Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Притчи

Притчи Часть III

08.07.14 | Автор: Митрополит Сурожский Антоний



Сборник притчей

Кто кому служит?

Мне недавно сказал один архиерей, что с рукоположением дается власть: епископ властвует над священниками, священник — над народом. Я ответил: «В таком случае, ты ничего не понял». Я воспитывался мальчиком на Востоке, мой отец был консулом в Персии, и я помню громадные пустыни... Мне представляется бесконечная даль, бесконечное небо и посреди этого маленькая группа существ — десяток овец и пастух. Вокруг и дикие звери, и другие опасности, что угодно. Пастух такой же уязвимый, как и эти несчастненькие животные. Разница между ними такая: он готов жизнь за них отдать. Мне кажется, все пастырство в этом заключается. Не в том, чтобы учить (конечно — учить тоже), но чтобы люди знали: ты живешь для них. Вот, мне кажется, это слово. Чем меньше иерархической власти, тем лучше. Меня поразило в Церкви, когда я впервые с ней столкнулся, именно это — священники служили Богу и отдавали жизнь за нас. Жили впроголодь, жили холодно. Я помню, пришел как-то в Париже на Трехсвятительское подворье, а владыка Вениамин (Федченков) лежит в коридоре на каменном полу, покрытый своей монашеской мантией. Я спросил: «Владыка, что вы здесь делаете?» «Знаешь, в келье моей места нет». «То есть как?» — «На кровати — один нищий, на матрасе — другой, на ковре — третий, на моих одеялах четвертый, а келья-то маленькая, мне пришлось в коридор выйти». Вот это для меня пастырство.

Митрополит Сурожский Антоний

Лучше скажи честно

Меня пригласили проповедовать в одной английской церкви и в течение всей службы до моей проповеди пелись гимны, которые явно не соответствовали никаким живым настоящим чувствам: "Для нас все на свете трын-трава, только Ты, Господи, для нас что-то значишь..." и т. д. в таком духе. И я проповедь сказал о том, что - "Слушайте, первую половину службы, первые 30 минут службы вы вслух, и с мелодией к тому же, врали Богу в лицо. Вы врете, когда говорите, что вам все равно на свете, был бы только Бог. Вы врете, когда говорите, что верите в то, другое или третье - вы не верите в это..." Ну, после этого священник со мной простился, на чай не пригласил и письма не написал. Но я просто не удержался, потому что выбор был такой псалмов, что ни одного слова правды не было.

И когда я читаю молитвы и в какой-нибудь молитве святой Иоанн, Василий, тот или другой святой говорит о том, что он чувствует по отношению к Богу или какое у него покаяние внутри себя самого, и у меня ничего подобного на душе нет, я не могу этого сказать, я могу только сказать Богу: "Господи, вот этот святой имел такие-то чувства, он в этой молитве их выразил, они стоят перед моими глазами, как вызов, и я не могу отозваться на этот вызов, я только могу сказать: не могу, Господи, в данную минуту, помоги!.." Это еще не так плохо. Или можно сказать совсем честно: "Ну нет, это никак не могу!.." А иногда бывает - помните, в Евангелии слова отца, который говорит Христу: "Верую, Господи, помоги моему неверию..." Иногда мы имеем полное право сказать Богу: : "Помоги мне, Господи, я верую в Тебя, а конкретно, по отношению к этой ситуации у меня не хватает веры. Я верую, что Ты есть, верую, что Ты жил и умер для меня, я верю, что Ты меня любишь до смерти, в это я верю; а что Ты мне поможешь в этом - нет, не могу поверить. Я не могу поверить, что Ты можешь это сделать или захочешь это сделать":. И почему не сказать это честно? Бог же это видит в нашей душе, мы Его не обманываем тем, что мы это просто Ему скажем.

Митрополит Сурожский Антоний

Ты остался правдив до конца

Не будем произносить и над ним последнего, страшного суда - ни над кем. Как-то, много лет тому назад, светлый русский богослов Владимир Николаевич Лосский, говоря о спасении и погибели, закончил свое слово надеждой; говоря уже не об Иуде, не о Петре, ни о ком из нас, он сказал о сатане и о споспешествующих ему аггелах, что мы должны помнить, что на земле, в борьбе за спасение или за погибель человека, Христос и сатана непримиримые противники; но что в каком-то другом плане и сатана, и темные, падшие духи являются тварью Божией, и Бог Свою тварь не забывает...

Одного подвижника раз спросили, как может он жить с такой радостью в душе, с такой надеждой, когда он себя знает грешником? И он ответил:

"Когда я предстану перед Богом, Он меня спросит:

- Умел ли ты Меня любить всей душой твоей, всем помышлением, всей крепостью твоей, всей жизнью?..

И я отвечу:

- Нет, Господи!..

И Он меня спросит:

- Но поучался ли ты тому, что тебя могло спасти, читал ли ты Мое слово, слушал ли ты наставления святых?

И я Ему отвечу:

- Нет, Господи!..

И Он тогда меня спросит:

- Но старался ли ты хоть сколько-то прожить достойно своего хотя бы человеческого звания?..

И я отвечу:

- Нет, Господи!..

И тогда Господь с жалостью посмотрит на мое скорбное лицо, заглянет в сокрушенность моего сердца и скажет:

- В одном ты был хорош - ты остался правдив до конца; войди в покой Мой!."

Митрополит Сурожский Антоний

Три каменщика

В начале XIV века в Центральной Европе проводились работы по строительству великолепного собора. Руководитель работ был монахом, ему поручили следить за работой всех чернорабочих и ремесленников. И вот монах решил посмотреть, как работают каменщики. Он выбрал трех каменщиков, как представителей разных позиций, представленных в их профессии.

Подойдя к первому каменщику, он сказал:

— Брат мой, расскажи мне о твоей работе.

Каменщик оторвался от работы и ответил срывающимся голосом, полным злобы и негодования:

— Как видишь, я сижу перед каменной плитой метр в высоту, полметра в длину и ширину. И с каждым ударом резца по этому камню я чувствую, как уходит частичка моей жизни. Посмотри, мои руки натружены и покрыты мозолями. Мое лицо осунулось, а волосы поседели. Эта работа никогда не кончится, она продолжается бесконечно, изо дня в день. Это изнуряет меня. Где удовлетворение? Я умру задолго до того, как собор будет построен.

Монах подошел ко второму каменщику.

— Брат мой, — сказал он, — расскажи мне о своей работе.

— Брат, — ответил каменщик тихим, спокойным голосом, — как ты видишь, я сижу перед каменной плитой метр в высоту и полметра в длину и ширину. И с каждым ударом резца по камню я чувствую, что я создаю жизнь и будущее. Смотри, я смог сделать так, чтобы моя семья жила в комфортабельном доме, гораздо лучшем, чем тот, где я вырос. Мои дети ходят в школу. Без сомнения, они достигнут в жизни большего, чем я. И все это стало возможным благодаря моей работе. Я отдаю собору свое умение, и он тоже одаривает меня.

Монах подошел к третьему каменщику.

— Брат, — сказал он, — расскажи мне о своей работе.

— Брат, — ответил каменщик голосом, полным радости и широко улыбнувшись. — Видишь, я сижу перед каменной плитой метр в высоту и полметра в ширину и длину. И с каждым прикосновением резца к камню я чувствую, что я высекаю свою судьбу. Посмотри, ты видишь, какие прекрасные черты проступают из камня. Сидя здесь, я не только воплощаю свое умение и свое ремесло, я делаю свой вклад в то, что ценю и во что верю. Вселенная, отраженная в соборе, воздаст каждому из нас. Здесь, около этого камня, я нахожусь в мире с собой, и я знаю, что, хотя я не увижу этого собора завершенным, он будет стоять еще тысячу лет, олицетворяя то, что истинно в нас, и служа цели, ради которой Всемогущий послал на эту землю и меня.

Монах удалился и некоторое время размышлял над тем, что услышал. Он уснул спокойным сном, каким не спал уже давно, а на следующий день он снял с себя полномочия руководителя работа и предложил эту должность третьему каменщику.

Я научился тому, что...

... как только мы становимся открытыми и сознательными, чудесные решения наших проблем приходят в голову буквально из ниоткуда.

... организовать жизнь проще, чем порядок в моем ручном чемоданчике.

... для развития благоприятных отношений с другими людьми прежде всего необходимо полностью разобраться в отношениях с самим собой.

... деньги — это средства достижения конечной цели, а сама конечная цель далеко не всегда связана с их избытком.

... для того, чтобы постигнуть все грани жизненного спектра, необходимо время от времени менять свой жизненный стиль.

... красота скрывается не в формах, волосах или одежде, а в открытости сердца и способности весело смеяться.

... люди готовы любить нас больше, чем мы позволяем им это.

... выполнение данных обещаний является святым долгом.

... любовь и свобода во взаимоотношениях возникает тогда, когда мы позволяем тем, кого любим, уйти, а не пытаемся их задержать.

... по мере своего распространения, слухи ослабляют любое начатое дело.

... путь домой — это далеко не всегда чисто физический опыт.

... когда я слишком много думаю о проблеме, она начинает казаться серьезнее.

... чем больше мы постигаем реальность смерти, тем более насыщенной становится наша жизнь.

... гораздо проще принять чувства, чем попытаться рационализировать их.

... далеко не всегда то, к чему мы безудержно стремимся, является тем, что нам нужно.

... урок только тогда является настоящим уроком, когда он подталкивает нас идти в верном направлении.

... мощнейшей силой является сила выбора.

... разочарованность прямо пропорциональна нашим ожиданиям относительно контролируемых нами обстоятельств.

... моим лучшим учителем является моя “вторая половинка“.

... отсутствие действия уже является действием.

... большую часть времени мы слишком легко разбрасываемся словами.

... вопрос уже сам по себе содержит ответ.

... если вы не делаете всего, что можете прямо сейчас, то вам все равно придется делать это позже.

... на пути к реализации своей мечты важным является сделать остановку и еще раз проверить карту маршрута для того, чтобы убедиться, что мы не заблудились.

... мы не в силах изменить нашу действительность до тех пор, пока не станем задавать более подходящих вопросов.

... учение — это стиль жизни.

... наличие висящих на стене дипломов о получении образования еще не делает человека образованным.

... я в наибольшей степени готов к личному росту тогда, когда я нахожусь в своей наиболее уязвимой точке.

... мой самый ценный подарок другим — это желание делить себя с другими.

... никто не будет любить меня по-настоящему, пока я сам сперва не полюблю себя в достаточной мере.

... лучше принять решение и убедиться в том, что оно не было верным, чем избегать принятия любых решений.

А Бог сказал "НЕТ"

Я попросил Бога избавить меня от гордыни,

а Бог сказал “Нет“.

Он сказал, что не Он должен избавить меня от нее,

а я сам должен от нее отказаться.

Я попросил Бога исцелить моего больного ребенка,

а Бог сказал “Нет“.

Он сказал, что Дух его здоров,

а тело его живет лишь временно.

Я попросил Бога дать мне терпение,

а Бог сказал “Нет“.

Он сказал, что терпение — результат страдания,

оно не дано, оно выстрадано.

Я попросил Бога дать мне счастье,

а Бог сказал “Нет“.

Он сказал, что дает мне благословение,

а счастье зависит от меня.

Я попросил Бога избавить меня от боли,

а Бог сказал “Нет“.

Он сказал, что страдания уводят меня от мирских забот

и приближают меня к Нему.

Я попросил Бога о том, чтобы Дух мой рос,

а Бог сказал “Нет“.

Он сказал, что я должен расти самостоятельно,

а Он уберет все лишнее, что мешает моему росту.

Я спросил Бога, любит ли Он меня.

И Бог сказал “Да“. Он отдал мне Своего Единственного Возлюбленного Сына,

Который умер за меня, и я буду на Небесах когда-нибудь,

потому что я верю.

Я попросил Бога помочь мне любить других так,

как Он любит меня. И Бог сказал:

“А, наконец-то ты понял, что Я хочу от тебя...“

Монах и его Я

Живет среди людей невероятная история о монахе, который проживал в египетской пустыне. Он был так измучен соблазнами, что не мог больше вынести монашеской жизни. Поэтому решил отказаться от своей кельи и податься куда глаза глядят.

Когда же он натягивал сандалии, чтобы отправиться воплощать свое решение в жизни, то увидел неподалеку от места, где стоял, другого монаха. Он также обувал сандалии.

— Ты кто? — спросил монах незнакомца.

— Я — твое собственное "я", — послышалось в ответ. — Если и оставляешь свое место из-за меня, то хочу, чтобы ты знал: независимо от того, куда направятся твои ноги, я буду идти с тобою.

Притча о костылях

После того как вследствие несчастного случая сельский старейшина перестал владеть ногами, он был вынужден пользоваться костылями. Постепенно он так наловчился ходить на них, что стал делать это довольно быстро, и даже научился танцевать и выполнял на потеху своим соседям небольшие пируэты.

Со временем ему пришла мысль научить ходить на костылях своих детей. В скором времени костыли стали в поселке признаком зажиточности их хозяина.

В четвертом поколении никто в селе уже не мог ходить без костылей. В учебную программу в местной школе был внесен предмет "Костылеведение: теория и практика", а сельские ремесленники прославились производством своих костылей на всю Турцию. Поговаривали даже о создании электронной пары костылей на батареях.

И вот перед сельскими старейшинами появился один юнец и потребовал ответ на такой вопрос: почему все должны ходить на костылях, если для этого Бог дал людям ноги? Те не пришли в восторг от того, что какой-либо выскочка считает себя умнее них, и они решили проучить его.

— Так покажи нам, как это делается, — сказали они в ответ.

— Согласен! — воскликнул парень.

Демонстрацию договорились провести в следующее воскресенье в десять часов утра на сельской площади. Молодой смельчак вышел на своих костылях на середину площади и, как только часы пробили десять, отбросил костыля в разные стороны. Толпа онемела, а парень отважно ступил шаг вперед — и упал лицом вниз на землю.

Это только укрепило веру жителей села в то, что ходить без костылей совершенно невозможно

Жизнь

Жизнь — возможность, используйте ее.

Жизнь — красота, восхищайтесь ею.

Жизнь — блаженство, вкусите ее.

Жизнь — мечта, осуществите ее.

Жизнь — вызов, примите его.

Жизнь — долг, исполните его.

Жизнь — игра, сыграйте в нее.

Жизнь — богатство, дорожите им.

Жизнь — любовь, наслаждайтесь ею.

Жизнь — тайна, познайте ее.

Жизнь — шанс, воспользуйтесь им.

Жизнь — горе, превозмогите его.

Жизнь — борьба, выдержите ее.

Жизнь — приключение, решитесь на него.

Жизнь — трагедия, преодолейте ее.

Жизнь — счастье, сотворите его.

Жизнь — слишком прекрасна — не губите ее.

Жизнь — это жизнь, боритесь за нее!

Полнота понимания мира

Однажды старец и его ученик вошли в ворота большого города, чтобы рассказать о христианской вере.

Один христианин, житель этого рода подошел к нему и сказал:

— Отче, вряд ли нужны жителям этого города твои проповеди. Жители эти тяжелы сердцем и сопротивляются слову истины. Они совсем не хотят учиться. Не трать свое время на них.

Старец посмотрел на него и сказал:

— Ты прав.

Несколько минут спустя подошел к старцу другой христианин и сказал:

— Отче, не сомневайся: ты будешь радушно принят в этом прекрасном городе. Люди ждут тебя и надеются услышать драгоценные слова Евангельского учения, исходящие из твоих уст. Они истосковались по знанию и готовы к служению. Их сердца и умы открыты для тебя.

Старец посмотрел на него и сказал:

— Ты прав.

Ученик не выдержал и спросил старца:

— Отче, объясни мне, как ты и одному, и другому сказал одни и те же слова, хотя говорили они тебе совершенно противоположные вещи.

Старец сказал ученику:

— Ты прав. Но ты наверняка заметил, что оба человека изрекали истину, соответствующую их пониманию мира. Первый во всем видит только плохое, второй ищет хорошее. Оба воспринимают мир таким, каким они ожидают его увидеть. Каждый из них исходит из своего опыта понимания этого мира. Ни один из них не солгал. Они оба сказали правду. Только не всю.

Спасательная станция

На скалистом берегу моря, где часто разбивались корабли, стояла себе маленькая и разрушенная спасательная станция. Это была обычная хижина с единственной лодкой. Горстка людей, составляющих команду станции, полностью посвятила себя этому делу. Днем и ночью держали они вахту на море и, не заботясь о собственной безопасности, без страха выходили в шторм, если только видели, что где-то появлялась признак корабельной катастрофы. Таким образом было спасено много жизней, а станция в конце концов прославилась.

Чем известней становилась станция, тем более людей с окраин стремились работать в замечательной команде. Люди великодушно предлагали свое время и деньги. Так были приняты новые члены, закуплены новые лодки и обучены новые команды. Хижину заменили комфортабельным домом, который мог бы отвечать потребностям потерпевших; и, конечно, поскольку корабельные катастрофы случаются не каждый день, он стал популярным местом встреч — что-то наподобие местного клуба.

Прошло время... Спасатели так занялись общением между собою, что совсем перестали интересоваться процессом спасения, хоть и в дальнейшем участвовали в парадах со значками, на которых был написан их девиз — "Спасение утопающих". Правду говоря, если кто-то и был спасен в море, то это всегда вызывало много шума и сетований, потому что потерпевшие были грязные и больные, портили ковры и мебель.

Довольно скоро общественные акции в клубе стали столь многочисленными, а спасательные столь редкими, что на встрече членов клуба состоялся искренний обмен мыслями по этому поводу. Некоторые настаивали на том, чтобы возвратиться к первоначальным формам организации и деятельности. Было проведено голосование, и этим нарушителям покоя, которые, как оказалось, составляли абсолютное меньшинство, предложили покинуть клуб и основать другой.

Так они и поступили, построив спасательную станцию несколько ниже по побережью. И несли помощь с такой самоотверженностью и отвагой, что спустя некоторое время их героизм стал общеизвестен. Тогда количество их членов стала возрастать, хижину перестроили, а их идеализм угас...

Если вы случайно посетите сегодня этот район, то увидите большое количество фешенебельных клубов, разбросанных вдоль побережья. Каждый с них не без оснований гордится своим наследием и традициями. Кораблекрушения в тех водах все еще случаются, но никого это, похоже, особенно не тревожит.

Бог, который забывает грехи

Об одной старой женщине в селе явился Бог.

Она рассказала об этом батюшке, который, заботясь о духовном устроении своей прихожанки, сказал ей:

— Если Бог явится Вам в следующий раз, попросите Его рассказать Вам о моих грехах, которые лишь Ему одному известны. Это будет достаточным доказательством того, что именно Бог, а не кто-то другой является Вам.

Женщина пришла через месяц, и священник спросил, являлся ли ей Бог снова. Она утвердительно кивнула.

— Вы задали Ему вопрос?

— Да, задала.

— И что Он сказал?

— Скажите своему священнику, что Я забыл его грехи.

— Действительно, это был Бог — сказал батюшка.

Главное - знать, где ударить

Эта история произошла очень давно. Владелец одной фабрики был чрезвычайно обеспокоен. Паровой котел, который обеспечивался светом и энергией весь его завод, сломался. Множество экспертов пытались починить его, но все их попытки были безуспешны.

— Время — деньги, — повторял себе владелец фабрики, подсчитывая убытки из-за потерянной продукции, — время деньги.

В этот момент человек в голубом комбинезоне заглянул к нему в контору.

— Я могу починить ваш котел, сэр, — сказал он.

Фабрикант был не впечатлен.

— Я приглашал лучших из лучших специалистов, чтобы они починили паровой котел, но никто из них не смог помочь мне. Посмотрите на себя, у вас только маленькая сумка с инструментами, да и инструментов в ней не так много, если я не ошибаюсь.

— Совершенно верно, сэр. Я взял только те инструменты, которые пригодятся мне для выполнения этой работы. Так вы позволите уладить вашу проблему?

Рабочий не произвел впечатления на фабриканта, но, поскольку терять ему было уже нечего, он повел его в помещение, где находился котел. В центре комнаты стоял сам котел. От него во всех направлениях тянулось огромное количество труб, сообщающихся с каждым помещением завода. Из котла и труб должны были слышаться самые разные звуки: стук, шипение и лязг. Но машина молчала.

Покровительственным тоном фабрикант пригласил работника приступать к делу. Спокойно и без суеты человек в голубом комбинезоне вынул из своей сумки один инструмент, маленький резиновый молоток.

Аккуратно и методично он начал простукивать различные участки машины, внимательно прислушиваясь к звукам, которые издавала металлическая поверхность. За десять минут он простучал электронные лампы давления, термостаты, подшипники и соединения, где, как он предполагал, находится повреждение. Наконец, он вернулся к своей сумке с инструментами, положил на место маленький молоточек и выбрал большой молоток.

Он подошел к одному из коленчатых соединений в одной из секций труб и нанес несильный удар молотком. Эффект был мгновенным. Что-то сдвинулось, начала поступать вода, котел начал ее накачивать, машина начала работать.

Фабрикант был восхищен:

— Изумительно! Изумительно! Пришлите мне счет. Удвойте ваши расценки.

— В этом нет необходимости, сэр, — ответил работник.

Когда несколько дней спустя фабрикант получил счет, он был ошеломлен. Сумма намного превышала его ожидания. 10000 фунтов стерлингов! Большие деньги по тем временам. Несмотря на то, что он заплатил намного больше тем экспертам, которые пытались исправить поломку, но потерпели неудачу, он знал, что они провели там несколько дней. И они были представителями компаний с отличной репутацией! А этот странный человек провел там всего десять минут.

Фабрикант дал секретарше поручение, чтобы она отослала ему запрос с просьбой подробно расписать стоимость оказанных услуг.

Вскоре с почты пришел ответ.

За десять минут простукивания — 1 фунт ст.

За знание того, куда нужно ударить — 9999 фунтов ст.

Итого: 10000 фунтов ст.

Просто будь

Будь достаточно силен, чтобы встречаться с миром каждый день.

Будь достаточно слаб, чтобы понять, что ты не можешь все делать в одиночку.

Будь щедр и великодушен к тем, кто нуждается в твоей помощи.

Будь бережлив, восполняя свои нужды.

Будь достаточно мудр, чтобы знать то, что ты всего не знаешь.

Будь достаточно глуп, чтобы верить в чудеса.

Будь готов разделить свои радости и печали с другими.

Будь лидером, когда ты видишь путь, который другие потеряли.

Будь последователем, когда ты стоишь в центре неопределенности.

Будь первым, кто поздравляет оппонента с успехом.

Будь последним, кто критикует коллегу, который допустил ошибку.

Будь уверен, что ты не преткнулся, если ты споткнулся, делая очередной шаг.

Будь уверен в своей конечной цели, чтобы не пойти неправильным путем.

Люби тех, кто любит тебя.

Люби тех, кто не любит тебя, и тогда они смогут измениться.

Рыба дружбы

Один ученый защищал диссертацию по изучению коммуникативных способностей дельфинов. В своей книге он рассказывает о том времени, когда работал в Морском исследовательском центре, где наблюдал за тренировками дельфинов.

В первый день, когда дельфин делает что-нибудь необычное, тренер свистит и дает дельфину рыбу. Каждый раз, когда дельфин повторяет такое же движение, например прыгает, он не получает рыбы. Дельфин вскоре соображает, что повторение этого трюка не гарантирует вознаграждение в виде рыбы.

Он повторяет его еще несколько раз, пока, расстроенный неудачей, не примется за что-нибудь новое, например начнет крутиться в воде. Тогда тренер свистит (уже по-другому) и кидает ему рыбу. Дельфин понимает, что, когда он сделает что-то новое, он может надеяться на кормежку. За вчерашний трюк рыбы уже не дождешься, только за новый.

И так продолжалось около двух недель. Каждый день дельфин начинает с повторения вчерашнего трюка и не получает еды, пока не начинает делать что-нибудь еще. Если он выделывает то, чего не делал раньше, тренер свистит особым образом и дает ему рыбы. По истечении двух недель дельфин освоил и отработал уже 14 трюков.

На пятнадцатый день дельфин усваивает правила игры. Формируются нужные связи, и он поднимается на новый уровень. Вместо того чтобы идти привычным путем (активность — разочарование — новое действие — рыба), он начинает понимать, как работает механизм, и отныне может по желанию получать вознаграждение.

Наутро пятнадцатого дня дельфин плавал в бассейне и выполнял прыжок сальто. Этому, как и многим другим трюкам, он научился в предыдущие дни; он исполнил восемь новых трюков, четыре из которых ранее не наблюдались у данной разновидности.

Дельфин, как выяснилось, научился не только тому, как формировать новые образцы поведения, но и правилам, указывающим, где, когда и как его демонстрировать.

...Когда диссертация уже была написана, ученый зашел попрощаться с дельфинами. И, — о ужас! — он увидел, как тренер бросает дельфину рыбу, которую тот не заработал. Когда ученый поинтересовался, почему он так поступает, ведь наутро дельфин может просто отказаться работать, тренер ответил:

— Это — рыба дружбы, которую я бросаю, чтобы укрепить отношения с ним. Если я не построю дружеских отношений между мной и дельфином, он может просто отказаться сотрудничать со мной.

Мастер и ученики

Жил-был великий мастер. Он мог всё, и всё мог мастерски. И он был великим Учителем мастерства. В этом он тоже был мастером. Год за годом собирал он учеников и учил их разным искусствам и ремёслам: столярному, кузнечному, гончарному, учил знать, любить и понимать мир, людей, природу, разбираться в травах… и ещё много чему учил своих учеников великий мастер. И в качестве платы он оставлял своих учеников около себя. И они жили и работали рядом с ним, неотлучно: учитель строго следил за тем, чтобы они помнили об условиях платы, о своём долге.

Однажды приключилась беда: мастер занемог. Да так, что никто не мог его излечить, даже он сам. Он лежал и не выходил из своего дома. Ученики, почувствовав свободу, стали расходиться по сторонам. Каждый из них выбрал свою дорогу, свой путь, своё приложение полученного и преумноженного мастерства: и каждый из них стал считаться Мастером. Каждый обрёл свое дело, своё мастерство, и каждый стал творцом. А мастер всё болел и уже не мог учить новых учеников. Слух об этом расходился всё шире.

И ученики, которые стали мастерами, будучи в расцвете своих талантов, один за другим, помня об Учителе, захотели помочь ему, как не могли раньше. И каждый во всю мощь своего таланта и мастерства придумал и сделал что-то, что должно было помочь Учителю излечиться. Кузнец выковал подвижное кресло, чтобы учитель мог передвигаться вне дома, Садовник принес плоды, дающие силу и бодрость. И ещё целебные травы. Поэт написал свою самую великую поэму и посвятил её Мастеру. Шло время, приходили и приходили ученики, ставшие мастерами и приносили свои творения. И, наконец, собрались все. Увидев всё это, поняв, что ученики собираются вокруг, возвращаются к нему не по долгу, а по воле своей, Мастер встал на ноги, расправил плечи, вышел из дому навстречу своим ученикам, вздохнул полной грудью свежий и чистый воздух и понял: он здоров и снова полон сил. Он понял, что всё то, что он делал в своей жизни, сохранилось и приумножилось в его учениках, что теперь в мире много Мастеров, их творений: добрых, светлых, полезных. И так будет всегда. Он понял, что жил, работал, ждал и надеялся не зря. Что всё получилось даже лучше, чем он мог представить. И ещё он понял, что, наконец, счастлив. И с ним были его ученики.

Иголка в стоге сена

Однажды одного мудрого и ученого человека спросили, в чем секрет его мудрости, в чем он видит основное различие между собственным разумом и разумом других людей. Он задумался ненадолго, а затем ответил:

— Если люди ищут иголку в стоге сена, то большинство из них останавливаются, как только найдут ее. А я продолжаю поиски, обнаруживая вторую, третью и, возможно, если мне очень повезет, даже четвертую и пятую иголку.

Крест

Жил некогда один человек. Ему казалось, что судьба слишком несправедлива к нему, все время он жаловался на свою тажелую долю. Но однажды, когда у него случилась какая-то крупная неприятность, он не выдержал и воскликнул: “Господи, ты дал мне слишком тяжелый крест”

Тогда явился господь и сказал: “Пойдем, я дам тебе такой крест, который ты захочешь”

И он привел этого человека в огромный зал, где было много разных крестов: больших, маленьких, золотых, серебрянных, деревянных. Человек долго ходил, пробовал кресты на ощупь, на вес, смотрел на их форму и материал.

Долго ходил он. Но наконец подошел к одному кресту и сказал:“Господи, дай мне этот крест”

Тогда Господь улыбнулся и сказал: “Но это и есть твой крест”

Без любви все - ничто

Обязанность без любви делает человека раздражительным.

Ответственность без любви делает человека бесцеремонным.

Справедливость без любви делает человека жестоким

Правда без любви делает человека критиканом

Воспитание без любви делает человека двуликим

Ум без любви делает человека хитрым

Приветливость без любви делает человека лицемерным

Компетентность без любви делает человека неуступчивым

Власть без любви делает человека насильником

Честь без любви делает человека высокомерным

Богатство без любви делает человека жадным

Вера без любви делает человека фанатиком

Есть только одна великая преображающая сила —

ЛЮБОВЬ!

Пора думать своим умом

Однажды фермер со своим сыном и ослом отправились в большой город. Мужчина ехал на осле, а мальчик вел его за веревку. Не успели они проехать за городские стены, как услышали, что один из прохожих достаточно громко заметил:

— Вот это да! Посмотрите, как этот мужик расселся на осле, словно барин, а маленький ребенок бредет впереди, пытаясь удержаться на ногах от усталости.

Фермеру стало стыдно, и он спрыгнул с осла и посадил мальчика, а сам пошел впереди.

На следующей улице коробейник обратил свое внимание на это трио.

— Вы только посмотрите. Этот маленький хам восседает на осле как наследник престола, в то время как его бедный старый отец тащится по грязи.

Очень смутившись, мальчик попросил своего отца сесть на осла впереди его.

Но только они повернули за угол и попали на новую улицу, как женщина, продающая кувшины, воскликнула:

— Посмотрите, во что вырождается человечество! Никакой заботы о животных! Посмотрите на этого бедного ослика. Его спинка прогнулась под тяжестью этих двух лентяев!

Услышав это, фермер и его сын молча слезли с осла и пошли перед ним, ведя его за веревку. Они не успели отойти на пятьдесят ярдов, как услышали, что владелец лавки кричит через дорогу своему соседу:

— Я думал, что я дурак, но посмотри на этих тупиц. Зачем заводить осла, если он не выполняет свою работу?

Фермер остановился и шлепнул осла по носу. Повернувшись к своему сыну, он сказал:

— Что бы мы ни делали, кто-нибудь обязательно не согласится с нами. Наверное, пора думать своим умом над тем, что мы считаем правильным, а что нет.

Притча про кувшин

Один мудрец сидел перед учениками. Прямо перед ним стоял большой стеклянный кувшин, полупрозрачный, легкого зеленоватого оттенка.

Мудрец посмотрел на учеников, не произнося ни слова. Затем он наклонился вправо. У его правой ноги лежала кучка камней, каждый из которых мог бы поместиться в кулак. Он взял один из камней и очень осторожно опустил его в кувшин через узкое горлышко. Потом взял следующий и повторил эту процедуру. Он проделывал это до тех пор, пока камни не поднялись до самого горлышка и не заполнили весь кувшин.

Он повернулся к группе и сказал:

— Скажите мне, этот кувшин полон?

Группа учеников согласно зашелестела. Кувшин, без сомнения, был наполнен.

Мудрец ничего не сказал и обернулся в левую сторону. Около его левой ноги была насыпана горка мелкой гальки. Он набрал полную горсть и стал аккуратно засыпать гальку через горлышко кувшина. Горсть за горстью, он сыпал гальку в кувшин, а она просыпалась сквозь щели между камнями, пока не дошла до самого верха и уже невозможно было насыпать даже малую толику.

Он повернулся к ученикам и спросил:

— Скажите мне, полон ли кувшин сейчас?

Группа пробормотала, что все выглядит так, если бы на этот раз кувшин действительно был полон; возможно, полон; наверное.

Мудрец ничего не сказал и снова повернулся к правой стороне. Около его ноги была насыпана горка крупного сухого песка. Он набрал горсть песка и начал аккуратно сыпать его через горлышко кувшина. Песок просыпался сквозь камни и гальку, а мудрец горсть за горстью сыпал его в кувшин, пока песок не достиг горлышка и стало ясно, что больше насыпать невозможно.

Он повернулся к группе учеников и спросил:

— Кто-нибудь может сказать мне, полон ли сейчас кувшин?

Ответом была тишина.

Мудрец снова ничего не сказал и обернулся влево. Около его левой ноги стоял графин с водой. Он взял его в руки и начал осторожно лить воду через горлышко кувшина. Вода стекала на дно, минуя камни, гальку и песок, заполняя свободное пространство, пока не поднялась до самого горлышка.

Он повернулся к ученикам и спросил:

— Скажите мне, полон ли сейчас кувшин?

Вокруг него было тихо, даже тише, чем раньше. Это был тот тип тишины, когда все склоняют свои головы и старательно рассматривают землю под ногами.

Мудрец снова обернулся вправо. На небольшом кусочке голубой бумаги была насыпана небольшая горочка великолепной мелкой соли. Он взял щепотку соли и бережно всыпал ее через узкое горлышко кувшина, и она растворилась в воде. Щепотку за щепоткой он всыпал соль в воду, она растворялась, проникая через камни, гальку и песок, пока не стало ясно, что соль больше не может растворяться в воде, так как та перенасыщена ею.

И снова мудрец повернулся к ученикам и спросил:

— Скажите мне, а сейчас кувшин полон?

Один из учеников встал и сказал:

— Нет, он еще не полон.

— А—ааа! — протянул мудрец. — Но он полон!

Затем мудрец предложил ученикам обсудить значение этой ситуации. Когда высказался каждый из присутствующих, мудрец сказал:

— Каждый из вас является уникальным созданием Божиим, который живет и смотрит на жизнь через призму собственного, уникального опыта, не схожего ни с чьим другим. Ваши интерпретации просто отражают ваш жизненный опыт, особый уникальный фильтр, посредством которого внешний мир входит в ваш внутренний мир. Но что бы вы ни делали в своей жизни, будьте уверены, что в основание вы положили самые большие камни.

Любовь

Когда любовь зовет, идите за ней,

даже если пути ее каменисты и круты.

И когда она говорит с вами, верьте в нее,

хотя ее голос может развеять ваши мечты,

как северный ветер опустошает сад.

Ибо как любовь возносит вас, так же и распинает вас,

и как взращивает вас, так же и подрезает вам ветви.

И предает вас своему священному огню,

чтобы вы могли стать хлебом святым

для Божьей трапезы.

Все это совершает в вас любовь,

чтобы вы познали тайну своего сердца

и сумели стать частицей сердца Жизни.

Любовь ничего не дает, кроме себя самой,

и ничего не берет, кроме как у себя самой.

Любовь не владеет

и не желает, чтобы ею владели,

ибо для любви достаточно любви.

И не пытайтесь руководить любовью,

это она ведет вас, если считает достойными.

Любовь желает лишь тратить себя!

Если вы действительно любите,

пусть ваши желания будут таковы:

проснуться на заре с окрыленным сердцем

и благодарить за новый день любви,

а вечером уснуть

с молитвой о любимом в сердце

и с песней славословия на устах.

Халиль Жибран

Все в твоих руках

Когда-то давно, в одном городе, жил великий мудрец. Слава о его мудрости разнеслась далеко вокруг его родного города, люди издалека приходили к нему за советом.

Но был в городе человек, завидующий его славе. Пришел он как-то на луг, поймал бабочку, посадил ее между сомкнутых ладоней и подумал: “Пойду-ка я к мудрецу и спрошу у него: скажи, о мудрейший, какая бабочка у меня в руках - живая или мертвая? Если он скажет мертвая, я открою ладони, бабочка улетит, если он скажет живая, я сомкну ладони и бабочка умрет. Вот тогда все поймут, кто из нас умнее.”

Так все и получилось. Завистник пришел в город и спросил у мудреца: “Скажи, о мудрейший, какая бабочка у меня в руках - живая или мертвая?”

Тогда мудрец, который был действительно умным человеком, сказал: “Всё в твоих руках”

Птица и яйцо

Жила-была птица, которая не умела летать. Подобно бескрылым созданиям, она ходила по земле - хотя и знала, что некоторые птицы летают.

Однажды в ее гнездо случайно попало яйцо летающей птицы, и она высидела его вместе со своими яйцами. Вылупившийся птенец стал расти и развиваться, но присущая ему способность летать никак внешне не проявлялась.

Поскольку жажда высокого полета некоторое время жила и теплилась в его сердце, иногда он спрашивал:

- Мам, ну когда же я полечу?

И любящая мать-птица отвечала ему:

- И не мечтай! Птицы нашей породы не летают...

Она ведь не умела летать, и поэтому не смогла бы преподать оперившемуся птенцу урок полета; она даже не знала, что его необходимо вытолкнуть из гнезда, чтобы он мог убедиться в своих силах. Тем более, ее гнездо было расположено в кустах, на земле.

Со временем птенец успокоился. В основном, ему казалось, что все идет как надо. Чувство благодарности к своей матери не позволяло ему осознать себя птицей, способной парить в небесах. Со временем он даже стал отгонять греховные мысли о полете, - ведь он не может предать свою любящую маму, которая не летает!

- Если бы не она, - рассуждал он сам с собой, - я до сих пор оставался бы в яйце.

Но иногда смутные мысли вновь пробивались сквозь будничную рутину, и он говорил себе:

- Тот, кому я обязан своим появлением на свет, конечно, научит меня летать. Это только вопрос времени. Она сама скажет, когда я буду готов к полету.

Но время шло, а в его жизни ничего не происходило.

Никто достоверно не знает, что произошло далее. Одни говорят, что он так до старости и не рискнул попробовать и взлететь, другие, что он все же оторвался от родительского гнезда и полетел, несмотря на ужас, который проявился в глазах его матери, когда он оторвался и полетел от земли.

На самом деле, важно только одно: как бы на его месте поступил бы ты.

Инструмент Мастера

Когда-то давным-давно где-то очень далеко-далеко, там, где случайно и счастливо пересеклись стремительно раскручивающаяся из маленькой точки спираль времени и дремлющая полусфера пространства, жил и одновременно был один скульптор, которого все уважительно звали Мастером, словно и не было у него другого имени. Некоторые называли его еще и Пророком, видящим, правда, не сквозь время, а сквозь твердую и непрозрачную поверхностью камня. Там хаотично сплетаясь друг с другом вытекали одно из другого живые пространства, из которых он, словно из затянувшегося плена, освобождал всякий раз новый и обязательно удивительно прекрасный образ. И хотя так видеть дано воображению многих скульпторов, однако далеко не всем хватало любви, терпения и таланта освобождать эти образы из каменного плена неповрежденными, неискаженными, живыми. Чем менее конкретна форма (особенно если это необработанная каменная глыба), тем разнообразнее и неожиданнее ее содержание (явные и тайные образы, непредсказуемо и хаотично переплетенные в воображении творцов - у каждого по своему, у каждого неповторимо, у каждого свое).

Но всегда самое сложное для многих скульпторов было и будет всегда даже не умение искусно изваять прекрасную, неповторимую скульптуру, а очень непростой выбор - кого именно из множества видимых их внутреннему взору образов, громко молящих и просящихся на свободу из холодной каменной темницы выбрать именно сейчас. Кого из них впустить в этот наш мир света и ярких красок, а кого, увы, навсегда оставить в иных пространствах, молчаливых и темных, без надежды на освобождение. Оставить внутри камня, чувствуя потом перед всеми ними и каждым в отдельности за этот выбор вечную, не проходящую пронзительную вину и щемящую боль в сердце. Может поэтому всегда, даже когда Мастер улыбался, на его лице все равно была заметна тень печали и искренней вины, которую изо всех сил старалась стереть улыбка радости за освобожденную из каменного мешка душу. И может быть, именно поэтому он старался никогда не наступать ногой на камни, в беспорядке лежащие на улицах, чтобы случайно не сделать больно или не оскорбить достоинство тех, кого только он видел сквозь шероховатую поверхность даже самого маленького и невзрачного бесформенного камушка...

Однажды, когда Мастер шел по шумным, разноцветным и пахучим торговым рядам городского рынка, он заметил худенького мальчика в поношенной и выцветшей одежде, который сидел на земле в сторонке от всех и, не замечая палящего с голубого неба солнца, не слыша зазывающих криков торговцев, увлеченно лепил из сырого песка очень забавные и необычные фигурки зверушек, рыбок, птиц и человечков. Они тронули сердце Мастера своей очаровательной искренностью и гениальной простотой выражения красоты и движения, и он предложил мальчику пойти к нему в ученики. Тот сразу с радостью согласился. Он был сиротой и ему не у кого было просить позволения на это...

У Мастера было много заказов - его необыкновенной красоты скульптуры украшали дворцы и замки знатных вельмож. Бог, видимо, передал ему часть своих полномочий по наполнению этого Мира красотой и добротой, чтобы они из его скульптур беспрерывными неиссякаемыми светлыми потоками перетекали в дела и мысли человеков, хотя бы раз взглянувших на них.

Учеба для мальчика началась с первого же дня - ему пришлось убирать бесформенные каменные осколки, которые ранее скрывали образы будущих скульптур внутри угловатых глыб от неискушенных глаз, месить глину для изготовления моделей, подносить новые заготовки из камня и начисто подметать и мыть пол в мастерской. Выполняя все это он жадно ловил каждое мельчайшее движение инструмента в руках Мастера, вслушивался в каждый издаваемый звук, напряженно пытался предугадать каким будет следующий ход острого резца по неуловимой границе, разделяющей готовую скульптуру и "лишний" материал, от которого она словно по волшебству без видимых усилий освобождалась. Даже закрыв глаза он все также ярко и отчетливо видел, как движется инструмент в сильных и уверенных руках Мастера. И только много позднее, когда под руководством Мастера Ученик сам искусно изготовил себе свой самый первый профессиональный инструмент, он стал делать свои незатейливые фигурки, больше похожие на те, что раньше лепил из песка, но только теперь уже из камня.

Сначала камень, словно неприрученный дикий и своенравный зверь, вздрагивая и вскрикивая на каждое прикосновение острого резца, огрызался брызгами мелких острых осколков, до крови ранивших руки Ученика. Мастер, покачивая головой и ласково улыбаясь нетерпению Ученика, смазывал порезы бальзамами из пахучих трав, от которых боль затихала и раны быстро затягивались. Но что такое боль, если творишь волшебство для других человеков? И постепенно камень признал руки Ученика и стал приоткрывать ему свои тайны...

Особенно Ученику понравился чудный набор необыкновенно красивых личных инструментов Мастера, которые тот изготовил по сложным чертежам с пожелтевших гравюр из какой-то очень редкой и очень древней книги, усовершенствовав их своим опытом и талантом. Ученик просто влюбился в этот инструмент. Когда Мастер уходил куда-нибудь по делам, Ученик, чисто вымыв руки, доставал его, бережно с трепетным благоговением верующего фанатика раскладывал на черной бархатной подстилке на столе и мог часами при свете мерно покачивающегося пламени одинокой свечи восторженно любоваться его формой, точностью его пропорций, элегантностью его линий, необыкновенной игрой отраженных лучей, и было непонятно что в такие минуты шептали губы Ученика - слова восхищения или молитвы.

В такие дни напрасно ждала его в своем саду под ветвями старых вишен младшенькая из дочек местного городского врача, с которой он познакомился, еще когда только-только поселился в доме Старого Мастера. Она на него не обижалась и понимала его, потому что он давно уже признался ей о своей необыкновенной восторженной страсти к инструменту. Да и без него много было других ребятишек, которым интересно было играть с нею в саду. И все же Ученик находил время и повод, чтобы иногда приходить к ней и покачать ее на качелях, привязанных к толстой ветке старой вишни, осыпанной вечно молодыми белыми цветами (или спелыми ягодами - смотря какое время года было). Бывали дни, когда они вместе отправлялись в лес. Там они часами могли смотреть на причудливые, чарующие воображение неповторимые изгибы линий лепестков диких цветов, восхищаясь и удивляясь волшебным переходам одних красок в другие, или слушать таинственное гудение большого мохнатого трудолюбивого шмеля, перепачкавшего в желтой пыльце свой черный камзол, или следить за непредсказуемым радостным и свободным полетом фантастически красивой бабочки... Ученик все это жадно впитывал в себя, чтобы потом воплотить в своих фигурках, но еще более хотелось ему все эти чудные линии, оттенки и движения воплотить в своем будущем инструменте, который он когда-нибудь непременно сделает для себя...

Когда им позволяли, они уходили к синеющему вдали морю. Сначала они долго шли к нему, а потом с веселыми криками и смехом бегали друг за другом по движущейся кромке прибоя, поднимая в воздух прозрачные брызги, светящиеся в лучах солнца многочисленными веселыми искорками, словно драгоценные бриллианты. Они подбирали бьющуюся на песке выброшенную прибоем рыбешку и бросали ее обратно в море. Уходили домой, всегда держа в руках всякие удивительные ракушки, среди которых трудно было найти две одинаковые. Потом при новой встрече они с удивлением разглядывали их, склонясь и слегка касаясь друг друга головами. Девочка рассказывала всякие волшебные истории из жизни обитателей этих ракушек, а мальчик мысленно путешествовал воображаемым резцом вдоль их многочисленных изящных линий...

Прошел год, второй, третий... Ученик окреп и возмужал, и Мастер стал поручать ему предварительную обработку заготовок для больших скульптур, а затем и изготовление несложных фигур. Он долго и терпеливо обучал его правильному положению рук, точному движению инструмента, верному расчету и глазомеру. Ученик оказался способным - он научился понимать природу и характер камня, находить его сильные и слабые стороны, а самое главное - он научился виртуозно владеть своим инструментом, который он как и Мастер всегда затачивал сам, не доверяя никому другому, считая это лечением инструмента от старости. И так же как его Учитель он всегда чуть загадочно улыбался, когда другие мастера, приходившие в гости к Мастеру, начинали убеждать, что работать нужно слега затупленным резцом - в такие моменты ему слышался спокойный голос Учителя: "Резец должен быть острее мысли, мысль - быстрее резца, а руки - заботливее и нежнее матери..."

Много времени тратил Мастер для того, чтобы научить глаза Ученика смотреть и видеть, а сердце слушать и слышать то, что окружало его и то, что было в нем самом, чтобы потом легко отыскать это под мраморной или гранитной поверхностью камня. Но тот, увлеченный волшебными формами необыкновенного инструмента и своими быстрыми успехами, кружившими его голову, только делал вид, что внимательно слушает своего Учителя, только механически, хотя и всегда кстати, повторял слова и мысли, которые должны были идти не от ума и памяти рук, а от сердца и души. А сам в это время каждый час и каждое мгновенье видел перед собой только неудержимо влекущий к себе инструмент Мастера, и ничто больше кроме этой необъяснимой страсти не проникало к нему ни в голову, ни в сердце, ни в душу. Но зато, когда приходило время под присмотром Мастера делать новые работы в камне (пусть и с помощью своего простого инструмента), то тут уж трудно было найти более истового и прилежного ученика. И Мастер прощал ему его упрямое нежелание тратить время на что-то другое кроме работы с инструментом, надеясь, что со временем его Ученик все равно найдет путь к своему сердцу.

Прошел еще один год упорного труда, за ним еще и еще... И, наконец, однажды все вокруг узнали еще одного нового Мастера, который стал радовать своими интересными и неожиданными очень талантливыми работами в камне.

Потом наступил и день, когда Мастер, уже постаревший и утративший зоркость глаз и уверенность своих рук, просто и буднично передал Ученику свой необыкновенный инструмент. Но для Ученика это был самый счастливый день в жизни - каким счастьем и радостью светились его глаза, как взволнованно колотилось его сердце. Он ласково гладил инструмент и любовался им. Он протирал его и перекладывал с места на место только для того, чтобы лишний раз коснуться его гладкой прохладной металлической поверхности своими тонкими чуткими пальцами, и даже разговаривал с ним. У Старого Мастера действительно был необыкновенный инструмент.

Ученику не терпелось опробовать этот инструмент. Всю ночь он не выходил из мастерской, и всю ночь, а потом все утро и весь день оттуда слышался стук инструмента и счастливое пение Нового Мастера. Наконец, к вечеру следующего дня он пригласил Старого Мастера посмотреть на свою работу. Старый Мастер взглянул на скульптуру и сразу же узнал в ней... свой инструмент. Новый Мастер так искусно изваял его из камня, что нельзя было оторвать от него глаз. Казалось инструмент оживал - все его линии, сплетаясь и пересекаясь, создавали впечатление, что он не был неподвижным, что он двигался и сам искал материал, из которого обязательно нужно было сделать что-нибудь замечательное. Старый Мастер задумчиво посмотрел на своего Ученика, покачал головой и сказал: "Ты бы мог вызволить на свободу из этой каменной глыбы образ своей матери или быстроногой лани, раненого воина или прекрасной богини. Прости меня..." И ушел, не проронив больше ни слова. Ученик не понял за что тот просил у него прощения, но решил, что Старый Мастер просто не постиг его замысла или позавидовал его таланту, и сам пригласил всех желающих посмотреть на новую скульптуру, чтобы услышать и их мнение о своей работе. Все были просто поражены этой необычной скульптурой, наполненной строгой красоты и стремительного движения. Они громко восхищались и тут же пригласили своих друзей и знакомых взглянуть на чудесное творение Нового Мастера. И те, едва увидев скульптуру, начинали восхищаться ею. Это был настоящий успех. Но для Нового Мастера все же наивысшей оценкой признания его таланта было просто долгое подавленное молчание других мастеров, пораженных увиденным.

Вдохновленный успехом и признанием Новый Мастер поспешил снова запереться в мастерской, усердно проработал в ней почти неделю и сделал еще более прекрасную скульптуру, в которой увековечил свой инструмент. Снова приходили люди, снова хвалили его и восхищались точностью пропорций, смелостью линий и неожиданностью композиции, умением вдохнуть жизнь и движение в неодушевленные предметы. Скоро он достиг таких вершин в мастерстве владения инструментом, что казалось, будто бы он сам, его руки, его мысли стали продолжением этого инструмента - он стал понимать и угадывать малейшие пожелания своего безмолвного друга, своего кумира, своего повелителя...

И снова, вдохновляемый своим инструментом, Новый Мастер стал еще одержимее работать над новой скульптурой своего инструмента и снова ее с блеском сделал - даже еще прекрасней. И снова он пригласил горожан посмотреть на еще более совершенное свое творение. Горожане снова приходили и снова восхищались. Правда, на этот раз их было несколько меньше, к тому же в большинстве своем это были его коллеги - мастера и ремесленники, которые, конечно же, понимали толк в сделанном. Они искали и находили в этом творении что-то новое, неожиданное и полезное для совершенствования своего собственного мастерства и, конечно же, для своего личного инструмента и искренне благодарили за это Нового Мастера. И все повторялось: с каждой новой все более совершенной скульптурой, отражающей новое видение Мастером красоты своего инструмента, все меньше горожан приходило посмотреть на это - их начинала тревожить, даже пугать эта идеальная, волнующая, но прохладная и надменная красота, в которой не чувствовалось доброты, сочувствия их личным проблемам, сострадания к их судьбам и их желаниям. Да и другие мастера тоже стали все реже наведываться к нему на эти просмотры, потому что они и сами увлеклись изготовлением скульптур, изображающих их собственные любимые инструменты.

Пришел день, когда Новый Мастер превзошел самого себя и всех живших до него мастеров - такой изумительной скульптуры, изображающей необыкновенно прекрасный инструмент Мастера, никто никогда раньше не видел...

Никто не увидел его и сейчас, потому что всем стало скучно смотреть на нескончаемую вереницу скульптур пусть и прекрасных, но об одном и том же - об инструменте Мастера. Все находили всякие предлоги, чтобы не обидеть Нового Мастера, но все же больше не приходили к нему...

Совсем расстроенный Новый Мастер словно впервые оглядел свою мастерскую - она вся была заставлена прекрасными большими и маленькими скульптурами, изображающими его любимый инструмент, которому он посвятил все свое вдохновение, весь свой талант, всего себя самого. Они заполонили не только все помещение мастерской, но и стали его единственными мыслями и заботами... "А может быть, и хорошо, что больше никто не пришел, потому что им было бы тесно в этой мастерской среди его шедевров, и ненароком могли бы что-нибудь задеть и расколоть," - ревниво подумал он... И вдруг Мастеру нестерпимо остро захотелось сделать, что-нибудь иное - какую-нибудь прекрасную юную девушку с веткой цветущей вишни в руках (обязательно похожую на младшую дочь врача) или прыгнувшего на добычу стремительного барса, или нежный распустившийся цветок с разноцветными семью волшебными лепестками... Он взял в руки инструмент и начал работать. Но чтобы он ни делал, из под его инструмента всякий раз из-за сколотых кусочков и крошек мрамора появлялось изображение самого инструмента - все более совершенное, все более изящное, все более завораживающее...

Расстроенный он в сердцах отбросил в угол свой необыкновенный инструмент и вдруг в испуге замер - ему показалось... Да нет, все было наяву - он увидел, как тот пополз в его сторону, сердито поблескивая в дрожащем свете пламени многочисленных свечей. Новый Мастер растерянно огляделся и увидел, как все сделанные им скульптуры инструментов, большие и маленькие, одновременно ожили, зашевелились и потянулись к нему, словно протягивали себя, предлагая немедленно взять их в руки и начать делать новые и новые инструменты еще более прекрасные, еще более совершенные...

Растерявшийся и испуганный выскочил он из мастерской, и быстро захлопнул за собою дверь, а потом тщательно запер ее, словно боялся, что сотворенные им скульптуры выползут наружу и увяжутся следом. Несчастный - ему казалось, что он создает Эдем на земле своими чудными скульптурами, но прекрасноликие ангелы оказались всего лишь прекрасноликими драконами, красота которых парализует и подчиняет себе волю тех, кто взглянул на них. Слушая их сердитые и настойчивые стуки в дверь Новый Мастер понимал, что должен вернуться, чтобы сразиться со своими драконами и уничтожить их. Но едва он представил себе каждого из них, в кого вдохнул жизнь и красоту, кому сам был обязан захлестывающим душу искрящимся волшебным светом восходящего потока вдохновения, как понял, что никогда не поднимется у него рука на сотворенное собой - не их это вина, а его беда...

И пошел он куда глаза глядят, только бы подальше от своей мастерской. Не понятно почему, но вскоре очутился он на шумном городском рынке, на том самом, на котором когда-то встретил его Старый Мастер - наверно стремительная своенравная спираль времени, скручиваясь обратно в маленькую точку, пронзила дремлющую полусферу пространства в той же самой точке, что и много лет назад. И едва он собирался уже уходить, как вдруг заметил большую толпу горожан, которые собрались в том же месте, где когда-то мальчиком сидел он сам и лепил что-то из песка. Новый Мастер протиснулся в середину толпы и увидел сидящего на земле совсем худенького босоного мальчика в выцветшей старенькой одежде, который сломанной лопаточкой и какими-то щепочками увлеченно, не замечая никого, делал из песка забавные фигурки, изредка выливая немного воды из кувшина, когда палящее солнце слишком иссушало песок. Стоящие вокруг как завороженные смотрели на появляющихся из песка диковинных никому неведомых зверушек, птиц и бабочек, которые вдруг снова исчезали, сломанные и разбросанные тонкой ручонкой мальчугана, чтобы вновь из того же простого сырого песка появились новые фигурки, не похожие на предыдущие, но такие же живые и привлекательные. У всех горожан были свои неотложные дела, но как можно было пропустить момент сотворения маленького чуда в виде неуклюжего медвежонка или раскинувшего крылья грозного сокола, или приготовившейся к прыжку пантеры, которые только на мгновенье выглядывали из сказочной страны воображения маленького босоного Волшебника и в нее же возвращались, уступая место новым и новым образам... И зрители чувствовали, как оттаивали и согревались их сердца, как становились они добрее, и всем непременно тоже хотелось сделать что-нибудь волшебное и доброе, глядя, как легко это делает совсем еще маленький Волшебник... А еще у этого мальчика было странное имя - звали его Маленький Странник...

Новый Мастер, тоже стоявший в толпе, неожиданно вздрогнул от того, что кто-то осторожно положил ему руку на плечо. Он обернулся и увидел рядом Старого Мастера. Тот произнес, задумчиво глядя на него: "Я учил тебя, посвящая в тайны мастерства владения инструментом, но инструмент сам овладел тобой и твоими мыслями. Я не научил тебя главному - понимать для чего инструмент и для чего ты сам. Прости меня... Если хочешь стать настоящим Мастером, владеющим не только инструментом, но и самим собой - пойди к нему в ученики". И Старый Мастер показал на сидящего мальчика. Новый Мастер изумленно смотрел на мудрого Наставника. "Но Учитель, чему меня может научить этот маленький оборванец - он же никогда в жизни не держал в руках настоящего инструмента?" Старый Мастер ответил на это: "Ты уже достиг таких вершин мастерства, чтобы уметь обучать других. Теперь следуй дальше - ищи чему ты сам можешь научиться у других. Надеюсь, что это ты сумел перенять от меня, а остальному - учись у этого мальчика..." И повернувшись медленно пошел прочь...

И изумленные горожане увидели, как Новый Мастер, которого все уважали за его необыкновенный талант скульптора, подошел к Маленькому Страннику, тоже от неожиданности замершему со сломанной перепачканной в сыром песке лопаточкой в руке, и низко до самой земли поклонился ему...

...Позже некоторые горожане рассказывали, что видели, как по песчаному берегу вдоль неспокойного моря брели куда-то три странные фигуры: слева медленно ступая шел Старый Мастер, справа легко и свободно, чуть подпрыгивая, шел худенький Маленький Странник с лопаточкой в руке, а центре шел Новый Мастер. Удивило всех то, что за ними на песке тянулись только две непрерывные цепочки следов - Новый Мастер никак не мог оставить свой след. Это было только самое начало его Пути к настоящему Мастерству, по которому вели его два великих Учителя. Тогда он еще не догадывался, как много в этой жизни будет у него Учителей... Но он уже твердо знал, что следующая сделанная им скульптура, будет похожа на юную прекрасную девушку с веточкой вишни, к которой он еще обязательно вернется...

Были и такие, кто с дрожью в голосе шепотом клялись и уверяли, что своими глазами видели, как в сумерках позднего вечера по следам Мастеров ползли какие-то странные фигуры, напоминающие инструменты Нового Мастера. И будто бы человеческими голосами они жалобно просили у кого-то прощения... Но только никто этим очевидцам не верил...

Оглянись и ты - не ползут ли за тобой когда-то сделанные тобой инструменты?

Две морали

Мораль долга - мораль слуги и раба. Мораль любви - мораль человека. Слово "долг" оскорбительно для любви. Любовь не должна ничего. Любовь отдает все. Незнание долга — вот единственное незнание любви. Любовь дарит, долг одалживает. Любовь простирает свою мысль над границами вселенной, потому кажется, что любовь безрассудна. Долг ограничивает свою мысль предметами и событиями, потому кажется, что долг разумен.

Дела любви превосходят границы времени, потому кажется, что любовь пассивна. Долг ограничивает свои дела событиями и ситуациями, потому кажется, что долг созидателен.

Любовь стоит выше разделения на добро и зло. Долг — неутомимое разграничение добра и зла.

Не пролившийся из облака дождь не знает еще разделения воды на чистую и грязную. Только падающие в реки и лужи капли становятся чистой или грязной водой. Так и любовь, когда упадет, делит все на доброе и злое и все меряет аршином долга.

Святитель Николай Сербский

Путешественник

Один путешественник как-то вернулся в родные края из поездки на Амазонку. Люди очень просили его рассказать о своих впечатлениях. Но разве можно передать словами чувства, наполнявшие его сердце, когда он любовался экзотическими цветами, когда прислушивался к загадочным звукам ночного леса, когда знал, что совсем рядом - дикие звери, когда направлял каноэ через бурные речные пороги?

Он ответил: "Отправляйтесь туда и сами все увидите".

Чтобы облегчить им путешествие, исследователь нарисовал подробную карту реки. Люди схватили эту карту и установили в мэрии города. Себе они сделали множество копий.

Каждый, у кого была копия этой карты, считал себя большим специалистом по реке - ведь он знал каждый ее поворот, ее ширину и глубину; он знал, где находятся все пороги и водопады.

Известно, что святые отцы нередко отказывались говорить на богословские темы. Вероятно, он знали об опасностях составления карт для диванных путешественников (академических богословов).

Ищи там, где потерял

Сосед застал соседа во дворе на четвереньках.

- Что ты ищешь, брат?

- Ключ.

Оба принялись искать ключ. Немного погодя сосед спросил:

- А где ты потерял его?

- Дома.

- Господь Всемогущий! Так почему же ты ищешь здесь?

- А здесь лучше видно.

_______________________________________

Ищи Бога там, где ты потерял Его.

Пшеница из египетской гробницы

В гробнице одного древнеегипетского фараона обнаружили пригоршню пшеничных зерен, которым было пять тысяч лет. Кому-то в голову пришла идея посеять семена пшеницы, и, ко всеобщему удивлению, они дали ростки.

Слова духовной мудрости похожи на семена, наполненные жизненной энергией. Они могут сохранять свою силу на протяжении веков, пока не попадут на благодатную почву восприимчивого сердца.

Я привык считать слова Священного Писания чем-то сухим и безжизненным. Но казалось, что это мое сердце было пустым и мертвым. Разве могут в таком сердце взойти ростки?

Амулет

Матери никак не удавалось уговорить сына приходить домой до наступления темноты. Поэтому она припугнула его, сказав, что на дороге к их дому можно встретить множество привидений, которые появляются только с наступлением темноты.

Повзрослев, парень стал бояться привидений до такой степени, что наотрез отказывался выходить из дому вечером. Тогда мать дала сыну амулет и объяснила, что он будет его защищать.

Плохая религия предлагает веру в амулет. Хорошая религия учит, что привидений не существует.

Мудрость и богатство

Древнегреческого философа Эпиктета изводили сограждане своими насмешками.

- Ты учишь других зарабатывать деньги, а сам не имеешь хорошего достатка.

Тогда он, раздосадованный их насмешками решил доказать что умный человек может добиться многого. Он просчитал по звездам, что в следующем году будет обильный урожай оливок. На следующий год он арендовал все мельницы в округе на время сбора урожая. И когда пришла пора перегонять оливки в масло, люди смогли обращаться только к нему. Таким образом, он смог в одночасье обеспечить себя на всю оставшуюся жизнь. А тем, кто прежде над ним потешался, он говорил:

- Человеку мудрому стать богатым нетрудно, но неинтересно!

Какой солист!

Разговор у концертного зала:

- Какой солист! Его голос наполнил весь зал.

- Да, некоторым из нас пришлось уйти, чтобы освободить его голосу место.

Разговор на духовной встрече:

- Святое писание учит нас любить Господа. Как полюбить Его всем сердцем?

- Вначале освободи сердце от всего лишнего.

******

Неправда! Не бойся наполнить свое сердце всем, что ты любишь, ибо любовь к Господу займет в твоем сердце места не больше, чем голос солиста в концертном зале.

******

Любовь - не буханка хлеба. Если отломить от буханки кусок тебе, другим уже достанется меньше. Любовь же сродни Хлебу евхаристии - я получаю всего Христа, и ты тоже, и он, и она, и все остальные.

Ты можешь любить свою мать всем сердцем, и свою жену, и каждого из своих детей. И чудо заключается в том, что любви хватает на всех, ибо любви становится больше всякий раз, когда ты отдаешь свое сердце другим.

Если друг любит только тебя и больше никого, то было бы разумным с твоей стороны побудить его дарить свою любовь и другим. В противном случае, сердце, которое он дарит тебе, - скупое и голодное!

Мало и много

Кому недостаточно малого добра, тот верит в большее добро и ищет его.

Кому недостаточно большего добра, тот верит в великое добро и ищет его.

Кому и того мало, не верит в добро и не ищет добра.

Кому мало низшей морали, тот верит в высшую и ищет ее.

Кому и ее мало, ищет более высокой морали.

Кому мало самой высокой морали, тот не ищет никакой морали.

Кому мало светлого лица истины, ищет большего света.

Кому мало большего света, ищет еще большего.

Кому мало самого высокого светлого лика истины, не верит в истину и не ищет никакой истины.

Этим объясняется то, что между теми, кто принял христианство, иногда безнравственных людей и безбожников больше, чем среди нехристиан, которые, не имея всего, не лишились всего.

Святитель Николай Сербский

Поля алмазов

Эта история об одном фермере, который жил в Африке в те времена, когда были открыты большие месторождения драгоценных камней. Когда однажды один человек рассказал ему, как многие люди загребают миллионы на своих алмазных рудниках, то этот фермер тотчас же продал свою ферму и отправился в путь в поисках месторождения алмазов.

Он странствовал по всему континенту, однако не нашел никаких алмазов. Спустя много лет он вернулся без единого пфеннинга, больной и полностью сломленный - в результате он бросился в реку и утонул.

Задолго до того, как он покончил с собой, человек, купивший его ферму, нашел на дне ручья, пересекавшего его участок, большой странного вида камень. Он взял его и положил на каминную полку в своем доме.

Однажды к нему зашел как раз тот человек, который рассказывал первому владельцу фермы об открытиях алмазных месторождений. Он рассмотрел камень и сказал новому владельцу, что это, наверное, один из самых крупных и ценных алмазов, которые когда-либо были обнаружены. К изумлению посетителя, владелец фермы ответил: "В самом деле? В моих полях полно таких камней". Ферма, которую продал первый владелец, чтобы пойти искать алмазы, оказалось местом одного из самых богатых в мире месторождений алмазов.

Первый владелец фермы фактически владел несметными богатствами, но он сделал большую ошибку - погнался за чем-то мнимым лучшим, прежде чем как следует изучить то, чем он владел.

Каждый из нас - такой же, как первый владелец фермы. Независимо от нашего места жительства или рода деятельности каждый из нас окружен полями, полными алмазов, - если мы только разглядим их. Хотя, может быть, с первого взгляда, они и не покажутся нам такими, как это было с камнем в этой истории.

Чистый лист

Жили -были два друга....

В один момент они поспорили и один из них дал пощёчину другому.

Последний, чувствуя боль, но ничего не говоря, написал на песке:"Сегодня мой самый лучший друг дал мне пощёчину".

Они продолжали идти, и нашли оазис, в котором решили искупаться. Тот, который получил пощёчину, едва не утонул и его друг его спас. Когда он пришёл в себя, он написал на камне: "Сегодня мой самый лучший друг спас мне жизнь".

Тот, кто дал пощёчину и который спас жизнь своему другу спросил его:

— Когда я тебя обидел, ты написал на песке, а теперь ты пишешь на камне. Почему?

Друг ответил:

— Когда кто-либо нас обижает, мы должны написать это на песке, чтобы ветры могли стереть это. Но когда кто-либо делает что-либо хорошее, мы должны выгравировать это на камне, чтобы никакой ветер не смог бы стереть это.

Научись писать обиды на песке и гравировать радости на камне.

ПИСЬМО БОГА, обращенное лично К ТЕБЕ.

Дитя мое!

Возможно ты не знаешь Меня, но Я знаю о тебе все... Псалом 138:1

Я знаю, когда ты садишься и когда ты встаешь... Псалом 138:2

Мне известны все твои пути... Псалом 138:3

Даже волосы на твоей голове сочтены... Матфея 10:29-31

Ибо ты сотворен по Моему образу... Бытие 1:27

Мною ты живешь, движешься и существуешь... Деяния 17:28

Я познал тебя прежде, нежели Я образовал тебя во чреве... Иеремия 1:4-5

Я избрал тебя прежде сотворения мира... Ефесянам 1:11-12

Ты не был ошибкой... Псалом 138:15-16

Ибо все дни твои записаны в Моей книге... Псалом 138:15-16

Я установил точное время твоего рождения и то, где ты будешь жить... Деяния 17:26

Ты дивно сотворен... Псалом 138:14

Я соткал тебя во чреве матери твоей... Псалом 138:13

И вывел тебя на свет в день рождения твоего...Псалом 70:6

Я был неверно представлен теми, кто не знает Меня... Иоанна 8:41-44

Я не далек и не зол, но являюсь воплощением совершенной любви... 1 Иоанна 4:16

И это Мое желание дать тебе Мою любовь... 1 Иоанна 3:1

Просто потому, что ты Мое дитя и Я твой Отец... 1 Иоанна 3:1

Я могу дать тебе больше чем твой земной отец... Матфея 5:48

Ибо Я совершенный Отец... Матфея 5:48

Каждый дар совершенный, который ты получаешь исходит из Моей руки... Иоанна 1:17

Ибо Я твой обеспечитель и Я удовлетворю любую твою нужду... Матфея 6:31-33

Мой план для твоего будущего всегда был наполнен надеждой... Иеремия 29:11

Ибо любовью вечною Я возлюбил тебя... Иеремия 31:3

Мои помышления о тебе бесчисленны как песчинки на морском берегу... Псалом 138:17-18

И Я радуюсь о тебе с ликованием... Софония 3:17

Без устали творя добро для тебя... Иеремия 32:40

Ибо ты - Мое богатство... Исход 19:5

От всего сердца Моего и от всей души Моей Я желаю утвердить тебя... Иеремия 32:41

И Я хочу показать тебе великое и непостижимое... Иеремия 33:3

Если ты станешь искать Меня всем сердцем твоим - найдешь Меня... Второзаконие 4:29

Утешайся Мною и Я исполню желания сердца твоего... Псалом 36:4

Ибо Я есть Тот, кто дал тебе эти желания... Филиппийцам 2:13

Я способен сделать для тебя больше, чем ты можешь даже представить... Ефесянам 3:20

Ибо Я твой Великий Утешитель... 2 Фессалоникийцам 2:16-17

Я - Отец, который утешает тебя во всех твоих скорбях... 2 Коринфянам 1:3-4

Когда ты сокрушен сердцем, Я близок к тебе... Псалом 33:19

Как пастух несет ягненка, так и Я нес тебя близко к Моему сердцу... Исайя 40:11

Придет день, и Я отру каждую слезу с твоих глаз...Откровение 21:3-4

И заберу всю боль, причиненную тебе на земле... Откровение 21:4

Я твой Отец и люблю тебя также, как Я люблю Моего Сына Иисуса... Иоанна 17:23

Ибо в Иисусе Христе явлена Моя любовь к тебе... Иоанна 17:26

Ибо Он Мой совершенный образ... Евреям 1:3

Он пришел показать, что Я за тебя, а не против тебя... Римлянам 8:31

И сказать тебе, что Я не вменю тебе грехи твои... 2 Коринфянам 5:18-19

Иисус Христос умер, чтобы ты и Я могли примириться... 2 Коринфянам 5:18-19

Его смерть была высочайшим проявлением Моей любви к тебе... 1 Иоанна 4:10

Я отказался от всего, что Я любил, чтобы получить твою любовь... Римлянам 8:32

Если ты принимаешь дар Моего Сына Иисуса Христа, ты принимаешь Меня... 1 Иоанна 2:23

И ничего вовеки не отлучит тебя от Моей любви вновь... Римлянам 8:38-39

Приди домой, и Я устрою небывалый пир, невиданный прежде на небесах... Луки 15:7

Я всегда был Отцом и всегда буду Отцом... Ефесянам 3:14-15

Мой вопрос прост - будешь ли ты Моим ребенком?.. Иоанна 1:12-13

Я жду тебя... Луки 15:11-32

С ЛЮБОВЬЮ, ТВОЙ ОТЕЦ, ВСЕМОГУЩИЙ БОГ


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS