Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Рассказы

Феодул. Часть 6

30.08.14 | Автор: Святитель Николай Сербский
Феодул, или Раб Божий Часть VI 
Таинственная книга
Много есть книг на свете, Феодул, воистину много-премного. Если они будут множиться с сегодняшней скоростью, то будет больше учителей, чем учеников. И расколется ум человека от книг, как зеркало разбивается на сотни осколков. И невроз станет главной болезнью человечества. Если бы могло подтвердиться, что чем больше книг, тем больше мудрости, то можно было бы радоваться множеству книг и множеству библиотек. Но это невозможно подтвердить. Напротив, кажется, что и те, кто книги пишет, изливают весь ум свой в книги и живут без ума. Пишется много книг не только в наше время – время быстрой печати и дешевой бумаги, но и в праветхое время писалось много книг. Три тысячи лет назад сказал мудрый царь Соломон: составлять много книг – конца не будет, и много читать – утомительно для тела. Не знаю, почему только он не добавил: «И губительно для духа»? Главное, говорит этот мудрый царь, изо всего, что ты слышал, следующее: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом всё для человека; ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо (Еккл. 12, 12–14).
Много книг на свете, Феодул мой, но только одна из них названа Книгой жизни. Это Священное Письмо Божие1. Есть ли какой-нибудь народ на свете, кроме сербского, который эту Книгу жизни называет Письмом? Я не знаю. Может быть, ты знаешь, Феодул? А как раз именно это слово «Письмо» о многом говорит. Когда злой сын удаляется от отца, тогда отец общается с ним с помощью писем. Не говорит с ним, не видит его, а шлет ему письма. Это нечто совершенно обычное в повседневной жизни людей. Между тем самое обычное объясняет то, что необычнее всего. Через грех Адама, Каина и Каинова потомства, Хама и Хамова потомства2 люди возрастали во зле и все больше удалялись и отделялись от Бога, Создателя своего. И Бог больше не принимал их для беседы, как некогда принимал праведных праотцев Ноя, Авраама и Моисея, а посылал им через Своих пророков письма. Все, что от Бога приходит, свято, и письма Божии заблудшим Его чадам святы. Я очень радуюсь, Феодул, что сербы назвали Библию, или Книгу жизни, Священным Письмом. Ведь это название соответствует действительному отношению Бога к людям.
Но сейчас я не стану говорить тебе о Священном Писании, а скажу об одной невидимой книге. Веришь ли ты, Феодул, что существует некая невидимая книга? Если веришь Священному Писанию Божию, тогда должен быть последовательным и верить в таинственную невидимую книгу. Ведь Священное Писание – и Ветхий, и Новый Заветы – свидетельствует о такой книге.
Пророк Моисей упоминает невидимую книгу Божию. Когда евреи отлили золотого тельца и провозгласили его богом своим, Господь хотел уничтожить весь этот народ. А Моисей молился Господу, говоря: прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал.
На это Господь отвечает Моисею: того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей (Исх. 32, 32–33).
Упоминает эту книгу и царь Давид и называет ее книгой живых. Говоря о насильниках и злодеях, он их так проклинает: да изгладятся они из книги живых и с праведниками да не напишутся (Пс. 68, 29).
И еще в другом месте упоминает псалмопевец эту таинственную книгу. Свидетельствуя о том, что Бог все знает и все видит, он говорит:
Когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было (Пс. 138, 15–16).
Пророк Иезекииль видел в видении одну книгу небесную, но, кажется, это не таинственная книга имен и судеб. Он так говорит: И увидел я, и вот, рука простерта ко мне, и вот, в ней книжный свиток. И Он развернул его передо мною, и вот, свиток исписан был внутри и снаружи, и написано на нем: «плач, и стон, и горе» (Иез. 2, 9–10).
Пророк Даниил в своем видении видел Страшный Суд Божий, поистине страшный, даже в видении издалека. Видел, как престолы были поставлены и как Старец сел на Свой престол, подобный пламени огня, а колеса его – как разгоревшийся жар. Перед Старцем потекла река, вся из огня, а вокруг Старца предстояли тысячи тысяч и тьмы тем Его слуг; судьи сели, и раскрылись книги (Дан. 7, 10).
Ангел, открывавший Даниилу последнее время человеческой истории, начал так: Я возвещу тебе, что начертано в истинном писании (Дан. 10, 21). И, описав все несчастья, которые выпадут на долю людей последнего времени, Ангел Божий заканчивает так: спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге (Дан. 12, 1).
Последний ветхозаветный пророк, ангелоподобный Малахия, также говорит об этой таинственной книге: Внимает Господь и слышит это, и пред лицем Его пишется памятная книга о боящихся Господа и чтущих имя Его (Мал. 3, 16).
Так написано в Ветхом Завете об этой невидимой книге.
Не меньше упоминается эта книга в Новом Завете. Особенно у апостола Павла и апостола Иоанна Богослова.
Пишет святой Павел филиппийцам о своих сотрудниках, подвизавшихся, говорит, со мною и с Климентом и с прочими сотрудниками моими, которых имена – в книге жизни (ср.: Флп. 4, 3).
Быть изглаженным из этой книги – значит быть отъединенным от Христа и Его Царства. В этом смысле сказаны и слова Павловы о нем самом и о народе израильском: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти (Рим. 9, 3).
Святой Иоанн, тайнозритель, в своих видениях, превосходящих все, что когда-либо смертный человек мог увидеть и предвидеть от сотворения мира до конца света, слышал от Христа и эти слова: Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его3. Только тот и войдет в Царство и в бессмертную жизнь, чье имя назовет Христос. Об этом свидетельствует и притча о богаче и Лазаре4. Господь не хотел упомянуть мирское имя немилосердного богача, и богач попал в ад. Упомянуто имя убогого нищего Лазаря, и душа Лазаря отошла в Царство жизни и света.
Видение книги. И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями5 6. Только Агнец Божий был достоин снять печати с этой таинственной книги. И когда Он снимал их, происходили различные события на земле. Книга исторических судеб народов и людей – не она ли та таинственная книга?
Незаписанные и записанные в книге жизни. Когда перед концом времени появится зверь с семью головами и десятью рогами7, видел святой апостол Иоанн, то поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца (Откр. 13, 8). Таинственная книга эта, следовательно, есть книга Агнца, то есть Христова книга.
И снова далее говорит: и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится (Откр. 17, 8).
Видение Страшного Суда, каким его видел святой Иоанн, согласуется с видением пророка Даниила: И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими (Откр. 20, 12)8 9.
По совершении Суда Божия являются Иоанну новое небо, и новая земля, и горний Иерусалим – город, полный сияния славы Господней. Никто нечистый не войдет в этот город; никто, кроме Ангелов и праведников Божиих. Ибо говорится: И не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни (Откр. 21, 27).
В завершение святой Иоанн предупреждает всякого, кто решится что-либо добавить к его видениям или что-либо отнять от них, и говорит: и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни (Откр. 22, 19).
До сих пор мы приводили свидетельства пророков и апостолов о невидимой книге жизни. А теперь приведем свидетельство Всевышнего и Всеистинного, свидетельство Самого Господа, для Которого пророки и апостолы были только слугами, трудящимися для спасения человеческого.
Когда Господь, избрав семьдесят апостолов, кроме первых двенадцати, послал их в народ проповедовать Радостную Весть, исцелять больных, освобождать людей от злых духов, они поступили по повелению и выполнили свою задачу с великим для себя удовольствием, ибо, вернувшись, они с радостью говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем10. Так говорили апостолы, полагая, что это самый большой дар, который Бог может дать людям,– побеждать и изгонять бесов. Но Иисус не желает, чтобы их ум задерживался на этом даре властвования над духами зла. Он хочет, чтобы Его ученики и последователи думали о позитивном – о главной цели жизни, о Царстве Небесном, которое есть Божий дар, превыше всех даров. Потому отвечает им: однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах (Лк. 10, 20).
Снова, значит, эта невидимая книга и это таинственное записывание имен, причем по свидетельству Того, Кто сошел с небес11 и Кто лучше самих Ангелов знает тайны небесные.
Так говорится о невидимой книге в Священном Писании. Но в Священном Предании Православной Церкви существует много свидетельств об этой книге, явленной духу благодатных людей. И даже в наше время есть люди – некоторых из них мы лично знаем,– которые были мертвы и ожили и которые видели книгу имен человеческих в небесном свете пред Старцем (см. мою книгу «Еммануил», часть первая12).
После всех известных свидетельств ясно, что эта книга есть не нечто символическое, но как раз действительное. В существовании этой книги мы никак не можем сомневаться. Ведь если существует небесный град, горний Иерусалим, с воротами, улицами, дворами и престолами и если существуют светильники и кадильницы на небе, то почему не должна существовать и книга? Книга жизни, или книга судьбы? Эта книга не для Бога: и без какой бы то ни было книги Бог всеведающий все знает; все знает и все помнит. Книга означает памятование на небе всего, что происходит на земле: она для людей, не имеющих памятования о Боге. Существование этой пока что невидимой книги не может ставиться под сомнение, даже если она представляется в крайне нематериальном, духовном смысле: по этому поводу ничто не смущает мою душу.
Но, о Феодул, другой вопрос открывается перед нами в связи с этой удивительной книгой. Это вопрос, который иные философы и богословы ошибочно называли вопросом о свободной воле человека. А почему не вопросом о свободной мысли? И вопросом о свободном чувствовании и свободном хотении? Почему только волю принимают во внимание? Думаю, что лучше всего сказать: вопрос о свободе человека вообще. На Западе этот вопрос намного больше дискутировался, чем на Востоке. Судьба и свободная воля человека на Востоке не борются одна против другой, но мирно объединяются. Невидимая книга живых не есть некий фатум, довлеющий над Ангелами и людьми – и над богами, как баснословили многобожные эллины и индийцы,– а промыслительный Божий план спасения людей, ибо сказано, что Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины13. О том же говорит и Христова притча о пропавшей сотой овце, которую хозяин заботливо ищет, чтобы спасти. И еще сказано о Слове Божием, о Логосе: Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир14. А если Бог хочет для всех людей спасения и если светом Своим просвещает всякого человека, посылаемого Им в мир, то тогда ясно, что изначально все люди записаны в книге жизни, но имена некоторых или многих изглаждаются из этой книги вследствие их греха против Бога или против ближних и снова вписываются после их покаяния и возвращения на правильный путь.
По восточным понятиям, человек и свободен, и несвободен: свободен определиться, идти ему за Богом или за сатаной, направо или налево. Пока он выбирает и колеблется, он действует сам от себя, по своей свободной воле и разуму. А как только определится, он более не свободен. И эта несвобода, на которую человек однажды решился, не всегда постоянна, неизменна: одно – демонодулия, а другое – феодулия; одно – служить сатане, другое – служить Отцу Небесному. Одно – быть в горьком рабстве у тирана, другое – в сладком послушании Родителю. Одно – рабство, а другое – сыновство. Одно – мрак, а другое – свет. Одно – скрежет зубов, а другое – песнопение и радостное ликование.
Возьмем в качестве примера апостола Петра. Сколько он, следуя своей воле и разуму, колебался то туда, то сюда, пока наконец целиком не прилепился ко Господу! Значимы слова, сказанные ему напоследок воскресшим Господом: Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь15. Свобода и несвобода; Петр избрал сладкую и благословенную несвободу в границах воли Божией. И Петрово имя было записано в книге живых.
Противоположный пример – Иуда-предатель. И он, должно быть, долго колебался, пока страсть к деньгам совсем не удалила его от Господа. И после сего куска вошел в него сатана16,– так закончились его колебание и его свобода. Он стал рабом сатане и пошел исполнять волю своего господина. И имя Иудино изглажено из книги живых. Так стало и с именами всех тех сынов тьмы, что убили Христа Спаса, взяв невинную кровь Его на себя и на детей своих. Всякий, делающий грех, есть раб греха17.
Несвобода при совершенной преданности воли Божией в действительности и есть единственно истинная и светлая свобода. В таком состоянии человек чувствует себя как дитя, водимое родителем за руку. Именно потому дитя чувствует себя свободным.
Самый величественный пример совершенной преданности воле Своего Отца явил нам Сам Господь Иисус. И Свое сердце, и мысли, и слова, и дела, и Свою жизнь, и Свои мессианские деяния – все Он приписал Отцу Своему Небесному, от начала до конца.
Что Я слышал от Него (от Отца), то и говорю миру18.
Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня19.
Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его20.
Не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца21.
Я всегда делаю то, что Ему угодно22.
Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего23.
Я живу Отцем24.
Ты можешь сказать, что при такой несвободе исчезает личность человека. Не исчезает, но приобретается, ибо говорит Господь Иисус: Все, что имеет Отец, есть Мое25. Это свобода не по законническим дефинициям26, а свобода сына в единстве любви с Отцом.
Все это я напоминаю тебе, Феодул, в связи с таинственной книгой. Ведь и Сам Христос связан с ней. По Своем славном воскресении сказал Господь Своим ученикам: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день (Лк. 24, 46; ср.: Мф. 26, 24).
Так написано в законе, у пророков и в псалмах. Но до этого так написано было, несомненно, и в таинственной книге на небесах, которая Его именем и называется: книга жизни Агнца27. И на первой, и на последней странице этой книги записано имя Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Ведь Он Альфа и Омега28. Альфа сотворения мира и Омега спасения рода человеческого. И снова, в каждом человеческом имени в этой книге просвечивает Его имя, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4, 12).
Агнец Божий! Таинственная книга, следовательно, Его книга. Он ее составлял до сотворения мира и обещал подписать ее Кровию Своей невинной. Это книга судьбы всего рода человеческого и – Его судьбы. Так благоугодно было Агнцу Божию, согласному с желанием Отца Его возлюбленного и Духа Святаго: Свою собственную судьбу как Человека смешать с судьбой человечества. Какой ужас уничижения и какая слава любви, превосходящей разум!
Судьба не бессмысленная самсара, круговорот жизни, и не немилосердная карма индийская, не знающая ни прощения, ни Прощающего. И самсара, и карма появились по замыслу духа злобы, человекоубийцы от начала29,– возможно, танцора Шивы30, чтобы этими ложными понятиями, как густым дымом, застлать от умных очей человеческих Отца света и любви. Ведь ни от самсары, ни от кармы нет спасителя, поскольку и сами боги, по индийской философии, вращаются в их круговороте, как у древних греков все вращается на веретене Ананки31.
Совсем иное – христианская судьба. И иное – книга судеб людей и народов. Эту книгу держит в руках не Немезида32 с завязанными глазами, а всевидящий Бог – Отец света, любви, милости и сострадания. Когда человек приходит в себя и обращается к покаянию, Он изглаждает его «карму» и дает ему импульс для нового начала, для новой жизни.
Увы, Индия не знает еще ни о Боге Отце, ни о Боге любви, ни о Боге прощения, более светлом, чем самсара, и более крепком, чем карма. О Нем невозможно будет узнать иначе, кроме как через Того, через Кого узнали о Нем и мы, христиане,– имя Его Иисус Христос, Мессия, жертвенный Агнец Божией любви ко всему роду человеческому.
Пророк
Много есть звуков на свете, Феодул; числа им нет. Ухо наше слышит только малую их часть.
Много цветов и форм на свете; поистине, числа им нет. Наш глаз видит только малую их часть.
И много запахов на свете; кто их когда-либо мог сосчитать? Нос человека чувствует едва только малую их часть; также одну лишь малую часть того, с чем соприкасаемся, мы ощущаем.
Вся вселенная гудит какой-то мелодией звуков и нот без числа, вне нашего восприятия. Кто-то держит в Своих руках вселенский оргАн, заводит его по Своей воле, слушает и слышит все.
Наше ухо создано не чтобы воспринимать все звуки, а чтобы почти все их отбросить и лишь малую часть воспринять. И глаз наш не создан, чтобы разглядеть все цвета и все формы, но чтобы ограничить наше зрение до весьма скромной меры. И наш нос не создан, чтобы обонять все запахи, но только некоторые: или привлекающие, или отталкивающие.
Если бы было дано человеку лишь на мгновение услышать все звуки во вселенной, и увидеть все цвета и формы, и ощутить все запахи, а еще и узнать обо всех невидимых существах вокруг себя, – взорвались бы все его чувства и он сошел бы с ума.
А как ты думаешь, что стало бы с человеком, если бы ему дано было прозреть в будущее, в грядущие события и происшествия близких и дальних времен, в конечную драму своей жизни, или жизни своих сродников и друзей, или своего народа, со всеми катаклизмами и ужасами, которым дОлжно прийти? Поистине, мало людей с достаточно крепким рассудком и сильными нервами, которые, видя бездонную пропасть ужасов перед собой, не пришли бы в нервное расстройство или не обезумели бы.
Даже красота, превосходящая наш обычный опыт, ужасает нас, что говорить тогда об уродстве? Пророк Даниил увидел прекрасного Ангела Божия, облеченного в льняную одежду с поясом из чистого золота. Тело его – как топаз, говорит, лице его – как вид молнии; очи его – как горящие светильники33. Какая возвышенная красота! Но эта красота превышает обычное человеческое представление о красоте. Потому ясновидец так сильно испугался этого явления небесной красоты; он говорит: во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости... в оцепенении пал я на лице мое и лежал лицем к земле (ср.: Дан. 10, 8, 9).
Святой Антоний Великий сподобился подвигами поста, молитвы и бдения видения невидимых существ и духов вокруг себя. И рассказывал своим ученикам, как велико количество злых духов вокруг человека, подобных рою ос, и как пугающе уродлив вид их. Если бы вдруг открылось духовное зрение у обычного человека, не подготовленного долгим подвигом монашеским, он бы тут же сошел с ума. Так говорил святой Антоний34.
Мы знаем по опыту, что все, кому открывается какое-либо надприродное, то есть сверхчувственное, видение, должны переболеть им.
В истории рода человеческого было много и подлинных пророков, и подлинных тайновидцев, но все они против Христа как слуги против господина или ученики против учителя. По бедной земле никогда от начала мира не ходил такой тайновидец, ясновидец, прозорливец и пророк, каким был Мессия мира, Господь Иисус Христос. Он ясно видел драму мира в прошлом от начала времен; видел все бывающее в настоящее время среди людей и в людях и прозирал то, что еще произодет до скончания великой мировой драмы. Как в малом, так и в великом. И обладал умственными и нервными силами, силами сверхчеловеческими, чтобы все это видеть и спокойно выдержать и сдержанно открыть людям.
Призывая к Себе рыбаков в первые ученики Свои, Он сказал им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков35.
Это Он сказал в первые дни, в начале Своего мессианского служения в мире. И это со временем целиком сбылось. Его апостолы стали ловцами человеков, ловя их в сети истины о Царстве Небесном, как некогда они, будучи рыбаками, ловили рыб на озере в свои рыбацкие сети.
Нафанаил при первой встрече с Иисусом сильно устрашился Его слов: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя; так сильно устрашился прозорливости Того, Кого он только что перед Филиппом отрицал, что воскликнул: РаввИ! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев36.
Иисус видит мысли человека, знает, чтО помышляет кто в сердце своем. Когда Он совершил одно из чудес, некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?37
И снова, по другому поводу, когда фарисеи еврейские помыслили о Нем, что Он изгоняет бесов с помощью беса, Иисус, зная помышления их, стал отвечать словами на их мысли (Мф. 12, 25).
Евангелист Иоанн записал следующее свидетельство об Иисусе: Он не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке (Ин. 2, 25).
Бог знает сердцА ваши (Лк. 16, 15), то есть Он, Иисус, знал их сердца, и мысли их, и суетные желания, и намерение убить Его.
Он предсказывает Свои страдания, смерть и воскресение почти в начале Своего служения. В тайной беседе с Никодимом Он говорит о Своих страданиях на Кресте так: И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому (на Крест), дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 14–15).
Свое тридневное пребывание во гробе и воскресение Он предсказал тогда, когда книжники и фарисеи требовали от Него какого-нибудь знамения. Тогда Он ответил этим лицемерам такими пророческими словами: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи (Мф. 12, 39–40).
И еще в другом случае, когда эти проклятые очевидцы бесчисленных чудес Христовых требовали какого-нибудь особого знамения, Он снова повторяет им притчу об Ионе как образе Своих тридневной смерти и воскресения (см.: Мф. 16, 1–4).
Ученикам Своим Он говорил много раз, что пострадает от старейшин и вождей-священников, что они Его убьют и что Он в третий день воскреснет. Все это сказано Им много раз.
Когда проходили через Галилею, сказал им Иисус: Сын Человеческий предан будет в руки человеческие и убьют Его, и в третий день воскреснет38. И они опечалились весьма.
И снова по другому поводу сказал им, что евреи предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и оскорбят Его, и оплюют Его, и будут бить, и убьют Его: и в третий день воскреснет. Но апостолы ничего из этого не поняли (Лк. 18, 32–33, 34).
Так Он им обычно говорил после какого-нибудь Своего славного деяния: после преображения или после какого-нибудь чудесного исцеления, чтобы это послужило нам уроком, дабы мы не гордились и не хвалились, а думали о последнем часе. Но немощная природа человеческая с трудом принимает даже такие удивительные и ясные уроки. Однажды, когда Он говорил ученикам о Своих предстоящих страданиях и о смерти, пришла им мысль: кто бы из них был больше? (ср.: Лк. 9, 46). А Он им как раз нарочно говорил о Своих страданиях и смерти всегда после какой-нибудь славы Своей, дабы их научить смирению и уничижению и страху Божию. Ах, Боже, какими слабыми были и они, стоявшие так близко к Источнику вселенской и небесной славы!
Он видит прошлое людей и знает их судьбы. Расслабленному говорит Он в Вифезде, после того как его исцелил: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже39. Ясно из этого, что Господь прозрел в прошлую жизнь расслабленного больного и узнал причину его болезни. А причина была в его грехе. Потому и говорит ему: больше не греши.
Он прозревает в прошлое слепорожденного юноши. Апостолы Его, видя вместе с Ним этого слепого нищего перед роскошным храмом Соломоновым, спросили Его: РаввИ! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? К великому изумлению учеников, отвечал Иисус: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии40, то есть чтобы Он, как Мессия и Спаситель мира, открыл ему очи, что и произошло.
Проникая Своим прозорливым умом в далекие горизонты прошлого, Он говорит евреям о праотце Аврааме: Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался (Ин. 8, 56). Это тайна, непостижимая для нас.
Апостолам Он прорек: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь41, то есть все разбегутся, спасая свою жизнь, а Его оставят одного, что и сбылось.
Петру Он прорек: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня42. Это сбылось, вопреки уверениям Петровым, что он не отречется от Него.
Об Иуде Он знал с самого начала, что тот предаст Его. Иисус от начала знал, кто суть неверующие и кто предаст Его (Ин. 6, 64). И снова, по другому поводу пишет святой Иоанн, что Иисус знал предателя: не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол (Ин. 6, 70). И снова в другом месте: Знал Он предателя Своего (Ин. 13, 11). А когда собрались они на Вечери, сказал Он предателю: что делаешь, делай скорее43. Словно Господь торопился как можно скорее уйти из этой жизни и перейти к Отцу Своему. Но никто из возлежавших не понял, к чему Он это сказал ему44.
Никто не знал; Он один знал. Никто не видел; Он один видел, что скрывают в себе вчера, сегодня и завтра.
Он изумляет женщину-самарянку знанием всей ее жизни: у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе45. А на вопрос женщины, где дОлжно молиться Богу: в Иерусалиме или Самарии, отвечает ей Прозритель: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу46. И это дословно исполнилось.
Он видел низвергающегося сатану: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию (Лк. 10, 18).
Он всегда видит Отца Своего Небесного и делает то, что благоугодно Отцу: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего47. Когда Он изъявляет желание в мыслях или в молитвах, то пред Ним раскрываются небеса и Он свободно общается с Отцом Своим и святыми Ангелами. Если бы Он в напасти лишь только пожелал, Отец послал бы Ему более, нежели двенадцать легионов Ангелов (Мф. 26, 53).
В зените славы Он ошеломляет предвидением Своей смерти: когда одна благочестивая женщина в Вифании возлила драгоценные ароматы на ноги Его, возроптали некоторые из присутствующих материалистов, из них евреи первые. Тогда Иисус им ответил: оставьте ее: чтО ее смущаете? Она предварила помазать тело Мое к погребению48.
Он прозирает высоту небесную. Он прозирает глубины ада. Видит дали времен; видит и дали пространств. Он видел богача в геенне и Лазаря на лоне Авраамовом49.
А возвращаясь из Вифании в Иерусалим, Он сказал ученикам: пойдите в противолежащее селение; войдя в него, найдете молодого осла привязанного, на которого никто из людей никогда не садился; отвязав его, приведите; и если кто спросит вас: зачем отвязываете? скажите ему так: он надобен Господу. Посланные пошли и нашли, как Он сказал им (Лк. 19, 30–32).
Это называется прозрение в пространство.
А перед Пасхой послал Петра и Иоанна приготовить Ему пасху. И когда они спросили, где Он желает, чтобы приготовили Ему, Он отвечал: вот, при входе вашем в город, встретится с вами человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним в дом, в который войдет он, и скажите хозяину дома: Учитель говорит тебе: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими? И он покажет вам горницу большую устланную; там приготовьте. Они пошли, и нашли, как сказал им (Лк. 22, 10–13).
И это блестящий пример прозрения в пространство.
Евреям, не признававшим Его Мессией и непрестанно ожидавшим некоего другого мессию – своего и для себя, а не всемирного, не для всего мира,– прорек всевидящий Господь следующее: Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете (Ин. 5, 43). И это временнОе пророчество доныне целиком осуществляется. Евреи до сих пор провозглашали многих людей своими мессиями и вскоре их отвергали, разочарованные их бессилием. Последним, кто пришел не во имя Бога, а во имя свое и на кого евреи возложили всю свою надежду, был Маркс50. Пророчество Христово, несомненно, относится и к нему, и к нему более, чем к Варавве, Бар-Кохбе или к любому другому лжемессии вплоть до наших дней. Ведь мировое, интернациональное еврейство возлагало все свои надежды и строило все свои планы в расчете на него, Карла Маркса,– безбожника, потомка праотца Завулона51.
Гибель Хоразина, Вифсаиды и Капернаума провидел и предрек Иисус совершенно ясно: горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище52 и пепле покаялись. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься (Мф. 11, 21, 23). Это пророчество исполнилось с ужасающей точностью. Там, где стояли эти три культурных города, из которых Капернаум на краю моря сиял подобно звезде, осталось пустынное место, через которое нельзя пройти, не рискуя уколоться тернием или быть укушенным змеей53.
Пророчество о храме Иерусалимском. Когда Ему показали храм, с восхищением говоря: Учитель! посмотри, какие камни и какие здания! – полагая, что и Он придет в восхищение, сказал им Иисус: Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; всё будет разрушено54. Это сбылось буквально. Все паломники могут в Иерусалиме увидеть тяжелые плиты, оставшиеся от бывшего храма, называемые Стеной плача55. Лежат они одна на другой и служат сейчас оградой для мечети арабской56. Каждую субботу собираются евреи к этой Стене, бьются головой о камни и плачут. А когда прозорливый Господь это провидел и прорекал это, кто тогда мог в это поверить?
Судьбу города Иерусалима провидел Иисус и потому заплакал. Ужасы, которые должны обрушиться на этот святой город, видел Он наперед так ясно, что не удержался и заплакал. Обычный человек, если бы увидел это, обезумел бы. И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за тО, что ты не узнал времени посещения твоего (Лк. 19, 41–44), то есть из-за неприятия и отвержения Мессии.
И это страшное пророчество осуществилось, причем не однажды, а многократно. Сначала его разорил царь Тит57, а затем царь Адриан, халиф Омар, турки-сельджуки и другие завоеватели. Иисус говорит об окопах и осаде города со всех сторон. К чему эта подробность? Нужно прочесть Иосифа Флавия, чтобы понять важность этой детали в пророчестве58. Когда римляне осадили город, евреи претерпели невиданные несчастья. Матери варили и ели своих детей! Все это Ясновидец видел отчетливо, потому и заплакал.
Пророчество о евреях просто поражает своей точностью. Это пророчество гласит: Се, оставляется вам дом ваш пуст59. Когда были произнесены эти слова, евреи жили на своей родине, в Палестине, и вся Палестина от края до края была населена и даже перенаселена евреями. Сегодня же весь еврейский народ живет в чужих странах и чужих отчизнах. Дом их остался пуст, причем не со вчерашнего дня, а уже много веков назад. Почему это произошло? Потому, что они хотели иметь лжемессию, а истинного Мессию распяли на Кресте и таким образом приняли невинную Кровь на себя и на детей своих60. А невинная кровь сильнее всякой силы на свете. Эту мистическую, страшную реальность евреи никогда не могли понять. Тысячи лет они проливали человеческую кровь в войнах и кровь агнцев на жертвеннике и все же не задумались о таинстве невинной крови. И их эта невинная Кровь, причем самая невиннейшая Кровь Сына Божия, гонит непрестанно и не дает им нигде покоя, как кровь праведного Авеля нигде не давала покоя кровавому братоубийце Каину61.
Таковы пророчества, уже осуществившиеся. Нельзя сказать, что мы перечислили все их. Евангелие – такая сокровищница мудрости, чудес и пророчеств, что никогда нельзя быть уверенным, что хоть что-нибудь из нее исчерпано до конца.
Но из всех пророчеств Иисусовых всего рода человеческого касаются пророчества о последних временах и втором Его Пришествии. Это Апокалипсис Христов, написанный не в образах, как Апокалипсис Иоаннов, а в ясном и логичном изложении событий. Мы не собираемся приводить здесь все сказанное Господом о последних временах и о Его втором Пришествии. Ведь тогда мы должны были бы переписать целые главы из Евангелия (см.: Мф. 24; 25, 31; Лк. 13; 21). Пусть каждый христианин читает эти два обширные пророчества, и как можно чаще. Они очень полезны, ибо просвещают разум и укрепляют надежду.
Скажем только, что Иисус видел историю человечества как время, исполненное зла, лжи, ненависти, войн и мятежей, отпадений от Бога, мучений христиан и завершенное напоследок смятением всей вселенной: помрачением солнца и луны и спадением звезд с неба. Этим опровергается вульгарная философская теория о непрерывном прогрессе в истории мира, о все возрастающем совершенствовании людей и об установлении рая на земле в далеком будущем. Это теория и догадка, а то было Христово вИдение действительности такой, какой она будет. Человекоубийца от начала62 нашептывает книжникам и философам, что человечество все больше и больше усовершается и все больше и больше приближается к «земному раю». Лишь бы отвратить людей от Бога Творца и Промыслителя и затемнить их вИдение рая, вечности и Царства Небесного. Между тем, по истинному вИдению Христову, история развивается путем трагичным, а завершится катаклизмом, то есть кажущейся победой сатаны, за которой вскоре откроются сияние и великолепие славы Христовой. Как было и с Самим Христом: страдание, одиночество, предательство, Голгофа, воскресение. Христова жизнь на земле – прообраз христианской истории, то есть Церкви Его, до конца времен. И Церковь Его будет напоследок поругана, оплевана, изранена и предана, как Он. Она будет страдать и будет одинока посреди пучины всемирного зла. Предатели и иуды будут предавать ее и продавать безбожникам. А когда окажется она в наибольших муках, на своем кресте, тогда солнце и луна померкнут, как при смерти Христа.
Но когда сатана возомнит, будто победил, и когда злобный и христоборный мир будет злорадно ликовать, подобно евреям под Крестом Христовым, тогда внезапно осуществится это второе пророчество: силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся (грешники от страха, а праведники от радости) все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою63.
Все происшедшее на малой сцене Иерусалима повторится в последние времена на сцене всего мира. Драма правды всегда имеет два завершения: первое – которому сатана радуется, а второе – которому Бог радуется. Смерть на Голгофе была первым завершением, которому радовался сатана с евреями, а воскресение Христово стало вторым завершением той же самой драмы жизни. И мировая история – точнее говоря, история Церкви Христовой, ибо эта история есть и останется единственной историей на свете, имеющей план и смысл,– также имеет два окончания: один будет мраком, а другой светом. Но свет станет главным и последним концом.
Родившийся в пещере вифлеемской и Лежавший на соломе в овечьих яслях явится внезапно – как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада64, причем с силою и славою, на облаках бессчетных воинств ангельских65.
Тогда соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов66. Тогда Он станет судить всех по делам их и отправит одних в муку вечную, а других в жизнь вечную67.
Это видЕние сверхчеловеческое. Это пророчество Истинного. Время и пространство не смогли ни умалить это видЕние, ни затуманить это пророчество. Он видел и предрек то, что будет с миром и с человечеством. Так и будет. Многочисленные уже сбывшиеся Его пророчества – твердая порука в том, что сбудутся и эти Его пророчества о конце времен и о втором Его Пришествии.
Все пророки и тайнозрители всех народов и времен в сравнении с Господом Иисусом Христом – что восковые свечи против яркого солнца Божия.
Литургия
Литургия есть подтверждение любви, Феодул, Божией любви к людям. Литургией Бог подтвердил Свою любовь к роду человеческому. Это подтверждение состоит не только в жертвовании чем-то Своим, но Собой Самим. Не Своим, Феодул, а Собой. Большего подтверждения невозможно ни потребовать, ни сыскать на свете. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих68. Такую любовь явил Бог, жертвуя Сыном Своим Единородным ради всех тех, кто поверит в Него; а они и есть друзья Божии.
Спаситель мира пожертвовал за род человеческий всем Своим, а напоследок и Самим Собой. Засвидетельствовал Он Свою любовь и словами, и делами, и слезами, и молитвой, а еще непрестанным трудом и пОтом, изнуряя Себя голодом и жаждой, отказом от сна, усталостью и нищетой. Предположим, Феодул, что ты брошен в темницу какими-нибудь злодеями. И если бы ты услышал, что какой-нибудь незнакомый человек, которому ты не сделал ничего хорошего в жизни, трудился и мучился для твоего освобождения и жертвовал собой столько, сколько Иисус,– даже кроме смерти,– разве для тебя это не было бы достаточным доказательством того, что этот человек испытывает большую любовь к тебе? Поистине, ты воспринял бы это как достаточное, и даже более чем достаточное, доказательство любви. Ведь было бы бесчеловечно и неестественно, если бы ты потребовал от него, чтобы он сверх всего этого еще и умер за тебя, и тогда только ты поверил бы в его любовь. Действительно, неестественно и чудовищно. Но Христова любовь не неестественна, а сверхъестественна, Божественна. Его любовь, как и всю Его Личность, никак нельзя вместить в рамки двух-трех природных измерений. Это приметил и уловил апостол Павел, когда, изумленный, пишет ефесянам: чтобы вы могли постигнуть со всеми святыми, чтО широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову (Еф. 3, 18 –19).
Превосходящую разумение любовь Христову – слышишь ты это, Феодул? Любовь Христова разумом человеческим, поврежденным и оземлянившимся, не может быть ни понята, ни постигнута. Тот же апостол, рассуждая по разуму человеческому, в другом месте разъясняет это так: едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками (Рим. 5, 7 – 8).
Именно в этом состоит Божественное наслаждение: жертвовать собой за того, кто не надеется на жертву от тебя, и умереть за того, кто тебя ненавидит. На это способен только Бог или обОженный человек – тот, в кого вселился Бог.
Удивительная птица пеликан. Она кормит своих птенцов рыбками из воды, пока может найти рыбок. А когда она не в состоянии дать своим дитенышам такую пищу, то расклевывает свою утробу и кровь свою дает детям своим, чтобы они напитались и остались живы. Птица пеликан всегда была символом Христа. Отдав Своим верным и возлюбленным все, что имел, Господь напоследок предложил им Свое Тело и Свою Кровь, чтобы их духовно напитать и привести к престолу вечной жизни.
Дивное животное ягненок. Есть ли что более дивное, кроткое и незлобивое? В пантеонах многобожеских народов можно найти обоготворенными всех сильных, лукавых, хищных и кровожадных животных. Можно найти слонов и львов, крокодилов и змей, быков и козлов, сов и орлов, обезьян и волков – всех, но нигде не найти ягненка. Поистине, над этим стОит подумать. Ведь Ягненком, Агнцем, назван Сын Божий, Мессия. Ягненок не убивает, а бывает убит. Отец лжи и человекоубийца от начала69 побудил людей к обоготворению всех этих сильных, лукавых, хищных животных, убивающих других. А ягненок не знает ни о лукавстве, ни о насилии. Ни лживости, ни агрессии нет в ягненке. Потому стервятник никогда не внушал людям помысла о том, чтобы провозгласить ягненка богом или где-нибудь на свете воздвигнуть храм ягненку; обезьянам – да, крокодилам – да, змеям – да, кречетам70 – да; всем, но только не ягненку. Нигде на свете ягненка не боготворили, и нигде на свете нет храма в честь ягненка. Начиная же от Христа и доныне тысячи и тысячи храмов воздвигнуты в честь Ягненка – Агнца Божия. Были разрушены тысячи и тысячи храмов кровожадным животным в Европе, Америке, Австралии и частично в Африке и Азии, а тысячи и тысячи построены в честь Агнца. Последнее стало первым, а первое – последним.
Священники еврейские ежедневно заколали жертвенных ягнят, веками и веками71. Едва отмывали руки «до локтя» от крови агнчей. Наловчившиеся в заколании ягнят, они озлобились против всех добрых людей, похожих на ягнят. Так они убили почти всех своих пророков, больших и малых, а также бесчисленных праведников. Отсюда слово Господне: не бывает, чтобы пророк погиб вне Иерусалима72, то есть вне живодерни, где натренированные мясники были священниками. Тут и Христу дОлжно было умереть, от рук тех же мясников.
Знал Он это совершенно ясно, потому спешил в последние дни перед смертью высказать все, что нужно, сделать все, предсказать все, дать все и быть готовым к последней и высшей Жертве – преданию Своей Крови, Себя Самого.
Потому в последнюю ночь на земле Он совершает первую литургию в истории мира. В наше время каждый день совершаются во имя Христово тысячи литургий на свете, но мы говорим о той первой литургии в тот первый Великий Четверток в горнице иерусалимской: Он был приносящий жертву, и жертва, и храм.
И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания73.
Провидит Он, Яснозритель, что этой ночью предстоит Ему страдание. Знает Он, что ад клокочет и бессознательные слуги ада в граде Давидовом дышат пламенной ненавистью к Нему. И сатана, и еврейские старейшины хотят только одного – убить Его. Носители смерти хотят смерти Жизнодавца; волки и змеи уже разинули свои смрадные пасти на Агнца Божия. Нашли себе единомышленника и агента даже в одном из двенадцати апостолов. Евреи и бесы хотят Его смерти по двум разным причинам: евреи хотят Его убить, чтобы Его больше не было среди них и чтобы Он им больше не мешал, а бесы хотят, чтобы Он был убит, чтобы душу Его заполучить себе, в свою власть, как получили они все остальные души до Него. Итак, по расчету мрачных сил и их агентов в человеческом обличье, смерть Его должна стать выгодной и для одних, и для других. Им даже и не снилось, что высшая математика Божия обыграет их наивную арифметику.
И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов74.
И чудо, и любовь.
И не столько проявление чуда, сколько любви.
Для еретических богословов и надменных философов Запада, конечно, главный вопрос здесь в чуде. Как это хлеб может стать Телом и вино Кровию Христовой? Будто каждый день хлеб и вино не становятся в нас телом и кровью нашей. «Но это,– говорят они,– природный процесс!». Как будто природный процесс происходит сам от себя, а не от Бога. Словом Своим Бог определил, чтобы зубы, язык, желудок и желудочные соки превращали хлеб в тело и вино в кровь нашу. Это опосредованный способ действования Творца. Но Творец может действовать и непосредственно, словом Своим: непосредственно и мгновенно совершить тот процесс, который желудок совершает долго и постепенно. Ведь слово Божие сильнее желудка. Ведь и желудок – творение одного слова Божия. Христос и без единого слова, но только мыслью превратил шесть сосудов воды в вино75. Здесь, на литургии, Он действует словом: именует хлеб Своим Телом и вино Своей Кровию. Там, в Кане, Он чудотворил без слова и без прикосновения, только одним помыслом; здесь же использует и прикосновение руками, и слово, и благодарение Отцу Небесному. Но тяжело спорить с развращенными мозгами еретических богословов и с иудаизированными философами Запада. Ведь все еретики и иудеи готовы прибегнуть к убийству врага, если не могут одолеть его ни разумом, ни еще менее любовью.
Кровь вырабатывается и из другой пищи, но Иисус избрал из всех съедобных два самых чистых вещества, чтобы они представляли Его Тело и Кровь: пшеницу и виноградную лозу. Обе они вызревают на сухих и возвышенных местах и требуют много солнечного света, но мало влаги, так же как пост и молитва.
Мы знали многих монахов в окрестностях Иерусалима и на Святой Горе, которые на протяжении долгих лет – иногда и по тридцать, и по пятьдесят лет – питались исключительно сухим хлебом и малой мерой вина и оставались до глубокой старости здоровы, бодры, веселы, прославляя Бога денно и нощно. Ничто так тепло не воспевается в сербской народной поэзии, как «белая пшеница и винная лозица». И ничто у сербов не почитается выше хлеба и вина: ведь считается великим грехом наступить на крошку хлеба и каплю вина пролить на нечистое место. Все это сознательно связано с Христовой Жертвой любви, Христовой литургией.
Ведь тут в центре главное – любовь, которая, отдав все свое, отдает наконец и себя. Это главное и основное; вещество второстепенно.
Пеликан, когда ему нечего дать своим голодным детенышам, раздирает свою утробу и дает им свою кровь, не думая о своей смерти, или думая не о своей смерти, Феодул, но о жизни любимых чад.
Истинно говорю вам: один из вас предаст Меня76.
Предательство как гром среди ясного солнечного неба любви! Все равно как если бы змею увидеть в чистом роднике.
Не я ли? Не я ли, Господи? – спрашивали апостолы, не уверенные в самих себе на этих глубинах жизни, куда погрузил их Учитель.
Не я ли, РаввИ? – спросил и Иуда-предатель.
Ты сказал, ответил ему Иисус.
Но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться77.
Но и это грозное предупреждение не тронуло сердца Иудина. Тридцать сребреников были ему милее Бога. Его помраченный ум не мог произвести даже самого простого расчета. Мы не знаем, сколько значили тогдашние тридцать сребреников78, но по самому большому счету они могли обеспечить ему существование на сто дней. Учитель его обещал ему дать, как и другим верным, не сто дней, а сто тысяч лет, и не только это, но и всю неизмеримую вечность райского благоденствия. «Но,– думал он,– этого еще нужно ждать, а тут сразу и наличными деньгами». «Сразу и наличными» – этой музыкой наполнял сатана душу его. Потому Иуда и протянул руку и принял из рук Иисусовых кусок, обмакнутый в соли. И после сего куска вошел в него сатана.
Тогда сказал ему Иисус: что делаешь, делай скорее.
Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь79. Ночь вокруг него, и ночь внутри него. Напрасно Учитель уничижился, подпоясался и омыл ему ноги; напрасен и протянутый кусок хлеба как знак любви: Иуда слышал только звон проклятого серебра и нашептывание диавола идти, куда пошел. Ноги вымыты, а сердце нечисто. И те, кто серебром заплатил ему за предательство, мыли всякий раз руки свои «до локтя», но сердце их было как гроб, полный мертвых костей и зловония.
Поистине, Феодул, Иуда принял только кусок хлеба, но к чаше не прикоснулся и не причастился Крови Христовой. А Господь ясно сказал: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни80.
Некоторые еретические церкви до сегодняшнего дня не дают своим верующим Крови Христовой, а дают им только кусок хлеба, причем бесквасный и несоленый (еврейский). Таким причастием причастился только Иуда предатель, в то время как все остальные апостолы причастились полным Причащением – Телом и Кровию. Этого апостольского Причащения строго придерживается Церковь Православная и причащает своих верных с незапамятных времен Плотию и Кровию, по заповеди Христовой и по примеру той первой литургии. Из-за этих еретиков, лишающих народ Причащения Кровию Господней, и сказал Господь апостолам: пейте из нее все81. Когда Он преломил и раздал ученикам хлеб, Он не произнес слово «все», но только сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое82. Но когда затем протянул им чашу, сказал: пейте из нее все. Почему Иисус в первом случае не произносит слово все, а во втором произносит его? Потому, что прозорливый Господь, прозирая в будущее, видел, что в Церкви Его появится этот соблазн, что священники в некоторых странах откажут народу в Причащении Плотию и Кровию и станут давать ему лишь хлеб без вина и тем самым будут закрывать народу двери в жизнь вечную, ибо можно ли упразднить слово Христово и при этом надеяться на жизнь вечную? Со страхом и трепетом Восточная Православная Церковь принимает слова Спасителя: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день83. Принимает эти святые слова и на деле исполняет их, причащая весь народ Телом и Кровию Его – так, как Он Сам причастил Своих апостолов на той первой и прообразовательной литургии и как Сам Господь впоследствии, по воскресении, открыл великому апостолу Павлу, как должно причащаться (см.: 1 Кор. 11, 23–25).
Кроме птицы пеликана, каждая кормящая мать – символ Христовой любви и Христовой Жертвы. Ведь, питая дитя молоком своим, мать питает его своим телом и своей кровью, потому что в молоке и тело, и кровь. Потому, когда ты видишь мать, кормящую дитя свое,– мать, а не кормилицу,– знай, что видишь образ литургии Христовой, конечно в узком смысле и ограниченном. Ведь Христос отдал Себя не за одного человека, а за миллионы и миллионы людей, даже за неправедных и грешных. Отдал Себя праведным в пищу, а грешным в лекарство; всем же, чтобы все походили на Него, как дети на Родителя своего, и чтобы Ангелы Его признали их во вратах Царства Небесного и впустили внутрь к Нему.
О, если бы каждый знал, что Христос испытывает бОльшую любовь к нему, намного бОльшую, нежели его мать! Ведь мать, когда кормила его, давала ему нечто от себя и из себя, причем одну часть только, а Христос жертвует за него всего Себя – всего, до последнего вздоха и до последней капли Крови. Материнская любовь лишь бледный символ Христовой любви. Согласно знатокам языков, «литургия» означает общее дело84, то есть дело Христовой любви отличает вообще всех людей, которые эту любовь принимают и любовью на нее отвечают. Не общая мысль и не общая идея, а общее дело. Ведь Христова любовь к грешному и неправедному роду человеческому засвидетельствована делом крайнего пожертвования и предания Себя всего, всем Телом и Кровию. Из далекой древности провидел Исаия Христа как жертвенного Агнца и описал Его такими словами: Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен (Ис. 53, 7). Именно как милый, кроткий агнец. Только не обычный агнец, а Агнец Божий с Божественным разумом, Божественной свободой и Божественной любовью.
Святой Симеон Новый Богослов говорит, что «смиренномудрие – это ноги, а любовь – голова всех добродетелей» (Слово 22)85. Эти две главные добродетели удерживают все тело всех остальных добродетелей. Святой Симеон на создание этого образа был вдохновлен, непременно, Тайной вечерей, на которой Иисус уничижился до того, что омыл ноги Своим ученикам, и возвысился до верха небес Своей бессмертной литургией любви, чтобы и мы друг друга омывали, а не грязнили и друг друга любили, а не ненавидели.
Начиная с этого первого Великого Четвертка и с этой первой литургии в горнице иерусалимской литургия стала сердцем всех богослужений Православной Церкви, а сердце литургии, сердце сердца,– это приношение Святых Даров, Тела и Крови Христовой. Потому, когда услышишь, что священник в алтаре произносит слова Христовы из той первой литургии: Приимите, ядите: сие есть Тело Мое – и снова далее: Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета86,– вздохни и поклонись с благодарностью Христу за то, что он и тебя не забыл, а призвал на Свою Трапезу, чтобы тебя напитать и напоить самой драгоценной пищей, о какой когда-либо ухо человеческое слышало.
Не испытывай, а изумись. Не отказывайся, а приди и прими с благодарностью. Ведь если ты откажешься, Он не будет с тобой на земле и ты не будешь с Ним на небе. Если примешь Его в себя с любовью, смерть не повредит тебе и ты будешь принят на Его небесную трапезу, где будешь с Ангелами и всеми праведниками вечно наслаждаться новой и еще более таинственной пищей и питием (см.: Мф. 26, 29).
А когда Иисус закончил Тайную вечерю, то сказал ученикам: Дети! недолго уже быть Мне с вами… Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою87.
Он говорит им: дети, обращается к ним с Родительским словом любви; дети, хотя некоторые из учеников по возрасту – ровесники Ему, а другие, может, и старше. Так же обратился Он и к кровоточивой женщине, бывшей едва ли моложе Его: дочь!88 Но кто может быть ровесником Ему или старше Его, когда Он так сказал евреям о Своем возрасте: прежде нежели был Авраам, Я есмь89?
Новую вам, говорит, заповедь даю. Как же новую, когда Он им столько раз говорил о любви? Новой называет Он ее сейчас, после литургии, после того как отдал Себя Самого им как животворную пищу и питие; следовательно, после того как прежние слова Свои о любви ныне подтвердил делом. Его Жертва за них открывает Его любовь в недомыслимой и непревзойденной славе и красоте. Ранее Он говорил им слова о любви, научал любви, объяснял любовь, а теперь, впервые теперь Он дает заповедь о любви. С авторитетом несомненным вследствие Своей Жертвы, Своей литургии.
До Христа мир не знал любви. Языческие народы произносили это слово, но в смысле плотской, супружеской, кровной или сроднической любви. Слова Сократа и Платона о любви не что иное, как поэтические грезы.
В Коране даже не упоминается слово «любовь». Мухаммед знал только о Боге, всегда удаленном от людей, порой праведном, порой милостивом.
Будда выдал свою теорию о ненужности и вредности любви и силился вырвать и самые ростки любви к чему бы то ни было и к кому бы то ни было на небе и на земле. Согласно ему, пока человек будет связан любовью будь то к людям, к богам или к твари, до тех пор душа его должна будет вновь появляться в разных телах. А когда человек иссушит сам корень любви в сердце своем, тогда он больше не будет рождаться, а перейдет в нирвану, в небытие, в ничто. Это единственное счастье, по учению Гаутамы Будды. Разве тебя не охватывает ужас, Феодул, от этого несчастья, называемого индийским учителем счастьем?
Но не удивляйся, что люди доходили и до таких мыслей. Нити их мыслей и мудрствований держал в своих руках сатана, человеконенавистник и человекоубийца. Он выводил людей из себя; выводит и до сих пор язычников и безбожников. Должен был прийти Некто сильнейший сатаны, чтобы освободить людей и обратить их к Себе, Богу, и чистому разуму. Должен был Некто сойти с небес и принести свет истины и тепло любви, чтобы осиять разум людей и согреть их сердца.
И пришел. Пришел Спаситель, долгожданный и прореченный Мессия. Мы о Нем и говорим непрестанно, Феодул. Он победил бесов. Он открыл людям тайны Царства Небесного. Он всего Себя отдал в жертву из послушания к Отцу Своему Небесному и из любви к людям. Всего Себя отдал, Телом и Кровию, и целым остался.
Платон умер от болезни90. Он не жертвовал собой ни за кого. Будда умер в старости, проглотив случайно какую-то кость. И он не жертвовал собой ни за кого. От Платона не осталось ничего. От Будды остался один зуб, хранящийся и сейчас на острове Цейлон. От Мухаммеда остался только клок бороды, считающийся в Медине91 святыней.
Христос жертвовал всем Собой за всех и остался весь невредим. Кто мало дает, мало получает. Кто много дает, много получает. Кто жертвует всем, приобретает все. Христос отдал все, Свое и Себя, и приобрел все. Дана Мне всякая власть на небе и на земле92, засвидетельствовал Он после воскресения верным Своим. Вне Христовой власти никто не может ни жить, ни умереть, ни из ада выйти, ни в рай войти. Неограниченная и страшная власть. Счастье для нас, что такой власти над нами не имеет больше мрачный стервятник, а имеет Человеколюбец Господь, явивший перед людьми любовь, превосходящую разум.
Победитель
Семь тяжких кошмаров мучили человеческий род, Феодул, от изгнания Адама из рая до Пришествия Христа. Семь кошмаров властвовали над многими поколениями:
власть незнания,
власть бесов,
власть природы,
власть тела,
власть ненависти,
власть болезни
и власть смерти.
Христос принес и даровал людям семь побед:
победу над незнанием,
победу над бесами,
победу над природой,
победу над телом,
победу над ненавистью,
победу над болезнью
и победу над смертью.
Извечно люди воздыхали об этих победах, но мудрецы и учители ветхого мира не были в состоянии ни одну из них завоевать и человечеству даровать. Ни философы греческие, ни мистики персидские, ни чародеи египетские, ни мудрецы индийские. Никто, никогда и нигде от начала до Начала, то есть от начала мира до Мессии, назвавшего Себя Началом93.
Христос принес все победы, собрал всё расхищенное и освободил рабов от власти тьмы. Как ветер рассыпает черешневый цвет на пчел, чтобы они собрали из него мед, так Он рассыпал небесные дары и все Свои победы на людей, чтобы они из них черпали радость, счастье и жизнь вечную. Он явил Себя:
Благовестителем истины,
Изгонителем бесов,
Повелителем природы,
Усмирителем тела,
Покорителем ненависти,
Исцелителем болезни
и Воскресителем мертвых.
Семикратную свободу даровал Господь Иисус людям, подобно солнцу с семью яркими и сияющими лучами:
свобода от лжи, слитой с насилием,
свобода от бесов, носителей лжи и насилия,
свобода от природы, предназначенной для служения человеку, но взбунтовавшейся против грешного человека,
свобода от тела как Органа души и от телесных страстей,
свобода от ненависти, неотделимой от эгоизма, злобы и неведения,
свобода от болезни как чего-то неестественного и неблагоугодного Богу,
свобода от смерти – самого страшного пугала для людей.
Семикратный страх упразднил Господь в людях:
страх мрака и неведения истины,
страх перед злобными божествами, бесами,
страх перед природой и природными стихиями,
страх за тело как мнимый единственный носитель жизни,
страх за свою личность, родительницу эгоизма и ненависти,
страх болезни как бича бесовского,
страх смерти, а более того – пребывания в мрачном аду или переселения души человеческой в низшие существа.
1 На сербском языке «Священное Писание» звучит как «Святое Письмо».– Ред.
2 Грех Адама – нарушение заповеди Божией (см.: Быт. 3), грех Каина – убийство (см.: Быт. 4, 1–15), грех Хама – непочитание отца (см.: Быт. 10, 20–27); по преданию, Хам был также изобретателем идолов.
3 Откр. 3, 5.
4 См.: Лк. 16, 19–31.
5 Откр. 5, 1.
6 Слова написанную внутри и отвне следует понимать как внутреннюю и внешнюю мастерскую человеческого существа, то есть мысли, чувства и желания, с одной стороны, и внешние дела – с другой.– Свт. Николай.
7 Откр. 13, 1.
8 Упоминание здесь многих книг следует понимать так, что всякий человек имеет отдельную книгу своих дел, но существует и одна общая книга, в которой будут записаны имена всех спасенных. В церковном Предании имеется много свидетельств об этих отдельных книгах. Особенно известно свидетельство праведной Феодоры, келейницы преподобного Василия Нового.– Свт. Николай.
9 См. книгу «О мытарствах блаженной Феодоры».
10 Лк. 10, 17.
11 Ин. 3, 13, 31; 6, 33, 38, 41, 42.
12 См.: Святитель Николай (Велимирович). С нами Бог. М., 2002.

13 1 Тим. 2, 4.
14 Ин. 1, 9.
15 Ин. 21, 18.
16 Ин. 13, 27.
17 Ин. 8, 34.
18 Ин. 8, 26.
19 Ин. 7, 16.
20 Ин. 4, 34.
21 Ин. 5, 30.
22 Ин. 8, 29.
23 Ин. 5, 19.
24 Ин. 6, 57.
25 Ин. 16, 15.
26 ДефинИция, определение, формулировка.
27 Ср.: Откр. 13, 8.
28 См.: Откр. 1, 8, 10; 21, 6; 22, 13.
29 Ср.: Ин. 8, 44.
30 См. примеч. 25.

31 АнАнка, или Ананке, в древнегреческой мифологии бо¬гиня неизбежности, необходимости. Она вращает веретено, символизирующее мировую ось.
32 НемезИда, в древнегреческой мифологии богиня спра¬ведливости и мести.
33 Ср.: Дан. 10, 5–6.
34 Преподобный Антоний Великий (ок. 250 – ок. 355; память 17/30 января), отшельник и пустынник, основатель монашества, освятивший его своим примером. Родился он в Среднем Египте в зажиточной семье, но в 20 лет избрал для себя путь богоугождения, раздал свое имущество и уединился в пустыне, в гробнице, а затем в пещере и в развалинах капища. Он жил отшельником, но многие приходили послушать его, даже знаменитые люди, ибо слава и авторитет его были велики на всем Востоке. Вскоре вся пустыня вокруг него заселилась отшельниками, его учениками. Лишь дважды, когда наступало самое опасное для Церкви время, святой Антоний покидал место своего отшельничества и приходил в Александрию: в 311 г., чтобы во время гонений Максимина укрепить христиан, и ок. 335 г. для обличения ариан. В суровой пустыне святой Антоний подвергался жестоким нападениям бесов, он знал их повадки и был наделен от Бога силой побеждать их. См.: Святитель Афанасий Великий. Житие преподобного отца нашего Антония// Творения: В 4 т. [Сергиев Посад,] 1903. Т. 3. С. 178–250; Преподобный Антоний Великий. Наставления // Добротолюбие: В 5 т. 3-е изд. М., 1895. Т. 1. С. 31–32, 39–40, 125–126, 129.
35 Мф. 4, 19.
36 Ин. 1, 48, 49.
37 Мф. 9, 3–4
38 Ср.: Мк. 9, 31.
39 Ин. 5, 14.
40 Ин. 9, 2, 3.
41 Мф. 26, 31.
42 Мф. 26, 34.
43 Ин. 13, 27.
44 Ин. 13, 28.
45 Ин. 4, 18.
46 Ин. 4, 21.
47 Ин. 5, 19.
48 Мк. 14, 6, 8.
49 См.: Лк. 16, 23.
50 Карл Маркс (1818–1883), основатель коммунизма, по национальности еврей, начал свою эволюцию в 1837 г. с младогегельянства, обосновывавшего атеистические и революционные идеи философией Гегеля. В 1842 г. стал редактором газеты революционных демократов, вскоре запрещенной, а уже с 1843 г. обратился к коммунизму и материализму; его жена была первой женщиной-коммунисткой. В 1844 г. написал статью «К еврейскому вопросу», выдвинул идею о всемирно-исторической роли пролетариата, начал сотрудничать с Энгельсом и был выслан из Франции за критику порядков в Германии. Если бы не средства Энгельса, семья Маркса, по замечанию Ленина, погибла бы впоследствии от нищеты. В 1845 г. Маркс сформулировал программу-максимум – изменение мира: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». В 1847 г. он реорганизовал некий Союз справедливых в Союз коммунистов и придал ему лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». В 1848 г. составил первый программный документ коммунистов – «Манифест коммунистической партии» и был выслан из Бельгии, в 1849 г. был вынужден выехать из Германии. В 1850 г. развил теорию классовой борьбы, имеющей целью создание общества без классов, где будет править «диктатура пролетариата» (его термин). В 1852 г. Союз коммунистов был разгромлен, а его руководители осуждены, но Маркс был в то время в Англии; он свернул революционную агитацию и до 1862 г. сотрудничал в разных изданиях ради заработка. В 1864 г. Маркс стал основателем I Интернационала – Международного товарищества рабочих, породившего массовые социалистические партии в разных странах. В 1867 г. вышел 1-й том его главного произведения, «Капитала», в котором социализм из утопии был превращен в науку. 2-й и 3-й тома были закончены после его смерти Энгельсом. Полигоном для реализации идей Маркса стала Россия; подавляющее большинство создателей советского государства составляли евреи.
51 ЗавулОн – шестой и последний сын Иакова от Лии (см.: Быт. 30, 19–20), которому Иаков предсказал удел в земле обетованной (см.: Быт 49, 13). Это сбылось при Иисусе Навине: Завулон занял лучшую часть земли на севере Палестины (см.: Нав. 19, 10–16).
52 ВрЕтище, мешок из грубой ткани (дерюги, или веретья), а также грубая власяница и покаянная одежда вообще.
53 ХоразИн, ВифсаИда и КапернаУм, города на берегу Галилейского моря, освященные стопами Спасителя, свидетели Его многочисленных чудес. Несмотря на это, жители их не уверовали во Христа и не покаялись. Капернаум был главным и любимым местопребыванием Спасителя (см., напр.: Мф. 4, 13; 11, 23; Мк. 2, 1; Лк. 7, 1; Ин. 4, 46). Вероятно, руины Тель-Хум расположены на его месте. От Хоразина (см.: Мф. 9, 21; Лк. 10, 13) осталась тоже лишь большая груда развалин, называемых Керазе. Вифсаиды было две: одна Галилейская, родина апостолов Андрея, Петра и Филиппа (см.: Мк. 14, 70; Ин. 1, 44; 12, 21), другая располагалась на берегу Иордана (Вифсаида-Юлия): здесь Господь исцелил слепого (см.: Мк. 8, 22) и напитал пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами (см.: Мф. 15, 17–21). На месте Вифсаиды Галилейской сейчас стоят руины и бедное селение Айн-Эт-Табигах, на месте Вифсаиды-Юлии – развалины местности Эт-Тель.
54 Мк. 13, 1; Мф. 24, 2.
55 Стена плача расположена на юго-западном склоне Храмовой горы в Иерусалиме; это единственный фрагмент, сохранившийся от второго Иерусалимского храма, воздвигнутого в 515 г. до Р.Х. и разрушенного в 70 г. по Р.Х. Разрушение это произошло в тот же день, что и разрушение царем Вавилонским первого Иерусалимского храма в 585 г. до Р.Х. Длина Стены плача – 156 м; она является одной из иудейских святынь: здесь оплакивается потеря храма.
56 Мечеть Куббет эс-Сахра («купол скалы»); построена в 687–691 гг.
57 Тит Флавий, сын римского императора Веспасиана (69–79), захватил Иерусалим в 70 г. и разрушил его до основания. Римский император Адриан (117–138) захотел восстановить Иерусалим как языческий город, названный им Элия Капитолина, однако иерусалимляне восстали против него, и город был превращен в римскую колонию. Евреям под страхом смерти было запрещено входить в Иерусалим, а на месте иудейского святилища был воздвигнут храм Юпитеру со статуей Адриана. Омар, второй мусульманский халиф (634–644), захватил Иерусалим в 637 г. и назвал его эль-Кудс или Бэт-эль-Макдис, а храм Соломона обратил в мечеть. Сельджуки, захватившие город в 1037 г., были столь жестоки, что подвигли христиан на крестовый поход в Иерусалим. В XVI в. Иерусалимом завладела Османская империя, а в 1917 г. он был занят англичанами. В 1947 г. при образовании государства Израиль по решению Генеральной Ассамблеи ООН Иерусалим должен был стать самостоятельной административной единицей, управляемой непосредственно ООН. Но в 1948–1949 гг. новообразованное государство начало войну против своих соседей, захватило западную часть Иерусалима и в 1950 г. объявило ее своей столицей. Восточную часть Иерусалима, в которой находятся все его величайшие святыни, Израиль захватил в 1967 г., а в июле 1980 г. провозгласил весь Иерусалим своей «вечной и неделимой» столицей.
58 Имеется в виду сочинение Иосифа Флавия «Иудейская война», книги 5–7.
59 Мф. 23, 38.
60 См.: Мф. 27, 25.
61 См.: Быт. 4, 2–15.
62 Ин. 8, 44.
63 Мф. 24, 29–30.
64 Мф. 24, 27.
65 См.: Мф. 24, 30.
66 Мф. 25, 32.
67 См.: Мф. 25, 46.
68 Ин. 15, 13.
69 Ср.: Ин. 8, 44.
70 Кречет, хищная птица семейства соколиных, по закону Моисееву, считавшаяся нечистой. Большими стаями кречеты слетались на поля сражений и поедали тела умерших.
71 «По Иосифу Флавию, было на пасху заклано 265 000 агнцев; по талмуду, Ирод Агриппа, чтобы подсчитать число поклонников, велел отделять жертвы к очагу – их оказалось 600 000… Порой священники ходили по щиколотку в крови: весь огромный двор был залит кровью. Слышно было в Хевроне – дома – трубные звуки – от 21 до 48 во время жертвы всесожжения,– пение бесчисленных хоров, блеяние, крики и стоны животных, вопреки стараниям их привести к молчанию. Со слабыми нервами сюда нечего было идти… В поток Кедронский спускалась жертвенная кровь – и осадком крови удобрялась вся Палестина: столько было крови! Кровь, кровь, кровь – кровь, “в которой душа”,– текла потоками» (Свящ. Павел Флоренский. Из богословского наследия// Богословские труды. Сб. 17. М., 1977. С. 97–98).
72 Лк. 13, 33.
73 Лк. 22, 14–15.
74 Мф. 26, 26–28.
75 См.: Ин. 2, 1–11.
76 Ср.: Мф. 26, 21.
77 Ср.: Мф. 26, 22, 25, 24.
78 Сребреник, или святые сикли, три тысячи которых составляли еврейский талант (см.: Исх. 25, 39; 2 Цар. 12, 30), или статиры, каждый из которых равнялся святому сиклю, т.е. четырем драхмам.
79 Ср.: Ин. 13, 27, 30.
80 Ин. 6, 53.
81 Мф. 26, 27.
82 Мф. 26, 26.
83 Ин. 6, 54.
84 Литургия (греч.: λειτουργία, от λέτον – общество и έργον – дело), дословно: «общее дело», «общественное служение».
85 Ср.: Симеон Новый Богослов. Слова: В 2 т. 2-е изд. М., 1892. Т. 1. С. 206.
86 Мф. 26, 26–28
87 Ин. 13, 33, 34–35.
88 Ср.: Мф. 9, 22.
89 Ин. 8, 58.
90 Платон умер в 347 г. до Р.Х. в возрасте 80 лет.

91 Мединой Мухаммед назвал древний южноаравийский город Ятриб, откуда родом была его мать. Когда в Мекке новому учению Мухаммеда был дан отпор, он вместе со своими немногочисленными последователями обосновался в соседней Медине. Год этого переселения (ар.: хиджра), 622-й, принят в исламе за начало мусульманского летосчисления. Мухаммед объявил Мекке джихад, т.е. священную войну, которая частенько сводилась к ограблению мекканских караванов, но не ограничивалась этим: с легкой руки Мухаммеда во все века до сегодняшнего дня под знаменем джихада льется кровь. В 630 г. Мекка была покорена и объявлена столицей ислама, но Мухаммед остался в Медине. В 632 г., совершив хадж (паломничество) в Мекку, он умер; похоронен в Медине.
92 Мф. 28, 18.
93 См.: Откр. 1, 8; 21, 6; 22, 13.

Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS