Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник  /  Духовный листок /  Январь 2016

О возвращении к Богу через покаяние. Воины Христовы. Поклонение Честным Веригам Апостола Петра. Не осуждайте священников Божиих. О формальном покаянии.

27.01.16 | Автор: художник Борис КУНИН
Смысл покаяния перед Причастием состоит в том, что сосуд души должен быть очищен перед тем, как вместить в себя великие Тайны Тела и Крови Христовой.

О возвращении к Богу через покаяние

Ниневитяне в три дня какое множество грехов отмолили и какой страшный Божий приговор отклонили! Как ленивая (неэнергичная) душа хотя и много времени проведет в покаянии, но ничего особенного не сделает и примирения с Богом не достигнет, так, напротив, душа возбужденная, пламенеющая ревностью и всесокрушенное являющая покаяние, может изгладить многих лет грехи в короткое время. Не трижды ли отрекся Петр? И в третий раз не с клятвой ли? И не убоявшись ли слов ничтожной служанки? Что же? Много лет потребовалось ему на покаяние? Нисколько. Но в ту же ночь и поскользнулся и встал, и рану приял и уврачевание получил, и в болезнь впал и к здравию востек. Как и каким образом? Плача и раздираясь сердцем — не просто плача, но с большим сокрушением и глубоким болезнованием сердца. Почему и евангелист сказал: плакася, и не только плакася, но — горько (Мф. 26, 75). Сколь силен был плач и обильны слезы — этого никакое слово представить не может, но ясно показывает исход дела. Ибо после столь бедственного падения — ибо ничего нет бедственнее отречения от Господа,— после такого падения Господь опять возвел его в прежнее достоинство. Так не падай и ты под тяжестью грехов. Пагубнейшее в грехе есть пребывание в грехе, и бедственнейшее в падении — лежать в падении.
Велика сила печали по Богу, и великую приносит она пользу. Так скор Бог и готов на примирение с нами и ждет к тому только повода, хотя бы и малейшего. Будем же всегда подавать Ему случай показать любовь Свою к нам, всячески стараясь блюсти себя от грехов, а когда падем — всячески поспешая восстать с горьким плачем о грехах, чтобы улучить и радость о Господе. Если опечалившийся и пошедший дряхл (ср.: Ис. 57, 17) примирил себе Бога, то чего не сделает приложивший к тому слезы и прилежно умоляющий. 

Святитель Иоанн Златоуст 

Воины Христовы

Меня не раз занимал вопрос: почему при учреждении христианства и целых триста лет нужны были и оказались прежде всего мученики? Преподобные пришли после. И вот перед Рождеством всех память мучеников, мучениц, преподобномучениц. Точно драгоценное ожерелье из самоцветных камней на иконе Рождества Господа. Или как ближайшая царская свита при Царе. И самый главный ответ теперь мне ясен: война, поднятая Еммануилом против ди-авола, принята была потом на свои плечи Его воинами — христианами и христианками. На них и ополчился со всею злобой и коварством «князь мира», сатана. Но они побеждали его силою Христа Господа, пока не разрушили его царство до конца: христианство было объявлено религией сначала дозволенной, а потом и господствующей. Потому и поется им в тропаре: имуще обо крепость Твою, Господи, мучителей низложиша, сокрушиша и демонов немощныя дерзости. Вот где был самый основной фронт их борьбы. Они, демоны, злобствовали, «дерзали» против воинов Христовых, но их злоба оказалась лишь бессильной дерзостью. Обычно на иконах мученики изображаются с крестом и пальмой или и с тем, и другим. Крест — символ победы Христа над адом, пальма — тоже символ победы. А так как с пальмами встречали и Господа при входе в Иерусалим как Победителя горького царства смерти и ада, то становится еще более очевидной связь, что мученики — продолжатели Грядущего на борьбу и победу с диаволом.
И нам нужно знать, что для христианина главная борьба - с разбитым неприятелем, бесами. Ах! Как часто мы это забываем. И... попадаемся в сети. А последняя борьба встретит нас на мытарствах. Господи, помоги нам избавиться от сетей вражиих, «да не когда речет враг мой: укрепихся на него»! Нужно молиться. Молитеся, да не внидете в напасть, сказал Сам Господь (Мф. 26, 41). А я мало молюсь. И главное: легко, поверхностно, сухо... И лишь иногда иначе.
Митрополит Вениамин (Федченков)

Поклонение Честным Веригам Апостола Петра

Около 42 года по P. X. апостол Петр, по повелению Ирода Агриппы, был заключен в темницу за проповедование Христа и связан двумя железными цепями. Ночью накануне того дня, когда должен был состояться суд над ним, Ангел Божий чудесно снял с него оковы и вывел из темницы (Деян. 12, 1 — 11). Некоторые из верующих, услышав о чуде, взяли вериги и тайно хранили их, как драгоценность. Одержимые различными болезнями, прибегая к ним с верой, получали от них исцеления. Поэтому и Церковь, в службе этого дня воспевая св. апостола Петра, приглашает своих чад облобызать верою честные вериги, которые он предложил верующим, якоже снедь многоценну недугов во врачевание, скорбящих во утешение, в пристанище обуреваемых. Вериги св. апостола Петра хранились в Иерусалиме, в 439 году они были перенесены в Царьград, а затем — в Рим, в храм апостола Петра.

Не осуждайте священников Божиих

Говорили о Марке, монахе египетском, что он безвыходно 30 лет провел в своей келии. Один священник имел обычай приходить к нему по совершении богослужения и причащать его Святых Тайн. Но диавол позавидовал добродетельной жизни старца и решил ввести его в грех осуждения. Он привел к нему одного бесноватого будто бы затем, чтобы святой молился о нем. Этот бесноватый, наученный диаволом, прежде всего сказал старцу: «Священник, который к тебе ходит,— величайший грешник, не пускай его к себе». Просвещенный Духом Святым, Марк отвечал ему: «Чадо, всякий человек нечистое вон выкидывает, а ты принес его мне. В Писании сказано: не судите, да не осуждены будете (Мф. 7, 1). Пусть он и на самом деле грешник, но Бог спасет его. Ведь написано еще и это: молитеся друг за друга, да изцелеете» (Иак. 5, 16). И, сказав это, он изгнал беса из человека и отпустил его здоровым.
Через некоторое время пришел к старцу священник, и Марк принял его с радостью. Благий же Господь, видя веру старца, показал ему следующее великое чудо. Когда священник становился перед Святой Трапезой, сошел к нему Ангел Господень, положил ему на голову свою руку, и священника словно охватил огонь. Когда старец недоумевал об этом видении, голос свыше сказал ему: «О человек! Что ты удивляешься этому? Если и земной царь не позволит своим вельможам нечистыми стать пред собою, то неужели Царь Небесный не очистит служителей Святых Тайн и не освятит их небесной славой?».
После этого видения прп. Марк всем проповедовал, чтобы иереев не осуждали ни в каком грехе, ибо они — предстатели Божий и сожители Ангелам.
Итак, не ясно ли, что и грешный священник при богослужении очищается благодатию Божией, что и грешным священником совершаются Тайны, что и грешного священника не подобает осуждать ни в каком грехе? 

Пролог в поучениях 

О формальном покаянии

Один из самых распространенных недостатков, которому, к сожалению, в той или иной мере подвержены все, в том числе и люди со здоровой совестью, — это формальное покаяние.
Что это означает? Возьмем самый распространенный случай: перед нами сознательный, верующий член Церкви, регулярно посещающий богослужения, исповедующийся каждый пост, каждый месяц или даже каждую неделю. Его исповедь не содержит признания в каких-то особых грехах, которые пророк Исайя называет "багряными", скорее они, так сказать, обыденного, "серенького" цвета. Но из этого не следует, что отношение к этим грехам должно быть обыденным. Ибо глубокое, истинное покаяние —это не одно и то же очистительное действие, совершаемое время от времени. Неподвижность в духовной жизни как бы начинает мстить за себя. Преодолевая сопротивление нашей падшей природы или же врага нашего спасения, мы должны хоть на самое малое, почти невидимое, расстояние, но всегда продвигаться вперед, от исповеди к исповеди. А иначе волны, которые противостоят нам, отнесут нас назад.
Пусть мы прочли все положенные молитвы и не обидели ближнего, но не подкралась ли к нам незаметно гордость, откуда и не ждем? Покаялись в гордости, не нарушили поста, испытали даже молитвенные восторги, но не окаменело ли наше сердце к людям, с которыми случайно или не случайно сводит нас жизнь? Последнее искушение очень часто настигает людей вполне церковных и настигает как раз в храме за молитвой. Разве, не случалось нам видеть, как на людных праздничных богослужениях иные прихожане безцеремонно расталкивают других, чтобы послушать проповедь о любви к ближнему?
Конечно, искушения могут быть и не столь очевидны. Человек может искренне проверять себя в отношении тех или иных грехов и всегда "не быть грешным", то есть не ощущать того греха, который стоит как бы по ту сторону поступков, осуждаемых Церковью. Но кроме поступков, есть еще слова, которые также могут быть греховными. Кроме слов, есть еще помыслы, которые как раз более всего выражают собой суть человека.
Наряду с формализмом, который можно считать одним из испытанных и лукавых проявлений человеческого духа, иногда приходится сталкиваться и с иным проявлением лукавства (чаще всего неосознанного). На исповедь приходят порой исповедники (или скорее исповедницы), для которых Покаяние, по сути, не столько Таинство, сколько еще одна возможность пространно и с аппетитом поговорить о себе. Внешне они готовы как будто каяться, но к рассказу непосредственно о грехах примешиваются какие-то сопутствующие обстоятельства, они увязают в деталях и как бы все время смотрят на себя со стороны. Не жалея ни чужого, ни священнического времени, они легко обижаются, когда пастырь отметает из их рассказа все, что не имеет отношения к осознанным ими грехам. Покаяние — это процесс очищения, который должен постоянно развиваться, охватывать новые области души. От кающегося требуется духовное, творческое усилие, которое должно помочь ему увидеть новые залежи греховности. Для Покаяния нет пределов, и святые, в которых просиял свет Христов, — это люди, которые каялись непрестанно.
Мы должны помнить: как только Покаянию наступает предел, как только оно упирается в какую-нибудь границу, за которой начинает лишь однообразно воспроизводить себя снова и снова, оставаясь, по сути, на месте, оно непременно становится формальным. 

Архимандрит Киприан (Керн) 


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS