Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Изба-читальня

Смутное время

04.11.15 | Источник: rusarchives.ru
400 лет назад - в 1612 г. - Россия вышла из исторического периода, названного "Смутным временем". Но понадобились долгие годы, чтобы окончательно преодолеть его последствия, постичь духовный смысл тех событий и извлечь уроки. Празднуя сегодня память об этом историческом событии, вспомним некоторые подробности.
Смутное время – так еще современники называли жестокую и страшную гражданскую войну, полыхавшую более 10 лет в России. Почему же именно на рубеже XVI–XVII веков страну постигло это испытание?

Век XVI запомнился пятидесятилетним царствованием Ивана Грозного. Вступив на престол младенцем, он умер в сущности еще не старым – 54 лет, но отсвет его тяжкого правления до сих пор падает на последующие эпохи.


К середине века Россия и ее господствующие социальные группы накопили много сил, позволивших провести важные реформы государственного управления – земскую (местное самоуправление), губную (по борьбе с уголовной преступностью), упорядочили денежное обращение.


Постепенно царь, от природы наделенный как весьма большими талантами, так и жестокостью, и почитавший себя поставленным Богом даже не над подданными, а над рабами – «холопами», стал пытаться «подстегнуть» движение страны, но не развитием торговли, ремесла, просвещения, как делали некоторые его современники в Европе и Азии, а путем завоевательных войн.


Развязанная царем многолетняя Ливонская война, не преследовавшая особых хозяйственных целей (товара из России вывозилось немного, а хлебная торговля почти не начиналась), но ставившая целью получить в собственность балтийские порты для дарового пользования таможенными доходами, привела к конфликту с основными североевропейскими державами – Польско-литовским государством, Швецией, даже дружественной Данией, и закончилась полным крахом. Крымские набеги продолжали разорять страну, сжигая дотла города, включая столицу, убивая и уводя в рабство десятки тысяч жителей страны.


Пытаясь укрепить свою власть, царь развязал террор, жертвами которого стала часть правящей элиты. Разделив страну на Опричнину и Земщину, царь пытался спрятаться от мнимых врагов внутри своего «удела»… . Как вражеская земля, был разгромлен Великий Новгород, «культурная столица» тогдашней Руси. Итог царствования был печален. Страна потеряла часть западных земель, а главное – разрушено было хозяйство, поскольку сильные и влиятельные феодалы не просто грабили и разоряли села слабейших или попавших в опалу... Огромная часть ранее процветавших земель запустела к 1580-м годам, о чем деловито сообщают писцовые книги – официальные документы земельного кадастра того времени.


Тяжелое наследство пришлось на долю преемников царя Ивана – его сына Федора Ивановича и Бориса Годунова. Несмотря на спокойные годы их правления, кризис все же разразился.


Лжедмитрий I

Неурожаи 1601-1603 годов привели к массовому голоду, а царю Борису не удалось организовать распределение хлеба. Чудовищная коррупция при раздаче хлеба, отказ крупнейших феодалов, даже монастырей и патриархии, поделиться своими запасами, привела к голоду и массовому возмущению.


В этой обстановке появляется новая массовая группа недовольных – боевые холопы. Каждый служилый человек обязан был, пропорционально своему поместному «окладу» идти в войско с несколькими воинами, богатые же и знатные содержали десятки и сотни таких вассалов, набиравшихся из казаков, безземельных дворян и «всяких людей». В условиях кризиса многие феодалы распустили свои отряды, и эти люди, умевшие только воевать, оказались без средств к существованию и стали сбиваться в разбойные шайки и целые армии.


И среди этой возбужденной и отчаявшейся массы созрели настроения, неслыханные ранее на Руси. Возникли сомнения в праведности и истинности самого государя!


Когда же бояре из Москвы оповестили, что избрали царем кого-то – то есть слугу царского – то соблазн стал еще сильнее. Как это – «выбрали», разве не Бог посылает царя?


И плодились слухи, что есть где-то истинный царь, и как только некто назвался царевичем Димитрием – страна облегченно вздохнула и поверила. Похоже, Лжедимитрий I тоже верил в свою истинность, иначе бы все время копировал поведение прежних царей, а тут, считая себя полностью вправе, нарушал этикет, стремился к переменам в быту и нравах, как впоследствии юный Петр. Поддержали его первоначально чуть ли не все слои общества. Костяк его войска составили вольные казаки – новая политическая сила, сформировавшаяся из бывших военных боярских холопов, разоренных крестьян, обнищавших провинциальных дворян. Польские магнаты только помогли оружием и деньгами, их военное присутствие было незначительно.


Наиболее здравомыслящие политики – канцлер Я. Замойский, польный гетман С. Жолкевский решительно протестовали против втягивания своей страны в авантюру чужой междоусобицы, однако Сигизмунд III, по рождению швед, плохо знавший реалии Руси и Литвы, был увлечен планами окатоличивания и колонизации огромного соседа, слепо доверяя принявшему католичество «царевичу» и старому проходимцу Юрию Мнишку. Но решительно поддержали претендента и иные силы – недовольны Годуновым были и высшие и средние чины Государева двора – аристократия – члены Боярской думы, московские чины, городовое дворянство.


Все рассчитывали на милость Димитрия, «законного» монарха, новые пожалования, ослабление тягот службы и налогового бремени. Однако новый царь не оправдал ожиданий ни своих польско-литовских союзников, тотчас заявив о своем равенстве с королем, ни собственной олигархии, так же поставив ее на место, ни военно-служилой массы, оказавшейся перед перспективой замышлявшегося новым царем грандиозного и невероятно тяжелого похода на Крымское ханство, ни вольного казачества.


Поэтому когда боярство, изначально не верившее в его «истинность», организовало переворот, дезориентированные жители Москвы его не защитили.


"Тушинский вор"


Нового царя опять, как Бориса Годунова, «избрали». Боярство, высшее духовенство и городовые служилые люди приняли кандидатуру Василия Шуйского, а обойдены оказались казачество, северские и южные служилые люди.


Последние при поддержке авантюристических польско-литовских кругов, состоящих в основном из оппозиционно настроенных к королю Сигизмунду III шляхетских группировок, запорожских казаков и пр. выдвинули Лжедимитрия II, имя которого опять сплотило значительную часть населения страны, особенно простонародья, по-прежнему надеявшегося на приход «истинного» государя. В стране возникли две столицы – Москва и подмосковное село Тушино. Там и там были царь, патриарх, боярская дума, приказы, дьяческий аппарат, войска из служилых людей, получавших поместья, вольных казаков и наемных иноземцев. Те и другие собирали налоги, назначали воевод в города в зависимости от перехода территорий от одного царя к другому.


Знатные и влиятельные аристократические кланы стремились заручиться поддержкой в обоих лагерях, многие представители княжеских и боярских родов уезжали в Тушино, где получали высокие чины и важные должности, становясь боярами, окольничими, думными дворянами, что было бы для них почти невозможно в жестко регулируемом системой местничества государственном аппарате Москвы.


В Москве у законного государя, по «лестнице» родов действительно старшего Рюриковича, все продолжалось прежним порядком – назначения записывались в разрядные книги, никто не мог занять место выше, чем полагалось членам его семьи.


В борьбе с социальным движением под лозунгом «справедливого царя Дмитрия» возглавлявшимся Иваном Болотниковым, получают боевой опыт будущие герои борьбы со Смутой М.В. Скопин-Шуйский и Д.М. Пожарский.

Тем временем в правящих кругах Речи Посполитой во главе с королем Сигизмундом III побеждает тенденция к вмешательству во внутренние дела погрязшего в хаос гражданской войны соседа.


Король Сигизмунд III согласился с мнением тех членов своего окружения, которые полагали, что ослабленная Московия станет легким приобретением. Швед по рождению и воспитанию, ревностный католик-неофит (дом Ваза был протестантским), Сигизмунд плохо ориентировался в реалиях восточной Европы; воспламененный проповедями лидера польской контрреформации Петра Скарги, но, не имея возможности расправиться с протестантизмом и православием своей стране, он стремился, неся «свет веры» на Восток.


Тем временем ситуация в России запутывалась все более. Тушинская столица превратилась в целый город, куда стекались тысячи возов с награбленными отрядами «царика» продуктами и товарами, со всего Подмосковья свезли, выгнав хозяев, избы, построив из них дома, хоромы, укрепления. Жестокость обложения присягнувших ему городов и уездов усугублялась еще и беззаконными грабежами отбившихся от своих начальников отрядов. Тушинские грабежи толкнули массы обратно к поддержке царя Василия. Видя бесчинства людей «воровского царя», ограбление церквей, монастырей и епископской казны, жители начинали бороться уже и за веру, за свое духовное спасение. Осада Сапегой и Лисовским Троице-Сергиева монастыря, и его защита сыграли огромную роль в укреплении патриотизма.

Тем временем Василий Шуйский заключил союз со Швецией. Союз был направлен против тушинцев, которые разделились на несколько группировок. Ценой уступок ряда земель и крепостей на северо-западе Шуйский получил наемное войско во главе с королевским родственником бароном Я. Делагарди, который соединившись с его родственником, кн. М.В. Скопиным-Шуйским, постепенно продвигался вглубь страны, уничтожая крупные и мелкие отряды разнообразной ориентации – от разбойно-казацких до профессионалов «лисовчиков» и наводя порядок; снята была осада Троице-Сергиева монастыря, вызвав чувство уверенности в победе.


Воспользовавшись как причиной русско-шведским союзом, Сигизмунд III в августе 1609 г. вторгся на русскую территорию, рассчитывая захватить Смоленск. Разгром под Клушином летом 1610 г. войск Шуйского подвел черту под царствованием Василия. Группировка Ляпуновых в альянсе с частью московского боярства совершила переворот и начала переговоры о кандидатуре сына Сигизмунда – королевича Владислава.


Первое ополчение

Народ от Москвы до отдаленных районов сначала положительно воспринял возможность царя Владислава Сигизмундовича, ему начали присягать и ждать прибытия. Не смущал даже польско-литовский гарнизон, вошедший в Кремль. Но шли месяцы, королевич не ехал, сформированное от его имени правительство, набранное из как профессионалов-дьяков, так и из выдвинувшихся при оккупантах лиц, стало терять доверие. Воевода Смоленска М.Б. Шеин готов был присягнуть Владиславу, но держал героическую оборону против его отца, требовавшего присяги самому себе. Большинство регионов еще в период борьбы с тушинцами уже жила вполне автономной жизнью. Воеводами часто становились лидеры местного дворянства, тесно сотрудничавшие с посадом (что было немыслимо прежде, когда Москва специально посылала не связанных с регионом дворян).


К концу 1610 г. значительная часть общества потеряла терпение. В воздухе носилась идея созыва Земского собора и избрания на нем государя, которого видимо укажет Бог. Решительный П.П. Ляпунов начинает собирать ополчение, куда зовет остатки тушинских отрядов, не примкнувших к Сигизмунду (даже Сапегу). Мартовское восстание в Москве 1611 г. окончательно порывает связи королевского правительства в Москве – «Семибоярщины» – с большей частью страны. В его пламени гибнет город, тысячи жителей, в том числе один из авторитетнейших вельмож, кн. А.В. Голицын, принявший Владислава, но не допускавший сдачи страны Сигизмунду; тут же начинается боевая слава Д.М. Пожарского.


Следующие полтора года – время строительства сначала одного, а потом другого ополчения. Власть практически переходит к временному правительству «боярам и воеводам», «всей земле». Во главе – Прокопий Ляпунов, и два тушинских боярина – кн. Д.Т. Трубецкой и И.М. Заруцкий. Указы с их новой «земской», то есть народной эмблемой – черным одноглавым орлом – рассылаются повсеместно, дворянам велено собираться в войско под Москву для ее освобождения и выручки «плененных» бояр, посадам – посылать средства и провиант, казакам и городовым дворянам обещаны земли и оклады.


30 июня 1611 года в таборах под Москвой приговором впервые эпоха упоминается как «смутное время». Начинают функционировать приказы – Поместный (наделяющий землями), Разрядный (военное ведомство), Посольский, Четвертные (по сбору налогов); туда из Москвы утекает большинство дьяков и подьячих – у бюрократии развито чувство самосохранения и выгоды. Но, несмотря на героические бои с посланными королевскими войсками, взять Москву не удается – конфликт между дворянством (добившимся в упомянутом «приговоре 30 июня» возвращения прежних прав на холопов и пр.), и вчерашними холопами – казаками – заканчивается убийством ими Ляпунова – наиболее талантливого и масштабного политика и лидера движения, и уходом из войска дворян. Ополчение заходит в тупик, казаки пытаются возродить наиболее архаичные формы управления – собирают «круги» и определяют себе новые «приставства». Впрочем, и польские власти не имеют решительного военного и политического перевеса, у сейма нет денег для короля.


Читать далее: «Преодоление Смуты»


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS