Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Родителям на заметку

Религиозное воспитание в семье

01.09.14
Среди средств, пригодных для религиозного воспитания детей самого малого возраста, можно указать: 
Иконы с лампадой.
1) на окружающую дитя внешнюю обстановку, 2) на образ жизни взрослых, поскольку они соприкасаются с детьми, 3) на частое благоговейное осенение детей крестным знамением, 4) на посещение с детьми храма и богослужений и 5) на причащение их Телом и Кровию Христовою.
Из внешней обстановки, окружающей ребенка, останавливает на себе внимание, прежде всего, детская. Чтоб удовлетворить целям религиозного воспитания, от детской требуется не многое, а именно, чтоб в ней была икона, перед которой бы теплилась по временам лампадка.
Какое изображение должна иметь эта единственная святыня детской, и как она может служить целям религиозного воспитания? По нашему мнению, уместней всего в детской комнате изображение Спасителя, благословляющего детей, или Божией Матери с Превечным Младенцем на руках *).
*) Любопытный случай из своей детской жизни рассказала слушательница одного нашего доклада. Она росла вместе с своим братом и в их спальной комнате была икона святителя Николая, пред которой они молились Богу утром и вечером. Однажды пришел к ним дядя и в своем разговоре поколебал веру мальчика в то, что икона, пред которой они молятся, Бог. Вероятно, дядя говорил, что икона, которая у вас в спальне висит, не Бог, сотворивший мир, что святой, изображенный на иконе, есть только слуга Божий. Кто бы стал обвинять за такой разговор дядю, со своей стороны он, казалось, сделал доброе дело,—пополнил сведения мальчика о существенно важном предмете, внес некоторый свет для понимания рассказа о сотворении мира. Что же, однако, вышло из этого? Настал вечер, дети пошли спать. Сестра Богу помолилась, а брат от молитвы уклонился. Утром сестра стала на молитву, а брат все медлил. «Отчего ты Богу не молишься»? спросила мать.—«Я не могу этому Богу молиться, дядя сказал, что это не Бог», был ответ мальчика. Напрасно мать старалась рассеять сомнение семилетнего сынишки, его детская мысль не могла еще разобраться в богословских тонкостях о том, кто такое Бог и кто такое славный угодник Божий. Сын продолжал упорствовать, и матери пришлось прибегнуть к угрозе. Быть наказанным малютке было неприятно, да и поступиться правдой, как уверен был он, не хотелось, вот он и придумал для себя такой компромисс. Во избежание наказания и из послушания став на молитву, как и всегда, пред иконой святителя Николая, он молился: Не Господи помилуй... Не Богородице Дева радуйся... Такая внутренняя борьба продолжалась у ребенка несколько времени, пока привычка не сделала своего и пока запавшая в голову мысль не выветрилась. Этот случай не только подтверждает нашу мысль о содержании священных изображений в детской, но и показывает, что не всякий разговор взрослых о предметах веры и нравственности христианской бывает детям полезен, и, стало быть, как погрешают те, которые отрывочными беседами или даже только разговорами да примером хотят ограничить все дело религиозного воспитания детей в первом возрасте. Нет, други, чтобы освободить детей от всевозможных, подобных приведенному в рассказе, сомнений, колебаний и волнений, чтоб оградить их от суеверных религиозных представлений, которыя помимо воли родителей проникают к ним от нянь, прислуги и сверстников, необходимо сообщение детям самых начальных сведений о жизни и вере христианской, хотя бы в размерах той программы, которая приведена ниже.
Понятно само собой, изображение на иконе должно быть достаточной величины и хорошей работы, чтобы привлекать внимание детей и художественной своею стороной. Икону следует устанавливать, по возможности, в восточном углу (или стене) комнаты (а не над кроватью, как принято в учебных заведениях), на достаточной высоте, чтобы чрез то с самых ранних лет внедрить в детях этот обычай православной церкви, сделавшийся добрым преданием русской народности. Это маловажное, с виду, обстоятельство впоследствии даст повод к обстоятельной беседе о разумном почитании икон, об обычае строить храмы алтарем на восток и т. д.
Для большего привлечения внимания ребенка к иконе, пред нею зажигают лампаду. Дети любят огонек и тянутся к блестящим вещам; пусть же такою вещию будет не скоро подвергающаяся ломке игрушка, а на недосягаемой для дитяти высоте, как-бы на небе, висящая с лампадою икона; пусть наши дети приучаются с первых дней не к капризу, непостоянству и своеволию, а к постоянству, благоговейной настроенности, к чистой и святой вере.
Чтоб возжигание лампадного огня и удовольствие, им доставляемое, имели более влияния на детей, не следует, оставлять лампадку горящею непрерывно, лучше ее возжигать пред молитвой, для некоторых на время ночи и для всех в дни праздничные и в важных случаях детской семейной жизни. Не упоминаю о добром обычае сопровождать зажигание лампадки молитвою. Понятно также само собой, что как только дети подрастут, следует их самих заставлять принимать посильное участие в исполнении этого несложного домашнего богослужения.

Примеры окружающих взрослых.

Выяснять теоретически зависимость религиозного и нравственного настроения дитя от влияния окружающих и особенно матери для большинства родителей не представляется надобности: приведем только несколько свидетельств других по этому предмету.' Св. Тихон Задонский говорит: «Не одно рождение делает отцом или матерью, но и хорошее образование детей».
*) Родители должны наблюдать, чтобы лампадное масло было хорошего качества, не портило запахом воздух, чтобы фитиль в лампадке не коптил и не чадил. Советуют на дно лампадки вливать немного воды.
Когда ни один член семейства, говорит Преосвящ. Амвросий, не может остаться без вечерней и утренней молитвы; когда отец не выходит из дома на свое дело, не помолившись пред святыми иконами, а мать ничего не начинает без крестного знамения; когда и малому дитяти не позволяют дотронуться до пищи, пока оно не перекрестится,—не приучаются ли этим дети просить во всем Божией помощи и призывать на все благословение Божие, и веровать, что без помощи Божией нет безопасности в жизни, а без Его благословления нет успеха в делах человеческих? Не может остаться бесплодною для детей вера родителей, когда они, при нужде и бедности, со слезами на глазах, говорят: «что делать? буди воля Божья»; при опасности: «Бог милостив»: при трудных обстоятельствах: «Бог поможет»; при успехе и радости: «слава Богу, Бог послал». Здесь всегда и во всем исповедуется Божья благость, Божие промышление, Божие правосудие... Мать, предмет любви и нежности дитяти, стоит с благоговейным выражением лица и молится пред иконой Спасителя: дитя посмотрит то на нее, то на образ— и не нуждается в длинных объяснениях того, что это значит. Вот первый безмолвный урок Богопознания.
Ребенок, растущий в христианской семье, дышет христианскими идеями и усвояет себе эти идеи в том виде, в каком находит их вокруг себя. Пример старших увлекающим образом действует на детские души. Благочестивое настроение отца и матери, проявляющееся в искренней молитве, или в других действиях религиозного характера, благотворно влияет на религиозную настроенность, детей. Возьмем вышеприведенный пример. Мать становится пред св. иконами на колени и молится, употребляя при этом внешние молитвенные знаки,—тоже делает и ребенок ее; мать благоговейно осеняет себя крестным знамением,—и ребенок старательно водит рукою около своего лица, желая сделать то же самое. Замечательно, что не одну только внешность перенимает при этом дитя от своей матери; оно входит, можно сказать, в самый дух материнской молитвы; навернулись, например, слезы на глазах матери,—плачет и дитя; чувство радости, восторга, благодарности осенило лицо матери, теми же чувствами сияет и лицо молящегося с нею дитяти.
Юного отрока, говорит св. Димитрий Ростовский, можно уподобить доске, приготовленной для изображения картины: что живописец изобразит—доброе или худое, святое или грешное, то и останется. Так и дитя: какое родители дадут ему первоначальное воспитание, к каким правилам приучат его, с такими оно и будет жить. Поэтому необходимо с детства приучать их к добру.
Из сказанного однако не следует, будто внешний строй религиозной жизни взрослых в семье может сообразоваться только с потребностями их духа, а не с целями и задачами детской жизни. Суждение, к сожалению, весьма распространенное, но ошибочное и противоречащее нашим взглядам по всем другим предметам обучения. Употребляются особые приемы при обучении детей рукодельям, никто не учит детей чтению и письму чрез одно только собственное чтение и письмо, но вводят нарочитые для того упражнения. Так и для достижения целей религиозного воспитания и обучения вовсе недостаточно того, чтобы взрослые молились сами и вообще были бы религиозны, ибо тем и другим могут хорошо удовлетворяться религиозные их потребности и не затрагиваются интересы детей. Справедливость этой мысли подтверждается и тем наблюдением, что у религиозных родителей, случается, бывают крайне нерелигиозные дети, как и наоборот, подобно тому, как у родителей образованных и высоконравственных могут быть и, к сожалению, часто оказываются дети, которым учение трудно дается, и нравственные правила которых не высоки *).
Названные факты показывают, что требуется в образ жизни взрослых, окружающих дитя, внесение таких особенностей поведения, которые бы содействовали насаждению в детях начатков веры и нравственности. Среди этих особенностей первое место должна занять молитва родителей о детях, как их единичная и семейная, так вместе с ними и, по их инициативе, молитва всей церкви. Если о некоторых ветхозаветных людях можно сказать, что они были дети молитвы (так, первосвященник и судия еврейского народа носил имя Самуил, что в переводе на русский язык значит: «испрощенный молитвой у Бога или дар материнской молитвы; всем известно также об усердной молитве родителей, предшествовавшей рождению Иоанна Крестителя и Девы Марии), то с большею справедливостью это выражение приложимо к христианским детям. У нас молитва предшествует появлению дитяти на свет, сопровождает его и освящает всю его жизнь, особенно же первое детство.
Благочестивые родители смотрят на привитие детям добрых обычаев веры и нравственности, как на священнейшую свою обязанность, возложешиую на них Богом, Церковию и людьми и примером собственной благочестивой жизни стараются учить детей страху Господню от колыбели, ибо они разделяют мнение одного учителя Церкви, что душе, с первых лет получающей впечатления Слова Божия, трудно забыть страх Божий. В этот нежный возраст дети легко воспринимают и, как печать на воске, напечатлевают в душе то, что слышат; преимущественно с этого времени жизнь детей наклоняется к добру или злу. Если, начиная от самых дверей жизни, отводить детей от зла и наводить на путь правый, то добро обращается у них в господствующее свойство и природу; потом им не так легко перейти на сторону зла, когда сама привычка будет влечь их к добру.
Древность сохранила нам поучительный пример родительского влияния на самых малых детей. Одного христианского мальчика спросили во время гонений: откуда узнал ты, что Бог един? «Этому научила меня мать», ответил отрок, «а она узнала от Бога. Святый Дух научил ее для того, чтобы она внушила это мне. Когда я качался в колыбели и сосал ее грудь, тогда я научился веровать во Христа».
*) Известный врач-педагог Н. И. Пирогов в своих посмертных записках, рассказах о двух своих неудачах в воспитательском деле, пишет: «Я включил эти два образчика неудачи в мою биографию потому, что они доказывают, во-первых, как трудно быть истинно благодарным, т.-е. принести пользу своею благодарностию тому, кто оказал нам некогда истинное благодеяние; во-вторых, они подтверждают печальную истину, что добрый пример и добрая воля воспитателей не ведут еще к достижению благих результатов в деле воспитания. На деле выходит совершенно противное тому, что мы хотели достигнуть, подавая пример детям собственною жизнью а собственными делами. Вопросы жизни. Дневник старого врача, стр. 241—2.
Другой благочестивый человек, обращаясь к давно умершей своей матери, восклицает: «благодарю тебя, любезнейшая мать! Я вечно останусь твоим должником! Когда замечал твой взор, твои телодвижения, твое хождение пред Богом, твои страдания, твое молчание, твои дары, твои труды, твою благословляющую руку, твою тихую, постоянную молитву; тогда с самых ранних лет, каждый раз как бы вновь возрождалась во мне жизнь духа,—чувство благочестия. И этого чувства не могли после истребить никакия понятия, никакия сомнения, никакия обольщения, никакие вредные примеры, никакия страдания, никакия притеснения, даже никакие грехи. Еще живет во мне эта жизнь духа, хотя уже протекло более сорока лет, как ты оставила временную жизнь».

Осенения детей крестным знамением и посещения с ними богослужений.

Среди других религиозно-воспитательных средств для самых малых детей заслуживает внимания обычай осенять их крестным знамением во всех тех случаях, когда взрослые сами крестятся, а именно: утром по пробуждении детей, при вставании их с постели, по умывании лица, пред началом и по окончании кормления, пред отправлением на гулянье и всяким выходом из дома, пред укладыванием спать, когда дитя засыпает и во многих других случаях, особенно во время нездоровья или болезни детей. При этом родители твердо веруют, что своим благословением они низводят на детей благословение Божие *), испрашивают помощь свыше и, вместе с тем, с первых же дней приучают детей проводить жизнь с Богом и в Боге.
Хотя в глазах верующих родителей всякое осенение ребенка крестным знамением есть уже не простое напоминание о Боге, а и некоторое таинственное соприкосновение с Ним, хотя всякая и домашняя молитва—есть беседа с Богом, и самая душа дитяти, о развитии которой заботимся, есть, по Апостолу, храм Духа Святаго, а совокупность нескольких таких душ составляет домашнюю церковь, тем не менее посещение с детьми храма в часы внебогослужебные и во время отправления в нем Богослужения признается весьма важным воспитательным средством. Если иконы, в доме находящиеся, по вышесказанному, могут оставлять след в развивающейся душе дитяти, то тем несомненное влияние на детскую душу храма, который свят сам по себе и свою святость невидимо передает присутствующим в нем, в котором не одно, а множество священных изображений. Даже взрослому нужно быть слишком испорченным, чтобы, войдя в храм, не поддаться его влиянию. Таково влияние храма самого по себе и в этом влиянии его находит для себя объяснения обычай тех взрослых, которые заходят с детьми в храм во внебогослужебное время для поклонения святыням его и для уединенной молитвы на месте святом.
К благотворным влияниям храма самого по себе должно присоединиться влияние богатого у нас священными действиями богослужения. Опять, если свет одной лампады, образ одной молящейся матери может благотворно действовать на душу дитяти, то тем больше может повлиять на ребенка свет от множества лампад, сотен свечей, разнообразные действия служащих. «Благолепие храма», пишет один епископ, «освещение, светлые облачения священнослужащих, пение и безмолвное предстояние молящихся, обращенных к алтарю, священные действия, отсутствие предметов обыденной жизни, запрещение неблагоговейных движений, требование внимания к чему-то высшему, особенному, это уроки благоговения пред Богом, которых не заменить никакая красноречивая речь».
*) Один святитель о сходном с осенением крестом благословении священническом говорит: «мы благословляем вас, еже Богу благословити: не человек бо есть благословляяй, но Бог оного (иерея) рукою и языком». Св. Иоанн Златоуст.
В церкви может подействовать на ребенка и то чувство благоговения, которым исполнены взрослые молящиеся. Известию, что чувство одного человека иногда неотразимо действует на другого, даже на целое общество. Доказывается это впечатлением ораторских речей, воодушевленной проповеди, артистической игры на сцене. А если чувство одного лица передается другому, то может передаться и чувство благоговения в храме от молящихся душе ребенка. Таким образом, есть в храме Божием средства воздействия на душу ребенка и помимо смысла и содержания Богослужения. Ими и нужно пользоваться, тем более, что дожидаться развития смысла и разумения ребенка приходится долго.
Одно размышление о горнем и святом, говорит проф. Гусев, далеко не достаточно, как и одно размышление о прекрасном, об изящном. Всякий согласится, что человек и одаренный эстетических чувством не может испытать надлежащего эстетического наслаждения, если он только размышляет о прекрасном. Совсем иное дело, если он имеет пред собою какую-либо истинно художественную картину, читает поэму талантливого поэта, слушает музыкальную пьесу великого композитора, смотрит художественную игру гениального артиста. Тем более в религиозной области одно размышление о предметах религии не может столь сильно возбуждать и поднимать религиозную настроенность, как присутствие при богослужении, участие в религиозных процессиях, посещение достопамятных святынь, живое отношение к великим христианским праздникам. Что же касается исполнения христианских правил в самой жизни, то это исполнение именно и требует живого участия в общественном богослужении. Так как общественное богослужение возбуждает и усиливает нашу религиозно - нравственную настроенность, то чем чаще мы присутствуем при общественном богослужении и чем полнее открываем душу свою для его святейших впечатлений и влияний, тем наибольшей энергией запасаемся для доброй христианской жизни и по выходе из храма Божия. Но, конечно, нет нужды настойчиво принуждать маленьких детей выстаивать церковные службы непременно от начала до конца. Прежде всего маленькие дети устают, измучиваются, если заставляют их стоять полтора, два часа, а у измученного какое же может быть религиозное настроение? К тому же дети, если остаются в церкви долго, развлекаются, а это может вредно отозваться на развитии религиозного чувства. Ребенок смысла богослужения не понимает, и в церкви на него благотворно действует в раннем детстве только внешность. Этого действия внешности, конечно, хватает не надолго,—ребенок с нею осваивается, привыкает к ней, а, кроме нее, заняться ничем не способен, а потому и начинает искать развлечении, заниматься чем-нибудь неподходящим, к соблазну окружающих. Он или к матери пристает,—дергает ее за пальто, платье, или иконами и подсвечниками начинает заниматься, тянется к ним, трогает руками, а если его останавливают, кричит; или, — и это чаще всего бывает,—начинает возню со сверстником,— сначала издали на него посматривает, потом улыбается, подвигается к нему, толкает его и, если не доглядят взрослые, начинает просто возню. А все это мешает молиться взрослым, развлекает их, да и может оказать дурное влияние на развитие религиозного чувства в самом ребенке. Он привыкает в церкви чувствовать себя как дома, а это вовсе не в интересах религиозного воспитания. Поэтому нужно увеличивать срок пребывания ребенка в церкви постепенно, по мере постепенного его развития и роста и уводить его домой, если он устает и делается невнимательным настолько, что нет средств с ним справиться. С течением времени ребенок начинает выучивать церковные молитвы. Если во время богослужения начинают читать или петь молитву, знакомую ребенку, старшие должны указать ему на это. Так ребенок постепенно начнет входить в смысл богослужения и без принуждения простаивать в церкви все большие и большие сроки. Это постепенное увеличение пребывания ребенка в церкви нужно так вести, чтобы к семи годам он по возможности привык выстаивать все службы церковные целиком. Известно, что с семилетнего возраста Церковь православная начинает считать ребенка полноправным членом своим, требует от него сознательного отношения к вере и нравственности и не допускает его уже к св. Причащению без предварительной исповеди.

Причащение их Телом и Кровию Христовой.

Возможно частое причащение детей Телом и Кровию Христовою составляет новое и при том самое могущественное средство религиозного воспитания в рассматриваемый период. Воспитатель должен твердо помнить, что как растение получает главные свои свойства не от желания, ухода или искусства садовника, а от всемогущего слова Того, Кто раз и навсегда заключил эти свойства в семени, сказав: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя по роду и по подобию ее и древо плодовитое, приносящее по роду своему плод, так и богоподобные свойства духа человеческого поддерживаются и развиваются не усилиями только, учением и человеческим искусством воспитателя, а помощию свыше, благодатию Божиею, низводимою на детей в таинстве св. Причащения. Отсюда возможно частое повторение этого таинства над детьми.
Православные родители не разделяют заблуждения, будто бы от приступающего к сему таинству необходимо требуется сознательная подготовка и не откладывают первого причащения до пробуждения сознания в ребенке, а обыкновенно причащают на другой день после крещения, во дни знаменательные в жизни ребенка и семьи и непременно в день рождения, именин, в праздник Пасхи и Рождества Христова, а также во время заболеваний ребенка. Жития святых полны рассказами о чудодейственной силе причащения над больными *).
*) Так св. Андрей Критский, в детстве долго не говоривший, начал говорить во время причащения. Феофан. Путь ко спасению, стр. 25.
Смотрите, говорит прот. Базаров, какими сильными средствами вооружено наше воспитание при самом исходном пункте своем. Нет нужды, что в рассуждении указанных средств многое нам непонятно. Можете ли вы уловить ту минуту, когда младенец начинает понимать язык ваш? А между тем известно, что дитя понимает равно всякий язык, на котором только заговорят с ним от рождения и непременно тот язык и будет для него родным, звуки которого отдавались в ушах его, еще младенческих, еще неспособных различать все изменения этих звуков. Постараемся же и мы, чтобы язык веры, язык боговедения и богопочитания сделался для нашего воспитанника языком родным, отечественным. А для этого будем говорить с ним этим языком от самой колыбели его.

Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS