, потому что они день и ночь, и всякий час тем только и заняты, чтоб нападать на нас, и вздохнуть почти не давая нам, так что здесь больше страха, и большее потому требуется самоохранение, чтоб не сделаться добычею сих врагов и избежать душепагубных их наветов.

2) Куда же убежать? Конечно к Богу, как поет Св. Давид: Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех обретших ны зело (Пс. 45, 2); и: ополчится Ангел Господень окрест боящихся Его, и избавит их (Пс. 33, 8); и еще: надеющиися на Господа, яко гора Cион: не подвижится в век живый во Иерусалиме (Пс. 124, 1). Итак если будем иметь страх Божий и уверенность в Боге, то не убоимся от лица враг наших.

Но поимеем во внимании, что крепости берутся врагами наибольшею частию по причине оскудения хлеба и воды. В нас же это что? — слезы и слово Божие, коими и в коих питается и спасается душа, а их оскудением растлевается и предается в плен. Да вселяется убо в нас слово Божие богатно, как написано (Кол. 3, 16), и слезы да не оскудевают.

Бывает впрочем и внутреннее предательство, как говорят. И это опять что такое? — Живущия в нас страсти и, мудрованием плоти возбуждаемые, помыслы, кои изменнически отворяют дверь враждебным демонам. Их надо изгонять тотчас, и всяким хранением блюстись, чтоб не был взят град наш, т. е. душа, и мы не были увлечены грехом, и не сделались пленниками пагубных страстей, но пребывали в добродетели, в коей созданы, во славу Создавшаго нас, в похвалу и мне грешному.

3) Вчера разсердили вы меня вашим псалмопением. Прошу же и молю вас петь благообразно и по чину, а не просто, как попало, и смятенно, и тем оскорблять не меня грешнаго, а Духа Святаго: ибо это Его заповедь: пойте разумно (Пс. 46, 8). Разумно же петь нельзя, если не будет соблюдаем такой порядок, чтоб не начинать хором новаго стиха, прежде, чем кончится пенин прежняго; громогласно ли или тихо идет псалмопение, протяжно ли или скоро, паче всего да блюдется бдагочиние; ибо если во всяком деле соблюдение благочиния есть наилучшая черта, не тем ли паче в беседе с Богом, — так как при неблагочинии бывают нелепыя фантазии и расхищение ума, а при благочинии сохраняются внимание, трезвение и сладость, о коей свидетельствует св. Давид, говоря: коль сладка гортани моему словеса твоя, паче меда устом моим (Пс. 118, 103).

Почему прошу и молю, будем со всем тщанием совершать сию добродетель, друг друга остерегая и друг друга исправляя в пении. Так разумно поя, обретем мы покой душам нашим, друг другу подадим добрый пример и, при всем другом и этим благоугождая Богу, достойными содлаемся наследия Царства Небеснаго.

302.

1) Чтоб ум не осуечался и не влаялся в греховных помыслах, надо держать его в богомысли — созерцании свойств и дел Божиих, Ангельских чинов, обителей святых и сего видимаго миpa: сим хранится красота души. — 2) Красота души, с коею она создана, потерянная в падении, возстановляется в крещении, — в покаянии, — и в подвижнической жизни. [4, 100].

1) Вот где всегда надлежит быть уму, вот где пребывать сердцу! — В бодренном внимании к делу Божию, на поприще подвижничества, отнюдь не позволяя себе влачиму быть туда и сюда, подобно пленнику. Оскудевает ли в моpе вода, или для дышущаго воздух? — так тем паче в нас не должны оскудевать благия помышления, при устремлении очей ума нашего в безпредльное море дивных дел Божиих, в которыя углубляясь, ум не будет иметь времени осуечаться чем либо житейским, или соплетаться с худыми помыслами. Ибо он, будучи приснодвижен, не может оставаться в покое, но куда направим его, туда и несется он неудержимо, одесную ли или ошуюю: и если—одесную, то он имеет взывать с Давидом: Господи, волею Твоею подаждь доброте моей силу (Пс. 29, 8); а если — ошуюю то следующий за сим стих: отвратил же ecu лице Твое, и бых смущен (—9). Отвращение же Божие бывает, когда ум занимается суетностями, а пагубное смущение души, когда он упражняется в греховных замыслах. Постараемся же всегда направлять его одесную, и давать ему видеть добрыя видения. Какия это? — Ангельския небесныя Силы, тамошния неизреченныя блага, светлыя обители св. Апостолов, Пророков, Мучеников и всех праведных; равно как и сей свод небесный, блестящее солнце, светлую луну, группы звезд, и все другия чувствам подлежащия вещи, не за тем, чтоб на них останавливаться, но, чтоб, чрез них возносясь к Творцу всяческих Богу, хранить красоту свою не поврежденною.

2) Ибо Бог красотою ущедрил нас, сначала создав нас по образу и подобию Своему; и хотя мы чрез преслушание омрачили себя и осрамили, но Он опять облекает нас в красоту в благодати, банею пакибытия, и обновления Духа Святаго, Егоже излия на нас обильно Иисус Христом, Спасителем нашим (Тит. 3, 5); когда же потом и здесь оказались мы непотребными, третье устроил нам средство к возвращению себе красоты чрез покаяние в обете девства, даровав нам вся прегрешения, истребив еже на нас рукоnиcание

(Кол. 2, 13. 14) крестоносною жизнию, подобно крещению .— Да пребывает же в красоте своей душа наша, чтоб удостоиться услышать: вся добра ecu, ближняя моя и порока несть в тебе (Песн. Песн. 4, 7). Когда же опять случится ей оскверниться пороком [так как мы превратны и никто нечист om скверны (Иов. 14, 4), никто не похвалится чисто имети сердце (Притч. 20, 9)], поспешим очистить себя слезами покаяния. Омыеши мя, и паче снега убелюся, молится св. Давид (Пс. 50, 9); измыйтеся, и чисти будите, отъимите лукавства от душ ваших, призывает Бог чрез Пророка Исаию (1, 16). И блаженна душа, так всегда себя очищающая, отрешившаяся от всякой худой склонности, единаго Бога любящая и вожделевающая, и каждодневно ожидающая смерти с удовольствием. — Придет всеконечно и к нам смерть, должны будем и мы уплатить этот общий всем долг. — Но о, когда бы нам, преподобно и праведно поживши, сподобиться того, чтоб, когда останки каждаго из нас будут предлежать для последняго братиям целования при отпевании, душа наша была вземлема Ангелами Божиими и относима для жизни вечно блаженной на небеса.

303.

1) Помянув об удалившихся из обители, потом впадших в ересь и развратившихся. — 2) Убеждает блюстись, указывая, что враг ничего так не ищет, как совратить с пути и погубить монаха. [4, 101].

1) Мало ныне слушающих, по причине отбытия нескольких братий; но хотя бы и один был слушатель, не следует небречь о поучении; ибо говорить Господь: блюдите, да не презрите единого от малых сих: глаголю бо вами, яко Ангели их на небесех выну видят лице Отца моего небеснаго. Прииде бо Сын человечески взыскати и спасти погибшаго (Mф. 18, 10. 11). О, сколь неизреченно Божие человеколюбие! Пришел Владыка в рабском зраке к убегшему рабу, чтоб освободить его от рабства диаволу. Пришел свет истинный взыскать драхму погибшую, чтобы вызвать его из мрака греховнаго. Не необходимо ли потому и нам смиренным, подражая всеблагому Господу, о каждом из вас и болезновать, и говорить, и самую душу за него полагать? О, когда бы я крылат был, чтоб полететь и почить в каждом братстве, — посмотреть их и поговорить им о подобающем, — и не только их, но и тех, кои вь путь Каинов поидоша, и в лесть Валаамовы мзды устремишася (Иуд. 11). Кого же это называю я такими? — Леонтия, Ермию и Нектария, отступивших и от нас, и от веры; и в награду за отступление получивших председательство, — которых еслиб я, смиренный, увидел и поговорил с ними, то, хотя бы ничего другаго не сделал, но душу свою положил бы за них. Желал бы я повидеть и тех, кои, по грехам моим, сбросили святую схиму и оделись в одежду беззакония и гpеxa, чтоб и еще поплакать о них: из коих один, Пигасий оный, как говорят, до такого зла простерся, что, по царскому удостоению, стал начальником народа, воздвиг брань, убийства совершил и в схватке потерял жизнь. Какое несчастие! В какую пропасть низринулся сей плачевный! Сначала отскочил от братства, потом пошел в след похотений своих, то тем, то другим растлеваясь, как животное безсловесное, затем сбросил с себя монашество, и наконец такою заключил трагедиею, которую слышали мы.

2) Помянув о сем, прошу о тех молиться, а себя самих, крепко держать на своем пути, нимало не умаляя подвижническаго постоянства, потому что малыми послаблениями и разленениями душа низводится в пагубу. Вот почему жалею я живущих особняком и оплакиваю их, как готовую, предлежащую диаволу, добычу; ибо если и из овчарни похищает волк овцу, не тем ли удобне пожрет он ту, какую найдет вне стада? — Разве не знаете, какою маниею дышет против нас диавол? На всякаго человека нападает он, а не только на смиренных монахов; радуется он погибели многих, но не так этим услаждается, как когда успет низринуть одного монаха. Почему неутомимо бьется, приседит и борется, как бы послушливаго отторгнуть от послушания, безмолвника от безмолвия, столпника от столпа, затворника от затвора, чтоб, после такого передвижения, вести их потом, как хочет: ибо те, которые неподвижно пребывают в своих мерах и в своих местах, содевая добродетели, бывают неуловимы для диавола, выше сетей его носимы бывая.

Почему, пользуясь данною нам против диавола силою, будем обращать его вспять, ограждаясь Божественным страхом и его низлагая небесными помышлениями, его же помыслам не давая овладевать собою, чтоб сим образом победу над ним приобретая, венца правды удостоиться от Подвигоположника нашего Христа Господа.

304.

1) Будем бодрствовать особенно по причине гонения: ибо тут враг налегает сильнее. Скольких уже он погубил от начала миpa? И теперь тоже делает. — 2) Как избежать его сетей? Смирением и покорностию преданным заповедям. Тут изображается должная жизнь — и со вне, и со внутрь, с указанием воздаяния, в воодушевление. [4, 102].

1) Будем вести жизнь, достойную гонения за Христа во всяком благочестии и чистоте (1 Тим. 2, 2), как чада послушания, не преобразующеся первыми неведения вашего похотении (1 Петр. 1, 14), и не послабляя напряжения подвижнических ваших усилий. Ибо видите, что диавол, как лев, рыкая ходит, иский кого поглотити (1 Петр. 5, 8); и как теперь видит он нас, гонением раздираемых, то налегает гораздо сильнее, в чаянии удобнее теперь похитить душу. Но мы будем во всякое время и во всяком месте трезвиться и бодрствовать, ограждены будучи Божественными заповедями. И он, не находя в нас места, отойдет посрамленный. Если же найдет, начнет все больше и больше наступать; и не отступит, пока не поразит и не сгубит. Или не знаем, скольких уже он погубил от сложения мира: не довел ли он до изгнания из рая перваго человека, пленив его сластию греховною? Не вооружил ли Каина к братоубийству? Не отторг ли от сонма Апостолов Иуду, соделав его предателем Живота всех? Не предал ли смерти и других многих, коим числа нет? — Он и ныне прельщает, возбуждает и нудит делать всякое зло, и поглощает всю почти вселенную; и избегать его очень трудно и требует крайняго внимания: ибо он покушается не только распущенною и низкою жизнию, но и напряженным подвижничеством совратить нас с должнаго и увлечь к противному, разнообразно преобразуясь, разныя устрояя козни и обольщения, всюду многия простирая сети по земле для уловления нас, как видел в видении блаженный Антоний и получил свыше при сем указание, что их избежать может только одно смирение.

2) Итак, облекшись в смирение, будем избегать соступаний с правой дороги и переступаний чрез нее, царским шествуя путем и не уклоняясь ни на десно, ни на шуе, но в точности сообразуясь с правилами преданной нам святой заповеди и последуя стопам предшествовавших нам святых отцев, коих жительство на небесах. Пусть ум наш воздерживается от худых помышлений, сердце поучается в Божественных словесах, уста отверзаются только для славословия Богу, очи видят правоты, ухо не слушает слуха суетнаго, руки простираются к своим деланиям, ноги ступают чинно, пища и питье будут умеренны, сон определенный уставом, никакие выходы не допускаются, кроме должных, не будет места дерзновению, смерть причиняющему и ничто другое неуместное не действуется в нас, но все совершается преподобно и премудро. Путь такой недлинен и предел подвигов близок. Но какое воздаяние за труды? — Царствие Небесное; ради коего еще и еще поподвизаемся и поборемся; если поткнемся, поспешим встать; если задремим, — пробудимся и опять возбодрствуем, понудим естество свое, умертвим уды, яже на земли, стяжем добродетели. Все cиe и к себе говорю я, потому что и я немощами обложен есмь, как одного с вами сущий естества. Да даст Господь всем нам, искренно потрудившись и непреткновенно пожив, прейти отселе в бдагонадежии и сподобиться блаженной вечной жизни.

305.

1) Указав заповеди закона и Евангелия, с различием их, и сказав, что не исполняющие ни тех ни других царотвия Божия наследити не могут. — 2) Напоминает о страшной участи их в смерти, на суде и по осуждении, и — 3) За тем приглашает обратиться к Господу в покаянии, пока не затворились двери милости его. [4, 103].

1) Создавший нас и из несущих приведший в бытие, Бог, как в училище некое, ввел нас в жизнь сию, чтоб мы научились Евангельским заповедям царствия Его. Почему и учеников Своих посылая на проповедь, заповедал им, говоря: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (Mф. 28, 19. 20). Какия же это заповеди, которыя Он заповедал нам? — По Ветхому Завету, — заповедано было: не yбий, не прелюбы сотвори, не укради, не лжесвидетельствуй (Исх. 20 гл.; Втор. 5 гл.); по Новому же, высшия сих и совершеннейшия дал Он заповеди; ибо говорит: речено бысть древним: не убиеши: иже бо аще убиет, повинен есть суду. Аз же глаголю вам, яко всяк гневайся на брата своего всуе, повинен есть суду: иже бо аще речет брату своему, рака: повинен есть сонмищу. — Опять: речено бысть древним: не прелюбы сотвориши. Аз же глаголю вам: яко всяк иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем. Опять: речено бысть древним: не во лжу кленешися, воздаси же Господеви клятвы твоя. Аз же глаголю вам не клятися всяко. Опять: речено есть: возлюбиши искренняго твоего, и возненавидиши врага твоего. Аз же глаголю вам: любите враги ваша, благословите кленущыя вы, добро творите ненавидящими вас (Mф. 5, 21 — 44). Видишь ли, каково различие обоих Заветов? один запрещает деяния, а другой — самыя расположения сердца, от коих деяния, чтоб здесь не коренился грех? — Теперь, если мы окажемся живущими ни законно, ни Евангельски, а, —как бы сказать, — язычески, то что испытаем в день оный? — Не льстите себе, говорит Апостол, ни блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни сквернители, ни малакии, ни мужеложницы, ни лихоимцы, ни татие, ни пияницы, ни досадители, ни хищницы, царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 9. 10).

2) Почему, как прежде часто говорил я вам, так и ныне с решительностию возвещаю: никто не живи по своей вoле; никто не относись безразлично к делу спасения; никто не сокровиществуй злата, не приобретай рабов, не разводи лошадей и быков и никакими другими стяжаниями не обременяй себя, потому что от этого пораждаются величайшие и пагубнейшие грехи. А между тем среди вас все еще остаются некие, кои упорствуя упорствуют и сопротивляясь сопротивляются истине. Но я, смиренный, чист от крови вашей; ибо не преставал возвещать вам правду Божию и немолчно объявлял о грядущем на сынов противления мече. Или раздражаем Господа? Еда крепчайши Его есмы? (1 Кор. 10, 22). Уже бо и секира при корени древа лежит: всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает, и во огнь вметаемо (Mф. 3, 10). Не боитесь вы этого примера? Не трепещете пред сею угрозою? Не страшитесь и смерти, которой неизбежно подвергнемся, спустя немного? Как встретим мы страшных Ангелов, приходящих обычно взять нас из тела? Как пройдем путь оный не краткий, не стяжав потребных напутствий? Как, имея совесть нечистую, предстанем пред судилищем Христа, пред Коим преклоняется всякое колено, и всяк язык исповестся? Если такими окажемся там, то неизбежно отосланы будем туда, где огнь неугасающий и червь неумирающий, где плачь и скрежет зубов.

3) Но чтоб этого не случилось, приидите поклонимся, и припадем, и восплачемся пред благим Богом нашим, предварив лице Его во исповедании, в прошении, в сокрушении, в слезах, в молитвах, в пощениях, в чистоте, в благоповедении. Ибо Он есть очищение грехов наших; и еще не затворил двери милости Своей пред нами, не отвращается от обращающегося к Нему, но милостиво приемлет, как блудницу, как разбойника, как блуднаго. Ей, прошу вас, возстанем, пробудимся, восподвизаемся, чтоб, как хорошо учащияся дети, отпущенныя из школы, радостно спешат в домы свои, так и нам, как искренним ученикам Евангелия, отрешившись от сей жизни, с радостию переселиться в жизнь вечную.

306.

1) Похвалив послушание, как подвиг многоплоднейший и укорив живущих не в послушании. — 2) Убеждает своих паче и паче преуспевать в послушании, напоминая, что вот — вот грядый приидет и воздаст каждому по делам его. [4, 104].

1) Благодатию всеблагаго Бога вы верите и повинуетесь смирению моему, ничего не делая, кроме повеленнаго вам: в чем радость и венец не для меня только, но и для вас, еще до меня поставивших целью жизни добродетель. Ибо для послушника что может быть сладчае, вожделеннее и радостнее, как жить по заповеди и ничего не делать по своей воле? В этом и состоит истинное послушание; это и есть блаженная жизнь; это многопечальный и безпечальный подвиг: многопечальный, пока еще кто одержим своими желаниями; безпечальный, когда кто успевает совершенно отсечь свою волю, и кто потому имеет дерзновение сказать апостольски: живу не ктому аз, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). Ибо, не живя по своей воле, он, чрез посредство игумена, живет по Богу, и откровенным лицем славу Господню взирающе, в той же образ преобразуется от славы в славу, якоже от Господня Духа (2 Кор. 3, 18). Таковый не заботится о миpе, не боится смерти, безпечальную и ничем не тяготимую проводит жизнь, всего всецело предав себя Богу. Кто же на своих желаниях опирается и законы послушания отодвигает на задний план, покорствуя своей воле и самоугодию, тот мучительную проводит жизнь, живым уловлен будучи от диавола в свою его волю (2 Тим. 2, 26), — и хотя иной раз кажется постящимся, или бдение совершающим, или иное что доброе делающим, все то неодобрительно: ибо все, что не от веры, грех есть (Рим. 14, 23); и что не по общему уставу бывает, то собственное есть дело делающаго и чуждо благочесия Богоугоднаго.

2) Потому я справедливо таких укоряю, вас же хвалю и прошу, паче и паче пребывать в добрейшем послушании, в терпении, в отсечении своей воли, в веpе, надежде и любви, и во всех прочих послушнических радениях во спасение собственное и в добрый пример всему братству. Ей, молю вас: ибо еще елико елико, грядый npиидет и не укоснит (Евр. 10, 37); приидет последнии день, в который откроются дела тмы и объявлены будут советы сердечные (1 Кор. 4, 5). Приидет страшный и не ложный Судия, Который приведет послушника к послушнику, игумена к игумену, епископа к епискому, вельможу к вельможе, царя к царю, и одного чрез другаго обличит или оправдает, и воздаст каждому по делом его: овым убo no терению дела благаго, славы и чести и нетления ищущим, живот вечный: а иже по рвению противляются убо истине, повинуются же неправде, ярость и гнев. Скорбь и теснота на всяку душу человека, творящяго злое (Рим. 2, 7 — 9). Чего крайне страшиться должно и со всяким радением попещись, чтоб час смерти не захватил нас пустыми благих дел, но нашел богатыми плодами добрых деланий. Пусть враг противится нам в доброделании [— таков ужь он; ибо есть человекоубийца искони, и во истине не стоит: яко несть истины в нем, как сказал Господь (Ин. 8, 44)]; но мы употребим против него мужество, и великодушие, противостоя ему трудами, потами, молитвами, молениями, слезами, — и он ни в чем не ycпеет против нас, при содействии борениям нашим и заступлении немощи нашей Господом, дающим победу нам вечную.

307.

1) Помянув о доброплодности поучений, приглашает всех взаимно — содейственно созидаться в жилище Божие. — 2) Затем убеждает, став храмом Божиим, не давать растлиться ему в нас; к чему указываются и средства. [4, 105].

1) Никто не говори, что поучения наши—напрасный труд. Нет, мы большую получаем от них пользу: ибо что плуг для земли, и что для жаждущаго вода, то наставительное слово наше для слушающаго его открытым сердцем. От чего душа делается обыкновенно худшею? От чего раздоры, брани и разделения в братствах? Не от того ли, что не бывает поучения и внушения? Где есть поучение и внушение, там мир и бдагоустроение; и где мир и благоустроение, там почивает Дух Святый: чего ради и я, смиренный, со страхом и любовию стараюсь вести беседы к вам, внушать, утешать, напоминать, чтоб как себе, так и вам пособить спастись от многоразличных искушений диавола. — Исповедую, что вы и сами очень много помогаете мне, особенно первейшие в братстве; вы все содействователи мне есте во благое. Аз, говорит св. Павел, насадих, Аполлос напои, Бог же возрасти (1 Кор. 3, 6): так что это не мое только, но и ваше есть доброе дело, паче же — Божие, от Коего исходит все благое в человеках. Почему прошу вас, по данному каждому из вас послушанию, направляйте все к общей пользе и взаимно соблагоустрояйтесь в жилище Божие Духом. Ибо Апостол говорит: основания иного никтоже может положити паче лежащаго, еже есть Иисус Христос. Аще ли кто назидает на основании сем, злато, сребро, камение честное, дрова, сено, mpocmиe: когождо дело явлено будет, день бо явит: зане огнем открывается: и когождо дело, яковоже есть, огнь искусит (1 Кор. 3, 11 — 13). Видите ли, как добродетель уподобляет он золоту, серебру и дорогим камням, а порок — дровам, сену и тростию; из коих, когда подвергнут их испытанию огня суднаго, одни — сгораемыя — сгорят, а другия — твердыя сохранятся.

2) К сему, еще более страшное употребляя слово, прибавляет он: не весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас? Аще кто храм Божий растлит, растлит сего Бог: храм бо Божий свят есть, иже есте вы (1 Кор. 3, 16. 17). Колик дар, что мы удостаиваемся называться и быть храмом Божиим! Но колика и угроза, что, если растлим мы храм Божий, то растлены будем от Бога! Не будем же растлевать храма Божия в себе, и сподобившись иметь живущим в себе Духа Святаго, не допустим себя сделаться жилищем страстей; равно как освободившись от греха, не дадим себе опять поработиться диаволу. Но да будем чисти и непреткновенни, исполнени плодов правды Иисус Христом, в славу и похвалу Божию (Фил. 1, 10. 11). Да будет убо сердце наше бодренно, исполнено страха Божия и напояемо непрестанными помышлениями о смерти: ибо где есть такой страх и такия помышления, там нет места для входа греху. Когда же сердце бывает безчувственно к сему и окамененно, тогда легко всевается в нас похоть, раздражает и смущает нас, и не оставляет, пока не востечем опять в прежнее благонастроение. Емлемся же за труд, чтоб, потрудившись над преуспеяшем в добре, обрести потом непресекаемый покой; емлемся за плач, да обретем радость о Господе; емлемся тесным и прискорбным тещи путем, да обретем раждающуюся из сего прохладную жизнь. — И вот самая великая из всех куплей купля. Вот державнейшее из счастий счастие — немногими трудами и подвигами над стяжанием добродетелей — стяжать безмерныя и вечныя блага, — коих буди сподобиться всем нам.

308.

1) Жизнь наша похожа на плавание по морю. — 2) Кормчий ум, как должен править кораблем жизни, чтоб избежать потопления? — 3) Уроки сии не для юнейших только, но и для старейших: ибо и от них опасность не далека. — 4) Будем же внимать, чтоб не погубить собраннаго долгим трудом. [4, 106].

1) Другое некое море есть жизнь человеческая, по которому мы, как в корабль какой, в тело cиe вошедши, мысленно плывем и плывем не иногда только, как плавающие по морю на кораблях обыкновенных, которые то плывут, то укрываются в пристанях, но плывем непрестанно день и ночь, в непогоду и бурю; и море это бедственно, и не только бедственно, но и длинно, соразмерно с длительностию нашей жизни; и в нем столько страшных бурных волнений воздымается духами злобы, столько пиратов — демонов нападает, потопить нас покушаясь, что и сказать нельзя. Почему св. Давид, видя cиe, молитвенно взывает: да избавлюся от ненавидящих мя, и от глубоких вод; да не потопит меня буря водная, ниже да пожрет мене глубина, ниже сведет о мне ровенник уст своих (Пс. 68, 15. 16). — Если же Давид, такой и толикий муж, боялся и молился, да не будет потоплен, — что однакожь, воздремав, пострадал он некогда, — что скажем мы смиренные, и сколько должны бояться и молиться, чтоб не пострадать тогоже?

2) И наш ум, подобно кормчему, когда бдит и бодрствует, отражает бури страстей, мало некако окропляем бывая брызгами приражающихся помыслов; а когда предается лености и нерадению, тогда приемлет страсть, неистовым потоком бьющую, коим потом переполнившись, терпит наконец великое кораблекрушение греховное, о коем и слышать жалостно, а испытать еще жалостнее. Так страшно и так бедственно плавание жизни нашей, и потому внимательно и бодренно будем держать кормило ея, далеко отражая страсти и тотчас извергая вторгающиеся неуместные помыслы, чтоб они, если замедлим в них, не потопили нас.

3) Говорю cиe, не юнейших только имея в виду, но и старцев, долгое время пребывших в подвижничестве; ибо диавол и их не оставляет не тронутыми, и нередко доводит до падения, жалкаго, — как негде говорит великий и богоносный Василий: «подлинно, самое жалкое зрелище, — после поста, после суровой жизни, после продолжительных молитв, после обильных слез, после двадцатилетняго или даже тридцатилетняго воздержания, по невнимательности и по нерадению души, оказаться вдруг лишенными всего!» (т. 4, стр. 222,—в рус. пер.). — Это я смиренный и слышал и видел, и оплакивал и оплакиваю, помышляя, как такое богатство добродетелей, в продолжении стольких лет собранное, в одно мгновение расхищено лукавым диаволом, оставя подвижника благочесия пустым и непотребным. — Так велико спасения нашего таинство, и таково неистовство против нас диавола, не терпящаго видеть нас восходящими на небо, откуда низпал.

4) Но пусть он таков и с такою яростию вооружается против нас; мы же, малые и большие, младшие и старшие, все единодушно твердое положим решение, с Божиею помощию, не допускать себя до погубления по невниманию того, что многими трудами и подвигами собрано нами — разумею: отречение от мира, послушание, целомудрие, слезы, исповедание первое и последнее; но еще и еще будем неусыпно бодрствовать, держа поднятым парус надежды нашей, и ветрами Духа управлены будучи, чтоб, когда достигнем конца жизни и вступим в пристань безсмертия, богатством добродетелей стяжать царство небесное.

309.

1) Пришел вчера посланный от царя; и мы все всполошились, зная, что царь не благоволит к нам. Еслиб знали, что он благоволит, иначе вы встретили пришедшаго от него. Так душа встретит вестника смерти: радостно, если уверена в Божием благоволении, и с ужасом, если не уверена. — 2) Примиримся же с Богом, сделаем друзьями Ангелов. к сему слезы покаяния, бдение над собою, взаимныя молитвы, наипаче же причащение св. Таин. — 3) Присем излагается, как следует приступать к св. Тайнам, как это спасительно, и как жаль, что редко причащаются, с наказом — вперед причащаться чаще. [4, 107].

1) Вчера, как только прибыл сюда царский посланный, тотчас крайне встревожились мы, поражены быв неожиданностию его прибытия. Когда же потом узнали, что он не ради нас прибыл, еще скорее отрешились от страха. Спрашиваю теперь, чего ради так испугались мы? Не от сознания ли, что царь не только неудовольствие имеет на нас, но даже ненавидит и презирает нас. И напротив, еслиб мы были любезны царю и принадлежали к числу близких к нему, не обрадовались ли бы мы прибытию лица от него, зная, что он всегда относился к нам благосклонно? — Но к чему завожу я такую рчь? — К тому, что таким же образом и душа, доброю жизнию заслужившая иметь Бога благоволительным к себе, во время исхода своего из тела, когда послется за нею от Царя всех Ангел, не убоится, но с удоводьствием воззрит на него и с радостию отыдет к Владыке своему. Если же она не такова, то придет в смятение и ужас, и в себе не имея твердости, и ни откуда не ожидая помощи и утешения. Ибо здесь и брат, и друг могут упокоить душу и отогнать страх; а там ничто такое неуместно, и Ангел немилосердо и жестоко возмет бедную душу. — Слыша слово cиe, не чувствуем ли мы движений страха в душе? Если же слышание о сем производит страх; то что постраждем мы, когда будем самым делом находиться в таком подожении? — И как душа предстанет тогда судищу Христову? — Река огненная, по пророку Даниилу, течет шходящи пред Ним, тысячи тысяч служат Ему, и тмы тем предстоят Ему (Дан. 7, 10), — и Судия — страшный и неумолимый, и ответ — до празднаго слова, как сказано в Евангелии (Mф. 12, 36). Как стерпит тогда все cиe душа? — Воистину страшно есть впасти в руце Бога живаго (Евр. 10, 31). И еще страшнее, когда услышит она праведнейшее решение, предающее ее безконечному мучению.

2) Сего ради прошу и молю, примиримся с Богом прежде смерти, стяжем Его благоволение; сотворим друзьями своими Ангелов, имеющих придти за нами, — сделаем бденным мысленное око свое и ум непобедимым, не склоняясь на влечения страстей; если поскользнемся когда, поскоре встанем; многими слезами будем угашать разжженныя стрелы лукаваго и вместо того возвышать любовь ко Христу. — Много может, говорит, молитва праведнаго споспешествуема (Иак. 5, 16); почему нужду имем мы в молитвах друг о друге и в молитвенных друг о другек поминаниях. Много могут также слезы и сокрушение, паче же всего причащение святых Таин, — к коему видя вас, не знаю почему, нерадиво относящимися, крайне дивлюсь. В воскресенье еще бывают приступающие к таинствам; когда же Литургия бывает в другой день, никто не подходит. Даже в монастыре каждый день, бывало, причащались желающие; а ныне очень редко это бывает, и даже совем не встретишь этого нигде.

3) Говоря cиe, я совсем не желаю, чтоб вы приступали к Тайнам просто, как ни пришлось. Ибо написано: да искушать же человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет. Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня (1 Кор. 11, 28. 29). Нет, — не этого я хочу; да не будет! Но чтобы мы, горя желанием приобщится, сколько можно, очищали себя, и таким образом сподоблялись дара сего. Ибо предлежащий хлеб есть причастие жизни, как говорит Господь: Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небеси: аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки. И хлеб, егоже Аз дам, плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира (Ин. 6, 51); и опять: ядый Мою плоть, и пияй Мою кровь, во Мне, пребывает и Aз в нем (Ин. 6, 56). Видишь дар неизреченный и безмерный? Не только умер за нас Господь, но и в пищу нам Себя предложил. Что паче сего может изъявить державную любовь Его к нам? И что спасительнее сего для души нашей? — Если теперь обычной пищи никто не лишает себя каждодневно и, не вкусив ея, тяготится тем крайне; то с чем сообразно, — когда предлагается всем не обычный хлеб, но хлеб жизни, и не обыкновенная чаша, но чаша безсмертия, безразлично относиться к тому, вкусил ли кто их, не почитая сего дела необходимым? О какого неразумия и безсмыслия служит cиe свидетельством! Если это и бывало доселе, после сего, прошу, укрепимся не допускать сего более, зная силу сего дара Божия,но всегда, сколько сил есть, очищая себя, будем приступать и причащаться святых и освящающих Таин. — И это, как думаю, и как воистину есть, сильно будет помогать нам в хранении себя чистыми, побуждаясь к тому приготовлением к причащению и чаянием его. При равнодушии же к причащению страстям более предоставляется свободы и простора уловить нас. — Будет это для нас и всегдашним напутствием к жизни вечной, которую да сподобимся получить все, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа.

310.

1) Вперед — вперед — по пути добродетели. — 2) Как? Каждый день проводя в делании должнаго: чему и программа примерная представляется. — 3) Побуждения: красота и сладость добродетели, и пагубность греха. — 4) От чего успеха не бывает? От неискренности желания. [4, 108].

1) Добродетель есть дело приснодвижное, никогда не останавливающееся в своем поступании в предняя, но всегда причастников своих влекущее к совершеннейшему. Показывая сие, Апостол говорит: не зане уже достигох, или уже совершихся: гоню же аще и постигну, о немже и постижен бых от Христа Иисуса; — и далее: задняя забывая, в предняя же простираяся, к намеренному теку, к почести вышняго звания Божия о Христе, Иucycе (Фил. 3, 12 — 14). Так что никакой остановки в доброделании не должно быть: ибо остановка здесь есть начало уклонения на зло. Не будем же и мы стоять на пути добродетели, но всегда будем благодвижны и, как всегда новые, восходить от силы в силу, дондеже достгнем вcu в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова (Еф. 4, 13).

2) Будет же cиe как? Если каждый день будем проводить в ревностном длании должнаго. Положим для примера так: возстав от сна, поспешим на молитву; оттуда пришедши, возмемся усердно за дело, — воспевая и поя в сердцах наших Господеви, и вместе работая руками. Прошел день? С благодарением и сокрушением отойдем ко сну; да таким преемством дел исполнится и в нас сказанное святым Давидом: день дни отрыгает глагол, и нощь нощи возвещает разум (Пс. 18, 3). Да не пройдут у нас ни день в равнодушии к делам и в пленениях мысленных и сердечных, — ни ночь в поблажках покою плоти и в срамностях, — не говорю — делом: да не будет! — но ниже мысленно: так как слово истины требует, чтоб у нас не тело только было чисто, но и душа.

3) Если желаем что вожделеть, то что вожделенные добродетели, коей вкушение сладостно и ненасытимо? Если любим услаждаться красотою, то что достолюбезнее Господа, Коего красотою красуется все? Злыя же похотения, делая душу неистовою, снедают ее жесточае всякаго зверя: так что от них не удовольствие, а жизнь мучительная. Плоть и кровь, говорит Апостол, царствия Божия наследити не могут, ниже тление нетления наследствует (1 Кор. 15, 50). И скажи мне, кого пленив грех не посрамил, не уничижил и смерти не предал? И кого объяв, добродетель не возвысила и не явила дивным в мир? Возми из многих двоих, — Амнона и Иосифа. Того не довел ли бдуд до смертнаго посрамления, а этого сохранение целомудрия пред Египтянкою не сделало ли царем? — Так добродетель достолюбезна, так вожделенна, так спасительна! А грех мерзок, отвратителен и пагубен! И однакожь мы люди великим заблуждением заблуждаемся, вместо жизни избирая смерть, вместо света приемля тму, и вместо нетления возлюбляя тление. Что может быть более сего достойно сожаления.

4) От чего же желая быть любителями добра, не можем мы быть таковыми? — От того, что желаем сего не истинным желанием, а притворным: так как будучи самовластны, мы всячески чего желаем, то и избираем; след. еслиб истинно желали добра, добро бы и избирали. — То правда, что нехорошая от юности жизнь наделяет нас страстными навыками не отторжимыми; но что говорит Апостол? — Человеческо глаголю, за немощь плоти вашея, якоже представисте уды ваша рабы нечистот и беззаконию в беззаконие: тако ныне представите уды ваша рабы правде во святыню (Рим. 6, 19). Т. е. в противовес склонности к гpеxy мы должны показать рвение к добродетели. Пребудем же еще и еще толкая, и всеконечно отверзет нам дверь всеблагий Бог, творя в нас благоугодное пред Ним, и подая нам жизнь вечную.

311.

1) Скончался некто с похвалами: дается урок подражать ему. — 2) Внушается памятованием о последних возгревать ревность, как делали все святые. — 3) Ублажается поступающий так, и прилагается: будем и мы таковы. [4, 109].

1) Теперь мы совершенно удостоверились, что брат наш Феосост скончался; и надобно о нем немногое нечто сказать, потому что он был муж из благоискусных, котораго похвала у многих, и монахов и мирян, который и сам слушался, и себя заставлял слушать, и искусившись тем, что пострадал, мог, говоря апостольски, и искушаемым помощи. Чрез это стяжав себе многих чад по Богу добрых, подвергся потом за истину скорбям и теснотам, гонениям в искушениям, немалым и нелегким, в коих скончавшись, отошел ко Господу. — Но для чего я все cиe говорю? — Для того, чтоб на сем брате нашем мы узрели и свое будущее, т. е. что если хорошо и преподобно поживем, то подобно ему похвалены будем по смерти другими, предлежа возбудителями доброй ревности для последующих; если же не хорошо будем жить, то не только не будем похвалены, но еще праведно подвергнемся муке нескончаемой: о чем страшно подумать, а не только говорить.

2) Ты же мне вот на что посмотри, — как мы один за другим переходим отсюда, и куда отходим, и что за жизнь устрояется для нас здесь на немногие дни, — чтоб пожить лишь сколько потребно для испытания и пробы добродетели, и потом перейти туда, где пребудем навсегда. Обдумывать cиe есть дело благоразумных; и кто обдумывает, тот страшится и трепещет всегда, каждодневно умирая произволением, каждодневно ожидая разрешения от тела своего, и тем возбуждая в ce6е рвение на предлежащия дела, по вверенному ему послушанию, и труды к трудам прилагая непрестанно. Ибо откуда паче естественные подвиги святых? Откуда послушливость их до самой смерти? — Откуда непобедимое терпение мучеников, при сечении членов, при излиянии крови? — Не отсюда ли, — не от помышления ли о скоротечности жизни и внезапной смерти, — о предстании пред страшное судилище и о нескончаемости вечных мук? — Отсюда у них все; отсюда претерпение жесточайших страданий как бы в чужом теле.

3) И блаженна душа, помышляющая о сем день и ночь, проводящая временную жизнь, как странница, пришельствующая здесь и чающая блаженной оной и нескончаемой жизни, о коей говорит Апостол: чаяние твари откровения сынов Божиих чает. Суете бо тварь повинуся не волею, но за повинувшаго ю на уповании, яко и сама тварь свободится от работы истления в свободу славы чад Божиих (Рим. 8, 19 — 21). Видишь, что обещается? Что все претворится в нетление и тварь из рабства преложится в свободу? — Каков убо будет день оный, о коем говорит святый Давид: лучше день един во дворех Твоих паче тысящ (Пс. 83, 11); и св. Петр апостол: день един... яко тысяча лет (2 Петр. 3, 8).

Туда будем и мы простирать ум свой и сердце, — туда переведем вожделение наше, туда преселим помышления наши и желания, чтоб, занимаясь такими предметами, укрыться нам от князя века сего, имеющаго власть искушать нас, но безсильнаго низложить нас, когда мы ограждены оружиями подвижничества нашего, — котораго не только избегнуть, но и победить желаю вам я смиренный, и получить венец правды от Христа Иисуса Господа нашего.

312.

1) Радоваться могут только одни истинные монахи, по причине безпопечения о житейском, и попечения об одном угождении Богу, и за хранение девства. — 2) Им и печалиться не о чем: грехи прощены; уязвления от помыслов и страстей пресекаются борьбою, готовящею венцы, надо только доблестно бороться и поражать врага. — 3) Воодушевимся; скоро — грядый приидет. [4, 110].

1) Апостол заповедует всем всегда радоваться о Господе (Фил. 4, 4). Радуются же, обычно, одни истинные монахи, которые не пекутся ни о жене, ни о детях, ни о рабах, ни о деньгах, ни об имуществе и ни о чем другом, с чем пекутся плотолюбцы. Одно у них попечение, как угодить Господу; об этом же пещись и есть радоваться всегда о Господе. Ибо где брак, рабы и все, раждающияся отсюда хлопоты, — cиe крушение духа, которое дал Бог сынам человеческим, чтоб крушиться в нем, по сказанному от Соломона (Еккл. гл. 1 — 2): там неудобно радоваться о Господе, когда сказанныя выше вещи отвлекают ум от преподобной памяти о Боге, при коей только и возможно радоваться. Состоя убо в части радующихся о Господе, будем радоваться и сорадоваться всегда друг другу, чая за девство и нестяжание наше воздаяния от мздовоздаятеля Бога, обещавшаго дать награду даже за чашу холодной воды, а не только за такия великия и преестественныя деяния. Ибо воистину велико и преестественно есть дело девства: оно соприкасается с Ангельским жительством и вводит человека в первоначальное состояние, имевшее место в раю, когда ни брака не было, ни рабства, но жизнь некая текла безнуждная и безпечальная.

2) Если скажет кто, что он не радуется, а печалится; то прошу сказать, от чего эта печаль? — Что прежде наделал много грехов? — Но те уже прощены ради исповедания, отречения от мира, и приятия ига послушания. — Что каждодневно уязвляем бываешь помыслами? — Но если ты их отреваешь, то в этом предуказание увенчания твоего. Ибо никогда не венчают не вступавшаго в брань, но воителя, и не награждают дарами не боровшагося, но того, кто доблестно состязался и взял верх. Видите ли, что на что могли бы мы указать, как на причину печали, там для нас источник радости? Будем же радоваться радостию духовною, возставая и противостоя доблестнейше козням диавола, молитвами и молениями отражая прилоги его, смирением и послушанием расторгая сети его, слезами и сокрушением потопляя его, как фараона, самообличением и исповеданием отгоняя его далеко от себя, и всеми другими добрыми деланиями низлагая его с помощию Божиею. Таким образом, пусть разнообразен он в своих кознях; пусть многоискусен в злобе; пусть знает время, когда удобне напасть на нас, ища умертвить нас; пусть умеет притворяться побежденным, чтоб, потом нечаянно напав на душу, не приготовленную к тому, сделать с нею, что хочет. Но мы, стоя на страже своей, будем трезвиться и бодрствовать, держа неусыпающим око ума и сердце горящим любовию к Богу, и пребывая вследствие того непреодолимыми и непреложными.

3) Ей, прошу, не будем малодушествовать в брани, ни ослабевать в борьбе со врагом; близко конец борений и подвигов; еще мало елико-елико Грядый приидет и не закоснит, или в час кончины каждаго, или при скончании века, когда откроется Он с небес с Ангелами силы во огни пламенне, и в славе неизреченной, и узрит Его всякое око, и те, иже Его прободоша, и плачь сотворят о Нем вся колена земная (Апок. 1, 7). Коль страшно и неописанно зрелище оное! — Тогда возрадуются подвигом добрым подвизавшиеся, пребывшие твердыми в искушениях, любителями преподобия, делатели послушания совершенные и вcе, во всем благоугодившие Господу. Но буди и нам сопричислиться к ним, и вместе с ними насладиться вечных благ о Христе Иисусе, Господе нашем.

313.

1) Изменчива жизнь земная, сделавшись такою от перваго преслушания. — 2) Мы, отрекаясь от миpa, и обрекая себя на послушание, избавляемся от такой изменчивости: но для сего требуется доблестное стояние в подвигах. — 3) Будем же трезвиться и бодрствовать, храня себя в чистот; а если погрешим, будем каяться и исправляться. [4, lll].

1) Послушаем, что говорит Апостол: сие глаголю яко время сокращено есть прочее, да имущии жены, якоже не имущии будут и плачущиися, якоже не плачущии: и радующиися, якоже не радующея: и купующии, яко не содержаще: и требующии миpa сего, яко не требующе. Преходит бo образ мира сего (1 Кор. 7, 29 — 31). Что значит: преходит образ мира сего? То есть проходит, пробегает, и на один день не имея постояния: но вчера ясно, ныне пасмурно; вчера хорошая погода, ныне невзгода; один поднимается на высоту, а другой падает с высоты своего достоинства; тот из богатаго делается бедным, а этот из беднаго богатым; и безчисленным изменениям и преложениям подвергается бедная жизнь наша, никогда не имея твердаго стояния ни в чем. — От чего же так случилось? От древняго безсоветия нашего: поелику мы ни во что вменили данную нам в раю Святую заповедь, быв окрадены сладкою лестию змия, то праведно преданы многострадальной и изменчивой жизни сей, — по причине коей состоялось и воплощенное домостроительство Господа нашего Иисуса Христа, возводящее нас в первобытное состояние и возставляющее безскорбное и безпечальное оное жительство. Почему мудрое и разумное дело есть среди непостоянностей быть постоянным, и среди превратностей пребывать непревратным. Кому же именно это свойственно? — Никому, как там, кои распялись миру и пошли вслед Господа.

2) Но таковы мы, благодатию Христовою, добрым отречением от мира отрекшиеся и прекрасному послушанию себя предавшие, чрез которое совершается в нас восхождение в древнее состояние. Ибо, так как мы за непослушание и непокорность изгнаны из рая, то всеблагий наш Бог благоволил, чтоб мы чрез послушание и благопокорливость опять возвращали его себе. Будем же радоваться, что состоим в послушании, потому что оно вводит нас в вечную жизнь. Но при сем требуются постоянство в подвигах и терпение в скорбях. Ибо если плотская победа достается многими трудами и потами; то тем более протещи победоносно поприще такой жизни, как наша, никому нельзя кроме лиц мужественных и доблестных.

3) Будем же, прошу, стоять мужественно, непрестанно трезвенствуя, бодрствуя, к Богу единому устремляя вожделение наше и созерцанием Его постоянно занимая ум свой, будучи слезами и сокрушением омываемы, молитвами и молениями просвящаемы, и ими привлекая благодать Святаго Духа. Ибо ничем так не услаждается Бог, как душею чистою от страстей; и ни один многоцветный луг не издает такого благоухания, как душа, благоухающая добродетелями. Если же случится нам когда воздремать, пробудимся поскоре; пусть семь раз в день придется нам coгpешить, но семь раз покаемся, — и будем приняты; пусть семьдесят крат седмерицею cиe постраждем, но столько же раз покаемся, и не будем лишены надежды помилования, по Божественному обетованию: только пребудем, прошу, постоянны и не поленимся возставлять себя от падений. Уже близок конец подвигов, уже близки радость и веселие, и венцы правды, — коих да сподобимся все мы, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа.

314.

Брат почил внезапно: отсюда воодушевленное увещание быть готовыми к исходу, и всегда помышляя о нем пребывать в делах Богоугодных. [4, 112].

Приидите, спасительный завет положим относительно последняго дня, приидите, примиримся с Богом прежде, чем наступит неотложный час смерти: ибо говорится: несть в смерти поминаяй Тебе, во ад же кто исповестся Тебе? (Пс. 6, 6). Не видим разве, как каждый день похищаются братия наши? Не видим, что мы, как овцы, обреченныя на заклание, ныне живем, а завтра нет нас? Се взят и брат Ливерий, почитие котораго сокрушило смиренную душу мою: ибо, как говорят, его нашли в кедллии внезапно умершим, лежащим на боку, подобно спящему. — Таков его конец! — Каков же будет наш, не знаем, и какою смертию мы умрем, не ведаем: внезапно ли придет, или с каким либо предуведением? на суше иди на море? — Когда будем мы одни, или окружены братиями? Кто уразуме ум Господень, и кто советник Ему бысть, чтобы знать, день и час, место и образ кончины нашей? — Страшно воистину определение смерти, и страшно впасть в руки Бога живаго. Посему прошу, будем всегда в подвиге, всегда во внимании, всегда в делах по Богу. Тот-то, говорят, получил большой чин, другой разбогател, другой еще некто царем стал. - И что все это? — Все, как сон, проходит, — Уснуша сном своими, и ничтоже обретоша вcu мужие богатства в руках своих (Пс. 74, 6). Всяка слава человеча, яко цвет травный (Ис. 40, 6). Избранники же Божии прекрасную совершили куплю, — и получили чины неотемлемые. И кaкиe? — Одни Апостольский, другие — Пророческий, те мученический, эти преподобнический, иные хотя низший сих, но все же спасительный. Имена их в книге живота, неувядаема слава, неизглаголанна радость. Им будем подражать и мы, и всеконечно получим какой либо из сих чинов: ибо независтна благодать, и всякому желающему предлежит свой дар благий, малому и великому, мудрому и немудрому, старцу и юноше. Если же не будем подражать, то не впустит нас в небесный брачный чертог Домувладыка, и затворит пред нами двери его. Горе, говорит Господь, человеку тому, имже Сын Человеческий предается: добро бы, было ему, аще не быродился человек той (Mф. 26, 24). Для всякаго ясно, что слово cиe относится к предателю; но его справедливо можно отнести и ко всякому предающему собственное спасение свое. Не думаем о явлении великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа? Не помышляем о страшном решении, какое изречет неподкупный Судия против всех, стоящих ошуюю? Не представляем огня неугасимаго и мук вечных невообразимых? Кто уразумеет cиe? Кто разумный есть кормчий, который добре управит себя и спасет душу свою от потопления духами злобы? Мы же, поелику по благодати Христовой избрали тихую и безмятежную жизнь, то еще и еще будем добре совершать плавание свое, еще и еще благодушно переносить все встречаемое, страхом Божиим ограждая каждый член. Да запретится оку любопытно смотреть; ухо да не принимает суетнаго слышания; языку да не позволится осуждать: ибо оклеветаяй, говорит брат Божий, брата, или осуждаяй брата своего, оклеветает закон, и осуждает закон (Иак. 4, 11); рука пусть работает, потому что кто не хощет делати, ниже да яст, по присуждению апостольскому (2 Сол. 3, 10); ноги пусть правошествуют путем мира; сердце да не уклоняется в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех (Пс. 140, 4); но все да будет у вас благообразно и по чину (1 Кор. 14, 40), чтоб, добре поживши, сподобиться нам благ вечных.

315.

1) Храня веру, преуспевать надо и в доброй жизни; особенно в целомудрии, против коего паче всего воюет среди нас враг. — 2) Начинает он срамными помыслами; потом разжегши похоть, доводит до дела; а далее делает похотливаго похожим на чесоточнаго. — 3) Как избежать? — Помыслам противься, обращаясь к молитве при первом их приражении. — 4) Воодушевляйся к противлению мыслию, что, прияв всыновление во благодати, чрез грех сей делаешься рабом диаволу, — и противостой как сей страсти, так и всем. [4, 113].

1) Есть две добродетели, созидающия спасение человека, вера и любовь. Еслиб я видел, что вы погрешаете в чем либо о веpе, то о ней и слово повел бы я к вам, стараясь всячески направить вас на православное мудрование. — Ибо без веры невозможно угодити Богу: веpoвamu же подобает приходящему к Богу, яко есть и взыскающим Его мздовоздаятель бывает (Евр. 11, 6). Поелику же благодатию Христовою, вера ваша здрава, то, оставя веру, поговорю с вами немного о деятельной жизни, коей двигателем должна быть любовь. — Итак прошу вас, как всегда, так и ныне, не нерадеть о подвижничестве, о господстве над помыслами, о многоценном сокровище девства, которое мы по милости Божией любезно восприяли, и против котораго враг наипаче со всем рвением направляет козни свои, ища, чрез похищение его, похитить спасение наше. Ибо ведает, что сею добродетелию мы уподобляемся Богу, как, наоборот, потерею ея прилагаемся к скотам несмысленным, как написано: человек в чести сый не разуме, приложися скотом несмысленным, и уподобися им (Пс. 48, 13).

2) О, скольких от века обольститель наш пленил плотскою похотию! Но и доселе не перестает прельщать не только юных, но и старцев, и не только нерадивых, но и тщаливейших, и против всякой почти души пользуется он этим оружием. Начинает он заготовлять яд сей всеванием неуместных помыслов; потом, распаливши сердце похотями плоти и крови, вызывает его сказать что либо из запрещеннаго, затем внушает дерзость коснуться члена; поели же сего наносить смерть: ибо, как говорит Апостол, похоть заченши, раждает грех: грех же содеян раждает смерть (Иак. 1, 15). Будем же избегать сей смерти, — вечной, — будем избегать сей многобедственной болезни душевной. Мне кажется, что эта болезнь похожа на чесотку. Как чесоточный, когда чешет себя ногтьми, кажется, доставляет ce6е тем удовольствие, на деле же не удовольствие получает, а мучительныя раны, и тем больше, чем больше чешется: так и обладаемый похотною страстию, не удовольствие получает, а муку, не насыщение, а пустоту, не благодушие, а бездушиe. Жалости достоин таковый, безнадежный, страшливый, боящийся даже тени, а не только будущаго судилища.

3) Но как же избежать сего зла? Первое дело, — надо всеусильно и неопустительно противостоять прилогам всякий раз, как найдет сия страсть. Что она находит, не дивно; силу же берет она или от невнимания ума, не занятаго благими помышлениями, или от зависти врага. Но как бы cиe ни случилось, встань уязвленный поскopеe, молись, воздыхай, слезы источай, с решительным отвержением страсти; и страсть скоро утихнет, ты же успокоишься в Господе. Тогда познаешь, что ничто так несладостно для души, как быть не осаждаемою и не порабощаемою страстьми.

4) Не слышал разве, что говорит Господь? Всяк творяй грех,раб есть греха: раб же не пребывает в дому во век;сын пребывает во век (Ин. 8, 34). Освободившись убо от гpеxa и всыновление восприяв, опять ли поработим себя греху? Под крепкую руку Божию став, диаволу ли станем данниками? Да не будет. Аще бо яже разорих, сия паки, созидаю, преступника себе представляю (Гал. 2, 18), говорит негде Апостол. Не попустим же ce6е быть нарушителями 3aветов Божиих, и опять соделаться порабощенными диаволу, после того, как получили уже свободу от него, сокровиществуя себе тем гнев, в день гнева и откровения праведнаго суда Божия (Рим. 2, 5). Ибо о таковых написано: червь их не умирает, и огнь не угасает (Мр. 9, 44). Свободою убо, еюже Христос нас свободи, стоять будем (Гал. 5, 1), гнушаясь мерзкими мечташями змия, каждодневно противостоя и противовоюя не сей только страсти, но и всем другим, подавляя зависть, укрощая лукавство, братоненавидение и всякую другую злобу, чтоб избежать вечных мук и получить Царствие Небесное.

316.

1) Величает монахов, называя их родом избранным, и воинством Христовым. — 2) Во всех гонениях еретических, и прежде и теперь, кто отстаивает веру? — все монахи. — 3) Нo будучи таковы, будем хранить себя чистыми и держать выше всяких страстей. — 4) Не смущайтесь, что монастыри разоряются; и что мы не успеваем возстановить их столько, сколько требуется. Попечемся веру отстаивать и прочее все приложится нам. [4, 114].

1) Братия и отцы! — Не перестану этим добрым именем братства и отчества именовать вас, зная, что в отношении к вам истинно такое именозвание, и неложно такое прозвание. Ибо истинные суть отцы и братия те, кои паче родителей, паче братьев, паче рода своего, паче родины своей, паче всего видимаго возлюбив Бога, восприяли жизнь обществом, в коем одно сердце и одна душа, один Отец — Бог, и одно отечество — Иерусалим небесный. Таковы и вы, братия мои возлюбленные о Господе. Назову вас и словом Писания: род избран, царское священие, язык свят, люди обновления, яко да добродетели возвестите из тмы вас призвавшаго в чудный свой свет (1 Петр. 2, 9). Ибо воистину чудный свет есть монашеское житие, в которое мы призваны и в котором возвещаем хвалы Покрывающаго добродетелию Своею небеса. Здесь водворяются мудрость, целомудрие, мужество и правда; здесь — трофеи победы над лукавым о Христе Ииcycе. Вo плоти бо ходяще, не по плоти воинствуем: оружия бо воинства нашего не плотская, но сильна Богом на разорение твердем: помышления низлагающе, и всяко возношение, взимающееся на разум Божий, и пленяюще всяк разум в послушание Христово (2 Кор. 10, 3 - 5).

2) Если взять во внимание видимых врагов, то увидим, сколько и какия поднимались гонения на Церковь Божию! — И кому приходилось наиболее быть гонимыми, биемымы и убиваемыми, если не тем, кои распялись миpy? Миную давно прошедшее; в настоящем роде, и в продолжении теперь действующей ереси, кто стоял до крови против гpеxa подвизающеся? (Евр. 12, 4). Не блаженные ли отцы и братия наши, как нашей обители, так и других? И воистину такия дела и подвиги суть принадлежность преимущественно монахов; монахи суть нервы и опоры Церкви. Вот каково и колико достоинство, дарованное нам благостию Божиею.

3) Но поелику где сокровища, там приседят и тати, — сокровища же души суть добродетели, то напоминаю и прошу, будем трезвиться и бодрствовать, чтоб ни сластию греховною не увлечься, ни гневом не озвериться, ни неверием не омрачиться, ни в неисповедании не ожесточиться, ни другой какой страсти владычеству не поддаться; но держа себя выше бедственных страстей, будем усердно простираться в предняя, пока достигнем конца жизни.

4) Опечаливает, может быть, кого слух, что наши монастыри разоряются врагами Господа. Но об этом что печалиться? Ибо монастырь и храм Божий мы есмы, к коим и сказано: аще кто храм Божий растлит, растлит сего Бог (1 Кор. 3, 17). То, что и эти храмы часто были разрушаемы гонителями нашими, достойно сожаления и печали; но они большею частию опять были возстановляемы Промыслом Божиим. Может быть, смущает кого то, что мы не успеваем возстановить и обновить монастырей столько, сколько требуется по числу потерпевших гонение. Но как гонение теперешнее веру разстроивает; то весь подвиг у нас должен быть на то обращен, чтоб ее отстаивать и возставлять в силе, — и пока это не сделано, но все еще хулится имя Бога нашего и святые отцы предаются анафеме, какая польза возстановлять их? — Кто когда, на ристалищных состязаниях, пробегши половину поприща, получал победную награду? — Ибо говорится: никто не вченчается, если не законно подвизаться 6удет (2 Тим. 2, 5). Почему, оставив такия помышления, будем твердо держаться исповедания веры и сердцем и словом, веря неложному обетованию: ищите прежде царствия Божия и правды его, и сия вся приложатся вaм (Mф. 6, 33). Чего и буди нам сподобиться благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа.

317.

Один брат умер, другой при смерти. Мы же разве безсмертны? — Будем же помнить час сей. Где память о смерти, там все святое; а где нет ея, там одни страсти. — Но довлеет нам похотствовать. Се ныне время, не отлагай до завтра; ныне кайся. Стань и молись на страсти, как Моисей на Амалика. [4, 115].

Се, двое из братий наших, Иаков и Вассиан, — один уже отошел ко Господу, другой — при самых стоит дверех смерти. — Мы же с вами безсмертны ли? — Не туже ли чашу испием и мы, какую испили прежде нас отшедшие?

Блажен, кто этим делом занимает душу свою, память о смерти поставляя душею жизни своей. Ибо где память о смерти, там покаянныя чувства, сокрушение, слезы, охлаждение ко всему земному, услаждение небесным, просвещение, вожделение лучшаго и пренебеснаго. Где всего такого нет, там возникают злые помыслы, которые Господь осудил в Евангелии (Mф. 15, 19), коими уловляются и пленяются животолюбивые.

Нам же всегда и при всем надо помнить о смерти, и всячески пещись о том, чтоб не ктому не уместным похотям, но воли Божией прочее во плоти жити время. Довлеет бо нам, что мимошедшее время жизни нашей творили волю плоти и помышлений (1 Петр. 4, 2. 3); довлеет нам прельщаться прелестию устрояемою диаволом, отклоняющим нас от добрых расположений и начинаний, и мятущим помышлениями злыми, от которых мы никогда никакой не получали пользы, а одни неприятности и унижения.

Се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2 Кор. 6, 2). Днесь аще глас Его услышите, не ожесточите сердец ваших, вопиет Дух Святый (Евр. 3, 7). Поелику видел он поползновенность на грех нашего естества, даже и на один день не имеющаго постояния, то человеколюбно днесь и сегодня опредлил на покаяние, чтоб никто не имел предлога уклоняться от него; но чтоб всякий, — много ли кто нагрешил или мало, издавна ли грешит, или только начинает, — слыша cиe спасительное воззвание, со всем усердием каждодневно обновлял и очищал себя покаянием.

Смотри, каково человеколюбие благаго Бога нашего, дающаго нам скорое и легкое уврачевание гpеxa. Вылечиваются и телесныя получающие раны, но для этого требуется большее или меньшее время лечения, чтобы они потом могли опять стать в ряды против врагов. У нас же как только получена рана, тотчас и уврачеваться можно, если хотим не медля опять обратиться на врагов своих.

Не пропустим же каждодневно каяться и обновляться духом и не допустим, чтоб случившееся падение, умом ли, словом, или делом, стало поводом к разслаблению и вознерадению, но сколько бы раз ни были мы поражаемы, столько же будем возставать, и, боясь суда Божия, со всею силою опять вооружаться против страстей.

Моисей, раб Божий, когда, молясь на горе, держал простертыми к небу руки, тогда Амалик был одолеваем; а когда опускал их, тогда он брал силу. Таким же образом и у нас, когда ум, теснимый страстьми, взыдет на гору молитвы и, как руки, простерет помышления свои к Богу, тогда поражает невидимаго амалика; а когда не сделает этого, сам одолеваем бывает. — Видишь теперь, что следует нам дедать? Ни что другое, как в час нападения врагов, ум и руки воздавать к могущему спасти от смерти Богу. Этим одним враги обращены будут в 6егство, а мы стяжем венец победы и царствие небесное наследуем.

318.

1) При слухе о готовящихся новых притеснениях за веру, выражает воодушевленную готовность все перетерпеть. — 2) Затем переходит к внутренней брани, и приглашает, облекшись в оружия правды доблестно бороться, воодушевляясь готовою свыше помощию. [4, 116].

1) Думаю, что опять ждут нас искушения и скорби. Но, говоря словами Апостола, кои уместно припомнить при сем, — ни единоже попечение творю, ниже имам душу мою честну себе, разве еже скончати течение мое с радостию, и службу, юже приях от Господа Иucyca, засвидетельствовати Евангелие благодати Божия (Деян. 20, 24). Так и мы будем, по данной нам меpе веры, мудрствовать и говорить, радуясь мучениям за Христа, и благоволя паче страдать за Него, а не отказываться подъять опять гонения, потому что уже много раз гонимы были. Слыша, что многими скорбми подобает нам внити в царствие Божие (Деян. 14, 22), возжелаем более и более страдать, более и более терпеть, да благонадежнее сподобимся получить блаженный оный вход. Может быть, по милости Божией, и ничего не случится с нами нежелательнаго; но хорошо прежде страдания расположиться подъять свойственное страданию, чтоб, когда оно придет, встретить его достодолжно. Ибо душа не предуготовившаяся удобоодолима, если она не настроившись добре, вдруг ввергнется в борения.

2) Но что я говорю о борениях, как о случайном чем? У нас каждодневное берение, каждодневная война, не видимая, но невидимая, не телу, но душе раны наносящая и ее погубить ищущая. Почему препоясав чресла помышлений наших, и как воины Христовы, облекшись в оружия правды, будем воевать усердно и недремленно. Ибо никто, спя, не заслуживает трофеев и, лежа на боку, не собирает богатой жатвы; но в том и другом требуется большой труд и пот. Если же в этом так; не тем ли паче неизбежно cиe в нашей брани, в коей стрелы, как стрелы молнийныя, налетают, отсюда злая похоть осаждает, оттуда мания к славе, отынуды зависть, с иной еще стороны хула? Много и других козней у диавола, всячески покушающагося поколебать душу и ищущаго как бы поглотить ее; так что всякому в изумлении пристойно взывать: аще не Господь помогл бы ми, вмале вселилася бы во ад душа моя (Пс. 93, 17). Но во всех сих препобеждаем за возлюблшаго ны (Рим. 8, 37); и Давидски говоря: о Бозе сотворим силу: и той уничижит враги наша (Пс. 107, 14). Той бо есть мир наш, сотворивый обоя едино, и средостенге ограды разоривый: вражду плотию своею (Еф. 2, 14); т. е. победивший и поправший диавола, и нам подающий силу побеждать его с обетованием за то жизни вечной, которую буди всем нам получить во Христе Иисуcе, Господе нашем.

319.

1) В Вифинии явились два леопарда, и похищают людей. Это дает мне повод напомнить вам о невидимых зверях, всюду рыщущих, чтоб поглощать нас. — 2) Что же нам делать? В крове Бога водворяться, и укрываться внутри держа чувства. — 3) Вот похищен Мемнон, коего оплакиваю, как мертваго. От чего это случилось? От того, что жил сам по себе, особясь от всех: против чего не перестану вопиять. — 4) Укоряет братий, что вынесли наружу, что говорил он не задолго пред тем (вероятно об ереси и гонениях). [4, 117].

1) Желанием желаю всегда преподать вам слово утешения и назидания, и пользуясь для сего всяким случаем. И ныне, слыша, что в Вифинии случилось нечто необыкновенное, отсюда возьму предмет слова для вас. Что же такое случилось? Говорят, что там не один, но два и три леопарда появились внезапно, и похищают не волов, не овец и не других животных, но одних людей: так что жители тамошние, великим пораженные страхом запираются в домах на всю ночь до самаго разсвета. Такое бедствие явное есть доказательство гнева Божия. — Но я скажу вам, почему особенно заняла меня весть сия. Потому что и у нас есть много зверей, зверей лютых, — разумею, — духов злобы: злой зверь — гнев; злой зверь — похоть; злой зверь — зависть; злой зверь — тщеславие; злые звери — и все другия страсти, кои не ночью только, но и днем дерзко нападают, устремляясь похитить душу в пищу ce6е. Почему блаженный Апостол Петр повелевает: трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, якоже лев рыкая ходит, иский кого поглотити (1 Петр. 5, 8); и святый Давид молится: да не когда похитит яко лев душу мою, не сущу избавляющу, ниже спасающу (Пс. 7, 3).

2) Что же нам делать при этом? — Что другое, как в крове Бога небеснаго водворяться (Пс. 90, 1), и держать себя внутрь, не развлекаясь блужданиями чувств. Ибо когда глаз носится туда и сюда, ухо принимает тлетворные слухи, уста произносят неподобныя слова, и ум вдается в неуместныя помышления, — тогда душа блуждает будто по пустынным местам, и легко делается добычею зверей.

3) Cиe ныне пострадал и бедный Мемнон, звероуловлен быв диаволом, коего не одежду окровавленную зрю я, как древле Патриарх Иаков одежду Иосифа сына своего, но самую душу его, мечем гpеxa умерщвленную. Ибо грех есть матерь смерти; грех праотца нашего Адама, безсмертнаго по благодати, соделал смертным; грех общую на мир навел погибель водою; грех попалил Содом и Гоморру и грады окрест их; грех и ныне всякаго, зачинающаго его, предает вечной смерти. Да бежим же от него, как от огня: ибо лучше попасть в огонь, под удары меча, в зубы зверей, нежели в руки пагубных страстей. — От чего же пал поименованный 6едный брат наш? — Не от чего другаго, как от того, что отособлялся от всех? — Ибо не ложно слово истины, изрекающее горе таковому, потому что егда падет он, то не будет втораго воздвигнути его (Екклис. 4, 10); чего страшась, я смиренный непреставал твердить и ему, как другим, и теперь твержу, никто не оставайся один с собою, никто не люби прохаживаться один, никто не блуждай туда и сюда без дела, никто не будь один на один с женщинами, от чего как огонь загорается худое люблениe. Сын послушания внимает сему, повинуется, и спасается о Господе; сын же непокоривый, живой уловляется от диавола и предается смерти. В крови сего беднаго, хотя и неповинным себя представляю я, потому что немолчал, но предсказывал грядущий на него меч; однако плачу и рыдаю, как о собственном своем члене.

4) Но, возлюбленные, имею нечто укорительное сказать и вам. Что такое? — В Дяниях Святых Апостол написано: бысть, яко трем часом минувшим, посли того как умер и погребен был Анания, и жена его, Сапфира, неведущи бывшаго вниде (— 5, 7). Не узнала, — хотя дело то происходило явно, и народу при том было много; потому что там во всем царствовало благочиние и страх Божий, и все держали осмотрительную осторожность. А у нас здесь, за несколько дней прежде, я сказал нечто по секрету; и тотчас слово cиe разнеслось отсюда в Константинополь, оттуда в Бруссу. И тесно мне отобоюду, и когда говорю, и когда не говорю: когда говорю, потому что выносы бывают того, что не должно быть выносимо наружу; а когда не говорю, тогда не знаю, как лучше поступить, не пользуясь советами других. И за чем это мы так не воздержны на язык? Зачем прежде времени сами себя ввергаем в беды? Не знак это искренних учеников, а скорее лиц враждебных. И прошу вас, перестаньте подвергать себя такому сраму; но отселе да будет у нас обуздание языка, благочиние, страх Божий и во всем порядок, да по воле Божией поживши и всячески Ему угодивши, соделаемся наследниками вечных благ.

320.

1) Житейские своими делами занимаются; а мы — своим, которое выше всех. — 2) Будем же верны своему чину, борясь со всем противоположным ему. — 3) Для сего делай всякий свое дело, и в свое время. [4, 118].

1) Иные иными повествованиями услаждаются и хвалятся: военные—о воинских делах, пловцы — о морских, земледельцы — о землеобработных, другими занимающиеся мастерствами и искусствами — о том, что относится к ним, и обще сказать, нет никого, - кто бы не услаждался делами своего звания. Нам же радостны сказания не о таких вещах: ибо наше все не плотяно, но относится ко спасению души, к угождению Богу, к преставлению отсели, к водворению там; и, как говорит Апостол, елика суть истинна, елика честна, елика праведна, елика пречиста, елика прелюбезна, елика доброхвальна, аще кая добродетель, и аще кая похвала (Филип. 4, 8), вот предметы для наших бесед, равно как для забот и попечений. И может ли быть что радостнее сего и блаженнее. — Это может всякий видеть из того, каков конец тех и других вещей; тех вещей как начало, так и конец не заходит за пределы века сего; а наших и начало из другаго, высшаго мира, и конец за пределами его, безконечный и вечный. Ибо существо их есть добродетель, которая творящих ее соделывает богами: ибо истинен рекший: Аз рех: бози есте и сынове Вышняго вcu (Пс. 81, 6). О, какой великой милости сподобились мы! — Возрадуемся же Господеви, воскликнем Богу, Спасителю нашему: предварим лице Его во исповедании и во псалмех воскликнем Ему (Пс. 94, 1. 2); яко избрал есть нас от начала во спасение во святыню Духа и веры истины, в неже и призва нас, чрез приятие схимы нашей, в получение славы Господа нашего Иucyca Христа (2 Сол. 2, 13. 14).

2) Будем же стоять в вере неуклонно, восприимем послушание неложное, сохраним целомудрие ненарушимым. Один у нас предмет возлюбления — Жених Христос, красный добротою паче сынов человеческих, — одно наследие — царство небесное, блага вышняго Иерусалима. Плоть и кровь, богатство и слава и вся суетность, далеко да отступят от нас. — Впрочем пока мы во плоти, нам присуща брань: ибо не было бы и добродетели, еслиб не было брани. Если случится нам быть плененными чуждыми помыслами, поскорее воззовем себя к трезвению, паче всего боясь греха делом, как яда смертоноснаго, и шага, далеко отреваващаго нас от Бога. Помыслы будем отражать помыслами, и против вожделений привведем вожделения. И это без лености и послабления, Цель у демона борющаго — неотступностию брани ввергнуть нас в уныние и разслабление, чтоб мы отказались от противостояния ему. Но если мы пребудем непреклонны в противоборстве диаволу, противостоя ему, чтобы не приходилось терпеть от того, то несомненно одержим над ним победу, и получим победный венец уготованный нам на небесах. Ибо брат Божий говорит: блажен человек, иже претерпит искушение: зане искусен 6ыв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящим Его (Иак. 1, 12).

3) Итак радуйтесь о Господе. — Вы, несущие разныя послушания, знаете, что в них для вас великая награда. Вы, занимающиеся учением, смотрите, не прогневайте тем Бога. Настал час работы? приступим к работе. Настал час учения? возмемся за урок. Но если брат твой приступает к работе, а ты берешься за урок, то не путем любви шествуешь, но отчуждаешь себя от братства. Или не слышишь, что говорит Апостол: аще брашно соблазняет брата моего, не имам ясти мяса во веки, да не соблазню брата моего? (1 Кор. 8, 13). А ты не только соблазняешь брата своего; но и когда зовут тебя, не являешься, притворяя ce6е оправдания и не помышляя о том, что, действуя так, собираешь себе, гнев в день гнева и откровения праведнаго суда Божия (Рим. 2, 5). Но чтоб этого не случилось, послушаемся Апостола, который говорит: вся благообразно и по чину да бывают (1 Кор. 14, 40): во первых — дела, а потом и учение. Будем взаимно друт другу помогать, якоже подобает святым, и друг за друга души полагать, как искренние братья, да и Бог прославится в нас, и мы, действуя во славу Его, наследниками соделаемся жизни вечной.

321.

1) Приближается последний час: не будем нерадеть. — 2) Взыщем Бога исполнением заповедей: ибо тогда другой защиты не будет, кроме добродетелей. — 3) Будем же помнить час смертный, и там умерщвлять уды яже на земли: плоть и все плотское тленно; одна добродетель вечно пребывающа. — 4) Указывается признак различия истинных знамений от кажущихся дивностей. [4, 119].

1) Когда несомненно предлежит нам смерть, сия общая всем епитимия, когда с одной стороны есть надежда получить Царствие Небесное, а с другой грозит геенна огненная; уместна ли леность мне говорить, а вам слушать? Никак. Напротив, поэтому самому то и другое надлежит всегда делать; и это тем паче, чем более видим приближающимся день оный. Ибо непрестанно приближается последний день каждаго человека, всякий час и всякую минуту, и страшное некое чаяние суда и огня ревность поясти хотящаго сопротивныя (Евр. 10, 27), как говорит святый Апостол. Не будем же лениться, и не дадим себе ни одного дня истратить без дела и неразумно; но будем всегда трезвиться и бодрствовать.

2) Взыщем Бога, говоря псаломски, и жива будеть душа наша (Пс. 68, 33). как же взыскать Бога? — Соблюдением заповедей Его, по указанию блаженств Евангельских, т. е. смиренномудрием, плачем, кротостию, чистотою сердца, миром и святынею (Евр. 12, 14), до коих когда достигнет взыскавший Бога, обретает Его, — и обретши, без страха бывает во время исхода, не страшится демонов, не смущается от присутствия Ангелов, приступая к ним, как к своим, и с радостию отходя к Владыке своему, доброю спутницею имея благую совесть. Не приготовленный же таким образом впадет в неотвратимыя крайности, не имя к кому обратить очи и от кого взыскать помощи. Здесь, скажем к примеру, когда впадет кто в руки людей злых, или в волны моря, или в беду от землетрясения, или в другую какую крайность, не теряет надежды избавиться от того; а там отъята всякая надежда спасения, и никого нет, кто бы избавил и помог, — ни Ангела, ни человека, ни отца, ни матери, ни брата, ни друга, совершенно никого; и бедная душа в потрясающем ужасании и раздирании сердца безутешном отходит отсюда, и там встречает то, действительную истину чего даже образно никакое слово представить не может. Ибо как блага, уготованныя от Бога любящим Его, так и противное тому, уготованное сынам противления, таковы, что ни око того не видало, ни ухо о том не слыхало, ни на сердце то не всходило.

3) Почему прошу незабвенную иметь память о смерти, и тою умерщвлять уды яже на земли (Кол. 3, 5), и исторгать любосласие из души. Что нам и в этом плотолюбии, от коего никакой не получаем мы пользы, а одну только болезненную муку? — Взглянем, если угодно, во гробы и испытаем, какое там зловоние. Такова всякая плоть: тлением зачинается, тлением и кончается. И всякая слава человеческая, как цвет травный. Одна только добродетель неразрушима и неотемлема. Возлюбив ее, святые благоугодили Богу, чего ради духи их на небесах во славе, а телеса — прибежище нам на земли, в знамениях, чудесах и силах.

4) Как слово мое коснулось знамений, то помяну, что и ныне бывают знамения, как слышим. И не дивно: ибо благодать Духа как тогда действовала, так и ныне действует неоскудно. Однакожь не следует без разбора верить всему разносимому молвою; ибо написано: не всякому духу веруйте, — но искушайте духи, аще от Бога суть: яко мнози лжепророцы изыдоша в мир (1 Ин. 4, 1). — И многим еретикам, и нарушителям заповедей Божественных, как древле, так и ныне, по видам, кои весть одно Божие промышление, попускалось и попускается творить похожия на знамения дивности. Так что не сдедует таковыми увлекаться, но надлежит испытывать, истинные ли они ученики Господни, по тем признакам, кои предал нам Господь. Kaкиe же это признаки? — Вот: о сем, говорит, разумеют вcu, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Ин. 13, 35). Словом же сим наученный, Апостол писал потом: аще языки человчеческими глаголю и Ангельскими, любве же не имам, бых яко мед звенящи или кимвал звяцаяй: и аще имам пророчество, и вем тайны вся и весь разум, и аще имам всю веру, яко и горы преставляти, любве же не имам, ничтоже есмь. И аще раздам вся имения моя, и аще предами тело мое во еже сжещи е, любве же не имам, никая ми польза есть (1 Кор. 13, 1 — 3). Видите, какова высота любви? Как царица какая есть она, стоящая выше всех даров Духа, и отпасть никогда не может; знамения же творящие иногда отпадают: ибо Господь говорит в Евангелии: мнози рекут Мне в день он: Господи, Господи! Не в Твое ли имя пророчесвовахом, и Твоим именем бесы изгонихом, и Твоим именем силы многи сотворихом? И тогда исповем им, яко николиже знах вас: отъидите от Мене делающие беззаконие (Mф. 7, 22. 23). Как страшен такой ответ! и как бедственно такое решение! — Устремимся же к стяжанию любви и союзниц ея — веры и надежды, паче дара знамений, да, добре поживши в духе их, признаны будем истинными учениками Господа и наследуем Царство Небесное.

322.

Время бежит, смерть подходит: что всуе мятемся? — Следует обличение любостяжания среди монашествующих. [4, 120].

Дни наши как часы проходят, недели как дни, месяцы как недели, годы как месяцы. Так бежит время и с собою гонит всех к последнему дню явления Господа нашего Иисуса Христа, в который будут вся нага и объявлена пред очима Его (Евр. 4, 13), как говорит Слово Божие. Что же человек всуе мятется? Что царь уповает на злато и войско свое? Что властелин хвалится стяжаниями и пастбищами? Что богач надеется на богатство неверное? Что сластолюбец погрязает в тине греховной? — Надлежит каждодневно плакать и горевать и, сколько сил есть, очищать себя, прежде чем настанет осуждение смерти, чтоб избежать гнева, грядущаго на сынов противления. Сии же, говоря языком Писания, елика не ведят, хулят, елика же по естеству, яко безсловесная животная ведят, в сих растлеваются. Горе им, яко в путь каинов поидоша и в лесть валаамовы мзды устремишася, и в пререканги корреове погибоша (Иуд. 10, 1).

Боюсь, как бы слово cиe, охуждая тех, не коснулось и вас, мнящихся быти что (Гал. 2, 6). Ибо когда один, заботясь об отцовском наследстве, предпринимает дальныя отлучки, другой, желая увеличить вметаемая, тревожится, производить хлопоты, и большия употребляет усилия, иной, чтоб приобресть то или это, действует любостяжательно, не помонашески, то не заслуживают ли они такого же приговора, как и те? И те могут еще представить некое, хотя слабое, оправдание своего поведения, так как на них лежит забота о жене и детях. Вам же, распявшимся миру, и в одном кресте имеющим все свое сокровище, какое остается извинение? Не тягчайших ли мук достойны вы, действуя таким образом? Ибо написано: сильнии сильне истязаны будут (Прем. 6, 6): и: суд жесточайший преимущим бывает (Прем. 6, 5); и опять: ему же предаша множайше, множайше истяжут от него (Лк. 12, 48). Сынове человечестии, доколе тяжкосердии? вскую любите суету и ищете лжи (Пс. 4, 3), изобретая резоны в защиту своих страстей?

Воззрите на древние роды, и видите, кто верова Господеви, и постыдеся? Или кто пребысть в страхе Его и оставися? Или кто призва, и презре, и? (Сир. 2, 10). Авраам патриарх не был ли пресельником из своей земли, по повелению Божию? И однакожь он сделался отцем многих народов. Патриарх Иаков не с одним ли жезлом сошел в Месопотамию? — И однакожь возвратился оттуда богатым. Иосиф не на продажу ли отведен был в Египет? И однакожь сделался там равным царю. Илия Пророк, гонимый Иезавелию, не убежал ли даже без сумы? Но однакожь был прокормлен враном. Блаженные Апостолы не вышли ли на проповедь ни с чем и без оружия? Но однакожь покорили всю вселенную?

Сами мы в прежние годы не потерпели-ль гонений и расхищений? Однакожь и в отношении к нам вы должны признать обетования Божии неложными. Откуда же это зло? И что за суетность такая? Видно, забыли мы о бдагодеяниях Божиих, подобно древнему Израилю, и искушаем Бога, как некиe из них искушали. Но что о них говорится? — Четыредесят лет негодовах рода того, и рех: присно заблуждают сердцем, mии же не познаша путей моих: яко кляхся во гневе моем, аще внидут в покой мой (Пс. 94, 10. 11). Смотрите как бы и к нам тоже самое не сказано было, за то, что оказываемся неблагодарными благодетелю, не удовольствуясь тем, что есть у нас. От сего ноги наши не находят здесь покоя, и мы блуждаем туда и сюда; от сего у нас суды между собою и споры, как у мирян; от сего мы любим жить в одиночку, а не с братом, а если и с братом, то притворно: ибо как, имея спутницею себе сребролюбие, может кто жить с братом в искреннем единодушии? Ни как. Горе таковым неразумным!

Не о вас говорю cиe, братие мои, и не о тех, кои здеесь и там живут боголепно; но о тех, кои худо и не по заповеди данной им живут, коих прошу начать наконец право ходить и сделаться лучшими, да никто из нас не погибнет, но все да спасемся неразлучно.

323.

1) Скончался старец высокой жизни. Похвалив его за подвижничество и терпение мук от иконоборцев. — 2) Дает братиям урок — памятию о смерти отклонять себя от всего мирскаго и возбуждать ревность к стяжанию всех добродетелей. — 3) Побуждая к тому добрыми плодами такого действования, и худыми противоположнаго. — 4) Поминает, что брат, который возвратился из Иерусалима, отправлен опять туда, да молится о нас. [4, 121].

1) Хотя много есть полезных сказаний, от коих душа приходит в умиление и сокрушение; но ни одно из них не имеет столько назидания, как весть о смерти. Ибо смерть есть для нас страшное таинство, и когда слышим о ней, и когда помышляем. Так как и ныне скончался честный старец, то необходимо сказать, хотя кратко что либо в общее назидание. — То самое, что он от юношества до глубокой старости работал Господу в монашеском жительстве, достаточною служить старцу похвалою; потом то, что он был один из мужественных исповедников, взят был нечестивым Львом и мучен довольно: тридцатью ударами истерзали спину его и грудь, тычками и заушениями избили лице его, и выбили два зуба; после сего, спустя несколько лет, выпустили его из темницы и оставили свободным. Он же опять обратился к прежнему своему образу жительства, именно к столпничеству, и заключился в келлию свою, в коей и прожил в большой нужде и тесноте до конца жизни своей, и в мире предал дух свой Господу. Всуе беззаконовал нечестивый гонитель; доблестный же борец взошел на небеса украшенный венцем исповедничества.

2) Мы же, братие, что сотворим, и что помыслим? Сколько еще проживем времени? — Много ли, или немного? — И кто весть, что породит находящей день? — Но пока приимем урок, внушаемый смертию старца. Ибо что видели мы в нем, тоже не много спустя будет и с нами. Ибо никого нет, кто бы переступил за положенный ему предл смерти. Не будем же никогда забывать о смерти, чтоб не восхитила нас смерть вечная. Не станем любить нынешний век, чтоб не вступить во вражду к Богу. Ибо написано: кто хощет друг быти миру, враг Божий бывает (Иак. 4, 4). Или не знаете, что любовь к миpy сему не дает душе с вожделнием отнестись к исходу из тела? Ибо как Израиль стремился освободиться от рабства Египетскаго и войти в землю обетованную, так и нам надобно усильно желать освободиться от работы тлению в теле сем, и внити во внутреннейшее завесы, идеже предтеча о нас вниде Иисус (Евр. 6, 19. 20), т. е. в сокровищницу благ вышняго Иepyсалима. — Возненавидим же суетность мира, стяжем добродетели превожделенно, обогатимся Божественными куплями, — молитвами, слезами, очищением, просвещением, безстрастием, кои суть напутствия в вечную жизнь. О ястии же и питиии, об одежде и всем другом потребном для тела, настолько будем пещись, сколько нужно, чтоб жить и работать по заповедям Божиим.

3) Если так будем проводить время, то у нас всякий день будет праздник, всякий день торжество. И пусть неисчетное множество прискорбностей найдет на нас, ничто не возможет омрачить благой совести нашей. Если же напротив в злобе и зависти, в жестокосердии и всяком лукавстве будем жить, то, увы! — у нас каждодневно будет смерть, и прежде суда суд и осуждение. Потом придет смерть, как лев какой рыкающий; и как стерпит бедная душа вечную бедственность свою? — Ибо написано: время начатии суд от дому Божия: аще же прежде от нас, кая кончина противящимся Божию Евангелию? И аще праведник едва спасется, нечестивый и грешный где явится? (1 Петр. 4, 17. 18). Будем же, всегда опасливы и бодренны, всегда мужественны и непреложны, избыточествующе в деле Господни всегда, ведяще, яко труд наш несть тощь пред Господом (1 Кор. 15, 58).

4) О брате же Сократе знаете, что он пришел с востока, исполняя послушание свое и извиняясь в замедлении. Его мы хотели оставить здесь, вак брата искуснаго. Но поелику написано: блажен кто имеет семя в Сионе и родных в Иерусалиме, то мы разсудили опять возвратить его туда же, чая чрез него милость получить. И радоваться должны мы, что один из нашего братства, во святом Cионе, матери всех церквей поставлен во иереи тамошним святейшим Патриархом. Благий Бог и его, и нас да сохранит, и исполнит всяко благоволение благости, и дело веры в силе; яко да прославится имя Господа нашего Иucyca Христа (2 Сол. 1, 11. 12).

324.

1) При нападении невидимых врагов, прибегнем к Могущему спасти нас; и Он защитит. Только будем постоянны в служении Ему. — 2) Не дивись, что стужают худые помыслы и страсти. Это от падения Адамля. Во Христе Иисусе хотя и обновляемся мы; но при невнимании старое опять поднимает главу. — 3) Впрочем Святые Божии благодатию Божиею преодолевали всякия греховныя возстания. Им и будем подражать. [4, 122].

1) Возмогайте во Господе, и в державе крепости Его: облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавола (Еф. 6, 10. 11); потому что он не спит, но всегда бодренно стоит против нас, и тем настойчивее, когда видит души, мужественно подвизающияся против него. Итак, когда он наступит на нас, — наступает же он и день и ночь, — станем против него бодренно, прибегши к Могущему спасти нас от смерти греховной, с прилежною молитвою и теплыми слезами, и враг скоро убежит. Ибо в псалмах говорится: призови Мя в день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя (Пс. 49, 15). Уранил враг? Но Господь уврачует. Смутил тот? Но рекший морю: молчи, престани... и бысть тишина велия (Лук. 4, 39), утишит и волнующиеся в нас помыслы. — И сколь велика Божия благодетельность! Не успем мы призвать Его, как Он — благий, уже близ есть с милостию и щедротами, — дает молитву молящемуся, разсеявает облако печали, и чрез благие помыслы светом исполняет сердце. — И чего-чего не делает Он для нас?! Впрочем сему иначе и быть нельзя. Ибо если Он Себя самого предал за нас даже до смерти, смерти же крестныя, то как после сего и вся нам не дарствует? Посему пребудем постоянны во вседушном работании Ему, будем скоро возставлять себя от случайных падений, и усердно тещи на поприще подвижничества, зная, что в конце подвигов готовы венцы. Будем пользоваться наипаче исповеданием, потому что исповедание есть узда против грехопадений; будем хранить смиренномудрие, потому что им сокрушаются все стрелы лукаваго разжженныя; будем блюсти веру, потому что без веры, невозможно угодити Богу (Евр. 11, 6).

2) Дивится, может быть, иной, и изумляется, как мы, не смотря на то, что так усердно подвизаемся, уловляемы бываем неуместными помыслами? — Но это страждем мы по причине преступления во Адаме. Пали мы в нем, и естество наше крайне заболело сластолюбием. Но потом в силу пришествия Христова чрез воплощение, в бане пакибытия и обновления Святаго Духа приемля крепость, паки востекает оно в первобытное состояние. Но поелику, заболев однажды, научилось оно болеть, то при невнимании легко посколзается оно на сласть греховную.

3) Впрочем святые мужи так укрепляли себя страхом Божиим и любовию к Богу, что не только сами для себя были довольны к устоянию в непоколебимости, но и другим подавали руку помощи, — изгоняли бесов и множество других чудес совершали. — Им, хотя мы и далеко отстоим от их жительства, по силе нашей, постараемся подражать; и благий Бог наш приимет малое cиe наше приношение, как принимает великия тех добрыя дела, и вмеете с ними удостоить нас царствия Своего.

325.

Подобно обычным путешественникам, и нам, странникам на земле, в небесное отечество стремящимся, не должно ни к чему здешнему привязываться, ничем себя не обременять, и стремиться прямо к намеренному, воодушевляясь неописанностию тамошних благ, и ужасами, какиe ожидают нас, если не туда попадем. [4, 123].

Обычно путешествующим возбуждать друг друга и поощрять к продолжению пути, не уклоняясь ни на десно, ни на шуе, но царским шествуя путем; и не только это, но и чтоб умеренно есть и пить, и спать, чтобы соразмерностию диэты легчайшими соделать для себя трудности путешествия. — На что наводит этот пример, вы конечно и сами видите, — именно, что и мы — путешественники в этой жизни, совершающие течение ея, исполненное безчисленных затруднений, — что и мы должны друг друга утешать и воодушевлять в подвигах, ступать незаблудно, воздержны быть в пище, питии и сне, чтоб, обременяясь ими, не сделаться ленивейшими к дальнейшему шествию, и не возвратиться к приятностям здешней жизни; так как и обыкновенные путешественники не возвращаются вспять и не уклоняются туда или сюда, но одного держатся направления, стремясь достигнуть назначеннаго для отдыха места.

О коль прекрасно место нашего упокоения! И коль блаженно пребывание там! Оно не временно, а вечно, и полно не тленных, а нетленных благ, — где радование, мир, и непрестанный праздник. Господь в Евангелии вот что говорит о сем: в дому Отца Моего обители многи суть: аще ли же ни, рекл бых вам, иду уготовати место вам. И аще пойду и уготовлю место вам, паки прииду и пойму вы к себе; да идеже семь Аз, и вы будете. И аможе Аз иду, весте, и путь весте (Ин. 14, 2 — 4). Видишь, какое неизреченное и недомыслимое обетование! Кто же не возстанет, кто не потечет, кто не возжелает достигнуть вечных оных обителей? — Их возжелав и блаженный Давид воспел: коль возлюбленна селения Твоя, Господи Сил! желает и скончавается душа моя во дворы Господни (Пс. 83, 2. 3).

Вот воистину вожделенныя пребывалища. Здесь же мы как в ссылке; и пребывание наше тут не долго. Да и весь нынешний век сравнительно с будущим, как день один. Чтоже нам дружиться с миром? Что дивиться настоящему? Что обращать взор, не говорю, на ту или другую вещь, но на небо, землю и море, на солнце, луну и звезды, и на все другое видимое? ибо что спустя немного оставим, к тому для чего всуе прилепляться? — Едино просхс, говорит Св. Давид, от Господа, то взыщу: еже жити ми в дому Господню вся дни живота моего, зрети ми красоту Господню, и посещати храм Святый Его (Пс. 26, 4), в который кто сподобился вступить, тот избавился от дня онаго тяжелаго, о коем говорит некто из Пророков: вскую вам сей день Господень? сей 6о есть тма, а не свет (Амос. 5, 18). Но и блаженный Апостол назвал его днем гнева, сказав: собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведнаго суда Божия: иже воздаст коемуждо по делом его (Рим. 2, 5. 6).

Чтобы в примере каком от бывающаго у нас представить хотя несколько подобие мучительности дня онаго, вспомним, если хотите, о мужи, не задолго пред сим заходившем сюда, который, поражен будучи демоном, душим был от него, жегомый по всему телу, как вопиял он день и ночь, ни в чем не находя отрады и облегчения. Легко, думаете, такое мучение мужа сего? — Конечно нет. Но оно сон есть сравнительно с будущим. Как же стерпим мы это последнее, — огнь неугасимый, червя неусыпающаго и безчисленное множество других вечных мук? Но по милости Твоей, Господи, молитвами Святых Твоих и блаженнаго отца нашего, буди нам избавиться от всех их, и получить обтованныя верующим блага.

326.

Где убежище от уловлений вражеских? В удалении от всего грешнаго, от помыслов и влечений порочных. — И будем так делать, воодушевляясь блаженством мира сердечнаго, и пагубностию страстных волнений. [4, 124].

Боясь, как бы не попасть в руки агарян, убежали мы с прежняго места и живем теперь здесь. Но сколь больший должны мы чувствовать страх, как бы не попасть в руки врагов невидимых? И сколь потому дальше, и в сколь безопаснейшее место должны мы бежать от них? В чем же состоит это убежание? — В удалении от гpеxa, которым, как мечем, диавол всячески покушается убить душу. — Будем же избегать его наитщательнейше, и притом даже до помыслов: ибо грех помыслами начинается, потом от помыслов переходить в слова, а от слов в дела. Трудно не быть уловляему неуместными помыслами: и не заметишь, как это случится. — Но как только заметим, что увлечены ими, поспешим поскорее избавиться от них, молитвами, слезами, сердечными болезнованиями, страхом Божиим пораждаемыми; ибо если дадим им замедлить в нас, они могут причинить смерть душе, — и это каждое мгновение. Ибо в нас непрестанно идет война, — негласная; и поражения избежать мы иначе не можем, как неослабным и всегдашним противостоянием греху ума с помощию свыше.

Не видим разве, какия в эти три дня волны бушевали в море? Таково же бывает и волнение страстей; только оно гораздо бедственне, поколику и кораблекрушение души пагубнее. Но волнения морскаго виновник Бог, Который на пользу посылает на море ветры во время благопотребное; волнения же душевнаго виновники мы сами. И лучше нам, как в пристани какой, пребывая в покое, не отворять дверей страстям; ибо как только отворим, возвеют, как ветры бурные, духи злобы, и в нас подымется великое волнение; и не спастись нам, если не посешим утишить сей мятеж. Какая же нужда допускать нам себе приходить в такой мятеж, подвергаться такому волнению, и в страхе быть, как бы не потерпеть кораблекрушения? — Не лучше ли наслаждаться миром и спокойною тишиною, не навлекая на себя произвольно удобообстоятельной беды? — Не укоряем ли мы в неразумии тех, кои во время волнения морскаго выходят из пристани и подвергаются опасности быть потопленными от волн? Но несравненно более неразумными должны мы почитать себя, когда ввергаем себя в волнение страстей. Ибо не воздымает ли в нас страшнаго волнения похоть злая, дхнувши в сердце наше? Не носит ли туда и сюда, будто совсем потопляя и на дно погружая? Не выводит ли таким же образом из себя ума зависть, уязвляя и сердце и тело? Не омрачает ли также души невepиe, делая ее вялою и разслабленною? И каждая из прочих страстей не выводит ли человека из естественнаго ему состояния, и не делает ли его неразумнейшим?

Будем же избегать пагубных страстей, чтоб иначе и о нас не сказалось тоже, что сказал Бог о допотопных: не имать Дух мой пребывати в человецех сих во век, зане суть плоть (Быт. 6, 3). Плотию же назвал их Бог не потому, что они имели тело плотяное, ибо в сем смысле и Бог — Слово плоть бысть (Ин. 1, 14); но по причине плотскаго их мудрования, погрязшаго в непотребных похотях и не имеющаго ни силы, ни расположения возноситься к Богу. — Мы же, Богу себя посвятив, по написанному: наше житие на небесех есть (Фил. 3, 20), да услышим паче: сии не суть от мира, якоже и Аз от мира несмь (Ин. 17, 14).

Может ли что быть блаженне, не только в отношении к будущему веку, но и к настоящему, как быть чужду непотребных похотей, и не плотию управляему быть, а Духом водиму. Это блаженство, это сладость, это бдагобытие, это Ангельское жительство. Кто таков, тот по видимости живет, как и все в мире, по духу же есть достойнее носящих диадиму, есть владыка миpa, небесными украшенный отличиями, всегда готовый к исходу и смерти не боящийся.

Будем подвизаться сделаться такими и мы, сколько сил есть: ибо это возможно, если всецело возжелаем. Соделавшись же такими, и здесь всю жизнь будем наслаждаться отрадным расположением духа, какия бы внешния прискорбности ни пришлось нам встретить; и в будущем веке царствие небесное наследуем со всеми Святыми.

327.

Убеждает к безпрекословному послушанию 1) примерами доказывая, коль благотворно послушание, и как пагубно непослушание; — 2) уподобляя братство телу, в коем каждый член думает свое дело, — и тело от того живет; и наводя отсюда: так делайте и вы, — и благо будет. [4, 125].

1) Боясь осуждения скрывшаго талант свой в землю, коему сказал Господь: лукавый рабе и ленивый,... подобаше тебе вдати сребро мое торжнком, и пришед аз взял бых свое с лихвою, я по необходимости говорю краткия вам поучения; вам же следует, как добрым торжникам, приводить говоримое в дело, что вы, благодатию Божиею и делаете, чрез доброе ваше послушание. — Впрочем есть между вами некие, которые не только даннаго не приумножают, но и своего чуть не погубляют. — Кто же бы это такие? — Это те, которые отказываются от послушания, и в извинение того предлагают одно: прости. — Что ты говоришь, брате? Даже до смерти обещал ты послушание, а теперь отказываешься от дела, к которому способен по благодати Божией. Но что ты говоришь: «убоялся переплыть море», это от безверия, там убоялся ты страха, где нет страха (Пс. 13, 5). Ибо еслиб ты верен был послушанию, то не только на судне поплыл бы ты чрез море, но сбросив платье, нагой переплыл бы по воде, подражая приснопамятному оному послушнику, который, на отеческую полагаясь заповедь, не убоялся бурную переплыть реку, и переплывши оказался ничего не пострадавшим, к изумлению видвших. Послушание и зверей укрощает. Доказательством чего служит, по повелению старца своего, связавший геенну. Послушание и в мертвых чудодействует: что подтверждает Акакий, возгласивший из гроба. Но что говорить то и другое? Сам Единородный Сын Божий, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя, совершил домостроительство спасения мира. Таковы дивныя дела и плоды послушания.

Желаешь ли теперь узнать пагубныя следствия непослушания? — Помяни об Адаме, который тем, что ослушался Бога, вкусив от запрещеннаго плода, ввел смерть в мир; помяни о Сауле, который ослушавшись Святаго Самуила, не только царство, но и жизнь потерял на горах Гелвуйских; помяни и об оном человке Божием, который, обманут будучи лжепророком, впал в преслушание заповеди, и за то предан на снедение льву. А Петр, блаженный Апостол, по благоговению отказавшись от умовения ему ног Господом, не услышал ли: аще не умыю тя, не имаши части со Мною? (Ин. 13, 8). Также у св. Евфимия отказавшийся от послушания скотник, по благословным, как ему казалось, причинам, не тотчас ли наследовал демона, пены теща? Таков суд над отказывающимся от даемаго ему послушания, над прекословящим: прекословия бo воздвижет всяк злый послушник: Господь же ангела немилостива послет нань (Притч. 17, 11).

2) Обще сказать, мы мнози едино тело есмы о Христе, а по единому друг другу уди (Рим. 12, 5): один занимает место глаза, другой — уха; тот — носа, а этот — языка; иной — руки, а еще иной — ноги. Если все члены не будут делать каждый свое дело, а начнут спорить требуя — глаз — слышать, ухо — обонять, нос — говорить, язык — осязать, рука — ходить, не разстроится ли и не сгибнет ли все тело? Еслижь это так, то каждый свое послушание пусть исполняет, и какое приял от Бога дарование, тем пусть служит на общую пользу, содержа в мысли, что участь наша в руке Божией. Не потому, что плывет кто по морю, там ему и конец, и не потому, что иной остается на суше, там ему смерть; но как благий наш Бог от сложения миpa определил каждому время, место и образ смерти, так наступит и конец каждаго.

Cиe изложил я не столько для тех, о коих речь: ибо я уже принял их покорности ради, — но для всех слышащих, да внемлем себе тщательно, и какие пред Богом и избранными Его Ангелами дали обеты, будем исполнять деятельно, не уклоняясь, если повеленное представляет некую и смертную опасность. Так заповедают отцы, и прежде всех Великий Василий. Так живя, не подпадем смерти греховной, но правдою поживем и Царствия Небеснаго сподобимся.

328.

1) По воплощенному домостроительству смерть христианам радостна, если они готовыми себя имеют к сретению ея — 2) Уготовим же себя, как следует. [4, 126].

1) Занемог я не много в настоящее время: подвиглось сердце мое, и мне казалось, что я отойду от вас. — Сколько же еще времени придется пожить мне смиренному? Видите, что уж и старость моя подошла, и сверстники мои отошли; и по порядку мне предстоит конец. — Что же? Печалиться ли об этом? Да не будет. Пусть печалятся, если хотят, живущие по плоти, разлучаясь с женами, с детьми, с слугами, имуществом и всеми усладами жизни сей, коими и пленяются. Для нас же, коим мир распялся и коих обстоит один крест, в силу отречения от миpa и обречения себя на послушание, не печальным нечим, но радостотворным должно быть таинство успения. И что говорю я — для нас? И для всех христиан обязательно с радостию относиться к исходу своему.

Прежде пришествия во плоти Господа нашего Иисуса Христа, смерть, чрез преступление Адамово царствуя над родом нашим, страшна была и пренеприятна даже святым. После же того, как Христос, живот всех, за всех вкусив смерти (Евр. 2, 9), открыл и обновил нам путь живый и новый завесою т. е. плотию своею (Евр. 10, 20), как написано: пожерта бысть смерть победою (1 Кор. 15, 54), — умирая мы не низводимся уже в царство ада, но возводимся в Царство Небесное, и не бываем полагаемы в темных и сени смертней (Пс. 87, 7), но восходим в свет неприступный и в жизнь непрестающую, которую обетовал Бог любящим Его. Итак, преставление само по себе не таково теперь, чтоб его 6егать надлежало, но таково, что его любезно лобызать следует, конечно тогда, когда мы приготовлены к тому в уготовании сердца. — Ибо без этого и теперь страшно, если во время исхода придется воззывать протекшие годы, и взыскивать дней жизни для стяжания добрых дел. Страшно это и всебедственно, потому что захваченный в таком состоянии возмятется сердцем и крайне возбедствует, переходя не к наградам за добрые подвиги, а к возмездию за грехи. О, какое страшное встретит он зрелище!

2) Чтоб не пострадать тогоже и нам, напоминаю и прошу, будем держать себя всегда готовыми к блаженному исходу, всякий день почитая последним днем жизни нашей, как учит нас св. Антоний? Ибо если положим так действовать, то никогда не будем распущенны, нерадивы, ленивы, праздны, прекословны, непокоривы, необузданны, смехотворны; а напротив будем благопокорливы, сдержанны, сокрушенны, благонастроенны, кротки, мирны, искренни, непреткновенны, и на всякое благое дело готовы по подражанию святым, кои так поживши сподобились получить изреченныя в обетованиях небесныя блага. — Все cиe изложил я, не вас только, но и себя стараясь утвердить в добре, чтобы, проведши жизнь в таком приготовлении себя к исходу, во время исхода обрестись нам не страхом и трепетом возмущаемыми, но в радости взывать с Давидом: возвратися душе моя в покой твой, яко Господь благодействова тя; и: благоугожду пред Господом во стране живых (Пс. .114, 6. 8). Что улучить буди всем нам.

329.

Отсечение своей воли самый великий подвиг, Христоподражательный и Апостольский, хотя ныне не все видят высоту его. [4, 128].

Поучительное слово скорбеть заставляет скудных добродетелию, и вместе научает врачевать немощи свои. Ибо эта самая печаль о недостатке добродетелей незаметно располагает душу пещись о самоисправлении. Печаль бо, яже по Бозе, как говорит Апостол, покаяние нераскаянно во спасение соделовает (2 Кор. 7, 10). Но посмотрим, в чем состоит то, что печалит нас? В том ли, что возстают в нас помыслы непотребные и, подобно враждебному войску, осаждают душу нашу? — Но написано: аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое, аще возстанет на мя брань, на Него аз уповаю (Пс. 26, 3). Или в том, что тяжело иго послушания? — Но опять написано: благо есть мужу, егда возмет ярем в юности своей (Плач. Иерем. 3, 27); и еще: иго Мое благо, и бремя Мое легко есть (Mф. 11, 30). Или в том, что эта жизнь под игом послушания не позволяет иметь ничего собственнаго? Но вот слово апостольское: се мы оставихом вся, и в след Тебе идохом: что убо будет нам? (Mф. 19, 27). — И им дано обетование, сколько страшное, столько же и преславное. — И мы разве подобно им не оставили всего и не пошли в след Господа? Не оставил ли тот родителей? и этот братьев и сестр? Один - жены и детей, другой домов и полей? И все — того, что больше всего, — своей воли и своих пожеланий, — что есть в человеках дело, самое трудное для исполнения.

Ибо назови мне пост усиленный, иди бдение, или спаниe на голой земле, или отсутствие бани, или пустынность места, или другое что из наших Божественных радений, — все это бывает и по собственной воле делающаго. Бывающее же по собственной воле, хотя само по ce6е и тяжело, но при своем желании легко исполняется; делаемое же с отсечением своей воли, хотя и легко само по себе, с большим трудом совершается. Каковое действование святые отцы назвали кровеизлиянием; и оно никому другому не свойственно, кроме того, кто есть воистину послушник, и может с Апостолом говорить: живу не ктому аз, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). Ибо поколику он несвоей воле живет, потолику, чрез посредство воли игумена, живет Богу, и подражателем является Тому, Кто рек: снидох с небесе не да творю волю мою, но волю Пославшаго Мя Отца (Ин. 11, 38). Видите ли высоту нашего жительства? Не Христоподражательно ли оно? — Не Апостольско ли? Или я льстя вам говорю так? — Нет; сама истина свидетедьствует о неложности моего слова.

Если люди не сплетают похвал кончающимся в этом образе жизни, чрез это нисколько не умаляется слава их; потому что не как человек смотрит, так и Бог. Но ин суд Божий, и ин человеческий; и сколько незнатных для кажущихся знатными в миpе сем в день воздаяния окажутся славнейшими всех, как написано: мнози будут перви последнии, и последни nepeвиu (Mф. 19, 30). — Итак, радуйтесь и трепещите: то ради дара Божия, а это ради превратности ума, потому что не навсегда пребываем мы одинаковыми. Почему да разумеваем друг друга в поощрении любве и добрых дел (Евр. 10, 24), не тяготясь отсечением воли своей, — о чем все слово, — и не разлениваясь в исполнении послушаний, но паче воодушевляясь рвением, друг друга поддерживая, друг друга тяготы носяще, как братия, как единодушные, как стелесники. Так подвизаясь изо дня в день и так совершая течение свое, вы, как добре ведаю, несомненно получите неувядаемый венец славы.

330.

1) В духовной невидимой брани, с упованием небоязненное и воодушевленное противоборство врагу всегда одерживает победу: от таковых убегают враги. — 2) В брани еретической не следует вступать в общение с еретиками и поминать их: что я и запретил. [4, 129].

1) Хотя немощен я словом, как и делом; но нужда мне належит утишать вас и возбуждать духовно, сколько сил есть. Ибо если бьющиеся на войне с врагами имеют нужду в поощрении со стороны соратников: не тем ли паче вы, ведущие войну с невидимыми врагами, имеете нужду быть намащаемыми увещательными словами, и благонастрояемыми в духе; так как у вас брань не на один день, а на всю жизнь, и притом, если одержите победу, вам — неизреченный венец нетления, а если побеждены будете — вечная тягота посрамления безмернаго? — Но не буди нам пострадать cиe и посрамиться в уповании своем! Напротив неусомнимся, что с Божиею помощию одержим победу над диаволом постоянным вниманием ce6е и непрерывным противоборством врагу. Известно вам, что и обыкновенные воины, когда вступают в схватку, бывают в крайнем возбуждении, изменяются в лице и кажутся совсем иными, чем прежде; и в час тот не вспоминаются уже им ни жена, ни дети, ни родители, ни братия, и совершенно никто, но и ум их и сердце, как и тело все устремляется к борьбе. Таким же образом и мы, по внутреннему человеку, должны быть настроены, ни мало не страшась противников, но порываясь на них рвением и горя духом, как добрые воины Христовы. Враги наши, когда видят нас такими, отстраняются, не смея делать нападение; когда же видят, что в нас умаляется мужество, и ослабляется напряжение сил и внимание, тогда натягивают луки свои и изранивают душу стрелами, т. е. неуместными помыслами. — Но нам и в таком случае не следует отчаяваться, a скоре сознав оплошность, покаяться, и опять напрягши силы, вступить в борение неусыпное. — Так всегда.

2) Но ныне иная еретическая брань разлита по всей вселенной. И если хотите, поднимите очи ума вашего и увидите всю поднебесную, наполненную ранеными на сей брани. Ибо не только неверных еретиков, не только блудников и прелюбодеев и других, творящих подобныя непотребства, забирает под власть свою змий; но и тех, кои безразлично относятся ко всем таким и вступают в общение с ними: так как верно слово, что касаяйся смоле очернится, и приобщаяйся гордому точен ему будет (Сир. 13, 1). По сей причине, хотя меня укоряют за то, я запретил православному поминать на священных поминаниях, и на Божественной Литурии некоего, притворявшагося православным и не перестававшаго иметь общение с еретиками и еретичеством. Ибо еслиб он, хотя в час смерти исповедал грех свой и приобщился Святых Таин; то православному можно бы делать за него приношение. Но как он отошел в общении с epecию, то как можно вчинять такого в православное общение? — Св. Апостол говорит: чаша благословения, юже благословляем, не общение ли крове Христовы есть? Хлеб егоже ломим, не общение ли Тела Христова есть? Яко един хлеб, едино Тело есмы мнози: вcu бо от единого хлеба причащаемся (1 Кор. 10, 16. 17). Судя по сему, приобщение еретическаго хлеба и чаши делает приобщающаго принадлежащим противной православным части, и из всех таких причастников составляет одно тело, чуждое Христа. — Кое бо причастие правде к беззаконию? или кое общение свету ко тме? Или кая часть верну с неверными? Или кое сложение Церкви Божией со идолы (2 Кор. 6, 14 — 16), как в другом месте взывает тотже Апостол. — Но о таковых плакать подобает; о тех из них, кои остались еще в живых, молиться, да дано им будет исторгнуться из сетей диавола; о ce6е же благодарить, яко избрал есть нас Бог во спасение во святыни Духа, и веры истины (2 Сол. 2, 13), чтоб поработать Ему в православной веpе до настоящаго исповедничества, за которое, если совершим его непорочно и безукоризненно, да сподобит Он нас небеснаго царствия Своего.

331.

1) Прочия дела свое имеют время; дело же спасения всегда должно быть содеваемо. — 2) Не будем же отлагать, видя, как смерть пожинает всех, и помышляя при сем о мудрых и немудрых девах. — 3) Воспрянем же и возревнуем приготовить все к сретению жениха. [4, 130].

1) Для иных дел иныя определяются времена: иное время для сеяния, и иное для жатвы; иное время для мира, и иное для войны, иное для торга и иное для безторжия. Для содевания же спасения душевнаго всякое время удобно, и всякий день блaгoпpиятeн, если хотим. — Будем же приснодвижны на добро, благонастроены, юношескаго исполнены рвения к приведению в дело глаголов Божиих: не слышателие бо закона праведни пред Богом, но творцы закона сии оправдятся (Рим. 2, 13). — Итак, брань ли невидимая предстоит, воевать надлежит благодушно и прогонять с Божиею помощию возстающие на нас демонские помыслы, чтобы, замедлив в нас, не причинили они нам смерти душевной; или жатва духовная настоит, жать надо усердно, чтобы собрать в житницы духовныя достаточно кошта для вечной жизни, чтоб не умирать там вечно от голода. Всегда есть время молитвы, время слез, время очищения падений, время восхищения Царствия Небеснаго.

2) Что же раздумываем? Что медлим? Что отлагаем день ото дня дело своего исправления? Не преходит ли образ мира сего? (1 Кор. 7, 31). Не безчисленны ли отходящие от нас каждодневно? Гробы непрестанно отверзаемые не торжествуют ли победы над нашим бедным естеством? — Не тоже ли делает и земля, приемля сродныя ей тела наши? — А мы разве останемся здесь до конца? — Разве не видим, сколько из нашего братства отошло уже? Где блаженные отцы наши? Где братия, духовные и плоткие? Где друзья наши и товарищи по трудам, рукодельям и Псалмопению? И как забывчивы мы? — Когда настанет смерть какого брата или отца, тотчас приходим мы в чувство, сокрушаемся и даем обеты ходить прочее право; но когда пройдет немного после того времени, забываем и о сокрушении, и о своих добрых намерениях. — Но не так поступали святые Божии: всю жизнь помышляли они о смерти, каждодневно умирали, каждодневно распинались миру, каждодневно отходили произволением к Богу: и теперь живут там блаженною и невечеряющею жизнию. — И не страшит вас пример десяти дев? — Се Жених грядет, исходите во cретениe. Мудрые сретили Его, и внидоша с Ним на браки. А юродивые, за недостатком добрых дел, опоздали, и когда воззвали: Господи, Господи, отверзи нам, то услышали в ответ: аминь глаголю вами, не вем вас. Так и остались вне. К сему прибавил Господь: бдите yбo, яко не весте дне ни часа онаго (Мф. 25, 6. 10 — 13).

3) Итак бдеть надо, надо пробуждать душу от сна, и трезвиться, сокрушаться, блюсти себя непорочными и чистыми, и ходить во свете чтоб внезапно не постигла нас смерть, и не затворила пред нами дверей милости: и не будет отверзающаго или помогающаго. Почему поспешим приготовить к исходу дела, угодныя Богу: ленивый, возстань на делание; непослушный, начни слушаться; высящийся, смирись; жестокосердый, умягчись; нераскаянный, сокрушись: не исповедающийся, начни исповедаться; праздный, начни трудиться; все, все исправьте, — и емлитесь за добрыя дела. Прибавлю и еще одно: женолюбивый, остепенись, не соводворяйся часто с женами, и не бывай с ними по долгу; потому что от этого возгорается огнь гpеxa, как сдышим в Писании, которое говорит: ввяжет ли кто огнь в недра, риз же не сожжет ли? Или ходити кто будет на углиях огненных, ног же не сожжет ли? Тако вшедый к жене мужатей (Притч. 6, 27 — 29). Но и дева есть мужатая жена, если она поступила в монашество, равно как, давшая монашеские обеты; — коих Жених есть Господь Славы. — Это говорю я к тем, кои разбрелись туда и сюда и живут самопроизвольно, придумывая извинения грехам своим, и не помня, что Господь и око соблазняющее повелел изымать (Mф. 5, 29), а не только другое что. — К вам же вот что имею я сказать: должны есмы мы сильнии немощи немощных носити (Рим. 15, 1), и представлять образец доброделания для неблагоустроенных. Вы уже таковы благодатию Христовою; но еще и еще пребудьте таковыми, — и спасетесь в Господе нашем Иисусе Христе.

332.

1) Указывая, что цели и занятия монашества выше всех других состояний и званий, и — 2) что оно привлекает к себе всех, не смотря на прискорбности, — 3) приглашает радоваться и благодарить Господа сподобившихся его, и стараться быть настоящими монахами. [4, 131].

1) Дадим славу Богу, что сподобились благую часть избрать, и как бы приседеть у ног Иucyca и слушать Слово Его (Лук. 10, 39). Другие пекутся и молвят о многом, т. е. о жене и детях, о стяжаниях и деньгах; а у нас одно попечение, как угодить Господу. Иные воинствуют земному кесарю, и кесаревым повелениям, всячески до пролития крови, принуждаются раболепствовать; у нас же произвольное воинствование, в коем со всею свободою исполняем мы заповеди всецаря Христа, в надежде получения Царства Небеснаго нескончаемаго. Иные предпринимают долгия и трудныя путешествия для стяжаний ничтожных и непрочных; а нам предлежит, то днем, то ночью, притекать лишь в храм Божий, чтоб возносить там хвалы величию Божию, и чрез то приобретать не злато гибнущее, но духовныя сокровища некрадомыя и вечныя.

2) Хотя встречаем мы иногда что нибудь печальное и утеснительное, по внешнему ли положению или по внутреннему состоянию, но как это случается за Слово Божие и нашу надежду, то удобно переносится нами, умеющими радоваться в скорбях и не тесно себя чувствовать в теснотах. Такова наша жизнь, что самыми печальностями своими привлекает к себе имеющих ум. — Кто не любит родителей и не расположен к ним? Но из любви к Богу оставляя их, сюда притекают сыны человеческие. Что тесносоюзнее супружества, когда, по слову Господа, в нем двое бывают плоть едина? Но и таких Евангельский меч разсекши сюда присылает. Здесь властелин отлагаеть свое властительство; богатый в уметы вменяет богатство; бедный забывает о своей бедности; сирота перестает быть сиротою; прибавлю: царь слагает порфиру и сопричисляется к прочим наравне с ними. Ибо братство наше есть равночестное тело Христово; и обитель наша общая спасения пристань, одинаково для всех спасительная. — У нас все ино, не по мирски. Так, когда случится смерть, здесь не бывает плача и воплей, как у животолюбивых, но в тишине совершается погребение почившаго: ибо здесь ни жена не голосит, ни дети не кричат, ни родные не слагают плачевных песней, припоминая то одно, то другое, но и исход бывает с радостию, и вынос с благою надеждою; хотя и слезы бывают, по духовной любви к отшедшему: в чем ничего нет неуместнаго; так как и Господь плакал при гробе Лазаря, по свойству естества нашего (Ин. 11, 35). Была ли от века другая какая жизнь более блаженная, чем эта? — Был ли другой какой образ жительства, который бы оказался более приближающим людей к Богу? Почему благовременно нам Давидски возглашать: здесь заповеда Господь благословение и живот до века (Пс. 132, 3).

3) Будем же радоваться и сорадоваться друг другу, будем благодарить и благодарить немолчно, будем любить всеблагаго Бога нашего и любить безмерно, что Он призвал нас из тмы во свет, от унижения к славе, от безвестности к знатности. Знает каждый из вас, от кого произошел на свет, и откуда сюда устремился, с кем затем вошел в общениe, кого называет братиями и с кем соводворяется. И эти преимущества суть только преддверия будущих обтований: так что, если мы добре совершим предлежащий нам подвиг, всячески подвизаясь переносить труды и приносить плоды послушания, по чину и уставу действующему в нас, то в конце обретем, чего око не видало, о чем ухо не слыхало и что на сердце человеку не всходило, что уготовал Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9). Что буди всем нам получить.

333.

1) Учащающия умирания утверждают память о смерти, память о смерти и ея соприкосновенностях водворяет страх Божий; страх Божий очищает сердце от страстей. — 2) Будем идти сим путем к блаженному безстрастию. [4, 132].

1) Учащают вести о смерти, и издали и вблизи слышимыя в настоящее время, и особенно о смерти наших духовных братий и отцев. Се оставил нас, кроме других и брат Григорий, коего и жизнь похвальна, и кончина блаженна; ибо он скончался в изгнании за Христа. — Что же? — Должно конечно и нам прейти отсюда, малым и большим, старцам и юным. Ибо одна для всех епитимия смерти, и один прежде, а другой после отходят из сей жизни. Потому как нам не думать о смерти и о том, что имеем сретить, по выходи души из тела? Как выдержим предстаниe Ангелов, если не облеклись в оружия света? — Как пойдем путем оным, если не принесем с собою напутия жизни вечной? Как минуем князя века сего, о ком сказал Господь: грядет мира сего князь, и во Мне не имать ничесоже (Ин. 14, 30), если не будем свободны от работворных страстей? Блажен раб той, говорит Господь, егоже, пришед, господин его обрящет творяща тако. Аминь глаголю вам, яко над всем имением поставит его. Вот превожделенный глас! Аще же речет злый раб той в сердцы своем, коенит господин мой npиumu: и начнет бити клевреты своя, ясти же и пити с пияницами: приидет господин раба того в день, в он же не чает, и в час, в онь же не весть, и растешет его полма, и часть его с неверными положит: ту будет плачь и скрежет зубом (Mф. 24, 46 — 51). Ужели нестрашит нас притча сия? Ужели не измождает плотей наших угроза сия? Ибо это не басня и не пустыя слова; напротив, слово далеко еще не доходит до точнаго выражения того, что тогда имеет быть: ибо и плачь оный не по плачу сему, и скрежет зубов тамошний не по здешнему скрежету; но между ними такая разность, как у снов с дествительностию; потом, и огнь тамошний не угаснет, а здешний угасает, и червь тот не умирает, а здешний умирает. Но кто думает о сем и разсуждает? Кто видит cиe и слышит? Ибо можно и видя не видеть и слыша не слышать, по причине окаменения души и любострастия сердца. — Кто имеет ублажаемый Господом плач, и каждодневно очищает себя от прилучающихся оттуда и отсюда осквернений, не отлагая сего очищения на завтра? довлеет бо, говорится, дневи злоба его (Mф. 6, 34). Кто, к вожделению Бога вожделение прилагая, отторгает всякое пристрастие здешнее, до того, что может с Давидом взывать: прилпе душа моя по Тебе: мене же npият десница Твоя (Пс. 62, 9). О блаженное безстрастие! Вот како вы должны мы быть, братие! Так благонастроить себя требует от нас Слово! да будем горящи духом, облеченны в броню веры, окрылены надеждою и совершенно готовы к исходу.

2) Почему прошу и молю, как каждодневно умирающие, будем нудить себя на все должное, сколько сил есть, зная, что нудительна есть по естеству добродетель, но за то она возводит горе, тогда как самоугодливый грех низводит в преисподняя. Стяжем очистительныя слезы, кои раждает сокрушенное сердце и смиренное мудрование. Соделаем святых Ангелов друзьями своими безстрастною жизнию, чтоб и они во время исхода дружелюбно вознесли нас к Владыке. — Cиe говорю, не яко благое что соделавший, но как желающий творить то вместе с вами, как долженствующий говорить, а не молчать, как любящий вас любовию Божиею, чтобы все мы, добре действуя, наследниками соделались жизни вечныя.

334.

1) Укоряет, что перестали открывать помыслы. — 2) Потом приводит примеры грозных казней Божиих не кающимся, в побуждение к исповеданию. [4, 133].

1) Опечален я вами в настоящие дни, и печалию нестерпимою. Потому что остановилось у вас обычное исповедание, делание в жизни нашей самое ведикое, и самое спасительное. — И еслиб я видел, что вы сделались лучшими и совершеннейшими, порадовался бы, как облегченный в делах: ибо немалаго труда требует врачевание немощей других. Но как вижу в вас противоположное тому, то догадываюсь, какая тому причина. Ибо скажи мне, откуда у вас продерзости, и пораждаемыя ими нестроения? Не от того ли, что не исповедуете, а скрываете пагубные помыслы свои? Ибо начало некое и корень прегрешений наших есть неуместный помысл, который, когда открывают его, милостию Божиею прогоняется, а когда скрывают, мало по малу переходит в дела тмы. Отсюда душевныя смерти, отсюда разделения друг от друга, отсюда самооправдательныя слова, пораждаемыя неведением и заблуждением.

2) Но, о человече! животныя, разума не имеющия, сами от себя, как видим, знают, какия яства вредны для них, и избегают их; не тем ли паче следует ожидать сего от человека, от самаго крещения обогатившагося всяким ведением о том, что добро?! — Ты же не слышал разве, что говорит Писание, что Бог первого мира не пощаде, но, осмаго Ноя правды проповедника сохрани, потоп миру нечествовавших наведе (2 Петр. 2, 5). Разве не читал, что Господь грады содомские и гоморрские сжег разореним осуди, образ хотящим нечествовати положив? (2 Петр. 2, 6). Не слышал разве часто, как Апостол вопиет: не льстите ceбe, ни блуднцы, ни идолослужители, не прелюбодеи, ни сквернители, ни малакии, ни мужеложницы, ни лихоимцы, ни татие, ни пьяницы, ни досадители, ни хищницы, царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 9. 10). Как же ты, слыша cиe, говоришь, что не знаешь, что худо? — Притворство это и уклончивость. - Не боитесь угрозы? Не трепещете Того, пред Кем трепещет вся тварь? — Не устраняйся же никто от исповедания!

335.

1) Сказав, что любит братию, и уверен, что и они любят его, приглашает благодарить Бога за такой союз, и потерпеть, когда случится ему строго укорить их. — 2) Потом убеждает и вообще охотно переносить труды и скорби в содевании спасения: ибо иначе нельзя; ктому же по причине великих обетований с сим соединенных, это не сильно нарушить радость, свойственную святым. — 3) Будем же верно тещи путем Божиим; и если случится поткнуться, поспешим встать. [4, 134].

1) Божественнаго Писания слово есть: Аз любящии Мя люблю, и ищущии Мене обрящут благодать (Притч. 8, 17). В другом месте и признак любви указывает оно, говоря: любяй же наказует прилежно (Притч. 13, 25). Так как я смиренный приставлен настоятельствовать над вами, то по необходимости в предъидущем наставлении обличил и укорил вас, не яко да оскорбитеся, дерзаю словом Апостольским сказать вам, но любовь да познаете, юже имам изобильно к вам (2 Кор. 2, 4), печалясь с вами во время скорби вашей и соутешаясь, при радости вашей. Ибо на кого другаго мне смотреть? или о ком другом печалиться и радоваться, как не о вас? Вы мои и братья, и чада, и отцы, и друзья, и родные, и любезные, и вожделенные, и радость, и венец, и все другое, чем можно выразить искренность общения моего с вами. Свидетельствую же уверенность мою, что и вы таковы же ко мне, и ни к родителям, ни к братьям, ни к роду, ни к родине, ни к другому чему видимому вы не привязаны, но только к Богу, и по Боге к моему смирению.

И благодарение, так соединившему нас, Богу в Духе Святом, чтоб любить и взаимно любиму быть, быть единым телом и единым духом, так как и призваны во едином уповании звания нашего (Еф. 4, 4). Будем же радоваться и сорадоваться друг другу; и по причине того, что случается иногда укорно говорить к вам, не будем отчуждаться друг от друга, но, как это бывает, из любви и к общей пользе будем переносить наказание терпливо. Ибо написано: сыне не пренебрегай наказанием Господним, ниже ослабевай, от Него обличаемый: егоже бо любит Господь, наказует: биет же всякого сына, егоже приемлет (Притч. 3, 11. 12). К чему прилагает и Апостол: аще наказание терпите, яко сыновом обретается вам Бог: который бо есть сын, егоже не наказует отец? Аще же без наказания есте, емуже причастницы быша вcu: убо прелюбодейчищи есте, а не сынове (Евр. 12, 7. 8).

2) Потом, — богатство и власть, и другия желательныя людям вещи не даром достаются, но требуют больших трудов и потов: можно ли предположить, чтобы достигнуть Бога и Божественных воздаяний было дело легкое и удобное, а не было исполнено безмерных трудов и потов? И не было ли бы такое предположение свидетельством крайней простоты и недалекости? — Почему слышим, что многими скорбми подобает нам внити в Царствие Божге (Деян. 14, 22), и что тесен и прискорбен путь, ведущий в жизнь вечную (Mф. 7, 14). И по какой это причине? — По той, что мы сами не захотли пребывать в данной нам вначале в раю безпечальной жизни и в безмерной радости; но по безсоветию избрали лучше низпасть в настоящую многострастную и многоскорбную жизнь, и не иначе можем востещи опять туда, как прошедши школу прискорбностей, по подражанию Господу нашему Иисусу Христу. Иже вместо предлежащия Ему радости претерпе крест, о срамоте нерадив (Евр. 12, 2).

Впрочем, так как прискорбности по Богу облегчаются для нас надеждою благ вечных, то оне обыкновенно бывают не слишком скорбны; почему для святых настоящее время называется праздником. Свидетельствует о сем святый Давид, говоря: радуйтеся праведнии о Господе (Пс. 32, 1), указывая на радость всегдашнюю. Тоже и блаженный Апостол подтверждает: радуйтеся всегда о Господе: и паки реку, радуйтеся (Фил. 4, 4). И это говорилось к тем, кои скорбели и плакали, подвизались и в борьбе пребывали, и страдали многообразно; потому что печаль по Бозе для добродетельных есть предмет радования.

3) Будем же и мы, как праздник проводя каждодневно, благодушно переносить прискорбности ради Бога, не ослабевая от диавольских козней и браней. Когда же случится как нибудь воздремать и увлечься на что недолжное, умом, словом или делом, поскорее поспешим возстать, и к прежнему возвратиться благонастроению, и опять с теплым усердием начать работать Господу, зная, что и от царей тот воин получает почести, который борется и противовоюет, а не тот, кто убегает с поля брани. Так-то и мы, пребывая до последняго издыхания в невидимой брани, и вечных наград сподобимся по милости Божией, и царствиe небесное получим во Христе Ииcycе, Господе нашем.


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS