Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Евангелие. Толкование.

Евангелие от Матфея Часть 1

03.07.14 | Автор: блж. Феофилакт Болгарский


Благовестник или толкование на Евангелие от Матфея 

Предисловие

Божественные мужи, жившие до закона, учились не из писаний и книг, но имея чистый ум, просвещались озарением Всесвятаго Духа, и таким образом познавали волю Божию из беседы с ними Самого Бога усты ко устом. Таков был Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Иов, Моисей. Но когда люди испортились и сделались недостойными просвещения и научения от Святого Духа, тогда человеколюбивый Бог дал писание, дабы, хотя при помощи его, помнили волю Божию. Так и Христос сперва Сам лично беседовал с апостолами, и (после) послал им в учителя благодать Святого Духа. Но как Господь предвидел, что впоследствии возникнут ереси и наши нравы испортятся: то Он благоволил, чтоб написаны были Евангелия, дабы мы, научаясь из них истине, не увлеклись еретическою ложью, и чтоб наши нравы не испортились совершенно.

Четыре Евангелия Он дал нам потому, что мы научаемся из них четырем главным добродетелям: мужеству, мудрости, правде и целомудрию: научаемся мужеству, когда Господь говорит: не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити (Мф.10:28): мудрости, как говорит: будите мудри яко змия (Мф.10:16): правде, когда учит: якоже хощете, да творят вам человецы, и вы творите им такожде (Лк.6:4): целомудрию, когда сказывает: иже воззрит на жену ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем (Мф.5:28). Четыре Евангелия дал Он нам еще и потому, что они содержат предметы четырех родов, именно: догматы и заповеди, угрозы и обетования. Верующим в догматы, но не соблюдающим заповедей, они грозят будущими наказаниями, а хранящим их обещают вечные блага. Евангелие (благовестие) называется так потому, что возвещает нам о предметах благих и радостных для нас, как то: об отпущении грехов, оправдании, преселении на небеса, усыновлении Богу, наследии вечных благ и освобождении от мучений. Оно также возвещает, что мы получаем эти блага легко, ибо не трудами своими приобретаем их и не за наши добрые дела получаем их, но удостаиваемся их по благодати и человеколюбию Божию.

Евангелистов четыре: из них двое, Матфей и Иоанн, были из числа двенадцати, а другие двое, Марк и Лука, из числа семидесяти. Марк был спутник и ученик Петров, а Лука Павлов. Матфей прежде всех написал Евангелие на еврейском языке для уверовавших евреев, спустя восемь лет по вознесении Христовом. С еврейского же языка на греческий перевел его, как носится слух, Иоанн. Марк, по наставлению Петра, написал Евангелие, спустя десять лет по вознесении: Лука по прошествии пятнадцати, а Иоанн по прошествии тридцати двух лет. Говорят, что ему, по смерти прежних Евангелистов, представлены были, по его требованию. Евангелия, дабы рассмотреть их и сказать, правильно ли они написаны, и Иоанн, так как он получил большую благодать истины, дополнил, что в них было опущено, и о том, о чем они сказали кратко, написал в своем Евангелии пространнее. Имя Богослова получил он потому, что другие Евангелисты не упомянули о предвечном бытии Бога Слова, а он богодухновенно сказал о том, дабы не подумали, что Слово Божие есть просто человек, то есть, не Бог. Матфей говорит о жизни Христовой только по плоти: ибо он писал для евреев, для которых довольно было знать, что Христос родился от Авраама и Давида. Ибо уверовавший из евреев успокаивается, если его удостоверят, что Христос от Давида.

Ты говоришь: ужели не довольно было и одного Евангелиста? конечно, довольно было и одного, но чтоб истина обнаружилась яснее, дозволено написать четырем. Ибо когда видишь, что эти четверо не сходились и не сидели в одном месте, а находились в разных местах, и между тем написали об одном и том же так, как бы то было сказано одними устами: то как не подивишься истине Евангелия, и не скажешь, что Евангелисты говорили по внушению Святого Духа!

Не говори мне, что они не во всем согласны. Ибо посмотри, в чем они не согласны. Сказал ли кто-нибудь из них, что Христос родился, а другой: не родился? Или сказал ли кто из них, что Христос воскрес, а другой: не воскрес? нет, нет! В необходимом и важнейшем они согласны. А ежели они в главном не разногласят, то чему дивиться, что они по-видимому разногласят в неважном; ибо из того, что они не во всем согласны, наиболее видна их истинность. Иначе о них подумали бы, что они писали, сошедшись вместе, или сговорившись друг с другом. Теперь же кажется, что они не согласны, потому, что то, что он из них опустил, написал другой. И это в самом деле так. Приступим к самому Евангелию.

Глава 1

Книга родства. Почему Евангелист не сказал, подобно пророкам: видение, или слово? ибо они так надписывали свои книги: Видение, еже виде Исаия (Ис.1:1), также: слово, бывшее ко Исаии (Ис.2:1). Ты хочешь знать, почему? Потому, что пророки беседовали к жестокосердым и непокорным, и потому говорили: божественное видение, и Господне слово. Так они говорили для того, чтобы народ убоялся и не пренебрег того, что они говорили. А Матфей имел дело с верными, благомыслящими и благопокорными, и посему не сказал наперед ничего, подобного пророкам. Могу сказать нечто и другое, именно: что видели пророки, но видели умом, созерцая при помощи Святого Духа: посему и называли то видением. Но Матфей не умственно видел и созерцал Христа, но чувственно пребывал с Ним, и чувственно слушал Его, когда Он был во плоти: посему не сказал: видение, которое я видел, или: созерцание, но сказал: книга родства.

Иисуса. Имя Иисус не греческое, а еврейское, и значит: Спаситель: ибо «яо» у евреев означает спасение.

Христа. Христами назывались цари и первосвященники, ибо были помазываемы святым елеем, который лили из рога на их голову. Господь называется Христом и как Царь, ибо воцарился для истребления греха, и как Первосвященник, ибо Сам Себя принес в жертву за нас. А помазан Он истинным елеем. Духом Святым, преимущественно: ибо кто другой имел Духа так, как Господь? Во святых чудодействовала благодать Святого Духа, но во Христе действовала не благодать Святого Духа, но Сам Христос творил чудеса с Единосущным Ему Отцем и Духом.

Сына Давидова. К слову: Иисуса Евангелист присовокупил: сына Давидова, для того, дабы ты не подумал, что он говорит о другом Иисусе. Ибо был и другой знаменитый Иисус, вождь Израиля после Моисея, но сей назывался сыном Навина, а не Давида, жил многими веками ранее Давида, и происходил не из Иудина колена, из которого произошел Давид, а из другого.

Сына Авраамля. Почему Евангелист поставил Давида прежде Авраама? потому что Давид особенно был знаменит у евреев и жил позже Авраама, и был царь. Ибо из царей он первый благоугодил Богу и первый из них получил обетование, что от его семени восстанет Христос, почему все и называли Христа Сыном Давидовым. Давид носил в себе и образ Христа: ибо как сей воцарился на место отверженного и возненавиденного Богом Саула, так и Христос пришел от Отца во плоти и воцарился над нами, когда Адам потерял царство и данную ему власть над всем живущим на земле и над демонами.

Авраам роди Исаака. С Авраама начинается родословие, так как он был отец евреев, и первый получил обетование, что о семени его благословятся вси языцы. Итак прилично от него начинается родословие Христа. Христос есть семя Авраама, в котором получили благословение все мы, бывшие прежде язычники и под клятвою. Авраам значит отец языков, а Исаак - радость, смех. Евангелист не упоминает о прежде родившихся детях Авраама, то есть об Исмаиле и других, потому что Иудеи происходили не от них, а от Исаака.

Исаак же роди Иакова. Иаков же роди Иуду и братию его. Вот потому упомянул об Иуде и братьях его, что от них произошли двенадцать колен.

Иуда же роди Фареса и Зару от Фамары. Иуда отдал Фамарь замуж за Ира, одного из своих сынов. Но как сей умер бездетным: то он отдал ее за сына своего Аунана. Когда и этот потерял жизнь за свою срамоту, то Иуда уже не выдавал ее за третьего сына. Но она, сильно желая иметь детей от семени Авраамова, сложила с себя одежду вдовства, притворилась блудницею, смесилась с свекром своим и зачала двух детей близнецов. Во время родов первый из них показал из ложесн руку, как будто первым родится. Повивальная бабка, усматривая, что родятся двое, тотчас, дабы отличить первенца, обвязала показавшуюся руку младенца красною нитью. Но младенец опять скрыл руку в чрево, и прежде родился другой младенец, а потом уже и тот, который прежде показал руку. Посему прежде родившийся назван Фаресом, что значит перерыв, так как он перервал естественный порядок: а скрывший руку - Зарою. Эта история заключает в себе некоторую тайну. Как Зара прежде показал руку, а потом скрыл ее: так жизнь во Христе проявилась во святых, живших до закона и обрезания: ибо все они оправдались не соблюдением закона и заповедей, но жизнию по Евангелию. Таков Авраам, ради Бога оставивший отца и дом и отрекшийся от естества. Таковы Иов, Мелхиседек. Но когда пришел закон, эта жизнь скрылась. Впрочем как там по рождении Фареса и Зара вышел из утробы: так по даровании закона снова воссияла жизнь евангельская, ознаменованная красною нитью, то есть, кровию Христовою. Итак потому Евангелист упомянул о сих двух младенцах, что рождение их означало нечто таинственное. А впрочем и о Фамари, хотя она и не похвальна за то, что смесилась с свекром, он упомянул, чтобы показать, что Христос, принявший ради нас все, принял и порочных предков,

дабы самым рождением своим от них освятить их, ибо Он не пришел призвати праведники, но грешники на покаяние (Мф.9:13).

Фарес же роди Есрома. Есром же роди Арама. Арам же роди Аминадава. Аминадав же роди Наассона. Наассон роди Солмона. Салмон же роди Вооза от Рахавы. Некоторые думают, что Рахав есть та Раав блудница, которая приняла соглядатаев Иисуса Навина и спасла их, спаслась и сама. Упомянул же о ней Евангелист для того, чтобы показать, что как она была блудница, так и все язычники: ибо они блудодействовали своими делами. Впрочем все язычники, принявшие послов Иисуса, то есть, апостолов, и уверовавшие в слова их, спаслись.

Вооз же роди Овида от Руфы. Эта Руфь была иноплеменница, однако ж сочеталась с Воозом. Так и церковь из язычников, хотя была иноплеменницею и вне заветов, забыла народ свой, и почитание идолов, и отца своего диавола, и обручилась с единонородным Сыном Божиим.

Овид же роди Иессея. Иессей же роди Давида царя. Давид же роди Соломона от Уриины. И о жене Урииной упоминает Евангелист, дабы показать, что не должно стыдиться предков, но наипаче стараться и их прославлять своею добродетелью, и что Богу все угодны, хотя бы произошли и от блудницы, только бы были добродетельны.

Соломон же роди Ровоама. Ровоам же роди Авию. Авия же роди Асу. Аса же роди Иосафата. Иосафат же роди Иорама. Иорам же роди Озию. Озия же роди Иоафама. Иоафам же роди Ахазл Ахаз же роди Езекию. Езекия же роди Манасию. Манасия же роди Амона. Амон же роди Иосию. Иосия же роди (Иоакима. Иоаким же роди) Иехонию и братию его в преселение Вавилонское. Переселением Вавилонским называет тот плен, в который наконец все Иудеи были отведены в Вавилон и плакали на реках Вавилонских (Пс.136:1). Вавилоняне и в другое время делали у них завоевания, но озлобляли их умереннее, а тогда окончательно переселили их из отечества.

По преселении же Вавилонстем, Иехония роди Салафииля. Салафииль же роди Зоровавеля. Зоровавель же роди Авиуда. Авиуд же роди Елиакима. Елиаким же роди Азора. Азор же роди Садока. Садок же роди Ахима. Ахим же роди Елиуда. Елиуд же роди Елеазара. Елеазар же роди Матфана. Матфан же роди Иакова. Иаков же роди Иосифа, мужа Мариина, из нея же родися Иисус, глаголемый Христос. Почему Евангелист представляет родословие Иосифа, а не Богородицы? Какое участие имел Иосиф в бессеменном рождении? Иосиф не был истинный отец Христов, чтобы от него вести родословие Христа. Слушай! Правда, что Иосиф не имел никакого участия в рождении Христа, и потому следовало бы представить родословие Богородицы: но поелику закон запрещал вести родословие по женской линии: то Евангелист и не представил родословие Девы. Впрочем, показав родословие Иосифа, он вместе с тем показал и ее родословие: ибо был закон не брать жен из другого колена, ни из другого рода, а из того же колена и рода (Числ.36:6). И как был такой закон, то явно, что в родословии Иосифа представляется и родословие Богородицы, ибо Богородица была из одного с ним колена и рода, а иначе как бы она могла быть обручена ему? Таким образом Евангелист соблюл закон, запрещавший вести родословие по женской линии, но, показав родословие Иосифа, показал родословие и Богородицы. Мужем же Марии назвал его по общему обыкновению, ибо мы имеем обычай и обручника называть мужем обрученной, хотя брак еще и не совершен.

Всех же родов от Авраама до Давида, родове четыренадесяте: и от Давида до преселения Вавилонскаго, родове четыренадесяте: и от преселения Вавилонскаго до Христа, родове четыренадесяте. Евангелист разделил роды на три части, дабы показать иудеям, что они и под управлением судей до Давида, и под управлением царей до преселения, и под управлением первосвященников до Христа, равно нимало не успевали в добродетели, и потому имели нужду в истинном Судие, Царе и Первосвященнике, который есть Христос, ибо Христос, по пророчеству Иакова, пришел по прекращении царей. Но как от преселения Вавилонского до Христа четырнадцать родов, когда оказывается только тринадцать лиц? Если бы в родословие можно было вводить женщин, то мы могли бы причислить и Богородицу Марию, и таким образом восполнить число. Но женщина не входит в родословие. Как же это разрешить? Некоторые говорят, что Евангелист поставил в счет с лицами преселение.


Святого отца нашего Иоанна, Архиепископа Константинопольского, Златоустого, беседа на Святое Евангелие от Матфея

Книга родства Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля.

Помните ли наш совет, какой мы дали вам недавно, прося выслушивать все, что говорится, с совершенным молчанием и тишиною, приличною тайнам? Я напомнил вам об этом совете потому,

что теперь намерены мы вступить в священные двери, и войти в град великого Царя. Иудеи еще за три дня получили повеление воздержаться от совокупления с женами и вымыть одежды, когда им надлежало приступить к горящей горе, огню, тьме и буре, или лучше сказать, не приступить, но видеть и слышать сие издали, и они, как и сам Моисей, находились в трепете и страхе. Тем больше любомудрия должны доказать мы, желая слышать такие важные слова и не издали стоять, при дымящейся горе, но взойти на самое небо: мы должны вымыть не одежду телесную, но очистить одежду души, освободиться от всего житейского. Вы увидите не мрак, не дым, не бурю, но самого Царя, сидящего на престоле неизреченной славы, и ангелов и архангелов, предстоящих Ему со страхом, а с бесчисленными их тьмами - и сонмы святых.

Таков Божий град, вмещающий в себе церковь первородных праведных духов, множество ангелов, ту честную кровь кропления, посредством которой все соединено, небо приняло земное, земля приняла небесное, и настал мир, давно вожделенный для ангелов и святых. В сем граде водружено блистательное и славное знамение креста, доспехи Христовы, начатки нашего естества, корысти нашего Царя. Все это подробно узнаешь из Евангелий. И ежели пойдешь за нами в надлежащем безмолвии, то можем провести тебя везде и показать, где лежит смерть, пригвожденная ко кресту, где повешен грех, где многочисленные и дивные памятники сей войны, сей битвы. Здесь увидишь связанного мучителя и за ним множество пленников: увидишь ту твердыню, из которой проклятый демон в прежнее время всюду делал свои набеги: увидишь убежища и пещеры сего разбойника, уже разоренные и открытые: ибо и туда приходил Царь, пред которым все пало. Не утомляйся, возлюбленный. Если кто станет рассказывать тебе о видимой войне, о трофеях и победах, ты не можешь наслушаться и забываешь о пище и питии при таком рассказе. Но если то повествование так приятно, то гораздо более настоящее. Представь, не восхитительно ли слышать, как Бог, восстав с небес и с царского престола, сошел на землю и в самый ад, как ополчился на брань, как диавол боролся с Богом, впрочем, не с Богом явным, но с Богом, скрытым в человеческом естестве. И что особенно удивительно, ты увидишь, что смерть разрушена смертью, что клятва истреблена клятвою, что мучительство диавола прекращено тем самым, что давало ему силу. Итак встанем и не будем предаваться сну: я вижу врата уже отверстыми для вас, взойдем в них со всем благочинием и трепетом: вступим в самые двери. Какие двери?

Книга родства Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля (Мф.1:1). Что ты говоришь? обещался говорить о Единородном Сыне Божием, а упоминаешь о Давиде, о человеке, который родился после бесчисленных родов, и называешь его отцом и прародителем? Подожди, не все вдруг желай узнать, но постепенно и мало помалу. Ты стоишь еще в дверях у самого порога: для чего спешишь во внутренность? ты хорошо не осмотрел еще всего внешнего. И я пока не говорю тебе об оном рождении, ни даже о том, которое было после: оно неизъяснимо и неизреченно. Еще прежде меня сказал тебе об этом пророк Исаия: род же Его кто исповесть (Ис.53:8)?

Итак мы теперь говорим не о вечном рождении, но о дольнем и земном, бывшем при тысяче свидетелей. Да и о сем будем говорить только то, что для нас возможно, по мере полученной нами благодати Духа. Ибо и о сем рождении нельзя говорить со всею ясностью: потому что и оно весьма чудно. Итак не думай, будто слышишь о сем рождении: но слыша, что Бог пришел на землю, размысли и трепещи. Это было так удивительно и чудно, что и ангелы хором воздали славу Богу за весь мир, и пророки задолго прежде изумлялись от того, что Он на земли явися и с человеки поживе (Вар.3:38). Ибо весьма странно слышать, что Бог неприступный, неизреченный, непостижимый и равный Отцу, благоволил пройти чрез девическую утробу, родиться от жены, иметь предками Давида и Авраама. И что говорю: Давида и Авраама? даже, что еще удивительнее, тех жен блудниц, о которых мы недавно упоминали. Слыша сие, не представляй себе ничего низкого. Напротив тем больше дивись, что Сын безначального Отца, Сын истинный, благоволил называться сыном Давидовым, дабы тебя соделать сыном Божиим: благоволил иметь отцом Своим раба, дабы для тебя раба сделать Отцом Господа. Видишь ли в самом начале, каковы Евангелия. Когда ты слышишь, что Сын Божий есть сын Давидов и Авраамов, то уже не сомневайся, что и ты, сын Адамов, будешь сыном Божиим. Ибо Он не стал бы напрасно и попусту так уничижать Себя, если бы не хотел нас возвысить. Он родился по плоти, дабы ты родился Духом: ибо тем, что родился от жены, Он уподобился нам: а тем, что родился не от крови, не от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Святого Духа, предвещает о высшем и будущем рождении, которое намерен даровать нам от Духа. Таково же было и все прочее: таково было и крещение: оно имело нечто ветхое, и нечто новое. Ибо принять крещение от пророка, показывает нечто ветхое: а что сходит Дух, показывает нечто новое. Представь, что кто-нибудь, став между двумя человеками, стоящими друг от друга в отдалении, протянул к ним руки, одну к тому, другую к другому, и соединил обоих: так поступил Христос Сын Божий, соединяя ветхий завет с новым, божественное естество с человеческим. Свое с нашим, небесное с земным. Видишь ли блеск града Божия? Каким светом осиял тебя при самом входе! Как тотчас показал тебе Царя в твоем образе, точно посреди стана! Ибо в стане царь не всегда является в

собственном величии: но часто, сложив порфиру и диадему, облекается в одежду воина. Впрочем земной царь так поступает для тою, чтобы, став известным, не привлечь к себе неприятелей: а Царь небесный напротив для того, чтоб сделавшись известным, не заставить врага бежать прежде сражения с Собою, и не привести в смятение Своих. Ибо Он старается спасать, а не страшить. Посему и назван сим именем: Иисус. Ибо имя Иисус есть не греческое, а еврейское: на греческом языке означает оно: Спаситель. А Спасителем Он называется потому, что спас народ Свой.

Видишь ли, как евангелист воскрилял слушателя, говоря обыкновенным образом, и однако ж всем нам показывая то, что выше всякого чаяния? и то и другое из сих имен было весьма известно иудеям. Так как надлежало совершиться необычайному, то предшествовали образы и самых имен, дабы тем заранее было отвращено всякое неприятное чувство от новизны. Так, преемник Моисеев, введший народ в обетованную землю, называется Иисусом. Вот образ, а вот и истина: тот ввел в землю обетованную, а сей ведет на небо, ко благам небесным: тот после смерти Моисея, а сей как царь вселенной. Но дабы ты, слыша имя: Иисус, не приведен был в заблуждение сходством имен, евангелист присовокупил: Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля. Преемник Моисея не был сыном Давидовым, а происходил из другого калена.

Но почему евангелист не сказал прежде: сына Авраамова и потом уже: сына Давидова? Потому, что Давид был в особенной славе у всех иудеев, как по своей знаменитости, так и по времени, ибо умер не так давно, как Авраам. Хотя Бог дал обетование и тому и другому, но об обетовании, данном Аврааму, как о давнем мало говорили, а обетование, данное Давиду, как недавнее и новое, было у всех в памяти. Иудеи сами говорят: не от семени ли Давидова и от Вифлеемская веси, идеже бе Давид, Христос приидет (Ин.7:42)? И никто не называл Христа сыном Авраамовым, а все называли сыном Давидовым.

Но из чего видно, спросишь ты, что Христос происходит от Давида: Он родился не от мужа, а только от Жены, а родословия Девы у евангелиста нет. Итак почему можем знать, что Христос был потомок Давида? Здесь встречаются два вопроса: почему не показано родословие Матери, и для чего упоминается об Иосифе, который не участвовал в рождении Христа? Одно кажется излишне, а другого недостает. Что же прежде нужно решить? То, происходит ли Дева от Давида? Слушай, Бог Гавриилу повелевает идти к Деве, обрученной мужеви, емуже имя Иосиф, от дому и отечества Давидова (Лк.1:27). Чего желать яснее, когда слышишь, что Дева была от дому и отечества Давидова?

Отсюда видно, что и Иосиф происходил из сего же поколения? ибо был закон, которым повелевалось брать жену не из иного, а из того же колена. А патриарх Иаков предсказал, что Христос произойдет от колена Иудова, говоря: не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, дондеже приидут отложеная ему (которому отложено): и той чаяние языков (Быт.49:10). Если же желаешь и другого доказательства, не будем в недостатке. У иудеев не позволено брать жены не только из другого колена, но и из другого рода, или племени. А посему ежели отнесем слова - от дому и отечества Давидова - к Деве, то сказанное будет несомненно: а ежели отнесем к Иосифу то сказанное о нем будет относиться и к Деве. Ибо ежели Иосиф был от дома и отечества Давидова: то взял он жену не из иного рода, а из того же, из которого происходит сам. Скажешь: а что, ежели он поступил против закона? Евангелист предупредил таковое твое возражение и засвидетельствовал, что Иосиф был праведен. Получив сведение о его добродетели, ты не можешь говорить, что он нарушил закон. Будучи столько человеколюбив и беспристрастен, что даже тогда, когда тревожило его подозрение, он не захотел подвергнуть Деву истязанию, нарушил ли бы он закон для плотского удовольствия? Стоя своим умом выше закона (ибо отпустить, и отпустить тайно, свойственно было человеку, стоявшему выше закона), сделал ли бы он что-нибудь беззаконное, и притом без всякой побудительной причины?

Но если бы евангелист представил родословие Девы, то его почли бы нововводителем: посему, дабы мы знали, кто была Мария и откуда происходила, и дабы в тоже время не был нарушен обычай, он представил родословие Ее обручника и показал, что он происходит из дома Давидова. Ибо когда это доказано, тогда в тоже время доказано, что и Дева была из того же рода. Можно привести и другую причину более таинственную, по которой умолчано о предках Девы; но теперь не время открывать ее потому, что уже много говорено. Итак окончив сим исследование наших вопросов, постараемся сохранить в твердой памяти то, что объяснялось для нас. Ежели все это сохраните в памяти, то возбудите во мне большую готовность к изъяснению последующего: если же оставите без внимания, и не удержите в памяти, то и у меня будет менее охоты изъяснять прочее. И земледельцу не охотно возделывать ту землю, на которой погибли прежде посеянные им семена. Посему прошу вас обдумать сказанное. От подобных размышлений происходит великое и спасительное благо для души. Ибо ими мы можем угодить Богу, и уста наши, при духовных беседах, не осквернятся укоризнами, срамословием и ругательством. Мы

соделаемся страшны и для демонов, когда вооружим язык свой такими беседами. Мы в большей мере привлечем к себе благодать Божию, и взор наш соделается проницательнее в отношении к божественным предметам: ибо Бог дал нам зрение, уста и слух для того, чтобы все наши члены служили Ему, и чтоб мы непрестанно воссылали Ему благодарения. Как тело, наслаждаясь чистым воздухом, бывает здоровее: так и душа, питаясь сими размышлениями, становится умнее.

Не случалось ли тебе видеть, что из телесных глаз, когда они долго побудут в дыму, текут слезы, а на свежем воздухе, на лугах, при источниках и в садах, они делаются острее и здоровее? Тоже бывает и с зрением душевным. Если оно обращено на луг духовных писаний, то делается чистым, ясным и проницательным, так что может видеть наветы бесовские: а если остается в дыму житейских попечений, непрестанно будет испускать слезы, плакать в сем и будущем веке. Ибо дела человеческие подобны дыму, и ничто не причиняет столько болезни душевному зрению и не мутит его, как множество житейских попечений и пожеланий. Как обыкновенный огонь, охватывая вещество влажное и промокшее, производит большой дым: так и всякая похоть рождает большой дым и наводит тьму забвения, когда объемлет чью либо душу, страстную и слабую.

Итак мы непрестанно имеем нужду в молитвах и чтении божественного писания, дабы угасить огнь страстей и разогнать дым житейской суеты: ибо ничто не приносит столь великой пользы, как молитва и чтение божественного писания. если мы упражняемся в них с трезвенным умом. Это есть пища души, ее украшение, ее жизнь, врачевство и укрепление ума. Этим мы должны украшаться, этим должны возводить к совершенству слуг, детей, жен, друзей и врагов обращать в друзей. Так и великие мужи, други Божии, достигали совершенства. Давид, по своем грехопадении, как скоро внял славу поучения, тотчас показал в себе прекраснейший образец покаяния: и апостолы, при помощи слова Христова, соделались тем, чем были в последствии и обратили весь мир.

Но какая, скажешь, польза, когда иной слушает, но не исполняет того, что слышит? Не малая польза будет и от одного слышания. Узнаешь сам себя, вздохнешь, а может быть, дойдешь до того, что будешь исполнять слышанное. А кто не знает и того, что он согрешил, может ли перестать грешить? Может ли узнать свои грехи? Итак не будем пренебрегать слушанием св. писания. Не позволять себе видеть сокровища, чтоб не обогатились, это - умысел диавола. Он представляет нам, что (слушать Божий закон ничего не значит, опасаясь, чтоб, слушая его, мы не расположились исполнять его. Итак, зная этот пагубный умысел его, оградимся со всех сторон духовными песньми, молитвами и священным писанием, дабы, окружившись сим оружием, не только самим не попасть в плен, но и сокрушить его главу, а за сие увенчаться славными победными знаками и достигнуть будущих благ, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

Святого отца нашего Иоанна, Архиепископа Константинопольского, Златоустого, беседа на Святое Евангелие от Матфея

Иисус Христово рождество сице бе. Скажи мне, о каком рождении говоришь ты? Ты уже сказал о предках. Хочу, говорит евангелист, сказать и об образе рождения. Видишь ли, как он возбудил внимание слушателя? Поелику намеревался повествовать о дивном таинстве, каково есть рождение от Девы: то сперва изобразил родословие и, желая покрыть сию тайну, упомянул о муже Марии, Иосифе. Теперь же повествует о самом рождении.

Обрученный бо бывши Матери Его Марии Иосифови. Не сказал: Деве, но просто: Матери, дабы речь была понятнее. Но приведя слушателя сперва в ожидание услышать нечто обыкновенное, и удержав его в сем ожидании, вдруг изумляет, изображая необыкновенное.

Прежде даже не снитися има, обретеся имущи во чреве от Духа Свята. Не сказал: прежде, нежели приведена была в дом к жениху: ибо Она уже жила у него в доме, так как древние имели обыкновение охранять обрученных в собственном доме, чему и ныне еще можно видеть примеры. Так и зятья Лотовы по обручении жили вместе с ним в его доме. Так и Мария жила в одном доме с Иосифом.

Вопрос: Почему не прежде обручения Она зачала во чреве?

Ответ: Я не напрасно говорил, что размышления сии, по свойству своему, весьма глубоки. Мы уже сказали, почему евангелист описывает родословие Иосифа, который нимало не участвовал в рождении Иисуса Христа. Теперь надобно открыть другую тайну, которая таинственнее и сокровеннее первой.

Вопрос: Что это за тайна?

Ответ: (Бог) не хотел, чтобы при самом рождении известно было иудеям, что Христос родился от Девы; и чтобы Дева пострадала от них. Впрочем не смущайтесь, если сказанное мною для вас странно: я говорю здесь не свои слова, но слова отцов наших, дивных и знаменитых мужей. Если Христос и многое первоначально скрывал, называя Себя сыном человеческим: если Он и не везде ясно открывал нам Свое равенство со Отцом: то чему дивиться, если Он и сие прикрыл, устрояя дивное и великое таинство?

Вопрос: Что же здесь дивно, скажешь ты?

Ответ: Дивно то, что Дева сохранена и избавлена от худого подозрения. Если бы иудеи знали об этой тайне в начале: то побили бы Деву камнями и осудили бы, как блудницу. Если уже и в таких случаях, коих примеры часто встречались им еще в ветхом завете, они обнаруживали свое беспокойство, и когда Христос изгонял бесов, называли Его беснующимся, когда исцелял больных в субботу, почитали Его противником Бога, хотя суббота и прежде часто была нарушаема: то чего не сказали бы, услышав, что Дева рождает? Им благоприятствовало бы и все предшествующее время, которое не представляет ничего подобного тому, что Дева родила. Если они и после стать многих знамений еще называли Его сыном Иосифа: то каким образом прежде сих знамений поверили бы, что Он родился от Девы? Посему-то и представляется родословие Иосифа, и он обручается с Девою. Если даже Иосиф, этот праведный и чудный муж, возымел помысл сомнения касательно Девы, и многое нужно было, чтобы удостовериться ему в событии, если и для него нужно было явление ангела, видение во время сна и свидетельства пророческие: то как могли принять сию тайну иудеи, которые были лукавы и развращены? Посему и апостолы не говорили часто о рождении Его, но о воскресении многократно возвещали. Даже сама Матерь Его не дерзала объявлять о сем. Посмотри, что говорят Она Ему самому: се Аз и отец Твой искахом Тебе (Лк.2:48). Потому что, если бы сие последнее было заподозрено, то Его не стали бы почитать сыном Давидовым, а от непризнания Его сыном Давидовым произошло бы много и других зол. Посему к ангелы не всем сказывают об этом рождении, а объявили одной Марии и Иосифу: когда же благовествовали пастырям о рождшемся Младенце то не присовокупили, что Он родился от Девы.

Так, когда Иосиф удостоверился, что Рождшееся от Духа есть Свята: то, устранив всякое подозрение, не только не отсылает Ее от себя и не бесчестит, но принимает и оказывает Ей услуги во время беременности и благоговейно чтит Ее. Явно, что, не будучи твердо удостоверен в зачатии по действию Святого Духа, не стал бы держать Ее у себя и служить Ей. Притом, весьма выразительно сказал евангелист: обретеся имущи во чреве, - как обыкновенно говорится о происшествиях особенных, случающихся сверх всякого чаяния и неожиданных. Итак не простирайся далее, не требуй ничего больше сказанного и не спрашивай: каким образом Дух образовал Младенца в Деве? Ибо ежели при естественном действии невозможно объяснить способа сего образования: то как можем мы, жители земли, объяснить сие, когда чудодействовал Дух, и когда это таинство недоведомо для самих ангелов? И дабы ты не беспокоил евангелиста и не утруждал его частыми вопросами о сем, он освободил себя от всего, наименовав совершившего чудо. Ничего, говорит, больше не знаю, а знаю только, что Рождшееся в Ней рождено от Духа. Устыдитесь вы, желающие постигнуть сверхъестественное рождение! Ибо ежели никто не может изъяснять того рождения, о котором есть тысячи свидетелей, которое за столько веков предвозвещено, которое было видимо и осязаемо: то крайне безумны те, которые с любопытством исследуют и тщательно стараются постигнуть то высшее, неизреченное рождение. Ни Гавриил, ни Матфей не могли ничего более сказать, кроме того что Рождшееся от Духа есть: но как и каким образом родилось от Духа, сего не объяснил ни тот ни другой: потому что это было не возможно. Не думай также, что ты все узнал, когда слышишь, что Христос родился от Духа. При таком сведении мы еще многого не знаем, например: как Невместимый вмещается в утробе? как все Содержащий рождается от Жены? как Дева рождает и остается Девою? как Он именуется происшедшим от корене Иессеева? как именуется жезлом? Сыном человеческим? Цветом? как и Марию назвать материю? как сказать, что Христос произошел от семени Давидова? воспринял зрак раба? как Слово бо плоть бысть (Ин.1:14)? как Павел говорит римлянам: от нихже Христос по плоти, сый над всеми Бог (Рим.9:5)? Из сих слов и из многих других видно, что Христос произошел от нас, от нашего состава, из девической утробы, а каким образом, того не видно. Итак и ты не разыскивай, но верь тому что открыто, и не старайся постигнуть то, что умолчано.

Иосиф же муж Ея, праведен сый, и не хотя ее обличити, восхоте тай пустити ю. Сказавши, что Рождшееся в Деве есть от Духа Святого и зачато без плотского совокупления, он приводит на сие новое доказательство, чтобы кто либо не вопросил: откуда это известно? кто видел, и кто слышал, чтобы когда либо рождала Дева? Посему, дабы никто не подозревал, что евангелист,

желая возвысить Учителя, пишет сие, он приводит в удостоверение слова Иосифа, который тем самым, что с ним происходило, утверждает в нем веру в сказанное. Указывая на сего свидетеля, евангелист как бы так говорил: ежели ты не веришь мне и подозреваешь мое свидетельство, то поверь сему праведному мужу.

Иосиф же муж ее праведен сый. Здесь он называет праведным того, который имеет все добродетели. Иосиф, будучи праведен, то есть, добр, кроток, истинен, восхоте тай пустити ю. Для того евангелист описывает случившееся прежде, чем узнал о том Иосиф, чтобы ты не сомневался в происшедшем после того, как узнал он. Хотя подозреваемая не только заслуживала обличения, но закон повелевал даже наказать Ее: впрочем Иосиф избавил Ее не только от большего, но и от меньшего, то есть, от стыда, не только не хотел наказать, но не захотел и обличить. Не признаешь ли в сем мужа мудрого и свободного от мучительной страсти? Вы сами знаете, что такое ревность. Посему-то вполне знавший оную пророк сказал: исполнена бо ревности ярость мужа ея, не пощадит в день суда (Притч.6:34). И: жестока яко ад ревность (Песн.8:6). Мы знаем, что многие лучше готовы лишиться жизни, нежели впасть в подозрение ревнивости. А здесь было подозрение, когда Дева изобличалась ясными признаками беременности: но Иосиф был столько праведен и чужд страсти, что не захотел причинить Деве даже и малейшего огорчения. Поелику оставить Ее у себя казалось противным закону, а обнаружить дело и представить Ее в суд, значило предать Ее на смерть: то он не сделал ни того, ни другого, но восхоте тай пустити ю. Он поступил выше закона, обнаруживая свою добродетель: ибо по пришествии благодати, надлежало явиться многим знамениям высокой мудрости и жизни. Как солнце, не показавши еще лучей, издали освещает зарею большую часть вселенной: так и Христос, имея воссиять от ложесн Девы, прежде нежели родился, уже просветил всю вселенную. Посему-то еще до рождения Его, пророки и жены предсказывали будущее. И Иоанн, еще не выйдя из утробы, взыгрался во чреве. Посему и Иосиф показал здесь великую мудрость: ибо не обвинил и не укорил Девы, а только намереваются отпустить Ее. Когда же дела находились в таком положении, и он был в затруднении относительно своих обязанностей, является ангел и разрешает все недоумения. Здесь достойно исследования то, почему ангел не пришел прежде сего, когда Иосиф не имел еще таких мыслей: но явился, когда он уже помыслил.

Сия же ему помыслившу, се ангел Господень во сне явися ему, говорит евангелист. Почему Дева, слышавшая прежде от ангела благовестие, не открыла ему сего, и, видя обручника в смущении, не разрешила его недоумения? Почему и ангел не сказал Иосифу прежде его смущения? Для чего не сказал, говоришь ты? Для того, чтоб и Иосиф не обнаружил неверия, и с ним не случилось того же, что с Захариею. Не трудно поверить делу, когда оно уже пред глазами. По сей же причине молчала и Дева: ибо думала, что не уверит жениха, сказавши о необыкновенном деле, а напротив более огорчит его, подав мысль, что прикрывает сделанное преступление. Ежели сама Она, когда должна была принять толикую благодать, судить по-человечески и говорить: како будет сие, идеже мужа не знаю (Лк.1:34): то гораздо более усомнился бы Иосиф, особенно когда услышал бы о сем от подозреваемой жены. Посему Дева во все не объявляла ему, а когда потребовали обстоятельства, явился ангел. Сия же ему помыслившу, се ангел Господень во сне явися ему. Примечаешь ли скромность мужа? Не только не наказал, но и не сказал никому, даже самой подозреваемой: а только размышлял с собою! И не сказано, что он хотел изгнать Ее, но отпустить: столько он был кроток, милостив и добросердечен!

Вопрос: Но для чего не наяву пришел ангел к Иосифу, как являлся пастырям, Захарии и Деве?

Ответ: Потому что Иосиф имел много веры и не нуждался в таком явлении. Для Девы нужно было необыкновенное явление прежде события, потому что благовествуемое было весьма важно, - важнее возвещенного Захарии: а пастыри были люди простые, и потому имели нужду в более явственном явлении. Но Иосиф, как муж благоразумный, готов был к вере, и если бы только явился кто-нибудь и наставил его: то он легко принял бы откровение: посему и явился ему ангел во сне.

Иосифе, сыне Давидов, не убойся прияти Мариам жены твоея. Тотчас приводит ему на память Давида, от которого должен был произойти Христос, и не дает ему оставаться в смущении, наименованием предков напомянув об обетовании, данном всему роду. Сказавши же не убойся, показывает, что Иосиф боялся оскорбить Бога, содержа в доме как бы прелюбодейную. Изрекши же имя Марии - Девы, Ангел не остановился на сем, но присовокупил: жены твоея. Сим именем он не назвал бы Ее, если бы Ее девство было растлено. Женою же называет здесь обрученную. Что значит: прияти? То есть, удержать у себя в доме: ибо Иосиф мысленно уже отпустил Деву. Ее, говорит ангел, поручает тебе Бог, а не родители: поручает же не для брака, но чтобы жить вместе с Нею, вручает, объявляя о том чрез меня. Как Христос после поручил Ее ученику, так ныне поручается Она Иосифу. Ибо, говорит. Она не только чиста от беззаконного смешения, но и зачала во чреве сверхъестественно. Посему не только отложи страх, но и возрадуйся.

Ибо родившееся в Ней от Духа есть Свята. Дивное дело, превосходящее человеческое разумение и превышающее законы природы!

Вопрос: Чем уверится муж, не знавший сего?

Ответ: Открытием прошедшего, говорит ангел. Ибо для того он обнаружил все, что происходило в уме его, чем он был смущен, чего боялся и на что решался, дабы чрез сие уверить и в этом, или лучше, уверить его не только прошедшим, но и имеющим быть после сего.

Родит же сына, и наречеши имя Ему Иисус. Поелику Родшееся от Духа есть Свята: то не подумай, что ты устранен от служения при воплощении Его. Хотя ты не имеешь никакого участия в рождении, однако ж преимущество дать имя рождаемому я предоставляю тебе: ты наречеши имя Младенцу. Хотя Он не твой сын, но ты будь Ему вместо отца. Потом, дабы кто либо не заключил из сего, что Иосиф есть отец, послушай с какою осторожностию ангел говорит далее. Родит же сына. Не сказал: родит тебе, но выразился неопределенно: родит. Ибо Мария родила не ему только, но целой вселенной. Для того и имя принесено ангелом с небес, указывающее на божественное естество: ибо еще прежде рождения ангел возвещает в сем имени о благах, какие дарованы будут Родившимся всему миру.

Вопрос: Какие эти блага?

Ответ: Освобождение от грехов и спасение.

Той бо спасет люди своя от грех их. В сих словах показывается, как высоко это спасение: ибо благовествуется освобождение не от чувственных браней, ни от плена варварского, но, что гораздо важнее сего, освобождение от грехов, от которых прежде никто не мог освободить.

Вопрос: Для чего же сказано: люди своя. а не присовокуплено: и вся языки?

Ответ: Для того, чтоб иудеи, слыша о язычниках, не соблазнились. Но сведущему дано разуметь и о язычниках: потому что люди Его - не одни иудеи, но и все приходящие к Нему и приемлющие от Него познание тайны Его.

Той бо спасет люди своя от грех их. Здесь ангел показывает, что Рождающийся есть Сын Божий: ибо, кроме божественного существа, никто другой не может отпускать грехов.

Итак, получив такой дар, примем все меры, чтобы не поругать толикого благодеяния. Ежели грехи наши достойны были наказания и прежде сей чести, то тем более после сего неизреченного благодеяния. И это говорю теперь не без причины, но поелику вижу, что многие после крещения живут небрежнее некрещеных, и даже не имеют никакого признака христианской жизни. Посему ни на торжище, ни в церкви не скоро различишь, кто верующий, и кто неверующий: разве только когда, присутствуя при совершении таинств, увидишь, что одни бывают высылаемы, а другие остаются в храме. Но надлежало бы отличаться не по месту, а по делам: ибо достоинства внешние обыкновенно познаются по внешним признакам: а наши достоинства надобно распознавать по душе. Верующий должен быть виден не только по причащению святых таин, но и по новой жизни и богоугодным делам. Верующий должен быть светильником мира и солью земли. А ежели ты не светишь и себе, не предотвращаешь и собственной гнилости; то по чему нам узнать, что ты истинный христианин и достойно причащаешься святых таин? Но причащаясь только по обычаю, ты уготовляешь душе своей многая муки. Верующий должен блистать не тем одним, что получил от Бога, но и тем, что сам прибавил к тому: надобно, чтобы он по всему был виден: и по поступи, и по взору, и по виду, и по голосу, а более всего по добрым делам. Сказал же я о сем для того, чтобы нам творить добрые дела не для показа, а для пользы тех, кто смотрит на нас, и украшать себя ими для угождения Богу. А теперь, с которой стороны ни стараюсь распознать тебя, везде нахожу тебя в противоположном состоянии. Хочу ли заключить о тебе по месту? - я вижу тебя на конских ристалищах, и в театрах: вижу, что ты проводишь дни в беззакониях, составляешь злые толки в худых сходбищах, и сообщаешься с людьми развратными. Хочу ли заключать о тебе по виду твоего лица? - опять вижу, что ты непрестанно смеешься и рассеваешься, подобно развратной блуднице, у которой никогда не закрывается рот. Стану ли судить о тебе по одежде? - вижу, что ты наряжен ничем не лучше комедианта. Или - по спутникам твоим? - ты водишь за собою тунеядцев и льстецов. По словам? - слышу, что ты не произносишь ничего здравого, дельного, полезного в нашей жизни. По твоему столу? - здесь открывается еще более причин к осуждению. О подобных таким людях говорит апостол: имже бог чрево (Флп.3:19).

Итак скажи мне, по чему могу узнать, что ты верный христианин, когда все исчисленное мною и другое многое уверяет в противном? и что говорю: верный христианин? даже и того, человек ли ты, не могу узнать подлинно: ибо стучишь ты ногою как осел: скачешь как вол, ржешь на женщин как конь: объедаешься как медведь: насыщаешь тело как лошак: злопамятен как верблюд: хищен как волк: сердит как змея: язвителен как скорпион: пронырлив как лисица: хранишь в себе яд злобы, как аспид и ехидна: враждуешь на братьев, как демон лукавый. Как я могу счесть тебя за человека, не видя в тебе свойств естества человеческого? ища образа верного христианина, не могу найти разности даже между человеком и зверем. Чем же назову тебя? зверем? Но у каждого зверя один какой-нибудь из сих пороков; а ты, совокупив в себе все означенные пороки, далеко превосходишь их своим неразумием. Назову ли тебя демоном? но демон не служит неистовству чрева и не жаждет денег. А когда в тебе больше пороков, нежели в зверях и демонах: то скажи мне, как могу назвать тебя человеком? Если же нельзя назвать тебя человеком: то как назову тебя верным? А что всего хуже, находясь в столь худом состоянии, мы и не думаем о безобразии своей души, не имеем и понятия о ее гнусности.

Итак, умоляю вас, не оставайтесь зверями! Ежели и раб не входит в дом Отца: то как можешь вступить в двери Его ты, будучи зверем? И что говорю: зверем? такой человек хуже всякого зверя. Зверь хотя по природе дик, однако часто посредством человеческого искусства делается кротким. А ты изменяешь природное им зверство в несвойственную их природе кротость, а свою природную кротость изменяешь в неестественное тебе зверство! Дикого по природе делаешь смиренным: а себя, кроткого по природе, против природы делаешь диким. Льва укрощаешь и делаешь ручным, а своему телу попускаешь быть неукротимее льва! В отношении к укрощению зверей - два затруднения, препятствующие их укрощению: во-первых то, что зверь лишен разума: во-вторых то, что зверство в нем есть природное свойство. Не смотря на это, по избытку данной тебе от Бога мудрости, ты преодолеваешь их природу. Как же ты, преодолевая в зверях природу, в себе самом, по собственной воле, не сохраняешь природного добра, данного тебе от Бога? Если бы Бог заповедал тебе сделать кротким другого человека, ты не почел бы Его заповеди невозможною, хотя и мог бы Ему возразить, что ты не господин чужой воли, и что он не зависит от тебя. Но теперь, когда Он убеждает тебя укротить собственного твоего зверя, над которым ты полный господин: то чем можешь оправдаться, не укрощая своей природы? Какое можешь представить извинение, когда из льва делаешь человека, а сам из человека делаешься львом? Диких зверей доводить до одинакового с человеками благородства, а себя самого низвергаешь с царского престола? Знай, если желаешь, что гнев есть зверь и лев.

Посему, возлюбленный, сколько другие усиливались над укрощением львов, столько и ты с усердием старайся соделывать себя тихим и кротким: ибо и гнев имеет страшные зубы и когти. Если не укротишь его; то он погубит все добрые дела твои. Он не только вредит телу, но, и еще более, расстраивает здравие души, поедая, терзая, растлевая всю силу ее: ибо каждая страсть, оставаясь в душе, немилостиво поедает нас каждый день. Лев, когда насытится, уходит: а страсти никогда не насыщаются и не отступают, доколе не отдадут пойманного ими человека диаволу.

Я говорю это не только о гневе, но и о всех других страстях: кто какою страстию увлекается, тот от нее и погибает. Мы увлекаемся не одною какою либо страстью, но постоянно служим многим страстям: и похищаем чужое, и обижаем, и собираем неправедное богатство, и презираем нищих и убогих, и ненавидим ближнего, и предаемся тщеславию, желая у всех быть в славе. Но для души нет никакой пользы от этой славы: ибо она тщетна: она потому и названа тщеславием, что ничего не приносить. Ежели презришь всю суету мира, будешь драгоценнее целого мира, подобно тем святым, ихже не бе достоин (весь) мир (Евр.11:38). Итак, чтобы тебе соделаться достойным царства небесного, презирай настоящее. Тогда и здесь получишь большую славу и насладишься будущими благами, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава в бесконечные веки. Аминь.
Продолжает блаженный Феофилакт

Той бо спасет люди своя от грех их. Имя Иисус не греческое, но еврейское, и означает Спаситель: Той бо, сказано, спасет люди своя - народ не только иудейский, но и языческий, который несомнительно уверует и сделается Его народом. От чего спасет: не от войны ли и плена? - нет, но от грех их. А это явно показывает, что имеющий родиться есть Бог, ибо прощать грехи свойственно одному Богу.

сие же все бысть, да сбудется, реченное от Господа пророком глаголющим. Не думай, будто это недавно стало угодно Богу; - нет, давно, прежде век: ибо ты, Иосиф, как воспитанный в законе,

знаешь пророков: вникни, что сказал Господь. Не сказал: реченное от Исаии, но от Господа, ибо не человек, а Бог говорил устами человека, посему пророчество и достоверно.

Се Дева во чреве приимет. Евреи говорят, что у пророка стоит не дева, но молодая женщина. На это надобно сказать, что в Св. Писании, юная женщина и дева - одно и тоже, ибо оно молодою и девою называет ее по ее нерастлению. Притом, если бы родила не дева, то как это могло бы быть знамением и чудом? ибо вот что говорит Исаия: сего ради даст Господь Сам вам знамение (Ис.6:14).

Вопрос: Какое знамение?

Ответ: се Дева во чреве зачнет, и родит. Посему если бы родила не дева, то не было бы и знамения. Итак евреи злонамеренно искажают Писание и вместо дева ставят молодая. Впрочем молодою ли женщиною, или девою называет Ее пророк, все должно в Родившей разуметь деву, дабы это было знамением, то есть, чудом.

И родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил: еже есть сказаемо, с нами Бог. Евреи говорят: почему же родившийся назван не Еммануилом, как сказал ангел Иосифу, а Иисусом Христом? на это скажи им, что пророк не сказал: наречешь, но - нарекут, то есть, самые дела покажут, что Он Бог, живущий с нами: ибо Св. Писание дает имена от дел, как например: нареки имя ему: скоро плени, нагло расхити (Ис. 8, 3): но где кто-нибудь назван таким именем? Поелику же как только родился Господь, как бы расхищено и пленено стало обольщение: то и говорится, что Он так назван по делам Его. Еммануил же еврейское имя и значит с нами Бог.

Востав же Иосиф от сна, сотвори, якоже повеле ему ангел Господень. Что же сотворил, восстав от сна? И прият жену свою. Евангелист постоянно называет Марию женою Иосифа, устраняя худое подозрение, и сказывая, что Она была женою не другого кого, а его. Заметь благоразумие Иосифа! Он тотчас удостоверился и, приняв Деву, стал служить Ей со страхом.

И не знаяше Ея, дондеже роди: то есть, никогда не совокуплялся с Нею: ибо слово дондеже означает здесь не то, будто только до рождества не знал Ее, а потом познал, но то, что совершенно никогда не познавал Ее. Писание часто так выражается. Так сказано: не возвратися ворон в ковчег, дондеже изсяче вода от земли (Быт.8:6): но он не возвращаются и после сего. Еще, Господь сказал: с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф.28:20). А после скончания разве не будет? Тогда тем паче будет с нами бесконечно. Так и здесь под словами - дондеже роди - разумей: не знал ее ни прежде, ни после рождения, подобно как и Господь будет с нами не только до скончания, но и, тем более, по скончании века. Да и как Иосиф прикоснулся бы к Пресвятой, когда совершенно знал ее неизреченное рождение?

Сына своего первенца. Называет Его первенцем не потому, будто был у Нее еще другой какой либо сын, но просто потому, что Он первый родился и притом единственный: ибо Христос есть и первородный, как родившийся первый, и единородный, как не имеющий брата.

И нарече имя Ему Иисус. Иосиф и здесь показывает свое послушание, потому что он исполнил все, что сказал ему ангел.

Глава 2

Иисусу же рождшуся в Вифлееме иудейстем. Вифлеем значит Дом хлеба, а иудея - исповедание. Да будем и мы чрез исповедание домом хлеба небесного.

Во дни Ирода. Евангелист упоминает об Ироде, дабы ты познал, что от колена иудина уже прекратились князи и цари, и должно было придти Христу. Ибо Ирод был не иудей, а идумеянин, сын Антипатра от жены аравитянки. Когда же прекратились князи иудовы, пришел Христос, чаяние языков, как пророчествовал Иаков (Быт.49:10).

Царя. Указывает на сан царя, потому что был еще другой Ирод, четверовластник.

Се волсви от восток приидоша во Иерусалим.

Вопрос: Для чего приходят волхвы?

Ответ: Для осуждения иудеев: ибо если волхвы, идолопоклонники, уверовали, то какое извинение остается иудеям? Также и для того, чтобы более просияла слава Христова от свидетельства волхвов, которые больше были враги Божии и служили демонам.

От восток. И это для осуждения иудеев: ибо те пришли поклониться Ему, не смотря на большое расстояние: а евреи, имея у себя Христа, только гнали Его.

Глаголюще: где есть рождейся Царь иудейский? Сказывают, что эти волхвы были потомки волхва Валаама, и что нашедши его предсказание: возсияет звезда от Иакова и погубит князи моавитския (Чис.24:17), поняли таинство Христово, и потому пошли, желая видеть Родившегося.

Видехом бо звезду Его на востоке. Слыша о звезде, не думай, что она была одна из видимых нами: нет, то была божественная и ангельская сила, явившаяся в образе звезды. Поелику волхвы занимались наукою о звездах, то Господь и привел их этим, для них знакомым знаком, подобно как Петра рыбаря, изумив множеством рыб, привлек ко Христу. А что звезда была сила ангельская, видно из того, что она ярко светила днем, шла, когда шли волхвы, стояла, когда не шли они: особенно же из того, что она шла с севера, где Персия, на юг, где Иерусалим: но звезды никогда не ходят от севера к югу.

И приидохом поклонитися Ему. Эти волхвы были, кажется, весьма добродетельны. Ибо если они пришли поклониться в чужой стране, то могли ли не проповедовать со всею смелостию в Персии?

Слышав же Ирод царь, смутися и весь Иерусалим с ним. Ирод смутился, как иноплеменник, боясь потерять царство: ибо знал, что оно не принадлежит ему. Но почему смущаются иудеи? им надлежало более радоваться, потому что их Царю еще в пеленах пришли поклониться цари персидские. Но злые люди поистине безумны! Они не хотели наследовать пророческих предсказаний.

И собрав вся первосвященники и книжники людския, вопрошаше от них: где Христос раждается? Первосвященники и книжники были учители народа. Их спрашивают по распоряжению Божию, дабы показали истину: и потому они подвергнутся осуждению, что распяли Того, Кого прежде признали царем.

Они же рекоша ему: в Вифлеем иудейстем: тако бо писано есть пророком. Каким пророком? Михеем, ибо он говорит: И ты, Вифлееме, земле иудова, ничимже менши еси во владыках иудовых (Мих.5:2). Этот город не обращал на себя внимания потому, что был мал: но после сделался славен, потому что из него произошел Христос: ибо теперь все от концов земли приходят для поклонения сему святому Вифлеему.

Из тебе бо изыдет Вождь. Хорошо сказал: изыдет, а не: останется в тебе; ибо Христос не остался в Вифлееме, но по рождении вышел из него, и жил большею частию в Назарете. Иудеи говорят, что это предсказано о Зоровавеле: но явно лгут и прельщают себя; ибо Зоровавель родился не в Вифлееме, а в Вавилоне. Вникни в имя его: Зоро значит семя и рождение, а Вавель - Вавилон, то есть: в Вавилоне зачатый или рожденный. Но и пророчество обличает их словами: исходи Его из начала, от дний века. Кого другого исходи из начала, и от дний века, как не Христа? Он имел два исхода, или рождения: первое изначала, искони, от Отца, второе от дней века, начавшееся от Богородицы, во времени. Пусть же скажут иудеи, искони ли произошел Зоровавель? Но им нечего сказать.

Иже упасет люди моя Израиля. Упасет, говорит, а не тиранствовать или пожирать будет. Другие, бывшие тогда цари, были не пастыри, но волки и хищники: а Христос есть Пастырь и Наставник, как и Сам говорит: Аз есмь пастырь добрый. Людьми же израилевыми называет уверовавших как из евреев, так и из язычников: ибо израиль значит: зрящий Бога: и потому все, зрящие Бога, суть израильтяне, хотя бы были из язычников.

Тогда Ирод тай призва волхвы. Тайно призвал их Ирод, опасаясь иудеев: ибо подозревал, что иудеи, быть может, скроют младенца и постараются спасти Его, как своего будущего избавителя. Посему тайно хотел погубить Его.

И испытоваше от них время явльшияся звезды, то есть, тщательно разведывал; потому что звезда явилась волхвам прежде рождения Господа. Так как им надлежало употребить много времени на путешествие: то звезда явилась им задолго, дабы они могли поклониться Ему, когда Он был еще в пеленах. Впрочем некоторые говорят, что звезда явилась им во время самого

рождения Его, и что волхвы шли два года и нашли Господа с матерью не в пеленах и не в яслях, а в доме, когда Ему было уже два года. Но ты лучше держись вышесказанного.

И послав их в Вифлеем рече: шедше испытайте известно о Младенце. Не сказал: о царе, а об Младенце: потому что не терпел и имени царя, чем и показал, как он свирепствовал на Него.

Егда же обрящете, возвестите ми, яко да и аз шед поклонюся Ему. Они же послушавше царя, идоша. Не имея в себе злонамеренности, они думали, что и он говорит не злонамеренно.

И се звезда, юже видеша на востоце, идяше пред ними. Звезда, по распоряжению Божию, скрывалась не надолго, для того, чтобы они спросили иудеев, и привели в смущение Ирода, а истина сделалась очевиднее: но когда они вышли из Иерусалима, она опять явилась и стала руководить их. Отсюда опять видно, что это была сила божественная, а не обыкновенная звезда.

Дондеже пришедши ста верху, идеже бе Младенец. И это было чудное знамение: звезда сошла с высоты, и, приблизившись к земле, указала им место. Ибо если бы она показалась им на высоте, то как могли бы они безошибочно узнать место, где был Христос? звезды занимают большое пространство. Поэтому и ты видишь луну, как будто она над твоим домом, а мне кажется, будто она стоит над моим домом: да и вообще всем представляется, что луна, или другая звезда стоит над их домом. Посему и та звезда не указала бы Христа, если бы не сошла вниз и не стала как бы над самою главою Младенца.

Видевше же звезду, возрадовашася радостию велиею зело. Возрадовались тому, что не ошиблись, а нашли, чего искали.

И пришедше в храмину, видеша Отроча с Мариею материю Его. Тотчас по рождении Дева положила Младенца в яслях, потому что не нашли тогда дома. После, вероятно, нашли дом, в который вошли к ним волхвы. Ибо пришли в Вифлеем, как говорит и Лука, чтобы там записаться в перепись, но, по причине многочисленного стечения народа для записания себя, сначала не нашли дома, и потому Господь родился в вертепе: в последствии же нашли дом, где Он и виден был волхвами.

И падше поклонишася Ему. Вот просвещенные души! Видели Его в бедности, и поклонились Ему. Они удостоверились, что это Бог, посему и принесли Ему дары, как Богу и как человеку. Ибо слушай:

И отверзше сокровища своя, принесоша Ему дары, злато, и ливан, и смирну. Золото принесли Ему, как царю, потому что царю даем мы, как подданные, золото: ливан, как Богу, ибо пред Богом воскуряем фимиам, а смирну, как имеющему вкусить смерть, ибо иудеи, при погребении намащали тело умершего смирною, дабы оно оставалось нетленным, потому что смирна, будучи суха, сушит влагу и не позволяет появляться червям, или гниению. Видишь ли веру волхвов? Они из Валаамова пророчества узнали, что Господь и Бог и Царь, и что Он умрет за нас. Но выслушай и пророчество Валаамово: возлег, говорит, почи яко лев (Числ.24:9), - вот царское достоинство, означаемое под образом льва, а выражение: возлег - означает умерщвление. Благословящии тя благословени, - вот божеское достоинство, потому что истинную силу благословения имеет только божественное существо.

И весть приемше во сне не возвратитися ко Ироду, иным путем отъидоша во страну свою. Заметь последовательность! Бог сперва звездою привел волхвов к вере: потом, когда пришли во Иерусалим, чрез пророка сказал им, что Христос рождается в Вифлееме; наконец дал им наставление чрез ангела. И они повиновались наставлению, то есть, божественному слову. Таким образом приемше весть, то есть, получив наставление от Бога, поругались Ироду, не побоялись и преследования его, но положились на силу Рожденного, и сделались истинными свидетелями.

Отшедшым же им, се ангел Господень во сне явися Иосифу, глаголя: востав поими Отроча и матерь Его. Вот для чего Бог попустил Деве быть обрученною! Здесь видно, что это сделал Бог, дабы Иосиф внимательно заботился о Ней. Но не сказал уже: поими жену твою, а: матерь Его. Потому что, как подозрение уже рассеялось и праведник уверился из чудес рождения, что все - от Духа Святого, то уже и не называет Ее женою его.

И бежи во Египет. Бежит Господь, дабы уверовали, что Он и истинный человек. Ибо, если бы Он, попавши в руки Ирода, не был убить, то подумали бы, что Он воплотился призрачно. Бежит во Египет, дабы освятить и его. Особенно два места были гнездом всякого нечестия: Вавилон и

Египет; итак от Вавилона Он принял поклонение чрез волхвов, а Египет освятил собственным присутствием.

И буди тамо, дондеже реку ти, - то есть, будь там до тех пор, пока не получишь повеления от Бога. И мы ничего не должны делать без воли Божией.

Хощет бо Ирод искати Отрочате, да погубит Е. Заметь безумие человека, желающего взять верх над волею Божиею: ибо если родившийся не от Бога, то чего боится? если же от Бога, то как может погубить Его?

Он же востав, поят отроча и матерь Его нощию, и отъиде во Египет: и бе тамо до умертвия Иродова: да сбудется реченное от Господа пророком глаголющим: от Египта воззвах Сына Моего. Иудеи говорят, что это сказано было о народе, изведенном из Египта Моисеем. Отвечаем: о народе это сказано прообразовательно, а истинно исполнилось на Христе. Притом же, кто есть сын Божий? ужели народ, поклонявшийся идолу Веельфегору и истуканам, или истинный Сын Божий, творивший чудеса?

Тогда Ирод видев, яко поруган бысть от волхвов. Как Фараону Бог посмеялся чрез Моисея, так Ироду посмеялся чрез волхвов, так как оба они, и Ирод и Фараон, были детоубийцы, - Фараон потому, что убивал в Египте еврейских детей мужеского пола, а Ирод потому, что избил детей вифлеемских.

Разгневася зело, и послав изби вся дети сущыя в Вифлееме. Разгневался на волхвов, за то что презрели его и не возвестили ему о Родившемся Царе, которого он хотел открыть и умертвить. Посему и велел избить всех младенцев, дабы вместе с ними убить и Помазанного. Для чего же попущено избиение младенцев? Для того, чтобы обнаружилась злоба Ирода. Притом младенцы не погибли, но сподобились великих даров. Ибо всякий, терпящий здесь зло, терпит или для оставления грехов или для умножения венцев. Так и сии дети больше увенчаны будут.

И во всех пределех его, от двою лету и нижайше, по времени, еже известно испыта от волхвов. Тогда сбыстся реченное Иеремием пророком глаголющим. Дабы кто не подумал, что избиение младенцев случилось без воли Бога, показывает, что Он знал это наперед и предсказал.

Глас в Раме слышан бысть. Рама занимала возвышенное место в Палестине, как и самое название ее означает высокая, и досталась в удел колену Вениаминову. Вениамин же был сын Рахили, а Рахиль погребена в Вифлееме. Пророк называет Вифлеем Рахилью, потому что она погребена была в нем.

Плачь и рыдание были слышны в Раме, то есть, на высоте, говорит далее пророк, потому что плачь и рыдание и вопль был мног.

Рахиль плачущися чад своих. Рахиль, то есть Вифлеем.

И не хотяше утешитися, яко не суть. Не суть только в сей жизни, ибо души бессмертны.

Умершу же Ироду. Горькую кончину имел Ирод: он изверг свою нечестивую душу, быв поражен горячкою, болью в животе, водяною в ногах, гниением тайного члена, порождавшим червей, одышкою, трясением тела и судорогами.

Се ангел Господень во сне явися Иосифу во Египте, глаголя: востав поими Отроча и Матерь Его, и иди в землю израилеву. Не говорит: бежи, но: иди, потому что страха уже не было.

Изомроша бо ищущии души Отрочате. Где Аполлинарий, который говорил, что Господь не воспринял души человеческой? Вот обличение против его лжемудрия!

Он же востав, поят Отроча и Матерь Его, и прииде в землю Израилеву, Слышав же яко Архелай царствует во иудеи, вместо Ирода отца своего, убояся тамо ити. Ирод оставил трех сыновей: Филиппа, Антипу и Архелая. Архелая назначил царем, а прочих тетрархами (четверовластниками). Иосиф убоялся идти в землю Архелая, то есть в Иудею, потому что и Архелай подобен был отцу своему.

Весть же прием во сне, отъиде в пределы галилейския. Галилея была земля не израильская, а языческая, посему иудеи смотрели на ее жителей с омерзением.

И пришед вселися во граде нарицаемом Назарет.

Вопрос: Как же Лука говорит, что Господь пришел в Назарет, спустя сорок дней по рождении, то есть, после того как принят был Симеоном, а Матфей здесь говорит, что Он пришел в Назарет по возвращении из Египта?

Ответ. Знай, что Лука сказал о том, о чем умолчал Матфей. Лука говорит, что Господь, проведши по рождении Своем сорок дней, пришел в Назарет: а Матфей повествует о том, что было между сим временем, то есть Господь бежал в Египет, и потом из Египта возвратился в Назарет. Итак они не противоречат друг другу: Лука говорит о прибытии в Назарет из Вифлеема, а Матфей о возвращении в Назарет из Египта.

Яко да сбудется реченное пророки: яко Назорей наречется. Какой пророк говорил о сем? Этого не находим ныне: ибо по нерадению евреев и по причине частых пленении много пророческих книг погибло. Впрочем, может быть, это пророчество известно было иудеям и по преданию. Назорей значит: освященный. Поелику же Христос свят, то прилично назывался и Назореем: ибо святым Израилевым Господь называется у многих пророков

Глава 3

Во дни же оны прииде Иоанн Креститель. Иоанн послан был от Бога для обличения иудеев, дабы они, познав свои грехи, покаялись и таким образом приняли Христа. Ибо кто не сознает своих грехов, тот не приходит в покаяние.

Итак послан был Иоанн, проповедая в пустыни иудейстей и глаголя: покайтеся. Иудеи были горды, посему Иоанн побуждает их к покаянию.

Приближибося царствие небесное. Царствием небесным называет первое и второе пришествие Христа и добродетельную жизнь. Ибо если мы, живя на земле, ведем себя по небесному, живем без страстей: то имеем царствие небесное.

Сей бо есть реченный Исаием пророком, глаголющим: глас вопиющаго в пустыни: уготовайте путь Господень, правы творите стези Его (Ис.41:3). Путем называет Евангелие, а стезями законные учреждения. Посему как бы так говорит: будьте готовы к евангельской жизни, и законные заповеди творите право, то есть духовно: ибо прав - дух. Итак когда ты видишь, что иудей разумеет подзаконный порядок плотским образом, скажи, что он не творит стезей правых, то есть, не духовно понимает закон.

Сам же Иоанн имеяше ризу свою от влас велблуждь. Иоанн располагал к покаянию и словом и самым видом своим: ибо носил одежду плачевную. Говорят, что верблюд есть животное среднее между чистым и нечистым: он чист, потому что отрыгает жвачку, и нечист, потому что имеет нераздвоенные копыта. Поелику же Иоанн приводил к Богу и мнимо-чистый народ - иудейский, и нечистый - языческий, и был срединою между ветхим и новым заветом: то он и носил одежду из верблюжьих волос.

И пояс усмен о чреслех своих: снедь же его бе пружие и мед дивий. Все святые в писании представляются опоясанными, как непрестанно пребывающие в труде (ибо нерадивые и преданные чувственности, как например сарацины, не опоясываются): они представляются опоясанными кожаным поясом, как умертвившие в себе страсти плотского вожделения, потому что кожа есть часть мертвого животного. Некоторые думают, что пружие (акриды) суть верхушки травы, которая иначе называется мелагра: а иные разумеют под сим дикие яблоки. Под диким медом разумеется мед диких пчел, полагаемый ими в деревах и между камнями.

Тогда исхождаше к нему Иерусалима, и вся иудея, и вся страна иорданская, и крещахуся во Иордане от него, исповедающе грехи своя. Хотя и крестились, но Иоанново крещение не имело силы отпущать грехи. Иоанн проповедовал только покаяние, и приготовлял к оставлению грехов, то есть, вел к крещению Христову, которым даруется отпущение грехов.

Видев же (Иоанн) многи фарисеи и саддукеи грядущия на крещение его, рече им. Фарисей значит отделенный, так как они почитались людьми отличными от других и превосходящими других по жизни и познаниям. Саддукеи не верили ни в воскресение, ни в бытие ангела и духа. Слово же саддукеи значит праведные: ибо седек - означает праведность. Они или сами себя называли праведными, или так назывались по ересеначальнику их Садоку. И фарисеи и саддукеи шли к крещению не с доброю мыслию, как прочие, потому Иоанн и обличает их.

Рождения ехиднова, кто сказа вам бежати от будущаго гнева! Иоанн строго говорил к ним, зная их строптивость: впрочем отчасти и похвалил, говоря: кто сказа вам? он дивится, как случилось, что этот злой род пришел в себя. Называет их исчадиями ехидниными, потому что как сии при рождении прогрызают утробу (матери), так и они убивали отцев своих, то есть, учителей, пророков. От будущаго гнева, то есть от геенны.

Сотворите убо плод достоин покаяния. Видишь, что говорит: не только должно избегать зла, но и приносить плоды добродетели. Ибо сказано: уклонися от зла и сотвори благо (Пс.33:15).

И не начинайте глаголати в себе: отца имамы Авраама. Глаголю бо вам: яко может Бог от камения сего воздвигнути чада Аврааму. Им служило в погибель то, что они полагались на свое благородное происхождение. Под камнями разумеются язычники, из коих многие уверовали. Но Иоанн говорит просто, что Бог и от камений может воздвигнуть чад Аврааму. Ибо и ложесна Сарры по бесплодию были камнем, однако ж она родила по Божию изволению. Воздвиг же Господь чада Аврааму от камней тогда, как при распятии Его многие, увидев расседшиеся камни, уверовали.

Уже бо и секира при корени древа лежит. Секирою называет суд Христов, а древами - каждого человека. Итак не верующий посекается с корнем за неверие свое, и ввергается в геенну.

Всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает, и во огнь вметаемо. Не сказал: которое не сотворило, но еже не творит, потому что непрестанно должно приносить плоды добродетели. Если ты вчера оказал милость, а ныне похищаешь, то какие плоды приносишь, и как будешь приятен Богу?

Аз убо крещаю вы водою в покаяние: Грядый же по мне, креплий мене есть. Иоанн сказал им: сотворите плод: теперь показывает, какой плод, то есть плод веры в грядущего по нем. А по нем шел Христос. Он был и по рождению позднее его шестью месяцами, и по явлению: ибо сперва явился Предтеча, а потом Христос, о Котором он свидетельствовал.

Емуже несмь достоин сапоги понести. Я, говорит, не достоин быть и последним рабом Его, или носить сапоги Его. Под сапогами разумей и двоякое сошествие Его - одно с неба на землю, другое с земли в ад: ибо сапоги суть кожа плоти и умерщвление. Этих двух схождений не мог понести Предтеча: ибо не понимал, как они совершились.

Той вы крестит Духом Святым. То есть, щедро исполнит вас благими дарами Духа, тогда как мое крещение не дает благодати Духа, ни отпущения грехов. Но Он отпустит вам грехи и щедро даст Духа.

Емуже лопата в руце Его. Когда креститесь от Него, и потом будете грешить, не думайте, что Он. простит вас. Нет, Он имеет и лопату, то есть рассмотрение и суд.

И отребит гумно Свое. То есть, церковь, в которой хотя много крещеных, подобно как на гумно собирается с поля все: но из них одни оказываются плевелами, каковы легкомысленные и направляемые к злу духами злобы: другие - пшеницею, те, которые приносят пользу и другим, питая их учением и делом.

И соберет пшеницу свою в житницу, плевы же сожжет огнем негасающим. Неугасим огонь геенский. Посему обманывался Ориген, когда говорил, что мукам будет конец.

Тогда приходит Иисус от Галилеи на Иордан ко Иоанну креститися от него. Иоанн же возбраняше Ему, глаголя. Крестится чистый, дабы нас омыть и показать нам, что, приступая к крещению, должно наперед очиститься, дабы в последствии не осквернить крещения, падая в грех по худому навыку. Возбраняет же Ему Иоанн для того, чтоб зрители не подумали, что и Он, подобно многим другим, крещается в покаяние.

Аз требую Тобою креститися, и Ты ли грядеши ко мне? Предтеча имел нужду очиститься от Господа, ибо и он, происходя от Адама, заимствовал от него скверну, порожденную преслушанием: а воплотившийся Христос очистил всех. Не смел сказать: и Ты ли крестишься от меня? но и Ты ли грядеши? Так был он смиренен!

Отвещав же Иисус, рече к нему: остави ныне; тако бо подобает нам исполнити всяку правду. Теперь, говорит, уступи. Будет время Моей славы, но теперь Я не обнаруживаюсь. Правдою называет закон. Человеческая природа, говорит, подверглась проклятию, потому что не могла исполнить закона. Посему Я исполнил все предписания закона: остается одно, то есть, креститься. Совершив это, Я освобожу человеческое естество от клятвы. Это Мой долг.

Тогда остави Его. И крестився Иисус взыде абие от воды. Иисус крещается, будучи тридцати лет, так как до этого возраста человек совершает все грехи. В первом возрасте преобладает неразумие, во втором, то есть юношеском - сильный пыл похоти и гнева, а в тридцать лет, когда человек делается совершенным мужем, любостяжание. Таким образом Иисус выждал этот возраст, дабы во всех возрастах исполнить закон и очистить нашу природу, и подать нам силы побеждать страсти. Манихеи говорят, что Он тело свое сложил в Иордане, и принял другое призрачное тело. Но их лукавые уста заграждаются сими словами: взыде Иисус: то есть, вышел не другой, а тот же, кто сошел в воду.

И се отверзошася Ему небеса. Адам заключил их, а Христос отверзает, дабы ты знал, что и ты отверзаешь их, когда крещаешься. И виде Духа Божия сходяща, яко голубя и грядуща на Него, И се глас с небесе глаголя. Сходит Дух во свидетельство того, что Крещаемый больше крещающего. Иоанна иудеи почитали великим, а Христа не так. Все видели, что Дух сходил на Иисуса, дабы не подумали, что голос: Сей есть Сын Мой возлюбленный, относился к Иоанну, но чтобы все, видя Духа, уверовали, что сей глас относился к Иисусу.

Сошел в виде голубя по причине незлобия и кротости голубя. Притом голубь есть самая чистая птица, так что он и не садится там, где есть нечистота: так и Дух Святый. С другой стороны, как при Ное голубица возвестила прекращение потопа, принеся масличный сучец: так и теперь Дух Святый возвещает разрешение грехов в виде голубя: там сучец масличный, здесь милость Бога нашего. Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих. То есть, в котором Я успокоиваюсь, в котором милостив.

Глава 4

Тогда Иисус возведен бысть Духом в пустыню. Сим учит нас, что после крещения особенно надобно ожидать искушений. Отводится Духом Святым: ибо Он ничего не делал без Духа. Отводится же именно в пустыню, дабы показать нам, что диавол искушает нас тогда, когда видит, что мы одни и без помощи других. Посему нам не должно оставаться без совета и полагаться только на себя.

Искуситися от диавола. Диавол называется так, то есть клеветником, потому, что клеветал на Бога Адаму, когда сказал ему: Бог завидует вам. Он и ныне клевещет на добродетель.

И постився. Постится, дабы показать, что пост есть такое же сильное оружие против искушений и диавола, как пресыщение служит источником всякого греха.

Дний четыредесять, и нощий четыредесять. Постится столько времени, сколько Моисей и Илия: а если бы - больше, то воплощение Его показалось бы призрачным.

Последи взалка. Когда уступил природе, тогда и взалкал, дабы алканием дать случай диаволу подступить к Себе и сразиться с Собою, и таким образом поразить его и низложить, а нам даровать победу.

И приступль к Нему искуситель, рече: аще Сын еси Божий, рцы, яко да камение сие хлебы будут. Слышал этот разбойник голос с неба: сей есть Сын Мой: но вот видит, что он взалкал, и недоумевает, как может алкать Сын Божий. Почему, желая удостовериться, искушает Его. Словами: аще Сын еси Божий, он льстит Ему, надеясь тем что-нибудь выкрасть у Него.

Вопрос: но что за грех было претворить камни в хлебы?

Ответ: знай, что послушаться диавола, в чем бы то ни было, грех. Притом диавол не сказал: да камень сей будет хлебом, но камни сии, желая вовлечь Христа в излишество, тогда как для голодного совершенно довольно и одного хлеба. Посему Христос и не послушал его.

Он же отвещав рече: писано есть: не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе исходящем изо уст Божиих. Это свидетельство заимствовано из ветхого завета. Именно так говорит Моисей. И евреи питались манною, не как обыкновенным хлебом: поелику она, по слову Господню, удовлетворяла всякой нужде их и заменяла все, чего бы кто ни захотел есть. Рыбы ли хотел иудей, яйца ли, сыра ли, молока ли, мяса ли, манна удовлетворяла всякому требованию вкуса его.

Тогда поят Его диавол во святый град, и постави Его на криле церковнем. Это была боковая, выдавшаяся часть храма, представлявшаяся крылом.

И глагола Ему: аще Сын еси Божий, верзися низу, писано бо есть: яко ангелом Своим заповесть о тебе сохранити тя, и на руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою. Словами: аще Сын еси Божий хочет возбудить тщеславие. Я не верю голосу с неба, как бы так он говорит, покажи мне, Сын ли Ты Божий. Проклятый! Неужели потому, что Он Сын Божий, Ему должно было броситься вниз? твоей жестокости свойственно низвергнуть беснующихся, а Богу - спасать. А то, что написано: на руках возмут тя, написано не о Христе, но о святых, которые нуждаются в ангельской помощи. Христос же, как Бог, не нуждается в ней.

Рече же ему Иисус, паки написано есть: не искусиши Господа Бога твоего. Христос кротко отражает его, научая и нас побеждать демонов кротостью и смирением.

Паки поят Его диавол на гору высоку зело, и показа Ему вся царствия мира и славу их. И глагола Ему: сия вся Тебе дам, аще пад поклонишимися. Некоторые под высокою горою разумеют страсть любостяжания, в которую диавол старался вовлечь Иисуса: но неправильно. Нет, Господь не имел такого рода помыслов. Диавол явился Ему в чувственном виде: посему чувственно же показывал Ему с горы и все царства, подставляя их пред очами Его в призраке, и сказал: сия вся Тебе дам, аще пад поклонишимися. По своей гордости, он признает мир своею собственностью. Так и ныне он говорит любостяжательным, что они, поклоняясь ему, будут иметь все это.

Тогда глагола ему Иисус: иди за Мною сатано, писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися, и Тому Единому послужиши. Господь разгневался на него, когда увидел, что он присваивает себе то, что принадлежит единому Богу, и говорит: сия вся дам Тебе, будто свое собственное. Познай отсюда, как полезно Писание: Господь им заградил уста врагу.

Тогда остави Его диавол, и се ангели приступиша и служаху Ему. Господь победил три искушения: - пресыщения, тщеславия и любостяжания. Это - главные из страстей: следовательно, кто победил их, тот тем удобнее преодолеет прочие. Посему и Лука говорит: и скончал все искушение (Лк.4:13), хотя победил только главные из них. Посему и ангелы служили Ему, дабы мы знали, что и нам после победы готовы будут служить ангелы, так как Христос все сие творил и показывал для нас: потому что Ему, как Богу, ангелы служат всегда.

Слышав же Иисус, яко Иоанн предан бысть, отъиде в Галилею. И оставль Назарет, пришед вселися в Капернаум в поморие, в пределех Завулоних и Неффалимлих. Иисус удаляется, научая нас чрез это, чтоб мы не ввергали себя в опасности. Удаляется в Галилею, то есть покатую и наклонную страну, потому что язычники уклонились в грех. Поселяется в Капернауме, который значит: дом утешения: ибо Он сошел, чтобы язычников соделать домом Утешителя. Завулон значит: ночной, а Неффалим - широта; потому что язычники жили в ночи и широко, ибо ходили не тесным путем, но широким, ведущим к погибели (Мф.7:13,14).

Да сбудется реченное Исаием пророком глаголющим: земля Завулоня, и земля Неффалимля, путь моря, обонпол Иордана, Галилея язык. Людие седящии во тме видеша свет велий, и седящым в стране и сени смертный, свет возсия им. Называется путем моря, потому что лежит на пути к морю. Свет велий означает Евангелие. И закон был свет, но малый. Сень смертная есть грех, поелику она есть подобие и образ смерти, ибо как смерть объемлет тело, так грех - душу. Свет возсиял нам: ибо мы не искали его, но он сам воссиял для нас и просветил нас, седящих во тьме.

Оттоле начат Иисус проповедати. Иисус начал проповедовать со времени заключения Иоанна: потому что ждал, чтобы сперва Иоанн засвидетельствовал о Нем и приготовил для Него путь, которым Ему надлежало идти, подобно как рабы приготовляют путь своим повелителям. Будучи

равен Отцу, Господь имел в Иоанне своего пророка, так же, как Отец Его и Бог имел пророков до Иоанна. Впрочем и сии были пророками как Отца, так и Сына.

И глаголати: покайтеся, приближися бо царство небесное. Царство небесное есть и Христос и добродетельная жизнь. Ибо когда кто живет на земле, как ангел, не небесный ли он? Итак в каждом из нас есть царство небесное, если живем по Евангелию.

Ходя же при мори галилейстем, виде два брата, Симона глаголемого Петра, и Андрея брата его, вметающа мрежи в море, беста бо рыбаря, и глагола има. Симон Петр и Андрей были ученики Иоанна, и еще при жизни Иоанна видели Христа, и слышали о Нем от Иоанна: се Агнец Божий. Но когда увидели, что Иоанна связали, они опять возвратились к рыбарской жизни: там Иисус, идя около моря, уловил их, говоря: грядита по Мне, и сотворю вы ловца человеком. Она же абие оставльша мрежи, по Нем идоста. Смотри, какие они послушные люди! Тотчас последовали за Ним. Впрочем видно, что это было второе призвание. Они и прежде, при жизни Иоанна, слушали Христа, но оставили Его: а теперь, увидев Его, тотчас опять последовали за Ним.

И пришед оттуду, виде ина два брата, Иакова Заведеева, и Иоанна брата его, в корабли с Заведеом отцем ею. Пропитывать отца и притом честными трудами - великая добродетель.

Завязующа мрежи своя. Они были бедны, и посему, не имея возможности купить новых, чинили старые.

Она же абие оставльша корабль и отца своего, по Нем идоста. Сам Заведей, кажется, не уверовал, и потому они оставили его. Видишь, когда нужно оставлять отца? тогда, когда он препятствует в добродетели и благочестии. Увидев, что первые последовали за Христом, и они - сыны Заведеевы - подражая им, тотчас пошли за Ним же.

И прохождаше всю Галилею Иисус, уча на сонмищах их, и проповедая Евангелие царствия. Ходить в синагоги еврейские для того, чтоб видели, что Он не враг закона.

Исцеляя всяк недуг и всяку язю в людех. Начинает с знамений для того, чтобы поверили Его учению. Недуг есть долговременная болезнь, а язва - непродолжительное расстройство в теле.

И изыде слух Его по всей Сирии: и приведоша к Нему вся болящыя различными недуги, и страстьми одержимы, и бесны, и месячныя, и разслабленныя (жилами): и исцели их.

Вопрос: Почему Христос не спрашивал о вере никого из приведенных?

Ответ: Потому, что это самое уже было делом веры, что их привели издалека. Лунатиками (месячными) называет беснующихся. Демон, желая уверить людей, что звезды злотворны, выжидает полнолуния, и тогда мучит, дабы за причину страдания приняли луну и бесславили создание Божие, как и заблуждались Манихеи.

И по Нем идоша народи мнози от Галилеи, и десяти град, и от Иерусалима и Иудеи, и со оного полу Иордана.


Глава 5

Узрев же народы, взыде на гору. Восходом на гору Господь научает нас ничего не делать по тщеславию и на показ. Видя великое множество собравшегося к нему народа, Он сел и начал учить его, не в городе, не на площади, чтоб видели Его многие и хвалили, но на горе, в пустыне, где не было никого, кроме душевно желавших получить или видеть исцеления.

И седшу Ему, приступиша к нему ученицы Его. Народ приступает для чудес, а ученики для наставлений. Посему, после совершения чудес и исцеления тел, врачует души, дабы мы знали, что Он есть Творец и душ и телес.

И отверз уста своя. Для чего присовокупляется: отверз уста своя? это, кажется, излишне. Нет: ибо Он учил, и не отверзая уст, то есть своею жизнью и чудесами: а теперь учит, отверзши уста.

Учаше их, глаголя. Учил не одних учеников, но и народ. А начал с блаженств, так как и Давид начал с блаженства (Пс.1:1).

Блажени нищии духом: яко тех есть царствие небесное. Прежде всего выставляет смирение, как бы основание. Поелику Адам пал от гордости, возмечтав быть Богом: то Христос восставляет нас посредством смирения. Нищие духом суть душевно чувствующие свое недостоинство.

Блажени плачущии: яко тии утешатся. Плачущие, то есть, о грехах, а не о чем-либо житейском. Сказал же: плачущии, разумея плачь не однократный какой либо, но всегдашний, притом не о своих только грехах, но и о грехах ближних. Утешатся же они не только там, но и здесь: ибо кто плачет о грехах, тот духовно радуется, особенно там. Здесь он радуется по надежде получить прощение грехов: а там будет непрестанно радоваться, получив жизнь блаженную.

Блажени кротцыи: яко тии наследят землю. Некоторые под землею разумеют землю только духовную, то есть небо: но ты разумей и сию землю. Кроткие почитаются презренными и бедными: а Он напротив говорит, что они-то особенно и имеют все. Кроткие же суть не те, которые вовсе не гневаются, таковы бывают только лишенные разума: но те, которые могут гневаться, и воздерживаются, а гневаются только тогда, когда должно.

Блажени алчущии и жаждущии правды: яко тии насытятся. Поелику Он намеревается говорить о милосердии, то наперед показывает, что должно соблюдать справедливость, дабы не делать милости из награбленного. К правде должно стремиться со всем усердием: ибо это выражается словами: алчущии и жаждущии. Кто алчет и жаждет, тот сильно желает насытиться: так сильно надобно желать правды и соблюдать ее. Поелику же и любостяжательные представляются живущими в довольстве и сытости: то Он говорит, что тем более праведные насыщаются: они насыщаются и в сей жизни, ибо владеют своим имуществом безопасно: но особенно они насытятся там: ибо богатии обнищаша и взалкаша, говорит пророк, взыскающии же Господа не лишатся всякаго блага (Пс.33:11).

Блажени милостивии: яко тии помиловани будут. Милосердие можно оказывать не имуществом только, но и словом, а ежели ничего не имеешь, то - и слезами и вздохом. Они получат милость и здесь - от людей. Ибо кто вчера оказывал милость, а сегодня пришел в бедность: тому все будут оказывать милость, особенно там - Бог.

Блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят. Многие не хищничеству ют, не обижают, и даже милосерды, но блудодействуют и в других отношениях бывают нечисты. Посему Христос повелевает соединять с другими добродетелями и чистоту, или целомудрие, не только по телу, но и по сердцу: ибо без святыни, или чистоты никто не узрит Господа. Как зеркало тогда отражает образы, когда чисто: так может созерцать Бога и разуметь Писание только чистая душа.

Блажени миротворцы: яко тии сынове Божии нарекутся. То есть, не только те, которые сами живут со всеми мирно, но и примиряют других, враждующих. Миротворцы суть и те, которые учением обращают врагов Божиих. Таковые суть сыны Божии, так как и Единородный Сын Божий примирил нас с Богом, когда мы были враги Его.

Блажени изгнани правды ради: яко тех есть царствие небесное. Гонение терпят не одни мученики но и многие другие - за вспоможение обидимым и вообще за всякую добродетель: потому что под именем правды разумеется всякая добродетель. Гонят воров и убийц, однако ж они не блаженны.

Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут. Наконец Господь обращает речь наипаче к своим апостолам, и показывает, что терпеть поношение особенно свойственно учителям.

И рекут всяк зол глагол на вы лжуще Мене ради. Не всякий поносимый блажен, но только тот, кто терпит поношение для Христа и ложно. Если же у кого при поношении его нет ни того и другого, то несчастен он, поелику для многих служит соблазном.

Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех. Говоря о предыдущем, Господь не говорил о великой награде, но здесь сказал о ней, показывая тем, что терпеть поношение есть дело великое и самое трудное: ибо многие, не стерпев поношения, сами себя лишали жизни. И Иов, выдержавший так много искушений, особенно возмущен был тогда, когда друзья стали поносить его, будто он страждет за грехи.

Тако бо изгнаша пророки, иже беша прежде вас. Дабы апостолы не думали, что их будут гнать за учение противное Христову, успокаивает их, говоря, что и пророков, бывших прежде них, гнали за добродетель: посему их страдания должны успокаивать вас.

Вы есте соль земли. Пророки посылались к какому-нибудь одному народу, а вы - соль для всей земли, исправляющая беспутных учением и обличениями, дабы они не порождали непрестанно червей. Посему не оставляйте горьких обличений, хотя бы ненавидели и стали гнать вас.

После сего Он говорит: аще же соль обуяет, чим осолится? нивочтоже будет ктому, точию да изсыпана будет вон, и попираема человеки. Если учитель потеряет ум, то есть, если не будет учить, обличать и исправлять, и разленится, то чем исправится? Он должен быть лишен учительского сана и подвергнут презрению.

Вы есте свет мира. Сперва соль, потом свет. Учение сначала неприятно, потому что обличает человека, но потом оно делается утешительным, ибо просвещает ум его. Кто обнаруживает делаемое втайне, тот есть свет мира: все бо являемое свет есть. Апостолы просветили не один народ, но весь мир.

Не может град укрытися верху горы стоя. Так поучает их подвизаться и быть внимательными к своей жизни, ибо на них будут смотреть все. Не думайте, говорит Он, что вы будете крыться в каком-нибудь углу: нет, вы будете на виду у всех: а потому старайтесь жить непорочно, дабы не сделаться соблазном для других.

Ниже вжигают светильника, и поставляют его под спудом, но на свещнице, и светит всем, иже в храмине суть. Я, говорит, зажег в вас благодатный свет и поставил на высоте, дабы вы светили всем. Чтоб этот свет благодати не погас в вас, и чтобы свет вашей жизни светил и другим, это дело вашего подвига. Посему Он говорит:

Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех. Не сказал: вы показывайте свою добродетель, - это не хорошо: но - да просветится она сама, так чтобы и самые враги наши подивились и прославили - не вас, но Отца вашего небесного. Посему, когда мы делаем доброе дело, то должны делать его не для своей славы, а для славы Божией.

(Да) не мните, яко приидох разорити закон, или пророки: не приидох разорити, но исполнити. Так как Он намеревался ввести новые законы: то, чтобы не почли Его противником Божиим, Он в отвращение такой мысли говорить: приидох не разорити закон, но исполнити его. Как же Он исполнил его? Во-первых, Он исполнил его совершением всего сказанного о Нем пророками. Посему и Евангелист часто говорит: да сбудется реченное тем или другим пророком. Он исполнил и все предписания закона: яко беззакония не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его (Ис.83:9). Он исполнил закон и в том смысле, что восполнил его, ибо Он в полном совершенстве начертал то, чего закон представлял одну тень. Закон сказал: не убий, а Христос: и не гневайся напрасно. Подобно как и живописец не изглаждает начального очертания, но проясняет и дополняет его.

Аминь бо глаголю вам. Аминь - частица утвердительная, означающая тоже, что - ей, истинно.

Дондеже прейдет небо и земля, иота едина, или едина черта не прейдет от закона, дондеже вся будут. Здесь показывает, что мир прейдет и изменится. Посему говорить, что пока стоит вселенная, не прейдет ни малейшая буква из закона.

Иже аще разорит едину заповедей сих малых и научит тако человеки мний наречется в царствии небеснем. Малыми заповедями называет не заповеди закона, но те, которые Он Сам намеревался дать: малыми же называет их по смирению, дабы и тебя научить не высокомудрствовать в учении.

Мний наречется в царствии, то есть, тот, кто сам не исполняет заповедей и учит других, не имея дел, в воскресении окажется последним, и будет брошен в геенну. Не думай, что он войдет в царство небесное: нет, в царство небесное не войдет тот, кто учит других, сам презирая и попирая заповеди: но под царством разумей здесь воскресение.

А иже сотворит и научит, сей велий наречется в царствии небеснем. Наперед сказал - сотворит, а потом уже - научит: ибо как мне другого вести по пути, по которому сам я не хаживал? С другой

стороны, если я и творю, а не учу: не буду иметь такой награды, но заслужу даже наказание, если не учу по зависти или по лености.

Глаголю бо вам: яко аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидете в царствие небесное. Под правдою разумеет всякую добродетель, подобно как в словах: Иов же бе истинен, праведен, непорочен (Иов.1:1). Итак, вострепещи, человек, при мысли о том, сколько от нас требуется! Затем Господь научает нас, как нам превзойти книжников и фарисеев, и исчисляет добродетели.

Слышасте, яко речено бысть древним: не убиеши (Исх.20:13): иже (бо) аще убиет, повинен есть суду. Не говорит, кем речено бысть: потому что если бы сказал: Отец мой сказал древним, Аз же глаголю вам, то подумали бы, что Он предписывает противное Отцу. С другой стороны, если бы сказал: Я говорил древним, то едва ли бы стали слушать Его. Посему говорить неопределенно: речено бысть древним. Словами: речено бысть древним, показывает, что закон отменен: а если отменен и почти уничтожен, то его должно оставить и поспешить к новому.

Аз же глаголю вам: яко всяк гневаяйся на брата своего всуе, повинен есть суду. Пророки, приступая к изречению пророчества, говорили: сия глаголет Господь; а Христос, показывая в Себе божественное полновластие, говорить: Аз глаголю. Те были рабы, а Он Сын, имеющий все, что принадлежит Отцу. Кто гневается на брата своего, тот будет осужден; но если кто гневается справедливо, для вразумления и по духовной ревности, тот не будет осужден. Так апостол Павел гневно говорил Елиме волхву и первосвященнику, впрочем не напрасно, но по ревности божественной. Напрасно гневаемся мы тогда, когда гневаемся из-за имения, из-за чести, и из желания отмстить за себя.

Иже бо аще речет брату своему, рака: повинен есть сонмищу. Сонмищем называется еврейское судилище, а рака значит тоже что: ты. Поелику презираемому нами человеку мы обыкновенно говорим: поди ты! то располагает нас, не оставлять без внимания и сего маловажного выражения, и уважать других. Некоторые говорят, что рака, с сирского, значит гнусный. Таким образом если кто станет поносить брата своего, называя его гнусным, то будет подлежать суду собора апостолов, когда они сядут судить двенадцать колен.

А иже речет, уроде: повинен есть геенне огненней. Некоторые признают этот приговор слишком строгим и тяжким, но не справедливо. Ибо не достоин ли геенны тот, кто лишает брата разума и смысла, чем мы отличаемся от животных бессловесных? кто поносит и бесчестит, тот прекращает любовь: а с прекращением любви уничтожаются и все добродетели, подобно как при любви все они в силе. Итак поноситель, прекращая любовь, прекращает все добродетели, и посему справедливо подлежит геенне огненной.

Аще убо принесеши дар твой ко олтарю, и ту помянеши, яко брат твой имать нечто на тя: остави ту дар твой пред олтарем, и шед прежде смирися с братом твоим, и тогда пришед принеси дар твой. Бог отказывается и от собственной чести, лишь бы мы хранили любовь. К словам: аще брат твой имать нечто на тя, не присовокупил еще ничего: справедливо ли, то есть, или несправедливо имать он, примирись. Притом не сказал: если ты имеешь что-либо против него, но: если он имеет нечто против тебя, постарайся примирить его с собою. А дар повелевает оставить для того, чтобы поставить тебя в необходимость к примирению: ибо ежели при сем пожелаешь принести дар твой, то по необходимости должен будешь примириться. Но с сим вместе показывает и то, что любовь есть истинная жертва.

Буди увещаваяся с соперником твоим скоро, дондеже еси на пути с ним, да не предаст тебе соперник судии, и судия тя предаст слузе, и в темницу ввержен будеши. Аминь глаголю тебе: не изыдеши оттуду, дондеже воздаси последний кодрант. Некоторые думают, что соперником здесь называется диавол, а путем - жизнь, и что Господь внушает следующее: рассчитайся с диаволом, пока ты находишься в сей жизни, дабы в последствии он не стал обличать тебя за грехи, как бы присвоившего какую-нибудь его собственность. Тогда предан будешь наказанию, пока не изгладишь и последних, самых малых, грехов: ибо кодрант равняется двум лептам. Но ты разумей, что Господь говорит это о здешних соперниках, научая не судиться и не переставать делать дела Божии. Если тебя и обидят, говорит, не входи в суд, но помирись на пути, дабы, при представлении соперником сильного оправдания, не потерпеть тебе чего либо худшего [1].

Слышасте, яко речено бысть: не прелюбы сотвориши (Исх.20:13). Иное дело прелюбодейство, иное - блуд. Прелюбодеяние есть грех с замужнею, а блуд - с свободною.

Аз же глаголю вам: яко всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем. То есть, кто останавливается, всматривается и зрением воспламеняет похоть, потом снова смотрит с большим желанием удовлетворения похоти: тот уже совершил грех в сердце своем. Правда, он не исполнил его делом: что до того? он не мог: а если бы мог, то тотчас сделал бы грех самым делом. Впрочем знай, что если мы когда либо восчувствовали похоть, но встретили препятствие к удовлетворению ей делом: то это явный знак, что нас сохранила благодать. Так и женщины, украшающиеся для того, чтобы понравиться кому-нибудь, грешат, хотя бы и не понравились. Ибо они уже сделали напиток, который остался без действия только потому, что его никто не выпил.

Аще же око твое десное соблажняет тя, изми е, и верзи от себе: уне бо ти есть, да погибнет един от уд твоих, а не все тело твое ввержено будет в геенну огненную. И аще десная твоя рука соблажняет тя, усецы ю, и верзи от себе: уне бо ти есть, да погибнет един от уд твоих, а не все тело твое ввержено будет в геенну, Слыша о глазе и руке, не подумай, что здесь говорится именно о сих членах. В сем случае Он не присовокупил бы правый глаз и правая рука. Здесь говорится о людях, которых любим и бережем, как правый глаз и правую руку, но которые препятствуют нам делать дела Божии. Так напр. юноша, если имеет распутных друзей и терпит от них душевный вред, должен оставить, бросить их. Сим, может быть, спасешь и их, если придут в чувство, а если не спасешь их, то по крайней мере спасешь себя. Но если будешь продолжать к ним любовь, то погибнешь и ты и они, то есть, все тело.

Речено же бысть: яко иже аще пустит жену свою, да даст ей книгу распустную (Втор.24:2). Моисей повелел, чтобы возненавидевший жену свою развелся с нею, дабы не случилось чего-нибудь худшего, потому что возненавиденная могла быть и убита. Но таковый обязан дать разведенной разводную, которая у них называлась отпускною, так чтобы отпущенная уже не возвращалась к нему и не произошло смуты, когда он стал жить уже с другою.

Аз же глаголю вам: яко всяк отпущаяй жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати, и иже пущеницу поймет, прелюбодействует. Господь не нарушает Моисеева закона, но исправляет его и запрещает мужу ненавидеть свою жену без вины. Если он оставит ее по уважительной причине, то есть, за прелюбодеяние, не подлежит осуждению: а если не за прелюбодеяние, то подлежит суду: потому что тем заставляет ее прелюбодействовать. Но и тот становится прелюбодеем, кто возьмет ее: потому что, если бы никто не взял ее, она, быть может, возвратилась бы к прежнему мужу, и покорилась бы ему. А христианину должно быть миротворцем и для чужих, тем более для своей жены, которую Бог совокупил с ним.

Паки слышасте, яко речено бысть древним: не во лжу кленешися, воздаси же Господеви клятвы твоя. То есть, когда клянешься, верно исполни то, в чем клянешься Господу: ибо, если нарушишь клятву, будешь осужден.

Аз же глаголю вам не клятися всяко, ни небом, яко престол есть Божий: ни землею, яко подножие есть ногама Его: ни Иерусалимом, яко град есть великаго Царя. Поелику иудеи слышали от Бога: небо престол мой, земля же подножие ног моих (Ис.66:1), то и клялись сими предметами. Но Господь воспрещает им это, впрочем не потому, что небо прекрасно и огромно, а земля полезна, а потому, чтобы не подать повода им к идолопоклонству, поелику эти предметы у клянущихся ими легко могли быть признаны за божество, как это прежде и было.

Ниже главою твоею кленися, яко не можеши власа единаго бела или черна сотворити. Один Бог клянется Самим Собою, потому что не зависит ни от кого. А мы как можем клясться своею головою, когда не имеем власти? Мы не свои. Если же думаешь, что голова есть твоя собственность, то перемени, если можешь, хоть один волос.

Буди же слово ваше: ей, ей: ни, ни. Дабы ты не сказал: как же мне поверят? - Он говорит: поверят, если всегда станешь говорить правду, и никогда не будешь божиться: потому что никто так не теряет доверия, как тот, кто часто божится.

Лишше же сею, от неприязни есть. Божба, кроме: ей и ни, есть дело излишнее и происходит от диавола. Но ты спросишь: ужели и закон Моисеев был худ, когда повелевал клясться? Знай, что в то время божба не составляла худого дела: но божиться после Христа есть дело уже худое, подобно как обрезываться и вообще иудействовать. Сосать грудь младенцу прилично, а мужу непристойно. Мы более не под законом, но под благодатию.

Слышасте, яко речено бысть: око за око, и зуб за зуб (Исх.21:24). Закон из снисхождения допустил право равного возмездия, дабы не обижали друг друга, и дабы обидевший боялся подвергнуться тому же, чему подвергся обиженный.

Аз же глаголю вам не противитися злу: но аще тя кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему другую. Злым называет здесь диавола, действующего посредством человека, показывая сим, что бьющий распаляется диаволом. Итак ужели диаволу не должно противиться? Должно, только не обратными ударами, а терпением, ибо огонь гасится не огнем, а водою. Впрочем не думай, что здесь говорится только об ударе в щеку: нет, но и о всякой другой обиде.

И хотящему судитися с тобою, и ризу твою взяти, отпусти ему и срачицу. Отдай ему и срачицу, когда поведет тебя в суд, и станет делать тревогу, а не тогда, когда просто будет просить ее у тебя. Под ризою собственно разумеется так называемое у нас исподнее платье, а под срачицею - верхнее платье: впрочем эти названия иногда употребляются одно вместо другого.

И аще кто тя поймет по силе поприще едино, иди с ним два. Что рассуждать о ризе и срачице, говорит Господь? Самое тело твое отдай, если кто насильно потащит тебя, и сделай для него более, нежели сколько требует.

Просящему у тебе дай: и хотящаго от тебе заяти не отврати. Враг ли то, друг ли, или неверный просит притом у тебя денег, или другого пособия, дай ему по твоей возможности. В займы же дай не с ростом, но простой заем для пользы ближнего: ибо и во время подзаконное иногда давали в займы без процентов.

Слышасте, яко речено есть: возлюбити искренняго твоего, и возненавидиши врага твоего, Аз же глаголю вам: любите враги вашя. Достиг верха добродетелей: ибо что выше сего? Но и это не невозможное дело. Моисей и Павел больше себя любили враждовавших против них иудеев, и вообще все святые любили врагов своих, и таким образом получили обетования.

Благословите кленущыя вы, добро творите ненавидящым вас, и молитеся за творящих вам напасть, и изгонящыя вы. Их должно почитать благодетелями, потому что всякий, кто гонит и обижает нас, уменьшает наше наказание, которому мы должны подвергнуться за грехи. С другой стороны, и Бог весьма вознаградил нас за сие. Вот и доказательство на это:

Яко да будете сынове Отца вашего, иже есть на небесех, яко солнце Свое сияет на злыя и благия, и дождить на праведныя и на неправедныя. Видишь, какое благо доставляет тебе тот, кто гонит и обижает тебя, если только ты терпишь! Под дождем и солнцем разумеет благодать Святого Духа и учение, поелику Христос на всех изливает благодать и всех поучает. Кто принимает учение, тот живет во свете: так как и тот, кто при солнечном свете зажимает свои глаза, остается во тьме.

Аще бо любите любящих вас, кую мзду имате? не и мытари ли тожде творят? Вострепещем! мы не походим и на мытарей, если ненавидим и любящих нас!

И аще целуете други вашя токмо, что лишше творите? не и язычницы ли такожде творят? Будите убо вы совершены, якоже Отец ваш небесный совершен есть. Одних любить, а других ненавидеть есть несовершенство: совершенство же состоит в том, чтобы любить всех. Небесный Отец любит всех и всех призывает ко спасению: нам должно уподобляться Ему.

Примечания 1. Древний переводчик Благовестника вместо толкования блаженнаго Феофилакта: но ты разумей, что Господь говорит это о здешних соперниках, до слов: не потерпеть тебе чего либо худшаго, поставил следующее объяснение: Есть же сопостат и совесть наша, та бо нас присно обличает, и до тонкаго греха, и тогда на суде та будет обличник нам, представляющь и обличающь и до малых грехов от юности: сего ради покаянием подобает вся грехи потребити и прочее смотряти, яко да ничтоже имать представити нам совесть наша.

Глава 6

Внемлите милостыни вашея не творити пред человеки, да видими будете ими: аще ли же ни, мзды не имате от Отца вашего, иже есть на небесех. Возведши к самой высшей добродетели - любви. Господь восстает против славы, которою обыкновенно сопровождаются добрые дела.

Заметь, что говорит: внемлите - берегитесь! говорит как бы о каком-нибудь звере лютом. Берегитесь, чтобы он не растерзал вас. Впрочем, если ты творишь дело милосердия и пред человеками, но не с тем, чтобы на тебя смотрели, не будешь осужден, и не потеряешь мзды. Но если делаешь то из тщеславия, то потеряешь награду и будешь осужден, хотя бы делал то и в клети своей: Бог карает, или увенчивает намерение.

Егда убо твориши милостыню, не воструби пред собою, якоже лицемери творят в сонмищах и в стогнах, яко да прославятся от человек. Говорит так не потому, будто лицемеры носили при себе трубы, но чтобы более опорочить их намерение, так как они желали, чтобы об их милостыне трубили. Лицемеры суть те, которые в сердце своем не то, чем показываются. Так они кажутся милостивыми, но на самом деле не таковы. Они показываются милостивыми, чтоб видели их другие.

Аминь глаголю вам: восприемлют мзду свою. Их хвалят, и посему они в сем самом получили всю свою награду от людей.

Тебе же творящу милостыню, да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя. Не с преувеличением сказал так: если, то есть, можно, скрой и от себя самого. Или так: левая рука принимается за тщеславие, а правая - за милостыню. Итак милостыня пусть подается без тщеславия, дабы тщеславие не украло твоей милостыни.

Яко да будет милостыня твоя в тайне: и Отец твой видяй в тайне, Той воздаст тебе яве. Когда воздаст? Тогда, когда окажутся вся нага и объявлена; тогда наипаче и прославишься ты пред всеми небесными силами и святыми.

И егда молишися, не буди якоже лицемери: яко любят в сонмищах и в стогнах путий стояще молитися, яко да явятся человеком: аминь глаголю вам, яко восприемлют мзду свою. И сих называет лицемерами, потому что и они только кажутся внимательными к Богу, а на самом деле внимательны к людям, от которых и получают мзду свою.

Ты же, егда молишися, вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, иже в тайне: и Отец твой видяй в тайне, воздаст тебе яве. Что же? ужели не должно мне молиться в церкви? Напротив, должно, только с чистым намерением, а не с тем, чтобы то видели люди: потому что не место вредит нам, но внутреннее расположение и цель. Многие и втайне молясь, делают это для того, чтобы нравиться людям.

Молящеся же не лишше глаголите, якоже язычницы. Многоглаголание есть пустословие, когда например молимся о чем либо земном, - о власти, славе, богатстве. И так ты не будь пустословом, и проси того, что достойно Господа Бога.

Мнят бо, яко во многоглаголании своем услышани будут; не подобитеся убо им. Не должно совершать молитв, составленных из многочисленных слов, а должно молиться немногими словами, но сердечно и непрестанно.

Весть бо Отец ваш, ихже требуете, прежде прошения вашего. Молимся не для того, чтобы научить Его, но чтобы самим нам не увлекаться житейскими заботами, получить прощение грехов и великую пользу от собеседования с Ним.

Сице убо молитеся вы. Отче наш, иже еси на небесех. Иное - обет, и иное - молитва. Обет есть данное Богу обещание, как, например, когда кто обещается воздерживаться от вина, или чего либо иного, или поститься в известное время, или подать что для Бога, и проч., а молитва есть прошение благ. Словом: Отче, показывает тебе, каких ты удостоился благ, сделавшись сыном Божиим. Словом же: на небесех, указал тебе на твое отечество и на отеческий дом: посему, если желаешь иметь Бога отцем, смотри на небо, а не на землю, как бессловесные. Ты не говоришь: Отче мой, а Отче наш: потому что должен смотреть на всех, как на братьев, детей одного Отца.

Да святится имя Твое. То есть, соделай нас святыми дабы прославлялось имя Твое. Ибо как моими худыми делами Бог хулится, так моими добрыми делами святится, то есть, прославляется, как Святый.

Да приидет царствие Твое, то есть, второе пришествие: ибо человек со спокойною совестию смело молится о пришествии воскресения и суда.

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Как ангелы, говорит, исполняют волю Твою, так и нам даруй исполнять ее.

Хлеб наш насущный дождь нам днесь. Насущным называет хлеб тот, который достаточен для сохранения нашего естества в силе. Словом же днесь устраняется забота о завтрашнем дне. И тело Христово есть насущный хлеб, о неосужденном причащении которого нам должно молиться.

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Поелику мы грешим и после крещения, то повелевает молиться, дабы оставил нам грехи наши, оставил так, как и мы оставляем другим. Ибо если мы злопамятствуем, Он не оставляет нам. Бог поставляет нас как бы в пример Себе, так что, как мы поступаем с другими, так и Он поступает с нами.

И не введи нас в напасть. Мы люди слабые, посему не должны ввергать себя искушениям: но если впали в искушение, то должны молиться, чтоб оно не поглотило нас, и чтобы Бог даровал нам помощь и терпение. Ибо только тот вовлекается в бездну напасти, кто побежден, но кто впал в искушение и победил его, тот достоин венцев и славы.

Но избави нас от лукаваго. Не сказал: от лукавых людей: ибо не они делают нам зло, но лукавый возбуждает их на то, и делает зло и нам и им. Посему не людей, а злых духов нам должно ненавидеть и проклинать.

Яко Твое есть царствие, и сила, и слава, во веки. Аминь. Здесь ободряет нас: ибо если Отец наш есть Царь, сильный и славный: то при твердой вере мы без сомнения победим лукавого, и впоследствии прославимся, то есть, когда Он будет воздавать всем по делам.

Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустить и вам Отец ваш небесный. Опять научает нас быть незлопамятными. Об Отце же напоминает нам, чтобы мы, как дети такого Отца, стыдясь Его, не злобились подобно зверям.

Аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешении ваших. Благосердый Бог всего более ненавидит безжалостность и зверство, посему и запрещает нам быть таковыми.

Егда же поститеся, не будите якоже лицемери сетующе: помрачают бо лица своя, яко да явятся человеком постящеся; аминь глаголю вам: яко восприемлют мзду свою. Помрачение лица есть принятие пасмурного вида, то есть, когда кто кажется не тем, каков есть, но притворно принимает скорбный вид.

Ты же постяся помажи главу твою, и лице твое умый: яко да не явишися человеком постяся, но Отцу твоему, иже в тайне: и Отец твой видяй в тайне, воздаст тебе яве. Помазываться елеем после умовения, у древних было знаком радости: так и ты показывай себя радующимся. Но под елеем разумеется также и милостыня, а под главою нашею - Христос, Которого должно умащать милостынями. А лице умывать, значит душу очищать и чувства омывать слезами.

Не скрывайте себе сокровищ на земли, идеже червь и тля тлит, и идеже татие подкапывают и крадут: скрывайте же себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкапывают, ни крадут. Изгнавши болезнь тщеславия, напоследок говорит о нестяжании: ибо люди приобретают много имущества для тщеславия. Он показывает тщету земного сокровища, потому что червь и тля портят пищу и одежду, а воры крадут золото и серебро. Потом, дабы кто не сказал: "не все же крадут". Он говорит: хотя бы и ничего подобного не было, но то самое, что предаются заботе о богатстве, есть великое зло и бедствие для души: потому что пекутся о вещах тленных и забывают Бога. Посему и говорит:

Идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше. Светильник телу есть око: аще убо будет око твое просто, все тело твое светло будет: аще ли око твое лукаво будет, все тело твое темно будет. Аще убо свет иже в тебе, тма есть, то тма кольми? То есть, если ты оковал свой ум заботою о богатстве, то ты погасил светильник, омрачил свою душу, потому что как око, когда оно просто, то есть здорово, освещает тело, а когда лукаво, то есть нездорово, оставляет его во тьме: так и ум заботами ослепляется, а при слепоте ума темна бывает и вся душа: ибо ум есть око души.

Никтоже может двема господинома работати. Двумя господами называет Бога и мамону, потому что они дают противоположные приказания. Мы поставляем в господина себе диавола, исполняя

его волю: равно и наше чрево делаем богом: но существенный и истинный Господь наш есть Бог. Не можем мы работать Богу, когда работаем мамоне. Мамона есть всякая неправда, неправда же - диавол.

Любо единаго возлюбит, а другаго возненавидит: или единаго держится, о друзем же нерадити начнет. Не можете Богу работати и мамоне. Видишь, что для богатого и неправедного невозможно служить Богу: ибо алчность к приобретению имения отвлекает его от Бога.

Сего ради глаголю вам: не пецытеся душею вашею, что ясте, или что пиете: ни телом вашим, во что облечетеся. Сего ради, - чего? Того ради, что по алчности к имуществу отторгаются от Бога. Душа, будучи бестелесна, не имеет нужды в пище: но Господь говорил таким образом по общему обыкновению, потому что душа, как видим, не может оставаться в теле без питания плоти. Господь не запрещает трудиться, но запрещает совершенно предаваться заботам, прекращая дело духовное и пренебрегая Бога. Вот что запрещается! Должно заниматься земледелием, но особенно нужно заботиться о душе.

Не душа ли больши есть пищи, и тело одежди? То есть, Кто дал большее, - душу и тело, Тот неужели не даст пищи и одежды?

Воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш небесный питает их: не вы ли паче лучши их есте? Господь мог представит в пример Илию, Иоанна, и сказать как они жили, но Он напомнил о птицах, чтобы дать нам почувствовать, что мы неразумнее и их. Бог питает их, вложивши в них естественную смышленость доставить себе пищу.

Ктоже от вас пекийся может приложити возрасту своему лакоть един? Как бы ты ни заботился, ничего не сделаешь без воли Божией. За чем же мучить себя попусту?

И о одежди что печетеся? смотрите крин сельных, како растут: не труждаются, ни прядут. Глаголю же вам: яко ни Соломон во всей славе своей облечеся, яко един от сих. Не одними неразумными птицами стыдит нас, но и увядающими кринами. Ибо если Бог так украсил их, хотя в том не было никакой нужды: то не тем ли более удовлетворит нашей нужде в одежде? Вместе с сим показывает, что хотя бы ты весьма заботился, однако не можешь украсить себя так, как крины: ибо и сам мудрейший и изысканнейший Соломон, во все свое царствование, не мог одеваться подобно им.

Аще же сено сельное днесь суще, и утре в пещь вметаемо, Бог тако одевает, не много ли паче вас маловери? Отсюда научаемся, что не должно заботиться об украшениях, поелику это свойственно тленным цветам, а потому всякий украшающийся есть сено. А вы, говорит, разумные существа, вас Бог составил из тела и души. Все преданные житейским заботам маловерны: ибо, если бы они имели совершенную веру в Бога, не стали бы так много заботиться.

Не пецытеся убо, глаголюще, что ямы, или что пием, или чим одеждемся? Всех бо сих языцы ищут. Есть не запрещает, но запрещает говорить: что будем есть? как обыкновенно богатые говорят с вечера: что станем есть завтра? Видишь, что Он воспрещает изысканность и роскошь в пище!

Весть бо Отец ваш небесный, яко требуете сих всех, Ищите же прежде царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам. Царствие Божие есть наслаждение благами: но сие наслаждение дается за правду. Итак, кто печется о духовном, тому по щедроте Божией дается кроме сего и телесное.

Не пецытеся убо на утрей, утрений бо собою печется: довлеет дневи злоба его. Злобою дня называет беспокойство и грусть. Довольно для тебя, что ты беспокоился о нынешнем дне: если же еще станешь заботиться о завтрашнем, то, постоянно заботясь о телесном, когда будешь трудиться для Бога?

Глава 7

Не судите да не судими будете. Господь запрещает не укорять и выговаривать, а осуждать: потому что укорение и выговор служат к пользе, а осуждение клонится к обиде и унижению,

особенно же, когда кто либо, имея тяжкие грехи, поносит и осуждает других, имеющих меньшие грехи, за которые будет судить Бог.

Имже бо судом судите, судят вам: и в нюже меру мерите, возмерится вам. Чтоже видиши сучец, иже во оце брата твоего, бревна же, еже есть во оце твоем, не чуеши? Или како речеши брату твоему: остави, изму сучец из очесе твоего? и се бревно во оце твоем. Лицемере, изми первее бревно из очесе твоего, и тогда узриши изъяти сучец из очес брата твоего. Кто хочет укорять других, тот сам должен быть беспорочен. Ибо если он, имея в своем глазу бревно, имея, то есть, тяжкий грех, будет укорять другого, имеющего сучек: то сделает его бесстыдным: потому что тот, обидевшись, станет также укорять его самого, и таким образом впадет в грех осуждения. Впрочем Господь показывает, что великий грешник и не может хорошо видеть грех брата своего: ибо как он, имея бревно в глазе, увидит другого, легко уязвленного?

Не дадите святая псом: ни пометайте бисер ваших пред свиниями: да не поперут их ногами своими, и сращшеся расторгнут вы. Псы - неверные, а свиньи - хотя верующие, но ведущие жизнь нечистую. Итак не должно высказывать тайн о Христе неверным, ни светлых и жемчужных слов богословия - нечистым: потому что те, как свиньи, попирают или презирают то, что им говорят, а псы, обратясь, терзают нас, как поступают так называемые философы. Ибо, коль скоро услышат, что распялся Бог, они начинают терзать нас своими умствованиями, говоря, что это невозможно, и в своем высокоумии взнося хулы на Вышнего.

Просите, и дастся вам: ищите, и обрящете: толцыте, и отверзется вам: Всяк бо просяй приемлет и ищай обретает, и толкущему отверзется. Выше заповедал нам нечто великое и трудное, а здесь показывает, как сие может быть выполняемо, и именно - посредством непрестанной молитвы: не сказал - просите один раз, но - просите, то есть, непрестанно. Потом подтверждает слова свои примером человеческим, как бы так говоря: кто усердно ищет чего-либо, тот обыкновенно находит искомое, и кто стоя у дверей, непрестанно стучится в них и дожидается с терпением, тому когда-нибудь непременно отворят: так думай и о духовном прошении.

Или кто есть от вас человек, егоже аще воспросит сын его хлеба, еда камень подаст ему? Или аще рыбы просит, еда змию подаст ему! Представляя в пример то, как и чего дети с успехом выпрашивают у своих родителей, Господь учит нас, что и у Отца Небесного должно также просить постоянно и только полезного. "Вы сами, говорит видите, как ваши дети просят у вас полезного, на примере хлеба, рыбы, и в том случае, когда они просят именно полезного, вы даете им, противного же тому не даете, хотя и просят: так точно и вы ищите духовного, а не плотского".

Аще убо вы лукави суще, умеете даяния блага даяти чадом вашым, кольми паче Отец ваш небесный даст блага просящим у Него. Называет людей лукавыми, по сравнению их с Богом: поелику природа наша, как создание Божие, добра. Только по собственной воле мы стали лукавыми, и остаемся лукавыми вопреки неизреченной Божией благостыни.

Вся убо, елика аще хощете, да творят вам человецы, тако и вы творите им: се бо есть закон и пророцы. Здесь показывает нам кратчайший путь к добродетели: поелику мы, как люди, по себе знаем, что должны делать другим. Так, если хочешь, чтобы тебе благотворили, сам благотвори: если хочешь, чтобы тебя любили враги, люби сам врагов: если хочешь, чтобы тебе никто не досаждал, не досаждай и ты никому: если хочешь, чтобы тебя все любили, и ты люби всех. Вообще, чего не любишь сам, того не делай другим: в сем случае и закон Божий и пророки говорят тоже, что повелевает нам и закон естественный,

Внидите узкими враты: яко пространна врата и широкий путь вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им, Узкими вратами называет искушения, как произвольные, например пост, бдение, вольную нищету, странничество и другие, так и непроизвольные, каковы узы, гонения, лишение имения, славы, детей, болезнь, раны, и прочее, что Иов и не хотя потерпел. Как человек тучный или с большею ношею не может пройти узким местом, так и сластолюбивый или богатый. А идут широким путем. Вместе словами - врата и путь показывает и то, что как теснота временна, так и широта скоро переходима. Ибо кто терпит обиды, тот как бы проходит только сквозь некоторые ворота: равно и сластолюбивый, предаваясь сластолюбию, проходить как бы только некоторый путь. Но как то и другое временно, то выбирай лучшее.

Что узкая врата, и тесный путь вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его! Слово - что - означает удивление. Господь дивится: - "ах, как узки врата"! то есть, как прискорбна добродетель!

Вопрос: как же в другом месте Он говорит: бремя мое легко!

Ответ: (бремя Его легко) по причине будущих воздаяний [2].

Внемлите же от лживых пророк, иже приходят к вам во одеждах овчих, внутрь же суть волцы хищницы. От плод их познаете их. Еретики обыкновенно бывают хитры и притворны: посему говорит: внемлите (будьте осторожны). Они предлагают сладкие речи и являют по видимому житие честное, между тем внутри или в сердце их скрывается уда. Под овчею одеждою разумеется и та кротость, какою пользуется некоторые лицемеры для того, чтобы обласкать и обольстить. Они узнаются по плодам своим, то есть по делам и жизни. Хотя бы они (для других) на время и скрывались, но для внимательных всегда бывают явны.

Еда объемлют от терния грозды, или от репия смоквы? Тако всяко древо доброе плоды добры творит: а злое древо плоды злы творит. Лицемеры суть терние и репьи, - терние, потому что уязвляют тайно: репьи, - как хитрые и находчивые. Под злым же, то есть, поврежденным древом, разумеется всякий, кого растлевает изнеженная и распутная жизнь, кто имеет дела лукавые и смрадные, неприятные Богу.

Не может древо добро плоды злы творити, ни древо зло плоды добры творити. Пока, то есть, оно зло или испорчено, не может: если же переменится и освободится от порчи, может приносить добрые плоды: потому что всякий человек от своей воли бывает или худ или добр. Заметь же, - Господь не сказал: никогда не будет в состоянии приносить добрые плоды, но только дотоле, пока испорчено.

Всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекают е, и во огнь вметают. Темже убо от плод их познаете их. Это направляет противу иудеев, как и Иоанн говорит им тоже (выше гл.3, ст.10). Человека сравнивает с древом, поелику, если захочет, может быть привит от бесплодного греха к добродетели, подобно как прививают бесплодное дерево, чтобы было плодоносно.

Не всяк глаголяй Ми, Господи, Господи, внидет в царствие небесное: но творяй волю Отца Моего, иже есть на небесех. Здесь словами - не всяк глаголяй Ми, Господи, Господи, - объявляет Себя Богом. Далее, словами: творяй волю, научает нас, что ежели мы будем иметь веру без дел, не получим от того никакой пользы: ибо не сказал: сотворивший волю однократно, но - творящий оную до самой смерти. Не сказал притом - волю Мою, дабы не соблазнить слушателей, но - волю Отца Моего, хотя нет сомнения, что воля у Отца и Сына одна.

Мнози рекут Мне в он день: Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом, и Твоим именем бесы изгонихом, и Твоим именем силы многи сотворихом? И тогда исповем им: яко николиже знах вас, отъидите от Мене делающии беззаконие. В начале проповеди многие изгоняли бесов, хотя были между ними и недостойные, и демоны обращались в бегство собственно от имени Иисуса. Благодать действует и чрез недостойных, так как мы например освящаемся и чрез недостойных священников: и Иуда творил чудеса, и сыны Скевы. Что же касается до слов: николиже знах вас, то это значит: Я не любил вас за лукавое сердце ваше и тогда, когда вы именем Моим творили чудеса: знанием здесь называется любовь.

Всяк убо, иже слышит словеса Моя сия, и творит я, уподоблю его мужу мудру, иже созда храмину свою на камени: и сниде дождь, и приидоша реки, и возвеяша ветри, и нападоша на храмини ту, и не падеся: основана бо бе на намеки. Без Бога добродетель не может быть совершаема: посему говорит: уподоблю его мужу мудру. Камень есть Христос, а дом - душа: итак кто устроит душу свою в делании заповедей Христовых, того не могут сокрушить ни дождь, то есть, падший с неба диавол, ни реки, то есть, вредные люди, размножающиеся от сего дождя, ни ветры, или духи лукавые, ни вообще все искушения.

И всяк слышай словеса Моя сия, и не творя их, уподобится мужу уродиву, иже созда храмину свою на песце: и сниде дождь, и приидоша реки, и возвеяша ветри и опрошася храмине той, и падеся: и бе разрушение ея велие. Не сказал: уподоблю его, но - сам собою уподобится неразумному тот, кто верует, но дел не творит. Такой человек строит на песке, то есть, на непрочном основании: посему от искушений он и падает. Когда опрется, то есть, устремится на него искушение, он падает падением великим. Из неверных никто не падает, потому что они и так уже всегда лежат на земле: если падает, то верующий. От того-то и падение бывает великое, что он падает, будучи христианином.

И бысть, егда сконча Иисус словеса сия, дивляхуся народи о учении Его: бе бо уча их яко власть имея, и. не яко книжницы (и фарисее). Дивились не начальники (ибо как они могли дивиться, когда завидовали Ему?), но дивился незлобивый простой народ: дивились же не красоте речей, но свободе и важности Христа, Который показывал Себя важнее самих пророков: ибо те говорили: сия глаголет Господь, а Христос, как Бог, говорил: Аз глаголю вам.

Примечания 2. Вместо ответа бл. Феофилакта, Славянский переводчик дает на предложенный вопрос свой следующий ответ: "бремя бо, и иго, и путь, и дверь заповеди глаголет: легки же суть и благи всем желающим от сердца вечных и неизреченных благих сподобитися. Тяжки же и прискорбни суть нерадивым и ленивым и всем прилежащим усердно настоящим благим века сего: темже и мали спасаеми, ты же буди един от малых".

Глава 8

Сшедшу же Ему с горы, в след Его идяху народи мнози: И се прокажен пришед кланяшеся Ему, глаголя: Господи, аще хощеши, можеши мя очистити. Рассудительный прокаженный, чтоб не воспрепятствовать учению, не взошел на гору. Но когда Христос сошел с горы, он поклонился Ему и показал великую веру: он не сказал: "если помолишься Богу, можешь меня очистить", но - "если хочешь".

Посему: и простер руку Иисус, коснуся ему, глаголя: хощу, очистися и абие очистися ему проказа, И глагола ему Иисус: виждь, никомуже повеждь: но шед покажися иереови, и принеси дар, его же повеле в законе Моисей, во свидетельство им. Христос прикоснулся к прокаженному, чтобы показать, что Он не связан законом, запрещающим прикасаться к прокаженному, но что Он, напротив, Господь его: что для чистого нет ничего нечистого, и что святая плоть Его сообщает освящение. Впрочем, убегая славы, повелевает прокаженному никому не сказывать, что Христос очистил его, но показаться священнику: потому что, если бы священник не объявил прокаженного чистым, то, по иудейскому закону, ему должно было бы оставаться вне города. При сем, во свидетельство иудеям, Христос велит принести дар, как бы так говоря: когда Меня станут обвинять, как нарушителя закона, ты будешь свидетелем против сего: потому что приказываю тебе принести, что предписывается законом (Лев.13:46; 14:2; 4:10).

Вшедшу же Ему в Капернаум, приступи к Нему сотник, моля Его, и глаголя. И сотник сей также не взошел на гору, дабы не прервать учения. Это тот же сотник, о котором говорит Ев. Лука (7:2). Хотя Лука говорит, что он послал к Иисусу иудейских старцев: но это не противоречит словам Ев. Матфея, который говорит, что сотник пришел сам. Дело было, вероятно, так, что сначала он послал других, а потом, когда возвысилась опасность смерти, пошел он сам, к сказал:

Господи, отрок мой лежит в дому разслаблен люте стражда. И глагола ему Иисус: Аз пришед исцелю его. Сотник не принес слуги на одре, веруя, что (Христос) может исцелить его и заочно.

И, посему, отвещав сотник, рече (Ему): Господи, несмь достоин да под кров мой внидеши, но токмо рци слово, и исцелеет отрок мой. Ибо аз человек есмь под властию, имый под собою воины: и глаголю сему: иди, и идет, и другому: прииди, и приходит, и рабу моему: сотвори сие, и сотворит. Слышав же Иисус, удивися, и рече грядущим по Нем: аминь глаголю вам: ни во Израили толики веры обретох. Если я, говорит, будучи сам раб царя земного, повелеваю подчиненным мне воинам: то Ты тем более можешь повелевать смерти и болезням, так чтоб они одного оставили и обратились на другого: ибо телесные болезни суть воины и мстители у Бога. Вот почему Христос удивляется и говорит: Я и в израильтянах не нашел такой веры, как в этом язычнике. Иные же толкуют эти слова так: знаменитый между ветхозаветными патриархами Иаков, увидев досягающую до неба лествицу, по которой ангелы Божии восходили и нисходили, признал, что Бог находится только на известном месте, а не везде: ибо сказал: яко есть Господь на месте сем, аз же неведях. И еще: яко страшно место сие, несть сие, но дом Божий. Удивляется же Господь вере язычника, как весьма великой, и говорит: ни во Исраили толики веры обретох, то есть, в Иакове, какую в нем: ибо Иаков думал, что Бог есть только на месте том, а сей признал Меня вездесущим и всемогущим, и сказал: токмо рцы слово, и исцелеет отрок мой.

Глаголю же вам: яко мнози от восток и запад приидут, и возлягут со Авраамом, и Исааком и Иаковом во царствии небеснем: сынове же царствия изгнани, будут во тму кромешнюю: ту будет плач и скрежет зубом. Не сказал, что многие язычники возлягут, дабы не оскорбить иудеев: но сказал прикрытно - от восток и запад. Об Аврааме упомянул для того, чтобы показать, что Он не противник ветхого завета, в котором жил Авраам. Названием внешней тьмы показал, что есть и

внутренняя тьма, легчайшая первой: ибо есть степени и в муках. Иудеев называет сынами царствия, поелику им даны были обетования: сын Мой, сказано, первенец Исраиль (Исх.4:22)!

И рече Иисус сотнику: иди, и якоже веровал еси, буди тебе: и исцеле отрок его в той час. Сотник, в тот же час возвратясь в дом свой, нашел слугу своего здоровым. Исцелив словом. Господь показал, что истинны слова Его и об иудеях: изгнани будут.

И пришед Иисус в дом Петров, виде тещу его лежащу, и огнем жегому, и прикоснуся руце ея, и остави ю огнь: и воста, и служаше Ему. Вошел в дом Петра для того, чтобы вкусить пищи: прикосновением же к руке тещи Петровой не только погасил огонь горячки, но и доставил сей жене совершенное здоровье, так что возвратились ее силы, и она в силах была служить Ему. И мы знаем, что для больных, очень обессилевших, много нужно времени, чтобы снова окрепнуть в силах. Другие Евангелисты говорят, что Христос исцелил Петрову тещу, по просьбе о том, но Матфей, для краткости, опустил это. Я уже говорил тебе и в начале, что иной из них упоминает о том, о чем другой умалчивает. При сем ты заметь также, что брак нимало не препятствует добродетели: ибо и верховный апостол имел тещу.

Позде же бывшу, приведоша к Нему бесны многи, и изгна духи словом, и вся болящыя исцели: да сбудется реченное Исаием пророком глаголющим: той недуги наша прият, и болезни понесе (Ис.53:4). Недужных привели к Нему вечером, не во время: но Он, как человеколюбец, исцелил всех. Затем, чтобы ты не усомнился, как Он мог в короткое время исцелить столько болезней, Евангелист приводит в свидетеля Исаию. Хотя пророк говорит о грехах, но Матфей приложил его слова и к болезням, так как большая часть их рождаются от грехов.

Видев же Иисус многи народы окрест Себе, повеле учеником ити на он пол. Ибо не был Он славолюбив, а вместе хотел уклониться и от зависти иудеев.

И приступль един книжник, рече Ему: учителю, иду по Тебе, аможе аще идеши. Глагола ему Иисус: лиси язвины имут, и птицы небесныя гнезда: Сын же человеческий не имать где главы подклонити. Книжником называет законоведца. Видя многие знамения, он подумал, что Иисус получает от того прибыль: посему старается сделаться последователем Его, чтоб и самому получать. Но Христос, видя его намерение, сказал как бы так: следуя за Мною, ты надеешься сделаться богатым: но не видишь ли, что Я не имею даже дома? таков же должен быть и последователь мой. Он сказал это с тем, чтобы убедить его последовать за Собою, переменив намерение: но он удаляется от Него. Некоторые под лисицами и птицами разумеют демонов, которые названы так по их лукавству и действию в воздушной области. По сему разумению, Христос как бы так говорил книжнику: в тебе живут демоны; посему не нахожу в душе твоей обители для Себя.

Другий же от ученик Его рече Ему: Господи, повели ми прежде ити, и погребсти отца моего. Иисус же рече ему: гряди по Мне, и остави мертвых погребсти своя мертвецы. Кто предает себя Богу, тот не должен обращаться опять к житейскому. Конечно, должно почитать и родителей, но Бога надлежит предпочитать им. Отец же ученика сего был еще и неверный, как это видно из слов: остави мертвым, то есть неверным, погребсти своя мертвецы. Если же сему не позволено было похоронить и отца: то горе тем, которые, поступив в монашество, возвращаются к мирским делам.

И влезшу Ему в корабль, по Нем идоша ученицы Его. И се трус велик бысть в мори, якоже кораблю покрыватися волнами: той же спаше. Господь взял с Собою в корабль учеников, дабы они видели чудо. Попускает им быть в опасности от бури для того, чтобы с одной стороны приготовлялись к искушениям, а с другой, увидев чудо, тем более веровали. Он спит с той целью, чтобы ученики Его пришли в страх, сознали свою немощь и обратились к Нему с молитвою. Посему Евангелист говорит:

И пришедше ученицы Его возбудиша Его, глаголюще: Господи, спаси ны, погибаем. И глагола им: что страшливи есте маловери? Не называет их неверными, а маловерными, потому что, когда сказали: Господи, спаси ны, они показали в сем веру, но слово - погибаем - уже не было от веры. Им не нужно было бояться, когда Он плыл вместе с ними. Заметь, что, укоряя их в маловерии. Господь дает знать, что маловерие привлекает опасности. Посему сперва Он утишил их душевное волнение, а потом и морское.

Тогда востав запрети ветром и морю, и бысть тишина велия. Человецы же чудишася, глаголюще: кто есть Сей, яко и ветри и море послушают Его! Дивились потому, что по виду Он был человек,

но дела Его были божественные. Под удивляющимися человеками разумеются ученики, поелику никого еще не было с ними. Говорили же они: кто есть Сей, потому что не уверились, кто Он.

И пришедшу Ему на он пол в страну гергесинскую, сретоста Его два бесна. Между тем как находившиеся в корабле ученики недоумевали, кто есть Сей, яко и ветри и море послушают Его, - являются проповедниками демоны. Так как Марк и Лука говорят об одном бесноватом, имевшем легион бесов: то надобно думать, что один из двух (и именно тот, о котором говорят Марк и Лука) был страшнее другого. Христос Сам подошел к ним, поелику к таким страшным людям никто не осмеливался приступить или привести их к Нему.

От гробов исходяща, люта зело, яко не мощи никому минути путем тем. Живя в гробах, демоны хотели утвердить мысль, будто души умерших делаются демонами. Но да не будет сего и в мысли у кого либо: потому что душа по разлучении с телом уже не блуждает по сему свету, но души праведных покоятся в руце Божией, равно и души грешных также отводятся отсюда в свои места, как, например, душа богатого.

И се возописта, глаголюще: что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий? пришел еси семо прежде времене мучити нас. Обнаружив сперва неприязнь ко Христу, потом провозглашают Его Сыном Божиим. Мучением называют они непозволение им мучить людей: а выражение - прежде времене - понимай так, что демоны думали, будто Христос, не терпя чрезмерной их злобы, не станет отлагать времени казнить их, чего впрочем не случилось, ибо им предоставлено враждовать на нас до кончины века.

Бяше же далече от нею стадо свиний много пасомо, Беси же моляху Его, глаголюще: аще изгониши ны, повели нам ити в стадо свиное: И рече им: идите; они же изшедше идоша в стадо свиное. Лукавые демоны домогаются погублением свиней огорчить хозяев их, чтоб они не приняли Христа. А Христос снисходит к демонам для того, чтобы показать, какую злобу питают они к людям, - так что, если бы имели власть и не были возбраняемы, хуже бы поступили с нами, чем с свиньями. Господь сохраняет бесноватых, дабы не умертвили сами себя.

И се (абие) устремися стадо все по брегу в море, и утопоша в водах. Пасущии же бежаша, и шедше во град возвестиша вся, и о бесною. И се весь град изыде в сретение Иисусови: и видевше Его, молиша, яко дабы прешел от предел их. Просят Его о сем, жалея свиней и опасаясь потерпеть еще что либо большее. Познай из сего, что где свинская жизнь, там живет не Христос, а живут демоны.

Глава 9

И влез в корабль, прейде, и прииде в свой град. И се принесоша Ему разслабленна (жилами), на одре лежаща. Своим городом называет Капернаум, ибо Христос жил там. Родился Он в Вифлееме, в Назарете воспитался, а Капернаум был всегдашним местом Его жительства. Расслабленный сей не тот, о котором говорит Ев. Иоанн (5:5), потому что последний лежал при овчих воротах в Иерусалиме, а первый в Капериауме; тот не имел человека, а сего несли четверо, как говорит Марк (2:3), и притом спустили сквозь кровлю, о чем впрочем Матфей умолчал.

И видев Иисус веру их, - веру, то есть, или принесших расслабленного, так как Он часто чудодействовал и ради приносящих или же - вместе и веру его самого.

Рече разслабленному: дерзай чадо, отпущаются ти греси твои. Называет чадом, - или как создание Божие, или за веру его. Желая же показать, что главная причина расслабления были грехи, сначала отпускает грехи, а потом исцеляет от недуга и тело.

И се нецыи от книжник реша в себе: сей хулит. И видев Иисус помышления их, рече: вскую вы мыслите лукавая в сердцах своих? Что бо есть удобее рещи, отпущаются ти греси, или рещи: востани и ходи? Тем, что знает помышления их. Он показывает Себя Богом. Ибо никто иной не знает помышлений. Обличает же их, как бы так говоря: вы почитаете Меня богохульником за то, что присваиваю Себе право отпускать грехи, что подлинно великое дело. Вы думаете, что Я прибегаю к сему для того, чтобы не быть обличенным во лжи: но Я исцелением тела удостоверю вас и в исцелении души, - делом легчайшим, но почитающимся у вас труднейшим, докажу и отпущение грехов, которое на самом деле важнее и труднее, а только вам кажется легчайшим потому, что оно невидимо.

Но да увесте, яко власть имать Сын человеческий на земли отпущати грехи: (тогда глагола разслабленному:) востани, возми твой одр, и иди в дом твой. И востав взем одр свой, иде в дом свой. Видевше же народи чудишася, и прославиша Бога, давшаго власть таковую человеком. Повелел ему нести одр свой, дабы не почли случившегося мечтою, и дабы чудо видел вместе и народ, который почитал Христа простым человеком, хотя и большим всех.

И преходя Иисус оттуду, виде человека седяща на мытнице, Матфеа глаголема, и глагола ему: по Мне гряди. И востав по Нем иде. Призвал его не в одно время с Петром и Иоанном, но когда увидел в нем готовность веровать. Так и Павла призвал после, когда, то есть, было благовременно. Ты же подивись Евангелисту, который так откровенно обличает свою жизнь, тогда как прочие скрыли самое имя его, назвав именем Левия. А что он обращен одним словом, это было дело Божие.

И бысть Ему возлежащу в дому, и се мнози мытари и грешницы пришедше возлежаху со Иисусом и со ученики Его. И видевше фарисее, глаголаху учеником Его: почто с мытари и грешники учитель ваш яст и пиет? В великой радости по случаю посещения Христова, Матфей созвал мытарей - друзей своих, и Христос, для пользы их, ел вместе с ними, хотя за это и порицали Его. Так фарисеи, желая отвлечь от Него учеников, осуждали сие общение в пище с мытарями.

Иисус же слышав рече им: не требуют здравии врача, но болящии. Шедше же научитеся, что есть? милости хощу, а не жертвы. Не приидох бо призвати праведники, но грешники на покаяние. Я пришел ныне, говорит, не как Судия, но как врач: посему терплю и смрад. Говоря же: шедше научитеся, обличает их еще и как невежд: вы, говорит, доныне не научились, так хотя теперь подите и узнайте, что милосердие к грешникам для Бога приятнее жертвы.

Не приидох призвати праведники - говорит в укор им, то есть: Я пришел призвать не вас оправдывающих самих себя, тогда как нет ни одного человека праведного. Я пришел призвать грешников, впрочем не с тем, чтобы оставались грешниками, а чтобы покаялись.

Тогда приступиша к Нему ученицы Иоанновы, глаголюще: почто мы и фарисеи постимся много, ученицы же Твоя не постятся? Ученики Иоанна укоряли Христа в несоблюдении поста из зависти к славе Его. Не смея сказать прямо Христу: для чего Ты не постишься, они говорят: почто ученицы Твои не постятся. Вероятно, они недоумевали, каким образом без подвижничества Он может побеждать страсти, чего Иоанн не мог сделать. А того, что Иоанн был простой человек, и праведен стал по причине подвигов добродетели, Христос же - Бог, и Сам весь добродетель, они не хотели знать.

И рече им Иисус: еда могут сынове брачнии плакати, елико время с ними есть жених? Приидут же дние, егда отъимется от них жених, и тогда постятся. Настоящее время, говорит, то есть, пока Я нахожусь с моими учениками, есть время радости: женихом называет Он Себя самого, как обручающий Себе новый сонм, вместо умершей древней синагоги. Сынами брачными называет апостолов. Будет, говорит, время, когда Я пострадаю и вознесусь, тогда они, подвергаясь гонениям, будут поститься, будут в алчбе и жажде. А чтобы показать, как слабы были тогда ученики Его, Он присовокупляет:

Никтоже бо приставляет приставления плата не белена ризе ветсе: возмет бо кончину свою от ризы, и горша дира будет. Ниже вливают вина нова в мехи ветхи: аще ли же ни, то просадятся меси, и вино пролиется, и меси погибнут: но вливают вино ново в мехи новы, и обое соблюдется. Ученики, говорит, еще не так крепки, чтобы можно было налагать на них тяжкие заповеди, но еще требуют снисхождения и легкого времени. Говоря это, Он давал урок и ученикам, дабы и они, когда будут учить вселенную, снисходили, и с первого раза не налагали тяжких заповедей. Новая, суровая заплата и новое вино означают пост, а старая одежда и старые мехи - слабость учеников.

Сия Ему глаголющу к ним, се князь некий пришед кланяшеся Ему, глаголя: яко дщи моя ныне умре: но пришед возложи на ню руку, и оживет. И востав Иисус по нем иде и ученицы Его. Видно, и этот имел веру, только не большую, потому что просил Иисуса не слово только сказать, как говорил сотник, но и придти и возложить руку. Он говорил, что дочь его уже умре, тогда как, по сказанию Луки, она еще не умирала. Так говорит он или гадательно, потому что оставил ее при последнем издыхании, или чтобы преувеличением беды побудить Христа к милосердию, то есть, скорее идти и не презреть его.

И се жена кровоточива дванадесяте лет, приступльши созади, прикоснуся воскрилию ризы Его. Глаголаше бо в себе, аще токмо прикоснуся ризе Его, спасена буду. Иисус же обращся и видев ю,

рече: дерзай дщи, вера твоя спасе тя. И спасена бысть жена от часа того. Будучи нечиста, по своей болезни, эта женщина не смела подойти явно, из опасения, чтобы не воспрепятствовали ей. Впрочем, скрываясь от людей, она была уверена, что получит исцеление, если только прикоснется к краю одежды Его, который здесь разумеется под воскрилием. Но Спаситель обнаруживает ее не для того, чтоб искал славы, а чтобы обнаружить веру ее для нашей пользы и для возвышения веры в начальнике синагоги. Дерзай, говорит Он ей, потому что она оробела, как похитительница дара: дщерию же называет ее, как верную. Показывает также, что если бы она не имела веры, не получила бы и благодати, хотя одежды Его и святы. Сказывают, что эта жена устроила каменное изображение Спасителя, во весь рост Его, и что у ног сего изображения росла трава, помогавшая кровоточивым женам. Во время Юлиана нечестивцы разбили это изображение.

И пришед Иисус в дом княжь, и видев сопцы и народ молвящ, глагола им: отъидите: не умре бо девица, но спит, и ругахуся Ему. Поелику девица не была еще за мужем, то, по закону, оплакивали ее брачными свирелями. Христос говорит, что она спит, потому что для Него, могущего воскресить ее, смерть была не более, как сон. Не дивись, что смеялись над Ним: этим они более свидетельствуют о чуде, - что, то есть. Он воскресил действительно умершую. Смерть девицы была признана всеми, чтобы никто не мог сказать, что с нею только случился сильный болезненных припадок, или просто обморок.

Егда же изгнан бысть народ, вшед ят ю за руку: и воста девица. И изыде весть сия по всей земли той. Где народ и молва, там Иисус не творит чудес, научая тем и нас совершать все духовное не иначе, как в безмолвии. Он берет девицу за руку, чтобы сообщить ей силу. Если и тебе случится быть умерщвлену грехами, то и ты воскреснешь, когда Он возьмет тебя за руку при деятельности, изгнав из тебя толпу нечистых страстей и сует житейских.

И преходящу оттуду Иисусови, по Нем идоста два слепца, зовуща и глаголюща: помилуй ны (Иисусе) Сыне Давидов. Как Богу, слепцы говорили Ему: помилуй ны, а как человеку, - взывали: Сыне Давидов: ибо всем иудеям было известно, что Мессия произойдет от племени Давидова.

Пришедшу же Ему в дом, приступиста к Нему слепца, и глагола има Иисус: веруета ли, яко могу сие сотворити? глаголаста Ему: ей. Господи. Заставляет слепцов идти за Собою до самого дому, - потому что хотел обнаружить твердость из веры и обличить иудеев. А чтобы показать, что все зависит от веры, спрашивает их, веруют ли они.

Тогда прикоснуся очию их глаголя: по вере ваю буди вама. И отверзостася очи има. Исцеляет их в доме, наедине, чуждаясь славы. Он всюду дает нам уроки смиренномудрия.

И запрети има Иисус, глаголя: блюдита, да никтоже увесть. Она же изшедша прослависта Его по всей земли той. Видишь ли смирение Христа? как запрещает Он разглашать о Себе! Но они разгласили, впрочем не по ослушанию, но по чувству благодарности. Ежели в иных случаях оказывается, что Христос говорил: иди и поведай славу Божию (Лк.8:39); то здесь нет нимало противоречия. Он хочет, чтоб о Нем не говорили ничего, но проповедовали славу Божию.

Тема же исходящема, се приведоша к Нему человека нема беснуема. И изгнану бесу, проглагола немый. Эта немота была не естественная, но от демона: посему и приводят его другие: сам по себе не мог он просить, потому что демон связал ему язык. По этой причине Христос не требует у него веры, но тотчас врачует его, изгнав отнявшего у него язык демона.

И дивишася народи, глаголюще: яко николиже явися тако во Исраили. Удивленный народ ставит Христа выше пророков и патриархов, ибо Он исцелял со властью, а не так, как те - по молитве. Но посмотрим и на фарисеев, что говорят.

Фарисее же глаголаху, о князе бесовстем изгонит бесы. - Слова крайнего безумия! ибо никакой демон не изгоняет демона. Положим впрочем, что Он изгонял демонов, как слуга князя демонского, или посредством магии: как же Он исцелял болезни, отпускал грехи и проповедовал царство Божие? Демон поступает напротив: он производит болезни и отвращает от Бога.

И прохождаше Иисус грады вся и веси, уча на сонмищах их и проповедая Евангелие царствия, и целя всяк недуг и всяку язю в людех. Будучи человеколюбив, Господь не дожидается, когда придут к Нему, но Сам ходил всюду, чтобы никто не имел причины оправдываться и говорить, что никто не приходил учить нас. Он привлекает их и делом и словом, - уча и чудодействуя.

Видев же народы, милосердова о них, яко бяху смятени и отвержени, яко овцы не имущыя пастыря. Люди были смятени, то есть, в замешательстве от глада слова учения, и отвержени, то есть, рассеяны, как овцы не имеющие пастыря, который бы заботился о них. Они не имели пастыря, поелику начальники их не только не исправляли, но еще развращали их: между тем как истинному пастырю свойственно радеть пастве и полагать за нее свою душу.

Тогда глагола учеником: жатва убо многа, делателей же мало. Молитеся убо господину жатвы, яко да изведет делатели на жатву свою. Жатвою называет народ, требующий попечения, а делателями тех, которые должны учить, но которых тогда не было во Израили. Господин же жатвы есть Сам Христос, как Господь пророков и апостолов. Это видно из того, что Он поставил двенадцать апостолов, и не испросив от Бога. Вот слушай!

Глава 10


И призва обанадесять ученики своя, даде им власть на дусех нечистых, яко да изгонят их, и целити всяк недуг, и всяку болезнь. Избираются двенадцать учеников, по числу двенадцати колен израилевых. Ибо к ним Он послал их прежде, хотя и мало их было, так как и вообще мало таких, которые идут тесным путем. Дал Он им силу чудотворений, дабы, удивляя чудесами, они приобретали внимательных своему учению слушателей.

Дванадесятих же апостолов имена суть сия: первый, Симон, иже нарицается Петр, и Андрей брат его. Евангелист исчисляет имена апостолов ради лжеапостолов. Наперед поставляет он Петра и Андрея, поелику они и призваны прежде других. Потом из сынов Зеведеевых Иакова поставляет прежде Иоанна. Потому что он исчисляет апостолов не по достоинству их, но просто, как пришлось. Он говорит:

Иаков Зеведеев и Иоанн брат его; Филипп и Варфоломей; Фома и Матфей мытарь; Иаков Ллфеев и Леввей, нареченный Фаддей; Симон Кананит и Иуда Искариотский, иже и предаде Его. Заметь смирение Матфея: себя поставил он после Фомы, а когда дошел до Иуды, не сказал: "этот злодей, этот враг Божий", но назвал Искариотом, по его отечеству, ибо был и другой Иуда, называвшийся Леввеем и Фаддеем. Таким образом были, как два Иакова, один - Зеведеев, другой - Алфеев: так и два Иуды, Иуда Фаддей и Иуда предатель. Симонов же было трое, именно: Петр, Кананит и предатель, ибо Иуда Искариотский назывался и Симоном.

Сия обанадесять посла Иисус, заповеда им, глаголя: на путь язык не идите, и во град Самарянский не внидете. Идите же паче ко овцам погибшым дому Исраилева. Ходяще же проповедуйте глаголюще, яко приближися царствие небесное. Сия, говорит: кого? рыбарей, простецов, мытарей. Посылает их прежде к иудеям, дабы иудеи не имели повода говорить: мы иудеи не уверовали потому, что они посланы к язычникам. Так Он делает иудеев безответными. Самарян ставит рядом с язычниками, поелику они только жили в Иудее, а были Вавилоняне, и не принимали пророков, а только пять книг Моисеевых, то есть, книгу Бытия, Исход, Левит, Числ и Второзаконие. Под царством небесным разумей будущее блаженство. Господь вооружает апостолов чудесами, говоря:

Болящыя исцеляйте, прокаженныя очищайте, мертвыя воскрешайте, бесы изгоняйте. Туне приясте, туне дадите. Ничто так не прилично учителю, как смирение и нестяжание. Посему эти два качества и выставляет на вид, когда говорит: туне приясте, туне дадите. Не превозноситесь тем, что имеете такие блага и раздаете их: ибо вы получили их даром, по благодати. Но с смиренномудрием соединяйте также и нестяжание: туне, говорит, дадите. А чтобы совершенно исторгнуть корень всех зол, говорит:

Не стяжите злата, ни сребра, ни меди при поясех ваших, ни пиры в путь, ни двою ризу, ни сапог, ни жезла. Достоин бо есть делатель мзды своея. Приготовляет их к самому строгому образу жизни, посему запрещает им всякое попечение об излишестве и всякую заботу, не позволяет носить даже жезла. Это верх нестяжания и сильное побуждение верить учителю нестяжания. Потом, чтобы не сказали: "чем же будем питаться", - говорит достоин есть делатель мзды своея, то есть, будете питаться от учеников своих: они обязаны доставлять вам это, как делателям. Впрочем достоин, сказал, мзды, то есть пищи, а не роскошного стола: ибо учителям не должно насыщаться, как тельцам упитанным, а есть столько, сколько нужно для поддержания жизни.

В оньже аще (колиждо) град или весь внидете, испытайте, кто в нем достоин есть: и ту пребудите, дондеже изыдете. Не ко всем велит входить, дабы, сообщаясь с недостойными, не навлекли на себя нарекания: если же станут ходить к одним достойным, то, конечно, будут и

пропитываемы ими. Далее повелевает пребывать, а не бродить из дома в дом, дабы не стали говорить об них, как о чревоугодниках, и дабы не подвергли оскорблению тех, которые примут их в первый раз.

Входяще же в дом, целуйте его, глаголюще: мир дому сему, И аще убо будет дом достоин, приидет мир ваш нань: аще ли же не будет достоин, мир ваш к вам возвратится. Под целованием и миром разумей благословение, которое обыкновенно остается на одних достойных. Познай же отсюда, что главным образом дела наши доставляют нам благословение.

И иже аще не приимет вас, ниже послушает словес ваших, исходяще из дому, или из града того, оттрясите прах ног ваших. Аминь глаголю вам: отраднее будет земли Содомстей и Гоморрстей в день судный, неже граду тому. Они должны были, по воле Его, стрясать пыль в знак того, что там ничего не взяли по причине неверия людей, или же - во свидетельство того, что они совершили дальний путь и между тем без пользы для них. Посему содомлянам отраднее будет, нежели сим неверующим, ибо содомляне, быв наказаны еще здесь, там наказаны будут уже гораздо легче.

Се Аз посылаю вас яко овцы посреде волков. Господь вооружил их чудесами, обеспечил относительно пропитания, отверзши для них двери достойных; теперь же, являя свое предведение, говорит и о имеющих случиться с ними опасностях. Впрочем словом Аз в тоже время и ободряет их; Аз, говорит, Крепкий посылаю вас: посему дерзайте, ибо неприкосновенны будете. Но приготовляет их и к терпению. Ибо как не возможно, говорит, овце не терпеть чего либо среди волков, так и вам среди иудеев: впрочем, если и постраждете, не гневайтесь. Я хочу, чтоб вы были кротки, как овцы, и чтобы побеждали особенно сим образом.

Будите убо мудри, яко змия, и цели яко голубие. Желает, чтобы ученики Его были и мудры. Дабы из названия их овцами ты не заключил, что христианин должен быть простецом, говорит, что напротив ему должно быть и мудрым, дабы знать, как надобно обращаться среди множества врагов. Как змий дает бить себя по всему телу, а голову прячет: так и христианин все свое имущество, даже самое тело должен отдавать бьющим его, а голову, то есть, Христа и веру в Него, должен беречь. Равным образом, как змий скидает с себя старую кожу, сжимаясь в какой-нибудь узкой скважине и проползая сквозь нее: так и мы должны совлекаться ветхого человека, идя тесным путем. Но как змий вместе вреден и лукав: то Христос повелевает нам быть целыми, то есть, простыми, незлобивыми и безвредными, как голуби. Голуби обыкновенно тотчас возвращаются к своим хозяевам и тогда, когда отнимают у них детей и отгоняют их. Итак будь мудр как змия, чтоб не стали смеяться над тобою по твоему образу жизни, но и храни себя непорочным. Будь безвреден для других, будь незлобив, как голубь.

Внемлите же от человек: предадят бо вы на сонмы, и на соборищах их биют вас: и пред владыки же и цари ведени будете Мене ради, во свидетельство им, и языком. Вот что значит быть мудрым. Это значит быть осторожным и не возбуждать против нас гонящего нас, но благоразумно устроять свои дела. Имущество ли захочет отнять у тебя гонитель, почести ли потребует, дай, дабы он не имел никакого предлога вредить тебе. Потребует ли чего либо другого, безвредного для твоей души, не стой. Но если вздумает отнять у тебя веру, то береги эту свою голову, и не щади для нее ничего. Поелику же Христос намерен был послать Своих учеников не к одним иудеям, но и к язычникам: то после того и говорит: во свидетельство им и языком, то есть, в обличение всем, которые не веруют.

Егда же предают вы, не пецытеся, како или что возглаголете: дастбося вам в той час, что возглаголете: не вы бо будите глаголющии, но Дух Отца вашего глаголяй в вас. Чтобы не сказали: как мы можем при своей простоте убедить мудрых? - велит быть смелыми и не беспокоиться. Когда намереваемся беседовать среди верных, в таком случае нужно нам наперед позаботиться и приготовиться к ответу, как внушает ап. Петр: но в деле с неистовыми народами и царями Господь обещает собственную силу, дабы мы не боялись. Исповедывать веру - наше дело: а отвечать мудро - дар Божий. И дабы мы не подумали, что при ответах действует естественная наша способность, говорит: не вы будите глаголющии, но Дух Святый.

Предаст же брат брата на смерть, и отец чадо: и востанут чада на родители, и убиют их. Предсказывает им, что будет некогда, дабы, когда сбудется, не смущались. Здесь показывает и силу проповеди, которая расположит верующих не обращать ради Христа внимания на самую природу, на родителей и детей. Таково истинное христианство! Наконец Христос показывает и неистовство неверных: они не пощадят даже своих домашних.

И будете ненавидими всеми имене Моего ради: претерпевый же до конца, той спасен будет. Сказано - всеми, - вместо - многими: ибо не все ненавидели их, но были и такие, которые принимали веру. Претерпевый же до конца, а не в начале только, получит жизнь вечную.

Егда же гонят вы во граде сем, бегайте в другий: аминь бо глаголю вам, не имате скончати грады Исраилевы, дондеже приидет Сын человеческий. Сказанный прежде страшные слова, как то: предадят вы, и будите ненавидими, - относятся к событиям, имевшим последовать после вознесения: здесь же говорится о том, что должно было случиться прежде распятия. Вы, говорит, будучи гонимы, не успеете обойти городов израильских, как Я уже приду к вам. В случае же гонения, велит им бегать; потому что явно бросаться в опасность, быть причиной осуждения гонителей и вреда тем, которые могли бы получить пользу от проповеди, - есть дело дьявольское. Что же касается до слов: дондеже приидет Сын человеческий, то под ними разумей не второе пришествие, но тот приход и то утешение учеников, которое было еще до распятия. Ибо после того, как были посылаемы и кончали свою проповедь, они опять возвращались ко Христу и находились при Нем.

Несть ученик над учителя своего, ниже раб над господина своего. Довлеет ученику, да будет яко учитель его, и раб, яко господь его. Здесь учит терпеть обиды. Ежели, говорит, Я терпел, Учитель и Господь, то тем более вы - ученики и рабы.

Вопрос: как говорит: несть ученик над учителя, когда видим, что многие ученики бывают лучше своих учителей?

Ответ: знай, что пока они ученики, они меньше учителей: но когда они становятся лучше их, то они уже не ученики. Так точно и раб, пока будет рабом, не может быть больше господина своего.

Аще господина дому веельзевула нарекоша, кольми паче домашния его? Не убоитеся убо их: ничтоже бо есть покровено, еже не открыется, и тайно, еже не уведено будет. Извлекайте утешение из того, как поносят Меня. Ибо, если Меня назвали князем бесов, что странного, если оклевещут и вас, домашних Моих? Назвал их домашними, а не рабами, показывая тем как бы Свою родственную близость к ним. Впрочем, говорит, будьте уверены, что истина не скроется: время обнаружит и вашу добродетель и злобу клеветников: ничтоже есть покровенно еже не открыется, то есть, если сначала и оклевещут, то после прославят вас.

Еже глаголю вас во тме, рцыте во свете, и еже во ушы слышите, проповедите на кровех. Что Я, говорит, сказал вам одним, и в одном месте (ибо это означают выражения - во ушы, и во тме), то проповедуйте смело и громко, так чтобы все слышали вас. Поелику же с такою смелостию соединены и опасности, то присовокупляет:

И не убойтеся от убивающих тело, души же немогущих убити, убойтеся же паче могущаго и душу и тело погубити в геенне. Научает презирать и самую смерть. Наказание в геенне, говорит, страшнее смерти: потому что обыкновенные убийцы губят одно тело, душе же иногда доставляю! еще благо, тогда как Бог, ввергая в геенну, казнит и душу и тело. В геенне сказал, означая этим словом вечность наказания.

Не две ли птицы ценятся единым ассарием? и ни едина от них падет на земли, без Отца вашего: вам же и власи главнии еси изочтени суть. Не убойтеся убо: мнозех птиц лучши есте вы. Чтобы ученики не возмущались, как будто оставленные Им, говорит: если и воробей не может быть пойман без Моего ведома: то как покину вас, которых так люблю! А чтобы показать особенное внимание и промышление, говорит, что самые волосы наши на счету у Него. Не думайте, будто воробьи ловятся без ведома Божия: нет, даже и ловля воробьев не неизвестна Богу.

Всяк убо иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесех. А иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесех. Сим побуждает к исповедничеству: не довольствуется верою, таимою в душе, но хочет, чтоб она исповедуема была и устами. Он не сказал: иже исповесть Мя, а о Мне, то есть Моею силою: потому что исповедующий обыкновенно исповедует при помощи благодати, посылаемой ему свыше. Напротив об отрекающихся не сказал - о Мне, но Мене, и тем показывает, что отречение бывает тогда, когда не имеют высшей помощи. Всякий исповедающий Христа Богом, найдет Самого Христа исповедующим его пред Отцем Своим, как верного раба. Напротив те, которые отрекаются, услышат: не вем вас.

Не мните, яко приидох воврещи мир на землю: не приидох воврещи мир, но меч, Приидох бо разлучити человека на отца своего, и дщерь на матерь свою, и невесту на свекровь свою: и врази человеку домашнии его. Здесь ближайшим родством означается всякое родство. Самых даже близких, говорит, пришел Я разделить, - сына с отцем, дочь с матерью: ибо сын особенно любезен отцу, а дочь матери по естественному подобию. Сказал и о разделении снохи с свекровью: потому что снохи оказывали особенное почтение и угождение свекровям своим. Говоря же о невесте, предлагает и жениха, разделяемого с тестем. Несколько выше сказал кратко: предати имать брат брата на смерть, и отец чадо. Здесь же с особенною силою указывает на родственные связи. Если же человек должен разделиться с отцем, как большим его, то тем более - с простым приятелем или дальним сродником. О супругах говорится далее: яко всяк, иже оставит дом, или жену, или чада, или села имене Моего ради, сторицею имать прияти и живот вечный наследит. Не всякое согласие хорошо: напротив иногда бывает хорошо и несогласие. Меч означает слово веры, которое отсекает нас от образа жизни домашних и сродников наших, когда они препятствуют нам в деле Богопочитания. Говорит здесь о том, что должно удаляться, или отделяться от них не без особенной причины, но только тогда, когда они не ведут нас к вере, и еще препятствуют нашей вере. Слова о разделении домашних взяты у пророка Михея, который говорит: дщерь возстанет на матерь свою, невеста на свекровь свою, врази еси мужу домашнии его (Мих.7:6). Пророк, говоря о врагах человека между домашними его, имел в виду древних иудеев, когда произошло между ними такое разделение сына от отца: Христос же прилагает сии слова вообще к верующему, показывая, что все домашние хотящего веровать будут враги ему.

Иже любит отца, или матерь паче Мене, несть Мене достоин: и иже любит сына, или дщерь паче Мене, несть Мене достоин. Видишь, тогда должно возненавидеть родителей и детей, когда, то есть, они хотят, чтоб мы любили их больше, нежели Христа. Но что говорю об отце, матери и детях? услышь и больше сего:

И иже не приимет креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин. Кто, говорит, не откажется от настоящей жизни, и не предаст себя на поносную смерть (ибо так древние думали о кресте), тот недостоин Меня. Поелику же распинают многих, как разбойников и воров: то присовокупил: и в след Мене грядет, то есть, живет по Моим законам.

Обретый душу свою, погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради, обрящет ю. Кто слишком заботится о телесной жизни, тот думает, что обретает душу свою, между тем как на самом деле он губит ее, подвергая ее вечному наказанию. Напротив кто погубляет душу свою и умирает, впрочем не как разбойник, или самоубийца, но ради Христа, тот спасет ее.

Иже вас приемлет, Мене приемлет: и иже приемлет Мене, приемлет пославшаго Мя. Приемляй пророка во имя пророче, мзду пророчу приимет: и приемляй праведника во имя праведниче, мзду праведничу приимет. Так побуждает нас принимать тех, которые Христовы. Кто чтит учеников Его, тот чтит Его Самого, а чрез Него и Отца. Праведников и пророков должно принимать во имя праведника и пророка, то есть потому, что они праведники и пророки, а не для какого-нибудь предстательства, или заступления пред царями. Даже кто носит только вид пророка, а на самом деле не пророк, ты и сего прими, как пророка: и Бог воздаст тебе также, как бы ты принял действительного пророка. Ибо это означают слова: мзду праведничу приимет. Можно впрочем понимать эти слова и иначе, то есть: кто примет праведника, тот и сам будет признан праведным, и получит такую награду, какую получают праведники.

И иже аще напоит единаго от малых сих чашею студены воды, токмо во имя ученика, аминь глаголю вам, не погубит мзды своея. Чтобы кто либо не стал отговариваться бедностью: "где мне взять огня, где взять хлеба и вина?" - Христос говорит: ежели дашь кому либо хоть стакан холодной воды, признавая его Моим учеником, получишь награду, достойную ученика Моего. Впрочем чашу студеной воды подает и тот, кто вразумляет человека, пылающего огнем гнева и похотей, и соделывает его учеником Христовым: и сей, конечно, не погубит мзды своея.

Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS