Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Притчи

Притчи. Часть II

09.07.14 | Автор: Митрополит Сурожский Антоний



Сборник притчей


Узелки

"Когда я говорю, что все мы, здоровые люди, живем вне нашего

разума, я не просто нанизываю бусы бессмысленных парадоксов.

Разум представляет собой для нас то же самое, что для

бессознательного представляет эго. Мы и есть бессознательное

нашего разума.

Только с удивительной позиции отчуждения мы воспринимаем

источник жизни, Фонтан Жизни, как некое Оно.

Разум, который мы не осознаем, осознает нас. Это мы живем вне

нашего разума.

Нас не беспокоит, что мы не знаем свой собственный внутренний

мир".

Если где-то нет кого-то,

значит, кто-то где-то есть.

Только где же этот кто-то

и куда он мог залезть?

Они играют в игру.

Они играют в то, что они ни во что не играют.

Если я покажу им, что я вижу, что они играют, я нарушу правила, и они

меня накажут. Я должен играть в их игру, что я не вижу того, что они

играют.

Им не весело. Мне не может быть весело, если им не весело. Если я

развеселю их, я смогу повеселиться вместе с ними.

Веселить их не весело. Это - тяжкий труд.

Я могу повеселиться, ища причину, почему им не весело.

Я не должен веселиться, ища причину, почему им не весело.

Но довольно весело притворяться перед ними, что мне совсем не весело

искать причину, почему им не весело.

Приходит маленькая девочка и говорит: "Давайте повеселимся". Но

веселиться -- это терять время, потому что это не поможет понять, почему

им не весело.

С ним что-то не то,

потому что он так не вел бы себя,

если бы с ним все было нормально.

Следовательно, он ведет себя именно так, потому что с ним что-то не то.

Он не думает, что с ним что-то не то,

потому что один из критериев,

что с ним что-то не то, --

это то, что он не думает, что с ним что-то не то.

Поэтому мы должны ему помочь осознать,

что то, что он не думает, что с ним что-то не то, --

это одна из составляющих того, что с ним что-то не то.

С ним что-то не то,

потому что он думает, что с нами что-то не то

из-за того, что мы пытаемся помочь ему увидеть,

что с ним, должно быть, что-то не то,

потому что он думает, что с нами что-то не то,

когда мы стараемся помочь ему увидеть,

что мы ему помогаем увидеть,

что мы не преследуем его,

помогая ему увидеть,

что мы его не преследуем его,

помогая ему увидеть,

что он отказывается видеть,

что с ним что-то не то,

потому что он не видит, что с ним что-то не то,

из-за того, что он не благодарен нам

за то, что мы хотя бы пытаемся помочь ему увидеть,

что с ним что-то не то,

потому что он не видит, что с ним, должно быть, что-то не то,

потому что он не видит, что с ним, должно быть, что-то не то,

потому что он не видит, что с ним, должно быть, что-то не то,

потому что он не видит, что с ним, должно быть, что-то не то,

потому что он не благодарен

за то, что мы никогда не пытались вызвать у него чувство благодарности.

Обязанность детей -- уважать родителей,

обязанность родителей -- учить детей уважать их, давая им хороший пример.

Родители, которые не дают своим детям хорошего примера, не заслуживают

уважения.

Если мы даем им хороший пример, мы верим, что они вырастут с

благодарностью к нам, когда сами станут родителями.

Нахальный ребенок не будет уважать вас за то, что вы его не наказываете

за неуважение к вам.

Вы не должны портить ребенка. Легкий путь -- делать то, что он хочет, но

он не будет уважать вас за это, когда вырастет.

Он не будет уважать вас,

если вы его не наказываете за то,

что он вас не уважает.

Мама любит меня, потому что она -- хорошая.

Я плохой, если я думаю, что она плохая.

Поэтому, если я хороший,

то она хорошая и любит меня, потому что я хороший,

потому что я знаю, что она хорошая.

Я плохой, если я сомневаюсь,

что она наказывает меня за сомнения в том,

что она любит меня,

наказывая за сомнения в том,

что она любит меня.

Она плохо себя чувствует,

потому что я не думаю,

что она любит меня,

потому что она плохо себя чувствует,

когда я думаю, что она меня не любит.

Я плохо себя чувствую, поэтому я -- плохой. Поэтому никто не любит меня.

Я хорошо себя чувствую, поэтому я -- хороший. Поэтому все меня любят.

Я -- хороший. Ты меня не любишь, поэтому ты -- плохой. Я не люблю тебя.

Я -- хороший. Ты меня любишь, поэтому ты -- хороший. Я люблю тебя.

Я -- плохой. Ты меня любишь, поэтому ты -- плохой.

Быть добрым хорошо. Быть жестоким плохо.

Плохо чувствовать, что мама жестока ко мне, и поэтому она плохая.

Мама жестока ко мне, но она жестока лишь затем, чтобы быть доброй,

потому что я думал, что она жестока,

когда она жестоко наказывала меня,

потому что я был жесток к ней,

думая, что она жестока со мной,

наказывая меня за то,

что я думал,

что она была жестокой,

когда наказывала меня за то, что я думал...

Когда-то, когда Валентин был маленьким, он хотел быть со своей мамой все

время, и боялся, что она уйдет.

Позже, когда он немного вырос, он хотел быть подальше от своей мамы, и

боялся, что она хотела бы, чтобы он был все время с ней.

Когда он вырос, он влюбился в Валентину, и хотел быть с ней все время, и

боялся, что она уйдет.

Когда он стал еще старше, он не хотел быть все время с Валентиной, и боялся,

что она хотела бы быть с ним все время, и что ее пугало то, что он не

хочет быть с ней все время.

Валентин пугает Валентину , что оставит ее, потому что его пугает, что она

оставит его.

Валентина:

Я не уважаю себя. Я не могу уважать человека, который уважает

меня. Я могу уважать только того, кто меня не уважает.

Я уважаю Валентина, потому что он не уважает меня.

Я презираю Дмитрия, потому что он не презирает меня.

Только отвратительный человек может уважать такое отвратительное

существо, как я.

Я не могу любить человека, которого я презираю. Поскольку я люблю Валентина,

я не могу поверить, что он любит меня.

Какие доказательства он может предоставить?

Есть нечто, чего я не знаю, что считается, что я должен знать.

Я не знаю, что это такое,

чего я не знаю,

но считается, что я должен это знать,

и я чувствую, что выгляжу идиотом,

если я не знаю ни этого,

ни того, что это вообще такое.

Поэтому я делаю вид, что я знаю это.

Это -- мучение, потому что я не знаю,

что это такое,

что я должен делать вид, что знаю.

Поэтому я делаю вид, что знаю все.

Я чувствую, что ты знаешь то, что я должен знать,

но ты не можешь рассказать мне, что это такое,

потому что ты не знаешь, что я не знаю, что это вообще такое.

Ты можешь знать то, чего я не знаю,

но не то, что я не знаю этого,

и я не могу рассказать тебе об этом.

Так что тебе придется рассказывать мне все.

Валентина. Ты думаешь, что я глупая.

Валентин. Я не думаю, что ты глупая.

Валентина. Я точно глупая, потому что думаю,

что ты думаешь, что я глупая,

хотя ты так не думаешь;

либо ты врешь мне.

Я глупая в любом случае:

если думаю, что я глупая, и я действительно глупая;

если думаю, что я глупая, а на самом деле не глупая;

если думаю, что ты думаешь, что я глупая, а ты так не

думаешь.

Валентина . Я смешная.

Валентин. Нет, ты не смешная.

Валентина . Я смешная, потому что думаю, что я смешная, хотя это не так.

Ты должен смеяться надо мной, потому что я чувствую, что ты

смеешься надо мной, хотя ты вовсе не смеешься.

Они рассказали ей, что она дура. Она сделала себя дурой, чтобы не

видеть, какими дураками были они, решив, что она дура, потому что это

плохо -- думать, что они дураки.

Она предпочла быть глупой и хорошей, а не умной и плохой.

Быть дурой плохо: ей нужно быть умной для того, чтобы быть такой хорошей

и глупой.

Быть умной плохо, потому что это показывает, какими глупыми были они,

сказав ей, что она дура.

Я получаю то, что заслуживаю. Я заслуживаю то, что получаю.

У меня это есть, значит, я это заслуживаю.

Я заслуживаю это, потому что у меня это есть.

У тебя этого нет, значит, ты этого не заслуживаешь.

Ты этого не заслуживаешь, поэтому у тебя этого нет.

То, что у человека есть, было дано ему, поэтому человек имеет право на

все, что у него есть.

Чем больше есть у человека, тем он лучше,

потому что тем больше он был награжден

за то, что он хороший.

Поэтому я становлюсь лучше и лучше, зарабатывая больше и больше.

больше зарабатываю больше имею я лучше я больше

больше зарабатываю я больше больше имею я лучше

я лучше больше имею больше зарабатываю я больше

То, что я хочу, я не могу получить.

То, что я получаю, я не хочу.

Я не могу получить этого, потому что я хочу этого.

Я получаю это, потому что я не хочу этого.

Я хочу то, чего я не могу получить,

потому что то, чего я не могу получить, -- это то, чего я хочу.

Я не хочу того, что я могу получить, потому что то, что я могу получить,

-- это то, чего я не хочу.

Я никогда не получаю того, что хочу. Я никогда не хочу того, что

получаю.

Нарцисс влюбился в свой образ, приняв его за другого.

Валентин влюбился в образ себя у Валентины, приняв его за себя.

Она не должна умереть, потому что тогда он потеряет себя.

Он ревнует, если еще чей-то образ отражается в ее зеркале. Валентина -- кривое зеркало для себя.

Ей приходится искривлять себя, чтобы казаться себе неискривленной.

Чтобы исправить себя, она находит Валентина,

чтобы он искривил ее искривленный образ в своем кривом зеркале.

Валентина надеется, что образ в кривом зеркале Валентин исправит (переискривит)

ее образ без того, чтобы ей приходилось искривлять его самостоятельно.

Я счастлив, что ты счастлив. Я несчастлив, что ты несчастлив.

Валентин несчастлив, что Валентина несчастлива.

Валентина несчастлива, что Валентин несчастлив, что Валентина несчастлива, что Валентин несчастлив, что Валентина

несчастлива.

Валентина чувствует вину за то, что она несчастлива, если Валентин несчастлив,

что Валентина несчастлива...

Валентин ч увствует вину за то, что Валентина несчастлива, потому что он

чувствует, что должен сделать ее счастливой. Валентина чувствует вину за то, что Валентин чувствует вину за то, что Валентина

чувствует вину, за то, что Валентин чувствует вину.

Он не может быть счастлив, когда в мире так много страданий. Она не

может быть счастлива, если он не счастлив.

Она хочет быть счастливой, он не чувствует за собой права быть

счастливым.

Она хочет, чтобы он был счастлив, и он хочет, чтобы она была счастлива.

Он чувствует вину, если он не счастлив и чувствует вину, если она не

счастлива.

Она хочет, чтобы они оба были счастливы.

Он хочет, чтобы она была счастлива.

И так они оба несчастны.

Он обвиняет ее в эгоизме, потому что она старается сделать так, чтобы он

был счастлив, ради своего счастья. Она обвиняет его в эгоизме, потому

что он думает только о себе. Она думает, что она думает так много о нем,

потому что она любит его.

Как она может быть счастлива, если ее любимый мужчина не счастлив?

Он чувствует, что она шантажирует его, нагружая его чувством вины за то,

что она не счастлива, что он не счастлив.

Она чувствует, что он пытается разрушить ее любовь к нему,

обвиняя ее в эгоизме, в то время, как проблема как раз в том,

что она не может быть настолько эгоистичной, чтобы быть счастливой,

если ее любимый мужчина не счастлив.

Она чувствует, что что-то с ней, должно быть, не так,

раз она любит человека, который может быть настолько жесток,

что разрушает ее любовь к себе,

и слишком перегружен виной, чтобы быть счастливым,

и не счастлив, потому что кругом виноват.

Он чувствует себя не счастливым,

потому что он виноват в том, что он счастлив,

когда остальные несчастны,

и в том, что он сделал ошибку, женившись на женщине,

которая способна думать только о счастье.

Валентина . Я расстроена тем, что ты расстроен.

Валентин. Я не расстроен.

Валентина. Я расстроена тем, что ты не расстроен тем, что я расстроена тем,

что ты расстроен.

Валентин . Я расстроен тем, что ты расстроена тем, что я не расстроен тем,

что ты расстроена тем, что я расстроен, в то время, когда я вовсе не

расстроен.

Валентина. Ты сваливаешь на меня вину.

Валентин . Я не сваливаю на тебя вину.

Валентина. Ты сваливаешь на меня вину тем, что думаешь, что не сваливаешь на

меня вину.

Валентин. Прости меня.

Валентина. Нет.

Валентин. Я никогда не прощу тебя за то, что ты меня не простила.

Валентин думает, что он знает. Валентина думает, что она не знает.

Валентин рассказывает Валентине о том, что он знает и знает, что он знает, и

знает, что Валентина не знает, и знает, что Валентина иногда думает, что она

знает, хотя она не знает.

Иногда Валентин увствует, что Валентина идеализирует его, делая его всезнающим

и всевластным, так что он указывает Валентине, что он только человек, он не

знает всего и всего не может. Валентина думает, что Валентин не прав.

Она начала пить. Это такой способ справляться с проблемами, который

делает ее менее способной справляться с проблемами.

Чем больше она пьет, тем больше боится, что станет пьяницей.

Чем она пьянее, тем меньше боится напиться.

Чем больше она боится напиться, когда она не пьяна, тем меньше она

боится, напившись, тем больше боится, не напившись.

Чем больше она уничтожает себя, чем больше боится, что он ее уничтожает.

Чем больше она боится, что доконает его, тем больше доканывает себя.

Она не получает от него того, что хочет, так что она чувствует, что он

скупой.

Она не может ему дать того, что он хочет от нее, так что она чувствует,

что он жадный.

Он не получает от нее того, что хочет, так что он чувствует, что она

скупая.

Он не может дать ей того, что она хочет от него, так что он чувствует,

что она жадная. Валентина думает, что Валентин скупой и жадный.

Валентин думает, что Валентина скупая и жадная.

Чем больше Валентина думает, что Валентин скуп, тем более жадной Валентин считает Валентину.

Чем больше Валентина думает, что Валентин жаден, тем более скупой Валентин считает Валентину .

Скучно, что ты боишься.

Ты мне скучен тем, что ты так заинтересован во мне.

Ты очень скучен своими попытками казаться интересным.

Ты боишься быть скучным,

ты пытаешься быть интересным тем,

что ты не интересуешься мной,

но ты заинтересован только тем, чтобы не быть скучным.

Тебе не интересен я.

Тебе интересно только то, чтобы мне был интересен ты.

Ты делаешь вид, что тебе скучно,

потому что мне не интересно,

что ты испуган тем,

что я не испуган тем,

что я тебе не интересен.

Валентин боится Валентину. Валентина боится Валентина.

Валентин боится Валентину еще больше, если он думает, что Валентина думает, что Валентин боится Валентину.

Валентина боится Валентина еще больше, если она думает, что Валентин думает, что Валентина боится Валентина .

Поскольку Валентин боится, что Валентина будет думать, что Валентин боится,

Валентин делает вид, что не боится Валентину, так, чтобы Валентина еще больше боялась Валентина.

Чем больше Валентин боится Валентину, тем больше Валентин боится не бояться Валентине ,

потому что очень опасно не бояться, встречаясь лицом к лицу с таким

опасным существом.

Валентин боится, потому что Валентина опасна. Валентина кажется опасной, потому что Валентин боится.

Чем больше Валентина боится Валентина , тем больше она боится не бояться Валентина .

Счастливый рыбак

Капиталист был шокирован, увидев, что какой-то рыбак разлегся возле лодки и любуется красотой заката.

- Почему ты не ловишь рыбу? - спросил богач.

- На сегодня я уже наловил достаточно.

- А почему бы тебе не наловить еще больше?

- А что я буду делать с лишней рыбой?

- Заработаешь больше денег. Ты сможешь купить себе мотор для лодки, чтобы заплывать дальше в море и ловить еще больше рыбы. Затем ты сможешь купить себе нейлоновую сеть, поймать еще больше рыбы, заработать еще больше денег. Потом у тебя будет возможность купить уже две лодки… и даже целую армаду лодок. Ты станешь таким же богатым, как я.

- А что потом?

- Ты по-настоящему начнешь наслаждаться жизнью.

- А чем, по-твоему, я занимаюсь сейчас?

Белая Роза

Далеко-далеко, у самых Синих гор, в большой и зеленой долине росла Белая Роза.

Она была очень красива. Ослепительно белый бутон из нежнейших лепестков плыл по ветру. Упругий стебель раскинул крупные ярко-зеленые листья навстречу солнцу и чутко перебирал ими потоки теплого воздуха. Белая роза была изящна, свежа и расслабленно нежилась под ласковыми солнечными лучами.

Рядом с ней росли другие белые розы, но ни одна из них не могла бы сравнится с Белой Розой в красоте и очаровании. Белая Роза была самым прекрасным цветком во всей долине.

Проходившие мимо люди часто, увидев Белую Розу, останавливались и восхищенно шептали: "Белая Роза… откуда… такая красота!" А потом подносили свое лицо к Белой Розе близко-близко и долго ее рассматривали, ахали… восхищались… радовались ее красоте.

А чуть позже, они наклонялись еще ниже, совсем близко подносили свое лицо к цветку, чтобы насладиться ароматом Белой Розы, ощутить его…

- У такой розы должен быть просто необыкновенный аромат - думали они.

Но Роза не пахла. Совсем.

- Настоящие розы пахнут! Очень красиво пахнут, просто потрясающий у них запах - проносилось в голове у каждого, кто стоял в этот миг рядом.

Люди пытались распознать запах Белой розы в воздухе, заходили с разных сторон, наклонялись к самому цветку, пытались уловить ее запах с разных расстояний…

Но все было тщетно.

Роза не пахла. Совсем. Никак.

Это было так странно, так необычно. что люди начинали смотреть не нее еще внимательнее и вдруг замечали, что над Белой Розой не летают пчелы… по ее стеблю не ползут муравьи и даже бабочки почему-то предпочитают соседние цветки. Роза росла и цвела сама для себя… ей не нужно было заманивать ни бабочек, ни мошек, не нужно было нести другим радость и наслаждение, не нужно было продолжать род…

Это не настоящая роза… не живая… понимали люди… и, постояв, горестно покачивали головой… и уходили..

Так проходил день… и еще день… и снова день… день за днем люди подходили к прекрасному цветку, восхищались им и… уходили в разочарованными.

Через некоторое время люди уже привычно-равнодушно посматривали в сторону Белой розы и все реже и реже подходили к ней..

Роза загрустила.

Она все-таки считала себя живой, и ей было приятно внимание людей.

И настал день, когда к Розе совсем никто не пришел. Ни один человек не стал обращать на Розу внимание, ни один человек не нашел теплых слов в ее адрес.

Роза обиделась и замкнулась. Она стала думать, что людям, видимо, виднее со стороны и с ней действительно что-то не так… Дни Белой Розы превратились в череду рассветов, похожих на закат и закатов точь-в-точь таких же, как рассветы…

Жизнь Белой Розы остановилась и замерла…

И однажды… мимо шел странный, совершенно новый человек, не из жителей большой долины. Он тоже увидел Белую Розу и в восхищении присел рядом…

Он сидел и разглядывал розу, любуясь ею… наслаждаясь ее красотой и свежестью.

Роза приободрилась и даже расправила нежные лепестки, чтобы выглядеть еще наряднее.

И вдруг странный человек произнес: "Какая восхитительная Красная Роза!"… и наклонившись, понюхал воздух… и сказал несколько слов о ее чудесном аромате, о тех радостных и светлых чувствах, которые этот аромат рождает в нем.

А потом улыбнулся… и ушел… весело шагая по уходящей вниз тропинке…

Наступила ночь… Это была ночь волшебного дня.

Волшебного потому, что в эту ночь произошло нечто.

Утром люди, идущие по тропинке в долину увидели… яркую Алую Розу на поле белых роз..

Она была так прекрасна… так восхитительна… так нежна… и от нее исходил чудеснейший аромат.

И люди просто застывали в немом восторге… улыбались и долго - долго стояли рядом, любуясь ею. А затем медленно, продолжая улыбаться, уходили по тропинке в долину и еще не раз оглядывались на маленькое алое пятнышко на склоне горы.

Это была наша Белая Роза, подарившая себя людям.

Сущность сообщества

Однажды все части человеческого организма собрались на совет, где они обсуждали кто чем занимается. Поговорив друг с другом они пришли к выводу, что все работают, работают а желудок только наслаждается тем что было заработано тяжким трудом.

Тогда все части тела решили, что не будем больше работать на желудок. Пусть сам работает. Сказано - сделано. И что Вы думаете?

Как не пытался каждый орган самостоятельно поглощать пищу у него ничего не получалось. Но органы все равно не сдавались, продолжали стоять на своем. В итоге весь организм ослаб, т.к. никто из них не получал должной подпитки. Тогда полностью измотанные и уставшие все органы опять решили действовать по старому.

И как только они решили так действовать и стали опять давать пищу желудку - ко всем органам опять вернулась былая сила. И все опять стали счастливыми. Если каждый член в сообществе будет заниматься своим делом, то он будет счастлив и в материальном и в духовном плане и сможет достичь подлинной самореализации.

Сказочка про светофор.

Когда-то очень давно в одном городе жил-был светофор. И он стоял на перекрестке и показывал, когда машинам можно ехать, а когда следует остановиться. И у него было три лампочки: красная, желтая и зеленая.

Лампочки созданы для того, чтобы светить. И поэтому каждой лампочке хотелось светить постоянно, просто показать себя. И каждая из них считала, что даже когда ей не положено, свет светофора будет лучше, если она будет подсвечивать. И вот, когда наступала, например, очередь красной лампочки, то она начинала ярко светить и самовыражаться, а зеленая и желтая подсвечивали. И, ты знаешь, в ночном свете, в темноте основной цвет был виден очень хорошо, а подсветка... подсветка воспринималась как что-то действительно очень красивое и необычное. А днем ... Да, я забыла сказать, что рядом со светофором, прямо за ним стоял дом, который бросал на светофор тень. Поэтому большую часть дня все тоже было хорошо. И только те несколько часов в полдень, когда солнце выглядывало из-за этого дома, оно буквально заливало своим светом наш светофор. И лучи солнца отражались от его стеклянных плафонов. И водители, подъезжая к светофору, они просто не видели, какая из лампочек сейчас светит. И тут они сбивались, движение нарушалось. Но город был маленький, и все как-то само собой регулировалось.

Но время шло. И город разрастался все больше и больше. Поток машин становился тоже все больше и больше. И эти несколько часов днем, когда солнце выглядывало из-за дома, стали образовываться пробки, машины сталкивались, и даже случались аварии. И более того, как-то район решили перестроить и этот дом, который закрывал светофор, в какой-то момент снесли. И солнце полностью осветило светофор, и стало вообще невозможно ориентироваться.

И тогда рядом с этим светофором подошел и встал регулировщик. И, ты знаешь, у него была такая палочка, полосатенькая, и он просто размахивал ею. И теперь он показывал, куда каким машинам ехать.

И если раньше эти три лампочки, красная, желтая и зеленая, иногда ссорились и не могли договориться. И бывало, что даже сильно ссорились и иногда светили все вместе, распределяя тот свет, который к ним поступал поровну. То в этот момент они вдруг поняли, что все три они стали не нужны как целое, а значит, не нужна ни одна из них.

И когда подошел момент загореться красной лампочке, то две другие лампочки (а они просто еще и устали, потому что до этого времени они все время светили) погасли. И в тот момент, когда они погасли, вся их энергия перешла в красную лампочку. И она засветила еще ярче. И у нее было такое чувство, чувство неописуемой полноты. И это ей понравилось. И, кроме того, она обратила внимание, что машина, которая остановилась... Она увидела глаза водителя. И он, не отрываясь, смотрел на нее. И это ей, естественно, тоже понравилось.

Потом настала очередь загореться желтой лампочке. А красная погасла. Ей вдруг захотелось немного отдохнуть, а может быть подумать о чем-то своем. И желтая лампочка тоже получила похожий опыт. И это тоже ей очень понравилось. И тоже были глаза водителя, которые смотрели, непрерывно следили за этим желтым светом.

А потом загорелась зеленая лампочка, и она тоже получила свой опыт. Но на зеленую лампочку как-то внимания особо водители не обращали. Машины пролетали мимо. А она уже наслушалась разговоров от желтой и красной лампочек, как это классно, как это здорово. И она не знала, что ей делать. И в какой-то момент она начала мигать. И когда зеленая лампочка начала мигать, она заметила, что машины стали останавливаться прямо перед светофором. И она тоже получила свой необычный опыт, о котором она потом рассказала, похвасталась другим лампочкам.

И так продолжалось несколько дней. И в какой-то момент регулировщик понял, что он больше не нужен. И он положил в карман свою полосатенькую палочку и ушел.

И движение в городе наладилось. Аварии прекратились. И все было совершенно замечательно. И так продолжалось какое-то время. И вот в один из дней светофор увидел... Надо сказать, что раньше, когда лампочки подсвечивали, светофор, вообще говоря, не знал, что люди просто не могут различить его основной цвет. Поскольку это светофор, он вообще не понимал в чем дело. Люди не говорили ему: "Мы не видим нужного цвета". Он только замечал, что почему-то они реагируют на него как-то не так... И вот в один из дней светофор увидел, что к нему идет тот же самый регулировщик. И в руке у него ведро, ведро с краской. И светофор забеспокоился. Регулировщик подошел к светофору, достал большую кисть, обмакнул ее в это ведро. И прямо перед светофором, на асфальте, прямо на дороге, по которой обычно ездили машины, нарисовал широкие белые полосы. И еще он принес и поставил рядом с нашим светофором еще один. Он был поменьше, и у него было только две лампочки - красная и зеленая. И регулировщик поставил его так, чтобы наш светофор и новый могли видеть друг друга, лицом к лицу. И теперь они могли перемигиваться. И это было просто замечательно.

Притча о бабочке

Однажды в коконе появилась маленькая щель, случайно проходивший человек долгие часы стоял и наблюдал, как через эту маленькую щель пытается выйти бабочка. Прошло много времени, бабочка как будто оставила свои усилия, а щель оставалась всетакой же маленькой. Казалось, бабочка сделала все, что могла, и что ни на что другое у нее не было больше сил.

Тогда человек решил помочь бабочке: он взял перочинный ножик и разрезал кокон. Бабочка тотчас вышла. Но ее тельце было слабым и немощным, ее крылья были неразвитыми и едва двигались. Человек продолжал наблюдать, думая, что вот-вот крылья бабочки расправятся и окрепнут и она сможет летать. Ничего не случилось! Остаток жизни бабочка волочила по земле свое слабое тельце, свои не расправленные крылья.

Она так и не смогла летать. А все потому, что человек, желая ей помочь, не понимал того, что усилие, чтобы выйти через узкую щель кокона, необходимо бабочке, чтобы жидкость из тела перешла в крылья и чтобы бабочка смогла летать. Жизнь заставляла бабочку с трудом покинуть эту оболочку, чтобы она могла расти и развиваться.

Иногда именно усилие необходимо нам в жизни. Если бы нам позволено было жить, не встречаясь с трудностями, мы были бы обделены. Мы не смогли бы быть такими сильными, как сейчас. Мы никогда не смогли бы летать.

Я просил сил... а Бог дал мне трудности, чтобы сделать меня сильным.

Я просил мудрости: а Бог дал мне проблемы для разрешения.

Я просил богатства: а Бог дал мне мозг и мускулы, чтобы я мог работать.

Я просил возможности летать... а Бог дал мне препятствия, чтобы я их преодолевал.

Я просил любви... а Бог дал мне людей, которым я мог помогать в их проблемах.

Я просил благ... а Бог дал мне возможности.

Я ничего не получил из того, о чем просил:

Но я получил все, что было мне нужно.

Живи без страха, смело встречай все препятствия и докажи, что ты можешь их преодолеть.

Круг

Представьте себе круг, начертанный на земле, средина которого называется центром; а прямые линии, идущие от центра к окружности, называются радиусами.

Теперь вникните, что я буду говорить: предположите, что круг сей есть мир, а самый центр круга - Бог; радиусы же, т.е. прямые линии, идущие от окружности к центру, суть пути жизни человеческой. И так, на сколько святые входят внутрь круга, желая приблизиться к Богу, на столько, по мере вхождения, они становятся ближе и к Богу, и друг к другу; и сколько приближаются к Богу, столько приближаются и друг к другу; и сколько приближаются друг к другу, столько приближаются и к Богу.

Так разумейте и об удалении. Когда удаляются от Бога и возвращаются к внешнему, то очевидно, что в той мере, как они исходят от средоточия и удаляются от Бога, в той же мере удаляются и друг от друга; и сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога.

Таково естество любви: на сколько мы находимся вне и не любим Бога, на столько каждый удален и от ближнего. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближним; и сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся с Богом. Господь Бог да сподобит нас слышать полезное и исполнять оное; ибо по мере того, как мы стараемся и заботимся об исполнении слышанного, и Бог всегда просвещает нас и научает воле Своей.

Ему слава и держава во веки веков. Аминь.

Преп. Авва Дорофей

Кукла из соли

Кукла из соли путешествовала тысячи миль и остановилась на берегу моря.

Никогда не видевшая ничего подобного, она была очарована этой подвижной жидкой массой.

– Кто ты? – спросила она у моря.

– Иди сюда, и сама увидишь, – с улыбкой ответило море.

Кукла вошла в воду. Чем дальше она шла, тем больше растворялась, пока от нее не осталась лишь одна щепотка. За мгновение до полного исчезновения она с восторгом воскликнула:

– Теперь я знаю, кто я!

Притча о свечах и ставнях.

У одного почтенного человека был дом. В этом доме день и ночью все окна и ставни были закрыты так, что дневной свет туда не проникал. И вот каждый день вся семья собиралась в гостиной комнате, они зажигали маленькую, тоненькую свечку и при свете этой свечи читали Библию и молились.

Однажды к ним пришел сосед живущий справа от них. Он сказал:

— Что вы делаете, опомнитесь, на улице день, там полно света и чистого воздуха, а вы сидите здесь при свете одной свечи и пытаетесь что-то разобрать!

Сказав это, он затушил свечу. Как только он это сделал, тут же вся семья накинулась на него, побила и выгнала вон. После этого глава семьи снова зажег свечу и они продолжали свое занятие.

На следующий день к ним пришел сосед живущий слева. Я не буду рассказывать что он им сказал и как он взял и потушил свечу. Потому что как только он это сделал, тут же вся семья накинулась на него, побила и выгнала его вон. После этого глава семьи снова зажег свечу и они продолжали свое занятие.

Прошло какое-то время и к ним зашел сосед живущий напротив. Он только что приехал и зашел познакомиться. Когда он увидел то чем они занимаются, он вышел на улицу и раскрыл ставни. Подул свежий ветер и вся комната озарилась дневным светом. И тогда глава семьи взял свечу и сам потушил ее.

Мастер дзэн и христианин

Как-то христианин пришел к мастеру дзэн и сказал:

– Позволь, я прочту тебе Нагорную проповедь.

– С удовольствием послушаю, – ответил мастер.

Христианин прочитал одно предложение и посмотрел на мастера. Мастер улыбнулся и сказал:

– Тот, Кто сказал эти слова, действительно был просветленным.

Это понравилось христианину. Он продолжил читать. Мастер прервал его и сказал:

– Так мог сказать лишь Спаситель человечества.

Христианин был в восторге. Он дочитал до конца. Мастер подвел итог:

– Это проповедь истинно Божественного человека.

Радости христианина не было конца. Он ушел с глубокой уверенностью, что в следующий раз убедит мастера принять христианство.

По пути он встретил Иисуса Христа, стоящего на краю дороги.

– Господи, – воскликнул христианин, – я заставил того человека признать Твою божественную природу!

Иисус улыбнулся и сказал:

– Получил ли ты от этого какую-нибудь пользу, кроме раздувания своего христианского эго?

Как выглядит Бог

Старец вернулся из пустыни.

– Расскажи, – попросили его, – как ты понимаешь Бога.

Но как он мог рассказать, что чувствовал в своем сердце?

Разве Бог может быть описан словами?

В конце концов он дал людям описание – приблизительное, неточное – в надежде, что кто-нибудь захочет пережить все сам.

Люди ухватились за его слова.

Они превратили их в священное предание.

Они навязали их другим как святую веру.

Они шли на большие жертвы, проповедуя их в далеких краях.

Некоторые даже отдали за них свои жизни.

Старцу стало грустно.

Лучше бы он ничего не говорил.

Бог в сердце

Говорят, что после того, как Бог создал мир, человек проявил необыкновенную прыть и сразу же шагнул за пределы дозволенного. Это обстоятельство очень обеспокоило Бога.

Он созвал семь архангелов на совет и сказал: " Возможно, я совершил ошибку, создав человека, теперь мне не будет покоя. Люди будут преступать дозволенное, а потом бесконечно жаловаться на свою несчастную жизнь. Куда бы мне спрятаться от них?".

Архангелы долго думали. Один из них посоветовал Богу спрятаться на вершине Эвереста. Но Бог сказал: " Пока тебе неизвестно, но очень скоро люди доберутся и туда". Другой архангел предложил: " Спрячься на дне океана". Еще один посоветовал укрыться на Луне. Было еще множество разных предложений, но Бог все их отверг.

Наконец, один из архангелов сказал: "Спрячься в сердце человека. Там Тебя никто не будет беспокоить, а найдет лишь человек с открытым сердцем". Это предложение понравилось Богу. Он так и поступил.

Священный фолиант

Один мудрец, чудо века, наставлял своих учеников из источника мудрости, который казался неистощим.

Он приписывал все свои знания толстому фолианту, который хранился в самом почетном месте.

Мудрец никому не позволял открывать эту книгу.

Когда он умер, его ученики, считая себя наследниками, поспешили открыть книгу, страстно желая обладать тем, что она содержит.

Но они были крайне разочарованы, когда обнаружили, что в книге оказалась исписана только одна страница.

Она гласила: "Когда вы осознаете разницу между сосудом и его содержимым, тогда вы будете обладать истинным знанием".

Бедный жонглер

Однажды Пречистая дева с Младенцем Христом на руках спустилась на Землю и посетила некую монашескую обитель. Исполненные гордости монахи выстроились в ряд: каждый по очереди выходил к Богоматери и показывал в Ее честь свое искусство. Один читал стихи собственного сочинения, другой демонстрировал глубокие познания Библии, третий перечислил имена всех святых. И так каждый из братии, в меру своих сил и дарований, чествовал Деву и Младенца Иисуса. Последним среди них был смиренный и убогий монашек, который не мог даже затвердить наизусть тексты Священного писания. Родители его были люди неграмотные,- бродячие циркачи, - и сына они только и научили, что жонглировать шариками и показывать всякие не хитрые фокусы.

Когда дошел черед до него, монахи хотели прекратить церемонию, ибо бедный жонглер ничего не мог сказать Пречистой Деве, а вот опозорить обитель мог вполне. Но он всей душой чувствовал настоятельную необходимость передать Деве и Младенцу какую-то частичку себя.

И вот, смущаясь под укоризненными взглядами братии, он достал из кармана несколько апельсинов и принялся подбрасывать их и ловить, то есть делать то единственное, что умел,- жонглировать.

И только в эту минуту на устах Младенца Христа появилась улыбка, и он захлопал в ладоши. И только бедному жонглеру протянула Пречистая Дева Своего Сына, доверив подержать его на руках.

Паоло Коэльо "Алхимик"

Яблочный сок

Один монах нес следующее послушание: ежедневно в одно и то же время он приготавливал яблочный сок для детей. В одно и то же время к нему прибегали дети и он угощал их соком.

И вот однажды, когда дети прибежали к нему, и он, как обычно, стал наливать им в стаканы яблочный сок, случилось так, что как раз закончилась бутыль, поэтому в последний стакан вместе с соком попал осадок. Девочка, которой достался этот стакан, посмотрела на него и сказала:

- Я не хочу пить этот мутный сок!

И с этими словами она убежала. Однако, чуть позже ей захотелось пить и она вернулась к месту, где монах раздавал сок. Подойдя к монаху, она сказала:

- Дай мне попить. Хотя бы простой воды.

- А почему ты не хочешь пить свой сок? — спросил её монах, подавая ей стакан.

За то время, пока девочки не было, осадок осел, сок отстоялся и стал чистым и прозрачным. Поэтому девочка не узнала его:

- Это не мой сок.

- Это именно твой сок.

- Но мой был мутный, а этот прозрачный.

- Это тот же самый сок, только прошло время, и он отстоялся.

- Что же, значит, сок тоже может достигать умиротворения мыслей?

- Нет, сок не может достигать умиротворения мыслей. Но если ты будешь внимательно, то сможешь у него этому научиться

Следовать Пути

Святой отшельник вышел из леса и поселился среди людей. Молва о нем разлетелась далеко вокруг и люди потянулись к нему. Одни просили благословения, другие совет; святой никому не отказывал.

Один очень богатый человек, приехав в карете был явно разочарован видом святого, и, разглядывая его ветхие одежды, сказал:

— О, почтенный! Как плохо ты живешь!

Святой внимательно посмотрел на него и сказал:

— Я живу бедно, но не плохо. Плохо живет тот, кто знает о Пути и имеет силу, но не следует ему.

Сказка о королевском троне

Человеку по имени Инцарь очень хотелось стать королём. И надо же так случиться, что однажды на городской площади к нему подошёл человек в странном одеянии, поклонился и сказал:

- У меня есть книга специально для вас. Стоит она недорого, но может привести вас к королевскому трону.

Обрадовался Инцарь, купил книгу и в ту же ночь прочитал её от начала до конца три раза подряд.

А наутро он вышел из дома и отправился в путь к королевскому трону.

Долго ли, коротко ли, пришёл он туда, куда книга вела, и увидел замок. Вошёл - и увидел двух служителей, которые поклонились ему и сказали:

- Поднимитесь по лестнице, Ваше Величество.

Поднялся Инцарь по лестнице, вошёл в комнату, где на стене было написано: "Оставьте здесь всё". Вытряхнул Инцарь всё, что у него было в карманах, бросил свою дорожную сумку и пошёл в следующую комнату.

Там на стене было написано: "Смените свои одежды". Переоделся Инцарь в странное одеяние и пошёл дальше.

В следующей комнате был накрыт стол со странными блюдами и напитками. Была и надпись на стене: "Подкрепите свои силы". Отведал Инцарь еды и питья. Сначала удивлялся непривычному вкусу, а потом ему странно стало, как это он раньше что-то другое ел и пил. Радость и величие ощутил он в себе от этой пищи.

Перешагнул он порог в соседнюю комнату, а там на мраморном столике, на бархатной подушке, корона сверкает. Инцарь надел её, а к нему служитель подходит, кланяется и говорит:

- Ваше Величество, я должен вас особому языку научить.

Стал Инцарь особый язык учить - и скоро так хорошо выучил, что прежний свой язык начал забывать. И казалось ему, что он здесь уже всю жизнь живёт и никуда ему больше не нужно.

Наконец открыл служитель перед ним двери в зал, а там посредине королевский трон стоит. Сел на него Инцарь, радуется. Посидел немного, подходит к нему новый служитель и говорит уже на том особом языке, который Инцарь выучил:

- Ваше Величество, прошу Вас пройти к другим королям. Только корону извольте здесь оставить. Таков обычай.

Снял Инцарь корону и пошёл по длинному коридору. Направо и налево двери в комнаты. Всюду люди в таких же странных одеяниях, как на нём, все радостные и величественные, все на особом языке говорят и все друг к другу "Ваше Величество" обращаются.

Показали Инцарю его комнату, и остался он там жить, про прежнюю жизнь почти не вспоминая. Да и некогда было вспоминать: слишком много дел было. То поручали нового короля встретить, то путеводной книгой в городе торговать, то пол подмести, то картошку почистить. Сказали, что если он постарается, то через несколько лет может стать Старшим королём, а потом и Руководителем королей первой ступени.

На королевском троне он сидел каждые полгода - по десять, а то и по пятнадцать минут. И корону ему на это время давали.

Находите время...

Находите время для молитвы, это - дыхание души.

Находите время для богослужения, это - соборное общение с Богом.

Находите время для чтения Библии, это - источник мудрости.

Находите время для работы, это - условие успеха.

Находите время для размышлений, это - источник силы.

Находите время для игры, это - секрет молодости.

Находите время для чтения, это - основа знаний.

Находите время для дружбы, это - условия счастья.

Находите время для мечты, это - путь к звездам.

Находите время для любви, это - истинная радость жизни.

Находите время для веселья, это - музыка души.

Время не ждет - иди вперед!!!

Чтоб узнать цену одного года, спроси студента, который подошел к последним экзаменам.

Чтоб узнать цену одного месяца, спроси солдата, который ждет возвращения домой.

Чтоб узнать цену одной недели, спроси издателя еженедельного журнала.

Чтоб узнать цену одного часа, спроси влюбленных, которые его ждут, чтоб увидеть друг друга.

Чтоб узнать цену одной минуты, спроси кого-то, кто опоздал на поезд, самолет или автобус.

Чтоб узнать цену одной секунды, спроси кого-то, кто пережил несчастный случай.

Чтоб узнать цену одной миллисекунды, спроси кого-то, кто на Олимпийских Играх получил Серебряную медаль.

Время не ждет никого. Береги каждый момент, которым обладаешь, так как он ценен!

Истинная ценность знания

Однажды человек подошел к мудрецу и обвинил его в том, что он учит людей всякой несусветице, что все его речи непонятные и не приносят пользы. Мудрец достал из шкатулки драгоценный камень. Он указал на мелких торговцев на базаре и сказал:

— Отнеси его торговцам серебра и посмотри, сможешь ли ты получить за него сотню золотых фунтов.

Этот человек обошел всех торговцев, но ему все предлагали не больше чем сотню серебряных монет.

— Хорошо, — сказал мудрец. А теперь пойди к настоящему ювелиру и посмотри, что он даст тебе за этот камень.

Человек отправился к ювелиру и был несказанно удивлен, когда тот предложил ему десять тысяч золотых монет за этот камень.

Мудрец сказал:

— Ты пытался понять природу тех знаний, которые я даю точно так, как торговцы серебром пытались оценить этот камень. Если хочешь определить истинную ценность камня, стань ювелиром.

Одна песня может озарить мгновение

Одна песня может озарить мгновение,

Один цветок может разбудить мечту,

Одно дерево может одарить нам лес,

Одна птица может начать весну.

Одна улыбка начинает дружбу,

Одна звезда ведет корабль в море,

Одно лишь слово может покорить другого.

Одна свеча разгоняет сумрак

Одна надежда поднимает дух,

Одно прикосновение может выразить заботу,

Одно сердце может знать правду.

Одна жизнь может все изменить.

Ты свободен и вправе выбирать как жить.

Сказка о веточке

Одно маленькое семечко однажды упало на добрую земля. И выросло из него деревце. Вначале оно было тоненьким, как веточка, с гладкой корой и несколькими зелеными листиками. Но ствол становился все крепче, дерево поднималось все выше, листьев становилось все больше, и наконец, на дереве появились первые ветки.

Потом эти ветки тоже стали большими, и на них появились другие ветки. Некоторые листья желтели и улетали прочь, но на их месте появлялись новые, клейкие, зеленые. Их аромат, конечно, не мог заглушить запах выхлопных газов, но все-таки придорожный воздух становился немного чище, а на большее дерево и не рассчитывало.

И тут одна из веточек стала роптать. Зачем мне дерево, говорила она? У меня такая красивая, гладкая кора, я такая тонкая и изящная! А поглядите на этот ствол. Какой же он старый, толстый, весь в дуплах и трещинах! Зачем он мне? Что между нами общего? Мне тяжело с ним общаться.

Мои листики работают, производят хлорофилл, а потом отдают десятую часть стволу. А что я получаю взамен? И куда расходуется часть, которую я отдаю?

И потом у меня есть мечта. Я хочу посмотреть, что там за третьим холмом, а ствол меня не пускает. Он ограничивает мою свободу! Как было бы хорошо оторваться от ствола, воспарить в облаках, раздвинуть горизонты и посмотреть, что там за третьим, а может быть, и за четвертым холмом!

И случилось... нет, не чудо. Просто налетел ветер и обломил веточку. Как хорошо, как свободно было ей парить в воздухе! Только оказалось, что лететь она может только в одном направлении – вниз. Полет вышел совсем коротким. Веточка упала в траву и теперь уже и думать не могла о третьем холме. И даже о втором или первом. Вокруг была лишь густая трава и насекомые. А листья стали дружно желтеть и опадать. Веточка вспомнила, что когда она росла на дереве, она каждый год поднималась вместе с ним все выше и выше. Когда-то она лишь глядела поверх травы. Потом ей открылись ближние холмы и далекие горизонты. Еще год или два – и она как на ладони увидела бы и третий, и четвертый, и пятый холм. А теперь... А что теперь? И веточка горько заплакала.

Я не люблю печальных сказок, поэтому давайте представим, что добрый садовник услышал, как плачет веточка, подошел к ней, отрезал сломанную часть, надрезал кору дерева и привил веточку. Больно было и дереву, и веточке, но оказалось, что у дерева есть корни, от которых вверх по стволу поднимаются живительные соки, дающие силу и веткам, и почкам, и листьям. И поэтому веточка прижилась, но в месте, где она была привита, появился толстый нарост, и теперь никакая буря не смогла бы оторвать ее от ствола. Кому-то этот нарост покажется неизящным и неэстетичным, но что с того? Посмотрите: дерево растет, зеленеют листья, шумят ветки, а сверху смотрит на них и улыбается мудрое Солнце.

Два взгляда

Два человека оказались в тюрьме, в одной и той же камере. Убогая обстановка, маленькое окно, забранное решеткой.

Словно сговорившись, оба взглянули на окно. Один из них увидел толстые, покрытые грязью прутья решетки. Другой же увидел темнеющее небо и звезды.

Серебро

Приходит юноша к старцу и спрашивает:

- Отче, почему среди родственников царит любовь, взаимопонимание, дружеская поддержка, но только до тех пор, пока дело не касается денег. Как какой-нибудь делёж наследства, так все готовы перегрызть друг другу глотки. И все хорошие чувства исчезают напрочь.

- Подойди к окну,- говорит старец.

- Подошёл.

- Что ты там видишь?

- Вижу улицу, людей, деревья, собак....

- Теперь подойди к зеркалу. Что ты там видишь?

- Себя.

- А ведь в обоих случаях - это стекло. Добавь немного серебра - и ты уже видишь только себя...

О ветре и цветке

Ветер встретил прекрасный Цветок и влюбился в него. Пока он нежно ласкал Цветок, тот отвечал ему еще большей любовью, выраженной в цвете и аромате.

Но Ветру показалось мало этого, и он решил: "Если я дам Цветку всю свою мощь и силу, то тот одарит меня чем-то еще большим". И он дохнул на Цветок мощным дыханием своей любви. Но Цветок не вынес бурной страсти и сломался.

Ветер попытался поднять его и оживить, но не смог. Тогда он утих и задышал на Цветок нежным дыханием любви, но тот увядал на глазах. Закричал тогда Ветер:

— Я отдал тебе всю мощь своей любви, а ты сломался! Видно, не было в тебе силы любви ко мне, а значит, ты не любил!

Но Цветок ничего не ответил. Он умер.

Тот, кто любит, должен помнить, что не силой и страстью измеряют Любовь, а нежностью и трепетным отношением. Лучше десять раз сдержаться, чем один раз сломать.

Притча неизвестного происхождения

Поймайчик Агао с планеты людчей

На далекой-далекой планете живут очень похожие на нас существа. И язык их, и обычаи только чуть-чуть отличаются от наших. Они называют себя не люди, а людчи. -Ребенок- у них называется -любенок-, -мальчик- - -поймайчик- и так далее.

И вот жил на этой планете поймайчик Агао. Был он совсем как все, и только в одном отличался. Дело в том, что у каждого любенка было семь родителей. Их звали породитель, наградитель, погрозитель, оградитель, рачитель, врачитель и переродитель. А у Агао было только шесть родителей. Переродителя у него почему-то не было.

У каждого родителя было, конечно, свое дело. Переродитель отвечал за то, чтобы любенок рос и изменялся. А вот Агао никогда не изменялся. Он всегда оставался одним и тем же. Ему было скучно и он мечтал, что когда-нибудь - когда-нибудь! - он найдет своего переродителя.

Однажды он сказал:

-Хватит! Я как не людча. Пойду искать своего переродителя-.

Его шестеро родителей уговаривали Агао остаться, но он не послушался. Тогда они устроили ему прощальный пир. Накрыли огромный стол. Каждый родитель принес с собой подарков, чтобы дать своему любенку в дорогу. Породитель дал ему сухого молока и бульонных кубиков. Оградитель принес мешок, в котором были упакованы шуба, шапка, сапоги, перчатки, темные очки и еще килограмм 20 всяких ненужных вещей. Погрозитель вручил ему боксерские перчатки и деревянную дубинку. Рачитель - блокнот и ерундаш, чтобы записывать, сколько чего есть, сколько истрачено и сколько еще осталось. Врачитель - зеленку-веселенку и прочие озадоровители. И только наградитель пришел на этот вечер с пустыми руками. Агао в начале вечера был такой урадостный, а потом решил обидеться на наградителя - ведь тот всегда дарил больше всех, а тут- Но после стола наградитель подошел к нему сам и сказал:

- Я долго думал, что лучше дать тебе в дорогу. Еду ты съешь, вещи сломаются и растеряются. Я решил дать тебе самое лучшее из того, что дал мне когда-то мой родитель-наградитель. Освободи, пожалуйста, немного места на дне своего сердца.

- Это трудно сделать, - сказал Агао.

- Хорошо, давай я тебе помогу. Там нет случайно такого чувства, что ты плохой?

Агао подумал и сказал:

- Есть. Оградитель говорил, что я везде лезу, рачитель говорил, что я все теряю, а погрозитель повторял, что я расту плохим.

- Вот-вот. Знаешь, давай вытащим оттуда то, что ты плохой. Это неправда. Теперь там есть место?

- Да- Порядочно!

- Положи туда и накрепко запомни вот что: ты - хороший. В самую глубину сердца. Туда, где рождаются мысли.

- Я - хороший?

- Да, ты - хороший.

Потом еще были проводы, танцы, песни, потом все легли спать, а наутро Агао взвалил себе на плечи мешок (хотя шубу и шапку он все же оставил) и отправился в дорогу.

* * *

Путь его лежал через пустыню. Идти было трудно. К вечеру первого дня он остановился, разжег костер, а наутро взял в дорогу только половину вещей. Еще через день на его плечах болтался только маленький рюкзачок, а сапоги, темные очки, боксерские перчатки и прочие подарки остались ждать других хозяев. В это день Агао встретил караван верблюдчей. Погонщик согласился взять его с собой. К вечеру они устроили привал. Только тут, у костра, погощик стал расспрашивать Агао.

-Так ты, значит, переродителя ищешь? Трудное это дело. Знаешь?

- Знаю.

- Обычно это не получается. А у тебя - почему получится?

Агао стал думать; он зашел в самую глубину сердца и вдруг набрел на ответ.

- Я - хороший.

- Ага, - сказал погонщик, - это меняет дело. Тогда давай говорить серьезно. Я - маг и волшебник. Смотри!

И погонщик щелкнул пальцами, и костер из желтого стал синим, потом черным, потом зеленым, голубым, фиолетовым- Потом он занялся верблюдчами и превратил их в слонов, жаворонков, драконов, мышей - а потом обратно в верблюдчей. Агао затаил дыхание.

- Я и тебя смогу научить волшебству. И тогда ты сможешь найти своего переродителя. Хочешь?

- Да. Да, да. Знаете, я всегда хотел стать волшебником!

И волшебник взял его в свои ученики.

* * *

Караван пришел к сказочному дворцу. Пока погонщик разводил верблюдчей по стойлам, Агао решил обойти дворец кругом. Но с другой стороны дворец оказался простой бревенчатой хижиной с соломенной крышей. Агао побежал обратно - спереди дворец, - назад: сзади - хижина! Его так это изумило, что он бегал вокруг, пока не запыхался. Тут его позвал погонщик.

- Итак, я буду давать тебе задания, а ты будешь их выполнять. Но смотри: надо делать все точно.

- В первый день - а может быть, в первый месяц, как справишься, - ты будешь учиться смелости. Ты найдешь свою смелость.

И с утра следующего дня Агао стал тренировать свою смелость. Он взлетал на воздушном шаре и прыгал оттуда с одеялом вместо паруса. Он катался по бурному морю на доске. Без воды он уходил на целый день в пустыню. Он охотился на тигров с одним копьем. И через месяц учитель сказал:

- Хорошо. Ты действительно стал смелым. А теперь ты будешь учиться трусости.

И целый месяц Агао ходил ночами смотреть на страшные пляски драконов посреди пустыни - драконов, кторых никто не мог победить, и где смелость была не нужна. Он спускался в глубины моря и смотрел на животных, никогда не видевших света. Волшебник показывал ему целые деревни и города, погибающие от таинственных болезней, где смелость была ни к чему. Через месяц он сказал:

- Теперь ты, наверное, понимаешь, что смелость не везде годится, и есть вещи, которые сильнее тебя.

- Да, я понимаю.

- Тогда подумай, как можно быть и смелым, и трусливым одновременно.

Через три дня Агао пришел к нему и сказал:

- Я думаю, я понимаю.

Волшебник посмотрел в его глаза и сказал:

- Мне тоже так кажется.

* * *

После нескольких дней отдыха он дал Агао новое задание:

- Теперь ты будешь учиться быть веселым.

Несколько недель Агао провел на ярмарках, праздниках смеха, в цирках, где выступали лучшие клоуны и скоморохи. Каждый день он выдумывал по семьдесят шуток и пятьдесят пять анекдотов. Это было совершенно потрясающее время. Но однажды волшебник сказал:

- Хватит. Теперь учись грусти.

И Агао принялся ходить по пустым лесам (тогда уже началась осень), по берегу холодного моря, по пустыне и думал, думал о всяких печальных вещах: о том, как настает осень, как скучают о нем его родители, как сам он о них скучает, о том, что такое печаль и грусть.

Когда через пять недель он пришел рассказать, что он понял, волшебник сразу же сказал:

- А теперь - спокойствие.

И они стали ходить вместе на веселые ярмарки и сохранять спокойствие там, и в самые печальные места - чтобы и там быть спокойными. Уже через три недели учитель сказал: "Пожалуй, хватит".

* * *

"Твое новое задание, - сказал он ему через несколько дней, - будет потруднее. Ты пойдешь в небесный дом и узнаешь, людчи умирают или нет".

Агао пошел в небесный дом. Отворив огромную дверь, которая одновременное была безмерно тяжелой и воздушно-легкой, он попал на первый этаж, где жило Солнце.

- Скажите, - спросил Агао, - людчи умирают или нет?

- Нет, - сказало Солнце, - людчи не умирают. Они исчезают, как я это делаю каждый вечер, а потом появляются, как я это делаю каждое утро.

- Спасибо, - сказал Агао. Он попрощался и поднялся на второй этаж. Там веселой гурьбою жили звезды.

- Да, - сказали звезды, - людчи умирают. Как звезда: если она упадет или погаснет, она уже никогда не засияет снова.

- Спасибо, - сказал Агао и поднялся на третий этаж, где жила луна.

- Нет, - сказала луна, - людчи не умирают. Они становятся старше, уменьшаются, дряхлеют, как я, а потом исчезают, и через день возрождаются маленькими - как я - и потом растут, растут...

- Я понял, - сказал Агао и поднялся еще выше. На четвертом этаже его ждала роза.

- Людчи умирают, - прошелестела роза. - Когда они умирают, они плохо пахнут. От плохого запаха гибнет все! Людчи не могут возвращаться из царства смерти. Тогда Агао медленно спустился и вышел из небесного дома. Когда он вернулся к волшебнику, тот спросил его:

- Ну, что ты понял?

- Те людчи, которые как звезды и роза - они умирают. А те, которые как Солнце и луна - нет.

- Правильно, - сказал волшебник. - Твоим следующим заданием будет вот что: тебе нужно спуститься в пещеры подземного царства и узнать, где прячется иголка твоей жизни

И вот Агао спустился в подземное царство. Он зашел в первую пещеру. Как тесно было в ней, как странно было в ней! На Агао сразу оказались одетыми какое-то огромное количество очень толстых и тяжелых вещей. Они были немного похожи на те, которые дал ему с собой оградитель, но еще толще и тяжелее. В ушах у него оказалась вата, сквозь которую он почти ничего не слышал. В глазах замелькали какие-то блики, хотя на глазах были тяжелые очки с темными стеклами. Сверху давило так, буто болела голова. Сама голова бы ла замотана в длинные пушистые шарфы. Агао прошелся по пещере; там был полумрак.

Потом он вышел и отряхнулся: ф-фух!

Во второй пещере было так свежо, немного холодно... Вдруг Агао обнаружил, что стоит в ней почти голый. Ветер, то прохладный, то горячий, дул со всех сторон, и Агао стоял на ветру, такой открытый; потом он двинулся и прошел дальше по пещере. По ней хотелось идти дальше и дальше... но вокруг валялись битые стекла, а сверху было как-то слишком ярко, а снизу как-то очень темно... Он был слишком беззащитен там; и он вышел из второй пещеры.

Он зашел в третью пещеру и замер. В третьей пещере был полумрак. Там был полумрак, и в нем медленно-медленно двигались какие-то людчи и какие-то животные. Они ничего не говорили друг другу и поворачивались только очень-очень медленно... Хотелось бежать, хотя было непонятно куда, невозможно было двинуть ни рукою, ни ногою... как в вязком масле, все можно было делать только так медленно... Даже изменить направление взгляда... С огромным трудом Агао выбрался и из этой пещеры.

Выйдя, он стал думать, в какой же из этих пещер может находиться его иголка жизни, где он хочет, чтобы она была.

Потом он вернулся к волшебнику и сказал: "Вторая".

- Вот твое последнее задание, - сказал волшебник. - Оно тоже трудное. Видишь ли, твоего родителя-переродителя просто нет. Ты не можешь его найти. Ты можешь его только создать. Сейчас я дам тебе много разных фотографий...

И он принес Агао целый мешок фотографий, на которых были изображены разные людчи.

- На одной из этих фоторафий изображен тот, кто может быть твоим переродителем. Ты должен найти эту фотографию.

И вот Агао заперся в комнате, разложил фотографии на полу и стал смотреть на них, смотреть... Удивительно, что там не было ни одного людчи, которого бы он не знал. Там были его родители, его друзья, его учителя в школе, родители его друзей во дворе... Там была даже фотография его самого. И вот он смотрел на эти карточки, изучал их и гадал: кто же может быть его переродителем?

Так он думал один день, два, три дня... Ну как он мог отгадать? Конечно, это не могли быть его друзья, и никто из его родителей тоже не мог стать переродителем. Он думал, думал, и никак не мог ни до чего додуматься.

На седьмой день к нему в комнату заглянул волшебник. "Ну как, - спросил он, - ты смог выбрать одну фотографию?"

Агао поднял голову. У него был такой взгляд, как будто он не узнал волшебника. Не сразу он ответил:

- Я нашел только одну.

- Покажи мне.

И Агао протянул ему фотографию. А волшебник воскликнул:

- Да! Это он!

И вдруг Агао оказался в пустыне возле гаснущего костра, там, где он встретил погонщика верблюдов. Он был один. У него не было того рюкзачка, но в руках он сжимал фотографию. Это была та самая фотография, которую он выбрал из всех. И на этой фотографии был изображен поймайчик Агао.

Дмитрий Соколов. Сказки и сказкотерапия

Тучка и дюна

Всем известно, что жизнь облака очень изменчива, но и коротка. И вот вам еще одно история.

Юная тучка родилась от большой бури над Средиземным морем, но, даже не успев как следует подрасти, была угнана сильным ветром вместе с другими тучами в сторону Африки.

Когда они достигли континента, погода переменилась: на небе засияло благодатное солнце, а внизу простирались золотистые пески Сахары. Ветер по-прежнему гнал тучи на юг, к лесам: в пустыне-то дожди почти не идут.

Но, как и люди в таком возрасте, юные тучи тоже бывают безрассудны: наша тучка решила удрать от родителей и старших подруг, потому что ей захотелось повидать мир.

- Что ты задумала? – прикрикнул на нее ветер. – Пустыня вся одинакова! Вернись к остальным и продолжим путь в глубь Африки: там ты увидишь восхитительные горы и деревья!

Но юная тучка, которая была строптива от рождения, не послушала ветра. Постепенно она стала терять высоту, пока ее не подхватил и не понес над золотистыми песками нежный и ласковый бриз. Нагулявшись вволю, тучка заметила, что одна из дюн улыбается ей.

Эта дюна тоже была юной. Она только-только сформировалась пронесшимся над пустыней ветром. Ее золотистые волосы сразу же пленили тучку.

- Доброе утро, - поздоровалась с ней тучка. – Как тебе живется там, внизу?

- У меня хорошая компания: другие дюны, солнце, ветер и караваны, проходящие здесь время от времени. Иногда, правда, бывает очень жарко, но не настолько, чтоб нельзя было терпеть. А как тебе живется в вышине?

- Здесь тоже бывают ветер и солнце, но мое преимущество в том, что я могу странствовать по небу и видеть много интересного.

- Моя жизнь недолговечна, - вздохнула дюна. – Когда ветер вернется из лесов, меня не станет.

- И это тебя печалит?

- Это заставляет меня думать, что я никому не нужна.

- И у меня такие же мысли. Ведь когда налетит новый ветер, он перенесет меня на юг и там я прольюсь дождем. Но, видно, такова моя судьба.

После небольшой заминки дюна произнесла:

- А ты знаешь, что здесь, в пустыне, время, когда идет дождь, называют райским?

- Нет, я не знала, что могу представлять для кого-то такую важность, - промолвила тучка не без гордости.

- Я несколько раз слышала от старых дюн рассказы, будто после дождя мы покрываемся травами и цветами. Но мне самой никогда не узнать этого, потому что дождь в пустыне идет так редко!

На этот раз задумалась тучка, но уже через несколько мгновений она расплылась в широкой улыбке:

- Если хочешь, я пролью на тебя влагу. Хотя мне и рано превращаться в дождь, но ты так нравишься мне, что я готова остаться с тобой навсегда.

- Когда я только тебя увидела в небе, я тоже сразу полюбила тебя, - сказала дюна. – Но если твои великолепные белые волосы превратятся в дождь, ты ведь умрешь.

- Любовь не умирает, - возразила тучка. – Она лишь меняет свой образ. Я хочу показать тебе Рай.

И она стала ласкать дюну маленькими капельками.

И так, вместе, они провели много времени, пока на небе не появилась радуга.

На следующий день маленькая дюна покрылась цветами. Другие тучи, направлявшиеся в глубь Африки, увидав цветы, решили, что уже достигли цели, и пролили на землю новые дожди. Через двадцать лет на месте дюны образовался оазис, где путники смогли укрыться от зноя в тени деревьев.

И все это стало возможным благодаря влюбленной тучке, которая однажды не побоялась отдать свою жизнь во имя любви.

Источник: Паоло Коэльо «Подобно реке…».

Птица в клетке

Одна птичка очень долго жила в клетке. Она часто смотрела сквозь прутья клетки в окно, где виднелись деревья и луг. Она видела других птиц, которые весело летали на свободе, и часто задумывалась о том, каково это — чувствовать, как солнце пригревает спинку, ветер расправляет крылья, и, взмывая и пикируя вниз, ловить на лету мошек.

Когда птичка думала об этом, ее сердце начинало учащенно биться. Она садилась повыше на перекладину и, глубоко дыша, почти ощущала трепет возможного полета.

Иногда другая птица садилась на карниз у окна, немного отдыхала там и рассматривала птичку, сидевшую в клетке. Путешественница склоняла голову набок и как бы спрашивала себя, возможно ли такое. Птица в клетке! Немыслимо!

И в эти моменты птичка чувствовала себя совсем несчастной. Ее маленькие плечики понуро опускались, в горле вставал комок, а на сердце ложилась печаль.

Однажды владелец птички оставил дверцу клетки открытой. Птичка сидела и смотрела наружу сквозь открытую дверцу. Она видела птиц, порхающих там, на свободе, видела, как солнце играет на их спинках, а ветер ворошит перышки, и почувствовала волнение. Птичка заметила, что окно открыто, и ее сердечко забилось еще быстрее.

Она пыталась решить, что же ей делать.

И она все еще думала, думала, когда на закате вернулся хозяин и запер дверь клетки.

Итак, птичка, какими бы ни были ее мотивы, предпочла безопасность свободе.

Моё дитя

Каждый день находи время, чтобы прийти и уединиться на Моих руках (Исаии 66:12-13). Это для тебя место любви, мира, покоя, благодати. Здесь Я успокаиваю тебя и наставляю тебя, и обличаю тебя, и утешаю тебя в Моей любви. Больше пребываешь во Мне, - больше света в тебе, и тьма отступает. Нет ничего общего у света со тьмою, у Христа и Велиара, у праведности с беззаконием (2 Коринфянам 6:14). Хочешь жить во свете, ходить во свете? - Пребывай во Мне!

Я хочу утешать тебя на Моих руках, успокаивать тебя…Нежно гладить твои волосы… Когда ты на Моих руках, - ты принимаешь Мою любовь, а Мне отдаешь свою. Только тогда ты полон силы, любви, целомудрия. Где еще найти такое место успокоения?- Ни одного не знаю. Как я возлюбил тебя, Мое дитя, и желаю насытить жизнь твою благами. Как же Я насыщу ее, если ты оставляешь себя без Моего присутствия, без места успокоения? Много суетишься, ходишь своими путями, забывая обо Мне…

Моя любовь - совокупность совершенства (Колоссянам 3:14). Любовь - самое сильное оружие. Любовью ты был искуплен. Любовью Мой сын пошел на крест и заплатил за тебя. Он пошел на это, чтобы ты мог стать Моим дитем, Мог пребывать так близко со Мной, чтобы ничего не разделяло нас. Я всегда хочу быть с тобой. Ты всегда останешься маленьким Моим дитем. Потому Я хочу быть рядом с тобой так близко: оберегать тебя и защищать тебя, успокаивать тебя, любить тебя. Мое дыхание всегда рядом с тобой, просто ты не всегда замечаешь это. В стольких ситуациях Я помогал тебе, а ты даже не знал. Сколько раз Я утешал тебя, когда тебе было больно и горько. Даже когда никого не было с тобою, Я был рядом. Я никогда не брезговал тобой, и как только ты отступал от Меня, Я всегда ждал, чтобы ты быстрее обратился ко Мне (Исаии 44:2). Я всегда миловал тебя, прощал тебя. Ты всегда для Меня желанный.

Я ожидал дня твоего рождения, когда ты появишься на свет (Псалом 118:73). Я вывел тебя из чрева матери (Псалом 70:6). Я принял тебя на Свои руки (Исаии 40:11). Я благословил тебя жить (Псалом 90:16). Ты был желанен для Меня, Я мечтал о тебе (Иеремия 29:11). Я восхищался тем, как ты прекрасен (Иеремия 31:20). Когда ты покоишься на Моих руках, ты учишься быть Моим дитем (Матфея 18:3), познаешь Меня, как Отца (1Иоанна 2:13), Мои планы и мечтания о тебе приходят в исполнение (Исаии 46:11). Я, прежде всего, хочу, чтобы ты был Моим дитем (Исаии 49:15; Марка 10:15; Римлянам 8:16; 1Иоанна 3:2; 1Иоанна 2:28; 1 Петра 1:14; Иеремии 10:20; Иеремии 3:22; 1Иоанна 3:10). Я всегда был для тебя таким, таким и останусь (Исаии 46:3-4). Мое сердце всегда неизменно любит тебя (1Иоанна 4:8). Если мама может оставить своего ребенка, Я не оставлю тебя, не покину тебя (Исаии 49:15). ТЫ МОЙ РЕБіНОК! Я РЕВНУЮ ПО ТЕБЕ (Захарии 8:2). Я всегда верен тебе (Евреям 10:23; 2Тимофею 2:13). Как ты дорог Мне, любимый Мой ребенок (Исаии 43:4)! Даже волосы на голове твоей все сочтены (Матфея 10:30). Представляешь, как Я ревную по тебе? Как люблю тебя?! Если даже ты забываешь обо Мне, то Я всегда тебя помню.

Тебе так трудно представить, что Я могу обнять тебя. Ты привык представлять наши встречи иначе. Понимаешь, Я назвал тебя Моим дитем (Исаии 43:1). Как ты можешь им стать? Как ведут себя дети с любимым папой? - Они уважают его, почитают, любят его, и особенно любят время близости: когда можно посидеть у папы на руках, поиграть с Ним. Просто с восторгом смотреть в самую глубину его глаз, держа папу за щеки. Когда папа приходит домой, он ждет встречи со своим ребенком. Малыш бежит, расставив ручки к папе, и прыгает к нему на руки, обнимая за шею маленькими ручками. Сердце отца сжимается в порыве восторженной любви к своему ребенку. Папа понимает, что ЕГО малыш, что эта крошечная жизнь полностью зависит от заботы о нем его папы. Какая забота у папы об этом малыше? - Конечно, не только одеть, накормить… Но выслушать все его беды, поцеловать ранку на ножке, оценить рисунок, починить поломанную игрушку… Долго сидеть, рассказывая истории, а потом еще сидеть в тишине и слушать мерное посапывание уснувшего на плече малыша… Это все его родительство. Ребенок принадлежит папе, а папа - ребенку. Эти минуты нежной радости и любви, дороже всего того, что было за весь день…

А ЧТО ДОРОЖЕ ВСЕГО ДЛЯ ТЕБЯ?

Представляешь, насколько больше Мое родительство к тебе, чем то, которое имеют земные отцы. Я - совершенный Отец, Отец всего (Ефесянам 4:6).

Родительство изначально исходит от Меня, - ваше родительство не может быть полноценным без Моего родительства к вам (Ефесянам 3:15).

Когда ты пребываешь на Моих руках, ты принимаешь в свое сердце Мои сокровища (Колоссянам 2:3). Потом ты способен отдавать их своим детям и другим людям (Луки 6:45). Возлюбленное дитя, посмотри, как в умиротворенном блаженстве, сопит малыш на плече своего папы. Для него больше нет места, где бы он чувствовал себя в полной безопасности. Что происходит с ребенком, с его сердцем? - Он переживает успокоение после тягот дня… Забывает о причинах своих тревог… О печали из-за поломанной игрушки… Его сердце наполняет любовь - совокупность совершенства (Колоссянам 3:14). Разве это не лучшее место покоя? Ты понимаешь, что ты для Меня такой же МОЙ РЕБіНОК? Меня волнуют и твои тревоги, и заботы, и то, что переживаешь ты. Я - часть тебя, а ты - часть Меня. Я живу тобой, а ты живи Мной (Иоанна 17:23). Я ломаю стены между Мной и тобой, а ты их возводишь… Я прорываюсь к тебе, а ты Меня отталкиваешь… Я даю тебе подарки, но ты не принимаешь (Иакова 1:17)… Не болен ли ты (Иеремия 30:17; Иеремия 15:18-19)? Прийди, Я уврачую твои раны. Ты привык, ребенок Мой, иначе представлять наши встречи. Где же тогда ты сможешь найти место любви и успокоения? Разве отвергая Мою любовь, ты можешь быть счастлив? - Разве счастлив сирота? Зачем тебе сиротить себя? При всей Моей любви к тебе, разве будет для тебя счастьем убежать от родительских объятий, отчего дома? Разве тебе нужны только блага, которые Я могу тебе дать, и не нужна Моя любовь? Разве будешь ты счастлив на чужбине, лишенный благодати, обнимающий свиное корыто (Луки 15), вместо того, чтобы обнимать Меня?

Я до сих пор выхожу на дорогу… Побежит ли ко Мне навстречу Мой ребенок?… Обнимет ли?… Покажет ли свои достижения?… Свои раны?… Будем ли мы долго рассказывать друг другу истории?… Заснешь ли ты умиротворенно на Моем плече, слушая стук Моего сердца, принимая мир, любовь, радость от Меня (Галатам 5:22-23)?… Дашь ли Мне переживать радость Моего Отцовства?… Умалишься ли?…

Притча о гвоздях в заборе

Жил-был юноша с плохим характером. Отец дал ему полный мешок гвоздей и сказал:

— Забивай один гвоздь в ворота сада каждый раз, когда потеряешь терпение или поругаешься с кем-либо.

В первый день он забил 37 гвоздей в ворота сада.

В последующие недели количество забитых гвоздей уменьшалось, поскольку юноша делал усилие и сдерживал свои гневные импульсы:

Он понял, что проще контролировать себя, чем забивать гвозди.

Наконец, наступил тот день, когда юноша не забил ни одного гвоздя в ворота сада.

Тогда он пришел к отцу и сказал ему эту новость.

Тогда отец сказал юноше: «А теперь вынимай по одному гвоздю из ворот каждый раз когда не потеряешь терпения».

Наконец, наступил тот день, когда юноша смог сказать отцу, что вытащил все гвозди.

Отец подвел сына к садовым воротам:

— Сын, ты прекрасно справился с моим заданием, но посмотри, сколько дырок осталось на воротах! Они никогда уже не будут такими, как раньше. Когда ты с кем-то ругаешься и говоришь ему что-нибудь злое, ты оставляешь ему раны как те, что на воротах. Ты можешь вонзить в человека нож и потом, извинившись, вытащить его, но навсегда останется рана. И будет не важно, насколько искренне ты попросишь прощения. Рана останется. Рана, принесенная словами, причиняет ту же боль, что и физическая.

Друзья – это редкое богатство! Они заставляют тебя улыбнуться и подбадривают. Они готовы всегда выслушать тебя. Они поддерживают и открывают тебе свое сердце. Покажи своим друзьям как они тебе дороги.

А еще хочу дать тебе несколько жизненных истин, до которых я дозрел исключительно опытным путем.

* Давай людям больше, чем они ожидают.

* Когда говоришь: «Люблю тебя!», говори серьезно...

* Когда говоришь: “Прости”, смотри в глаза.

* Не играй с мечтами других!

* Люби сильно и безоглядно. Ты можешь обжечься, но иначе и нельзя прожить полную насыщенную жизнь.

* Не оскорбляй и не составляй мнения о людях по их родственникам.

* Говори медленно, но думай быстро.

* Если кто-то задает тебе вопрос на который не хочешь отвечать, улыбнись и спроси: «Почему ты это хочешь знать?»

* Помни, что большая любовь и большой успех несут с собой большой риск.

* Когда теряешь, проигрываешь, не теряй преподнесенный жизнью урок.

* Запомни эти 3 правила:

- Уважение к самому себе.

- Уважение к другим.

- Ответственность за все собственные действия и поступки.

* Не позволяй, чтобы мелочи и недопонимание разрушили дружбу.

* Когда ты понимаешь, что допустил ошибку, исправь её как можно быстрее.

* Улыбайся, когда отвечаешь по телефону. Тот кто тебе звонит, может услышать это по твоему голосу.

* Помни, что иногда не получить то чего хотел, может обернуться удачей для тебя.

Чайка Долли

Чайки, по-моему, — замечательные птицы. Я обожаю чаек. Когда они летят над морем, я не в силах оторвать от них взгляда, у меня замирает дыхание и сами собой поднимаются руки.

Одна моя знакомая чайка Долли, достигнув замужнего возраста, построила уютное гнездышко и села в него насиживать четыре белых яичка. Она была крайне заботливой и ответственной мамой. Только очень-очень редко она улетала от своих яиц на море, попить и схватить пару рыбок — и сразу спешила назад к своим ненаглядным продолговатым крошкам.

И вот что случилось однажды, когда у Долли сильно забурчало в животе. Она прикрыла яйца травой и пухом и полетела вниз. Так приятно было скользить по ветру упругими крыльями и так чудесно было ловить юрких рыбок в теплой воде, что счастливая Доли самую чуточку задержалась у моря; но потом привычно заволновалась, захлопала крыльями и полетела в гнездо.

О ужас! Одно яйцо было разбито! Пух и трава были раскиданы, а половинки скорлупы лежали совсем не там, где должно было быть четвертое яйцо! Бедная, бедная чайка на минуту окаменела на краю гнезда, а потом прыгнула внутрь, и тут...

— Пи-и-и! — из-под ее ног что-то как закричит!

Она как отскочила! Клюв выставила, грудь выпятила, смотрит — сидит у ее ног маленькое жуткое существо: мокрое, взъерошенное и удивительно неуклюжее. Всего-то у него и есть, что тело-мешок и голова.

— Эй! — закричала чайка. — Ты кто?

Жуткое существо пялило на нее глазенки. Рот у него был растянут в глупой улыбке, но постепенно собрался и нахмурился: оно задумалось.

— Не очень знаю, — призналось оно. — А ты?

— Хозяйка этого гнезда! — и Долли надвинулась на пришельца, грозно тряся клювом и перьями. Яйцо ты разбил?

Существо посмотрело на остатки скорлупы, опять растянулся его рот, и оно так тряхнуло головой, что та завалилась куда-то вниз и исчезла. Затем тело его стало трястись, и в результате каких-то внутренних бултыханий появился глаз, затем другой, а затем и рот с своей дурацкой ухмылке.

— Да! — объявило маленькое чучело. — Я.

— Негодяй! — рассвирепела чайка. — Убийца! Ты зачем, — и тут она заплакала, — мое яичко...

Чучело все как-то сморщилось — не то от страха, не то в недоумении. Оно даже закрыло глаза и запрокинуло голову, чтобы смотреть сквозь щелочки.

— Сейчас всех чаек созову. — сквозь слезы говорила Долли. — Судить тебя будем. Заклюем. Ты зачем детеныша моего разбил?

— Так я оттуда же, — залепетал кошмарик. — Я сам оттуда, а оно само...

— Чего? Откуда ты? — всхлипывала Долли.

— Из этого... Как вот те... Белого... И оно само...

— Как само?

— Я там внутри сидел, — расплакался наконец пришелец.

Чайка посмотрела на него, потом на скорлупу, потом опять на него.

— Ой-ой-ой, — сказала она. — ты там правда внутри сидел?

Малыш кивнул.

— Так ты мой детеныш! — всплеснула крыльями мамаша.

Догадалась! Ну скажите, как так можно? Хотя, конечно, если сидишь ты одна-одинешенька на своих белых яичках, и вдруг одно из них разбито... Но слушайте, что было дальше.

Отцеловав и причесав своего птенца, Долли задумалась.

— Мой малыш, — объявила она, — тебе нельзя тут так сидеть. Ты еще слишком маленький. Ну-ка, полезай в яйцо.

— Зачем? — вякнула крошка.

— Тут и объяснять нечего, ты еще недоразвился, чтобы на воздухе гулять. Вот посмотри, — и Долли показала ему на три оставшихся яйца. — И тебе так нужно. Давай, малыш, давай, мой хороший.

Конечно, совсем в разбитую скорлупу она его не запихнула, но худо-бедно посадила в одну половинку, прикрыла другой и села сверху.

— Удобно? — спросила Долли.

— М-м-м, — донеслось снизу. — Так себе. Долго мне так?

— Пока не вырастешь. Сиди, мой хороший. Не высовывайся.

Прошел час. Долли задремала. Услышав ее мерное посапывание, птенец постучался в соседнее яйцо и зашептал:

— Первый, первый, я четвертый, просыпайся.

— А я не сплю. Как дела на улице?

— Кошмар дела. Никакого ходу. Обругали и назад засунули.

— Н-да... А чего там?

— Там море... Такое классное, как на картинке. Во бы туда слетать!..

— Слушай, я тоже хочу, — заволновался Первый.

— И я! И я! — запищали Второй и Третий.

— Дети, чего вы там? — вдруг проснулась чайка.

— А мы уже не дети! — закричали все четверо. Раз! — и вылупились.

Два ангела

Давным-давно, на заре развития Вселенной, два ангела спустились на землю, чтобы познать чувства, которые могут испытывать только люди, и которые не дано испытать ангелам. Бог не воспрепятствовал им, поскольку они уж очень сильно хотели этого.

Познавая, они были так увлечены собой (не друг другом, а именно собой!), что даже не заметили, что опустились ниже дозволенного, на ту глубину, с которой вернуться обратно было уже невозможно. И они отреклись от той любви, которую Господь подарил им, поскольку чувства переполняли их, а огонь страсти разжигался все сильнее и сильнее…

Увлеченные страстью, они не чувствовали, как этот огонь обжигал их сердца, сжигал их плоть…

Познав любовь во всем её многообразии, ангелы пожелали вернуться к Богу, но… у них уже не оказалось крыльев, чтобы взлететь обратно. И тогда один из ангелов возжелал навсегда остаться человеком. Ведь вкусив однажды то, что может чувствовать человек, ему было так трудно признать свое несовершенство и отказаться от того удовольствия, которое свойственно только людям. Пусть даже оно мимолетно… даже несмотря на то, что оно лишило его возможности летать… зато оно согревает и питает плоть и душу как ничто иное ни на небе ни на земле.

Второй же ангел увидел падение своего возлюбленного и захотел спасти его, но было уже слишком поздно. Ради этой любви ангел захотел погибнуть вместе с тем, кто был ему так дорог. И он обратился с молитвой к Господу, чтобы узнать, что ему делать дальше. Но Господь молчал.

Ангел долго думал, страдал и не знал, как поступить… Ему показалось, что Своим молчанием Господь говорил ему: «Решать тебе…». И тогда он отрекся от любви, казавшейся прежде чистой, сильной… но лишившей обоих крыльев.

Ангел опять обратился с молитвой к Господу, но не для того, чтобы спросить совета, а для того, чтобы в последний раз попросить его:

— Боже, Ты всемогущ я знаю.. я не послушался Тебя и погубил себя и любовь свою… Я был эгоистичен в своей любви и делал вид, что не слышу, когда Ты просил нас остановиться… я погубил того, кто был мне так дорог, я погубил того, кто отдал мне все и погиб сам, не обладая ничем… Боже, прошу тебя спаси его.. дай ему крылья вернуться... дай ему сил подняться…

И Господь услышал его… он вернул второму ангелу крылья и дал шанс вернуться Домой, если он того пожелает… Ведь только Господь знал, какими муками сердца достались ему эти крылья…

История про рай и ад

Как-то раз шли по дороге человек, конь и собака. Когда походили они мимо огромного дерева, попала в него молния и испепелила всех троих. Однако человек не сразу понял, что уже покинул этот мир, и продолжал путь вместе с конем и собакой - порой покойникам требуется некоторое время, чтобы осознать перемену своей участи.

Путь был долг и шел в гору, солнце пекло нещадно, и все трое измучились от жары и жажды. И вот за поворотом открылся им величественный мраморный портал, а за ним - площадь, вымощенная чистым золотом. Посередине бил фонтан холодной и чистой воды. Путник направился к стражу, охранявшему вход.

- Здравствуй.

- Здравствуй.

- Как называется это прекрасное место?

- Это - рай.

- Как славно, что мы добрались до рая, нам очень хочется пить.

- Можешь войти и пить, сколько захочешь.

- Но мои конь и собака тоже страдают от жажды.

- Очень сожалею, - ответил страж. - Но животным сюда нельзя.

Путник огорчился, потому что жажда мучила его нестерпимо, но в одиночку пить не стал, а поблагодарил стража и пошел дальше. Долго шагали они вверх по склону и совсем выбились из сил, но вот наконец увидели некое поселение, обнесенное покосившейся и ветхой деревянной оградой, а за ней - немощеную дорогу, с обеих сторон обсаженную деревьями. В тени одного из них лежал, прикрыв лицо шляпой, какой-то человек и, по всей видимости, спал.

- Здравствуй, - поздоровался путник.

Тот молча склонил голову в знак приветствия.

- Я, мой конь и моя собака умираем от жажды.

- Вон за теми камнями есть источник. Пейте вволю.

Путник, конь и собака пошли к источнику и утолили жажду.

Потом путник вернулся, чтобы поблагодарить.

- Приходите, всегда будем вам рады, отвечал тот.

- А не скажешь ли, как называется это место?

- Рай.

- Рай? А страж у мраморного портала сказал нам, что рай - там.

- Нет, там не рай. Там - ад.

- Отчего же вы не запретите им называться чужим именем! - растерялся от неожиданности путник. - Эти ложные сведения могут вызвать страшную путаницу!

- Ничуть не бывало; на самом деле они оказывают нам большую услугу. У них остаются все те, кто оказывается способен предать лучших друзей.

Кто говорит…

Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1Иоан.4:20)

Кто говорит: "я смиряюсь перед Богом", а перед ближними своими не смиряется, тот лжец: ибо не умеющий смиряться перед ближними, которых видит, как может смириться пред Богом, Которого не видит?

Кто говорит: "я слышу Бога", а ближних своих не научился слышать, тот лжец: ибо не умеющий слышать ближних, которых видит, как может слышать Бога, Которого не видит?

Кто говорит: "я доверяю Богу", а ближнему своему не доверяю, тот лжец: ибо не научившийся доверять ближнему своему, которого видит, как может доверять Богу, Которого не видит?

Кто говорит: "я благодарен Богу", а ближних своих не научился благодарить, тот лжец: ибо не научившийся благодарить ближних своих, которых видит, как может благодарить Бога, Которого не видит?

Кто говорит: "я искренен с Богом", и при этом ни с кем из людей не может быть искренним, тот лжец: ибо не умеющий быть искренним с ближним, которого видит, как может быть искренним с Богом, Которого не видит?

Кто говорит: "я верен Богу", а никому из людей не стал верным, тот лжец: ибо не ставший верным хотя бы одному человеку, которого может видет, как может быть верным Богу, Которого не видит?

Письмо Габриеля Гарсиа Маркеса

Если бы на одно мгновение Бог забыл, что я всего лишь тряпичная марионетка, и подарил бы мне кусочек жизни, я бы тогда, наверно, не говорил все, что думаю, но точно бы думал, что говорю. Я бы ценил вещи, не за то, сколько они стоят, но за то, сколько они значат. Я бы спал меньше, больше бы мечтал, понимая, что каждую минуту, когда мы закрываем глаза, мы теряем шестьдесят секунд света. Я бы шел, пока все остальные стоят, не спал, пока другие спят. Я бы слушал, когда другие говорят, и как бы я наслаждался чудесным вкусом шоколадного мороженного.

Если бы Бог одарил меня еще одним мгновением жизни, я бы одевался скромнее, валялся бы на солнце, подставив теплым лучам не только мое тело, но и душу. Господь, если бы у меня было сердце, я бы написал всю свою ненависть на/ ко льду и ждал пока выйдет солнце. Я бы нарисовал сном/мечтой Ван Гога на звездах поэму Бенедетти, и песня Серрат стала бы серенадой, которую я бы подарил луне. Я бы полил слезами розы, чтобы почувствовать боль их шипов и алый поцелуй их лепестков. ..

Господь, если бы у меня еще оставался кусочек жизни, я бы НЕ ПРОВЕЛ НИ ОДНОГО ДНЯ, НЕ СКАЗАВ ЛЮДЯМ, КОТОРЫХ Я ЛЮБЛЮ, ЧТО Я ИХ ЛЮБЛЮ. Я бы убедил каждого дорогого мне человека в моей любви и жил бы влюбленный в любовь. Я бы объяснил тем, которые заблуждаются, считая, что перестают влюбляться, когда стареют, не понимая, что стареют, когда перестают влюбляться!

Ребенку я бы подарил крылья, но позволил ему самому научиться летать. Стариков я бы убедил в том, что смерть приходит не со старостью, но с забвением. Я столькому научился у вас, люди, я понял, что весь мир хочет жить в горах , не понимая, что настоящее счастье в том, как мы поднимаемся в гору.

Я понял, что с того момента, когда впервые новорожденный младенец сожмет в своем маленьком кулачке палец отца, он его больше никогда его не отпустит. Я понял, что один человек имеет право СМОТРЕТЬ НА ДРУГОГО С ВЫСОКА только тогда, когда он ПОМОГАЕТ ЕМУ ПОДНЯТЬСЯ.

Есть столько вещей, которым я бы мог еще научиться у вас, люди, но, на самом-то деле, они вряд ли пригодятся, потому что, когда меня положат в этот чемодан, я, к сожалению, уже буду мертв. Всегда говори то, что чувствуешь, и делай, то что думаешь.

Если бы я знал, что сегодня я в последний раз вижу тебя спящей, я бы крепко обнял тебя и молился Богу, что бы он сделал меня твоим ангелом-хранителем. Если бы я знал, что сегодня вижу в последний раз, как ты выходишь из дверей, я бы обнял, поцеловал бы тебя и позвал бы снова, чтобы дать тебе больше. Если бы я знал, что слышу твой голос в последний раз, я бы записал на пленку все, что ты скажешь, чтобы слушать это еще и еще, бесконечно. Если бы я знал, что это последние минуты, когда я вижу тебя, я бы сказал: Я люблю тебя и не предполагал, глупец, что ты это и так знаешь. Всегда есть завтра, и жизнь предоставляет нам еще одну возможность, что бы все исправить, но если я ошибаюсь и сегодня это все, что нам осталось, я бы хотел сказать тебе, как сильно я тебя люблю, и что никогда тебя не забуду. Ни юноша, ни старик не может быть уверен, что для него наступит завтра.

Сегодня, может быть, последний раз, когда ты видишь тех, кого любишь. Поэтому не жди чего-то, сделай это сегодня, так как если завтра не придет никогда, ты будешь сожалеть о том дне, когда у тебя не нашлось времени для одной улыбки, одного объятия, одного поцелуя, и когда ты был слишком занят, чтобы выполнить последнее желание. Поддерживай близких тебе людей, шепчи им на ухо, как они тебе нужны, люби их и обращайся с ними бережно, найди время для того, чтобы сказать: "мне жаль", "прости меня", "пожалуйста и спасибо" и все те слова любви, которые ты знаешь.

НИКТО НЕ ЗАПОМНИТ ТЕБЯ ЗА ТВОИ МЫСЛИ. Проси у Господа мудрости и силы, что бы говорить о том, что чувствуешь. Покажи твоим друзьям, как они важны для тебя. Если ты не скажешь этого сегодня, завтра будет таким же как вчера. И если ты этого не сделаешь никогда, ничто не будет иметь значения. Воплоти свои мечты. Это мгновение пришло.

Знаешь, как я тебя люблю?

Настало время спать, и маленький зайчонок крепко ухватил большого зайца за длинные-длинные уши. Он хотел точно знать, что большой заяц его слушает.

— Знаешь, как я тебя люблю?

— Конечно, нет, малыш. Откуда мне знать?..

— Я люблю тебя — вот как! — и зайчонок раскинул лапы широко-широко.

Но у большого зайца лапы длинней.

— А я тебя — вот как.

— Ух, как широко, — подумал зайчонок.

— Тогда я люблю тебя — вот как! — и он потянулся вверх изо всех сил.

— И тебя — вот как, — потянулся за ним большой заяц.

— Ого, как высоко, — подумал зайчонок. — Мне бы так!

Тут зайчонок догадался: кувырк на передние лапы, а задними вверх по стволу!

— Я люблю тебя до самых кончиков задних лап!

— И я тебя — до самых кончиков твоих лап, — подхватил его большой заяц и подбросил вверх.

— Ну, тогда... тогда... Знаешь, как я тебя люблю?.. Вот так! — и зайчонок заскакал-закувыркался по полянке.

— А я тебя — вот так, — усмехнулся большой заяц, да так подпрыгнул, что достал ушами до веток!

— Вот это прыжок! — подумал зайчонок. — Если б я так умел!

— Я люблю тебя далеко-далеко по этой тропинке, как от нас до самой реки!

— А я тебя — как через речку и во-о-о-он за те холмы...

— Как далеко-то, — сонно подумал зайчонок. Ему больше ничего не приходило в голову.

Тут вверху, над кустами, он увидел большое тёмное небо. Дальше неба ничего не бывает!

— Я люблю тебя до самой луны, — шепнул зайчонок, и закрыл глаза.

— Надо же, как далеко... — Большой заяц положил его на постель из листьев.

Сам устроился рядом, поцеловал его на ночь...

...и прошептал ему в самое ухо:

— И я люблю тебя до самой луны. До самой-самой луны... — и обратно.

Сказка Сэма Макбратни

Счастье

Бог слепил человека из глины, и остался у него неиспользованный кусок.

- Что еще слепить тебе? - спросил Бог.

- Слепи мне счастье, - попросил человек.

Ничего не ответил Бог, и только положил человеку в ладонь оставшийся кусочек глины.

Слова и дела (Александр Галич)

По замоскворецкой Галилее

Шел он, как по выжженной земле

Мимо светлых окон "Бакалеи",

Мимо темных окон ателье.

Мимо, мимо булочных, молочных,

Потерявших веру в чудеса.

И гудели в трубах водосточных

Всех ночных печалей голоса,

Всех тревог, сомнений, всех печалей

Старческие вздохи, детский плач.

И осенний ветер за плечами

Поднимал, как крылья, легкий плащ.

Мелкий дождик падал с небосвода

Светом фар внезапных озарен...

Но уже он видел, как с Восхода,

Через Юго-Западный район,

Мимо показательной аптеки,

Мимо "Гастронома" на углу

Потекут к нему людские реки,

Понесут признанье и хвалу!

И не ветошь века, не обноски,

Он им даст Начало всех Начал!..

И стоял слепой на перекрестке,

Осторожно палочкой стучал.

И не зная, что Пророку мнилось,

Что кипело у него в груди,

Он сказал негромко:

— Сделай милость,

Удружи, браток, переведи!..

Пролетали фары снова, снова,

А в груди Пророка все ясней

Билось то несказанное слово

В несказанной прелести своей!

Много ль их на свете, этих истин,

Что способны потрясти сердца?!

И прошел Пророк по мертвым листьям,

Не услышав голоса слепца.

И сбылось — отныне и вовеки!

Свет зари прорезал ночи мглу,

Потекли к нему людские реки,

Понесли признанье и хвалу!

Над вселенской суетней мышиной

Засияли истины лучи!..

А слепого, сбитого машиной,

Не сумели выходить врачи.

Только Время знает как важна в жизни Любовь

Когда-то давным-давно на Земле был остров, на котором жили все духовные ценности. Но однажды они заметили, как остров начал уходить под воду. Все ценности сели на свои корабли и уплыли. На острове осталась лишь Любовь. Она ждала до последнего, но когда ждать уже стало нечего, она тоже захотела уплыть с острова. Тогда она позвала Богатство и попросилась к нему на корабль, но Богатство ответило:

- На моем корабле много драгоценностей и золота, для тебя здесь нет места.

Когда мимо проплывал корабль Грусти она попросилась к ней, но та ей ответила:

- Извини, Любовь, я настолько грустная, что мне надо всегда оставаться в одиночестве.

Тогда Любовь увидела корабль Гордости и попросила о помощи ее, но та сказала, что Любовь нарушит гармонию на ее корабле.

Рядом проплывала Радость, но та так было занята весельем, что даже не услышала о призывах Любви. Тогда Любовь совсем отчаялась. Но вдруг она услышала голос, где-то позади:

- Пойдем Любовь, я возьму тебя с собой.

Любовь обернулась и увидела старца. Он довез ее до суши и, когда старец уплыл, Любовь спохватилась, ведь она забыла спросить его имя. Тогда она обратилась к Познанию:

- Скажи, Познание, кто спас меня? Кто был этот старец?

Познание посмотрело на Любовь:

- Это было Время.

- Время? - переспросила Любовь. - Но почему оно спасло меня?

Познание еще раз взглянуло на Любовь потом вдаль, куда уплыл старец:

- Потому что только Время знает как важна в жизни Любовь.

Кто кому служит?

Мне недавно сказал один архиерей, что с рукоположением дается власть: епископ властвует над священниками, священник — над народом. Я ответил: «В таком случае, ты ничего не понял». Я воспитывался мальчиком на Востоке, мой отец был консулом в Персии, и я помню громадные пустыни... Мне представляется бесконечная даль, бесконечное небо и посреди этого маленькая группа существ — десяток овец и пастух. Вокруг и дикие звери, и другие опасности, что угодно. Пастух такой же уязвимый, как и эти несчастненькие животные. Разница между ними такая: он готов жизнь за них отдать. Мне кажется, все пастырство в этом заключается. Не в том, чтобы учить (конечно — учить тоже), но чтобы люди знали: ты живешь для них. Вот, мне кажется, это слово. Чем меньше иерархической власти, тем лучше. Меня поразило в Церкви, когда я впервые с ней столкнулся, именно это — священники служили Богу и отдавали жизнь за нас. Жили впроголодь, жили холодно. Я помню, пришел как-то в Париже на Трехсвятительское подворье, а владыка Вениамин (Федченков) лежит в коридоре на каменном полу, покрытый своей монашеской мантией. Я спросил: «Владыка, что вы здесь делаете?» «Знаешь, в келье моей места нет». «То есть как?» — «На кровати — один нищий, на матрасе — другой, на ковре — третий, на моих одеялах четвертый, а келья-то маленькая, мне пришлось в коридор выйти». Вот это для меня пастырство.

Митрополит Сурожский Антоний


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS