Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник  /  Духовный листок /  Сентябрь 2016

Задушевное слово. Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли. Истинная любовь к врагам. О колдовстве.

09.09.16
Если кто услышит огорчительное слово и вместо того, чтобы ответить подобным же оскорблением, преодолеет себя и промолчит, или, будучи обманутым, перенесет это и не отомстит обманщику, – то он этим положит душу свою за ближнего.

авва Пимен Великий

Задушевное слово

Епископ (рассказ старика)
Старик, рассказавший эту историю, уже почил в доброй старости, перенеся узы тюрьмы и озлобления людей, но до самой смерти сохранив доброе сердце и веру во Христа. Когда было дело, он не упомянул, скорее - в середине 20-х годов.
Быстро распространилась по большому селу весть, что должен приехать епископ. А епископов в то время на свободе совсем мало оставалось. Почетного и дорогого гостя решено было встретить достойно, с почестями. Для этого поручили молодому и энергичному дьякону найти хорошую пару лошадей и крепкий тарантас на мягком ходу.
И вот настал долгожданный день. Брат-дьякон пораньше отправился на станцию. Поезд прибыл точно по расписанию. Так как населенных пунктов окрест почти не было, то и сошедших с поезда пассажиров оказалось немного. Из первого вагона вышел старичок в простой одежке. На голове шапка-ушанка, а в руке сумка, как у странника, которую можно было перекинуть через плечо. Постоял, подождал старичок на перроне, но так никто и не подошел к нему. Наконец расспросил он у прохожих, как добраться до такого-то села, и пошел в сторону, которую ему указали.
В пути старичок был уже с полчаса, вдруг слышит конский топот сзади. Оглянулся, видит - несутся лошади, запряженные в красивый тарантас. А на облучке восседает молодой человек.
- Ну вот и помощь, - подумал старичок и поднял руку, чтоб его подвезли. Дернул за поводья дьякон, встали лошади как вкопанные:
- Что ты хочешь, старик?
- Можете ли вы меня подвезти до такого-то села? - спросил странник.
- Знаешь дед, тут идти не шибко далеко, я думаю, ты и сам доберешься потихоньку. Спешить, я вижу, тебе некуда.
- Спасибо за добрый совет, - кротко ответил старичок.
Дернул дьякон вожжи, и понеслись лошади дальше. Успокаивая совесть, видимо, о чем-то она заговорила, он сказал себе: «Кто знает, что это за человек. Мало ли сейчас народу по дорогам шатается». 

* * * 

Вернувшись в церковь, дьякон сказал настоятелю:
- Не приехал епископ.
- Ну, что ж, - заметил священник, - видимо, что-то случилось, раз не смог приехать.
Солнце склонилось к закату, ласково улыбнулось идущему по дороге человеку и спряталось за горизонтом. Наступали сумерки. Вскоре за горою показалось большое село. Когда старичок подходил к краю села, стали зажигаться огни в домах. Неподалеку был колодец с большой длинной жердью, при помощи которой черпали воду. Устройство это, с качающейся длинной жердью, с ведром на веревке на одном конце и грузом на другом, люди назвали Журавлем. Оно и впрямь было похоже на птицу.
- Заночую я у этого колодца, а завтра, что Господь даст, - так решил странник.
Ночь выдалась теплой и старичок мирно почивал у колодца. Разбудили его утром женщины-селянки, что пришли за водой. Стал расспрашивать странник у них, где здесь живут верующие.
- Да здесь, почитай, все верующие, - был ему ответ.
И тогда, перекинув сумку через плечо, старик пошел по селу - просить милостыню, от одного дома к другому. Кто картошечку даст, кто сухую корочку хлеба, в общем, кто что. Но как-то особо он складывал милостыню от каждого и старался подписать на ней имя давшего. Так был положен первый день труда на ниве Божией. Вечер нищий провел в одном из дальних уголков храма. Началась служба, за службой последовала проповедь. Священник возблагодарил Господа за все те благодеяния, которые Он оказал его пастве в минувший день. Возблагодарил Господа и нищий. Растроганными покидали службу прихожане. А проходя мимо старичка-нищего, говорили:
- Оставайся с Господом.
Последним уходил иерей. Он тоже пожелал страннику оставаться с Господом. Сторож стал гасить свет, готовя храм к закрытию. Ничего не оставалось нищему, как идти и ночевать снова у колодца-журавля. Так продолжалось два дня.
На третий день, когда собрались все христиане в храме, вдруг перед самым началом службы старичок-нищий вышел из угла и, пройдя к престолу, раскрыл котомку и начал выкладывать заплесневелые корки хлеба, кусочки картошки и прочую не слишком привлекательную снедь. Дьякон, тот самый, что ездил на вокзал, увидел это, двинулся к старичку, чтобы привести его к порядку... Но нищий твердым властным голосом сказал:
- Отойдите, молодой человек, сегодня я буду вести службу.
Услышав это, иерей был изумлен и попытался, наконец, вглядеться в лицо странника. Чем дольше он вглядывался, тем более знакомым оно ему казалось, и тем тревожнее у него становилось на душе. В этот момент он услышал слова, как гром его поразившие:
- Ну вот, братья и сестры, я тот епископ, которого вы ожидали. В храме сделалась жуткая тишина. А епископ продолжал:
- Сейчас я буду вести проповедь на тему «Раздели хлеб твой с голодным и от единокровного не укрывайся...».
Владыка поднял сухой заплесневелый кусочек хлеба и, назвав имя подателя, человека очень зажиточного, обратился к нему с вопросом:
- Ну, как ты думаешь, может ли человек прожить твоим подаянием, что ты дал просящему? Посмотрите, братья и сестры.
Краска стыда залила лицо вопрошаемого. Ему вдруг отчетливо вспомнились слова Христовы: «Что ты сделал ближнему, то сделал Мне...». А следом откуда-то сверху зазвучало: «Отойдите... Отойдите... от Меня...».
Но вот, словно очнувшись от какого-то болезненного сна, прихожанин огляделся и вдруг горько заплакал. А епископ уже держал в руке кусочек картошки, и слово обличения звучало для другого человека... Так, по порядку вынимая из сумки все новые огрызки, епископ называл имена «нищелюбцев». Лишь под конец он вынул два увесистых свертка, явно отличных от прочих даров. Они были полны всякой снеди, и что же оказалось? Их пожертвовали две многодетные семьи, едва ли не из беднейших в селе.
Селяне готовы были хоть сквозь землю провалиться. Впервые в жизни они захотели оказаться на месте этих бедняков. Ведь некоторые из них уже начали искать себе оправдания, дескать, раз все мы не хороши, то ничего тут не поделаешь, такова, значит, человеческая природа. Но два последних свертка заставили всех содрогнуться. Прихожане будто заглянули в тот момент за пелену смерти, стыд и страх повергли их на колени, и мало кто сумел удержать слезы.
- Ничего, ничего, - стал их утешать растроганный, разом забывший все недоброе епископ, - я очень рад, что Господь пробудил вас... 

* * *
После этого настоятель обратился к столь неожиданно обнаружившему себя гостю с вопросом:
- Где же вы ночевали, Владыка?
- У брата Журавля, - был ответ.
При этих словах у священника округлились глаза, и он крепко задумался, что за брат такой. Не вспомнив никого с таким именем, он обратился к дьякону. Тот тоже лишь развел руками.
- А не могли бы вы показать нам этого брата? - попросил тогда иерей епископа.
- Отчего же нет, если входить в ваше село с севера, там есть колодец с журавлем - так вот этот колодец-журавль стал моим братом, приютив меня на ночь. 

* * *
Поутру дьякон отвез архиерея на станцию. Что сталось с епископом дальше, неведомо. А село впереди ждали тяжелые годы. Все пережили его обитатели: и голод, и гонения. Но воспоминания о приезде владыки не изгладились и много времени спустя. Такое разве забудешь?

Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли

Говоря: да будет воля Твоя, не о том молимся, чтобы Бог делал что хочет, но о том, чтобы мы могли делать то, чего хочет Бог. Ибо Богу кто может воспрепятствовать делать то, чего Он хочет? Но так как диавол препятствует нам, чтобы и дух наш, и деяния во всем последовали Богу, то мы просим и молим, да будет в нас воля Божия, потому что, чтобы она была в нас, мы имеем нужду в воле Божией на то, то есть в Его помощи и покрове. Ибо своими силами никто не бывает огражден, а при Божием благоволении и милосердии всякий безопасен. И Господь, показывая человеческую немощь, которую носил в Себе, говорил: Отче Мой, аще возможно есть, да ми-моидет от Мене чаша сия (Мф. 26, 39), а затем, подавая ученикам пример, чтобы они исполняли не свою волю, но Божию, присовокупил: обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты (Мф. 26, 39). И в другом месте говорит Он: сни-дох с небесе, не да творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца (Ин. 6, 38). Если Сын так слушался и творил волю Отца, не тем ли паче должен слушаться раб и творить волю Господа своего? Как и Иоанн в Послании своем убеждает и настраивает творить волю Божию: Не любите мира, ни яже в мире: аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем; яко все, еже в мире, похоть плотская и похоть очес и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть. И мир преходит, и похоть его, а творяй волю Божию пребывает во веки (1 Ин. 2, 15-17), как и Бог пребывает вовеки. Желая пребывать вовеки, мы должны творить волю Бога, Который вечен есть. Воля же Божия — та, которую Христос сотворил и которой научил,— есть смирение во взаимообращении, постоянство в вере, скромность в словах, в действиях правда, в делах милосердие, в нравах благочиние — не уметь причинить обиду, а причиненную тебе быть в состоянии перенести, с братьями держать мир; Бога всем сердцем любить, любить Его как Отца и бояться как Бога; Христу ничего не предпочитать, так как и Он ничего не предпочел нам; всецело прилепляться к Нему любовию и под Крестом Его стоять мужественно и верно. 

Святитель Киприан Карфагенский


Истинная любовь к врагам

Удерживать мстительный удар, но не простирать руки для помощи, проливать с языка сладкую лесть и носить желчь во внутренности сердца, не значит любить врагов. Любовь есть живое и деятельное участие в благосостоянии другого. «Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напои его» (Рим. 12.20). Вот образ истинной любви! Не называйте себя напрасно го товыми к услугам вашего соперника - будьте такими в самом деле. Говорите к нему сердцем и подтверждайте ваши уверения делами. Вкрадывайтесь нечувствительно в душу его, употребите сию благочестивую хитрость, дабы отнять у него желание делать зло, дабы возвратить невинность и спокойствие сердцу возмущенному злобою. Любите врагов ваших и благотворите!
Мудрость мира находит здесь затруднение, представляя такую любовь не естественною; ибо она должна основываться на представлении видимых или воображаемых совершенств своего предмета: но как можно любить тех, в коя торых мы ничего не видим, кроме коварства и злобы? Конечно, мы не можем любить зла, да и кто сего требует? Чувствуйте все омерзение к порокам, какое они заслуживают - сего не запрещают, но еще требуют; только не смешивайте их с самими людьми, в которых замечаете их: отделив оные, вы еще найдете в них то, что достойно любви вашей. Сколько бы ни казалось неестественным любить врага - разве менее противно природе ненавидеть человека? 

Святитель Филарет Московский


О колдовстве

Поскольку часто — желая вам помочь — я рассказывал вам о Рае, об Ангелах и о святых, то сейчас — снова желая вам помочь — расскажу вам немного об адской муке и о бесах, для того чтобы вы знали, с кем мы ведем брань. Однажды ко мне в каливу пришел один юноша — колдун с Тибета. Он рассказал мне многое из своей жизни. Трехлетним младенцем, будучи только отнятым от груди матери, он был отдан своим отцом группе тибетских колдунов из тридцати человек, для того чтобы они посвятили его в тайны своего колдовского искусства. Этот юноша дошел до одиннадцатой степени колдовства — высшая степень двенадцатая. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, он уехал с Тибета и поехал в Швецию, для того чтобы увидеть своего отца. В Швеции он случайно познакомился с православным священником и захотел побеседовать с ним. Юный колдун совсем не знал, что такое православный священник. В зале, где они беседовали, юноша, желая явить свою силу, начал показывать различные колдовские фокусы. Он вызвал одного из старших бесов но имени Мина и сказал ему: "Я хочу воды". После того как он произнес эти слова, один из стаканов сам собой поднялся в воздух, подлетел под кран, вода открылась, стакан наполнился и затем сквозь закрытую стеклянную дверь влетел в зал, где они сидели. Юноша взял этот стакан и выпил воду. Затем, не выходя из зала, он показывал сидящему перед ним священнику всю Вселенную, небо, звезды. Он использовал колдовство четвертой степени и хотел дойти до одиннадцатой. Потом он спросил священника, как тот оценивает все, что видит. "Если бы он похулил сатану, — говорил мне молодой колдун, — то я мог бы его убить". Однако священник ничего не ответил. Тогда юноша спросил: "А почему и ты не покажешь мне какое-нибудь знамение?" — "Мой Бог — Бог смиренный", — ответил священник. Потом достал крестик, дал его в руки юному колдуну и сказал ему: "Сотвори еще какое-нибудь знамение". Юноша позвал Мину — старшего беса, но Мина, трепеща, как осиновый лист, не мог решиться к нему приблизиться. Тогда юноша вызвал самого сатану, но тот, видя в его руках крест, вел себя так же — боялся к нему подойти. Сатана велел ему только одно: побыстрей уехать из Швеции и снова вернуться на Тибет. Тогда юноша начал ругать сатану: "Теперь я понял, что твоя великая сила на самом деле — великое безсилие". Потом юноша был научен тем добрым священником истинам веры. Священник рассказал ему о Святой Земле, о Святой Афонской Горе и других святых местах. Уехав из Швеции, юноша совершил паломничество в Иерусалим, где видел Благодатный Огонь. Из Иерусалима он поехал в Америку, для того чтобы дать хорошую взбучку своим знакомым сатанистам и вправить им мозги. Бог сделал этого юношу самым лучшим проповедником! Из Америки он приехал на Святую Афонскую Гору.
В младенчестве с этим несчастным обошлись несправедливо, и поэтому Благий Бог помог ему Сам, вмешавшись в его жизнь без усилий с его стороны. Однако молитесь за него, потому что колдуны со всеми бесовскими полчищами ведут против него войну. Раз они воздвигают такую брань против меня — когда он приезжает ко мне и просит помощи, — то насколько большую брань они ведут против него самого! Когда священники читают над ним заклинательные молитвы, вены на руках у несчастного лопаются и течет кровь. Бесы страшно мучают несчастного юношу, а ведь раньше, когда он водил с ними дружбу, они не делали ему ничего плохого, а только помогали ему и выполняли все его пожелания. Молитесь. Однако и самому ему сейчас надо быть очень внимательным, потому что в Евангелии написано, что нечистый дух, выйдя из человека, идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого (Мф. 12: 45). 

Старец, Паисий Святогорец





Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS