Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник  /  Духовный листок /  Январь 2016

«Закона Творец законная исполняет». Умилительное действие благодати Божией и природы человеческой. Покаяние и уныние. Из Жития святителя Василия Великого. У грешников много поводов для смирения.

13.01.16 | Источник: фото - Дмитрий Терентьев
Придёт время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога, и погибнет тогда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой – настанет царство лжи и зла.

прп. Серафим Вырицкий

«Закона Творец законная исполняет»

Всех Господь обрезание терпит, и человеческая прегрешения яко благ обрезует» - вот смысл нынешнего церковного праздника. Обрезание было установлено Богом и заповедано чрез Авраама всему избранному народу еврейскому. Оно было знаком вступления в завет с Богом, печатью обещания быть в неизменном послушании Ему с дней детства, быть Ему верным до пролития крови; оно совершалось во образ отсечения страстей плотских, обрезания жестокосердия самого сердца, которое так гибельно было для Израиля и так часто заставляло его отступать от Бога своего.
И вот Господь наш, будучи безгрешным, Сам терпит обрезание, чтобы научить покоряться воле Божией требующих обрезания сердец, очищения от множества грехов: «закона Творец законная исполняет», чтобы Своим примером показать, как никто не может прийти к Богу помимо закона Господня. Когда явился Христос-истина, исчезли тени и образы, не стало обрезания. Но не стало лишь собственно тени, а то, что она собою отображала, конечно, осталось, ибо пришел не нарушить Господь Свой закон, а его исполнить (Мф. 5.17). Доселе чрез святое Крещение, как и чрез обрезание, даем мы обет «отречься сатаны и всех дел его», «сочетаться Христу», то есть вступить с Ним в тесный, вечный союз, который и знаменуется кругообразным хождением вокруг купели в день святого Крещения. Там обрезывалась плоть, как печать завета, а здесь должно «совлечься тела греховного плоти», то есть всякого греха, который носили и к которому привыкли, как к изветшавшей одежде...
Неужели Христовы мученики должны были запечатлевать кровию завет верности своей Христу, а мы имеем право торжествовать победу их лишь на пиру житейских наслаждений, мы, ради которых проливается кровь Христа и Его святых мучеников? Не должны ли мы быть мучениками, если не кровью, то «произволением», как святитель Василий, который в ничто вменял изгнание, темницы, лишение имущества (если его у него можно вообразить), пытки, самую смерть? Верность совести должны мы, братие, также проявлять до готовности пострадать «даже до крови», чтобы подобно Василию «неработен душевный соблюсти сан», то есть звание христианина соблюсти непорабощенным страстям мира до мученичества, а не так, чтобы отпадать от Христа при всяком натиске вражеских страстей на душу, как на войне презренные изменники сдаются врагу при малейшей опасности для их жизни. Ведь не в том только состоит обрезание сердца, которое в Ветхом Завете соединялось с пролитием крови, чтобы на исповеди представить устный перечень или краткое неполное рукописание своих грехов и его разорвать руками, а в том, чтобы вместо риз растерзать самое сердце (Иоил. 2.13) сокрушением и печалью, пролить хотя бы слезы вместо крови о своих постоянных отступлениях от Христа, искупившего нас Своею кровию.
Потщимся же, братие, празднующие явление Бога во плоти, чтобы превзошла наша преданность Христу преданность Богу народа еврейского, состоявшую из внешних дел и слов праведности книжников и фарисеев (хотя часто наша праведность далека от праведности последних), потому что если она не превзойдет ее и если мы не обережем от страстей самое сердце, то мы не можем войти в Царство Небесное (Мф. 5.20). 

Священномученик Фаддей (Успенский) 

Умилительное действие благодати Божией и природы человеческой

На днях приводит крестьянин сына своего 18-ти лет, просит, чтобы приняли его в обитель на служение Богу. Я спрашиваю: «Сколько у тебя детей?». Вздохнув, он отвечал: «Только и есть один. Я и мать обещали отдать его на служение Богу. Так мы и воспитывали его в страхе Божием, но прежде совершеннолетия не могли отдать его, дабы видеть и его к тому произволение». Спросил я сына, желает ли он посвятить себя в монашестве на служение Богу? Сын отвечал: «Очень желаю». Отец говорит, что с детства это первая и последняя мысль его — идти в монастырь. Поговорив с ними и одобрив их намерение, я послал их в скит, чтобы там дня два пробыли. На третий решили, чтобы сыну остаться в скиту. Дело дошло до того, что отцу надобно прощаться с сыном.
Вся любовь естественная взорвалась в родителе. То обнимет сына и обливает его слезами, то голову, то руки его целует. Нельзя было без слез смотреть на это. Другое было с сыном. Явно было, что благодать Божия касалась души его. Ни слова он не говорил отцу, но когда всмотрелся он в скорбь родителя, точно две крупные градины вырвались из глаз его, и полились потоком слезы,— и вдруг ангельская радость выразилась в глазах его, даже лицо его точно лучом свыше осветилось, и он опять в вышеестественной радости. Отец снова обливает его слезами, кланяется ему, целует его, чтоб жил для Господа. И у сына изменяется на минуту радость в скорбь, и текуг, как струи, слезы, и опять, видно, благодать касается сердца. Это было что-то чудное! Мы уже уговорили отца сократить прощание, и он не только людей просил не оставить сына его, но, кажется, и землю монастырскую, и стены, и порог целовал у паперти в чаянии, что все это поможет, чтобы услышана была молитва отца о сыне.
На замечание, что он много скорбит о сыне, он сказал: «Батюшка, не о том скорблю я, что отдал его Господу на служение. Нет, я об этом всегда радовался, но не слажу с сердцем, что разлучаюсь с единственным сыном, в котором все наше с женой утешение». 

Архимандрит Антоний 

Покаяние и уныние

«Уныние и душевная тяжесть обычно имеют свою причину в угрызениях совести, которые происходят оттого, что человек очень чувствителен. В этом случае человеку следует исповедаться, чтобы быть в состоянии получить помощь духовника. Ведь если человек излишне чувствителен, то прегрешение, которое он совершил, может быть очень маленьким, однако враг увеличивает это преступление в глазах такого человека. Он показывает ему это прегрешение через микроскоп, чтобы низвергнуть человека в отчаяние и привести в негодность.
Человек должен познать себя таким, каков он есть в действительности, а не таким, каким представляет его в его собственных глазах враг — диавол. Ведь диавола заботит только одно — как бы сделать нам зло. Человек не должен отчаиваться, только бы у него было покаяние, потому что и грехи его меньше, чем грехи диавола, и смягчающие вину обстоятельства у него есть — ведь он создан из земли и, будучи невнимательным, поскользнулся и испачкался грязью.
Для того чтобы духовная борьба была правильной, мы должны вращать колесо нашей духовной жизни в сторону, противоположную той, куда его крутит диавол. Диавол внушает нам, что мы якобы что-то из себя представляем? А нам нужно возделывать в себе самоукорение. Внушает нам, что мы не представляем из себя ничего? А мы будем говорить: "Бог меня помилует". Если человек ведет себя таким образом — с простотой, доверием к Богу и упованием на Него, то в жизнь его входит покаяние, смирение, и он восходит на духовные высоты».
 
Старец Паисий Святогорец 

Из Жития святителя Василия Великого

Завершив образование в Афинах и не найдя в светской науке твердой опоры для дальнейшего христианского усовершенствования, святой Василий решил отправиться в страны, где жили христианские подвижники, которые могли бы преподать ему основы истинно христианского знания.
Он пришел в Египет — там процветала иноческая жизнь. У некоего архимандрита Порфирия он нашел большое собрание богословских творений. За их изучением он провел целый год, одновременно упражняясь в аскетических подвигах. В Египте святой Василий наблюдал за жизнью преподобного Пахомия Великого, жившего в Фиваиде, преподобных Макария Египетского и Макария Александрийского, преподобного Пафнутия и других великих подвижников. Из Египта Василий отправился в Палестину, Сирию и Месопотамию, чтобы поклониться святым местам и обозреть жизнь тамошних подвижников. На Святой Земле, в Иордане, он принял Святое Крещение, а затем год провел в Иерусалиме. И только после этого, получив в Антиохии рукоположение в сан диакона, пришел в свое отечество — Кесарию Каппадокийскую. Здесь он был рукоположен во пресвитера и поставлен руководителем иноков. Святой Василий стал вести жизнь иноческую, которой он научился в Египте и Палестине, все время посвящая своему служению.
Епископ Евсевий, избранный по требованию народа из мирян, прямо с гражданской службы, не мог иметь достаточных богословских познаний. По немощи человеческой он стал завидовать тому авторитету и любви, которыми пользовался среди его паствы пресвитер Василий. Василий же, не желая быть камнем преткновения для своего епископа, решил удалиться на берег реки Ирис. Здесь он стал подвизаться по примеру святых отцов-пустынников — жил в крайних лишениях, имея лишь рубашку и мантию, питался хлебом и водой, не ходил в баню и не зажигал огня. Но молитва его была непрестанной и свет Христов освящал его жизнь.

У грешников много поводов для смирения

«Те, кто прежде жил греховной жизнью, а впоследствии, покаявшись, начал жить духовно, должны с радостью принимать случающиеся с ними уничижения и скорби, потому что, принимая их, они расплачиваются с прежними долгами. Когда, жившая прежде греховно, преподобная Мария Египетская покаялась и изменила свою жизнь, ее мучили мирские похоти. Чтобы прогнать эти похоти, преподобная вступила в великую борьбу. Диавол говорил ей: "Ну что ты потеряешь, если одним глазком взглянешь на Александрию? Я ведь не подталкиваю тебя бежать туда на гулянки! Ты только немножко погляди на нее издалека!". Но святая даже и не глядела в ту сторону. Какое же у нее было покаяние! У других преподобных жен, не живших прежде мирской жизнью, такой брани не было. А у преподобной Марии, которая жила мирской жизнью, была и брань. Это страдание — прижигание греховных ран. Таким вот образом и первые и вторые приходят к концу в одинаковом духовном состоянии.
— Геронда, а в случаях, как с преподобной Марией Египетской, подвизающийся совсем не имеет Божественного утешения ?
— Да как же не имеет! Имеет, да еще сколько!.. Преподобная Мария достигла такой духовной меры, что при молитве поднималась на локоть от земли.
Большие грешники, познав самих себя, естественным образом имеют много исходного материала для смирения. Конечно, любое падение остается падением. Но падение — это еще и исходный материал, "сырье" для смирения и молитвы. Грехи, которые используются грешником для смирения, все равно что навоз, которым мы удобряем растения». 


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS