Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Милостыня

О милостыне, подаваемой душе в молитвенном приношении

10.08.14
Наше сознание не постигает всего множества людей, нуждающихся в нашей молитве за них и не знает того, какова должна быть эта молитва, чтобы быть услышанной Господом и стать действенной для всех нас. «И если бы какой мудрец сказал, что он знает, он не может постигнуть этого» (Екк. 8,17). Мы ограничены в познании и явно неспособны охватить молитвою своею всех, в ней нуждающихся. Нас, однако, ободряют апостольские слова: «Всякою молитвою и приношением молитесь во всякое время духом; и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех Святых» (Еф. 6, 18).* «Непрестанно молитесь» (I Фес. 5, 17).

«Милостыня есть искусство, и притом лучшее всех искусств» — таково определение свт. Иоанна Златоуста.** Если дело искусства состоит в том, чтобы доставлять какую-либо пользу, а полезнее милостыни нет ничего, то очевидно, что она есть искусство, и притом лучшее всех искусств.

Нет греха, которого бы не могла истребить милостыня; всякий грех ниже ее; она есть врачество, пригодное ко всякой ране.

Бог повелел давать деньги нуждающимся не только для того, чтобы помогать им в нищете, но и для того, чтобы научить нас состраданию к бедствиям ближнего.

Милостыня совершается не только деньгами, но и делами. Так, например, можно ходатайствовать, можно подать руку помощи... Приведем в действие все роды милостыни. Можешь деньгами? Не медли. Можешь ходатайством?... Можешь услугою? Сделай и это.***

Всякая душа человеческая — в жизни земной или в бытии посмертном — нуждается в милосердии и помиловании вечно любящего всех нас Бога. Спаситель говорит: «Будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 66 36). «Подавайте... милостыню из того, что у вас есть» (Лк. 11, 41). «Блаженны милостивые; ибо они помилованы будут» (Мф. 5, 7).

Наша молитва пред Богом о помиловании и спасении прежде нас живших и ныне живущих людей есть та молитвенная милостыня, которую мы им уделяем. И если за единицу милостыни принять молитву об одной душе, то следует полагать, что чем за большее число душ мы станем молиться, тем более значительной окажется и наша молитвенная милостыня.

Обычно человек молится лишь о себе, да о своих самых близких родных. Священнику дана возможность молиться о стольких людях, сколько он пожелает поименно помянуть на проскомидии. Поставляя поминаемых лиц в присутствие Агнца ** «Собеседования», с. 278-279. «Готовящихся отойти отсюда, если они причастятся Тайн с чистою совестью, при последнем дыхании окружают ангелы и препровождают их отсюда ради принятых ими Тайн» (Иоанн Златоуст).

Свт. Иоанн Златоуст. Творения, т. IX, с. 240, 748, 240. Божия, священник на литургии молится о них вместе с ними, а поминаемые души молятся, в свою очередь, за этого священника. Так, когда священник на проскомидии поминает множество душ и в храме во время Литургии молятся за них, тогда невидимо тут же присутствуют все поминаемые им лица, хотя бы в храме при этом и не было видно никого из людей.

Неисчислимое множество наших предков ждет от нас, их потомков, молитвенной милостыни — ходатайства пред Богом о помиловании их и об упокоении их со Святыми.

Наше сознание не постигает всего множества людей, нуждающихся в нашей молитве за них и не знает того, какова должна быть эта молитва, чтобы быть услышанной Господом и стать действенной для всех нас. «И если бы какой мудрец сказал, что он знает, он не может постигнуть этого» (Екк. 8,17). Мы ограничены в познании и явно неспособны охватить молитвою своею всех, в ней нуждающихся. Нас, однако, ободряют апостольские слова: «Всякою молитвою и приношением молитесь во всякое время духом; и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех Святых» (Еф. 6, 18).* «Непрестанно молитесь» (I Фес. 5, 17).

В Церкви Христовой за всякой Литургией приносится умилостивительная жертва Спасителя нашего «о всех и за вся», во оставление грехов. Именно Церковь восполняет и совершает то, что никому из нас, земнородных, невозможно и недоступно.

Церковь молилась, молится и будет (до Второго Пришествия) молиться «о всех и за вся», поминая «вся люди Твоя».**

«Великая честь быть помянутым в присутствии Господа, во время совершения... страшной жертвы... Для всех величайшая честь — удостоиться поминовения. Смотри: здесь возвещается то страшное таинство, что Бог предал Себя за вселенную. Вместе с этим тайнодействием благовременно воспоминаются и согрешившие».*** «Все это установлено не напрасно; не напрасно мы совершаем при божественных таинствах поминовение об умерших и ходатайствуем за них, умоляя предлежащего Агнца, вземшего грехи мира, но для того, чтобы им было от того некоторое утешение; не напрасно предстоящий пред жертвенником, при совершении страшных таинств, взывает: о всех во Христе усопших и память о них творящих».****

Один священник, знавший о том, сколь велика благодатная польза оказываемая душам, поминаемым на проскомидии, имел обыкновение непопустительно вынимать за них частицы при совершении Литургии. Вот, что он сам рассказывает о практике своего обычного литургического поминовения.

«Когда я читаю столбцы имен в своих помянниках, передо мною как бы встают и длинною вереницею проходят поминаемые лица: родные, самарцы, туркестанцы, ташкентцы и москвичи; преподаватели и товарищи по школе, по работе, по институту и академии; лагерники и каторжане; прихожане разных мест и все, заповедавшие мне, недостойному, молиться о них. Приходят, по возможности, Первосвятители Руси, ее правители; наместники (Киево-Печерские, Троице-Сергиевские...), настоятели и некоторые насельники монастырей — Даниловского, Симонова, Новоспасского (Москва), Богородицкого (Задонск), Никитского (Кашира)...; Афонцы, Оптинцы, Саровцы...; отечественные подвижники благочестия, новые исповедники и мученики...

Поминаются мною поименно живые и мертвые, знакомые и вовсе незнакомые; словом, поминаются все те, кого в молитве пред Богом я объять хочу; все те, кому я хочу у Бога испросить прощения, милости и благоволения, благодати и жизни вечной. Вынимая частицы за живых и умерших по спискам помянника своего, порою, вставляю дополнительно имена тех, которые всплывают в памяти моей, с кем я так или иначе сталкивался в жизни.

При чтении книг исторического содержания выписывал встречавшиеся в них имена; и эти выписки обогатили помянник дополнительными именами лиц исторических...

Когда доходит слух о происшедшем в наше время злодействе, стараюсь узнать имена преступников и их жертв, чтобы включить их в свой помянник и молиться за них...

Когда в храме приходится повстречать калек или парализованных (на колясках или на носилках), стараюсь узнать их имена и имена обслуживающих их лиц, чтобы затем помолиться и о них. С этой же целью стараюсь узнавать имена одержимых бесовщиною — лающих, хрюкающих, рычащих, дергающихся... Когда я вижу кого-либо (особенно из молодых), молящегося в храме перед Крестом Христовым или перед какою-либо иконою, то мысленно тоже молюсь о том, чтобы Господь услышал его молитву и во благо ему исполнил его прошения.

За время моего священнослужения помянник дополнялся все новыми и новыми именами; уже к концу третьего года в нем насчитывалось более четырех тысяч... Всякий раз за проскомидией вынимались частицы за их души.

На Литургии мною поминается от 50 до 100 имен, выбранных из помянника для персональной о них молитве на сугубой ектений и по «Изрядно о Пресвятей»... Весь же помянник, понятно, никогда не читается из-за его объемности. Десять лет (с 1984 по 1994 годы) мною поминались двенадцать тысяч душ, а с января 1994 года поминаю шесть тысяч». * «Всегда во всякой молитве моей за всех вас принося с радостью молитву мою» (Фил. 1, 4). ** «Вся люди твоя помяни, Господи Боже наш, и на вся излий богатую Твою милость, всем подая яже ко спасению прошения» (Молитва по «Изрядно о Пресвятей» в Литургии свт. Василия Великого). *** Иоанн Златоуст. Творения, т. IX, с. 207 **** Иоанн Златоуст. Творения, т. X, с. 430.

Милостыня

Милостыня есть великое благо и Божий дар, и подаяние милостыни уподобляет нас, по возможности, Самому Богу. Это наипаче и делает человека человеком. Посему некто, представляя образец человека, сказал между прочим: великое дело человек, и драгоценное — человек милостивый. Благодать сия — важнее дара воскрешать мертвых. Ибо напитать алчущего Христа гораздо важнее, чем именем Иисусовым воскрешать мертвых. Там ты благодетельствуешь Христу, а здесь — Он тебе. И награда тому, кто сам делает добро, а не тому, кто принимает от другого добро. При совершении чудес ты делаешься должником Бога, а в деле милостыни ты одалживаешь Бога.

А творим милостыню — когда подаем оную охотно, щедро, когда думаем, что не даем, но сами принимаем, когда признаем ее для себя благодеянием и приобретением, а не потерей. Если же иначе подаем, то милостыня — не благодать. Оказывающий другому милость должен радоваться, а не печалиться. С чем сообразно, если, облегчая скорбь другого, сам скорбишь? Тогда твое подаяние уже не милостыня. Ибо если печалишься о том, что избавил другого от печали, то подаешь пример крайней жестокости и бесчеловечия. Лучше не подавать, нежели так подавать.

Ничто другое так не может избавить нас от огня геенского, как щедрая милостыня. Если мы будем подавать ее по предписанной заповеди, то есть не из тщеславия, но по любви к Богу, то в состоянии будем и омыть скверну от грехов наших, и сподобиться Божия человеколюбия.

Милостыня есть превосходнейшая художница и покровительница упражняющихся в ней, ибо она любезна Богу и находится близ Него, легко испрашивая милость тем, кому хочет, только бы мы не оскорбляли ее. А она оскорбляется тогда, когда мы делаем ее из похищенного имущества. Если же она чиста, то доставляет великое дерзновение воссылающим ее к Богу. Сила ее такова, что она умоляет даже за падших и согрешивших. Она разрешает узы, разгоняет мрак, погашает пламень, умерщвляет червя, избавляет от скрежета зубов. Для нее беспрепятственно отверзаются врата небесные. Как у входящей царицы никто из стражей, приставленных к дверям, не смеет спрашивать, кто она и откуда, но все тотчас принимают ее, — так точно бывает и с милостынею: она поистине есть царица, делающая людей подобными Богу. Итак будьте милосерды, сказал Господь, как и Отец ваш Небесный милосерд (Лк. 6, 36).

Если ты подашь милостыню, то и твои грехи будут прощены: искупи грехи твои, говорит пророк, милосердием к бедным (Дан. 4, 24).

Милостыня есть тайна. Итак, запри двери, чтобы кто не увидел того, чего показывать не должно.

Бог требует от нас не значительности дара, а меры сердечного расположения, и это — знак Его промышления.

Нет, поистине нет никакого оправдания не творящему милостыни.

Заповедь о милостыне относится не к богатым только, но и к бедным; хотя бы кто питался, прося милостыни у других, и к нему относится эта заповедь — ибо нет, истинно нет ни одного человека столь бедного, хотя бы он был крайне беден, чтобы у него не нашлось даже две лепты (Мк. 12, 42). Следовательно, можно и дающему малое из малого превзойти имеющих много и дающих много, как и было с упомянутою вдовою. Ибо величие милостыни измеряется не мерою подаваемого, но произволением и усердием подающих. Так везде нужно произволение, везде нужна любовь к Богу. Если мы будем делать все по ее побуждению, то, хотя бы мы давали немного, имея немного, — Бог не отвратит лица Своего, но примет и малое как великое и необыкновенное. Ибо Он смотрит на произволение, а не на то, что дается; если видит, что оно велико, то обращает на него Свое благоволение и одобрение и делает подающих участниками вечных благ.

Ты смотри не на достоинство нуждающегося в помощи, а только на нужду. Ибо, хотя бы он был негоден, низок и презрен, Христос вменяет тебе это в награду так, как бы Он Сам чрез него получал благодеяния. Чтобы мы не взирали на достоинство тех, кому оказывается благодеяние, послушай, что говорит Он: алкал Я, и вы дали Мне ecmь; потом, когда те отвечали: когда мы видели Тебя алчущим и накормили? - Он продолжает: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих менъших, то сделали Мне (Мф. 25, 35-40).

2. СЛОВО ПЕРЕД ПАНИХИДОЙ В РОДИТЕЛЬСКУЮ СУББОТУ

На могильных плитах, оставшихся в местах захоронений христиан в ранние послеапостольские времена, встречаются надписи: «Живи в Духе!», «Живи в Боге!»

Сколько радости мертвым заключено в таком пожелании живых! Что может быть блаженнее для них, чем жить в Боге?!

«Живи в Боге!» — в этом пожелании усопшим христиане выражали и свою веру в светлое бессмертие христианской души, приобщившейся к вечно живому Богу, и радость единения живых и мертвых в Боге, так как Бог «не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк. 20,38).

Единение верующего с Богом переживается блаженной радостью его души. Единение с Богом есть в то же самое время и общение христианина со всеми другими верующими. Пребывая во Христе, мы находимся в общении со всеми нашими умершими сродниками, предками нашими и со всеми теми, чей прах рассеян по всей земле уже сотни и тысячи лет. Нас всех — и мертвых и живых — объединяет Христос; и все мы — мертвые и живые — живем во Христе. Какая радость жить во Христе!

Но живем ли мы во Христе? Увы, нет, не живем.

Что же нам нужно, чтобы жить во Христе и чтобы Христос жил в нас?

Ответ один: нам нужно не грешить. Все, что противно Господу, «что Он ненавидит, того ты не должен делать» (Сир. 15,11), а должен поступать в жизни «так, как Он поступал». Чтобы Христос пребывал с нами, в нас, «должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Фил. 2,5). А это так трудно! Подвижники благочестия предпринимали великие усилия, чтобы воспламенить в себе любовь к Богу и приблизиться к Нему. Непрестанная молитва в сочетании с тщательным соблюдением заповедей Божиих способствует нашему приближению к Богу.

И чем больше в нас любви, тем ближе мы к Богу, и тем полнее будет наше пребывание с Богом и в Боге. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (I Ин. 4,16).

Вот тогда-то (не раньше!) мы, живые, получим действительную возможность находиться в общении с нашими усопшими.

Вот тогда-то мы, живые, сами освящаемые пребывающим в нас Христом Богом, можем и о других просить в молитве помилования, освящения и спасения. И эта молитва наша не будет тщетна, потому что Сам Христос внимает ей, и исполняет ее, видя с каким усердием, какой любовью мы домогаемся прощения грехов усопшим и упокоения их вместе со святыми.

«Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6,7).

Хотите сами обрести по смерти упокоение со Святыми? Стремитесь уже теперь, живя на земле, препровождать праведную жизнь: исполнять заповеди Божий, творить милостыни, окормлятся Святыми таинствами в Церкви Христовой и, молясь о прощении своих прежних грехов, просить у Господа благодатной помощи, чтобы впредь не грешить.

Хотите, чтобы за вас молились другие тогда, когда вы будете умершими? Молитесь ныне сами за прежде усопших рабов Божиих.

Наша молитва о помиловании других бывает дерзновенна и действенна пред Богом, когда мы сами удостоимся помилования от Бога.

Господи, помилуй нас грешных! Сподоби Господи впредь без греха сохранятися нам! Сподоби жить по заповедям Твоим, по воле Твоей и услышь нашу молитву об усопших: прости их грехи и со Святыми души их упокой! Аминь.


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS