Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Евангелие. Толкование.

Евангелие от Матфея Часть 2

03.07.14 | Автор: блж. Феофилакт Болгарский

Благовестник или толкование на Евангелие от Матфея 

Глава 11


И бысть, егда соверши Иисус заповедал двенадцати ученикома своима, прейде оттуду учити и проповедати во градех их. Послав учеников, Сам Он (на время) успокаивается, не творит чудес, а только учит в синагогах. Потому что, если бы Он, оставаясь на месте, продолжал исцелять, то не стали бы обращаться к ученикам. Посему, чтоб и они имели случай и время исцелять, Сам Он уходит.

Иоанн же слышав во узилищи дела Христова, посла два от ученик своих, Рече Ему: ты ли еси Грядый, или много чаем? Иоанн спрашивает не потому, будто не знает Христа. Как ему не знать Того, о ком свидетельствовал: се Агнец Божий? Но (спрашивает) для того, чтоб убедить своих учеников, что Он есть Христос. Поелику они завидовали Христу: то Он посылает их к Нему, дабы хотя при виде чудес уверились, что Христос больше Иоанна. Вот почему и принимает вид неведения, спрашивая: Ты ли еси Грядый, то есть ожидаемый по писаниям и имеющий придти во плоти? Некоторые впрочем говорят, что словом - грядый - Иоанн спрашивал о сошествии Христа во ад, по причине будто бы неведения о сем, и что он как бы так говорил: "ты ли Тот, Который должен сойти к в ад, или нам ждать другого?" Но это неосновательно: потому что Иоанн, больший из пророков, как мог не знать о распятии Христа и сошествии во ад, особенно, когда Он сам же называл Его Агнцем, как имевшего заклаться за нас? Иоанн знал, что Господь сойдет с душою во ад, дабы и там, как говорит Григорий Богослов, спасти тех, которые уверовали бы в Него, если бы Он воплотился в их дни, и спрашивает не как незнающий, но как желающий вразумить учеников своих о Христе действием чудес Его. А впрочем смотри, что Христос говорит на этот вопрос.

И отвещав Иисус рече им: шедше возвестите Иоаннови, яже слышите и видите: слепии прозирают, и хромии ходят, прокаженнии очищаются, и глусии слышат, мертвии возстают и нищии благовествуют. И блажен есть, иже аще не соблазнится о Мне. Не сказал: "скажите Иоанну: я тот, который должен придти", не зная, что Иоанн послал учеников для того, чтоб видели чудеса, говорит: "яже видете, возвестите Иоаннови, и тот, воспользовавшись сим случаем, конечно даст вам еще большее свидетельство обо Мне". Под благовествующими нищими разумей или проповедавших тогда Евангелие, то есть апостолов, которые, как рыбари, действительно были нищи и презираемы за свою простоту, или тех нищих, которые слушали Евангелие, желая получить сведение о вечных благах и, будучи нищи добрыми делами, обогащались верою и благодатию евангельского благовестия. А чтобы показать ученикам Иоанновым, что от Него не сокрыты их помышления о Нем, - блажен, говорит, иже не соблазнится о Мне, ибо они очень сомневались в Нем.

Тем же исходящим, начат Иисус народом глаголати о Иоанне: чесо изыдосте в пустыню видети? трость ли ветром колеблему? Когда ушли ученики Иоанна, Иисус начал говорить народу, дабы, услышав вопрос Иоанна, не соблазнились и не стали говорить: не сомневается ли о Христе и сам Иоанн, и таким образом не переменил ли уже своего мнения, хотя прежде и свидетельствовал о Нем. Посему, устраняя такое подозрение от сердец их, Христос говорит: "Иоанн не есть трость, то есть не колеблется в мыслях, - подобно трости, колеблемой малым ветром: потому что, если бы он таков был, то зачем же выходили вы к нему в пустыню? конечно, вы не пошли бы к трости, то есть человеку, легко изменяющему свои мысли и слова, но ходили к нему как человеку великому и твердому. Таков он и теперь, каким вы его почитали и видели".

Но чесо изыдосте видети? человека ли в мягки ризы облеченна? се, иже мягкая носящии в домех царских суть. Чтобы не могли сказать, что Иоанн, предавшись роскоши, в последствии сделался слаб, - говорит им: "Нет, его волосяная одежда показывает, что он враг роскоши. Если же бы он носил мягкие одежды и хотел вести жизнь роскошную: то ходил бы в царские палаты, и не был бы заключен в темницу". Пойми из сего, что истинному христианину не должно носить мягкие одежды, ни изыскивать многоразличных яств, кроме случаев телесной болезни.

Но чесо изыдосте видети? пророка ли? ей глаголю вам, и лишше пророка. Иоанн больше пророка потому что другие пророки только предсказывали о Христе, а сей был и самовидец Его, что очень важно. Притом, другие пророчествовали после своего рождения, а сей познал Христа и взыграл, когда еще находился во чреве матери.

Сей бо есть, о немже есть писано: се Аз посылаю ангела Моего пред лицем Твоим, иже уготовит путь Твой пред Тобою. Назван ангелом и по ангельской, и как бы бесплотной жизни, и потому, что возвестил Христа (слово - ангел значит - вестник). Он приготовлял путь Христу и свидетельством о Нем и крещением в покаяние: ибо за покаянием следует отпущение грехов, а сие отпущение дает Христос. Христос говорит это по отшествии Иоанновых учеников, дабы не подумали, что Он льстит Иоанну. Пророчество же, приведенное здесь, принадлежит Малахии (3:1).

Аминь глаголю вам: не воста в рожденных женами болий Иоанна крестителя. Объявляет с особенным утверждением - аминь, что никого нет больше Иоанна; а словом - женами - исключает Себя самого: потому что Сам Христос был сын Девы, а не жены, вступившей, то есть, в брак.

Мний же во царствии небеснем, болий его есть. Поелику много высказал похвал об Иоанне, то, чтобы не почли Иоанна большим и Его, говорит здесь с особенною ясностию о Себе: "Я, меньший Иоанна и по возрасту и по вашему мнению, больше его в царстве небесном, то есть в отношении к духовным и небесным благам. Здесь Я меньше его как потому, что он прежде Меня родился, так и потому, что он почитается у вас великим: но там Я больше его".

От дней же Иоанна крестителя доселе царствие небесное нудится, и нуждницы восхищают е. По видимому это не имеет связи с предыдущим; но на самом деле не так. Приметь: после того как сказал о Себе, что Он больше Иоанна, Христос возбуждает слушателей своих к вере в Себя, показывая, что многие уже восхищают царство небесное, то есть веру в Него. Для сего, говорит, требуется большое усилие: действительно, какого труда стоит оставить отца и мать и пренебречь душу свою!

Вси бо пророцы и закон до Иоанна прорекоша. И аще хощете прияти, той есть Илиа хотяй npuumu. И здесь такая же последовательность в речи. "Я, говорит. Тот Самый, который должен придти, потому что все пророки исполнились: но они не исполнились бы, если бы Я не пришел: поэтому вам нечего более ждать другого пророка". Слова же: И аще хощете прияти, той есть Илиа, - означают сие: "если хотите судить здраво, без зависти, - то это тот, которого пророк Малахия назвал грядущим Илиею". И предтеча и Илия имеют одинаковое служение: Иоанн был предтечею первого пришествия, а Илия явится предтечею будущего. Затем, чтоб показать, что Он приточно называет здесь Иоанна Илиею и что потребно размышление для уразумения сего, говорит:

Имеяй уши слышати, да слышит. Так возбуждает их к тому, чтоб они спросили Его, и узнали. Но они, как несмысленные, не хотели знать. - Поэтому говорит:

Кому же уподоблю род сей? Подобен есть детем седящим на торжищах, и возглашающим другом своим, и глаголющим: пискахом вам, и не плясасте, плакохом вам, и не рыдасте. Этою притчею указывает на грубость и своенравие иудеев: им как людям своенравным не нравились ни строгость жизни Иоанна, ни простота Христова, но они подобны были глупым и своенравным детям, которым никак не угодишь, хоть плачь им, хоть играй на свирели. Впрочем [3] выслушай и другое объяснение: У иудеев некогда была в обычае следующая детская игра: дети во множестве собравшись на площадь, разделялись на две части, и одна часть их, как бы в поношение настоящему житию, представлялась плачущею, другая напротив играла на свирели. Между тем торговцы, занимаясь своими торговыми делами, не обращали внимания ни на тех, ни на других. В укоризну иудеям Господь говорит, что они, поступая подобно сему, не подражали ни Иоанну, когда он проповедовал покаяние, не уверовали и во Христа, которого жизнь казалась как бы радостною: но на обоих не обратили внимания, не плакали ни с плачущим Иоанном, ни сочувствовали свиряющему Христу.

Прииде бо Иоанн, ни ядый, ни пия: и глаголют, беса имать. Прииде сын человеческий и ядый и пияй: и глаголют: се человек ядца и винопийца, мытарем друг и грешником. Жизнь Иоанна уподобляет плачу, потому что Иоанн обнаруживал большую строгость и в словах и в действиях; а жизнь Христа уподобляется свирели, так как Господь был весьма приветлив ко всем, снисходителен, да всех приобрящет; благовествовал царствие, не показывая той строгости, какую обнаруживал Иоанн. Пища Иоанна была грубая и не везде находимая: ни хлеба он не ел, ни вина не пил; напротив у Христа была пища обыкновенная. Он и хлеб ел и вино пил. Таким образом жизнь их была противоположна одна другой. Однако иудеям не нравилась ни та, ни другая; об Иоанне, который не ел и не пил, говорили: в нем бес, а Христа, который ел и пил, называли человеком любящим есть и пить. Евангелист не записал всех клевет их, почитая достаточными и сии слова к их обличению.

Притча: как два ловца, желая поймать неудоболовимого зверя, становятся с двух противоположных сторон, и делают одно дело; так Бог устроил и здесь. Иоанн вел жизнь строгую, а Христос свободнейшую, дабы иудеи уверовали или тому, или другому, и таким образом уловлены были если не тем, то другим. Ибо хотя образ жизни их был противоположен, но дело было одно. Впрочем иудеи, как дикие звери, бегали от обоих и обоих ненавидели. Спросим же их: ежели, по вашему мнению, строгая жизнь хороша, то почему вы не следовали и не верили Иоанну, который указывал вам на Христа? Если же простая жизнь хороша, то почему не веровали Христу, указывавшему вам путь спасения?

Вопрос: но почему Иоанн вел особенно строгую жизнь?

Ответ: проповеднику покаяния так и следовало представлять в себе образ сетования и плача, а Подателю оставления грехов - быть веселым и радостным. Притом Иоанн ничего более кроме высокой жизни не показал иудеям: Иоанн, сказано, знамения не сотвори ни единаго (Ин.10:41), а Христос свидетельствовал о Себе только всемогуществу Божию приличными чудесами. Еще: Христос оказывал снисхождение и немощам человеческим, дабы и сим приобресть иудеев. Посему Он участвовал и в трапезах мытарей, и говорил укорявшим Его, что не пришел Он призвати праведных, но грешных на покаяние. Впрочем Христос не оставлял и строгой жизни; потому что жил в пустыне со зверями и постился сорок дней, как сказано было прежде, да и участвуя в самых трапезах. Он ел и пил благоговейно, воздержно, прилично святым.

И оправдися премудрость от чад своих. "Когда уже, говорит, ни Иоаннова, ни Моя жизнь не нравится вам, и вы отвергаете все пути спасения; то Я - премудрость Божия - оказываюсь правым, - не пред фарисеями, а пред чадами своими, и уже вы не будете иметь оправдания, но непременно подвергнетесь осуждению: ибо Я с своей стороны исполнил все, а вы неверием своим доказываете, что Я прав, как не опустивший ничего" [4].

Тогда начат Иисус поношати градовом, в нихже быша множайшыя силы Его, зане не покаяшася. Показав, что Он сделал все, что надлежало сделать, а они между тем остались нераскаянными, начинает укорять их, как непокорных.

Горе тебе, Хоразине, горе тебе Вифсаидо! Дабы ты знал, что не уверовавшие были злы не по природе и не по местности, а по собственной воле, Господь упоминает Вифсаиду, из которой были Андрей, Петр, Филипп и сыны Зеведея. Ибо это ясно показывало, что злоба иудеев зависела не от природы, ни от местности, а от свободы. Иначе если бы злоба зависела от природы или от местности, то и те были бы также злы. Вифсаида и Хоразин были города иудейские, а Тир и Сидон - еллинские. Посему Господь как бы так сказал: "еллинам будет отраднее на суде, нежели вам, иудеи, видевшие чудеса и неуверовавшие".

Яко аще в Тире и Сидоне быша были силы, бывшыя в вас, древле убо во вретищи и пепеле покаялися быша. Обаче глаголю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день судный, неже вам. Господь называет иудеев худшими тирян и сидонян; потому что тиряне преступили закон только естественный, а иудеи и естественный и Моисеев; те не видели чудес, а сии видели и только хулили их. Вретище есть знак покаяния; сыплют же на голову пепел и прах, как видим, сетующие.

И ты, Капернауме, иже до небес вознесыйся, до ада снидеши: зане аще в Содомех быша силы были бывшия в тебе, пребыли убо быша до днешняго дне. Обаче глаголю вам, яко земли Содомстей отраднее будет в день судный, неже тебе. Капернаум возвысился тем, что был городом Иисуса, ибо он славился, как Его отечество; но это, по причине неверия, не принесло ему пользы. Напротив он осуждается во ад, потому что, имея в себе такого Жителя, не хотел получить от Него ни какой пользы. Слово Капернаум означает место утешения; посему заметь для предосторожности, что, если кто сподобится быть вместилищем Утешителя Св. Духа, и потом станет гордиться и превозноситься до небес, тот наконец за свое высокоумие ниспадет до ада преисподнего. И так бойся, человек, и в трепете смиряйся!

В то время отвещав Иисус рече: исповедаютися Отче, Господи небесе и земли, яко утаил еси сия от премудрых и разумных, и открыл еси та младенцем, Исповедаютися, сказано вместо - благодарю Тебя, Отче, что иудеи, признающие себя умными и сведущими в писании, не уверовали, а младенцы, то есть несведущие, познали великие тайны. Бог скрыл великие тайны от признающих себя умными не потому, как бы Он не хотел даровать им их, и был причиною их невежества, но потому, что они сделались недостойными, потому что почитали себя умными. Ибо, кто считает себя умным и полагается на собственный разум, тот уже не молится Богу. А когда кто Богу не молится, то Он не помогает тому и не открывает ему таин. Притом еще. Бог многим не открывает своих таин наипаче по человеколюбию, дабы они не подверглись большему наказанию за пренебрежение того, что узнали.

Ей, Отче, яко тако бысть благоволение пред Тобою! Здесь показывает человеколюбие Отца в том, что Он открыл младенцам не по просьбе о сем чьей либо, но потому, что так было угодно Ему от начала. Благоволение - тоже, что желание и соизволение.

Вся Мне предана суть Отцем Моим. Выше Господь сказал Отцу: Отче, благодарю Тебя, что Ты открыл. Посему, дабы ты не подумал, что Христос Сам ничего не делает, а все Отец, говорит: вся Мне предана суть. У меня и у Отца власть одна. Когда же слышишь: предана суть, не подумай, что Ему предана, как рабу, или как низшему, напротив, как Сыну; ибо Ему все предано потому,

что Он родился от Отца. Если бы Он не родился от Отца и не был одного естества с Отцем, то и не было бы Ему предано. Смотри, вся Мне предана суть, говорит, не Господом, но Отцем Моим, То есть, как благообразное дитя, родившись от благообразного отца, говорит: мое благообразие передано мне от отца моего. Так надобно понимать и слова Христовы.

И никто же знает Сына, токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын, и емуже аще волит Сын открыти. Говорит еще большее: "что Я Господь всего, в этом нет ничего удивительного, когда могу, гораздо больше сего, именно - знать Самого Отца, и притом так, что могу открывать Его и другим". Заметь: выше Он сказал, что Отец открыл тайны младенцам, а здесь, говорит, что Сам Он открывает Отца. Видишь: у Отца и Сына сила одна, потому что открывает и Отец и Сын.

Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Призывает всех вообще, не одних иудеев, но и язычников. Под труждающимися надобно разуметь иудеев, как проходящих тяжкое законное послушание и трудящихся в исполнении заповедей закона, а под обремененными - язычников, которые обременены были тяжестию грехов. Всех сих Христос призывает к успокоению; ибо что за труд уверовать, исповедать и креститься? И как не успокоиться, когда здесь бываешь беспечален о грехах, сделанных до крещения, и там получишь вечный покой?

Возмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим. Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть. Иго Христово есть смирение и кротость; посему кто смиряется пред всяким человеком, тот имеет покой, пребывая всегда без смущения, тогда как тщеславный и горделивый находятся в беспрестанном беспокойстве, опасаясь лишиться чего-нибудь, и усиливаясь как бы больше прославиться, как бы победить врагов. Это Христово иго, то есть смирение, легко; потому что нашей униженной природе удобнее смиряться, а не превозноситься. Впрочем игом называются и все заповеди Христовы, и все они легки по причине будущего воздаяния, хотя в настоящее краткое время и кажутся тяжелыми.

Примечания 3. Дополнение Слав. переводчика. 4. Последних четырех строк нет в славянском переводе, но мы поместили их с греческого текста блаж. Феофилакта, как нужные для ясности смысла. Прим. редак.

Глава 12

В то время иде Иисус в субботы сквозе сеяния: ученицы же Его взалкаша, и начаша востерзати класы и ясти. Намереваясь объяснить законные постановления, Господь ведет учеников засеянным полем, дабы они ядением своим нарушили закон о субботе.

Фарисее же видевше реша Ему: се ученицы Твои творят, егоже не достоит творити в субботу. Он же рече им: несте ли чли, что сотвори Давид, егда взалка сам и сущии с ним? Како вниде в храм Божий, и хлебы предложения снеде, ихже не достойно бе ему ясти, ни сущим с ним, токмо иереем единым. Фарисеи опять ставят в вину естественную нужду - голод, хотя сами хуже грешат: Господь же заграждает уста их историею Давида. "Давид, говорит Он, по причине голода отважился и на большее". Под хлебами предложения разумеются те двенадцать хлебов, которые полагались на священной трапезе каждый день, - шесть на правой стороне трапезы, и шесть на левой. Хотя Давид был и пророк, однако не должно было есть их ни ему, ни тем более бывшим при нем: их могли есть одни священники. Впрочем по причине голода он заслужил прощение. Так и здесь ученики.

Или несте чли в законе, яко в субботы священницы в церкви субботы сквернят, и неповинни суть. Часто напоминает им: не читали ли? обличая таким образом тот суетный труд их, что они читают, не разумея читаемого. Закон запрещал делать в субботу; но другой закон, напротив, повелевает священникам в субботу приносить жертву, и для жертв рубить дрова и раскладывать огонь, рассекать мяса и делать другая подобные дела. Таким образом с одной стороны, по причине законного запрещения работать в субботу, они оскверняли субботу, когда рассекали дрова и мяса, раскладывали огонь и т. под., но с другой - они невинны были, потому что совершали священнодействие. Господь предложил повествование о Давиде в оправдание учеников, показывая, что они совершенно невинны. Смотри же, сколько обстоятельств приводит Он! Указывает во первых на лица, ибо то были священники: потом - на храм, ибо жертва совершалась во храме: также на самое дело, ибо они, говорит, сквернят субботу. Не сказал: нарушают субботу, но сказал сильнее - сквернят. Наконец присовокупляет, что составляет

главное в речи, - то есть что они при всем том неповинны. Господь наперед предложил более легкий ответ, а потом представил сильнейший. Давид однажды по нужде нарушил закон о хлебе предложения, и по рассуждению оставлено было ему согрешение; священники же без нужды каждую субботу нарушают закон о субботе, однако прощается им сие беззаконие по закону же.

Глаголю же вам: яко церкве боле есть зде. Здесь предстоит Сам Господь храма. Итак, если слуги храма, нарушая субботу, бывают неповинны, то тем более слуги Господа храма. Как те, совершая священнодействие - принося жертвы, имели достаточную причину к оправданию, так и апостолы.

Для иудеев, по их немощи. Господь установил один день в неделю, то есть субботний, в который они должны были оставлять обыкновенные работы, давать покой рабам и рабочему скоту и упражняться в чтении закона и в жертвоприношении. Напротив христианам, как более крепким, повелел всю неделю упражняться в чтении и духовном жертвоприношении: особенно же заповедал, в день воскресный ходить в храмы Божии на молитву и заниматься чтением божественных писаний, что составляет духовную жертву. Тех удерживал от прочих дел, дабы занимались чтением закона: а последним, что есть христианам, как упражняющимся в духовном, не возбранил и прочих дел. Ибо не прилично сидеть сложа руки тем, которые не простирают их и на малое зло, ни тем, которые неспособны мудрствовать о высоких предметах, - учиться малому; равным образом не прилично совершенным жить одинаково с несовершенными. Закон действительно возбранял работать в субботу. А священники в субботу и дрова кололи и огонь раскладывали, - а это, по вашему мнению, не есть осквернение субботы. - "Ты говоришь, что те были избранные и законные священники, а Твои ученики не священники. На это говорю вам, яко церкве боле есть зде, то есть Я больше храма и нахожусь с учениками своими как Владыка, посему они еще более могут нарушать субботу, чем священники".

Аще ли бысте ведали, что есть, милости хощу, а не жертвы, николиже убо бысте осуждали неповинных. Господь бо есть и субботы Сын человеческий. Обличает их и укоряет в невежестве за неразумение писаний пророческих. "Не следовало ли, говорит, быть милостивыми к голодным? Притом Я, Сын человеческий, - Господь субботы, как и всего, и виновник всех дней: посему, как Владыка, Я разрешаю и субботу". В духовном смысле понимай это так: апостолы были жители; жатва и колосья - верующие; их - то апостолы срывали и ели, то есть человеческое спасение было пищею их. Это они делали в субботу, то есть во время устранения от злых дел. Фарисеи же негодовали на них. Так бывает в церкви и ныне. Между тем как учители поучают народ и стараются принести многим пользу, некоторые, подобно фарисеям, завидуют и досадуют.

И пришед оттуду, прииде на сонмище их. И се человек бе ту, руку имый суху: и вопросиша его, глаголюще: аще достоит в субботы целити? да на него возглаголют. Другие Евангелисты (Мк.3, Лк.6) говорят, что Иисус предложил сей вопрос. Но фарисеи, как люди завистливые, предполагая, что Он исцелит его, как исцелял многих других, предупредили его, и, как говорит Матфей, предложили вопрос; а потом Господь и Сам спросил, как бы в укоризну их слепоте, о чем говорят другие Евангелисты. Фарисеи спрашивали Его с тем, чтобы, если скажет, что должно исцелять в субботу, обвинить Его. Но Он не только словом, но и делом ответствовал на то, исцелив больного.

Он же рече им: кто есть от вас человек, иже имать овча едино, и аще впадет сие в субботы в яму, не имет ли е, и измет? Кольми убо лучши есть человек овчате? Темже достоит в субботы добро творити. Обличает их в том, что они для корысти нарушают субботу, чтоб не лишиться овцы, а человека исцелить не допускают. И так Он обличает их здесь, как любостяжательных, как немилосердных и как преступников закона Божия; ибо они, чтобы не потерять овцы, преступают закон о субботе, и не желая исцеления человеку, обличают себя в немилосердии.

Тогда глагола человеку: простри руку твою: и простре, и утвердися цела, яко другая. Многие и ныне имеют сухие руки, то есть не милостивые и не простирающиеся к требующим. Но когда огласит их слово евангельское, простирают их для подаяния, хотя фарисеи, то есть отсеченные от нас гордые демоны - (фарисей значит пресечение), - по своей вражде против нас, и не хотят того, чтоб руки наши простирались для подаяния милостыни, подобно тому, как тогда фарисеи не желали исцеления недужному.

Фарисее же изшедше совет сотвориша на Него, како Его погубят. Иисус же разумев отъиде оттуду. О зависть! когда принимают благодеяния, тогда особенно неистовствуют. Христос уходит, потому что еще не настало время страдания и вместе щадя фарисеев, да не впадут в грех убийства: ввергать себя в опасность без нужды есть дело небогоугодное. Вникни присем в слово - изшедше: они тогда стали совещаться о погублении Иисуса, когда ушли от Бога; ибо никто пребывающий в Боге не составляет подобных советов.

И по Нем идоша народи мнози, и исцели их всех. И запрети им, да не яве Его творят. Желая укротить зависть фарисеев, не хочет, чтоб о Нем объявили: Он всеми способами старался уврачевать их.

Яко да сбудется реченное Исаием пророком, глаголющим: се Отрок Мой, Егоже изволих: возлюбленный Мой, наньже благоволи душа Моя: положу Дух Мой на Нем, и суд языком возвестит: не преречет, ни возопиет. Евангелист приводит и пророка во свидетели кротости Иисусовой. Чего бы, говорит, ни хотели иудеи. Он сотворит; хотят ли, чтобы Он не являлся? Он и это исполнит, не станет противиться, подобно какому либо честолюбцу, не будет и спорить; напротив возвестит народу, чтобы не объявляли о Нем. Он возвестит суд и язычникам, то есть будет учить и язычников: ибо суд здесь тоже, что учение, знание и различение добра. Или - возвестит язычникам и о будущем суде, о котором они никогда не слыхали.

Ниже услышит кто на распутиих гласа Его: поелику Он учил не среди площади, ни на дорогах, как славолюбивые фарисеи, но в храме, или в синагогах, или на горе, или близ моря, удаляясь от славы народной.

Трости сокрушены не преломит, и лена внемшася не угасит. "Он мог, говорит, сокрушить иудеев, как надломленную трость, и угасить неистовство гнева их, как курящийся лен, но не хотел, пока не совершит Своего служения и не победит их во всем". Это показывает в следующих словах.

Дондеже изведет в победу суд: и на имя Его языцы уповати имут. Чтобы не имели чем оправдываться, все терпел, дабы в последствии осудить их, как не могущих дать ответа. Ибо чего Он не сделал, да приобрящет их! Но они не восхотели. И так язычники уповати имут на Него, поелику не хотели того иудеи. Василий Великий под тростию сокрушенною (надломленною) разумеет такого человека, который подвержен какой-либо страсти, и в тоже время желает исполнять волю Божию. Такого человека не надобно сокрушать и отвергать, но наставлять, подобно как Господь наставлял: внемлите милостыни вашея, говорил Он, не творити пред человеки, яко да видими будете ими (Мф.6:1); или как Апостолы учили по его наставлению, говоря: Вся творите без роптания и размышления (Флп.2:14), также: ничтоже по рвению, или тщеславию, (Флп.2:3). Курящийся лен означает такого человека, который исполняет заповеди Божии без теплого чувства и не с полным усердием. Он означает еще ослабевшего человека, которого также не должно отвергать, напротив нужно возбуждать и поощрять напоминанием о судьбах Божиих и божественных обетованиях.

Тогда приведоша к Нему беснующася слепа и нема: и исцели его, яко слепому и немому глаголати и глядати, И дивляхуся вси народи глаголюще: еда сей есть Христос сын Давидов? Демон заградил все пути, ведущие к вере, - и зрение, и слух, и язык, но Иисус исцеляет сии чувства, и называется от народа сыном Давидовым; ибо Христа ожидали от семени Давидова. Ежели и ныне случится тебе видеть, что иной ни сам не разумеет добра и не принимает слов другого; то почитай его слепым, немым и глухим, и помолись о нем, да исцелит его Христос, коснувшись сердца его.

Фарисее же слышавше реша: Сей не изгонит бесы, токмо о веельзевуле князе бесовстем. Хотя Господь и удалился ради их: но они издали слыша, что Он делал людям благодеяния, клеветали на Него. Значит, они так были враждебны к человеческой природе, как сам дьявол.

Ведый же Иисус мысли их, рече им: всякое царство раздельшееся нася запустеет: и всяк град или дом разделивыйся на ся не станет. И аще сатана сатану изгонит, на ся разделился есть: како убо станет царство его? Обличая помышления их, тем самым показывает, что Он Бог. Он ответствует им подобием, заимствуемым от обыкновенных предметов и обнаруживает безумие их. Ибо как демоны могут изгонять друг друга, когда они всегда стараются помогать друг другу? Сатана значит противник.

И аще Аз о веельзевуле изгоню бесы, сынове ваши о ком изгонят? Сего ради тии вам будут судии. "Пусть, говорит, Я таков, как вы говорите: чьею же силою изгоняют ваши сыны, то есть апостолы - (ибо они были их сыны)? - ужели и они изгоняют силою веельзевула? Если же они изгоняют божественною силою; то тем более Я, потому что они совершают чудеса Моим именем. И так они послужат к осуждению вашему за то, что вы все еще клевещете на Меня, хотя и видите, что они чудодействуют Моим же именем".

Аще ли же Аз о Дусе Божии изгоню бесы: убо постиже на вас царствие Божие. Говорит как бы так: "если Я изгоняю бесов божественною силою: то Я - Сын Божий, и пришел ради вас, дабы вас

облагодетельствовать. Очевидно, что постиже вас пришествие Мое - (царствие Божие есть пришествие Христово); зачем же вы поносите пришествие Мое к вам и ради вас?"

Или како может кто внити в дом крепкаго, и сосуды его расхитити, аще не первее свяжет крепкаго? и тогда дом его расхитит. "Я столько, говорит, далек от дружбы с демонами, что противоборствую им и связываю их, бывших до пришествия Моего крепкими". Ибо вошедши в дом, то есть в мир, Христос расхитил (то есть исхитил от работы диавола) сосуды бесовские, то есть человеков, которыми обладали прежде демоны. Он ведет приточную речь и показывает, что бесовский князь крепок, впрочем не по природе, а потому, что крепко мучил и насиловал тех, которые по нерадению были немощны. Под сосудами его разумеются также подвластные ему демоны, как орудие его. Посему св. Лука и назвал их орудиями его, посредством которых он порабощал отверженных людей. Смысл сей приточной речи тот, что Христос не только не имеет любви к бесовскому князю, но и связал нечистую и слабую силу его, и что Он не расхитил бы, то есть не разогнал бы бесов, если бы наперед не связал самого князя, укрепляющего их.

Иже несть со Мною, на Мя есть: и иже не собирает со Мною, расточает. "Как, говорит, станет помогать Мне веельзевул, который напротив противодействует Мне? Я учу добру, а он - злу; как же он со Мною? Я собираю людей во спасение, а он расточает. Касается сим словом и Фарисеев, которые, когда он учил и доставлял многим пользу, настраивали народ, чтоб не приходили к Нему. Таким образом (Господь) показывает, что они истинно подобны демонам.

Сего ради глаголю вам: всяк грех и хула отпустится человеком: а яже на Духа хула, не отпустится человеком. И иже аще речет слово на Сына человеческаго, отпустится ему: а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий. Здесь говорит, что всякий другой грех имеет хотя малое извинение, напр. блуд, воровство; ибо мы ссылаемся обыкновенно на человеческую немощь, и потому заслуживаем некоторое извинение. Но когда кто видит совершаемые Духом Святым чудеса и производит их от демона, тот какое может иметь извинение? Очевидно, он знает, что они происходят от Св. Духа, но злонамеренно хулит их; как же он может быть прощен? Таким образом когда иудеи видели, что Господь ел и пил, что Он обращался с мытарями и блудницами и делал все прочее, свойственное Ему, как Сыну человеческому, и потом порицали Его, как ядцу и винопийцу; то в этом они достойны извинения, и в сем не потребуется от них покаяния, поелику они соблазнялись, как им казалось, не без причины. Но когда видели, что Он творит и чудеса, и однако клеветали и хулили Св. Духа, называя это бесовским делом; то как им отпустится этот грех, если не покаются? Итак знай, что кто хулит Сына человеческого, видя Его живущего по-человечески, и называет Его другом блудников, ядцею и винопийцею за то, что Христос так поступал; такой человек, если и не покается, не даст в том ответа: он получит прощение, потому что под покровом плоти не предполагал в Нем Бога. Но кто хулит Св. Духа, то есть духовные дела Христовы, и называет их бесовскими; тот, если не покается, не будет прощен, поелику не имел никакой благовидной причины к хуле, как напр. тот, кто клеветал на Христа, видя Его среди блудников и мытарей. Так не отпустится ему ни здесь, ни там; но он будет наказан и здесь и там. Многие наказываются здесь только, а там нет, как бедный Лазарь; другие - и здесь и там, как Содомляне и хулящие Св. Духа; иные же ни здесь, ни там, напр. апостолы, предтеча и другие. Они хотя, по-видимому, наказываемы были, когда подвергались гонениям, но это не было наказание за грехи, а искушение ведущее к венцам.

Или сотворите древо добро, и плод его добр: или сотворите древо зло, и плод его зол; от плода бо древо познано будет. Поелику иудеи не могли признавать чудес злыми делами, а совершавшего их Христа хулили, приписывая Ему бесовские свойства, то Он говорит: "или и Меня признавайте добрым деревом, и чудеса Мои будут добрый плод; или если вы признаете Меня гнилым деревом, то и чудеса Мои, очевидно, будут плод худой. Но о чудесах, или плодах Моих вы говорите, что они добры; следовательно и Я - доброе древо, потому что, как древо узнается по плодам, так и Я могу быть узнан из чудес Моих".

Порождения ехиднова, како можете добро глаголати, зли суще? "Вот, говорит, вы, будучи злыми древами, приносите и плод злой, когда злословите Меня; так и Я, если бы был зол, приносил бы и худой плод, а не такие чудеса". Называет их порождением ехидниным. Так как они хвалились Авраамом, то он дает им знать, что они не Авраама потомки, а предков дурных, каковы и сами они.

От избытка бо сердца уста глаголют. Благий человек от благаго сокровища износит благая: и лукавый человек от лукаваго сокровища износит лукавая. Когда видишь, что кто либо срамословит или празднословит, то знай, что в сердце у него еще не то, что говорит, но гораздо более того, потому что наружу изливается только избыток, то есть тот, скрывая многое внутрь

себя, открывает только малую часть скрываемого. Подобно сему и тот, кто говорит доброе, в сердце носит гораздо больше добра. Мудрствование о всякой добродетели во славу Божию о Христе есть сокровище благое, а мудрствование на зло, осужденное Богом, есть сокровище лукавое. От сих-то сокровищ и выносит всякий, по слову Христову, добро или зло - словами ли то, или делами.

Глаголю же вам, яко всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный. От словес бо своих оправдишися, и от. словес своих осудишися. Всякое слово, не служащее к действительной христианской пользе, есть праздное слово, и посему пагубно. Хотя оно кажется и хорошим, но не служит к утверждению веры и к спасению, или произносится не с доброю целью, не останется без осуждения, потому что не служит к пользе и оскорбляет Св. Духа Божия. Об этом учил и апостол говоря: всяко слово гнило да не исходит, из уст ваших (Еф.4:29). Но слово истинно доброе способствует утверждению веры, дает благодать слушающим и не оскорбляет Св. Божия Духа, хуже чего ничто не может быть. Здесь и нас Он устрашает, то есть, что и мы дадим ответ за каждое праздное слово, как - то за слово ложное, срамное или неблагопристойное и насмешливое. Потом, дабы не подумали, что Он говорит нечто Свое, приводит свидетельство из писания: от словес, говорит, своих оправдишися, и от словес своих осудишися (Иов.15:6. Еккл.10:12).

Тогда отвещаша нецыи от книжник и фарисей, глаголюще: Учителю, хощем от Тебе знамение видети. Евангелист как бы с удивлением присовокупил - тогда: ибо, когда надлежало покориться в следствие бывших чудес, тогда они просят знамения. Хотят видеть знамение с неба, как говорит другой Евангелист, поелику им думалось, что земные знамения производит Он силою дьявольскою.

Что же Спаситель?

Он же отвещав рече им: род лукав и прелюбодей знамения ищет, и знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. Якоже бо бе Иона во чреве китове три дни и три нощи, тако будет и Сын человеческий в сердцы земли три дни и три нощи. Называет их лукавым родом, как льстецов и неблагонамеренных людей: прелюбодейным, поелику они отступили от Бога и прилепились к демонам. Знамением называет Свое воскресение, как событие чрезвычайное, так как Он, нисшедши в сердце земли, то есть в преисподнейшее место, или, что то же, во ад, в третий день воскрес [5]. Под тремя днями и ночами разумей неполные дни и ночи. Он умер в пятницу, - вот был первый день; субботу оставался мертв, - вот другой день; ночь на воскресенье застала Его тоже мертвым. Так насчитываются трое суток неполные, как и мы часто имеем обычай считать время.

Мужие Ниневитстии востанут на суд с родом сим, и осудят его: яко покаяшася проповедию Иониною: и се боле Ионы зде. "Ионе проповедавшему по выходе из кита, говорит, поверили, а Мне и по воскресении Моем вы не поверите; посему и будете осуждены ниневитянами, которые поверили рабу Моему Ионе, без знамений и чудес, хотя они были варвары. Осуждены будете, потому что вы выросли с пророками, видели знамения и чудеса, и не смотря на то не поверили Мне, Господу", - что означается словами: и се боле Ионы зде.

Царица южская востанет на суд с родом сим, и осудит и: яко прииде от конец земли слышати премудрость Соломонову: и се боле Соломона зде. "Царица эта, хотя и была слабая женщина, пришла, говорит, издалека, и пришла, только для того, чтобы слышать учение о деревах, садах и о некоторых естественных предметах; а вы не приняли Меня, когда Я Сам пришел к вам, говорю вам неизреченные истины и совершаю для вас чрезвычайные дела.

Егда же нечистый дух изыдет от человека, проходит сквозе безводная места, ища покоя, и не обретает. Тогда речет: возвращуся в дом мой, отнюдуже изыдох: и пришед обрящет празден, пометен и украшен. Тогда идет и поймет с собою седмь иных духов лютейших себе, и вшедше живут ту: и будут последняя человеку тому горша первых, Тако будет и роду сему лукавому. Этими словами Господь дает знать, что они пришли на край погибели от того, что не приняли Его. "Освободившиеся от бесов еще хуже становятся в последствии, ежели не исправляются. Так и ваш род одержим был демоном, когда вы покланялись идолам. Чрез пророков Я изгнал этого демона, пришел и сам с намерением еще более очистить вас; но поелику вы отвергли Меня, и хотите даже погубить Меня, то, как более тяжкие грешники, будете наказаны тяжело, и последний плен ваш будет гораздо тягостнее прежних". А ты разумей еще вот что: посредством крещения нечистый дух изгоняется, и бродит по безводным местам и душам некрещеным, но в них не находит покоя. Ибо покой для демонов состоит в том, чтобы смущать крещеных на злые дела, тогда как некрещеными он и без того давно уж владеет. Таким образом он возвращается к

крещеному с семью духами, ибо, как семь духовных даров, так в противоположность сему семь же и духов злобы. Когда он возвратится к крещеному, и найдет его праздным, то есть без добрых дел и, по причине лености, без твердости к сопротивлению врагам, тогда бедствие его бывает больше; потому что прежде очистившись чрез крещение, он после не имеет надежды на второе крещение, кроме крещения покаянием, которое весьма трудно.

Еще же Ему глаголющу к народом, се мати Его и братия Его стояху вне, ищуще глаголати Ему. По-человечески мать хотела показать, что имеет власть над сыном, ибо в то время она еще ничего особенно великого не помышляла о Нем. Поэтому, будучи неравнодушна к чести видеть сына послушным себе, желает вызвать Его даже среди речи. Что же Христос? Поелику Он узнал намерение ее, то слушай, что говорит.

Рече же некий Ему: се мати Твоя, и братия вне стоят, хотяще глаголати Тебе. Он же отвещав рече ко глаголющему Ему: Кто есть мати Моя? и кто суть братия Моя? И простер руку Свою на ученики Своя, рече: се мати Моя и братия Моя, Иже бо аще сотворит волю Отца Моего, иже есть на небесех, той брат Мой, и сестра и мати Ми есть. Не в укор матери говорит это, но для исправления человеческой мысли ее; ибо не сказал: она Мне не мать, но дал знать, что если она не будет исполнять воли Божией, то ей нисколько не принесет пользы то, что она родила Меня. И так Он не отрекается от естественного родства, но восполняет его родством по добродетели; потому что недостойный человек не получает никакой пользы от плотского родства. Предотвратив таким образом недуг тщеславия. Он тотчас повинуется зовущей Его матери. Ибо далее Евангелист говорит:

Примечания 5. Следующих слов не поместил славянский переводчик в своем переводе. Примеч. Редак.

Глава 13


В день же той изшед Иисус из дому, седяше при мори: и собрашася к Нему народи мнози, якоже Ему в корабль влезти и сести: и весь народ на брезе стояше. Иисус сел в корабль, дабы всех слушателей иметь перед глазами и дабы все они могли слышать слово Его. Таким образом с моря уловляет Он находящихся на земли.

И глагола им притчами много, глаголя. На горе простому народу говорит без притчей, а здесь, в присутствии коварных фарисеев, говорит в притчах, дабы хоть потому, что не понимают, сделали ему вопрос и получили вразумление. С другой стороны им, как недостойным, и не следовало ясно предлагать учения, поелику не должно повергать бисер пред свиниями. Первую притчу изрекает такую, которая наиболее способна возбудить внимание в слушателе. Итак, слушай.

Се изыде сеяй да сеет. Сеятелем называет Себя Самого, а семенем Свое слово. Вышел же Он не на одно какое-либо место, потому что был везде; но так как Он приблизился к нам плотию, то и говорится, что Он вышел, то есть от Отеческих недр. Он Сам вышел к нам, потому что мы не могли придти к Нему. И для чего же вышел? Для того ли, чтобы зажечь землю по множеству терния? Или для того, чтоб наказать? Нет, для того, чтобы сеять. Семя называет Он Своим; ибо и пророки сеяли семя, но не свое, а Божие. Он же, как Бог, сеял собственное семя, поелику не по благодати Божией сделался мудрым, но Сам был премудрость Божия.

И сеющу ему, ова падоша при пути: и приидоша птицы, и позобаша я. Другая, же падоша на каменных, идеже не имеяху земли многи: и абие прозябоша, зане не имеяху глубины земли. Солнцу же возсиявшу присвянуша, и зане не имеяху корения, изсхоша. Означенные словом - при пути, суть люди ленивые и нерадивые, которые совсем не принимают слова, потому что мысль их - как бы утоптанная и жесткая дорога, нисколько не вспаханная. Поэтому семя слова похищают у них птицы небесным, то есть духи воздушные - бесы. Под каменистою землею разумеются те, которые внимают слову, но по немощи своей не борются с искушениями и скорбями, и продавши спасение (за мирские блага), погибают. Под воссиявшим солнцем должно разуметь искушения, ибо зной солнечный изображает искушения: сверх того искушения, подобно солнцу освещающему сокровенные места, обнаруживают людей и показывают, каковы они.

Другая же падоша в тернии, и взыде терние, и подави их. Это те, которые заглушают слово житейскими заботами. Так, богатый хотя по видимому делает доброе дело, но его дело, которому препятствуют житейские заботы, не растет и остается безуспешным.

Другая же падоша на земли добрей, и даяху плод, ово убо сто, ово же шестьдесят, ово же тридесять. Три части семени погибли, уцелела только четвертая, ибо не много спасающихся. О доброй земле говорит после, дабы подать нам надежду покаяния; ибо всякому можно сделаться доброю землею, хотя бы кто был каменистая земля, или лежал как дорога и попирался демонами, или же был бы тернистая земля. Не все принявшие слово приносят плод одинаковый. Один приносит сто, например тот, кто совершенно нестяжателен и ведет строго подвижническую жизнь; другой - шестьдесят, - это, по моему мнению, общежительный монах, который еще и житейскими делами занимается; третий приносит тридцать, - это человек, избравший честный брак и со всевозможным усердием упражняющийся в добродетелях. Смотри: благодать Божия принимает всех, как много, так мало и средственно приносящих плод.

Имеяй ушы слышати, да слышит. Это показывает, что имеющие духовные уши должны понимать это духовно. Поелику многие имеют уши не для того, чтобы слушать; то и присовокупляет: имеяй, ушы слышати, да слышит, то есть имеющий духовные уши, чтобы слушать о духовном.

И приступивше ученицы (Его) рекоша Ему: почто притчами глаголеши им? Он же отвещав рече им: яко вам дано есть разумети тайны царствия небеснаго, онем же не дано есть. Иже бо имать, дастся ему, и преизбудет ему: а иже не имать, и еже имать, возмется от него. Видя большую неясность в словах Христа, ученики, как общие попечители народа, приступают с вопросом. Он же говорит: вам дано есть разумети тайны. То есть: "поелику вы имеете расположение и старание, то вам дано, а тем, как не имеющим старания, не дано". Принимает обыкновенно тот, кто просит: просите, сказано, и дастся вам (Мф.7:7). Смотри же, как здесь Господь предложил (всем) притчу, а приняли ее одни ученики. Итак хорошо сказал Господь, что знание дается и приумножается тому, кто имеет старание, а кто не имеет старания и надлежащего смысла, у того взято будет и то, что он думал иметь; то есть хотя кто и малую искру добра имеет, то и ту погасит своею леностью, не стараясь раздувать и разжигать ее духом и духовными делами.

Сего ради в притчах глаголю им, яко видяще не видят, и слышаще не слышат, ни разумеют. Вникни в это, ибо здесь разрешается вопрос тех, которые говорят, что иные бывают злы по природе и от Бога. Сам, говорят, Христос сказал: вам дано есть разумети тайны, иудеям же не дано. Отвечаем с Богом: Бог дает всем естественную способность разуметь должное. Он просвещает всякаго человека грядущаго в мир (Ин.1:9), а омрачает нас наша воля. Это самое здесь и показывается. Христос говорит, что естественно зрячие, то есть созданные от Бога способными понимать, не видят по своей воле, и что слышащие, то есть от Бога созданные естественно способными слышать и разуметь, не слышат и не разумеют по собственному произволу. В самом деле, - скажи мне, не видели ли они чудес Христовых? Конечно, видели, но сами себя сделали слепыми и глухими, и обвиняли Христа, ибо это значит: видяще не видят. Во свидетеля Христос приводит и пророка.

И сбывается в них пророчество Исаиино, глаголющее: слухом услышите, и не имате разумети: и зряще узрите, и не имате видети. Отолсте бо сердце людей сих и ушима тяжко слышаша, и очи свои смежиша, да не когда узрят очима, и ушима услышат, и сердцем уразумеют, и обратятся, и исцелю их (Ис.6:9,10). Видишь, что говорит пророк! "Не потому, сказано, не разумеете, будто Я создал сердце ваше грубым, но потому, что оно, прежде нежное, огрубело впоследствии", ибо все делающееся грубым сначала бывает нежно. По огрубении же сердца, они зажмурили и глаза свои. Не сказал, что Бог зажмурил у них глаза, но они произвольно сами поступили так для того, чтоб им не обратиться, и чтоб Я не исцелил их. Таким образом по своей злой воле они постарались остаться неизлечимыми и неспособными к обращению.

Ваша же блаженна очеса, яко видят: и уши ваши, яко слышат. Аминь бо глаголю вам, яко мнози пророцы и праведницы вожделеша видети, яже видите, и не видеша, и слышати, яже слышите и не слышаша. Блаженны и чувственные очи и уши Св. Апостолов, а тем более достойны ублажения духовные очи и уши их, так как они познали Христа. Предпочитает их пророкам, потому что они видели Христа чувственно, а пророки только мысленно. Притом пророки не удостоились стольких тайн и такого ведения, как Апостолы. Таким образом Апостолы преимуществуют пред пророками в двух отношениях: в том, что видели (Христа) телесно, и в том, что гораздо духовнее их постигли Божественные тайны. Затем Христос объясняет ученикам и самую притчу.

Вы же услышите притчу сеющаго. Всякому слышащему слово царствия и не разумевающу, приходит лукавый, и восхищает всеянное в сердце его: сие есть, (еже) при пути сеянное. Сим побуждает нас вникать в то, что говорят нам учители, дабы и нам не уподобиться находящимся при пути. Можно сказать также: поелику путь есть Христос, то находящиеся при пути суть те, которые вне Христа, которые то есть не на пути, а вне сего пути.

А на камени сеянное, сие есть, слышай слово, и абие с радостию приемлет е. Не имать же корене в себе, но привременен есть. Бывши же печали, или гонению словесе ради, абие соблажняется. Печали сказал: поелику многие, подвергаясь скорби от родителей, или от каких-либо несчастий, тотчас произносят хулы. О гонении же сказано по отношению к тем, которые впадают в руки мучителей.

А сеянное в тернии, се есть, слышай слово, и печаль века сего, и лесть богатства подавляет слово и без плода бывает. Не сказал: век сей подавляет, но печаль века сего, не богатство, но лесть богатства; ибо богатство в том случае, когда расточаемо бывает бедным, не подавляет, а еще возвращает слово. Тернием же означаются заботы и пресыщение, так как они возжигают огонь и похоти и геенны. И как терние, будучи остро, вонзается в тело, и едва может быть вынуто; так и пресыщение, когда овладеет душею, не скоро может быть искоренено.

А сеянное на добрей земли, се есть, слышай слово и разумевая: иже убо плод приносит, и творит ово сто, ово же шестьдесят, ово тридесять. Виды добродетели различны, различны и преуспевающие в духовной мудрости, смотря потому, сколько кому дается по чистоте сердца. Заметь же, какой порядок в притче: прежде всего нам надобно услышать и уразуметь слово, дабы не уподобиться тем, кои находятся при пути: потом должно твердо содержать слышанное в сердце: далее - быть не любостяжательными, ибо что пользы в том, если услышу и удержу, но пристрастием к богатству заглушу слышанное?

Ину притчу предложи им глаголя: уподобися царствие небесное человеку сеявшу доброе семя на селе своем: Спящым же человеком, прииде враг его, и всея плевелы посреде пшеницы, и отъиде. Егда же прозябе трава, и плод сотвори, тогда явишася и плевелие. Пришедше же раби господина, реша ему: господи, не доброе ли семя сеял еси на селе твоем? откуду убо имать плевелы? Он же рече им: враг человек сие сотвори, раби же реша ему: хощеши ли убо, да шедше исплевем я? Он же рече (им): ни: да не когда восторгающе плевелы, восторгнете купно с ними (и) пшеницу. Оставите расти обое купно до жатвы: и во время жатвы реку жателем: соберите первее плевелы, и свяжите их в снопы, яко сожещи я; а пшеницу соберите в житницу мою. В первой притче сказал, что только четвертая часть семени пала на добрую землю, а в настоящей показывает, что враг, по причине нашего сна и нерадения, не оставил нерастленным и сего самого семени, которое пало на добрую землю. - Село есть мир, или душа каждого; сеятель - Христос; доброе семя - заповеди Его; земля добрая - добрые люди, или добрые помышления; плевелы суть ереси и худые помышления, а посеявший их есть диавол. Спящие люди суть те, которые по нерадению и лености дают место еретикам, и диаволам и худым мыслям, не сопротивляясь им мужественно; рабы означают Ангелов, которые негодуют, видя в душе человека ереси или нечестие, и желают исторгнуть из сей жизни и сожечь как еретиков, так и (вообще) мыслящих лукаво. Но Бог не позволяет погублять еретиков вооруженною рукою, дабы вместе с ними не пострадали и не были погублены и праведные. Равным образом Бог не хочет погубить человека и за злые помышления его, дабы также не погибла с ним и пшеница. Напр. если бы Матфей исторгнут был из сей жизни, когда был в числе плевел; то вместе с ним погибла бы имевшая впоследствии прозябнуть от него и пшеница слова его. Также точно и Павел и разбойник, когда были плевелами, не были потреблены, но оставлены жить, дабы впоследствии произросла их добродетель. Посему Господь скажет Ангелам в кончину века: соберите плевелы, то есть еретиков и лукавых людей. Как же? в снопы, то есть связав им руки и ноги, так как в то время никто не может делать ни доброго, ни худого, но всякая деятельная сила будет связана. Пшеница, то есть святые будут собраны жателями - ангелами в небесные житницы. Подобно сему и худые помышления, которые имел Павел, когда был гонителем, пожжены были огнем Христа, который пришел Он воврещи на землю (так и грехи всех пожигаются покаянием), а пшеница, то есть благие помышления благих людей, собраны в хранилище Церкви.

Ину притчу предложи им глаголя: подобно есть царствие небесное зерну горушичну, еже взем человек всея на селе своем: Еже малейше убо есть от всех семен: егдаже возрастет, более всех зелий есть, и бывает древо: яко приити птицам небесным, и витати на ветвех его. Горчичное зерно означает проповедь и апостолов, которые объяли всю вселенную, хотя их было не много, так что на них почивают птицы небесные, то есть те, которые имеют легкий и парящий в высоту ум. Будь же и ты горчичным зерном, по виду малым. Ибо не должно хвалиться добродетелию, но должно быть теплым, ревностным, проворным и обличительным, а не ласкателем и лицемером. В таком случае, как совершенный, ты соделаешься больше других растений, то есть слабых и несовершенных людей, так что и птицы небесные, то есть ангелы будут почивать на тебе, как человеке, ведущем ангельскую жизнь, ибо они радуются о праведных.

Ину притчу глагола им: подобно есть царствие небесное квасу, егоже вземши жена скрыв сатех трех муки, дондеже вскисоша вся. Закваскою, как и зерном горчичным, называет апостолов. "Как

закваска, при всей своей малости, делает все тесто таким, какова сама; так и вы, говорит, преобразуете весь мир, хотя вас и не много будет". Сата была у иудеев одна из мер, подобно как и у нас есть меры, напр. фунт, пуд и др. Некоторые под закваскою разумеют проповедь, под тремя сатами - три силы души, - познавательную, чувствовательную и желательную, а под женою - душу, которая, скрывши проповедь во всех своих силах, смешивается таким образом с нею, заквашивается и освящается от нее. И так нам всецело надобно закваситься и претвориться в божественное, поелику говорит: дондеже вскисоша вся,

Сия вся глагола Иисус в притчах народом, и без притчи ничесоже глаголаше к ним: Яко да сбудется реченное пророком глаголющим: отверзу в притчах уста Моя: отрыгну сокровенная от сложения мира (Пс.77:2). Дабы ты не подумал, что Христос изобрел некоторый новый способ учения, Евангелист приводит предсказание о том, как Иисус должен был учить и именно о том, что Он должен был учить в притчах. Слово - яко - принимай в значении не винословной, а изъяснительной частицы, ибо Христос учил таким образом не для того, чтобы исполнилось пророчество; но поелику Он учил в притчах, то из самого. события и оказалось, что пророчество исполнилось на Нем. Без притчи не глаголаше к ним, то есть только в то время, так как Он не всегда говорил в притчах, но часто и без притчей, открыто. Отрыгнул же Господь то, что оставалось сокрытым от создания мира, что утаено было и от ангелов; ибо Он открыл нам небесные тайны.

Тогда оставль народы, прииде в дом Иисус. Оставил народ тогда, когда народ не воспользовался учением. Он говорил притчами, дабы Его вопросили; народ же не позаботился о сем, не хотел спросить и вразумиться, и таким образом Господь по справедливости оставляет его.

И приступиша к Нему ученицы Его, глаголюще: скажи нам притчу плевел селных. Спрашивают его об одной этой притче, ибо прочие притчи казались им более ясными. Плевелами называется все, что растет среди пшеницы, ко вреду для нее, как то: куколь, журавлиный горох, дикий овес и другое, не свойственное пшенице, как и душе - лукавые помышления.

Он же отвещав рече им: сеявый доброе семя есть Сын человеческий: А село, есть мир: доброе же семя, сии суть сынове царствия: а плевелы, суть сынове неприязненнии: а враг всеявый их, есть диавол: а жатва, кончина века есть: а жатели, ангели суть. Якоже убо собирают плевелы, и огнем сожигают: тако будет в скончание века сего. Послет Сын человеческий ангелы Своя, и соберут от царствия Его вся соблазны, и творящих беззаконие. И ввергнут их в пещь огненну: ту будет плачь и скрежет зубом. Что надлежало сказать (в объяснение сего), то сказано было нами выше. Так, мы сказали, что здесь идет речь о ересях, которым попускается быть до скончания века. Иначе, если мы станем убивать и истреблять еретиков, возникнут возмущения и войны, а при возмущениях может быть и то, что многие и из верных погибнут. Но и Павел и разбойник, прежде нежели уверовали, были плевелами: и однако же ради того, что посте они имели сделаться чистою пшеницею Христу, не были истреблены в то время, и в последствии принесли Богу плод, а плевелы пожгли огнем Св. Духа. Посему не должно убивать еретиков, а должно удаляться от них и не вступать с ними в разговор, кроме тех случаев, когда это нужно для того, чтобы обратить их и опять сделать пшеницею. Если же останутся плевелами, то сами узнают, когда искушены будут огнем.

Тогда праведницы просветятся яко солнце, в царствии Отца их. Имеяй уши слышати, да слышит. Поелику солнце кажется нам блистательнее всех звезд, то светозарность праведников сравнивается с солнцем. Но они будут сиять светлее солнца. Притом, поелику Солнце правды есть Христос, то праведники просветятся тогда подобно Христу, ибо говорится, что они будут как боги. Потому сказал: имея ушы слышаши, да слышит.

Паки подобно есть царствие небесное сокровищу сокровену на селе, еже обрет человек скры: и от радости его идет, и вся, елика имать, продает, и купует село то. Село - мир, сокровище - проповедание веры и познание о Христе. Оно сокрыто в мире; премудрость бо, говорит Ап. Павел, проповедуем сокровенную от начала века (1Кор.2:7). Ищущий знания о Боге, находит его, и все, что имеет, то есть и языческие учения, и злые нравы, и богатства, тотчас бросает и покупает село, то есть мир. Ибо тот, кто познал Христа, владеет достоянием всего мира, как собственностию, не имея ничего, обладает всем, содержит в рабском подчинении себе твари, повелевая ими, как Моисей, Иисус, Илия и другие.

Паки подобно есть царствие небесное человеку купцу, ищущу добрых бисерей; Иже обрет един многоценен бисер, шед продаде вся, елика имяше, и купи его. Настоящая жизнь есть море; купцы суть те, которые странствуют по сему морю и стараются приобресть какое-либо знание. Мнения многих мудрецов представляют в себе многие жемчужины; но одна драгоценная

жемчужина; ибо одна истина, которая есть Христос. О происхождении жемчуга говорят следующее; есть в море некоторые особенные раковины, которые обыкновенно бывают крепко замкнуты черепицами. Но иногда они раскрываются, и когда упадет на них молния, опять затворяются. От павшей молнии и от сошедшей росы зачинается в них жемчуг, который потому и бывает чрезвычайно бел. Так и Христос зачался в Деве от небесной молнии - Св. Духа. И как обладающий жемчугом и часто держащий его в руке, сам знает, каким владеет богатством, а другие не знают; так и проповедь истинной веры сокрыта бывает от нерадивых и нехотящих искать ее. Но необходимо должно искать и иметь сей истинный жемчуг и отдавать все за него.

Паки подобно есть царствие небесное неводу ввержену в море, и от всякаго рода собравшу: Иже егда исполнися, извлекоша и на край, и седше избраша добрыя в сосуды, а злыя извергоша вон. Тако будет в скончание века: изыдут ангели и отлучат злыя от среды праведных: и ввергут их в пещь огненную; ту будет плачь и скрежет зубом. Поистине страшна сия притча; ибо показывает, что если мы и имеем веру, но не ведем доброй жизни, ввержены будем в огонь. Невод означает учение веры, которое переплетено знамениями и пророческими свидетельствами. Рыбари суть Апостолы; ибо, кого ни учили Апостолы, они убеждали чудесами и пророческими словами. Этот-то невод собрал от всякого рода - варваров, еллинов, иудеев, блудников, мытарей, разбойников. Когда же будет он полон, то есть когда кончится мир, тогда находящиеся в неводе будут разделены. Так, хотя мы и веровали, но если окажемся при сем без добрых дел, извержены будем; напротив те, которые имеют добрые дела, сложены будут в сосуды, то есть в вечные жилища. - Всякое действие, доброе ли то, или злое, есть пища души; поелику и душа имеет свои мысленные зубы. Ими - то душа будет скрежетать тогда, сокрушая таким образом свои деятельные силы за то, что, имевши возможность делать добро, не делала, а напротив больше творила зло.

Глагола им Иисус: разумеете ли сия вся? глаголаша ему: ей. Господи, Он же рече им: сего ради всяк книжник научився царствию небесному, подобен есть человеку домовиту, иже износит от сокровища своего новая и ветхая. Видишь ли, как притчи сделали их гораздо проницательнее! Вот те, которые прежде были непонятливы и необразованы, теперь поняли то, что не ясно сказано им. Похваляя их за это, Спаситель говорит: яко всяк книжник и проч. Называет их книжниками, как людей, уже наученных закону. Впрочем хотя они и узнали закон, не ограничились однако законом, а научились царствию небесному, то есть познали Христа, и таким образом стали способны износить и от Ветхого и от Нового закона. Человек домовит есть Христос, Который богат, потому что в Нем сокровища премудрости. Он, уча новому, приводил свидетельства и из Ветхого завета. Так напр. Он сказал: отдашь ответ и за праздное слово, - это новое, потом привел свидетельство: от словес своих оправдишися и осудишися, - это ветхое. В этом подобны Ему Апостолы, как напр. Павел, который говорит подобни мне бывайте, якоже аз Христу (1Кор.4:16).

И бысть, егда сконча Иисус притчи сия, прейде оттуду. И пришед во отечествие Свое, учаше их на сонмищи их. Сия, сказал, притчи: поелику Христос хотел говорить чрез несколько времени и другие. Переходит он для того, чтоб и другим доставить пользу Своим присутствием. Под отечеством Его разумей Назарет, ибо Он в нем был воспитан. Учит в синагоге, в публичном месте и с свободою, дабы впоследствии не стали говорить, что Он учил чему-то противозаконному.

Яко дивитися им и глаголати: откуду Сему премудрость сия, и силы? Не Сей ли есть тектонов сын? Не мати ли Его нарицается Мариам, и братия Его, Иаков, и Иосий, и Симон, и Иуда? и сестры Его не вся ли в нас суть? Откуду убо Сему сия вся? И блажняхуся о Нем. Назаретяне, по своему неразумию, думали, что неблагородство и уничиженность предков препятствует быть угодным Богу. Положим, что Иисус был простой человек, а и не Бог вместе, как они думали. Что же и при сем препятствовало ему быть великим в чудесах? Эти несмысленные оказываются и завистливыми, между тем как им надлежало более радоваться, что отечество их произвело такое благо. Братья и сестры Христовы были дети Иосифа, которые родились ему от жены брата его, Клеопы. Так как Клеопа умер бездетным, то Иосиф, по закону, взял жену его за себя и родил от нее шестерых детей, четыре сына и две дочери, Марию, которая по закону называется дочерью Клеопы, и Саломию. В нас суть, сказано, вместо - живут здесь вместе с нами. Соблазнялись же о Христе и братия Его, и, вероятно, говорили, что Он изгоняет бесов силою веельзевула.

Иисус же рече им: несть пророк без чести, токмо во отечествии своем. И не сотвори ту сил многих, за неверство их. Смотри, как поступает Христос; не укоряет их, но кротко говорит: несть пророк без чести и проч. Мы, люди, обыкновенно пренебрегаем своими домашними, а чужих уважаем и любим. Выражение - в дому своем, - присовокупил потому, что и братья его, будучи из одного с ним дома, завидовали Ему. По неверию их Он не сотворил здесь много чудес, щадя их самих, дабы не подверглись тем большему наказанию, если бы остались неверными после знамений. Посему многих знамений не сотворил, а только несколько, дабы не могли сказать:

"если бы хоть незначительное знамение сделал, мы уверовали бы". Впрочем ты разумей, что Иисус и до ныне бесчестен в Своем отечестве, то есть у иудеев, между тем как мы, чужие, чтим и любим его.

Глава 14

В то время услышав Ирод четвертовластник слух Иисусов. И рече отроком своим: сей есть Иоанн Креститель: той воскресе от мертвых, и сего ради силы деются о нем. Этот Ирод были сын того Ирода, который избил Вифлеемских младенцев. Из примера его пойми гордость властолюбивой жизни; вот спустя сколько времени дошел до Ирода слух об Иисусе! Лица, окруженные знаменитостями, обыкновенно не скоро узнают о подобном сему, потому что не обращают внимания на людей, сияющих добродетелию. Ирод, видно, боялся Крестителя, посему решился говорить о нем не с посторонними лицами, но с своими отроками, то есть с своими домашними. Так как Иоанн при жизни своей знамения не сотвори (Ин.10:41), то Ирод подумал, что он воскресши получил от Бога и дар чудотворения.

Ирод бо ем Иоанна, связа его и всади в темницу, Иродиады ради жены Филиппа брата своего. Глаголаше бо ему Иоанн: не достоит ти имети ея. И хотящ его убити, убояся народа, зане яко пророка его имеяху. Прежде Матфей не упоминал об этом событии в жизни Иоанна, потому что цель его состояла в том, чтобы описать относящееся только ко Христу. Он и теперь, конечно, не упомянул бы о сем, если бы это также не имело у него отношения ко Христу. Иоанн обличал Ирода в том, что он противозаконно имел жену брата своего. Закон повелевал брату взять жену своего брата только в том случае, когда сей последний умирал бездетным (Втор.25:5). Но Филипп умер не бездетен; у него была дочь, та самая, которая плясала. Некоторые даже говорят, что Ирод еще при жизни Филиппа отнял у него и жену и тетрархию. Впрочем как бы то ни было, во всяком случае поступок Ирода был противозаконный. Ирод не боялся Бога, но боялся народа, посему и удерживался от убийства. Впрочем диавол доставил ему удобный случай оправдать себя перед народом тем, что убил Иоанна по причине данной клятвы.

Дни же бывшу рождества Иродова, пляса дщи Иродиадина посреде, и угоди Иродови: темже и с клятвою изрече ей дати, егоже аще воспросит. Она же наваждена материю своею, даждь ми, рече, зде на блюде главу Иоанна Крестителя. Смотри, какое бесстыдство! пляшет дщерь царева! и чем искуснее пляшет, тем хуже. Да, стыдно царевне делать что-либо непристойное и еще с злою хитростью. Смотри также, какое безрассудство и у Ирода: он поклялся дать плясавшей все, чего бы ни попросила! Но дал ли бы ты ей, безумный, если бы она попросила у тебя твоей головы?

Даждь ми, рече, зде главу Иоанна. Для чего присовокупила - зде. Опасалась эта злая львица, чтобы Ирод, впоследствии одумавшись, не отказался дать ей главу Иоаннову; посему торопит Ирода, говоря: дай мне здесь же, то есть теперь же повели принести ее ко мне.

И печален бысть царь: клятвы же ради, и за возлежащих с ним, повеле дати ей. И послав усекну Иоанна в темнице. И принесоша главу его на блюде, и даша девице; и отнесе матери своей. И приступльше ученицы его взяша тело его, и погребоша е. Ирод опечалился по причине добродетели Иоанновой; ибо и враг обыкновенно чтит добродетель. Впрочем ради клятвы дает бесчеловечный дар на погибель себе и приявшей его. Познаем отсюда, что иногда лучше нарушить клятву, нежели ради клятвы сделать какое либо нечестие. Тело Крестителя погребено было в Севастии Кесарийской, а честная его глава первоначально положена была в Емесе.

И пришедше возвестиша Иисусови. О чем возвестили Иисусу? Не о смерти Иоанновой, а о том, что Ирод Его самого принимает за Иоанна; об Иоанне же и без того давно было известно.

И слышав Иисус, отъиде оттуду в корабли в пусто место един. Иисус уходит по случаю беззаконного убийства Ирода, научая и нас не ввергать себя явно в опасности; уходит также и для того, чтобы воплощения Его не сочли призрачным. Ибо если бы Ирод схватил Его, то попытался бы погубить Его, и ежели бы Иисус, при сей попытке погубить Его, исхитил Себя из среды опасностей, потому что еще не настало время смерти; то сочли бы Его за привидение. И так вот почему Он уходит. Уходит в пустое место, да сотворит там чудо над хлебами.

И слышавше народи, по Нем идоша пеши от градов. И изшед Иисус виде мног народ, и милосердова о них, и исцели недужныя их. Видна вера народа, по которой он идет за Иисусом, когда Он удалялся; почему, в награду веры, получает исцеления. Знак веры и то, что люди последуют за Ним пешие и без пищи.

Позде же бывшу, приступиша к Нему ученицы Его, глаголюще: пусто есть место, и час уже мину; отпусти народы, да шедше в веси купят брашна себе. Иисус же рече им: не требуют отъити; дадите им вы ясти. Человеколюбивы ученики; посему заботятся о народе и не желают оставить его голодным. Что же отвечал им Спаситель? Дадите, говорит, им вы ясти. Говорит так не потому, чтобы не знал, в какой скудости были Апостолы, а для того, дабы, когда объявят они о своем недостатке, оказалось, что Он приступает к чудотворению не по славолюбию, а по нужде.

Они же глаголаша Ему: не имамы зде токмо пять хлеб и две рыбе. Он же рече: принесите Ми их семо. И повелев народом возлещи на траве, и прием пять хлеб и обе рыбе, воззрев на небо, благослови. Принесите Мне, сказал, сюда хлебы; ибо хотя поздно, но Я Творец времени, хотя место пустое, но Я Тот, Кто подает пищу всякой плоти. Здесь научаемся тому, что, имея и малое, мы должны употреблять то на гостеприимство, так как и Апостолы, имея малое, отдали все народу; но как малое их Господь умножил, так умножится и твое малое. Господь велит народу: возлечь на траву, научая умеренности, дабы и ты покоился не на драгоценных одрах и коврах, а на чем случится. Потом взирает на небо и благословляет хлебы. Это, может быть, для уверения, что Он не противник Богу, и пришел от Отца с небес, а вместе и для наставления нам, чтоб мы, приступая к трапезе, благодарили и потом уже вкушали пищу.

И преломив даде учеником хлебы, ученицы же народом. И ядоша вси и насытишася; и взяша избытки укрух, дванадесять кошя исполнь. Ядущих же бе мужей яко пять тысящ, разве жен и детей. Дает хлебы ученикам, дабы они всегда помнили о чуде и никогда не выпускали его из мыслей, так как и они скоро забывали. А чтоб ты не подумал, будто чудо было призрачное, хлебы умножаются; а именно двенадцать кошниц оказывается остатков для того, дабы и Иуда понес и не устремлялся на предательство, помышляя о чуде. Умножает и хлебы и рыб, да покажет, что Он Творец земли и моря, и что все, употребляемое нами в пищу, от Него подается и Им умножается. Чудо было в пустыне, дабы кто не подумал, будто в ближнем городе купил Он хлебы и разделил народу; нет, - то была пустыня! Это историческое изъяснение. В духовном смысле разумей следующее: после того, как Ирод, то есть плотский, грубый ум иудейский - (Ирод означает плотский ум) обезглавил Иоанна, главу Пророков, то есть не поверил пророчествовавшим о Христе, Иисус отходит в пустое место - к язычникам, кои пусты в отношении к Богу, и врачует недужных душею, а потом питает их. Ибо если не отпустит нам грехов и не уврачует недугов посредством крещения; то не напитает нас причащением пречистых Таин Тела и Крови Своея, так как никто не крестившийся и не покаявшийся не причащается. Пять тысяч народа означают пять чувств поврежденных, кои врачуются пятью же хлебами, ибо как пять чувств недуговали, то сколько ран, столько и пластырей. - Две рыбы - слова рыбарей; одна рыба - Евангелие, другая - Апостол. Некоторые впрочем понимали под пятью хлебами пятокнижие Моисееве - то есть книгу Бытия, Исход, Левит, Числ и Второзаконие. Апостолы взяли и понесли двенадцать кошниц; то есть то, чего не могли мы простые снесть, то есть уразуметь, понесли и вместили Апостолы. Жены и дети исключаются из числа. Это значит, что христианин не должен иметь ничего детского, женоподобного, не мужественного.

И абие понуди Иисус ученики Своя влезти в корабль и варити Его на оном полу, дондеже отпустит народы. Словом - понуди показывается, как неразлучны от Господа ученики; они хотели всегда быть с Ним. А отпущение народа означает, что Господь не хотел сопровождения, дабы не показаться честолюбивым.

И отпустив народы, взыде на гору един помолитися, позде же бывшу, един бе ту. Корабль же бе посреде моря, влаяся волнами; бе бо противен ветр. Показуя нам, что должно молиться без развлечения, восходит на гору. Ибо все делает для нас, а Сам Он не имел нужды в молитве. Молится до позднего времени, научая тем нас не. скоро оставлять молитву, но совершать ее особенно ночью, когда бывает наибольшая тишина. Попускает ученикам бедствовать на море, да научатся мужественно переносить искушения и да познают силу Его. То, что корабль был среди моря, показывает наибольшую опасность.

В четвертую же стражу нощи иде к ним Иисус, ходя по морю. И видевше Его ученицы по морю ходяща, смутишася, глаголюще, яко призрак есть, и от страха возопиша. Абие же рече им Иисус, глаголя, дерзайте, Аз есмь, не бойтеся. Не тотчас предстал им для укрощения бури, но уже около четвертой стражи, научая таким образом не скоро просить удаления бед, а переносить их мужественно с благодарением, и потом, когда уже много пострадают, просить избавления от напастей. Ночь разделялась у преемственно стрегущих воинов на четыре части, так что каждая стража содержала три часа. И так Господь предстал после девятого часа ночи, ходя по поверхности воды, как Бог. Ученики же, видя столь необыкновенное и дивное дело, почли это за привидение; ибо не узнали Его по виду, как по причине ночи, так и по страху. Тогда Господь прежде всего ободряет их: Аз есмь, говорит. Который все могу; дерзайте!

Отвещав же Петр рече: Господи, аще Ты еси, повели ми приити к Тебе по водам. По пламенной любви своей ко Христу, Петр желает тотчас приблизиться к Нему, и прежде прочих. Притом он веровал, что Иисус может не только Сам ходить по водам, но и ему дать эту возможность, и не сказал: повели мне ходить, но - приити к Тебе. Первое означало бы тщеславие, а второе есть знак любви ко Христу.

Он же рече: прииди, и излез из корабля Петр, хождаше по водам, приити ко Иисусови. Видя же ветр крепок, убояся; и начен утопати, возопи, глаголя: Господи, спаси мя. Показуя силу Свою, Господь подостлал Петру море. Но смотри: Петр, преодолев большую опасность - море, убоялся меньшего - ветра; так слаба природа человеческая! А как скоро убоялся, тотчас начал тонуть. Значит, когда ослабела вера, тогда последовало потопление Петра. Это научило и его не высокомудрствовать, и послужило к успокоению прочих учеников, которые, вероятно, позавидовали Петру. Кроме того, это показало, как выше их Христос, Который так долго ходил по водам, между тем как Петр едва не утонул.

И абие Иисус простер руку, ят его, и глагола ему: маловере, почто усумнелся еси? И влезшым им в корабль, преста, ветр. Сущии же в корабли, пришедше поклонишася Ему, глаголюще: воистинну Божий Сын еси. Показывая, что не ветер был виною утопания Петра, а малодушие его, Христос укрощает не ветер, а малодушие Петра. Посему когда поднял Петра и поставил на воду, ветру позволял еще дуть. Впрочем не совершенно усомнился Петр, а несколько, частию. Насколько он убоялся, настолько и не веровал, а взывая: Господи, спаси мя, врачевал тем свое неверие. Почему и называется не неверным, а маловерным. Тогда и бывшие на корабле освободились от страха, потому что ветер утих. Из сего познав Иисуса, они исповедуют Божество Его. Ибо ходить по морю свойственно не человеку, а Богу, как и Давид говорит: в мори путие Твои и стези Твои в водах многих (Пс.76:20). По духовному изъяснению, корабль означает землю, волнение - жизнь века сего, возмущаемую злыми духами, ночь - неведение. Христос предстал в четвертую стражу, то есть к концу веков. Первая стража есть завет с Авраамом, вторая - закон Моисеев, третия - пророки, четвертая - пришествие Господа во плоти. Он Сам спас нас обуреваемых в нощи неведения, когда пришел и пребывал с нами, да познаем Его и покланяемся Ему, как Богу. Заметь и то, что случившееся с Петром на море предзнаменовало его отречение и следующее за тем обращение и покаяние. Как в том случае говорил он с дерзновением: не отвергуся Тебе (Мф.26:35), так и здесь говорит: повели ми приити к Тебе по водам. И как там Господь попустил ему отречься, так и здесь попускает тонуть. Но как здесь Господь простер к нему руку и не попустил утонуть; так и там, посредством покаяния, извлек его из глубины отречения.

И пришедше приидоша в землю Геннисарефскую. И познавше Его мужие места того, послаша во всю страну ту, и принесоша к Нему вся болящыя, и моляху Его, да токмо прикоснутся воскрилию ризы Его: и елицы прикоснушася, спасени быша. Так как Христос прежде долгое время пребывал в земле Геннисаретской, то жители ее узнали Его и по виду и по чудесам, и обнаружили в себе столь теплую веру, что желали прикоснуться хотя к краю одежды Его, и те, кои прикасались, получали исцеление. Так и ты прикоснись к краю одежды Христовой, то есть к скончанию жительства Христова во плоти. Ибо, если будешь веровать, что Христос родился, умер, воскрес и вознесся, спасешься; так как одежда есть плоть Его, а край сей одежды означает конец Его жизни на земле.

Глава 15

Тогда приступиша ко Иисусовы иже от Иерусалима книжницы и фарисее, глаголюще: почто ученицы твои преступают предание старцев? не умывают бо рук своих, егда хлеб ядят. Хотя книжники и фарисеи были во всех местах [Иудеи], но иерусалимские пользовались большею честью. Они-то особенно были завистливы, как люди более других честолюбивые. Иудеи по древнему преданию имели обычай не есть неумытыми руками. Видя теперь, что ученики нарушают это предание, (книжники и фарисеи) подумали, что они презирают старцев. Что же Спаситель? Он ничего не отвечал им, но напротив спросил их самих.

Он же отвещав, рече им: почто и вы преступаете заповедь Божию за предание ваше? Бог бо заповеда, глаголя: чти отца и матерь: и, иже злословит отца, или матерь, смертию да умрет; вы же глаголете: иже аще речет отцу, или матери: дар, имже бы от мене пользовался еси: и да не почтит отца своего, или матере: и разористе заповедь Божию за предание ваше. Фарисеи обвиняли учеников за то, что они преступали заповедь старцев; а Христос обличает их самих в нарушении заповеди Божией. Ибо они учили, что дети ничего не обязаны давать родителям, а должно положить, что имеют, в сокровищницу храма. В храме находилась кружка, в которую усердствующие делали вклады, и которая называлась газа, а сокровище, собиравшееся в ней,

раздавалось бедным. Таким образом фарисеи, внушая детям ничего не давать родителям, а полагать, что могут, в казнохранилище храма, учили их говорить отцу или матери так: то, чем ты хочешь воспользоваться от меня, поступило в дар, то есть посвящено Богу; и так книжники делили с детьми имение их, а родители оставались на старости лет без пропитания. Так же поступали и с заимодавцами. Если кто-нибудь из них давал в займы деньги, а должник потом оказывался неисправным и не отдавал долга, то говорил заимодавцу: то, чем я тебе должен, есть корван, то есть дар, посвященный Богу. Таким образом должник, взявши в займы деньги, делался должником Божиим, и по неволе отдавал долг, который книжники принимали от него. Так фарисеи лицемеры поступали и учили детей презирать родителей, и чрез то нарушали заповедь Божию.

Лицемери, добре пророчествова о вас Исаиа, глаголя: Приближаются Мне людие сии усты своими и устнами чтут Мя; сердце же их далече отстоит от Мене. Всуе же чтут Мя, учаще учением, заповедем человеческим. Словами Исаии показывает, что их отцы в отношении к Отцу Его были такими же, каковы они в отношении к Нему. Ибо, будучи лукавы и лукавыми делами удаляя себя от Бога, они только устами произносили слово Божие. Так напрасно чтут Бога и почитают себя чтителями Его те, кои бесславят Его делами лукавыми.

И призвав народы, рече им: слышите и разумейте: Не входящее во уста сквернит человека, но исходящее изоуст, то сквернит человека. С фарисеями, как неисцелимыми, уже не хочет более говорить, но с народом. Призывая же его, Он хочет оказать ему некоторую честь, чтоб он принял Его учение: словами же - внемлите и разумейте, побуждает народ ко вниманию. Так как фарисеи обвиняли учеников за то, что они ели неумытыми руками; то Господь говорит, что никакая пища не оскверняет человека, то есть не делает нечистым. А если пища не оскверняет, то тем более вкушение ее неумытыми руками; ибо только душа человека оскверняется, когда он говорит, чего не должно. Этим Господь указывает на фарисеев, осквернявших себя своими завистливыми речами. Заметь Его премудрость: Он не дает правила вкушать пищу неумытыми руками и не запрещает, а научает совсем другому, именно: не выносить из сердца худых речей.

Тогда приступлше ученицы Его, реша Ему: веси ли, яко фарисее слышавше слово соблазнишася? Ученики говорят, что фарисеи соблазнились, но они и сами смутились. Это видно из того, что Петр подходит и спрашивает о сем. Итак, услышав, что фарисеи соблазнились, Иисус говорит:

Он же отвещав рече: всяк сад, егоже не насади Отец Мой небесный, изкоренится. Оставите их: вожди суть слепи слепцом: слепец же слепца аще водит, оба в яму впадут. Говорит об искоренении преданий старческих и заповедей иудейских, а не закона, как думают манихеи. Ибо закон есть насаждение Божие, а потому Христос не говорит, чтобы он искоренился. Корень его, то есть сокровенный дух остается, - опадают только листья, то есть видимая буква; и мы понимаем закон не по букве слова, а по духу. Поелику же фарисеи были безнадежны и неизлечимы (неисправимы); то Он и сказал: оставите их. Из этого научаемся, что, когда кто добровольно соблазняется и остается неизлечимым, для того это вредно, а нам не приносит вреда. Слепыми учителями слепых называет их Господь для того, чтоб отвлечь от них народ.

Отвещав же Петр рече Ему: скажи нам притчу сию. Петр знал, что закон запрещает употреблять в пищу все без разбора, но боясь сказать Иисусу: Твои слова - можно есть все и не оскверняться - противозаконны и соблазнительны, - показывает вид, что не понимает Его, и предлагает вопрос.

Иисус же рече (им): единаче ли и вы без разума есте? Не у ли разумеваете, яко всяко еже входит во уста, во чрево вмещается, и афедроном исходит? Исходящая же изоуст, от сердца исходят, и та сквернят человека. От сердца бо исходят помышления злая, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, татьбы, лжесвидетельства, хулы. Сия суть сквернящая человека; а еже не умовенныма рукама ясти, не сквернит человека. Спаситель обличает учеников и укоряет за неразумие, или потому, что они соблазнялись, или потому, что не понимали того, что Он сказал. Итак Он говорит: неужели вы не поняли того, что для всех понятно и известно? Пища не остается внутри, но выходит, и потому нисколько не оскверняет души человека, так как не задерживается внутри; напротив помыслы рождаются и остаются внутри, а выходя наружу, производят неприличные действия и оскверняют ими внутреннего человека. Так блудный помысл, оставаясь в душе, сквернит человека, а переходя в дело, не только оскверняет его, но и доводит до погибели.

И изшед оттуду Иисус отьиде во страны Тирския и Сидонския. И се жена хананейска от предел тех изшедши, возопи к Нему, глаголющи: помилуй мя. Господи, Сыне Давидов, дщи моя зле беснуется. Он же не отвеща ей словесе. Для чего запретил ученикам идти на путь языков, а Сам

идет в Тир и Сидон, города языческие? Знай, что не для проповедания пришел Он туда, потому что, как говорит Марк (7:24), никого же хотяше, дабы его чул. А можно сказать и так: Он перешел к язычникам, поелику видел, что фарисеи не принимают учения Его о брашнах. - Почему хананеянка говорит: помилуй меня, а не дочь мою? Потому, что та была бесчувственна. Помилуй меня, она говорила, потому что я терплю и чувствую страдания дочери. И не говорит: приди и исцели, а только - помилуй. Но Господь не отвечает ей ни слова, не потому, чтоб презирал ее а потому, что желал показать, что пришел прежде для иудеев, дабы предотвратить клеветы их, и дабы в последствии они не сказали, что Он благодетельствовал язычникам, а не им. С тем вместе Он желал показать твердую веру сей женщины.

И приступлше ученицы Его, моляху Его, глаголюще: отпусти ю, яко вопиет в след нас. Он же отвещав рече: несмь послан, токмо ко овцам погибшым дому Исраилева. Ученики, соскуча воплем жены хананейской, просили Иисуса отпустить, то есть отослать ее. Это делали они не потому, что не чувствовали сожаления, но более потому, что хотели убедить Господа помиловать ее. Но Он сказал: Я послан только к иудеям, овцам погибшим от порочности тех, коим они вверены. А этим еще более обнаруживал веру сей женщины.

Она же пришедши, поклонися Ему, глаголющи: Господи, помози ми. Он же отвещав рече: несть добро отъяти хлеба чадом, и поврещи псом. Она же рече: ей Господи, ибо и пси ядят от крупиц, падающих от трапезы господей своих. Увидев, что Апостолы не имели успеха в своем ходатайстве, женщина снова и с жаром приступает к Иисусу и называет Его Господом. Когда же Христос назвал ее псом, так как язычники вели нечистую жизнь и осквернялись идольскою кровью, а иудеев назвал чадами, хотя они явились после чадами эхидниными; то она разумно и весьма мудро отвечает: хотя я и пес и недостойна принять хлеб, то есть какую либо силу благодати и особенное знамение, но не лиши меня сего; для Твоей силы это маловажно, а для меня весьма важно, - не лиши меня только крупиц, которые для ядущих хлеб не важны, а для псов важны, ибо они питаются ими.

Тогда отвещав Иисус рече ей: о жено, велия вера твоя; буди тебе, якоже хощеши. И исцеле дщи ея от того часа. Теперь Иисус открыл причину, по которой Он откладывал вначале исцеление. Именно, чтоб обнаружились вера и благоразумие этой жены, Он не тотчас согласился на ее прошение и даже отсылал ее, а теперь, когда открылась вера и мудрость жены, хвалил ее, говоря: велия вера твоя. Слова же: буди тебе якоже хощеши, показывают, что, если бы она не имела веры, то не получила бы просимого. И нам, если захотим, нет препятствия получить желаемое, когда имеем веру [6]. Приметь здесь, что хотя и святые просят за нас, как за эту женщину апостолы, но получаем наипаче тогда, когда сами за себя просим. - Эта хананеянка служит знаком церкви из язычников. Ибо и язычники, прежде отверженные, после привлечены в число сынов и удостоены хлеба, то есть тела Господня. Напротив иудеи, сделавшись псами, стали питаться крупицами, то есть малою и скудною пищею - буквою. Тир означает удержание, Сидон - ловцов, а Хананея - уготованную смирением. Итак язычники, кои прежде заражены были злобою и имели у себя ловцами душ демонов, приготовлены были смирением, тогда как праведные приготовились высотою царствия Божия.

И прешед оттуду Иисус, прииде на море галилейское; и возшед на гору, седе ту. И приступиша к Нему народи мнози, имуще с собою хромыя, слепыя, немыя, бедныя и ины многи, и привергоша их к ногама Иисусовыма; и исцели их. Якоже народом дивитися, видящым немыя глаголющя, бедныя здравы, хромыя ходящя, и слепыя видящя, и славляху Бога Исраилева. Он не живет постоянно в одной Иудее, но бывает и в Галилее, поелику в иудеях было мало веры, а галилеяне более были расположены веровать. И вот какова их вера: не смотря на хромоту и слепоту, они восходят на гору, и не ослабевают, но смело идут и повергаются к ногам Иисуса, считая Его более, чем за человека, почему и получают исцеление. Взойди и ты на гору добродетели и заповедей Христовых, где восседит Господь, - и слеп ли ты и не в состоянии сам собою видеть доброе, хром ли ты и не в состоянии придти к Нему, глух ли ты и нем, так что не способен ни слушать наставление от другого, ни сам наставлять других, или рука у тебя согнута, и ты не в силах протянуть ее для подаяния милостыни, или ты одержим какою либо другою болезнию, - припади к ногам Иисусовым, коснись следов Его жизни, и - получишь исцеление.

Иисус же призвав ученики Своя рече (им): милосердую о народе сем, яко уже дни три приседят Мне и не имут чесо ясти: и отпустити их не ядших не хощу, да не како ослабеют на пути. Народ хотя и алкал, но не смел просить хлеба, пришедши за исцелением, посему Он, по человеколюбию. Сам заботится о людях. А дабы кто не сказал, что они имеют при себе съестные припасы, Иисус говорит: они уже три дня при Мне, то есть если и были у них припасы, уже истрачены. Показывает и то, что они пришли издалека, когда говорит, да не како ослабеют на пути. Это говорит Он ученикам, дабы расположить их сказать Ему: Ты можешь напитать и этих людей, как насытил пять тысяч. Но ученики были еще неразумны.

И глаголаша Ему ученицы Его: откуду нам в пустыни хлеба толицы, яко да насытится толик народ? Им должно было помнить, что Иисус прежде напитал в пустыне большое число народа, но они были еще неразумны. Поэтому, когда после увидишь их исполненными столь великой мудрости, подивись божественной благодати.

И глагола им Иисус: колико хлебы имате? они же реша: седмь, и мало рыбиц. И повеле народом возлещи на земли. И прием седмь хлебы и рыбы, хвалу воздав преломи, и даде учеником Своим, ученицы же народом. И ядоша еси и насытишася, и взяша избытки укрух, седмь кошниц исполнь. Ядших же бяше четыре тысящи мужей, разве жен и детей. Чтоб научить всех смирению, повелевает народу возлечь на земле. А дабы научить, что прежде принятия пиши нужно благодарить Бога, Он Сам благодарит, преломляя хлеб. Спросишь, как там от пяти хлебов, после насыщения пяти тысяч человек, осталось двенадцать корзин, а здесь при большем количестве хлебов и меньшем числе людей, насыщенных хлебами, осталось только семь? Можно говорить или то, что эти корзины были больше тех двенадцати кошниц, или то, что это сделано для того, чтобы, при одинаковости чудес, ученики не забыли их; ибо, если бы осталось здесь двенадцать корзин, то они могли бы забыть, что Господь совершил в другой раз чудо над хлебами. А ты впрочем знай, что четыре тысячи, то есть четыре добродетели вполне имеющие, питаются семью хлебами, то есть семью совершенными дарами; ибо семеричное число хлебов есть символ семи духовных даров. Они возлежат на земле, то есть, кладут ниже себя всякое земное мудрование, презирают земные мечты. Равно и пять тысяч, возлегшие на траве, служат знамением того, что они попрали плоть и славу земную; ибо всякая плоть - трава, и всякая слава человеческая - цвет травный. Семь кошниц осталось, чего не могли съесть; ибо оно означало духовное и совершеннейшее. Оставшееся поместилось в семи кошницах, то есть известное одному Св. Духу: Дух бо вся испытует и глубины Божия (1Кор.2:10).

И отпустив народы, влезе в корабль, и прииде в пределы магдалински. Иисус уходит, потому что ни одно чудо не приобретало Ему столько последователей, как умножение хлебов. По словам Иоанна, Его хотели в это время сделать даже царем. Посему, желая научить нас убегать тщеславия, Он удаляется.

Примечания 6. Следующих слов нет в славянском переводе Благовестника; они переведены для полноты речи с греческого текста. Примеч. издат.

Глава 16

И приступиша к Нему фарисее и саддукее, искушающе просиша Его знамение с небесе показати им. Хотя фарисеи и саддукеи разнились друг от друга учением, однако на Христа замышляли за-одно. Они просили знамения с неба, например, чтобы остановить солнце или луну. Ибо думали, что знамения земные совершаются дьявольскою силою и веельзевулом, а не знали глупые, что Моисей в Египте совершил много знамений на земле, напротив огонь, сошедший с неба на скот и на детей Иова, был от диавола, - из чего видно, что не все, приходящее с неба, от Бога, равно и не все бывающее на земле - от бесов.

Он же отвещав рече им: вечеру бывшу, глаголете: ведро, чермнуетбося небо. И утру: днесь зима, чермнуетбося дряселуя небо. Лицемери, лице убо небесе умеете разсуждати, знамений же временем не можете (искусити). Обличает искусительный их вопрос, называя их лицемерами, и говорит: как из явлений на небе одно служит признаком ненастья, другое - ведра, и никто, видя признак ненастья, не ожидает ведра, и наоборот; так должно думать и обо Мне: иное время Моего настоящего пришествия, и иное - будущего. Теперь нужны земные знамения, а небесные хранятся к тому времени, когда солнце померкнет, луна помрачится, небо изменится и совершится многое другое.

Род лукав и прелюбодейный знамения ищет и знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. И оставль их, отъиде. Он называет их родом лукавым, потому что искушают Его, прелюбодейным - потому что отступают от Бога и прилепляются к диаволу. Он не дает им знамения с неба, хотя они и просят о том, но дает только знамение Ионы, то есть то, что, будучи три дня во чреве великого кита - ада. Он воскреснет. А сие знамение ты можешь назвать и небесным, поелику при смерти Его помрачилось солнце и вся тварь изменилась. Заметь выражение: знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. Ибо знамения доселе давались им, то есть ради их, хотя они и не веровали. Посему-то оставив их, как неизлечимых, Он уходит.

И прешедше ученицы Его на онпол, забыша хлебы взяти. Иисус же рече им: внемлите и блюдитеся от кваса фарисейски и саддукейска. Как закваска бывает кисла и стара, так и учение фарисейское и саддукейское, проникнутое, как бы, кислотою и вводившее древние предания старцев, заражало души слушавших. И как квас состоит из смешения воды и муки, так и учение фарисейское состояло из слова и жизни растленной. Не сказал же им прямо: блюдитесь от учения, для того, чтоб напомнить им (прежние) чудеса над хлебами.

Они же помышляху в себе, глаголюще, яко хлебы не взяхом. Разумев же Иисус, рече им: что мыслите в себе, маловери, яко хлебы не взясте? Не у ли разумеете, ниже помните пять хлебы пятим тысящам, и колико кош взясте? Ни ли седмь хлебы четырем тысящам, и колико кошниц взясте? Како не разумеете, яко не о хлебе рех вам внимати, (но) от кваса фарисейска и саддукейска? Тогда разумеша, яко не рече хранитися от кваса хлебнаго, но от учения фарисейска и саддукейска. Они думали, что Он внушает им остерегаться осквернения пищею иудейскою, почему и говорили между собою о том, что не взяли хлебов. Иисус укоряет их за это, как неразумных и маловерных. И они действительно показывали неразумие, потому что не вспомнили, как немногими хлебами Он питал многих, - и маловерие, поелику не верили, что хотя они не купили хлебов у иудеев, Он мог напитать их. Когда же Иисус с силою обличил их, то они тотчас поняли, что Он квасом назвал учение. Так не везде уместна бывает кротость и много силы имеет благоразумное обличение.

Пришед же Иисус во страны Кесарии Филипповы, вопрошаше ученики Своя, глаголя: кого Мя глаголют человецы быти, Сына человеческого? Евангелист, упоминает о строителе города, потому что есть другая Кесария - Стратонова, но Иисус спрашивает не в этой, а в Филиповой. Далеко отводит учеников от иудеев для того, чтоб, никого не боясь, они могли отвечать смело. И прежде всего спрашивает о мнении народа, дабы возвести учеников на степень большего разумения и не оставить их в скудных понятиях толпы. Он не спрашивает, кем называют Его фарисеи, а - люди, разумея простосердечный народ.

Они же реша: ови убо Иоанна крестителя, инии же Илию, друзии же Иеремию, или единого от пророк. Одни называли Иоанном, как например Ирод, думая, что Иоанн после воскресения получил дар чудотворения, - другие Илиею, потому что Он обличал, и потому, что ожидали пришествия Илии, третьи - Иеремиею, по Его природной, а не наукою приобретенной мудрости, так как Иеремия определен был на пророческое служение еще в детстве.

Глагола им Иисус: вы же кого Мя глаголете быти? Отвещав же Симон Петр, рече: Ты еси Христос, Сын Бога живаго. Петр по своей горячности предупреждает других и справедливо исповедует Его Сыном Божиим, - но не говорит: Ты еси Христос Сын Божий - без члена, а с членом, то есть Сын единый и единственный, Сын не по благодати, но рожденный из существа Отчего; ибо христами без члена были многие, как например все цари и священники, а Христос с членом один.

И отвещав Иисус рече ему: блажен еси Симоне вар Иона, яко плоть и кровь не яви тебе, но Отец Мой иже на небесех. Блаженным называет Петра, как получившего ведение от Божией благодати, а соглашаясь с ним, очевидно обнаруживает ложность мнений других людей. Словами же: вар Иона, то есть сын Ионин, как бы так говорил: как ты сын Ионин, так Я Сын Отца небесного, Сын Единородный Ему. Ведение Петра называет откровением, поелику неизвестное и тайное открыто было ему Отцом.

И Аз же тебе глаголю, яко ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ей. В воздаяние Господь назначает Петру великую награду - на нем создать церковь. Петр исповедал Его Сыном Божиим; сие-то исповедание, которое ты исповедал, - говорит Он Петру, - и будет основанием верующих. Посему всякий, намеревающийся устроить здание веры, должен положить в основание это исповедание. И мы, если совершаем много добрых дел, но не имеем в основании их правого исповедания, не в прок созидаем. Выражение: Церковь Мою - указывает в Нем Господа всяческих, потому что Богу служит все. Врата адова суть являвшиеся по временам гонители, которые прельщением низводили христиан в ад, и еретики также суть врата, ведущие в ад. Но церковь многих гонителей и многих еретиков преодолела. Также и каждый из нас есть церковь, и дом Божий. Потому, если мы утверждены на исповедании Христовом, врата адовы, то есть грехи, не одолеют нас. Избавленный от сих врат Давид говорил: возводяй мя от врат смертных. От каких врат возвел Он Давида? - от двояких: от убийства и прелюбодеяния.

И дам ти ключи царства небеснаго: и еже аще свяжеши на земли, будет связано на небесех: и еже аще разрешиши на земли, будет разрешено на небесех. Как Бог Он говорит: дам ти, то есть как Отец даровал тебе откровение, так Я дам ключи. Под ключами разумей прощение разрешающее, или запрещение связывающее грехи; поелику те, кои подобно Петру, удостоились

епископской благодати, имеют власть прощать и вязать. Хотя одному Петру сказано: дам ти, но дано всем апостолам, - когда? когда Господь сказал им: имже отпустите грехи, отпустятся им. Да и самое выражение: дам - означает будущее время, то есть после воскресения. Небесами называются и добродетели, а ключами их - труды; ибо при помощи трудов, как бы при помощи некоторых отверзающих ключей, мы входим в каждую добродетель. Если же я не делаю, а только знаю доброе, то имею только ключ знания, а остаюсь вне. Связан же на небесах, то есть в добродетелях тот, кто не ходит в них, ибо подвизающийся разрешен в добродетелях. Посему нам не должно грешить, чтоб не связали нас узы собственных грехов.

Тогда запрети Иисус учеником Своим, да никомуже рекут, яко сей есть Иисус Христос. Христу угодно было до креста скрывать Свою славу потому что, если бы люди услышали прежде страдания, что Он Бог, а потом увидели Его страждущим, то как было бы им не соблазниться? Посему-то Он скрывает Себя от многих, дабы после воскресения без соблазна познали Его, при свидетельстве Духа посредством чудодействия.

Оттоле начат Иисус сказовати учеником Своим, яко подобает Ему ити во Иерусалим, и много пострадати от старец и архиерей и книжник, и убиену быти, и в третий день востати. Предсказывает ученикам о Своем страдании, дабы, когда неожиданно наступит время страдания, они не соблазнились, думая, что Он пострадал невольно и не зная о том прежде. Для сего-то теперь же, как только они услышали из Петрова исповедания, что Он Сын Божий, объявляет им о Своих страданиях, присовокупляя к печальной вести радостную, что в третий день воскреснет.

И поем его Петр, начат пререцати Ему, глаголя: милосерд Ты Господи: не имать быти Тебе сие. To, что было открыто Петру, Он исповедал правильно, а в том, что не открыто, погрешил. Из этого мы должны понять, что без Бога он не изрек бы той великой истины. Итак, не желая Христу пострадать и не зная тайны воскресения, Петр говорит: милосерд еси Господи, не имать быти Тебе сие.

Он же обращся рече Петрови: иди за мною сатано, соблазн Ми еси: яко не мыслиши, яже суть Божия, но человеческая. За правое слово Христос ублажает Петра, а за неразумное опасение и желание, чтоб Он не страдал, укоряет, говоря: иди за мною сатано. Сатаною называется противник. Итак Он говорит: иди за мною, то есть не противься, но следуй Моей воле. Называет же Петра сим именем потому, что и сатане не хотелось, чтобы Христос пострадал. Говорит еще: ты по человеческому рассуждению считаешь страдание неприличным для Меня, а не понимаешь, что Бог чрез сие совершает спасение, и что это Мне особенно прилично.

Тогда Иисус рече учеником Своим: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет. Тогда, - когда же? Когда обличил Петра. Ибо желая показать, что Петр, удерживая Его от страданий, погрешает, Он как бы так говорит: ты удерживаешь Меня, а Я говорю тебе, что не только вредно будет для тебя, если Я не пострадаю, но ты не можешь спастись, если и сам не умрешь, а равно и всякий другой, муж ли то, или жена, бедный или богатый. - Сказал: иже хощет, дабы показать, что добродетель есть дело свободы, а не принуждения. - Идет же за Иисусом не только тот, кто исповедует Его Сыном Божиим, но и проходит путем всех бедствий и переносит их. Говорит: да отвержется себе, речением от означая совершенное отречение от самого себя, так чтоб, например, не иметь никакого попечения о теле и житейских потребностях вообще, но презирать самого себя. Так мы, обыкновенно, говорим: такой-то человек отказывается от такого-то, вместо того, чтоб сказать - не признает его ни другом, ни знакомым. Итак всякому нужно оставить любовь к телу, чтоб взять крест, то есть возлюбить смерть и ревностно искать смерти и притом позорной, каковою и была смерть крестная у древних. И по Мне грядет: распинаются на кресте многие разбойники и воры, но они не ученики Мои; потому пусть последует Мне, то есть покажет и всякую другую добродетель. Отвергается же самого себя тот, кто вчера был невоздержен, а ныне стал воздержен, каков был Павел, отвергшийся себя по его собственным словам: живу не к тому аз, но живет во мне Христос, - он принимает и крест, умерши и распявшись для мира.

Иже до аще хощет душу свою спасти, погубит ю: и иже аще погубит душу свою Мене ради, обрящет ю. Призывает нас к подвигу мученичества. Кто отрицается Христа, тот приобретает душу для настоящей жизни, то есть спасает, но он погубит ее в последствии. А кто теперь погубит ее, но ради Христа, - кто претерпит мучение ради Его, тот обрящет ее в нетлении и жизни вечной.

Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит, или что даст человек измену за душу свою? Приити бо имать Сын человеческий во славе Отца Своего со ангелы Своими: и тогда воздаст комуждо по деянием его. Положим - говорит, что ты приобрел весь мир, - что пользы в благоденствии телесном, когда худо состояние душевное? Это то же, что хозяйка

дома в рубище, а служанки в светлых одеждах. И в будущей жизни никто и ничего не может представить в замен своей души. Здесь можно плакать, воздыхать, творить милостыню, там нельзя. Ибо там встретит нас Судия неподкупимый, который судит каждого по делам, - а вместе страшный, который придет во славе своей и со ангелами, а не в уничиженном виде.

Аминь глаголю вам, (яко) суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Сына человеческаго грядуща во царствии Своем. Сказавши прежде о будущем пришествии Сына человеческого во славе Своей, теперь, дабы они поверили сему, говорит, что некоторые из зде стоящих увидят, сколько для них возможно, славу второго пришествия в преображении. А вместе показывает, в какой славе будут пострадавшие за Него; ибо каким светом просияла во время преображения Его плоть, подобным сему - просветятся и праведники. Имеет же здесь в виду Петра, Иакова и Иоанна, которых Он взял на гору, и которым показал царство Свое, то есть образ будущего пришествия Своего и просияния праведников; потому и говорит, что некоторые из зде стоящих не умрут дотоле, пока увидят Его преображение. Заметь, что видят светлейшее преображение Иисусово и преуспевают в вере и заповедях те, кои постоянны и тверды в добре.

Глава 17

И по днех шестих поят Иисус Петра и Иакова, и Иоанна брата его. Почему Владыка Христос не взял на гору всех Своих двенадцати учеников, а только Петра, Иакова и Иоанна? Потому что Иуда не был достоин своими предательскими очами видеть славу преображения Христова. Но могут сказать некоторые: если по этому так поступил, то почему Иуду одного не оставил внизу, и не взял с собою прочих. Но мы не умнее и не премудрее Христа; если бы одного Иуду Он оставил внизу, а прочих взял, то могли бы некоторые сказать, что это и оскорбило Иуду, что потому он и продал Господа своего. А дабы никто из подобных людей, ни мы не могли ничего сказать. Он оставил Иуду с прочими восемью учениками, чтоб трех прославить видением, а остальных сделать блаженными чрез веру слышанному, как говорит Господь: блажени не видевшие и уверовавшие. А кроме того троих Он взял для того, чтоб исполнилось слово: при устех двою, или триех свидетелей станет всяк глагол (Мф.18:16. Втор.17:6). Три были Петр, Иаков и Иоанн, а два Моисей и Илия, непоколебимые столпы закона. - Матфей не противоречит сказанию Луки, что после тех, происшествий до преображения прошло около восьми дней. Лука считает первый день и последний, в который Он взошел на гору, а Матфей - только средние между ними. Христос взял Петра потому, что Петр очень любил Его, Иоанна - потому, что Сам любил его, а Иакова - потому, что он, как и Иоанн, был ревнитель. - Ревность же его видна из того, что он хотел пить чашу, и из того, что Ирод убил Иакова мечем в угождение иудеям.

И возведе их на гору высоку едины и преобразися пред ними, и просветися лице Его яко солнце, ризы же Его быша белы яко свет. Возводит их на высокую на гору, дабы показать, что тот, кто не возвысится над земным, недостоин таких божественных созерцаний, - возводит одних, потому что Он имел обыкновение славнейшие чудеса совершать втайне, дабы, видя Его Божество, не подумали, что Он - человек только по привидению. - Когда же слышишь о Его преображении, не думай, что Он слагал с Себя тело; оно оставалось в своем виде; поелику ты слышишь и о лице Его и об одежде. Он только сделался светлее, когда в Нем несколько, - сколько возможно было видеть, - просияло Божество. Почему Он и назвал прежде преображение царством Божиим (16:28), так как чрез неизреченное просветление лица Иисусова оно показало неизреченную власть Его и явило, что Он есть истинный Сын Отца и представило славу Его второго пришествия.

И се явистася им Моисей и Илиа, с Ним глаголюща. О чем беседовали? О исходе, как говорит Лука (9:31), егоже хотяше скончати в Иерусалиме, то есть о распятии. Для чего явились Моисей и Илия? Дабы показать, что Он есть Господь закона и пророков, живых и мертвых; ибо Илия был пророк, и никогда не умирал, а Моисей был законодавец и умер. Воскрес Моисей и для того, чтобы видя Господа во гробе, ты не сомневался в том, что Он восстанет; прежде многих родов умерший, сгнивший и обратившийся в прах, он воскрешен, дабы ты веровал, что воскресивший многолетнего мертвеца, тем паче может воскреснут Сам в третий день. А кроме того явился Моисей и для того, чтобы показать, что Христос не противник закона и не враг Божий. Ибо иначе Моисей не стал бы говорить с противником своих дел и Илия ревнитель не явился бы врагу Божию. Сделано было это и для того, чтобы уничтожить сомнение тех, кои считали Его Илиею или одним из пророков. - Но почему ученики узнали, что явившиеся были Моисей и Илия? Конечно, не по существовавшим их изображениям, ибо делать человеческие изображения тогда считалось беззаконным. Кажется, их узнали из того, что они говорили. Моисей, быть может, говорил: Ты Тот, Которого страдание я предъизобразил закланием агнца и совершением пасхи, - а Илия: Ты Тот, воскресение Которого я предъизобразил в воскресении сына вдовицы, и тому подобное. Являя же их ученикам, Господь научал последних быть подражателями первых - быть

кроткими и общительными, подобно Моисею, ревностными и непреклонными, когда нужно, подобно Илии, и так же готовыми терпеть самые опасности за истину, как тот и другой.

Отвещав же Петр рече (ко) Иисусови: Господи, добро есть нам зде быти: аще хощеши, сотворим зде три сени, Тебе едину, и Моисеови едину, и едину Илии. Петр по великой любви ко Иисусу, не желая, чтоб Он пострадал, говорит, добро зде быти, - не ходить и не предаваться на смерть. Если б кто и пришел сюда, у нас есть помощники - Моисей и Илия. Моисей одолел Египтян, а Илия огнь свел с неба; такими покажут себя они, когда придут сюда и наши враги. Так говорил он от великого страха, сам не зная, по замечанию Луки, что говорит. Необычайность видения так поразила его, что он сам не понимал надлежащим образом своих слов, желая Иисусу остаться на горе, и не уходить и не страдать за нас. Впрочем, боясь показаться своенравным, он говорит, аще хощеши.

Еще (же) ему глаголющу, се облак светел осени их: и се глас из облака, глаголя; сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих: Того послушайте. Ты, Петр, заботишься о крове рукотворенном, а Отец, окружая Меня другим кровом, нерукотворенным облаком, показывает, что как Он - Бог - являлся древним в облаке, так и Сын Его. Здесь облако светлое, а не объятое мраком, как было древле, потому что здесь хотел Он не устрашить, а научить. Ибо из облака был глас, объявлявший, что Он был от Бога. Слова: о Немже благоволих, означают то же, что: в Котором я почиваю. Который Мне угоден. А наставление: Того послушайте - значит - не противьтесь Ему, хотя бы Он хотел распяться на кресте.

И слышавше ученицы падоша ницы, и убояшася зело. И приступль Иисус, прикоснуся их, и рече: востаните, и не бойтеся. Возведше же очи свои, никогоже видеша, токмо Иисуса единаго. Будучи не в состоянии выносить облачный свет и глас, ученики пали на землю. Глаза их были как бы отягчены сном, - то есть они лишились чувств от видения. Чтобы продолжительный страх не уничтожил памяти о видении, Иисус пробуждает и ободряет их, но - уже остается один, дабы ты не подумал, что глас был о Моисее и Илии. Он относился только к Нему, ибо Он Сын.

И сходящым им с горы, заповеда им Иисус, глаголя: никомуже поведите видения, дондеже Сын человеческий из мертвых воскреснет. По смирению заповедует никому не говорить о видении, имея в виду и то, чтобы кто-нибудь, услышавши об этом, не соблазнился тогда, когда увидит Его распятым, приняв Его за обманщика, который только призрачно совершает дела, свойственные силе Божией. - Вникни в то, что видение Бога следует после шести дней, то есть после сотворения мира в шесть дней. Посему, если ты не переступишь за пределы мира и не вознесешься на гору, то не увидишь света, - ни лица Иисусова, разумею Его Божество, ни одежды, то есть плоти. Ты увидишь тогда только Моисея и Илию, беседующих с Иисусом, так как и закон и пророки и Иисус одно говорят и согласны между собою. Когда найдешь человека, светло представляющего мысль Писания, то пойми, что он ясно видит лице Иисусово, а если кроме того этот человек и объясняет самые выражения мысли, то видит и самые белые ризы Иисусовы, так как выражение мысли есть ее одежда. Подобно же Петру не говори: добро есть нам зде быти, ибо всегда потребно преуспеяние - и на одной степени добродетели и созерцания останавливаться не нужно, а необходимо переходить к другим.

И вопросиша Его ученицы Его глаголюще: что убо книжницы глаголют, яко Илии подобает приити прежде? Обольщая народ, книжники говорили, что Он не Христос, потому что, если бы был Христос, то Илия пришел бы прежде. Они не знали, что два пришествия Христова, из коих первого предтеча Иоанн, а второго Илия. Так объясняет это ученикам и Христос.

Иисус же отвещав рече им: Илии убо приидет прежде, и устроит вся. Глаголю же вам: яко Илиа уже прииде, и не познаша его: но сотвориша о нем, елика восхотеша: тако и Сын человеческий имать пострадати от них. Тогда разумеша ученицы, яко о Иоанне крестители рече им. Словами: Илия приидет, показывает, что Он еще не пришел, а придет, как предтеча второго пришествия, и возвратит к вере во Христа всех Евреев, которые окажутся послушными, доставив им как бы отеческое наследие, которого они лишились. А словами: Илиа уже прииде, указывает на Иоанна предтечу. Они сделали с ним, что хотели, только убивши Его. Ибо позволивши Ироду убить Его, тогда как могли воспрепятствовать сему, они тем сами сделались убийцами его. Тогда ученики, сделавшись проницательнее, поняли, что Иоанна Иисус назвал Илиею, потому что он был предтеча первого пришествия Его, как Илия будет второго.

И пришедшим им к народу, приступи к Нему человек кланяяся. Ему, И глаголя: Господи, помилуй сына моего, яко на новы месяцы беснуется, и зле страждет: множицею бо падает во огнь, и множицею в воду. Этот человек был, кажется, весьма неверующ, как видно из того, что Христос говорит ему: о роде неверный, и из того, что сей человек уничижает учеников. Причиною же

(страданий сына его) были ни луна, а диавол, который, заметив полнолуние, нападал на него для того, чтобы дать людям повод хулить творение Божие, как зловредное. - А ты пойми отсюда, что всякий безумный, как луна, изменяется, - по слову Писания, - являясь то великим в добродетелях, то малым и ничтожным. Он похож на лунатика и бросается то в огонь гнева и похоти, то в воду - в волны многих житейских попечений, в которых живет Левиафан - диавол, царствующий над чудовищами водными. Да и не волны ли и звери лютые - непрестанные заботы богачей?

И приведох его ко учеником Твоим, и не возмогоша его исцелит и. Отвещав же Иисус рече: о роде неверный и развращенный, доколе буду с вами? доколе терплю вам? приведите Ми его семо. И запрети ему Иисус: и изыде из него бес, и исцеле отрок от часа того. Смотри, как этот человек приписывает грех своего неверия ученикам, потому что они не могли исцелить сына его. Посрамляя его за обвинение учеников, Господь говорит, о роде неверный, то есть не столько велик грех их немощи, сколько - твоего неверия, ибо оно, будучи велико, превозмогло ограниченную силу их. Укоряя же одного. Господь обличает в неверии и всех предстоящих. А словами: доколе буду с вами - выражает свое сильное желание крестной смерти, желание удалиться от них; доколе, - как бы так говорит Он, - буду жить с оскорбителями и неверами? Запрети ему Иисус. Кому? Беснующемуся на новы месяцы. А из сего видно, что он, будучи невером, своим неверием сам дал демону доступ к себе.

Тогда приступльше ученицы ко Иисусу, на едине реша: почто мы не возмогохом изгнати его? Иисус же рече им: за неверствие ваше, аминь бо глаголю вам, аще имате веру яко зерно, горушно, речете горе сей, прейди от сюду тамо, и прейдет: и ничтоже не возможно будет вам. Сей же род не исходит, токмо молитвою и постом. Апостолы убоялись, не утратили ли они дарованной им силы над демонами, и потому на едине с беспокойством так спросили Иисуса. Господь, укоряя их, как несовершенных, говорит: за неверствие ваше. Ибо если бы вы имели теплую, горячую веру, то она хотя бы была и мала, совершила бы великие дела. Впрочем, где Апостолы переставляли горы? Об этом не написано. Правда, - но вероятно, они переставляли горы, хотя об этом и не написано, ибо не все предано письмени. Ежели же они не переставляли гор, то потому, что обстоятельства сего не требовали, - за то они делали больше. Да и Господь, заметь, как говорит, речете горе сей: прейди, то есть когда скажете, тогда она и перейдет. Но Апостолы не говорили сего, потому что не требовало сего ни время, ни нужда, а потому они и не переставляли гор; а если бы сказали, то и переставили бы. Сей же род, то есть демоны, исходит молитвою и постом. Поститься же нужно, тем особенно, кто одержим демонами, и тем, кто хочет от них врачевать, а молитва истинною бывает тогда, когда она чужда нетрезвенности и соединена с постом. - Заметь, что всякая вера есть как бы зерно горчичное. Оно почитается ничтожным, по причине буйства проповеди, но, если падает на добрую землю, возрастает в древо великое, на котором гнездятся птицы небесные, то есть помыслы, стремящиеся в высоту. Посему, кто имеет теплую веру, тот может сказать горе сей: прейди и прейдет, - то есть сказать демону: изыди, и изыдеть; ибо известно, что демон исходит.

Живущим же им в Галилеи, рече им Иисус: предан имать быти Сын человеческий в руце человеком: И убиют Его, и в третий день востанет, и скорбни быша зело. Часто предсказывает им о страданиях, дабы не подумали, что Он неохотно страждет и дабы приучились к этому и не смутились Его страданиями, когда они настанут, как событием неожиданным. Но к прискорбной вести присовокупляет и радостную, что Он воскреснет.

Пришедшым же им в Капернаум, приступиша, приемлющии дидрахмы к Петру, и реша: учитель ваш не даст ли дидрахмы? глагола: ей. Бог вместо первенцев еврейских благоволил освятить для Себя колено Левиино; число людей в колене Левиином простиралось до 22 тыс., а первенцев было 22,273 человека. За первородных, которые оказались свыше числа колена Левиина, Бог и положил давать священникам дидрахму, - откуда и произошел обычай всем первенцам платить дидрахму, то есть пять сиклей, или двести оволов. Но поелику и Господь был первородным, то и Он платил дидрахму. Только быть может, стыдясь Христа, как чудотворца, они не просят у Него Самого, а у Петра, или поступают так с коварною целию, то есть как бы так говоря: учитель ваш, как противник закона, захочет ли заплатить дидрахму?

И егда вниде в дом, предвари его Иисус, глаголя: что ти мнится, Симоне? царие земстии от киих приемлют дани, или кинсон? от своих ли сынов, или от чужих? Глагола Ему Петр: от чужих. Рече ему Иисус: убо свободни суть сынове. Как Бог, Он, и не слыхавши, знал, о чем говорили Петру, и потому предупредил его словами: если цари земные не берут дани с своих детей, а с чужих, то как же царь Небесный возьмет дидрахму с Меня, - Своего Сына? Ибо эта дань, как сказано выше, назначалась для храма и священников. И так если дети земных царей свободны, то есть ничего не платят, то тем более Я.

Но да не соблазним их, шед на море, верзи удицу, и, юже прежде имеши рыбу, возми: и отверз уста ей, обрящещи статир: той взем, даждь им за Мя и за ся. Дабы не считали нас презрителями, заплати дань; ибо Я даю ее не потому, что должен дать, но потому, что хочу исправить их немощь. При сем поставим себе в правило: не подавать повода к соблазну там, где не может быть вреда, - а где есть такой вред от какого-нибудь действия, там не нужно заботиться о тех, которые неразумно соблазняются. Дабы явить в Себе Бога и Владыку моря, Христос посылает Петра достать статир из рыбы, а вместе научает нас и некоторому таинству. И наше естество есть рыба, погруженная в глубину неверия. Апостольское слово извлекло нас из ней, и нашло в наших устах статир, то есть слова Господни, исповедание Христово. Ибо исповедающий Христа имеет в устах своих статир. Какой статир? - состоящий из двух дидрахм, ибо Христос имеет два естества, будучи Бог и человек. Этот-то статир - Христос предан за двоякого рода людей - язычников и иудеев, за праведников и грешных. Посему, когда видишь какого-нибудь сребролюбца, у которого в устах только сребро и золото, считай и его также рыбою, плавающею в житейском море. Но как скоро окажется какой-нибудь учитель, подобный Петру, и уловляет его, то извлекает из уст его сребро и золото. - Статир, по мнению некоторых, есть драгоценный камень, находимый в Сирии, по мнению других - дань, в четвертую долю златницы.

Глава 18

В той час приступиша ученицы ко Иисусу, глаголюще: кто убо болий в царствии небеснем? Поелику они видели, что Петр почтен был от Христа - (а почтен тем, что получил повеление дать статир за Христа и за себя); то, как люди, несколько уязвились сердцем, и угрызаемые завистию, подходят к Господу и стороною спрашивают Его: кто болий есть?

И призвав Иисус отроча, постави е посреде их, И рече: аминь глаголю вам: аще не обратитесь и будете яко дети, не внидете в царство небесное, Иже убо смирится яко отроча сие, той есть болий в царствии небеснем. Видя, что учениками овладевает страсть честолюбия, Господь смиряет их и в пример безтщеславного отрока показывает им путь смирения. Так и нам должно иметь смиренный ум, впрочем не детский, и быть незлобивыми, но не неразумными. Словами - аще не обратитеся - показал, что они перешли от смиренномудрия к честолюбию; следовательно должны были возвратиться опять к тому же, то есть к смиренномудрию, от которого уклонились.

И иже аще приимет отроча таково во имя Мое, Мене приемлет. А иже аще соблазнит единаго малых сих верующих в Мя, уне есть ему, да обесится жернов оселский на выи его и потонет в пучине морстей, Вы, говорит, не только сами должны быть смиренны, но если ради Меня почтите и других смиренных, то получите награду, потому что Меня примете, когда примете детей, то есть смиренных. Так, говорит, и наоборот, кто соблазнит, или обидит одного из малых сих, которые то есть уничижают и смиряют себя, хотя бы были и велики: тому лучше было бы, если бы на шею его повесили мельничный жернов и потопили в воде. Выставляет на вид столь чувствительное наказание с той целью, дабы показать, что тяжкому мучению подвергнутся обижающие и соблазняющие смиренных во Христе. Но ты разумей кроме сего, что, если кто соблазнит малого и в собственном смысле, то есть слабого, вместо того, чтобы всячески поддержать его, тот также понесет наказание, тем вернее, что слабый обыкновенно скорее соблазняется, нежели крепкий.

Горе миру от соблазн: нужда бо есть приити соблазном: обаче горе человеку тому, имже соблазн приходит. Как человеколюбец, Он оплакивает мир, имеющий терпеть вред от соблазнов. Но скажет кто-нибудь: за чем оплакивать, когда нужно подать руку помощи? На это мы можем сказать, что и самое оплакивание кого либо есть уже своего рода помощь. Часто случается, что тем, для которых бесполезно было наше убеждение, мы доставляем пользу, когда начинаем плакать об них, и они приходят от того в чувство. Далее, если, как говорит Христос, нужно придти соблазнам, то как мы можем избежать их? Правда, нужно им придти; но нет нужды нам погибнуть, ибо можем противостоять соблазнам. Под соблазнами разумей людей, препятствующих нам в добре, а под миром - людей дольних, пресмыкающихся по земле.

Вопрос: если есть нужда придти соблазнам и не возможно миновать их; то почему соблазняющий достоин мук, когда он соблазняет, побуждаясь к тому необходимостью? Все что бывает по нужде, достойно прощения, а не мук.

Ответ: потому достойны мук соблазняющие, что они же производят и нужду соблазна, сами по себе располагаясь и решаясь на то, чтоб быть причиною соблазнов. Притча: это подобно тому, как врач, видя больного, производящего в себе причину злой болезни, которая палит его сильным пламенем, и он должен впасть от ней в сумасшествие, говорит: горе больному от сумасшествия, ибо сумасшествие его непременно должно последовать. Впрочем горе больному

человеку, который производит сумасшествие. Здесь врач представляет причиною тяжкой болезни не необходимость, а человека, который произвел причину болезни. Христос не сказал - горе роду человеческому, но - горе миру; потому что св. писанию обычно называть жизнь грешных миром, а провождающих ее - мудрствующими по земному, Потому-то ученикам Христос говорил: вы несте от мира. Поелику они не были во грехе, то не были от мира, хотя и принадлежали к людям, живущим в мире.

Аще ли рука твоя, или нога твоя соблажняет тя, отсецы ю, и верзи от себе: добрейше ти есть внити в живот хрому или бедну, нежели две руце, и две нозе имущу, ввержену быти во огнь вечный. И аще око твое соблажняет тя, изми е, и верзи от себе: добрейше ти есть со единым оком в живот внити, неже две оце имущу ввержену быти в геенну огненную. Под рукою, ногою и глазом разумей друзей, которых мы считаем, как бы, собственными членами. Итак если бы из числа и таких, то есть самых близких друзей, оказались иные зловредными для нас; то должно оставлять и отсекать их, как гнилые члены, дабы они не заразили прочих. Таким образом отсюда ясно видно, что если и есть нужда придти соблазнам, то есть вредным людям, то нет нужды нам портиться от них. Ибо если будем поступать так, как сказал Господь, если станем отсекать от себя причиняющих нам вред, хотя бы то были и друзья; то не потерпим вреда.

Блюдите, да не презрите единаго от малых сих. Глаголю бо вам, яко ангели их на небесех выну видят лице Отца Моего небеснаго. Прииде бо Сын человеческий взыскати и спасти погибшаго. Заповедует не презирать и не уничижать, так называемых, малых, то есть нищих духом, но великих пред Богом. Они, говорит, так любезны Богу, что самые ангелы защищают их от вреда демонского. Всякий верующий, или даже все мы люди имеем ангелов (хранителей); но ангелы малых и смиренных о Христе так близки к Богу, что непрестанно созерцают лице Его и предстоят Ему. Из сего видно, что хотя все мы имеем ангелов, но ангелы грешников, как бы стыдясь за наше недерзновение, и сами не имеют дерзновения зреть лице Божие и молиться за нас; напротив ангелы смиренных зрят лице Божие, потому что ради их, как праведных, имеют дерзновение. И что говорю, что такие люди имеют ангелов? продолжает Господь. Я пришел для того, чтобы спасти погибшее, приблизить к Себе, возвеличить и прославить тех, которых многие почитают ничтожными.

Что вам мнится? аще будет некоему человеку сто овец, и заблудит едина от них: не оставит ли девятьдесят и девять в горах, и шед ищет заблуждшия? И аще будет обрести ю, аминь глаголю вам, яко радуется о ней паче, неже о девятидесятих и девяти не заблуждших. Тако несть воля пред Отцем вашим небесным, да погибнет един от малых сих. У какого человека было сто овец? - у Христа. Ибо все разумное создание, как ангелы, так и люди, - сто овец, которых пастырь - Христос, так как Он не овца, то есть не тварь, но Сын Божий. Он оставил девяносто девять (овец) на небеси, то есть ангелов, и приняв зрак раба, пошел искать одну овцу, то есть человеческое естество, и радуется о нем более, нежели о твердости в добре ангелов. Кратко - это означает, что Бог печется об обращении грешников и радуется о них более, нежели об утвердившихся в добродетели.

Аще же согрешит к тебе брат твой, иди и обличи его между тобою и тем единым. Аще тебе послушает, приобрел еси брата твоего: аще ли тебе не послушает, пойми с собою еще единаго или два, да при устех двою или триех свидетелей станет всяк глагол. Аще не послушает их, повеждь церкви: аще же и церковь прослушает, буди тебе якоже язычник и мытарь. После сильного слова, направленного против соблазняющих, Господь исправляет теперь и соблазняемых. Дабы ты, соблазняясь, не пал совершенно духом от того, что соблазняющему угрожает горе, Я хочу, говорит, чтоб ты, в случае соблазна или вреда, обличал обижающих и вредящих тебе, если они христиане. Смотри, что говорит, - аще согрешит к тебе брат твой, то есть христианин. Итак если обижает тебя неверный, в таком случае отступись и от имения своего; если же это брат твой, то обличай его, (и только), ибо не сказал - досади ему, но - обличи. Аще тебе послушает, то есть если сознает свою вину и смирится. Господь хочет, чтоб согрешающие обличаемы были сперва наедине, дабы от обличения при многих не сделались бесстыднее. Если же не усрамится и по обличении при двух или трех свидетелях, тогда объяви о грехе его предстоятелям церкви. Ибо когда уже он не послушал двоих или троих, не смотря на то, что по словам закона при двух или трех свидетелях должно стать, то есть быть твердо всякое слово; то остается только, что он вразумлен был церковью. Ежели же и ее не послушает, то пусть будет отлучен, дабы не заразил своим злом тебя и других. Уподобляет таких братьев мытарям, так как мытарь был предметом особенного презрения. По отношению же к обиженному это составляет утешение, то есть что обидчик его почитается мытарем и язычником, то есть хищником и неправедником, или грешником и неверным. Но не в этом ли только и состоит наказание обидчика? нет, слушай, что говорится далее.

Амань бо глаголю вам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси: и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех. Ежели ты, обиженный, будешь иметь обидчика своего, как мытаря и язычника, то таким, говорит, он будет признан и на небе; если же разрешишь его, то есть простишь, то прощен будет и на небе. Ибо не то только бывает разрешаемо, что разрешают священники; но и то будет или связано или разрешено, что мы, быв обижены, или связываем или разрешаем.

Паки, аминь глаголю вам: яко аще два от вас совещаета на земли о всякой вещи, еяже аще просита, будет има от Отца Моего, иже на небесех. Идеже бо еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их. Сими словами вводить нас в союз любви. Выше запретил нам соблазнять друг друга, вредит и повреждаться; а теперь говорит и о взаимном согласии. Под соглашающимися разумеются сходящиеся не на зло, но на добро; ибо смотри, что говорит: аще два от вас, то есть верующих, добродетельных. Ведь и Анна и Каиафа соглашались же, но на зло. По этой-то именно причине, что не имеем надлежащего согласия между собою, часто бывает, что прося не получаем. Далее, Господь не сказал: буду посреде их, но - есмь, то есть тотчас обретаюсь там. Можешь разуметь также, что когда приходят в согласие плоть и дух, так что плоть не похотствует на духа (Гал.5:17), тогда бывает Господь посреди их. Соглашаются равным образом и три силы души - разумная, раздражительная и вожделевательная. Согласны наконец и ветхий и новый заветы, и - среди их оказывается Христос, как проповедуемый тем и другим.

Тогда приступль к Нему Петр, рече: Господи, коль краты аще согрешит в мя брат мой, и отпущу ли ему до седмь крат? Глагола ему Иисус: не глаголю тебе до седмь крат, но до седмьдесят крат седмерицею. Петр спрашивает вот о чем: сколько раз я должен прощать его (брата), если согрешит, и потом раскаявшись придет и будет просить прощения? К словам - если согрешит - Он присовокупил - "против меня". Это потому, что, если кто согрешит против Бога, того я, простой человек, не могу прощать, а может простить разве имеющий божественный чин священник; если же согрешит против меня, и потом я прощу его, то будет прощен, хотя я и простой человек, а не священник. Господь сказал - до седмьдесять крат седмерицею, - не с тем, чтоб ограничить числом дело прощения, - (странно было бы сидеть и высчитывать до тех пор, пока не получится число четыреста девяносто, которому равняются седмижды семьдесят), - но означает таким образом неопределенное число раз, как бы так говоря: "сколько бы раз кто ни согрешил, и потом покаялся, прощай ему". То же самое, то есть что мы должны быть сострадательны, выражает и следующею притчею.

Сего ради уподобися царствие небесное человеку царю, иже восхоте стязатися о словеси с рабы своими. Мысль этой притчи научает нас прощать нашим сорабам согрешения их против нас, особенно же когда они кланяются в ноги нам, прося прощения. Изъяснять подробно сию притчу может тот один, кто имеет ум Христов; но попытаемся и мы сказать что-нибудь. Царство есть Слово Божие, и не какое-либо малое царство, а небесное. Слово это уподобилось человеку царю, когда воплотилось ради нас и сделалось человеком, подобным нам. Берет Он отчет от рабов Своих, как благий судия их. Ибо не наказывает без суда, - что было бы жестокостию.

Наченшуже ему стязатися, приведоша ему единаго должника тмою талант. Не имущу же ему воздати, повеле и Господь его продати, и жену его, и чада, вся, елика имеяше, и отдати. Тму (десять тысяч) талантов должны мы, потому что ежедневно получаем благодеяния, а не воздаем Богу ничего доброго. Должники тмою талантов и те, которые приняли начальство над народом, или над многими - (Ибо каждый человек есть талант, как сказано: великое дело человек), и не хорошо употребляют власть свою. Они также дадут отчет и истязаны будут. Продажа должника с его женою и детьми, и всем имением означает отчуждение от Бога; ибо проданный делается рабом другого господина, то есть диавола. Под женою должно разуметь плоть, супружницу души, а под детьми - худые действия, производимые душею и телом. Сию - то плоть повелевает предать сатане на истязание, то есть предать болезням и мучению демонскому. Велит также связать и детей, то есть деятельные силы зла. Так, Бог иссушает чью либо руку крадущую, или связывает ее посредством какого-нибудь демона. И вот жена - плоть и дети - злые действия преданы измождению, да дух спасется; ибо человек тот уже не может воровать. Подобным образом разумей и прочее.

Пад убо раб той, кланяшеся ему, глаголя: господи, потерпи на мне, и вся ти воздам. Милосердовав же господь раба того, прости его, и долг отпусти ему. Смотри, какая сила покаяния, и как человеколюбив Господь. Покаяние в зле заставило раба упасть (кто крепко стоит в зле и не падает от покаяния, того нельзя и простить), посему милосердие Божие простило весь долг, хотя раб не просил совершенного прощения, а просил только отсрочки. Познай из сего, что Бог дарует и более, нежели сколько просил. Таково человеколюбие Его, что столь жестокое, по-видимому, повеление продать раба, изрек Он не по жестокости, а с тем, чтоб устрашить раба и побудить его обратиться к покаянию и молитве.

Изшед же раб той, обрете единаго от клеврет своих, иже (бе) должен ему стом пенязь: и емь его давляше, глаголя: отдаждь ми, им же еси должен. Пад убо клеврет его на нозе его, моляше его, глаголя: потерпи на мне, и вся воздам ти. Он же не хотяше, но вед всади его в темницу, дондеже воздаст должное. Раб, получивший прощение, (вышед от своего господина) давит подобного себе раба. Никто из пребывающих в Боге не бывает безсострадателен, а только тот, кто удаляется от Бога, и делается чуждым Ему. И смотри, как велико бесчеловечие. Раб, получивший прощение несравненно большего долга - десяти тысяч талантов, не хочет не только простить несравненно меньшего - ста динариев, но и отсрочить, хотя должник просит его теми же самыми словами, какими тот просил царя, напоминая тем, как сам он спасся: потерпи на мне, говорит, и вся воздам ти.

Видевше же клеврети его бывшая, сжалиша (си) зело, и пришедше сказаша господину своему вся бывшая. Здесь представляются ангелы, ненавидящие зло и любящие добро; ибо они сослужители того злого раба. Говорят же они это Господу, не как не знающему, а для того, дабы ты знал, что ангелы суть наши защитники и что они не любят бесчеловечных.

Тогда призвав его господин его, глагола ему: рабе лукавый, весь долг он отпустих тебе, понеже умолил мя еси. Не подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего, якоже и аз тя помиловах? И прогневався господь его, предаде его мучителем, дондеже воздаст весь долг свой. Господь производит суд над злым рабом из человеколюбия, чтобы показать, что не Он, а жестокость и неблагодарность раба лишает милости. Каким мучителям предает? - Конечно карающим силам, на мучение вечное. Ибо слова: дондеже воздаст долг, значат: дотоле пусть мучится, пока не воздаст. Но он никогда не воздаст долга, то есть никогда не кончит должного и заслуженного наказания; ибо в аде нет покаяния; следовательно он всегда будет под наказанием.

Тако и Отец Мой небесный сотворит вам, аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших прегрешения их. Не сказал - Отец ваш, а - Отец Мой: поелику такие люди недостойны иметь отцем Бога. Желает же, чтоб отпущение было от сердца, а не от одних уст. Представь теперь, какое зло памятозлобие. Оно лишает даже и дарованного дара Божия. Хотя дарования Божия нераскаянны, но от нашей злобы и они теряются.

Глава 19

И бысть, егда сконча Иисус словеса сия, прейде от Галилеи, и прииде в пределы, иудейския обонъпол Иордана. И по Нем идоша народи мнози, и исцели их ту. Опять приходит Господь в Иудею, дабы неверующие из жителей иудеи не имели предлога оправдывать себя тем, что Он посещал их реже галилеян. По той же причине за учением, по окончании беседы, снова следуют чудеса. Ибо нам должно и учить и делать. Но безрассудные фарисеи, когда им, при виде знамений, надлежало уверовать, искушают Его. Слушай:

И приступиша к Нему фарисее искушающе Его, и глаголаша Ему: аще достоит человеку пустити жену свою по всякой вине? Он же отвещав рече им: несте ли чли, яко сотворивый искони, мужеский пол и женский сотворил я есть? И рече: сего ради оставит человек отца своего и матерь: и прилепится к жене своей, и будета оба в плоть едину. Якоже ктому неста два, но плоть едина: еже убо Бог сочета, человек да не разлучает. О безумие иудеев! Такими вопросами они думали заградить уста Христу. Именно, если бы Он сказал, что позволительно разводиться с женою по всякой причине, то Ему возразили бы: как же ты (прежде) говорил, что никто не должен разводиться, разве только с прелюбодейною женою? А если бы сказал, что вовсе непозволительно разводиться с женами своими, то Его уличили бы в противоречии Моисею, который велел прогонять ненавистную жену и без благовидной причины. Что же Христос? Он показывает, что Создатель с самого начала узаконил единоженство. Он в самом начале сочетал мужа с одною женою; следовательно не должно одному мужу сочетаваться со многими женами, ни одной жене со многими мужьями, но как вначале были сопряжены, так и должны оставаться, не разрывая сожительства без уважительной причины. При сем, чтобы не раздражить фарисеев, не сказал: я сотворил мужеский пол и женский, а сказал неопределенно: Сотворивый. Далее Богу угодно, чтобы они, по сопряжении, жили так неразрывно, что позволил им оставлять родителей и прилепляться друг другу. Вопрос: как же в книге Бытия написано, что слова: сего ради оставит человек отца своего и матерь - сказал Адам, а Христос говорит здесь, что сам Бог сказал: сего ради оставит человек отца и матерь и прилепится к жене своей? Ответ: и то, что сказал Адам, сказал по внушению Божию, так что слово Адамово есть слово Божие. Если же они (Адам и Ева) стали одною плотию, быв соединены посредством совокупления и естественною любовию; то расторгать законных супругов так же неприлично, как рассекать собственную плоть. Чтоб не возмутить (фарисеев), Господь не сказал - да не разлучает Моисей, но вообще -

человек, означая таким образом (безмерное) расстояние между сочетавающим Богом и расторгающим человеком.

Глаголаша Ему: что убо Моисей заповеда дати распустную, и отпустити ю? Глагола им, яко Моисей по жестосердию вашему повеле вам пустити жены вашя: из начала же не бысть тако. Глаголю же вам, яко иже аще пустит жену свою, разве словесе прелюбодейна, и женится иною, прелюбы творит: и женяйся пущеницею, прелюбы деет. Фарисеи, видя, что Господь заградил их уста, пришли в затруднение, и указывают на Моисея, будто бы противоречащего Христу, и говорят: как же Моисей заповедал давать книгу разводную и отпускать жену? Посему Господь, обращая всякое обвинение на их голову, оправдывает Моисея и говорит: Моисей дал такой закон не по желанию противоречить Богу, но по вашему жестокосердию, чтоб вы, желая вступить в брак с другими женами, по своей жестокости, не погубляли первых жен. В самом деле, будучи жестоки, они стали бы убивать своих жен, если бы Моисей принудил их не отпускать их от себя. Поэтому он узаконил давать женам, ненавидимым своими мужьями, книгу разводную. А я, продолжает Господь, говорю вам, что хорошо отпускать жену блудную, как прелюбодейцу, но ежели кто прогонит не соблудившую, тот виновен, ежели она сделается прелюбодейцею. Возьми во внимание и следующее: прилепляяйся Господеви един дух с Господем (1Кор.5:17); и в сем случае бывает своего рода сочетание верующего со Христом. Ибо все мы соделались едино тело с Ним и составляем члены Христовы. Если же так, то никто не имеет права отделиться от сего союза, по слову Павла, который говорит: кто ны разлучит от любве Христовы (Рим.8:35)? Ибо, что сочетал Бог, того не могут разлучить, как говорит Павел, ни человек, ни другая какая тварь, ни ангелы, ни начала, ни власти (Рим.8:36-39).

Глаголаша Ему ученицы. Его: аще тако есть вина человеку с женою, лучше есть не женитися. Ученики смутились и говорили: если (муж и жена) сопрягаются для того, чтоб были едино и оставались не расторжимыми на всю жизнь, так что жена, ежели она не прелюбодействует, не должна быть изгоняема, хотя б она была и злая; то нехорошо жениться. Лучше не жениться и бороться с естественными вожделениями, нежели взять и терпеть у себя злую жену. Виною человека с женою называют неразрывный союз их. Некоторые же понимают это так: аще тако вина человеку, - то есть если человек, незаконно отгоняющий жену, подлежит вине или осуждению; то лучше не жениться.

Он же рече им: не вси вмещают словесе сего, но имже дано есть. Поелику ученики говорили, что лучше не вступать в брак, то Господь в ответ говорит, что хотя стяжание девства есть великое дело, но оно не всеми может быть сохраняемо, а только теми, которым дарует Бог: слово - дано есть - стоит здесь вместо - "которым содействует Бог". Даруется же тем, которые от сердца просят, ибо сказано: просите и дастся вам, всяк бо просяй приемлет.

Суть бо скопцы, иже из чрева матерня родишася тако: и суть скопцы, иже скопишася от человек: и суть скопцы, иже исказиша сами себе, царствия ради небеснаго, могий вместити да вместит. Подвиг девства, говорит, есть жребий не многих. Есть скопцы от утробы матерней, то есть люди, которые по природному сложению не имеют влечения к совокуплению (с женами), но их целомудрие не приносит им пользы. Есть и такие, которые оскопляются людьми. Оскопляющие же сами себя ради царствия Божия суть не те, которые отрезывают у себя члены, ибо это преступно, но те, которые воздерживаются. Понимай и так: бывает скопец от природы, то есть, как выше сказано, по природному сложению не склонный к любострастию. Оскопляемый от людей есть тот, кто удаляет от себя разжение плотской похоти в следствие человеческого наставления. Наконец оскопляющий сам себя есть тот, кто не по чужому, а по собственному расположению, добровольно решился на подвиг целомудрия. Таковый очень хорош, потому что он независимо от других, а сам произвольно вступает на путь к царствию небесному. Желая же, чтоб мы добровольно подвизались в добродетели (девства), Господь говорит: могий вместити да вместит. Таким образом Он не принуждает к девству, не возбраняет и брака, но девство предпочитается.

Тогда приведоша к Нему дети, да руце возложит на них и помолится: ученицы же запретиша им. Иисус же рече им: оставите детей, и не возбраняйте им приити ко Мне: таковых бо есть царство небесное. Матери принесли к Нему детей, да чрез возложение рук благословит их. Но как они подходили беспорядочно и шумно, посему ученики и возбраняли им, а вместе и потому, что думали, не унижается ли достоинство их учителя тем, что приносят к Нему детей. Но Христос, желая показать, что Он больше любит незлобивых, запрещает им, и говорит: оставите детей, таковых бо есть царство небесное. Не сказал - сих, но - таковых, то есть простых, чуждых злобы и лукавства. Посему если и ныне к какому учителю приходят с детскими вопросами, он не должен отсылать их от себя, но принимать.

И возложь на них руце, отъиде оттуду. И се един некий приступль, рече Ему: учителю благий, что благо сотворю, да имам живот вечный? Он же рече ему: что Мя глаголеши блага? никтоже благ, токмо един Бог. Сей подошел, не как искушающий, но как желающий наставления и жаждущий живота вечного. Но подошел ко Христу, не как к Богу, а как к простому человеку. Поэтому Господь и говорит: что Мя глаголеши блага? никтоже благ, токмо един Бог, То есть, если ты называешь Меня благим, как обыкновенного учителя, то называешь не так: потому что никто из людей не благ сам по себе. Это во-первых потому, что мы обыкновенно бываем переменчивы, обращаемся от добра к злу; во-вторых потому, что человеческая доброта в сравнении с добротою Божию есть худоба.

Аще ли хощеши внити в живот, соблюди заповеди. Глагола Ему: кия? Иисус же рече: еже, не убиеши: не прелюбы сотвориши не украдеши: не лжесвидетельствуеши: чти отца и матерь: и возлюбиши искренняго твоего яко сам себе. Господь отсылает вопросившего к заповедям закона, дабы иудеи не сказали, что Он презирает закон. Что же?

Глагола Ему юноша: вся сия сохраних от юности моея: что есмь еще не докончал? Некоторые осуждают юношу сего, как человека хвастливого и тщеславного. Как он говорит, исполнил заповедь о любви к ближнему, когда был богат? Никто, любя ближнего, как самого себя, не может быть богатее ближнего; а всякий человек есть ближний. Тогда многие терпели голод и были без одежды; если бы он был милостив, то не был бы богат.

Рече ему Иисус: аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим: и имети имаши сокровище на несеби: и гряди в след Мене. Слышав же юноша слово, отъиде скорбя: бе бо имея стяжания многа. Что ты соблюл, по твоим словам, то, говорит, соблюл по иудейски. Если же хочешь быть совершенным, то есть, Моим учеником и христианином; то поди, продай имение свое и тотчас раздай все вдруг, не удерживая у себя ничего, даже и под тем предлогом, чтобы подавать постоянную милостыню. Не сказал - давай бедным (то есть понемногу), но - отдай вдруг, и останься без всего. За тем, поелику иные, подавая милостыню, ведут жизнь исполненную всякой нечистоты, - говорит: и гряди в след Мене, то есть приобретай и всякую другую добродетель. Но юноша опечалился. Ибо хотя он желал, и почва сердца его была глубока и тучна, но ее засушили терния богатства: бе бо, говорит Евангелист, имеяй стяжания многа. Кто имеет не многое, тот не много связывается богатством, но большое богатство налагает крепчайшие узы. Далее, поелику Господь разговаривал с богатым, то присовокупил: будешь иметь сокровище на небесах, ибо он любил сокровище.

Иисус же рече учеником своим: аминь глаголю вам, яко неудобь богатый внидет в царствие небесное. Паки же глаголю вам: удобее есть велбуду сквозе иглины уши проити, неже богату в царствие Божие внити. Богатый не войдет в царство небесное, пока богат и имеет у себя лишнее, между тем как другие не имеют и необходимого. А когда откажется от всего, тогда он уже не богат, и в последствии войдет в царство небесное; имеющему же много не возможно войти в него так же, как верблюду пройти сквозь игольные уши. Смотри же, выше сказал, что трудно войти, а здесь - что не возможно. Некоторые под верблюдом разумеют не животное, а толстый канат, употребляемый корабельщиками при бросании якорей для укрепления корабля.

Слышавше же ученицы Его, дивляхуся зело, глаголюще: кто убо может спасен быти? Воззрев же Иисус, рече им: у человек сие не возможно есть, у Бога же вся возможна. Человеколюбивые ученики спрашивают не для себя, ибо сами они были бедны, но - для других людей. Господь же научает измерять дело спасения не человеческою немощию, но - силою Божиею. А при помощи Божией, кто начнет быть нестяжательным, тот успеет и в том, чтоб отсекать излишнее; а потом дойдет и до того, что станет отказывать себе и в необходимом, и таким образом (при той же помощи Божией) благоуправится и получит царство небесное.

Тогда отвещав Петр рече Ему: се мы оставихом вся, и в след Тебе идохом: что убо будет нам? Хотя Петр, как человек бедный, по видимому, не оставил чего-либо большего, но знай, что на самом деле и он оставил многое. Мы - люди - обыкновенно и за немногое держимся крепко, а Петр, кроме того, оставил все мирские удовольствия и самую любовь к родителям, отказался от сродников, от знакомых и даже от своей воли. А ничто так не приятно для человека, как своя воля. Впрочем и все означенные страсти восстают не только на богатых, но и на бедных. - Что же Господь?

Иисус же рече им: аминь глаголю вам, яко вы шедшии по Мне, в пакибытие, егда сядет Сын человеческий на престоле славы Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Исраилевома. Ужели в самом деле сядут, как говорит Господь? Нет. Под образом седения означено только преимущество чести. Но ужели сядет и Иуда, который был там

вместе с другими, когда Господь сказал сии слова? Также нет: ибо это сказано о тех, которые решительно последовали Христу, то есть до конца, а Иуда не до конца последовал Ему. Бог часто обещает блага достойным; но когда они изменяются и становятся недостойными, отнимает у них эти блага. Подобным образом поступает Он и с непокорными; часто грозит им, но не посылает беды, как скоро переменятся. Под пакибытием разумей бессмертие.

И всяк, иже оставит дом, или братию, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села, имене Моего ради, сторицею приимет и живот вечный наследит. Дабы кто не подумал, что вышесказанное относится к одним ученикам, Господь распространяет свое обетование на всех, творящих подобное тому, что творили ученики. И они, вместо сродников по плоти, будут иметь свойство и братство с Богом, вместо полей - рай, вместо каменных домов - горний Иерусалим, вместо отца - старцев церковных, вместо матери - церковных стариц, вместо жены - всех верных жен, не в брачном отношении - нет, но в отношениях духовных, в духовной любви и попечении о них. Впрочем Господь не просто, не без причины велит отделяться от домашних, но тогда, когда они препятствуют благочестию. Равно как, когда Он повелевает возненавидеть душу и тело, не следует, что должно убивать самих себя, но - что не должно щадить себя для соблюдения веры Христовой, когда потребуют того обстоятельства. Когда же Марк (Мк.10:30) при сем говорит, что с избытком получит еще в нынешнем веке; то это надобно разуметь о дарованиях духовных, которые несравненно выше земных и служат залогом будущих благ. Пользующиеся этими дарованиями бывают в великой чести, так что все люди с уважением просят их молитв, дабы для них получить божественную благодать. Заметь также, что Бог, как Благий, дает не только то, что оставлено нами, но - прилагает к сему и вечную жизнь. Постарайся и ты продать имение свое и раздать нищим. А имение у гневливого его гнев, у любодея - его прелюбодейные вожделения, у злопамятного - памятозлобие, и прочие страсти. И так продай и отдай бедным, то есть неимеющим ничего доброго демонам, брось свои страсти виновникам страстей, демонам, и - тогда будешь иметь сокровище, то есть, Христа на небе, на небе, то есть, ума твоего. Ибо кто соделывается таким, каков небесный, тот имеет небо в себе самом.

Мнози же будут перви последнии, и последни первии. Здесь намекает на иудеев и язычников. Иудеи, бывши некогда первыми, сделались последними; а мы, язычники прежде последние, стали теперь первыми. А дабы ты ясно уразумел слова сии, Господь приспособляет к тому и следующую притчу.

Глава 20

Подобно бо есть царствие небесное человеку домовиту, иже изыде купно (зело) утро наяти делатели в виноград свой. И совещав с делатели по пенязю на день, посла их в виноград свой. И изшед в третий час, виде ины стояща на торжищи праздны: И тем рече: идите и вы в виноград мой, и еже будет правда, дам вам. Они же идоша. Паки же изшед в шестый, и девятый час, сотвори такоже. Во единый же надесять час изшед, обрете другия стояща праздны, и глагола им: что зде стоите весь день праздны? Глаголаша ему, яко никтоже нас наят. Глагола им: идите и вы в виноград мой, и еже будет праведно приимите. Иисус есть царство небесное и Он подобен человеку, ибо принял и образ наш. Он есть и домовладыка, ибо владычествует над домом, то есть, над церковию. Сей-то домовладыка Христос изшел из недр Отчих и нанимает делателей в виноградник, то есть, для исполнения заповедей и исследования Писаний. Каждого из нас Он нанимает для возделывания виноградника, то есть, своей собственной души, но нанимает одного утром, то есть, в юном возрасте, другого в третьем часу, то есть, около двадцати пяти лет, иных в шестом и девятом часу, то есть, лет тридцати от роду и вообще в мужеском возрасте, а в единонадесятом часу - старцев, ибо многие, и в старости уверовавши, получили спасение. Или иначе: день означает настоящий век, в котором, как во дни, мы совершаем дела. Господь призвал в первом часу дня Эпоха, его современников и Ноя, в третьем - Авраама, в шестом - Моисея и живших в его время, в девятом пророков, а в одиннадцатом, то есть, под конец веков, нас - язычников, не сделавших ни одного доброго дела, так как язычников никто не нанимал; ибо к ним не было послано ни одного пророка.

Вечеру же бывшу глагола господин винограда к приставнику своему: призови делатели, и даждь им мзду, начен от последних до первых. И пришедше, иже в единыйнадесять час, прияша по пенязю. Пришедше же первии, мняху яко вящше приимут: и прияша и тии по пенязю. Приемше же роптаху на господина, глаголюще: яко сии последнии един час сотвориша, и равных нам сотворил их еси, понесшым тяготу дне и вар. Он же отвещав рече единому их: друже, не обижу тебе: не по пенязю ли совещал еси со мною? Возми твое, и иди: хощу же и сему последнему дати, якоже и тебе. Или несть ми леть сотворити еже хощу во своих ми? аще око твое лукаво есть, яко аз благ есмь? Тако будут последнии перви, и первии последни: мнози бо суть звани, мало же избранных. Вечер есть кончина века: при кончине все получают по динарию, то есть,

благодать Св. Духа, которая обновляет человека по образу и соделывает его причастником Божеского естества. Более потрудились жившие до пришествия Христова, ибо тогда смерть еще не была разрушена, диавол не был сокрушен и грех еще был жив; а мы, по благодати Христовой, оправданные крещением, получаем силу побеждать своего врага, уже наперед низложенного и умерщвленного Христом. По первому толкованию, те, которые в юности уверовали и последовали Христу, понесли более труда, чем обратившиеся в старости; ибо юноши в борьбе со страстями испытывают тяжесть от собственных движений гнева и чувственного вожделения, а старые остаются спокойными, однако же все удостаиваются одного дара Св. Духа. - Эта притча научает нас, что если кто и в старости покается, то сподобится царства (небесного), ибо старость и есть единонадесятый час. Не будут ли завидовать святые получившим с ними равную благодать? Нет. Отсюда видно только то, что праведникам уготованы столь многая и столь неизреченные блага, что они могли бы возбудить и зависть.

И восходя Иисус во Иерусалим, поят обанадесяте ученика едины на пути, и рече им: Се восходим во Иерусалим, и Сын человеческий предан будет архиереем и книжником: и осудят Его на смерть, И предадят Его языком на поругание и биение и пропятие: и в третий день воскреснет. Тогда приступи к Нему мати сыну Зеведеову с сынома своима, кланяющися и просящи нечто от Него. Он же рече ей: чесо хощеши? глагола Ему: рцы да сядета сия оба сына моя, един одесную Тебе, и един ошуюю Тебе, во царствии Твоем. Сыны Зеведеевы думали, что если Господь пойдет во Иерусалим, то сделается царем земного царства, так как часто слышали от Него слова: восходим во Иерусалим. Посему они увлеклись человеческими помыслами и заставили мать подойти к Иисусу, стыдясь явно приступить к Нему сами, хотя тайно и подошли к Нему, по словам Марка; ибо он говорит, что приступили к Нему Иаков и Иоанн, то есть подошли к Нему тайно и наедине.

Отвещав же Иисус рече: не веста, чесо просита: можета ли пити чашу, юже аз имам пити, или крещением, имже аз крещаюся, креститися? глаголаста Ему, можева. Оставивши мать сынов Зеведеевых, Господь говорит с самими сыновьями ее, дабы показать, что Он знает, что они заставили мать говорить с Ним. Он говорит им: вы не знаете, чего просите, ибо то, чего вы просите, превыше ума, превыше самих Ангельских сил: вы стремитесь к славе, а Я призываю вас к смерти. Так говорил Он им, желая отклонить их от таких помыслов. А предлагает вопрос не по неведению, но желая, чтобы ответом они по необходимости обнаружили свою тайную болезнь и постарались исполнить обещание. Ибо Он как бы так говорит: поелику никто не может быть участником в моем царстве, если не приобщится моих страданий, то скажите Мне, можете ли вы пострадать подобным образом? Чашею Он называет свои страдания и смерть, вместе с этим показывая и то, что как легко выпить чашу, так можно нам не бояться идти на смерть за Христа; кроме сего показывает и то, что Он Сам с радостию идет на смерть. Как тот, кто испивает чашу вина, скоро засыпает, отягченный питием, так и испивающий чашу страдания погружается в сон смертный. Смерть свою Он называет крещением, потому что ею Он совершил очищение наших душ. Они дали обещание, не понимая того, что говорят, и обещая все, только бы получить желаемое.

И глагола има, чашу убо мою испиета, и крещением, имже Аз крещаюся, имате креститися: а еже сести одесную Мене и ошуюю Мене, несть Мое дати, но имже уготовася от Отца Моего. Я знаю, что вы пострадаете и умрете, и это действительно так случилось: Иакова убил Ирод, Иоанна осудил Траян за свидетельство истины. Слова: сести одесную и ошуюю Мене несть Мое дати, но имже уготовася, означают: если найдется человек, который испивая чашу мучения, будет иметь и все прочие добродетели, то он получит дар; потому что дар приготовлен для трудящегося, подобно тому, как и венцы приготовляются для ратоборцев. Так, если бы при открытии конского состязания, в присутствии раздаятеля наград царя, явился кто либо не участвовавший в ристании и сказал ему - дай мне венец, хотя я и не участвовал в ристании, то царь сказал бы ему: я не могу дать венца даром, он приготовлен для того, кто бежал и одержал победу. Подобно сему говорит здесь и Христос: я не могу дать вам даром правого места подле себя, потому что оно уготовано иным, более потрудившимся. Посему и вам, сынам Зеведеевым, говорю, что вы постраждете и умрете ради Меня. Но если кто при мученической смерти будет иметь и все другая добродетели, тот будет больше вас. Ты, конечно, спросишь: кто же будет сидеть там? Знай, что никто. Это место принадлежит только Божественной природе: кому от Ангел рече когда: седи одесную Мене (Евр.1:13)? Никому. Так говорил им Господь, имея в виду степень их понятий; ибо они не знали, что когда Господь сказал и о седении на двенадцати престолах, то разумел будущую славу, имевшую открыться им за добродетель. Посему они просили такого седения, не понимая его.

И слышавше десять негодоваша о обою брату. Иисус же призвав их, рече: весте, яко князи язык господствуют ими, и велицыи обладают ими. Не тако же будет в вас: но, иже аще хощет в вас вящший быти, да будет вам слуга: И иже аще хощет в вас быти первый, буди вам раб: Якоже

Сын человеческий не прииде, да послужат Ему, но послужити, и дати душу Свою избавление за многих. Когда десять увидели, что Христос обличил тех двух, то и они стали негодовать и чрез то обнаружили в себе желание той же чести. Ибо они были еще несовершенны и двое желали возвыситься над десятью, а десять завидовали двум. А так как десять пришли в смущение, услышав (такие слова от Иисуса Христа); то Иисус, желая, успокоить, призывает их к Себе, ибо при нем были и беседовали с Ним только сыны Зеведеевы. Он обращает речь ко всем, зная, что первенстволюбие имеет нужду в строгом обличении и говорит им горькие слова, причисляя их к язычникам и неверным, если они хотят искать славы, и таким образом стыдит их следующею речью: некоторые люди, имея начальство, величаются тем, как будто им самим принадлежит нечто великое: но любить начальство есть страсть языческая, а Мои ученики узнаются по смирению и за смирение приемлют честь. Посему, кто хочет быть большим, тот должен служить и последнему: ибо в этом состоит высочайшее смирение. Это Я показал на Себе Самом, когда будучи владыкою и царем неба, смирил Себя Самого, чтоб послужить для вашего спасения, и притом - так, что и душу Мою готов отдать для избавления многих, то есть всех, ибо все суть многие.

И исходящу Ему от Иерихона, по Нем иде народ мног. И се два слепца седяща при пути, слышавша, яко Иисус мимоходит, возописта глаголюща: помилуй ны Господи, Сыне Давидов. Народ же прещаше има да умолчита: она же паче вопияста, глаголюща: помилуй ны. Господи Сыне Давидов. И востав Иисус возгласи я и рече: что хощета, да сотворю вама? Глаголаста Ему: Господи, да отверзутся очи наши. Милосердовав же Иисус, прикоснуся очию их: и абие прозреша очи их, и по Нем идоста. Слепцы, слыша о Христе, познали Его, и узнавши, что Он проходит мимо, воспользовались этим временем. Они веровали, что Иисус, происшедший от семени Давидова по плоти, может исцелить их. А поелику они имели горячую веру, то не молчали, не смотря на запрещение, но еще более вопияли; посему и Иисус не спрашивает их, имеют ли они веру, но - чего хотят, дабы кто не подумал, что они хотят одного, а Он дает им другое. Показывает и то, что не о сребрениках они просят, но - об исцелении. Исцеляет Он их прикосновением, дабы мы знали, что всякий член Его Святой плоти есть член животворящий и Божественный. Правда, Лука и Марк говорят об одном слепце, но от сего не выходит разногласия, потому что они упомянули об известнейшем слепце. Или иначе: Лука говорит, что Иисус прежде входя в Иерихон исцелил слепого, а Марк, что после выхода из Иерихона, Матфей же для краткости упомянул об обоих вдруг. Обрати внимание и на то, что слепые были язычники, и исцелены от Христа мимоходом: потому что Христос пришел главным образом не для язычников, а для Израильтян; и как слепцы познали Иисуса по слуху, так и язычники уверовали во Христа от слышания. Запрещающие же слепцам призывать имя Иисусово суть гонители и мучители, которые покушались запрещать проповедь церкви. Но она еще более исповедовала имя Христово, а потому и получила исцеление, узрев ясно истинный, свет, и стала последовать Христу, подражая Ему в своей жизни.

Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS