Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Рассказы

Феодул. Часть 2

30.08.14 | Автор: Святитель Николай Сербский
Феодул, или Раб Божий Часть II 
Простецы и глупцы
Простецы узнали и признали Спасителя мира, глупцы Его отвергли.
Известно ли тебе, Феодул, различие между простецом и глупцом? Поистине, различие это велико, несмотря на то что многие его не видят и, не видя, смешивают и отождествляют одно с другим. Простец и глупец, говорят, – это одно и то же. Так говорят те, кто привык, по лености ума своего, довольствоваться заблуждениями.
Если здоровье то же, что болезнь, то и простой человек то же, что глупый. Знал это лучше меня и тебя Тот, Кто избрал простецов в Свои апостолы и благовестники.
«Идите за Мной»,– сказал Иисус рыбакам, и они оставили сети рыбацкие и пошли за Ним. Каким чарующим должен был быть голос уст Его, если сподвиг стольких людей оставить свое занятие и пойти за Ним! В простых душах Петра, Андрея, Иакова и Иоанна этот голос прозвучал не как голос человеческий, а как Божий.
Доказательством тому да послужат нам Филипп и Нафанаил. Сперва Филипп. Услышав слова: «Идите за Мной», он понял, что это глас Господень, тотчас нашел друга своего Нафанаила и сообщил ему, что явился в мир прореченный и чаемый Мессия, говоря: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета1 (на самом деле Он их нашел2, а они Его узнали).
Услышав это, Нафанаил с некоторой иронией ответил: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп не стал доказывать ему, а только сказал: пойди и посмотри3.– «Приди, Нафанаил, и сам посмотри на Его лицо и послушай Его голос и убедишься, как я, как Петр и Андрей и все остальные».
Послушался Нафанаил своего друга, пришел к Иисусу и увидел и услышал. А когда увидел лицо Его, и услышал голос Его, и убедился в прозорливости Его, то даже превзошел Филиппа в признании Иисуса Господом, воскликнув: РаввИ! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев4.
Вот первые две простые души, которые, после Иоанна Крестителя, выразили свое убеждение в том, что Иисус действительно Мессия, Царь царей и Спаситель мира. Иоанн первый узнал Его и назвал Агнцем Божиим: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира5. Да и Иоанн, этот лев пустыни, в действительности тоже был простой душой, простой и, как кристалл, чистой.
Немного позже Петр высказал, чтО он думает об Иисусе. А именно тогда, когда Иисус вопросил Своих учеников, что они думают о Нем: а вы за кого почитаете Меня? Тогда Симон Петр открыл то, что от начала скрывал в душе своей, и ответил: Ты – Христос, Сын Бога Живаго6.
Простыми душами были и все те люди, что сбегались огромными толпами, тысячами и тысячами, к Иисусу, чтобы только услышать Его, увидеть Его и восхититься, напитаться Им, напоиться Им и горькую свою жизнь усладить Им.
Однажды, когда Он говорил народу, одна женщина возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие! (Лк. 11, 27). Так воскликнула женщина из народа – не Иродиада и не Саломия из Иродовых палат, а женщина из народа, то есть простая душа, но душа неглупая.
Да и сами стражники еврейские, посланные старейшинами схватить Иисуса, возвратились и сказали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек. Зашипели на них, на эти простые души из народа, ученые глупцы иерусалимские: неужели и вы прельстились? Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он!7 Народ, не знавший закона, узнал Законодавца, а знатоки закона не смогли узнать Его! Поистине, эти простецы, а те глупцы. Ведь важнее познать Творца, нежели творение, и полезнее слушать Законодавца, нежели законы.
Простая душа, простое око, без очков предрассудков. В природе во мраке ночи многие цветы закрываются, а когда солнце восходит, раскрываются, чтобы согреться и напитаться светом солнца небесного. То же самое случилось и с бесчисленными душами человеческими, которые до Христа были закрыты по причине мрака вокруг них и которые раскрылись тогда, когда воссияло Солнце Правды. Между тем именно этот Божественный свет Христов был слишком силен для многих искусственно выращенных душ, и они перед ним закрылись, как пожухшие из-за яркого солнца цветы. Произошло то, о чем Иисус Сам сказал: на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы (Ин. 9, 39). Речь здесь идет о простецах, здоровых и выносливых к сильному свету, и о глупцах с ущербным духовным зрением.
Этих последних Иисус, Сама Истина, не назвал глупцами, как мы называем их. Назвал Он их слепцами, чуть более мягко. И еще Он назвал их «мудрыми и разумными». Какая тонкая ирония! Это они сами себя считали мудрыми и разумными, а на самом деле были совершенно слепы и глупы. Вот эти слова Иисусовы: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам (простецам) (Мф. 11, 25).
Ту же самую мысль выражает апостол Павел, когда пишет к коринфянам, что Бог избрал немудрое в глазах мира, немощное и незнатное, чтобы посрамить то, что – опять же в глазах мира – премудро, сильно и благородно (см.: 1 Кор. 1, 27). Наилучшую характеристику дал тот же Павел как себе, так и другим апостолам, сказав: хотя я и невежда (простец) в слове, но не в познании (2 Кор. 11, 6).
Глупцами были те, кто, называя себя мудрыми, обезумели8, по слову того же славного Павла. К таким глупцам относились фарисеи, книжники, саддукеи и первосвященники, а за ними и язычники Пилат и Ирод. Хотя они были кровными врагами друг другу, но тем не менее из-за Христа постепенно стали сближаться9, пока в конце концов все они не согласились – раз и навсегда в одном Существе – убить Того, Кого Бог послал и Кого простой народ принял как Мессию.
В то время как народ обоготворяет Христа, наслаждается Его словами и восхищается Его делами, старейшины еврейские, охваченные пылкой завистью и звериной яростью, силятся поймать Его на слове и задают Ему такие преглупые вопросы:
Почему Твои ученики срывают колосья в субботу?10
Почему Твои ученики едят неумытыми руками?11
Нужно ли платить пОдать кесарю?12
Почему ученики Иисусовы не постятся, как ученики Иоанновы?13
Почему Он исцеляет людей в субботу?14
Почему Он с грешниками ест за одной трапезой?15
Какая заповедь наибольшая в законе?16
Если семеро братьев на этом свете имели одну и ту же жену, чьей она будет на том свете?17
Мы чада Авраама, а Он чей и откуда?18
Глупый же Пилат, хотя и находит, что Христос ни в чем не виновен, однако умывает руки и произносит смертный приговор Ему!19 Есть ли глупость бОльшая под небом?
Глупый Ирод, который ради угождения танцовщице усекнул праведного Иоанна, ожидает от Иисуса, чтобы Он, как некий индийский факир, явил перед ним какое-нибудь чудо, какой-нибудь фокус-покус, ради увеселения. А когда Мессия не доставил ему такого удовольствия, он одел Его в белую смирительную рубашку20.
Возьмем лишь один пример, один из многих, в ярких красках рисующий портрет и простеца, и глупца. Однажды, когда стало известно, что Иисус пришел в Капернаум, нахлынул народ, чтобы Его увидеть и услышать, а многие принесли своих больных, чтобы Он их исцелил. И четверо из них принесли некоего человека расслабленного (полностью парализованного) и через кровлю дома с трудом спустили его пред Ним. Сказал Господь расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. И человек стал здоров. Обрати внимание теперь, Феодул, как простецы и глупцы разделились тут, как вода и масло. Смотри, каковы простецы: Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам, и каковы глупцы: Он (то есть Иисус Исцелитель) богохульствует. Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?21
Видишь ли, слуга Божий, Феодул, в чем различие между ними? Простые люди видят главное, а глупые второстепенное. Простецы видят славное деяние Христово и, восхищенные, прославляют Его и словами, и слезами радости, и восторгаются: никогда не бывало такого явления в Израиле22. Глупцы же смотрят на это деяние через очки зависти и личного тщеславия, сквозь предрассудки педантизма и, помраченными мозгами раскидывая и нечистым оком взирая, задают глупый вопрос: Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?
Наклонись, Феодул, я шепну тебе что-то на ухо. Вся история христианства от дней оных и доныне – это огромная сцена, на которой встречаются актеры только двух амплуа: простецы и глупцы. Я имею в виду отношение людей ко Христу. Ведь Христос стал осью колеса всей мировой драмы, от Адама до конца времен. Это колесо, как пьяный, вертелось туда-сюда, и люди баснословили о нем в меру своей фантазии. Но, когда явилась ось, стало видно и понятно движение колеса. По этой оси все равняется, все меряется и все оценивается. Нет другого мерила.
Простые души – это те, кто не отделяет и мелкие незнания, и многие мелкие знания, и богатство, и нищету, и какое бы то ни было земное нагромождение, будь то духовное или материальное, от самых значительных реалий. Простыми душами были и богатый Иосиф из Аримафеи, и ученый Никодим, и лекарь Лука, и авторитетный князь еврейский Иаир, и сотник римского гарнизона в Капернауме, и даже весьма ученый законник Гамалиил, и его ученик Савл. Почему они были просты, а не глупы? Потому, что сохранили способность отличать главное от второстепенного, духовное от формального, Божественное от человеческого.
Ах, Феодул милый, признАюсь тебе, что и в наши дни, в этом двадцатом столетии, я не могу найти людей третьего типа. Вижу только простецов – богомольный крестьянский народ, который за Христа, и глупцов – антихристов. То – огромный народ Божий, а это – торговцы мелочевкой и в решающие минуты предатели Бога и своей души. Единомышленники Иудины!
Лицо Иисусово
Какое лицо ты больше всего хотел бы увидеть, Феодул? Из всех лиц человеческих, от начала мира появлявшихся под солнцем, на чье лицо ты хотел бы ненасытно глядеть, Феодул?
Великий царь и пророк древних времен видел за свою жизнь миллионы человеческих лиц. Видел их, вглядывался в них и оставался недоволен. Не могла его удовлетворить преходящая красота человеческая. Изменчивость ее он хорошо познал и на других, и на себе. И, жаждущий красоты неизменчивой, непреходящей и совершенной, он вопиет к Богу: Ищу лица Твоего, Господи! (ср.: Пс. 26, 8). И снова, по другому поводу, повторяет: Одного просил я у Господа… созерцать мне красоту Господню (ср.: Пс. 26, 4). И опять воздыхает и просит: Яви светлое лице Твое рабу Твоему (Пс. 30, 17).
И еще назидает своих: Ищите Господа и силы Его, ищите лица Его всегда (Пс. 104, 4).
Но то, чего этот вдохновенный муж жаждал и искал, не дано ему было увидеть, как и никому другому до нисшествия Сына Божия на землю. Как и Господь Сам сказал Своим ученикам: истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, чтО вы видите, и не видели, и слышать, чтО вы слышите, и не слышали (Мф. 13, 17).
Каким должно было быть лицо Иисусово, если оно смогло растрогать Предтечу Иоанна, столь сурового к себе и строгого к другим, и он радостно воскликнул: вот Агнец Божий?23
Каким было это лицо, в которое все в синагоге назаретской с удивлением всматривались, когда Он, начиная Свое земное служение, стал читать из пророка Исаии: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим?24
Поистине, необыкновенным должно было быть лицо Мессии, если многие тысячи людей по три дня не отводя глаз смотрели на Него, забывая о голоде и усталости физической;
и если многие оставляли свои дела и бежали за Ним и через озеро Галилейское переправлялись25, только бы еще и еще глядеть на Него и слушать, и еще и еще быть в Его присутствии;
и если отпетый грешник иерихонский, богатый Закхей, осмелился на глазах у людей, ненавидевших его, влезть на дерево, только бы увидеть это лицо26;
и если царь Авгарь из далекой Халдеи решился послать своего живописца, чтобы он на холсте запечатлел лицо Иисусово и он, Авгарь, смог хотя бы на портрете увидеть Его?
Из притчи о царе Авгаре мы черпаем исключительные сведения о лице Иисусовом. Этот царь Авгарь отправил из своей столицы Едессы самого лучшего художника, по имени Анания, в землю Израилеву, чтобы он изобразил Иисусов лик и принес ему.
После долгого путешествия Анания добрался туда, куда был послан своим господином. Однажды нашел он Иисуса среди огромной толпы народа. Встал он поодаль, натянул холст и стал рисовать лицо Иисусово. Но работа ему давалась отнюдь не легко. Лишь только начал он рисовать, как лицо Иисусово переменилось, и он взял другой холст. Но и тут, лишь только ему показалось, что сейчас он уловит черты и цвет лица, лицо опять переменилось. Он взял третий холст, но опять то же самое. Холст за холстом он бросал и опять на новом начинал работу, но все без успеха. Лицо непрестанно менялось, и Иисус всякое мгновение казался другим. Анания стал впадать в отчаяние, ибо он столкнулся с тем, с чем никогда не сталкивался ни один человек, владеющий искусством живописца.
Проницательный Господь прозрел намерение художника, призвал его и по милости Своей избавил от отчаяния: взяв у него кусок полотна, приложил к Своему лицу, и лик Его оказался чудесно отпечатленным на полотне. Художник Анания принял полотно из рук Спасителя, поклонился Ему и, поблагодарив с трепетом и восхищением, поспешил вернуться домой. Когда в Едессе его спросили, как выглядит Иисус Христос, он ответил, что Господь похож на всякого человека и что всякий человек может увидеть себя, глядя на Него.
Это свидетельство, правда, не записано в Евангелии, но сохранено в Предании Православной Церкви, в житии великого апостола Фаддея27 и в жизнеописании царя Авгаря. Оно многое говорит нам о характере Господа, отраженном на лице Его.
Всемогущий Божий Дух проникал сквозь плотской состав тела Иисусова и излучался навстречу каждому той добродетелью, которая скрыто жила в данном конкретном человеке. Спаситель пришел взыскать и спасти погибшее28, то есть то, что в человеке завалено грязью и грехом, то, что и сам человек перестал ценить и осознавать. И даже если это лишь сотая часть души, Иисус узнАет, устремится к ней Своим Духом, чтобы извлечь ее, как сотую овцу, застрявшую в тернии, или как одну драхму, потерявшуюся в пыли, или как клад, зарытый на заброшенном поле. Так действует солнечный свет, падающий на песок, в котором лежит хрустальный осколочек. И этот один-единственный осколочек хрусталя в куче темного песка засверкает на солнце и заблестит, будто некое малое солнце, упав в песок, слышит приветствие большого солнца небесного и отвечает ему.
Так и всякий человек, поглядев на Иисуса, чувствовал Его в себе и узнавал себя в Его лице. Ведь в лице Сына Человеческого каждый человек видел себя тем, что делало его человеком. Так и Закхей не мог не вздрогнуть от страха и радости, когда в его душу вошел луч света от лица Господня и ударил в такой «хрусталик» человечности в толще грязи его мытаревых эгоизма и алчности – ударил и попал именно в этот хрусталик и вызвал его отблеск и сияние. Тут же вся эта черная грязь эгоизма спала с этого малого осколочка, и освобожденный хрусталь засверкал светом Христовым в раскаявшейся и в возрыдавшей душе Закхеевой. Осиянный и спасенный, человек возопил: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел (нанес ущерб, причинил убыток), воздам вчетверо!29 Так говорит этот спасенный утопающий, говорит будто от Христова Духа, а Христос, отвечая, говорит будто из сердца самого Закхея: ныне пришло спасение дому сему30.
Жена-грешница, известная в городе блудница, особенно между фарисеями, должна была почувствовать отвращение к самой себе, впервые увидев лицо Иисусово. Нечто зазеленело в помойной яме ее души, стало прорастать и уже не давало ей покоя: в лице Иисусовом узнала она свое подлинное существо. С тех пор что-то стеснилось в ее душе, что-то стало бороться: мусор – с тем, что зазеленело, что запало в душу, как сияющее семя, от этого Божественного лица. В конце концов пересилило в ней новое, чистое и святое, и, взяв свои деньги, грехом заработанные, она купила самый драгоценный нардовый аромат, пошла к Иисусу и излила на Него этот аромат вместе со слезами своими. Слепые фарисеи только соблазнились этой сценой. Если бы, сказали они, Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница (Лк. 7, 39). Воистину Господь знал то, что знали они, но они не знали того, что Он знал: они знали только ее грех и ничего больше, а Он знал и нечто иное – то, чтО в помойной яме её души росло и в куче мусора блестело. Они были как луна, под чьим бледным светом и хрусталь кажется темным, без отблеска, как простой песок. А Он пламенеющее Солнце Правды, Которое разделяет и различает, вызывает сияние светом лица Своего на искривленном осколочке хрусталя души жены-грешницы. Потому Он укорил фарисеев, эти бледные луны, а жене сказал: прощаются тебе грехи (то есть мусор твой Я изметаю из тебя); вера твоя спасла тебя, иди с миром31.
Теперь посмотри на разбойника на кресте справа. Пригвожденный, спорил он со своим товарищем, висевшим слева и хулившим Господа. Благоразумный усовещевал хулителя: или ты не боишься Бога?.. мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал32. Не написано, чтобы этот благоразумный разбойник когда-нибудь ранее видел и слышал Иисуса. Впервые на кресте, корчась от боли, повернувшись к среднему Кресту, он оказался лицом к лицу с Ним. И свет лица Его осветил нечто в душе его, нечто погребенное, засыпанное пеплом, забытое, что от сотворения мира, из поколения в поколение, от предка к потомку восставало, тщетно силилось пробиться наружу. Под впечатлением от этого лица, хотя и окровавленного, измученного, иссиня-бледного, он вспомнил что-то самое исконное в себе, что-то человеческое и божественное и сразу ощутил себя сродным Распятому посередине. В жизни он уподобил себя злодею и скоту, а умирая, ощутил себя человеком. Буря жизни вырвала его дерево с корнем, но он сподобился припасть к Источнику воды живой, чтобы глотнуть оттуда и не умереть. Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! Два часа размышлений в муках на кресте; два часа покаяния и отвращения к загубленной своей жизни; два часа глядел он на лицо Иисусово – и обрел милость Божию, обновление, оживотворение и переселение в рай. Истинно говорю тебе, проговорил ему Сын Божий в агонии, истинно говорю тебе: ныне же будешь со Мною в раю33.
Это лишь несколько классических примеров. А куда больше – тысячи – душ тех простодушных, хоть и грешных людей, чьи глаза не могли оторваться от лица Иисусова! Ученики, последовавшие за Ним без слов. Никодим, не разумевший ничего, но из-за сияния лика Его ставший Его тайным последователем. Иосиф и Гамалиил и много других имен и примеров. Для таковых Господь Иисус предстал как прекраснейший сынов человеческих34.
Но многих не тронуло очарование лица Его. Кто они? Это те, в ком и последняя крупица хрусталя превратилась в песок. Это князья еврейские, фарисеи, священники и книжники, ядом лицемерия, тщеславия и формализма вконец умертвившие себя. Они смотрели на это лицо, как слепые смотрят на солнце, и вторили словам пророка: нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему35. Они были тогда, они есть и сейчас среди нас: лицемеры, глупцы слепые, вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда проглатывающие; чаши, омытые снаружи, а внутри полные нечистот; гробы окрашенные, исполненные смерти и мертвых костей, убийцы пророков и священников, змеи и порождения аспидовы, отродье человеческое и чада сатаны. Каиафа, Ирод и Пилат смотрели на лик Иисусов, но не видели в нем ни одной своей черты, ни один луч лика Его не уловил ни одной точки в их душе, на которой бы мог остановиться и которая засветилась бы ему в ответ.
За исключением их и таких, как они, и тогда, и сейчас, и до края времен лицо Иисусово являет лицо Всечеловека. Всякий человек, у кого хоть самый маленький уголок души не разъеден смертью греховной, может увидеть себя в лике Христовом, и свет лика Христова, входя в него, оживляет всю его душу.
Скажи мне теперь, Феодул, какое лицо больше всего хотел бы ты увидеть? И ненасытно глядеть на него в вечности?
Типы
Как чудесно звездное небо, Феодул!
Как прекрасно цветущее поле!
Как прелестны стадо овец или стая птиц!
Как страшен шум волнующегося моря, раскат грома в бурю и клокотание тяжелых градовых облаков!
Все это упоминается в Евангелии Божием, но как нечто второстепенное, вспомогательное и символическое; никогда как главное. Главное – Бог и человек; все остальное – декорации на сцене жизни.
Какие люди вошли в жизнь Спасителя мира! Поистине, Феодул, и это одно из многих чудес Божиих, из которых соткана вся жизнь Его.
Все они типы, и они все типы человеческие.
Возьмем Ту, Которая есть первая страница Евангелия и первая таинница36 Божественных тайн,– Святую Пречистую Богоматерь Марию. Вся Она предана воле Божией: cе, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему37. Она вся в Боге, как и весь Бог в Ней. Беспримерная преданность воле Божией, судьбе Божией, стыд девичий, смирение, прославление Бога (величит душа Моя Господа [Лк. 1, 46]) и молчание (а Мария сохраняла все слова сии, сказанные Ангелами и пастухами, слагая их в сердце Своем38). Это тип – прототип – праведной и святой девы.
Иосиф праведный – тип человека законнической правды. Поняв, что Дева Мария непраздна, он надумал тайно отпустить Ее. И тем самым как бы и Ее позора не обнаружить, и себя уберечь от законных последствий. Однако он отказался от своих намерений, когда Ангел Божий явился ему и объяснил, что Дева зачала от Духа Святаго39.
Захария-священник, отец Предтечи Иоанна, был человек хотя набожный и без порока40, но усомнился в благовестии Архангела Гавриила о том, что у него родится сын. Я, говорит, стар, и жена моя в летах преклонных41. Из-за этого сомнения – вестник ли небесный явился ему в святыне храма? – поразил его Архангел немилостью, и он был нем все то время, пока не родился сын его. Захария – тип тех священников, что исправно исполняют свое служение, но слабо веруют в надприродную силу всемогущего Бога.
Елисавета, праведная супруга Захарии и мать святого Иоанна, являет собой благую старицу и сердечную сродницу: когда приходит Пресвятая Дева Мария, чтобы поздравить ее с тем, что она зачала чадо во чреве своем, Елисавета радуется и задерживает свою юную Родственницу у себя в гостях на три месяца42.
Мудрецы с востока, звездочеты, по необычной звезде пришедшие в Вифлеем на поклонение новому Царю43,– типичные ученые-мистики, испокон веков по звездам и сочетаниям звезд толковавшие судьбы людей и народов и видевшие за всеми природными изменениями тайную руку премудрого Промысла Божия. Никогда мир не оставался без таких ученых, и в наше время тоже. Только некогда это были серьезные и набожные мыслители, а теперь это чаще всего астрологи-гадатели.
Ирод-царь, названный Великим,– тип властителя-злодея, удерживающегося у власти благодаря хитрости и насилию. Такие тираны-властители были и на Востоке, и на Западе, и неизвестно, где их было больше, хотя высокомерные историки европейские и привыкли все тиранство приписывать одним только восточным сатрапам44. Почти все кесари римские были такими тиранами. При известии о новом Царе Ирод показал себя и как лукавая лисица, и как кровожадный волк. Как лисица, говорил он звездочетам: пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему45.
А когда звездочеты, наученные Ангелом Божиим, не вернулись в Иерусалим, а отошли другим путем в свою страну, разъярился Ирод, как бешеный волк, и послал палачей, и заклали всех младенцев в Вифлееме и во всей его окрестности46. Много-много невинных детей – первых мучеников Христа ради. Блаженны души их!
Святой Иоанн Предтеча. Он весь был свят; от самого рождения до смерти был свят. Как Святая Дева подготовлена была Божиим Промыслом к тому, чтобы родить Мессию, так и Иоанн в пустыне был подготовлен к тому, чтобы возложить руку свою на главу Мессии и крестить Его во Иордане. Ни хлеба не ел он, ни вина не пил и никогда ни одной заповеди Божией не преступил. Чистый, как песок пустыни, и алчущий правды Божией среди людей, как голодный лев, ищущий ловитвы, он дерзал бесстрашно призывать людей: Покайтесь, порождения ехиднины!47 И ничто не могло заставить его промолчать и не обличать царя Ирода в кровосмешении48. Во все века христианские святой Иоанн был примером и вдохновителем для бесчисленных отшельников, пустынников и аскетов, равно как и для отважных изобличителей людских неправд.
Ну, и апостолы Христовы. Все они типы разных людей и разных человеческих характеров. Андрей, Иаков и Симон Зилот – типы людей, которые не говорят, а делают. Петр – тип людей, которые быстро воодушевляются на всякое добро, но столь же быстро устрашаются всякой напасти. Юный Иоанн – молчаливый, как и брат его Иаков, но прямолинейный и последовательный до конца. Он стоит и перед Крестом своего Учителя, невзирая на угрозу смертельной опасности. Филипп – тип открытого и общительного человека. Через него хотели некие эллины войти в общение с Иисусом49. Он приводит Нафанаила ко Господу. Его [Филиппа]50 Господь спрашивал: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? – то есть пять тысяч людей (см.: Ин. 6, 5). При последней беседе Иисусовой он задал вопрос: Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас51. Фома – тип человека неустрашимого, но реалистичного. Когда Господь услышал о смерти Лазаревой, Он сразу распорядился идти из Галилеи, куда они только что пришли, в Иерусалим, где смертельная ловушка очевидно была Ему уже приготовлена; тогда сказал Фома перед лицом перепуганных учеников: пойдем и мы умрем с ним52. А когда ему сказали, что Иисус воскрес, он не хотел верить: если не увижу, говорит, на руках Его ран от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его53. А когда воскресший Победитель смерти явился во второй раз и Фома уверился, тогда он воскликнул: Господь мой и Бог мой!54 Апостол Фома был и остается типом храброго реалиста.
Иуда Искариотский – типичный предатель Бога, душИ, духа и всего идеального и возвышенного. Материалист и сребролюбец. Был он кем-то наподобие кассира в святой дружине апостольской: носил ковчежец для пожертвований, из которого крал и присваивал себе. Лицемерно притворялся он приятелем нищих, но все знали, что он вор (см.: Ин. 12, 4–6). За тридцать сребреников предал он Господа своего еврейским старейшинам, которые были то же, что он.
Сотник римский из Капернаума и жена-хананеянка представляют тех язычников, что имели крепкую веру в силу Христову. Ради такой их веры Господь исцелил больного слугу сотника, а у хананеянки – сошедшую с ума дочь55. И в наше время нередко случается, что нехристиане сильнее веруют в христианские святыни, приносят своих болящих в монастыри, где по вере получают исцеление быстрее и чаще, чем многие христиане со слабой верой.
Марфа и Мария со своим братом Лазарем представляют хорошую семью с идеальной любовью братской и сестринской. Марфа более хозяйка, которая трудится, чтобы как можно лучше угостить своего Божественного Гостя, а Мария больше ученица Христова, которая слушает Его слова и этими словами, словно сладостным яством, питает свою душу. Господь похвалил Марию перед Марфой, сказав: Мария же избрала благую часть (Лк. 10, 42). Лазарь56 представляет преданного и верного друга Христова57. Он оставался преданным и по отношению к Богоматери до смерти, подобно Иоанну апостолу.
Фарисеи – типичные лицемеры всех времен. Хотя они внешне и набожны, но грабят имение вдов. Когда постятся, делают лицо свое жалостным; когда молятся, останавливаются на улицах, чтобы люди их видели; когда творят милостыню, трубят на все стороны. Хотят побить камнями жену-грешницу, а сами тайные развратники58.
Книжники и саддукеи – типичные мелочные люди и циники. Их кичение своим мнимым величием делает их настоящими шарлатанами.
Священники еврейские, как и фарисеи, полны лицемерия, но в большинстве своем они типичные завистники. Ослепленные завистью ко Христу, они говорят одни только глупости. Когда Христос лечит больных, они кричат: Он богохульствует59. Когда Он изгоняет из людей бесов, они говорят: изгоняет бесов силой князя бесовского!60 Когда Господь творит великие и славные дела на пользу людям, они завистливо вопят: «Неужели в субботу?»61.
Князь Иаир, умоляющий Иисуса спасти его умирающую дочь62; жена кровоточивая, ищущая исцеления от прикосновения к одежде Иисусовой63; прокаженные, слепые, парализованные, немые, глухие, сгорбленные, иссохшие, горячечные и другие бесчисленные люди, взывающие ко Господу о помощи, представляют всех страдальцев и несчастных от тех времен и доныне, которым весь мир не в состоянии помочь и которые прибегают ко Христу Богу за помощью с полной верой и надеждой.
Вдовица, стыдливо64 и украдкой пожертвовавшая на храм свои последние две лепты, представляет те благородные души, что жертвуют на святыню или сироте Бога ради, а не ради похвалы человеческой: Бог видит – люди видеть не должны.
Князь Никодим, тайно посещающий и слушающий Иисуса, страшащийся своих еврейских друзей65,– представитель тех ученых господ, сербских и чужестранных, которые остерегаются, как бы им не оказаться осмеянными или не понести ущерба от своих неверующих приятелей.
Ирод Младший, убийца Иоанна Предтечи66, представляет тип человека, ненасытного в плотских наслаждениях, который в этой своей ненасытности готов переступить через все законы Божии и человеческие. Умер он, изъеденный червями67.
Иродиада и дочь ее, танцовщица Саломия68,– тривиальные блудницы из так называемых аристократических кругов69.
Понтием Пилатом70, наместником римского кесаря в Иерусалиме, руководили в делах два чувства: ненависть к евреям и страх перед кесарем. Это тип всех бюрократов, готовых попирать каждого, кто меньше их, чтобы угодить своему начальнику и получить продвижение71.
Богач, спрашивавший Иисуса, что ему делать, чтобы стяжать Царство Небесное, услышав ответ Спасителя: пойди, продай имение твое и раздай нищим… и следуй за Мною72, опечалился весьма, ибо был очень богат. Типичный пример людей, в чьих душах идет борьба за выбор между Царством Небесным и земным; придавленные гнетом богатства, они остаются приверженцами земного.
Жена-самарянка73, Фотина74, представляет женщину-грешницу, которая под воздействием Иисусова лица и голоса переживает духовное очищение и постепенно изменяясь, становится Его вдохновенной последовательницей.
Жена Зеведеева, мать апостолов Иакова и Иоанна, просит у Иисуса почетных мест для своих сыновей в Его Царстве75. Она типична для всех матерей, по тщеславию считающих своих детей лучше прочих людей и требующих для них первых мест и высших почестей.
Жена Пилатова предупредила своего мужа, когда он судил Христа: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него76. Она представляет тех многих жен, которые знают о духовном мире и ощущают его, но вынуждены мученически покоряться неверующим мужьям.
Многие из учеников Христа оставили Учителя своего из-за того, что не поняли Его слов: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную... и пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6, 54, 56). Они представители так называемых интеллектуалов всех времен, которые отрицают непостижимые тайны Божии и бегут от Христа только потому, что их мозговые извилины не в состоянии постичь страшных высот и глубин неба и земли.
Книжник некий сказал Иисусу: Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел. Он представляет тип людей, из которых одни не задумываясь, легко принимают закон Христов, а другие так же бездумно и легкомысленно идут в монастырь, чтобы стать монахами и быть со Христом, но скоро пугаются и отшатываются от тернистого пути, едва наступят на какое-нибудь терние. Потому Иисус предупредил этого книжника и сказал ему: лисицы имеют норы и птицы небесные – гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову77. Он хотел этим сказать ему: «Поразмысли хорошенько: тяжек путь, на который ты решаешься, как бы ты так же быстро не свернул с этой стези, как вступил на нее. Когда возлагаешь руку свою на плуг, намереваясь пахать, не озирайся назад»78.
Мария Магдалина79, которую исцелил Иисус от семи бесов80, семи демонских страстей, была вдохновенной и бесстрашной последовательницей Христовой до Его смерти и после нее81. Это образец женского воодушевления и благодарности.
Жены-мироносицы, все, как Мария Магдалина, служившие Христу, стояли на Голгофе во время Его страданий и ходили ко Гробу Его после Его смерти82. Блестящий пример преданности своему Учителю и Господу и блестящий пример женской храбрости, которому лишь позже последуют испугавшиеся апостолы.
Два разбойника на своих крестах возле Христа, один раскаявшийся, а другой богохульник83,– типичные примеры двух категорий грешников: тех, что и перед смертью не каются, но хулят Бога, и других, что перед смертью раскаиваются во всех грехах своих.
Мародерами были римские воины под Крестом Христовым. Не обращая внимания на Его Крестные муки, они спокойно решали, что им взять из Его одежд. И разделили между собой одежды Его, и о хитоне Его бросали жребий84. Типичный пример мародерства и сатанинской бесчувственности к страданиям ближних.
Сотник стерег Иисуса, а когда увидел, что при кончине Христовой солнце померкло, земля сотряслась и камни расселись, воскликнул: воистину Он был Сын Божий85. Это был святой Лонгин86, впоследствии мученик за Христа – пример человеческой чуткости, проницательности и духовности.
Выбирай, Феодул, типы, которые близки тебе, твоему сердцу и твоей натуре. По Божию Промыслу весь мир собрался вокруг Мессии в типах своих, все человечество – целый микрокосмос в маленькой стране Израилевой, дабы все проявили свое отношение к Нему и нашли себя среди сходных себе, добрых или злых, дабы и мы научились распознавать людей по этим типам.
Типы в притчах
Какова вода, Феодул, в огромном море, такова она и в ракушке. Та же самая.
Маленькой была страна Палестина во времена Спасителя, очень маленькой в сравнении с остальными царствами земными и совсем незначительной в сравнении с целой планетой земной. Но в ней оказались все человеческие типы этой планеты, когда Мессия явился в мир. В прошлый раз мы рассмотрели многие из этих типов, а сейчас завершим их подсчет типами человеческими из притч Христа.
Одни люди подобны дереву доброму, а другие – дереву злому. Ни доброе дерево не приносит злого плода, ни злое дерево не дает доброго плода. Так и люди: добрые приносят добрый плод, то есть совершают хорошие дела, а злые приносят злой плод, то есть дела злые. Итак, следовательно, по плодам их узнАете их, как сказал Господь. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?87 Дерево, не приносящее доброго плода, засыхает, как бесплодная смоковница, проклятая Господом88, или его срубают топором и в огонь бросают (см.: Мф. 7, 19).
Далее, одни люди мудрые, а другие безумные. Мудрые – это те, кто строит дом свой на твердом основании, на камне. И, когда ударит дождь, и нахлынут воды, и подуют ветры, дом их стоит и выдерживает все. Таков всякий, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, говорит Господь. А безумные – это те, кто строит свой дом на песке, и, когда грянут буря и ураган, дом их не выдерживает и обрушивается. Таков всякий, говорит Господь, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их (ср.: Мф. 7, 24, 26). Речь здесь идет о созидании души, духовного дома, скажем еще: и характера человеческого.
Четыре типа людей выведены в притче о сеятеле: так люди делятся по их отношению к слову Божию. К первому типу относятся люди, в дУши которых слово Божие падает, как семя сеятеля при дороге. Всякие птицы крылатые, или различные теории светские, быстро выклевывают Божественное семя из этих поверхностных людей, чьи души подобны камню, покрытому тонким слоем земли, из-за чего посеянное в них семя быстро погибает. К третьему типу89 относятся люди, чьи души запутались в разросшемся бурьяне забот мира сего, и Божественное семя в них было задушено. Четвертый тип представляют люди, чьи души подобны земле доброй и хорошо возделанной, которая, принимая слово Божие в себя, приносит обильный плод, в сто, шестьдесят или тридцать раз больше посеянного (см.: Мф. 13, 3–23).
Эта притча, животрепещущая и реалистичная, злободневна и сегодня так же, как тогда, когда она в первый раз прозвучала из уст Господних. Эти четыре типа людей мы каждый день можем видеть вокруг себя. И без труда можем сами себя отнести к тому или иному типу. О Феодул, определи же скорее твой и мой тип. И потщимся оба войти в четвертый тип, пока Господин жатвы еще не взмахнул Своим серпом.
В притче о милосердном самарянине изображены три типа людей в соответствии с их отношением к несчастью своего ближнего. Первый тип, к сожалению, представляет священник, который, на ходу едва взглянул на избитого человека, лежащего на обочине, услышал его просьбу о помощи, но, словно ничего не видя и не слыша, прошел мимо и удалился. Второй тип – это левит, то есть снова служитель храма – помощник священника; он видел и слышал израненного, подошел и, посмотрев на него, прошел мимо90, таким образом показав свое черствое сердце, хладнокровно продолжил свой путь: какое ему дело до чужого горя?– хотя обнаружил свое любобытство: подошел, посмотрел, да и, вернувшись на свою дорогу, удалился. И священник, и левит – правоверные израильтяне, кичившиеся своей верой; а эта их вера была лишь на словах, но не на деле. Тут набрел на несчастного один самарянин, то есть человек из Самарии, которую евреи презирали, как полуязыческую и идолопоклонническую область91. И именно этот полуязычник и идолопоклонник умилостивился над израненным: подошел к нему, перевязал ему раны и отвез его в гостиницу.
Покраснел ли ты, Феодул? Как не покраснеть, если вспомнить, что и сейчас есть турки, арабы, индийцы, персы и другие люди нехристианской веры, оказывающиеся более милосердными к страдающему соседу своему, чем крещеные люди?
Притча о человеке-барсуке92. Господь Иисус царя Ирода назвал лисицей, а мы назовем барсуком того алчного богача, что не помышлял ни о смерти, ни о Суде Божием. Он отстроил себе новые амбары, наполнил их житом и сказал душе своей: много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись93. А той ночью, когда он сказал это, взята была душа его и он умер. Это тип человека, от начала до конца плотского, жадного и легкомысленного. Он страдает от своей глупости, а другие страдают от его эгоизма. И во времена оные, и теперь.
В притче о милосердном царе и немилосердном должнике запечатлен тип, крайне распространенный в мире. Милосердный царь великодушно простил своему слуге долг, составлявший огромную сумму – в десять тысяч талантов94. Прощенный и помилованный, этот злой должник нашел своего товарища, который не вернул ему всего лишь сто грошей, и стал требовать их возвращения. Напрасно бедный человек умолял его потерпеть немного, обещая все заплатить: злобный схватил его за горло и стал душить, крича: «Отдай мне, что должен!». Наконец он потащил его к судье и засадил в темницу. Милосердный царь в этой притче – это Сам Господь, по молитве людей прощающий им огромные долги, а злой слуга – это многие-премногие из нас, немилосердно поступающие с незлостными должниками своими, забывая о милосердии Бога по отношению к ним, за что и поражает их праведный гнев Господень: И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга95.
Один человек имел двух сыновей (см.: Лк. 15, 11). Старший сын почитал отца и был ему верен и послушен, а младший сын, потребовав свою долю наследства, оставил отца и брата и стал прожигать свое достояние, предавшись азартным играм, пока наконец, обнищавший и бездомный, не нанялся в свинари к некоему человеку, служа которому, он одумался, устыдился себя, раскаялся и вернулся к отцу, умоляя простить и принять его как последнего своего слугу. Отец обнял его, простил и принял его не как слугу, а как заблудшего, но раскаявшегося сына. Два сына в этой притче представляют два типа детей: детей, пребывающих в послушании у своих родителей, и детей, жаждущих свободы. А родитель есть родитель, и, если дети его огорчат, но покаются и обратятся к нему, он быстро все забывает и принимает их снова в объятия свои. Так и Бог поступает с теми, кто по гордости своей или по многознанию отвращается от Него, но, познав беды и страдание, снова приклоняется к Богу, хвалит, славит Его и молится Ему.
И еще один человек, у которого было два сына (см.: Мф. 21, 28). Однажды сказал он первому сыну: «Сын, иди поработай сегодня в винограднике моем». А сын, отвечая ему, сказал: «Не пойду». Но потом раскаялся и пошел в виноградник. Сказал отец и другому сыну то же самое; сын отвечал ему: «Пойду, господин», но не пошел. Кто из этих двух исполнил волю отца? Конечно, первый. Это два типа людей, которых мы и сегодня видим среди нас. Одни сразу отказываются, но быстро раскаиваются и исполняют волю старших своих; другие быстро соглашаются, но, к сожалению, так же быстро передумывают и лгут и себе, и другим. На исторической мессианской прямой человечества это язычники и евреи. Первые поначалу отвергли единого Бога, но после покаялись и пришли ко Христу раньше, чем евреи. Вторые же обещали служить единому Богу, но отреклись от Него и распяли Сына Божия.
В притче о богаче и Лазаре (см.: Лк. 16, 19) представлены два типа людей: тип богача-плотоугодника и смиренного нищего. Первый присосался к плодам и сокам земли, как червь к желудку коровы, не давая другому червю ни глотнуть, ни лизнуть. Другой беспомощно, но с надеждой на Бога терпеливо шел к концу своей жизни и своих страданий, чтобы в том, другом, бессмертном мире ликовать в славе и видеть богача, терзающегося во мраке и мучениях. Разве ты, Феодул, не видел в своем окружении таких людей?
Некий человек, хозяин дома, пошел рано поутру на рынок, нанял людей и послал их в свой виноградник96. Потом вышел в девять часов (третий час по-восточному), увидел других и послал их на ту же работу. Так он сделал и в полдень (шестой час по-восточному), и в три часа пополудни (девятый час по-восточному), и, наконец, за час до захода солнца (одиннадцатый час по-восточному). Когда вечером распорядился хозяин дома, всем заплатили одинаково. И возмутились работавшие с раннего утра: почему им не дали больше, чем тем, что пришли позже и меньше трудились в винограднике? Зависть! Так бывает и сегодня между людьми. Но притча эта имеет и таинственный смысл: всем Бог подарит вечную жизнь в Царстве Небесном – как тем, кто волю Его исполнял с детства, так и тем, кто начал искренне служить Богу только в зрелом возрасте, а также тем, кто лишь в старости вступил на верный путь, и, наконец, тем, кто перед самой смертью покаялся и к Богу обратился. Не сказал ли Господь покаявшемуся в последнее мгновение разбойнику: ныне же будешь со Мною в раю97?
Некий человек, царь, устроил брачный пир сыну своему и послал слуг своих собрать приглашенных (см.: Мф. 22, 2; Лк. 14, 16). Но все приглашенные нашли повод, чтобы отказаться и не прийти. Один сказал: «Я купил землю и должен пойти посмотреть ее». Второй сказал: «Я купил пять пар волов и иду испытать их». Третий сказал: «Я женился и потому не могу прийти». Рассердился тот царь и послал слуг на распутья, чтобы они привели на трапезу нищих, и убогих, и калек, и слепых. И сказал: много званых, а мало избранных98. И сейчас, Феодул, многие уклоняются от духовной трапезы Христовой, потому что им милее земля, скот или жена, нежели пиршество для их души.
В притче о десяти девах – из них пять были мудрыми, а пять юродивыми99, то есть неразумными,– два типа набожных людей. Мудрые – это соблюдающие весь закон Христов, почему им и дается Дух Святый, и Он освящает их души. Юродивые – это те, кто соблюдает, скажем, чистоту души, но не имеет милосердия, доброты и других добродетелей, из-за чего Дух Святый в них не вселяется.
В притче о талантах говорится о трех типах людей, одаренных в разной степени100. Одним Творец дал взаймы пять талантов, другим два, а третьим один. Первые прилагают большой труд, и им удается удвоить таланты в себе; так же и вторые. Третьи же, злобясь на Творца своего за то, что Он их меньше одарил, закапывают свой талант в землю тела своего и, нимало не трудясь над душой своей, живут одной только плотской жизнью. Пока не придет господин-заимодавец и не потребует свое, причем потребует больше с тех, кому больше дал, а меньше с тех, кому дал меньше. Тогда бывает суд: награда и похвала первым и вторым и осуждение третьим. Эта притча особенно поучительна для нашего времени, в котором преобладают третьи: они не только закапывают свой талант в землю, изрыгая хулу на Творца своего, но и притесняют более талантливых, чтобы и они позакапывали свои таланты и уподоблялись им в духовной нерадивости и включались во всеобщее карканье против Бога.
Притча о злых виноградарях101 относится в основном к евреям, которые избили, забросали камнями или убили Божиих пророков и слуг Его, посланных принять урожай от них, как от Божия виноградника, Божия руконасаждения. После всех убили и Сына Божия, Мессию, за что они были Богом жестоко наказаны, а виноградник был передан христианам. Притча эта обличает также всякого расхристанного102 христианина, который не приносит Богу никакого урожая с души своей, но отвергает и ни во что не ставит пророков, апостолов, отцов и учителей Церкви, а в конце концов отрицается и Сына Божия, своего Спасителя, за что бывает от Бога сам проклят и отвергнут. Да не будет этого с нами, сербами, брат Феодул! Но поскольку крещеные народы христианского Запада уклонились во всякие ереси и почти совсем отвергли Христа, то будет отнят у них виноградник Господень, то есть Церковь Божия, и будет отдан язычникам Востока, Индии прежде всего, как был некогда отнят у евреев и отдан язычникам, как совестливым виноградарям.
Домовладыка
Знаешь ли ты, Феодул, отчего проистекают наибольшие беды людей? Если не знаешь, я скажу тебе: оттого, что люди утратили дух Домовладыки. Утратили они дух Домовладыки, и упиваются духом наемническим. А наемник ни в своем доме не умеет хозяйничать, ни в чужом не хочет.
Спаситель мира явился с духом домовладыки, всеобъемлющим и изобильным, какой только Бог мог явить и какой только и мог помочь разбазаренному дому человечества вновь обзавестись хозяйством.
Прежде всего Он исполняет предписания закона, имеющие малую важность, ради высших целей. Он избегает препирательств и столкновений из-за этих предписаний. Он принимает обрЕзание; оно не значит ничего: Он установит новое обрЕзание, которое будет означать обрЕзание сердца от зла103. Он не появляется как учитель до исполнения тридцати лет, хотя был в состоянии в Свои двенадцать лет удивить всех старцев и мудрецов иерусалимских104. Крещается Христос в воде на Иордане, как и другие люди, крещением Иоанновым, пока Он не дополнит это крещение крещением Духом Святым и огнем105. Платит подать, когда у Него требуют, хотя как раз и не был должен платить (см.: Мф. 17, 25–27). Подвергается искушениям сатанинским в течение сорока дней, постясь и молясь, чтобы, как Домовладыка, показать пример Своим домашним, как надо бороться с искушениями и одолевать сатану.
Ах, Феодул, я не с того начал. Христос рождается в каменной пещере, а не в царских палатах, чтобы показать, как высоко ценит Он и самое простое место на земле: ведь Он сотворил это место. Призывает скромных рыбаков в великие апостолы и евангелисты Своего спасоносного учения, чтобы показать, что Ему дороги и самые скромные люди: ведь Он их сотворил. Дружит с последними грешниками и мытарями, которых напыщенный свет презирает, и это вменяется Ему в вину. Но Он, как рачительный Домовладыка, видит, что решето, в котором мир просеивает ценности, продырявлено и что через это продырявленное решето просеивается вместе с сором много чистого зерна. Эти выброшенные зерна Он по-хозяйски собирает и сберегает.
Христос не отвергает старое, но что-то выбирает из него и соединяет с новым. Не нарушить пришел Я закон или пророков, говорит Он, но исполнить106. Ему принадлежит и старое, и новое, и Он, как мудрый Домовладыка, выносит из сокровищницы Своей новое и старое (Мф. 13, 52). На Фаворе, когда Он преобразился, пред Ним стояли апостолы, а рядом с Ним – Моисей и Илия107, то есть благовестники нового и носители старого, и все – в Его Божественном свете Домовладыки.
Как Домовладыка, Он пример трудолюбия и рачительности. Он спешит: Он знает, что Ему отведен короткий срок для трудов земных. А кому отведен не короткий? Он спешно обходит всю Галилею, Самарию и Иудею, несколько раз в течение трех лет, и посещает пределы приморские, где жили язычники, и гадаринские на противоположной стороне озера108. И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях (ср.: Мф. 9, 35).
Как Домовладыка, Он не щадит Себя, только было бы хорошо всем домашним Его. Часто Он голоден и жаждет, устает и обливается потом из-за долгого пути, ночует там, где придется: под открытым небом, на голой земле, под деревом, на камне вместо подушки. В скорби о Своем народе Он проводит многие ночи без сна и отдыха, в молитве к Отцу Своему, в бдении и раздумьях.
Наилучший Домовладыка, Он также и наилучший Врач. На Нем всецело исполняется предсказание славного Исаии пророка: Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни (Ис. 53, 4). Слепым Он дарует зрение, глухим – слух, немым – речь. Расслабленных ставит на ноги, прокаженных очищает, бесноватых утишает, эпилептиков исцеляет, сгорбленных распрямляет, сумасшедшим возвращает рассудок, одержимых освобождает от злых духов, мертвых воскрешает, безутешных радует, малодушных ободряет, покаявшихся прощает. Он становится всем для всех, чтобы всё спасти, как отец семейства, как Домовладыка. Все, кто не осмеливался и рта раскрыть перед людьми, исповедуются Ему, веря, что Он поймет их и поможет им. Все, кто напрасно искал исцеления у врачей, притекают к Нему и получают то, что искали.
Искусснейший Врач, Он одновременно и искуснейший Пастырь стада человеческого. Какая счастливая мысль – назвать людей овцами! Воистину, долго было: человек человеку – волк. Долго люди видели в нем идеал. Происхождением своим от волка кичились римляне. Римские кесари состязались друг с другом в подражании волчьим нравам. В Египте обожествляли кровожадных крокодилов, в Индии – обезьян, на острове Ява и во многих других странах – ядовитых змей109, где-то диких быков, где-то гигантских орлов. Вся земля представлялась сплошным зверинцем, причем зверинцем как пантеон и зверинцем как общество человеческое. Но нигде в мире не обожествлялась овца, нигде не возводилась она в идеал. Овечья кротость считалась слабостью и даже пороком.
Христос совершил нечто неслыханное и невиданное – претворил зверинец в загон для овец. Пророки назвали Его Агнцем Божиим110, а Он Себя назвал Пастырем овец Божиих111. Звериный пантеон нужно было освободиить от зверей, очистить, окадить и вселить в него Агнца Божия, а звериное общество людей укротить и превратить в стадо безобидных овец Божиих. Народ это понял и восторженно принял. Узнали овцы голос Доброго Пастыря и побежали за Ним. Три года народ не давал Ему покоя ни днем ни ночью. Бежали за Ним тысячами, теснились возле Него, жались к Нему, как долго не осоливавшиеся овцы112 к соленой руке чабана. А Ему жалко стало народа, потому что были как овцы, не имеющие пастыря (ср.: Мк. 6, 34). Он жалеет и сотую потерявшуюся овцу и, беспокоясь подобно хозяину, оставляет девяносто девять овец и идет и ищет эту сотую до тех пор, пока не найдет ее. Он отмывает овец Своих от всякой нечистоты, а паршивых усердно лечит от болезни. Не как наемники, которые стригут и доят – до крови, до гибели овцы. Он жизнь Свою полагает за овец Своих (ср.: Ин. 10, 15).
Словами истины Он питает человеческие души, а Своим личным примером и чудесами подтверждает слова истины. И народ толпами, волна за волной, течет к Нему. Он призывает к Себе всех, кому жизнь земная, хоть и короткая, стала тяжкой-претяжкой. Придите ко Мне, говорит Домовладыка Своим домашним, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас113.
Но Он знает – Он все знает,– знает и то, что плотским людям нужна и телесная пища. Ему жаль народа, что три дня находится при Нем, слушая Его, и нечего уже ему есть114. Потому Он умножает хлебы: Сам берет их в Свои руки, благословляет и дает народу есть.
Ему жаль людей, оказавшихся в смертельной опасности во время бури на море, и Он утишает бурю и спасает их от смерти115.
Ему жаль рыбаков, трудившихся всю ночь и ничего не поймавших. И, как Домовладыка, Он направляет их к глубокому месту, где сети их тотчас переполняются рыбой116.
Ему жаль вдовицу из Наина, с рыданием идущую за гробом своего умершего единственного ребенка. И Он говорит ей: не плачь117. И воскрешает ее сына.
Жаль Ему и Марфу и Марию, сестер умершего Лазаря, Его преданного друга. И, когда сестры заплакали об умершем брате, заплакал и Он и воскресил Лазаря из мертвых118.
Он не приходил как судья (придет в свое время и как таковой), но пришел сначала не судить, а спасти и предложить спасение всем людям. Пришел Он прежде как Сеятель, а в свое время придет как Веятель119. Потому Он прощает жену-грешницу, в покаянии омывающую слезами ноги Его, тогда как фарисеи, эти проклятые наемники, осуждают ее, хотя никто не ставил их судьями. Он ее прощает, утешает и ободряет120. Когда же фарисеи хотели было побить камнями жену-прелюбодейку, взятую во грехе, Он являет Себя защитником этой несчастной и говорит держащим камни в руках: кто из вас без греха, первый брось на нее камень. Ее же Он прощает, предупреждая: Иди и впредь не греши121.
Он спасает людей от бесов и людей от людей, куда бы ни пришел и где бы ни остановился: эти люди – домашние Его; Он Домовладыка.
Гадаринцы пожалели о своих свиньях122; участь же мучимого бесами им была безразлична. А Он человека ценит больше, чем стадо свиней, и, спасая его одного, Он делает так, что две тысячи свиней тонут в море. Преступники из-за одной свиньи могут убить человека. А Он преспокойно губит две тысячи – погубил бы и два миллиона – свиней ради одного-единственного человека.
Он не раз утешал тех, чей сродник умер или болен: не бойся! И вот опять, по другому случаю, говорит: не бойся, только веруй123. Без Домовладыки эта жизнь – ужас и кошмар, мрак и отчаяние. Но Он появляется как нерушимая стена124, как солнце, как всесильный защитник людей и все обращает в радость.
Маленькую кучку Своих преданных последователей Он ободряет, говоря: Не бойся, малое стадо!125, и растолковывает им, что воля Отца Его, которая есть и Его воля, заключается в том, чтобы дать им бессмертное Царство Небесное126. И, когда называет им признаки последнего времени перед самым концом света, снова их ободряет, чтобы сердца их не устрашились, когда наступит это время, и говорит: и волос с головы вашей не пропадет (Лк. 21, 18). Ведь и то, что погибнет и упадет, упадет в руки Бога Вседержителя, и Бог воскресит и восставит в еще большей славе и красе.
Как истинный Домовладыка, Чьи всё время и всё пространство, Он радеет о всех людях до последних дней, до второго Своего Пришествия. Потому предупреждает: Итак бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома (читай: Домовладыка, а это Он): вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, придя внезапно, не нашел вас спящими. И завершает предупреждением, относящимся и к нам: А чтО вам говорю, говорю всем: бодрствуйте (Мк. 13, 35–37), то есть будьте подготовлены и настроены встретить Меня, когда Я приду во второй раз в силе и славе судить каждого по делам его127. Ах, берегитесь, чтобы, когда хозяин дома встанет и затворит двери, не остаться за дверями и не услышать страшные слова изнутри: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды (Лк. 13, 25, 27).
Как Домовладыка, Он ни к кому и ни к чему не равнодушен. Когда кто-то отгонял от Него детей, чтобы они не мешали Ему, Он решительно сказал: Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне128; и предупредил: если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное129. Он любит и благословляет детей130.
СкАжете: «А кто не любит детей?». Но Он любит и тех, кого никто не любит и кого никто не замечает, как не замечают невыразительный серый камень. Он обращает внимание на беднягу, который лежит в параличе ни больше ни меньше как тридцать восемь лет в купальне Вифезда и отчаивается, брошенный и давно забытый всеми. И вот к нему приходит Домовладыка и видит в нем не нечто, а человека: хочешь ли быть здоров? Изумленный и обрадованный, что кто-то и на него обратил внимание, он отвечал: Так, Господи, но не имею человека, который опустил бы меня в купальню. И вот перед ним Человек, Человек Домовладыка, Который сказал ему: Встань, возьми постель твою и иди131. И страдалец встал, ибо сделался здоров.
Его снедает ревность по дому Отца Его: Он не терпит осквернения храма Божия, где продают, покупают, торгуются и кричат, как на базаре. Он взял бич и выгнал из храма скотину и торговавших ею со словами: возьмите это отсюда и до€ма Отца Моего не делайте домом торговли (Ин. 2, 16).
Менее всего Он равнодушен к угнетателям и соблазнителям народа Божия. Он защищает стадо Свое от недостойных старейшин народных – лицемеров, обманщиков и пьяниц; от волков в овечьих шкурах, которые не питают любви к народу, не питают к нему вообще ничего, кроме презрения, и горят одним только желанием – сорвать с него хоть шерсти клок. Хотя они и были постыжены Его ответами в каждом споре с Ним, тем не менее продолжают до конца бесстыдно плести для Него сеть, прибегая ко лжи, подкупу и насилию. Наконец убивают Его, навек132 навлекая проклятие на себя и на своих потомков.
Но Он знает, что победит смерть и будет вечно жить и оживотворять. Перед Своей смертью Он завещает верным Своим Тело и Кровь Свою как вечную печать нерушимой любви, обещая быть с ними до скончания времен133, то есть и по исходе Своем из этого мира Он будет пребывать в нем как единственный, совершенный и всесильный Домовладыка мира. Все, кто хочет жить как люди, а не как звери, должны вперять свои взоры в Него, Домовладыку, следовать Ему и быть напоенными и воодушевленными Его Домовладычним духом.
Вера и знание
Тебе холодно, Феодул?
Вот и в жаркой Индии бывает холодно во время долгих, непрерывных дождей. В месяцы таких дождей людям с трудом удается сохранить какую-нибудь вещь, чтобы она не отсырела и не заплесневела: будь то рис, или одежда, или ткань, или дерево, или посуда, или кожа, или шерсть, то есть что-либо органическое и неорганическое, особенно органическое. Все сыреет и покрывается плесенью. Просто сама земля сыреет и плесневеет. Люди выбиваются из сил, чтобы уберечь свое имущество от сырости и плесени. Но это им удается с трудом. Мучились наши родственники-индийцы, мучились тяжкой мукой и трудились тысячи лет, чтобы и души свои сохранить от сырости и плесени. Страдания их повергают в изумление, труды их вызывают уважение, но успехи достойны сожаления.
Действительно, вижу, что тебе холодно, Феодул. Разожги огонь. Положи в него три полена. Одно полено не горит, два горят слабо, а три разгораются сильнее всего. Это особенно важно в Индии. В Индии ничего не бывает без триплетов134. Вся мысль индийская структурирована из триплетов. Всё в тройках, например: пракрити – материя, пуруша – дух, брахман – неисчислимость, возвышающаяся над обоими (санкхья135). Пракрити, пуруша, брахман.
Или: цхитта – разум, варти – модификации, обороты, ниродха – контроль над обоими. Цхитта, варти, ниродха.
Или: асти – вы есть, насти – вы есть ничто, анасти – вы не есть. Асти, насти, анасти.
Или: прамана – очевидность, прамия – факт, самшая – сомнение. Прамана, прамия, самшая.
Или: жива – душа, личность, майя – иллюзия, брахман – отрицание обоих. Жива, майя, брахман.
Или: сат – действие, чит – знание, ананда – отрицание или реализация обоих. Сат, чит, ананда.
Или: атма – личность, анатма – неличность, нишедха – связь обоих. Атма, анатма, нишедха.
Или: сатва – познание, раджа – действие (или йога), тама – желание. Сатва, раджа, тама.
Или: дхарма – долг, артва – польза, наслаждение, карма – результат деятельности. Дхарма, артва, карма.
Или: настика – атеизм, астика – теизм, мастика – политеизм. Настика, астика, мастика.
Или: сварта – эгоизм, парарта – альтруизм, парамарта – долг превыше первого и второго, ради мокши, ради освобождения от жизни. Сварта, парарта, парамарта.
Или: аварода – воздержность, анурода – умеренность, арода – невоздержность. Аварода, анурода, арода.
Или: атма – индивидуальность, эго, манас – отрицание индивидуальности, буддхи – среднее между ними. Атма, манас, буддхи.
Ограничимся только этим примера ради, чтобы не растекаться мыслью по древу. А если бы мы стали продолжать, то могли бы привести море подобных триплетов из Веданты, Упанишад, сборников тантр, мантр и других индийских книг. Но ты должен знать, что каждый из приведенных триплетов разветвляется на другие триплеты и так далее бесконечно. В эти триплеты попадает и триплет индийских божеств – Вишну, Брама и Шива, равно как и их разветвления, тоже бесконечно разветвляющиеся, как это все придумано и записано риши – мудрецами индийскими.
Все эти триплеты вытекают из одного таинственного слова и в него же впадают, а слово это – «а-у-м», «ом», миллионами сынов Индии ежедневно и ежечасно с благоговением повторяемое от края и до края этой необычной страны, где сырость и плесень – тяжкий бич для людей.
Что это все перечисленное нами? Вера ли это? Религия ли это? Нет, это философия. Но индийцы не называют ее философией, тем более не называют верой, а называют знанием. Это жнани, или джнани.
И само слово «веданта»136 – сборник множества этих знаний – означает «знания». Это знания физические и метафизические137, богословские и теософские, медицинские и разного рода практические. Но знания – это только знания, как их индийцы и называют,– не вера и не религия.
Поистине великое чудо то, что в Индии нет понятия веры. Едва ли есть у них и слово «вера», если исключить доверие человека к человеку в повседневной жизни. Понятие веры существует в Индии единственно только у мусульман, поскольку Коран основан на вере. Между тем мусульмане – это, так сказать, одинокая реплика с места в Индии, причем самых недавних времен. Да и сам ислам не более чем религиозная секта христианства.
Не существует у индийцев, значит, понятия веры. Не существует ни понятия греха, ни покаяния, ни Царства Небесного, ни единого Бога как Отца, ни любви к Богу, ни искупления, ни конца, а равно и начала мира, ни воскресения мертвых, ни всеобщего Суда Божия, ни справедливого воздаяния в вечном Царстве Божием. Итак, этих основных десяти понятий, как и других, им подобных, вообще нет в Индии, то есть тех понятий, которые Господь Иисус как Свое Евангелие, как Свою Радостную Весть138 возвестил миру. Эти понятия – все десять – новы для Индии. И ничто так не отвращает от индийских «знаний», как эти десять понятий. Ничто в мире так мало не похоже на Индию, как Иисус Христос и Его Откровение. Ведь в то время как Иисус основывает все на вере, Индия основывает все на знании – на мнимых знаниях, собранных и записанных разными ее философами, теоретиками и аскетами. Отчасти они и есть знания, порой невероятно утонченные и субтильные, но отчасти это все же верования, теоретизирования, мечтания и гадания. Впрочем, таковы знания повсюду в мире, и ими руководствуются те народы, у которых нет Божия Откровения, то есть где говорят только люди, а не Бог. Действительно, или глупость, или злоба, или обе они вместе говорят в тех противниках христианства, которые утверждают, что Христос должен был что-то позаимствовать у Индии! Если бы Индия могла что-нибудь одолжить, она одолжила бы языческим народам в Китае и Японии, в Египте и Древней Греции или где-нибудь еще, но никак не Христу, не христианству. Естественно, мы имеем в виду истинное христианство, восточное Православие, которое отличается от Индии, как озеро чистой воды от песчаной пустыни.
Но что с твоим огнем, Феодул? Озябли наши души. Я вижу, ты положил три полена, но не зажег огня. Вот уже плесень проступила на твоих дровах. Подложи еще несколько триплетов дров: посмотрим, будет ли гореть. Ах, тут нужен небесный огонь, чтобы сжечь эту плесень и произвести тепло и свет.
Огонь пришел Я низвести на землю, сказал Господь Иисус (Лк. 12, 49). О Господи, когда Ты Своим небесным огнем согреешь и просветишь сынов и дочерей великой Индии?
А огонь небесный – это вера с любовью. Вера прежде всего. Вот слова Христовы, неизвестные Индии и не предугаданные мудрецами ведантическими:
Покайтесь и веруйте в Евангелие (то есть в Радостную Весть о Царстве Небесном)139.
Не бойся, только веруй140.
Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет141.
Дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную142.
Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем143.
Верующий в Меня не будет жаждать никогда144.
Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день145.
Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную146.
Исцеленного слепца спрашивает Иисус: ты веруешь ли в Сына Божия?147
Евреям Христос говорит: когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем148.
Истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас149.
Верующий в Меня, если и умрет, оживет150.
Всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему? – спросил Иисус Марфу151.
Не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? – сказал Он Марфе152.
Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света153.
Ученикам: Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте154.
Филиппу: Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? верьте Мне по самым делам155.
Спросили Его: «Что нам делать, чтобы творить дела Божии?». А Иисус ответил: Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал156.
Фоме, который, увидев Христа, поверил и воскликнул: Господь мой и Бог мой!– сказал Иисус: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие157. Именно Фома стал потом первым апостолом Индии.
Святой Иоанн в конце своего Евангелия пишет: Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его158.
Никогда в Индии не слышали таких слов. Ведь никогда в Индии не говорил воплощенный Бог, а говорили одни только люди; люди, которые собирали знания, как пеструю гальку, и гордились знанием, но не имели ключа к свинцовому небу, давящему на Индию. Сейчас Индия блуждает в лабиринте без окон и дверей.
О Феодул, если бы Индия знала, что ей необходимо для ее спасения! Ах, не эти горы знания, сколь угодно великого, глубокого и блистательного; воистину не это, а нужна только простая, детская вера в Бога, Сына Божия, в Мессию и Поводыря, Который с неба сошел и знает путь к небу. Одно зернышко веры во Христа ценнее всего этого громадного бремени знаний обо всем и вся, но только не о главном. Воистину, со всеми знаниями всех риши и гуру индийских человек чувствует себя как на молотьбе привязанный к столбу конь, который бежит по кругу, но не может сам отвязаться и помчаться домой: должен прийти хозяин, чтобы его отвязать.
И пришел Хозяин, но Индия этого не знает; всезнающая Индия знает все, только самого главного еще не знает. Ее знание обо всех вещах поразительно. Ее философия выше всех языческих и европейских философий (ведь все философии – языческие); ее самоистязание, аскетизм ее бесчисленных сынов вызывает слезы у Ангелов небесных, а куда больше у людей. Но все напрасно. Не спасает знание – вера спасает. А есть только одна вера на свете, одна во всей истории человечества: это вера христианская. Все другое, неправильно называемое словом «вера», есть не вера, а знание, или полузнание, или гадание. Бесчисленные знания приобрели люди, но веру, единственную, правую веру принес человечеству Бог. Знания меняются – вера остается. И европейские, и индийские знания в любое время могут перемениться, но Христос и Его учение переживут время и всю вселенную. Одна есть вера – вера Христова. Один Спаситель – Христос. Одна цель – Царство Небесное. Один Воскреситель – воскресший Христос. Один Судия мира – Он, всегда один и тот же, один-единственный.
Феодул, не дуй больше и не мучайся. Твои дрова, видно, совсем отсыревшие. Нагромождение триплетов не помогло огню разгореться. Нагромождение знаний, по человеку и от человека, ни разу не дало ни тепла, ни света роду человеческому. Озябли мы оба. Не зря сербский народ, хоть он и близкий сродник индийцев, назвал Индию «страной проклятой». Встанем же с этой ветхой индийской пыли и убежим отсюда. Вернемся снова в нее, когда Фома – строитель, апостол и первый просветитель Индии – вымолит это у Господа Иисуса Христа и когда Домовладыка, Бог любви, не забывший Индию, определит это и повелит идти.
Святая Троица
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, во имя Троицы Единосущной, и Нераздельней, и Животворящей, Бога Единаго, приказываю тебе, Феодул: встань!
Вижу, что ты зачарован; вижу, что очарован. Преветхая мудрость индийская тебя зачаровала; пыль индийская очаровала. Взгляд кобры зачаровывает мышей: дрожа, они дают себя проглотить. Светящийся взгляд лисицы валит кур с насеста. Так и тебя заколдовали стеклянные глаза Индии. Но будь же человеком, а не мышью или курицей. Встань и беги отсюда без оглядки. Индийская философия и индийская поэзия – две огромные силы, поработившие многие-премногие, даже крещеные, души. Но ни одну православную душу, а только еретические – поверхностные и расхристанные; те тростинки, которые любой вьюнок обвивает и душит.
Говоришь, что триплеты индийские восхищают мысль. Говоришь, что эти индийские триады очаровывают и что с помощью этих триплетов и триад легче думать. Европа не имела столь логичного инструмента при объяснении вещей, говоришь.
В Индии все рассматривается через троичность, но не через Троичность Святую во единстве, а через троичность в противоречии. Один триплет дробится на меньшие триплеты; одна триада крошится на другие триады. Всё без начала и всё без конца. Ведь в Индии ни у чего нет начала и конца. Ах, ничему и нигде нет начала и конца! В этом рок индийской мысли, фатум Индии. Нигде нет главы о сотворении мира и нигде нет эсхатологии159. Все бывание разыгрывается не под солнечным светом, а под призрачным светом блеклой луны. Бурление океана жизни без начала и бурление без конца. Потому в Индии одна-единственная наука презирается и чахнет – история. Ведь историческая наука бессильна там, где отрицаются начало и конец времени и пространства. И бессильна, и бесполезна. Историческая наука нигде так высоко не ценится и так тщательно не разрабатывается, как у народов христианских, придерживающихся Библии, в которой все связано с началом и завершением. Запомни это, Феодул, поразмысли над этим и расскажи другим.
Будь осторожен, взирая на индийские триплеты и триады. Все это блестит, но не сиянием дорогого металла, а блеском цветного стекла. Все это похоже на золото, но не золото; зеленеется, как изумруд, но не изумруд; синеется, как сапфир, но не сапфир; краснеется, как рубин, но не рубин; сверкает, как бриллиант, но не бриллиант. Обманчивый блеск дешевого цветного стекла ввел в заблуждение и одного еретического философа в Европе, который одурачил многих и одурачивает доныне, вот уже целое столетие160.
А ты приди в себя, Феодул, слуга Божий. Отведи свой взор от глаз кобры и вглядись в Христа Человеколюбца. Посмотри, Он тоже провозглашает триаду, только не ложную, а истинную.
Отец, Сын и Дух Святый – это Святая Триада, Святая Троица, Которую Господь Иисус открыл нам. Все Три Лица состоят в самом близком сродстве, все Три Лица нераздельны, но неслиянны. Троица триипостасна, но едина. Вечная гармония, вечная песнь, вечная музыка упоительных созвучий. Самое близкое, наитеснейшее сродство. Какое сродство может быть ближе и теснее, чем сродство Отца, Сына и Духа Святаго – того Духа, Которым дышат и Отец, и Сын? Тут нет трех различных, особых имен, наподобие Вишну, Брамы и Шивы, но только имена сроднические: Отец, Сын и Дух Святый. Здесь подчеркивается сродство, а не имя. Между тем в индийской триаде подчеркивается имя, а не сродство. Нигде в Веданте не упоминается о каком-либо сродстве между Вишну, Брамой и Шивой. Не говорится, что Вишну родил Браму или что Шива был каким-нибудь сродником одному или другому. Это три сообщника, а не три сродника, причем три неединодушных сообщника. Ведь что бы ни сказал Вишну, Брама начинает сомневаться в этом, а Шива отрицает. И все, что Вишну создает, Брама не одобряет, а Шива разрушает.
Такова же и триада египетская. Исида, Осирис и Гор представляют египетскую триаду – разумеется, несвятую и перессорившуюся. Осирис убил Гора, и Изис, или Исида, стремится отомстить Осирису.
Такова и триада эллино-римская: Зевс161, Нептун162 и Плутон163, то есть верховный бог, бог моря и бог гадеса, подземного мира. Вся эта триада пребывает в распрях, интригах и взаимном недоверии друг к другу, так же как и к прочим бесчисленным божествам, к этой распутной цыганщине олимпийской.
Совершенно иное являет Святая Троица христианская. Отдельные имена тут или неизвестны, или сокрыты. Открыты человечеству только имена сроднические: Отец, рождающий Сына, и Дух, исходящий от Отца. Отец, Сын и Дух Святый. Ни тени сходства с тезисом, антитезисом и синтезом. Ни тени конфликта и противоречия. Ни тени недоверчивого компаньонства. Нет, здесь нечто неслыханное и невиданное – или, по крайней мере, забытое – в истории рода человеческого. Это Откровение, это Открытие Христа о Святой Троице. И никогда Церковь Христова не упоминает Святую Троицу, не подчеркнув Ее единства и единосущия. Святая Троица – это один Бог, а не три. В противоположность этому триада индийская, равно как и египетская, и греческая,– это три бога с тремя различными именами, без родственных связей между собой164 и без единственного и самотождественного духа. Три разных бога, три разных имени, три разных духа. Так в Индии, так в Египте, так же и в Древней Греции и Риме. Так во всем языческом мире, где бы ни заходила речь о какой-нибудь божественной триаде.
А сейчас, Феодул, вот тебе дорожная карта, чтобы ты по ней мог отличить Святую Троицу во единстве от несвятых триад в раздоре, истину от обмана, свет от тьмы, жизнь от смертоносной плесени. Сказал Господь Иисус, Сын Предвечного Отца:
Никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына165.
Я Божий Сын166.
Я и Отец – одно167.
Отец во Мне и Я в Нем168.
Ненавидящий Меня ненавидит и Отца Моего169.
Все, что имеет Отец, есть Мое170.
Я исшел от Отца и пришел в мир; и опять оставляю мир и иду к Отцу171.
Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое и Который от Отца исходит, Он вас научит всему и напомнит вам все, что Я говорил вам172.
И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне173.
И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины174.
Дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне175.
Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца176.
Меня прославляет Отец Мой177.
Я не Сам от Себя пришел, но Он (Отец) послал Меня178.
Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно179.
Дух животворит; плоть не пользует нимало180.
Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня181.
Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца182.
Я пришел во имя Отца Моего183.
Отче праведный… да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них184.
Потому что Ты возлюбил Меня прежде основания мира185.
По воскресении сказал Иисус ученикам Своим: примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями… даже до края земли186.
При наступлении дня Пятидесятницы… исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать187.
Евангелист Иоанн пишет: отвергающий Сына не имеет и Отца188.
Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух. И три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном189.
И еще много похожего содержится в Евангелии и в писаниях святых апостолов Христовых.
А все, что писано и передано Святой Церкви Божией во спасение людям, свидетельствует единодушно, что Святая Троица – один и единственный Бог. Без противоречивости в Себе. Ведь что думает Отец, то думает и Сын, думает и Дух Святый. И чего хочет Отец, хочет и Сын, хочет и Дух Святый. И что творит Отец, творит и Сын, творит и Дух Святый. И что любит Отец, любит и Сын, любит и Дух Святый. Бог есть любовь190. Отец любит Сына, любит и Духа Святаго. Сын любит Отца, любит и Духа Святаго. Дух любит Отца, любит и Сына. Один Бог, одна любовь, одна мысль, одна воля, одно действие. Из вечности в вечность. Насколько же это отличается от триад языческих с именами тройки богов, с именами, но без подлинного сродства и подлинного содействия!
В истории мира только Бог христианский – Бог без имени. Его единственное имя – Отец. Какого-либо другого Его имени Новый Завет не упоминает. Как это удивительно! И зачем нам другое имя?
Он хочет, чтобы мы были Его детьми. А дети – миллионы детей на свете – не знают другого имени своего родителя, кроме «отец» и «папа», еще меньше знают его фамилию. В Ветхом Завете еще упоминается имя Божие: Яхве, Иегова, Адонаи. В Новом Завете, в Завете сродства и любви, Бог именуется не иначе, как Отец. Вечный Отец, вечный Сын и вечный Дух Святый. Одна жизнь и один источник жизни. Если Сын именуется именем Иисус Христос, то это надо понимать как имя Сына воплощенного, Который вышел на сцену мировой драмы как Главный Герой, вошел в реку истории, в толпу многоименных как Мессия и Спаситель. В вечности же Отец – только Отец, Сын – Сын в объятиях Отчих и Дух Святый – в союзе любви Отца и Сына.
В индийских Ведах содержится следующее страшное учение: «Истина и ложь относительны, и обе они необходимы, как составные части иллюзии»191. Действительно страшно! Бес, следовательно, равносилен Богу, Шива-разрушитель равноправен с Вишной-созидателем! В верховной триаде индийской ложь восседает рядом с истиной и зло царствует наряду с добром. Но и то, и другое, говорят,– это иллюзия. Значит, тогда и верховные боги Индии – иллюзия!
Встань, Феодул, и перекрестись. Призови Отца, и Сына, и Святаго Духа, Троицу Единосущную, Нераздельную и Животворящую, Бога истины и света, к Которому ни малейшая ложь не смеет приблизиться и на Котором нет ни единого темного пятнышка.
Знай, что не могут помочь Индии люди, очарованные Индией, а помогут разочарованные. Если ты друг индийского человечества, то прежде разочаруйся и тогда уже помоги.
1 Ин. 1, 45.
2 См.: Ин. 1, 43.
3 Ин. 1, 46.
4 Ин. 1, 49.
5 Ин. 1, 29.
6 Мф. 16, 15, 16.
7 Ср.: Ин. 7, 46, 47–49.
8 Рим. 1, 22.
9 См.: Лк. 23, 12.
10 См.: Мф. 12, 2.
11 См.: Мф. 15, 2.
12 См.: Мф. 22, 17.
13 См.: Мф. 9, 14.
14 См.: Мф. 12, 10; Лк. 13, 14; Ин. 5, 16.
15 См.: Мф. 9, 11.
16 См.: Мф. 22, 36.
17 См.: Мф. 22, 24–28.
18 См.: Ин. 8, 33; Мф. 13, 55.
19 См.: Мф. 27, 24–26.
20 См.: Лк. 23, 9–12.
21 Мф. 9, 2, 8, 3; Мк. 2, 7.
22 Мф. 9, 33.
23 Ин. 1, 36.
24 Лк. 4, 18.
25 См.: Ин. 6, 24.
26 См.: Лк. 19, 1–4.
27 Фаддей, апостол из числа семидесяти, епископ Едесский († ок. 44; память 21 августа / 3 сентября).
28 Мф. 18, 11.
29 Ср: Лк. 19, 8.
30 Лк. 19, 8.
31 Лк. 7, 48, 50.
32 Ср.: Лк. 23, 40–41.
33 Лк. 23, 42, 43.
34 Ср.: Пс. 44, 3.
35 Ис. 53, 2.
36 ТаИнник, тайноведец, тот, кому открыты священные тайны.

37 Лк. 1, 38.
38 Ср.: Лк. 2, 19.
39 См.: Мф. 1, 18–24.
40 См.: Лк. 1, 6.
41 Лк. 1, 18.
42 См.: Лк. 1, 39–56.
43 См.: Мф. 2, 1–12.
44 СатрАп, деспот, самодур, управляющий по собственному произволу.
45 Мф. 2, 8.
46 См.: Мф. 2, 16.
47 Ср.: Мф. 3, 7.
48 См.: Мф. 14, 4.
49 См.: Ин. 12, 21.
50 Здесь и далее текст в квадратных скобках добавлен редактором русского издания.– Ред.¬
51 Ин. 14, 8.
52 Ин. 11, 16.
53 Ин. 20, 25.
54 Ин. 20, 28.
55 См.: Мф. 8, 5–13; 15, 22–28.
56 Праведный Лазарь Четверодневный, епископ Киттийский (память 17/30 октября и в Лазареву субботу), после сво¬его воскрешения удалился на Кипр и здесь был епископом в течение 30 лет. По преданию, Пресвятая Богородица передала ему омофор, сделанный Ее пречистыми руками. Мощи праведного Лазаря были перенесены в 898 г. императором Львом Философом в Царьград.
57 См.: Ин. 11; 12, 2.
58 См.: Мф. 23, 14; 6, 16, 5, 2; Ин. 8, 3–9.
59 Мф. 9, 3; ср.: Мк. 2, 7; Лк. 5, 21.
60 Ср.: Мф. 9, 34; 12, 24.
61 См.: Мф. 12, 10–14; Мк. 3, 1–6; Лк. 6, 6–11; Лк. 13, 10–17; Ин. 5, 1–16.
62 См.: Мк. 5, 22; Лк. 8, 41.
63 См.: Мф. 9, 20–22.
64 См.: Мк. 12, 42; Лк. 21, 2.
65 См.: Ин. 3, 1.
66 См.: Мф. 14, 3–12.
67 См.: Деян. 12, 23. Ирод Младший, или Антипа, за домогательство царского достоинства вместе с Иродиадой был сослан императором Калигулой в Галлию, в Лион (юг современной Франции).
68 См.: Мф. 14, 3, 6; Мк. 6, 17, 22; Лк. 3, 19.
69 Иродиада была внучкой Ирода Великого. Она вступила в незаконный брак со своим дядей, сыном Ирода Великого, Иродом Филиппом I, а потом – в кровосмесительное сожительство с другим своим дядей, Иродом Антипой, братом своего незаконного мужа.
70 См.: Мф. 27; Мк. 15; Лк. 23; Ин. 18, 29–40; 19, 1–16.
71 Понтий Пилат, по свидетельству историков, отличался во время своего прокураторства в Иудее жестокостью и несправедливостью по отношению к местному населению. Был низложен за злодеяние, совершенное им над иудеями в храме во время их жертвоприношения, когда он смешал их кровь с их жертвами (ср.: Лк. 13, 1). По одной из версий, был сослан в Вену по определению суда, где был заточен и сам лишил себя жизни.
72 Ср.: Мф. 19, 21.
73 См.: Ин. 4, 6–41.
74 Мученица Фотина (Светлана, † ок. 66; память 20 марта/2 апреля), за распространение христианства была убита при Нероне: брошена в колодец.
75 См.: Мф. 20, 20–23.
76 Мф. 27, 19.
77 Мф. 8, 19, 20.
78 См.: Лк. 9, 62.
79 Равноапостольная Мария Магдалина (память 22 июля/ 4 августа, Неделя святых жен-мироносиц), дошла до Рима, преподнесла императору Тиверию крашеное яйцо, возвестив: «Христос воскресе!», и рассказала о злодеянии, совершенном над Иисусом Христом. Прошла многие страны Азии с благовестием Христовым; вернувшись в Ефес к святому Иоанну Богослову, блаженно почила. Мощи ее были перенесены в Царьград при императоре Льве Мудром и поставлены в монастыре святого Лазаря.
80 См.: Мк. 16, 9.
81 См.: Мф. 27, 56, 61; 28, 1; Ин. 20, 1, 18.
82 См.: Мк. 15, 40–41, 47; 16, 1; Ин. 19, 25.
83 См.: Лк. 23, 39–43.
84 См.: Мф. 27, 35.
85 Мф. 27, 54.
86 Мученик ЛОнгин (память 16/29 октября), после казни Христа, возвратившись на свою родину, в Каппадокию, стал проповедовать Евангелие. Воины, посланные Пилатом, обезглавили его, а голову принесли в Иерусалим во свидетельство, а затем выбросили за стенами города. Обрела ее ослепшая женщина, получив при этом исцеление. ЧестнАя рука мученика Лонгина хранится в соборе святого Павла в Риме.
87 Мф. 7, 16.
88 См.: Мф. 21, 18–19.
89 Второй тип в оригинале отсутствует.– Ред.
90 Ср.: Лк. 10, 31–32.
91 СамАрией во времена Господа Иисуса Христа называлась центральная часть земли ханаанской; в северную часть Самарии входила Галилея, в южную – Иудея. Сюда Ассирийским царем были высланы в 722 г. до Р.Х. израильское население и ассирийские колонисты; из их смешения и образовался самарянский народ. Смешанной была и религия самарян. Между иудеями и самарянами существовала ожесточенная вражда (см.: Мф. 10, 5; Ин. 4, 9); слово «самарянин» было бранным у иудеев (см.: Ин. 8, 48).
92 Барсук, очень необщительный зверь, скрытный и домовитый. Он строит для себя сложные норы со множеством тоннелей и запасными выходами, забивает свои кладовые запасами на зиму.
93 Лк. 12, 19.
94 ТалАнт (греч.: τάλαντον – вес, весы), мера веса и денег у греков и евреев, равнявшаяся 60 минам, 6 000 драхмам или 3 000 священным сиклям; это была самая крупная денежная и весовая единица: один талант весил более 20 кг.
95 Мф. 18, 34.
96 См.: Мф. 20, 1–16.
97 Лк. 23, 43.
98 Мф. 22, 14.
99 См.: Мф. 25, 1–13.
100 См.: Мф. 25, 14–30.
101 См.: Мк. 12, 2–9.
102 Расхристанный – небрежный.– Ред.
103 См.: Рим. 2, 29; Гал. 6, 15; Кол. 2, 11.
104 См.: Лк. 2, 46–47.
105 См.: Мф. 3, 11.
106 Ср.: Мф. 5, 17.
107 См.: Мф. 17, 3.
108 См.: Мк. 5, 1; Лк. 8, 26.
109 Жизнь острова Ява в Малайском архипелаге на территории Индонезии доныне тесно связана со змеями. Местные йоги учат прохожих, как обращаться с крокодилами и ядовитыми змеями, в небе развеваются воздушные змеи, запуск которых – повальное увлечение детей. Змей здесь такое количество, что за ними приезжают в случае нашествия крыс: двухметровых питонов собирают и выпускают на поля, опус¬тошаемые грызунами. С VIII в. по Р.Х. индуизм – государственная религия на Яве; имеются здесь и приверженцы буддизма и ислама.
110 См.: Ис. 53, 7; Ин. 1, 29, 36.
111 См.: Ин. 10, 14.
112 Соль необходима овцам; по современным правилам овцеводства, соль-лизунец должна всегда быть в их кормушках.
113 Мф. 11, 28.
114 См.: Мф. 14, 14–21; 15, 32–37.
115 См.: Мф. 8, 23–27.
116 См.: Лк. 5, 4–7.
117 Лк. 7, 13.
118 См.: Ин. 11.
119 Веять – значит очищать обмолоченное зерно от сора и мякины, подбрасывая его деревянной лопатой в направлении против ветра.– Ред.
120 См.: Мф. 26, 6–13.
121 Ин. 8, 7, 11.
122 См.: Мк. 5, 1–17; Лк. 8, 26–39.
123 Мк. 5, 36.
124 В оригинале: «как бруствер». Бруствер – земляная насыпь перед окопом.– Ред.
125 Лк. 12, 32.
126 См.: Лк. 12, 32.
127 См.: 1 Пет. 1, 17.
128 Мф. 19, 14.
129 Мф. 18, 3.
130 См.: Мк. 10, 13–16.
131 Ин. 5, 7, 8.
132 См.: Мф. 27, 25.
133 См.: Мф. 28, 20.
134 Триплет – один из видов удара в бильярдной игре.– Ред.
135 САнкхья (санскр.: число), одна из шести древнеиндийских ортодоксальных брахманских философских школ. Исходный пункт метафизики санкхья – учение о реальном превращении причины в следствие, где следствия являются причинами новых явлений. Санкхья оказала влияние на другие философские системы, а также на йогу и буддизм.
136 Слово ведАнта действительно имеет один корень со словом «ведать», «знать», но родственны ему и такие слова, как «ведьма», «ведун» и «ведовство» (волхвование, ворожба). В индийском менталитете, в отличие от современного славянского, между вЕдением (знанием) и колдовством сохраняется очень тесная, органическая связь.
137 Метафизические, т.е. относящиеся к объяснению принципов бытия, нечувственные, философские.
138 Радостная весть, благовестие – дословный перевод греческого слова «Евангелие» (ευ̉αγγέλιον).
139 Мк. 1, 15.
140 Мк. 5, 36; Лк. 8, 50.
141 Мк. 16, 16.
142 Ин. 3, 15.
143 Ин. 3, 36.
144 Ин. 6, 35.
145 Ин. 6, 40.
146 Ин. 6, 47.
147 Ин. 9, 35.
148 Ин. 10, 38.
149 Мф. 17, 20.
150 Ин. 11, 25.
151 Ин. 11, 26.
152 Ин. 11, 40.
153 Ин. 12, 36.
154 Ин. 14, 1.
155 Ин. 14, 10, 11.
156 Ин. 6, 29.
157 Ин. 20, 29.
158 Ин. 20, 30–31.
159 Эсхатология (греч.: εσχατος – последний, конечный и λόγος – слово, учение), учение о конце мира.
160 Речь идет о Гегеле. Вся его философия зиждется на индийском триплете: тезис, антитезис и синтез. Грубо им понятая, еще грубее, чем другими, им примененная, эта философия ученика индийской виртуозной мудрости произвела кавардак в европейском человечестве как в отношении мысли, так и в отношении практики.– Свт. Николай.
161 О Зевсе см. примеч. 29. Зевс, Посейдон (Нептун) и Плутон были братьями.
162 Нептун, древнейший римский бог, введение культа которого приписывалось Ромулу, основателю Рима. Нептун всегда был связан с водой, ему посвящался праздник, проводившийся 23 июля с целью предотвращения засухи, его почитали также люди, чья судьба зависела от моря; с ним связаны два божества – его жена Салация и нимфа Винилия; отож¬дествляется он с греческим Посейдоном.
163 Плутон, одно из имен Аида, владыки царства мертвых в древнегреческой мифологии, или – Гадес (см. примеч. 37). Плутоном (греч.: богатый) он был назван потому, что владел как несметным количеством человеческих душ, так и нес¬мет¬ными сокровищами земных недр.
164 Языческие божества могут состоять друг с другом в родственных отношениях, как мы видели это на примере Осириса и его «дружной семейки» (см. примеч. 28), и зачастую плотски связаны друг с другом, но это не сообщает им Бо¬жественности, а как раз наоборот, приземляет их.
165 Мф. 11, 27.
166 Мф. 27, 43.
167 Ин. 10, 30.
168 Ин. 10, 38; ср.: Ин. 14, 10, 11.
169 Ин. 15, 23.
170 Ин. 16, 15.
171 Ин. 16, 28.
172 Ср.: Ин. 14, 26; 15, 26.
173 Ин. 14, 13.
174 Ин. 14, 16–17.
175 Ин. 10, 25.
176 Ин. 10, 15.
177 Ин. 8, 54.
178 Ин. 8, 42.
179 Ин. 8, 29.
180 Ин. 6, 63.
181 Ин. 6, 44.
182 Ин. 6, 38.
183 Ин. 5, 43.
184 Ср.: Ин. 17, 25, 26.
185 Ин. 17, 24.
186 Деян. 1, 8.
187 Деян. 2, 1, 4.
188 1 Ин. 2, 22.
189 1 Ин. 5, 7, 8.
190 1 Ин. 4, 8.
191 Нивелирование истины и лжи – расхожая «мудрость» индийских религий и общее место всех пантеистических религий как таковых. Добро и зло считаются ими понятиями неразвитого, примитивного мышления, незнакомого с тонкими истинами философии. В европейской мысли идея релятивности истины и лжи развивалась философами, за подобные спекуляции названных софистами (греч.: σόφισμα – умная мысль, хитрость, обман). Однако их релятивизм совершенно лишен гнетущего индийского цинизма. К примеру, аргументация софиста Протагора (V в. до Р.Х.) такова: любое мнение является истинным, так как о каждой вещи можно высказать противоположное суждение. Скажем, верно и то, что эта стена белая, и то, что эта стена небелая, потому что со временем она испачкается и перестанет быть белой. 

► Часть III


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS