Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник  /  Духовный листок /  Август 2020

Слово о Свете Христовом. О суде человеческом Что булыжник на шее, что мешок с песком

14.08.20
Все церковное, к чему прикасается язычество, профанируется и опошляется, так что многие люди под Церковью понимают не Христа и христианскую жизнь, а Масленицу, Красную горку, яблочные и прочие «Спасы», «народные приметы» и тому подобные вещи. Вдумайтесь, дорогие читатели: может ли наше спасение быть «медовым»? Можно ли Господа нашего Иисуса Христа назвать «яблочным»? Вот это и есть самый настоящий лубок — когда вместо серьезного разговора о самых значимых и важных для всех людей вещах — о счастье, о смерти — мы говорим о куличах и пасхах...

игумен Петр (Мещеринов)

Слово о Свете Христовом

В преждеосвященную литургию, во время чтений ветхозаветных паремий, отверзаются Царские врата, служащий выходит с зажженной свечой и кадильницею, знаменует молящихся во образ креста и возглашает: «Свет Христов просвещает всех!»
Зачем, однако, установлен святыми отцами такой порядок в служении? Не желает ли Святая Церковь напомнить этим, что во многих людях не достает истинного света и что некоторые ищут света не там, откуда он исходит, и не там, где могут его найти? «Свет есть миру» (Ин. 9, 5), - сказал Сам Господь наш Иисус Христос. Свет как на языке духовных писателей, так и на обыкновенном языке человеческом, есть символ духовного озарения, просвещения, особенного религиозно-нравственного состояния, блаженного и радостного, тогда как тьма есть состояние духовного невежества, ослепления, развращения и вообще греха. Святой Златоуст говорит, что святой апостол Иоанн называет Христа светом и жизнию потому, что Он дал нам свет познания и в сем свете жизнь. «И свет во тьме светится и тьма его не объят» (Ин. 1, 5). Вследствие отпадения человечества от Бога истинное боговедение постепенно затемнялось, истина превращалась в ложь и до воплощения Слова во всем мире была тьма, «люди сидели во тьме и сени смертной» (Мф. 4, 16). Но Бог избрал народ, которому и даровал чистое откровение о Себе, вверил ему истину богопознания и богопочтения до времени обновления всего мира. Таким образом, во тьме языческой лжи, охватившей почти все человечество, в еврейском народе был светоч истины в Законе Моисеевом, в пророчествах и в обетованиях. Так, Слово было светом мира не только со времени воплощения Своего, но и во все времена. И тьма не объяла его, как ни сильна была тьма, объявшая все человечество, она не осилила, не одолела, не подавила этого света, не затмила совсем лучей его; он продолжал светиться во тьме, и, когда пришло определенное время, он озарил всю вселенную в устроении воплотившимся Словом Церкви Своей, в которой в полноте открыта истина.
«Во свете Твоем узрим свет», - говорит царь Давид (Пс. 35, 10). Что это за свет, в котором человек увидит еще свет? Это именно свет Христов — в свете пророчеств и Моисеева закона.
Итак, чтобы созерцать ясно и чисто Слово Божие, тайны Царствия Божия, спасительное учение и спасительные дела Христовы, потребен человеку свет Божественный, свет Христов, свет Духа Святого и раскрытие ума силою сего света. До сих пор, говорит митрополит Филарет Московский, пока это совершится в человеке, он хотя и слышит слово Божие и видит действие его, но не постигает его пространства, высоты и глубины. Так Апостолы, после того как увидели своими телесными очами воскресение сына вдовы Наинской, не могли еще возвыситься созерцающим умом до разрешения вопроса: что значит воскреснуть из мертвых? Вот почему и Господь сказал Апостолам, что Он имеет еще многое сказать им, но они не могут вместить теперь. Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит нас на всякую истину (Ин. 16, 12—13). По Воскресении Богочеловек является солнцем всего человечества и начинает разделять мрак и окружающие облака. Тогда отверзи им ум разумети Писания (Лк. 24, 25).
Но если наше око слабо, говорит тот же святитель, чтобы в полноте наслаждаться светом, которым воскресший Господь отверзает умы, то на минуту обратим взоры в противоположную сторону, на тьму, чтобы тем более возлюбить чудный свет, в который мы призываемся. Посмотрите, как одновременно вера в Воскресшего отверзает ум Апостолов и неверие в Воскресшего заключает ум иудеев в глубокую тьму. Что говорили и что думали Иудеи о воскресении Христа? Старейшины учили воинов сказать, что «ученики Христовы, пришедши ночью, украли Его, когда они спали. И пронеслось слово сие между иудеями до сего дня» (Мф. 28, 13-15). Как можно было украсть Христа, когда старейшины окружили гроб воинами? Они спали, говорят иудеи. Военные стражи спали? Так, по мнению иудеев. Неужели все до одного? Неужели ни один не проснулся, когда для похищения тела необходимо было отвалить камень велий зело, для чего потребно было несколько человек и что не могло совершиться без шума! Ни один не проснулся. Но кто же свидетельствует о том, что тело украли? Те же стражи, которые спали и не проснулись, свидетельствуют о том, что произошло во время сна их и чего они не слыхали. Но если сделалось известно, что совершено похищение из-под печати правительства и похитители известны, то преданы ли суду стражи и похитители? Отнюдь нет. Возможно ли, чтоб и после этого сочиненная басня о похищении тела Иисусова существовала. Возможно, потому что закоснелый в неверии ум, говорит святитель, как ночная птица, видит только во тьме и убегает от света истины, который жжет ему глаза.
Свет Христов просвещает всех! И самых мудрых, ученых, великих и славных земными делами, открывая им тайны Царствия Божия; и самых простых неученых людей, открывая им очи и уши сердечные для понимания Священного Писания, окружающей природы - цели человеческой жизни; и богатых, научая их богатеть не в себя, а в Бога, раздавать достатки бедным, прославлять добрыми делами Создателя, утирать слезы скорбящим; и бедных, показывая им цену внутреннего богатства; и знатных, напоминая им о значении Владыки Небесного; и старцев, обещая им успокоение от всех трудов; и юношей, располагая их к борьбе со страстями; и младенцев, отверзая им уста на хваление Господа. Свет Христов просвещает всех!
Святой Феоктист, творец канона умилительного к Господу нашему Иисусу Христу, в 5-й песне взывает: «Просвещение во тьме лежащих, спасение отчаянных, Христе Спасе мой, к Тебе утреннюю Царю мира, просвети мя сиянием Твоим: иного бо разве Тебе бога не знаю!» Аминь. 

Священномученик Серафим (Чичагов)


О суде человеческом

Вас судят и осуждают, и вы страдаете из-за этого. Судили и осуждали и Господа, и Он страдал: душа Моя скорбит смертельно,— сказал Он в Гефсиманском саду (Мф. 26: 38). Но человек остается тем, что он есть, а не тем, что говорят о нем люди. Говоря о других людях, человек на самом деле говорит о самом себе. Каждый день мы свидетельствуем о себе, хотя суд наш предназначен ближним. Зная об этом, великий апостол Павел говорит: Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди... судия же мне Господь (1 Кор. 4: 3-4).
Апостол знал непостоянство суда человеческого и не принимал его всерьез. Он трепещет и нам заповедует трепетать перед Судом Того, Кто знает истину о каждом человеке и будет судить истинно. А когда истинный Судия объявит Свой Суд, все суды человеческие обратятся в ничто.
Римские поэты и философы должны были составлять императору Нерону полные лести гимны. А при Нероне гнали и забивали христиан, как ягнят. Поэты и философы поносили христиан и писали о них как о последнем сброде.
И что же? Воспеваемый царедворцами Нерон исчез, как черная тень, а гонимым и мученически убиенным апостолам Петру и Павлу воздвигнуты храмы прекраснее, чем когда-то римским божествам Марсу и Юпитеру.
Не скорбите же из-за неправедного людского суда, но старайтесь угодить Богу и бойтесь истинного Суда Божия. 

Из писем святителя Николая Сербского


Что булыжник на шее, что мешок с песком

Каждый из нас в крещении получил Святого Духа, но мы грехами своими изгоняем Его из сердца нашего. И неважно, согрешили ли мы мелко, крупно ли, средне ли. На самом деле мелких грехов нет. Ну какой грех больше: ударить человека по щеке или плюнуть в него? Одинаково человеку больно, одинаково обидно. Поэтому зарезал ли ты кого или просто в храм не ходишь, все грех. Если ты человека убил, то ты грех совершил и против Бога, потому что убил чадо Божие. А если в церковь не ходишь — тоже грех, потому что ты равнодушен к Богу. Господь за тебя Кровь пролил, а ты не ходишь Ему молиться. Значит, ты так же пренебрегаешь Богом, как и человекоубийца, как и вор, только форма другая.
Не так важно, чем человек грешит, а важно, что он вообще грешит. Не так важно, чем человек болеет. Умереть-то можно и от инфаркта, и от пореза на пальце; можно умереть от инсульта, можно и от рака печени. А можно и в стакане воды захлебнуться: пил чай, поперхнулся, и конец. Какая разница отчего? Главное самое событие — человек умер. Также совершенно неважно, от какого греха твоя душа погибла: от того, что ты не молишься, от того, что осуждаешь, или от того, что ты людей проклинаешь. Нет маленьких грехов. Повесь человеку булыжник на грудь, брось его в пруд — он утонет. А возьми миллион маленьких песчинок, наполни мешок, повесь на шею и брось в пруд — так же утонет. Что булыжник у него на шее, что мешок с песком — тяжесть-то одна. Поэтому бесчисленное множество так называемых мелких грехов, которые душу нашу облепили, так же погубляют нашу душу.
Если человек называет грехи, но в них не кается, то как он пришел с черным сердцем, так с черным и ушел. Если человек пришел с пятью грехами, а раскаялся только в одном, значит, эта чернота чуть-чуть убавилась. Если человек четыре греха исповедал, а пятый утаил сознательно,— чернота эта увеличилась вдвое. Одно дело не исповедовать по забывчивости, а другое — сознательно: если кто стесняется, боится, еще какие-то у него глупые соображения. В таком случае грех становится сугубым, т.е. двойным, увеличивается. 

Протоиерей Димитрий Смирнов



Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS