Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Трезвость - норма жизни

Употребление алкоголя в свете учения Православной Церкви.

17.09.14 | Автор: Бессонов Игорь | Источник: zapoyu-net.ucoz.ru

Наверное, уже никто не будет спорить, что масштабы пьянства и алкоголизма в России давно приняли ужасающие масштабы. Ежегодно наша страна теряет сотни тысяч жизней из-за злоупотребления алкоголем. Причем, зачастую речь не идет о людях, пропивающих последние вещи из дома и употребляющих одеколон и стеклоочиститель. 
Вполне состоятельные, работающие мужчины считают нормой регулярно «сидеть» с друзьями за бутылкой водки, «расслабляться» в пивной – даже не представляя себе, чем, в конце концов, может обернуться такой отдых – хроническим алкоголизмом, инфарктами, инсультами, заболеваниями печени и почек. Ежегодно на печально известный праздник Нового года сотни «умеренно пьющих» людей замерзают, возвращаясь домой после праздничного застолья. В такой ситуации борьба за трезвость, казалось бы, должна стать долгом всякого мыслящего россиянина – и, в первую очередь, верующих людей. Российские мусульмане показывают положительный пример бескомпромиссной борьбы с пьянством и алкоголизмом. Православная общественность также реализует целый ряд проектов по борьбе с пьянством. Однако нельзя не отметить и тот прискорбный факт, что ее значительная часть считает необходимой не «борьбу за трезвость», а «борьбу с пьянством», рассматривая «умеренное употребление алкоголя» чуть ли не как обязанность православного христианина! При этом сторонники трезвости едва ли не осуждаются и чуть ли не приравниваются к еретикам.

В настоящей статье мы попытаемся обсудить, можно ли считать концепцию «умеренного употребления алкоголя» единственно допустимой для православных людей вообще и подходящей для русских православных людей в частности. Какие же аргументы выдвигают те, кто отвечает на эти вопросы положительно? Во-первых, они ссылаются на два древних апостольских правила, регламентирующих жизнь христианской общины:

51. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина, удаляется от брака и мяса и вина не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв, что все добро зело, и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом хуля, клевещет на создание: или да исправится, или да будет извержен из священного чина и отвержен от церкви. Так же и мирянин.

53. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, во дни праздников не вкушает мяса и вина, гнушаясь, а не ради подвига воздержания: да будет извержен, как сожженый в собственной совести и становящийся виною соблазна многих.

Вытекает ли из этих правил запрет на полный отказ от алкоголя и на категорическое осуждения употребления спиртного? Прежде чем, сделать такой вывод, мы должны обратиться к ситуации, в которой были изданы эти правила и понять их смысл. В то время (II в. н.э.) в Римской империи широкое распространение получили гностические секты, учившие, что материальный мир сам по себе является скверным и порочным. Тело представлялось гностиками как «темница души», и своей целью они считали освобождение от уз плоти. Соответственно, все телесные наслаждения, такие как супружеская близость, употребление вкусной пищи и напитков гностики считали греховными. Такой подход совершенно явно противоречит христианству, поэтому Апостольские правила рассматривают гнушение физическими наслаждениями как еретическое, т.к. согласно книге Бытия Бог сотворил все «добро зело». В то же время, правила не запрещали добровольный отказ от брака, мясной пищи и вина как формы аскезы; греховно только «гнушение», т.е. утверждение о том, что телесные удовольствия сами по себе греховны.

Можно ли обвинить современных сторонников трезвости в том, что он продолжают традиции гностиков и им подобных? Конечно, нет! Не употребляя спиртного, они стремятся не к «избавлению от уз плоти», а, напротив, к укреплению телесного и духовного здоровья, которые понимаются ими как раз по православному – как сопутствующие, а не противоречащие друг другу. Таким образом, это обвинение совершенно несостоятельно.

Другим тезисом критиков трезвеннического движения является то, что в Священном Писании и Предании, наряду с осуждением злоупотребления спиртным, содержатся и похвалы вину. Так согласно псалмам Давида «и вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его, и хлеб, который укрепляет сердце человека» (Пс.103:15). Книга Иисуса, сына Сирахова говорит: «Вино полезно для жизни человека, если будешь пить его умеренно. Что за жизнь без вина? Оно сотворено на веселие людям. Отрада сердцу и утешение душе - вино, умеренно употребляемое вовремя» – гласит книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова (31: 31-33). Иисус Христос также не отказывался от употребления вина и даже сравнивал Себя с виноградной лозой, а Свое учение – с вином. Вино использовалось в древних иудейских храмовых ритуалах при совершении жертвоприношений и праздновании Пасхи; в христианстве именно вино является образом Крови Христовой и принимается в Таинстве Евхаристии.

Концепцию «умеренного употребления вина» мы встречаем и у святых отцов, в первую очередь у св. Иоанна Златоуста. Он писал: «Ничто не может быть столь полезным врачеством против печали, как употребление вина, только бы неумеренность не уничтожала происходящей от него пользы. <…> Смотри, как это врачество против скорби, пособие к поддержанию здоровья, когда преступило за пределы умеренности по неведению, не только не принесло Ною никакой пользы, но и повредило его состоянию. Но, может быть, кто-нибудь скажет: для чего же это растение [т.е. виноград], производящее столько зла, введено в употребление между людьми? Не говори, возлюбленный, так необдуманно. Не растение зло и не вино худо, но злоупотребление им. А что не от вина происходят гибельные пороки, но от развращенной воли, и что происходящую от вина пользу уничтожает неумеренность, это показывает тебе (Писание), когда говорит о начале употребления вина уже после потопа, дабы ты знал, что природа человеческая еще прежде употребления вина, дошла до крайнего развращения, и совершила великое множество грехов, когда еще и вино не было известно. Итак, видя употребление вина, не вину приписывай все зло, но воле, развращенной и уклонившейся к нечестию. С другой стороны, помысли, человек, и о том, на какое употребление сделалось полезным вино, и вострепещи. При его помощи совершается благодатное таинство нашего спасения» (Беседа 29 на книгу Бытия. Пар. 2, 3).

Итак, как же примирить подобные факты с идеей полной трезвости? Во-первых, следует отметить, что подобные примеры положительной оценки вина явно перевешиваются пассажами, осуждающими употребление спиртного. Так, Притчи учат: «Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное, и ты будешь, как спящий среди моря и как спящий на верху мачты. [И скажешь]: "Били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же» (Притчи 23:31-35). Пророк Исаия говорит: «Горе тем, которые с раннего утра ищут сикеры и до позднего вечера разгорячают себя вином; и цитра и гусли, тимпан и свирель и вино на пиршествах их; а на дела Господа они не взирают и о деяниях рук Его не помышляют». (Исаия, гл. 5). Древним еврейским монахам – назореям – запрещалось всякое употребление вина и других изделий из винограда; об Иоанне Крестителе в Евангелии сказано: «Ибо он будет велик пред Господом; не будет пить вина и сикера, и Духа Святого исполнился еще от чрева матери своей» (Лук.1:15). Наконец, апостол Павел говорит, что «Лучше не пить вина и не делать ничего такого, от чего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Рим. 14: 21).

Таким образом, полная трезвость и умеренное употребление вина в библейской (древнееврейской и христианской традиции) издавна мыслились как две альтернативные возможности. В христианстве в качестве ереси рассматривались лишь такие формы отказы от вина, которые предполагали неучастие в Таинстве Евхаристии (это было характерно для некоторых гностических сект). Но то, что вино употребляется за Литургией, вовсе не означает, что его следует употреблять постоянно и в возможно больших количествах. Напротив, довольно часто предметы, относящиеся к литургической сфере, запрещены для профанного употребления. Апостол Павел строго осуждал коринфян, которые рассматривали древние литургические собрания как повод для того, чтобы поесть и напиться: они, по мысли апостола, совершают профанацию, осквернение святыни и из-за этого даже «болеют и иные умирают». В ветхозаветном служении отношение к принадлежностям богослужений было не менее серьезным: многие евреи полагали, что после разрушения Храма следует вовсе отказаться от употребления мясной пищи, т.к. она освящалась храмовыми жертвоприношениями. Таким образом, употребление вина во время Литургии свидетельствует не в пользу необходимости частого употребления его во всех иных случаях, но скорее делает более уместным воздержание от вина вне богослужения. Этот подход, конечно, не является обязательным или общепринятым, но он вполне логично вытекает из логики традиции.

Попытаемся ответить и на другой вопрос. Что означала полная трезвость для человека эпохи античности? Оказывается, что помимо здравого ума и ясной памяти полное воздержание от вина всегда ассоциируется с аскезой. Мало того, что апостол Павел рекомендовал своему ученику Тимофею употреблять вино «для здоровья»; об этом же свидетельствует св. Иоанн Златоуст. Вино в древности ассоциировалось с достатком и довольством - напротив, его отсутствие было признаком бедности и даже голода. Уставы, предписывающие христианам правила поста, довольно часто разрешают вино наравне с елеем – даже в дни, когда запрещено употребление рыбы. Таким образом, вино для древнего еврея или византийца являлось не принадлежностью праздничного стола, а нормальным, повседневным пищевым продуктом. Как известно, вино всегда употребляли разбавленным и сопровождали им почти каждую трапезу. Историк кулинарии В.В. Похлебкин отмечает, что «на три части воды брали одну часть вина или на пять частей воды – две части вина. Смесь, состоящая из виноградного вина пополам с водой (т.е. из равного объёма воды и вина), считалась слишком крепкой и употреблялась лишь опустившимися людьми, считавшимися завзятыми пьяницами». По некоторым мнениям, встречающийся у апостола Павла и святых отцов запрет «упиваться вином» означает не то, что не следует напиваться до бесчувствия, а то, что вообще не следует пить вино до наступления хотя бы легкого алкогольного опьянения, т.е. использовать вино как наркотик, а не как пищевой продукт. В древности ценились, в первую очередь, не опьяняющие, а вкусовые и питательные свойства вина. Как известно, античность и Средние века не знали привычных нам чая и кофе и вино было важнейшей «специей», закуской для употребления повседневной, обычно не слишком разнообразной пищи. Вино было также оптимальным способом сохранения виноградного сока; в принципе, в античности были известны и способы сохранения свежего сока, но они, как правило, были доступны только крупным хозяйствам, т.к. предполагали создание и поддержание особых условий хранения.

Наконец, ключевым вопросом в данном случае является этническая принадлежность членов ветхозаветной и древней христианской Церкви. По национальности они были евреями, греками, сирийцами, итальянцами – т.е. представителями аграрных народов Средиземноморья. Как известно, эти народы издавна употребляют виноград, другие ягоды и фрукты и имеют в организме повышенный уровень дегидрогеназы – фермента, расщепляющего алкоголь. У этих народов при умеренном употреблении вина действительно, как правило, не развивается алкоголизм. Конечно, исключения бывают, но в целом алкоголизм не представлял серьезной угрозы для социального здоровья населения древнего Израиля или Римской империи.

В X веке христианство попадает на Русь. В Древней Руси алкоголизм также не был острой социальной проблемой. Нашим предкам были известны такие слабоалкогольные напитки, как пиво, медовуха, привозное вино, которое, по принятой тогда традиции, пили разбавленным. Подавляющее большинство населения употребляло спиртные напитки только в период праздников, не превращая его в часть повседневного рациона. В то же время, отсутствие природного иммунитета к алкоголю все равно сказывалось на характере употребления спиртного. Уже св. Иосиф Волоцкий обратил внимание на различную реакцию на алкоголь русских и представителей южных народов. Он писал: «Подобает прежде всего заботу и попечение иметь о том, чтобы не было в обители ни в трапезах, ни в кельях пития, от которого пьянство бывает. Если что и писано в уставах и Житиях святых отец что инокам разрешается пить вино, когда по чаше, когда по две или по три и имелось вино в монастырях, как в первых, так и в нынешних, но до пьянства его не пили. Как свидетельствуют многие благородные люди, также и иноки, бывшие в Константинополе и в горе Афонской и иных тамошних местах, что там не только иноки, но и все православные христиане пьянство ненавидят и им гнушаются.

В русской земле другой обычай и другой закон. И если имеем питье пьянственное, то не можем воздерживаться и пьем до пьянства. А что повелевают святые отцы пить по чаше или по две или по три то этого и слышать не хотим или не ведаем меры чаш этих. Обычно такова наша мера: как будем пьяные, что себя перестаем узнавать и помнить или напьемся до блевания, то перестаем пить. И ради этого обычая и погибельного нрава и грехолюбного навыка не подобает нам иметь во обители питья, от которого бывает пьянство, чтобы не впасть в конечную погибель». Таким образом, о вредном влиянии алкоголя на представителей невинодельческих культур было известно уже в XVI веке.

Употребление спиртного впервые становится социальной проблемой России в XVII веке, в основном из-за начала массового распространения нового алкогольного напитка – водки. Как известно, первый самогонный аппарат был сконструирован в XII в. В Средние века употребление крепкого алкоголя начинает входить в моду в Европе, и в XVI-XVII вв. он попадает на Русь. У нас водку, «хлебное вино», сразу приравняли к обыкновенному вину, разрешенному церковными уставами – несмотря на то, что перед нами был другой, гораздо более опасный алкогольный напиток. В результате, именно в XVII веке возникает такое социальное явление как запойное пьянство – вне традиционных календарных и семейных праздников, новая социальная структура - «царев кабак» - и целая масса литературных и фольклорных произведений, посвященных жизни его обитателей.

Дальнейшая история употребления алкоголя в России уже многократно описывалась разными исследователями. В 1990-2000-е годы злоупотребление спиртным стало приобретать характер какого-то алкогольного потопа. Но в данном случае нас, в первую очередь, интересует отношение православной общественности к сложившемуся положению дел. К сожалению, в наши дни складывается совершенно абсурдная ситуация. Церковные уставы, разрешающие вино, написаны для народов Средиземноморья, обладающих стойким иммунитетом к алкогольной зависимости, написаны для людей, не имевших чая и кофе и употребляющих разбавленное вино как пищевой продукт, написаны для людей, употребляющих вино, крепость которого до разведения водой никак не более 15% (а, скорее всего, – 10-12%), а после разведения – 3-4%. Наши же русские православные – представители северного народа - рассматривают эти уставы как разрешения пить не только неразбавленное вино (что в древности считалось бескультурьем и пьянством), но и водку – алкогольный напиток, содержащий 40% ядовитого этилового спирта! Святые отцы пришли бы в ужас, увидев такое механическое понимание своих установлений. Все древние споры, когда и сколько вина можно употреблять христианам в переносе на современную русскую почву звучат примерно как споры, сколько и когда можно пить чая, кофе или кваса – именно в таком контексте воспринималось вино в древнем Средиземноморье. А современные православные русские, пьющие неразбавленное вино и водку и ссылающиеся на древние уставы похожи на человека, который регулярно пьет чафир, оправдывая свое пристрастие ссылками на полезность чая. К сожалению, историческая и кулинарная неграмотность приводит именно к такому механическому восприятию Устава, когда православные люди чуть ли не за благочестивую традицию считают выпивать по праздникам, воскресеньям и т.д., оправдывая свое пристрастие к алкоголю ссылками на святых отцов.

Надо сказать, что русская Церковь давно осознала алкогольную угрозу и предложила правильный путь избавления от нее – трезвость (а вовсе не «умеренное употребление» спиртного). Так св. Феофан Затворник писал: «Не упивайтеся. Но как положить меру, с которой начинается упивание? Христианам скорее идет – совсем не пейте,– разве только в крайностях,– в видах врачевания. Конечно, не вино укоризненно, а пьянство; но огонь в кровь влагается и малым количеством вина, и прибывшее от того развеселение плотское развевает мысли и расшатывает нравственную крепость. Какая же нужда ввергать себя в такое опасное положение? Особенно когда сознается, что всякую минуту времени надобно искупать, а этим поступком не минуты, а дни отдаются даром врагам, и добро бы даром, а то еще с приплатою? Так, строго судя, винопитие совсем должно быть изгнано из употребления из среды христиан». Св. Тихон Задонский в своих проповедях говорит: «Есть две дороги, выбирай любую: одна служит врагу, а другая – Богу. Хочешь служить врагу – пей сам вино, пиво, водку, угощай людей, справляй крестины, свадьбы, похороны с угощением – и послужишь врагу. Хочешь служить Богу, то первое: брось сам пить пиво, вино и водку; ни много ни мало, а совсем брось, для того, чтобы не подавать соблазна людям. Второе: брось обычай угощать других на проводах, свадьбах, крестинах, не бойся того, что осудят тебя за это люди. Бойся не людей, а Бога. Дело это – не шутка. И если мы не на словах только христиане, а хотим и на деле служить Христу и Богу, то нельзя нам по-прежнему пить вино и угощать им. Давайте же сделаем так, и помоги нам Бог». В начале XX столетия Церковь предпринимала огромные усилия по борьбе с пьянством. По всей Российской империи проводились трезвенные крестные ходы, создавались трезвеннические братства, множество церковных иерархов активно выступали за трезвость. Епископ Омский Андроник (Никольский) обращался к духовенству своей епархии с призывом подать пример своей пастве трезвым образом жизни: «Прежде всего, всякий будет сам благим примером трезвости… Горе нам – пастырям, если соблазняем на вино наших верных. Тут дело даже не в пьянстве, а только в том, что "и батюшка пьет”, если он даже только одну рюмку выпьет. Нужно считаться с народной психологией и с народной слабостью, ищущей себе всякого оправдания. А, кроме того, кто поручится, что выпивающий только по рюмочке не будет и горько пить и не сделается пьяницей? Ведь никто не родился пьяницей, а пьяницами делались, начиная только с «умеренного и разумного» выпивания. Итак, трезвость пусть будет священной и обязательной для всех служащих алтарю Господню».

Таким образом, мы можем заключить, что концепция «умеренного употребления алкоголя», действительно господствовавшая в древней Церкви, была применима в конкретных исторических условиях – в странах Средиземноморья в древности и в раннее Средневековье. В это время разбавленное вино употреблялось в качестве пищевого продукта, народами, традиционно обладающими стойким иммунитетом к алкоголю. В современной России ситуация обстоит ровно наоборот – народ, не имеющий иммунитета к алкоголю, употребляет его как наркотическое средство. При этом, ни о каком разбавленном вине и умеренном употреблении речи не идет – россияне употребляют искусственно полученные путем перегона алкогольные напитки, содержащие большие дозы этилового спирта (водку, виски, самогон). Употребление слабоалкогольных напитков (в первую очередь пива) в нашей ситуации не менее опасно, т.к. его потребители успешно компенсируют недостаток «градусов» количеством выпитой жидкости и частотой ее употребления. Русская Церковь, в лице своих учителей и святых, давно предложила единственный действенный способ избавления от этого недуга – трезвость. Хочется надеяться, что вся наша российская православная общественность поймет правильность этого решения и сделает для себя соответствующие – практические – выводы.


Бессонов Игорь - кандидат филологических наук

Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS