Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник /  Вам в помощь

Советы молодым

27.07.14 | Автор: Архимандрит Софиан (Богиу)
Архимандрит Софиан (Богиу; 1912–2002), 100 лет со дня рождения которого исполняется в этом году, был одним из самых почитаемых румынских духовников. Знаменитый иконописец, он писал Божественные образа не только на холсте, но и восстанавливал, возрождал образ Божий в душах людей, покрытых мраком суеты и задетых червем греха. Предлагаем читателям ответы архимандрита Софиана на вопросы молодежной студенческой аудитории, касающиеся молитвы и молитвенного делания. 
Из бесед с архимандритом Софианом (Богиу) 

***
– Когда человек молится, Бог слышит его?
– Это верно, что человек, когда молится, чего-то ждет от Бога – помощи, которую никто ему оказать не может, кроме Него. Часто связи с людьми оказываются бесполезными. А когда он начинает молиться и на деле следовать советам Божиим, тогда ощущает сильную помощь. Бог никогда не учит нас плохому, Он всегда учит тому, что полезно для нас.
– Что вы можете сказать о силе молитвы, которой обладали церковные люди во времена гонений?
– В тюрьмах за нами так сильно следили и так притесняли, что мы не могли обращаться никуда – только вверх, по вертикали, к Богу. Человек сильнее всего молится в напастях. А в тюрьме действительно были великие напасти!
Молитвы узников принимались Богом, узники были угодны Богу, и потому Он их укреплял. Так что при всех ужасах, при всей злобе, которые обрушивались на несчастных заключенных, они все-таки сохраняли в душе безмятежность и радость, которой неоткуда было прийти, кроме как свыше, от Бога. Молитвы узников были, наверное, сродни молитвам святых пустынников и мучеников, сжигаемых на костре: под ними пылал костер, а они были веселы, они служили Богу и благодарили Его за эту свою жертву, которую они приносят Ему, пред Ним.
Примерно такими же были и эти молитвы в тюрьмах для очень многих узников. А нам, внешним, их молитвы и пережитое внушают мысль, что нужно смиряться, браться за труды, нести подвиги, насколько это возможно: посты и молитвы, поклоны, терпение оскорблений, наносимых нам в жизни, терпение безропотное. И тогда наши молитвы принимаются Богом, как молитвы узников.
<…>
– Как можно в условиях современной жизни стяжать дар молитвы Иисусовой, когда, как известно, ум нынешних христиан намного рассеяннее, чем у христиан былых времен, а ритм нашей жизни очень мешает сосредоточить свой ум и глубоко исследовать себя?
– Это правда – то, о чем вы говорите. Таков ритм современной жизни – это жизнь в спешке, жизнь в суете, жизнь, полная движения. Но и молитва эта очень краткая. А моления пустынников продолжались весь день и всю ночь. Так, один святой в «Добротолюбии» говорит, что он молился с утра до вечера, а когда уставал молиться, прочитывал все Священное Писание; таким образом, его жизнь постоянно находилась на связи с Богом. Как он творил молитву – преклонив колени или стоя, воздевал ли он руки или складывал их на груди – мы не знаем! У разных людей движения разные. Но его молитва удерживала на одном месте – в его молитвенном уголочке.
Бог будто специально для этой нашей современной жизни установил молитву «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» Будем произносить хотя бы окончание, вывод этой краткой молитвы: «Иисусе, помилуй мя!» В какой бы спешке мы ни находились в этой нашей повседневной жизни – на лекциях ли мы сидим или на семинарах в университете, на работе или едем куда-то, общаемся ли с кем-нибудь, – мы время от времени можем, но как можно чаще, произносить: «Иисусе, помилуй мя!»
Эти слова – суть Иисусовой молитвы. Слово «Иисусе» указывает на вершину нашей христианской жизни – Бога со всем Царством Его, а слова «помилуй мя» – это нижнее состояние, состояние ничтожности, напастей, в которых мы зачастую пребываем. Хотя бы эти слова будем произносить в суете нашей жизни. Три слова! А если мы будем произносить всю молитву целиком, то это будет лучше всего.
Она очень короткая. И эту молитву нужно произносить как можно чаще, как бы мы ни были заняты. Я знал одного делателя сердечной молитвы, который, я это точно знаю, молился непрестанно. Когда он рассказывал очень серьезные вещи из своей страдальческой жизни времен русской революции, я положил ему руку на плечо и спросил: «Отец Иоанн[1], вы теперь молитесь?» Он захватывающе рассказывал, а сердце его молилось. Молитва вошла в его сердце, а когда эта молитва входит в сердце, мы молимся, как дышим.
Так что в современной жизни со всей ее спешкой, с ее скоростями, при всей нашей суете мы можем питаться от этой молитвы вполне достаточным образом.
– Отец архимандрит, каким должно быть повседневное молитвенное правило студента?
– Некогда в Афинах учились двое студентов, производивших сильное впечатление на своих современников. Их звали Григорий и Василий. Одного все христианство сегодня поминает как святого Василия Великого, а другого – как Григория Богослова. Это была счастливая двоица афинских студентов, которые, помимо своих занятий, изучали и Евангелие. Две тропинки были в жизни этих студентов, как говорит святой Григорий, товарищ святого Василия: одна вела в школу, а другая – в церковь.
Так должны слагать свою жизнь и наши нынешние студенты – между занятиями и молитвой. Не знаю, как им удается справляться с современной программой, но кроме телесной пищи, которую мы волей-неволей ищем и усваиваем, нам необходима душевная пища, без которой мы умираем. Да, умираем, хоть и живы! Умираем душевно. Становимся бесплодными, окамененными, черствыми, бесчувственными, злыми, завистливыми, гордыми и так далее – без этой душевной пищи. И поэтому хорошо было бы, чтобы мы питались и той, и другой пищей. Как говорит Спаситель Христос: ищите прежде Царства Божия и правды Его, а все остальное приложится вам![2]
– Почему говорят, что молитва – это разговор с Богом, когда в действительности говорим только мы?
– Это все-таки разговор, потому что Бог внимает нашим молитвам. Когда мы говорим с кем-нибудь, то тот, другой, слушающий, сочувствует, одобряет то, о чем мы говорим. Или – время от времени, как придется – Бог не внимает нашей молитве. Это ответ со стороны Бога. Или же Он слышит нашу молитву, и тогда это все-таки диалог, общение, тесное единение с Ним.
– Иногда сердце хочет петь славу или благодарение Богу своими словами. И можно ли молиться вдвоем или небольшой группой и как?
– Здесь на самом деле не один, а несколько вопросов. Во-первых, эта молитва, возносимая совместно, очень угодна Богу. Я уже говорил вам об этом, что в тот момент, когда святой Петр был арестован и, закованный в цепи, брошен в темницу, где-то, в каком-то доме всего несколько людей возносили молитвы о нем. Однако эти несколько людей были, как стрелы – если позволительно так будет сказать, – обращены умом к небу, к Богу. У всех было одно желание, одно чаяние, одна молитва. Все молились об одном – чтобы святой Петр был избавлен от смерти, ибо на следующий день его должны были вывести и казнить на глазах у всех иерусалимлян, и апостол должен был умереть. Тогда христиане молились, чтобы он был избавлен от тюрьмы, а фактически – чтобы он был избавлен от смерти. И поскольку все молились в одном желании, с одной мыслью, Бог услышал их молитву[3].
Так что когда несколько человек молятся вместе утром или вечером – как мы молились, например, в интернатах (или в других местах, где я был), когда нас выводили из спален на монастырский или школьный двор, и один читал молитву, а остальные слушали, – это прекрасное дело, однако при том обязательном условии, что все должны быть внимательны к словам молитвы.
Молитва индивидуальная лучше, как мне кажется, потому что, когда я начинаю блуждать умом и становлюсь невнимателен к тому, что произнес, я возвращаюсь назад и повторяю молитву. Я внимаю, каюсь и задерживаюсь на некоторых местах или фрагментах молитвы. Я совершаю ее сам, один. А когда со мной несколько человек, я не могу всех остановить, чтобы заново начать молитву с того самого места, где я начал блуждать умом. Поэтому я и говорю, что групповая молитва очень хороша, когда все единомысленны в молитве и внимательны к тому, что говорится. А если происходит так, как я сейчас сказал, тогда лучше, чтобы молитва была индивидуальной, чтобы каждый молился отдельно, в тайне жизни своей.
– Некоторые батюшки говорят, что единственная общая молитва, которая допускается Церковью, – это молитва во время богослужений, в противном случае мы рискуем стать пиетистами. Что вы можете сказать об этом? И что такое пиетизм?
– Пиетизм – это формальная молитва. Однако общая молитва крайне необходима в храме: богослужение вечерни, утрени, святой литургии не может совершать каждый человек по отдельности. Оно должно совершаться в каком-то особом доме – в доме Божием – публично. Один служит, а остальные внимают тому, что говорится в алтаре, на солее или клиросе. И тогда тоже необходимо внимание, потому что и во время богослужения в церкви находятся такие люди, которые мешают другим. Они могут задавать вопросы, даже когда в святом алтаре поют: «Тебе поем, Тебе благословим…», то есть в самый священный момент святой литургии, – вопросы, ну, например, о том, как надо… варить варенье, или о чем-нибудь еще из области быта, из домоводства. И прерывают молящегося, потому что он слушает, о чем его спрашивает ближний, и лишается благодати молитвы, этой стрелы, которая всегда должна быть нацелена к Богу, присутствующему на святом престоле. А тогда ведь освящаются святые тайны, дары, приносимые верующими, прелагаются в Тело и Кровь Спасителя – это самый священный момент святой литургии. Бывает, что и в другие моменты службы тоже задевают тебя, спрашивают о чем-то или рассказывают такие вещи, о которых ты мог бы и попозже узнать или не знать вообще. Если бы не узнал об этом, ты нисколько не пострадал бы, тебя только отвлекают от молитвы.
Архимандрит Софиан (Богиу) 
Перевела с румынского Зинаида Пейкова 
________________________________________ 
[1] Отец Софиан говорит, по всей видимости, о протоиерее Иоанне Кулигине, воспитаннике Оптиной пустыни с 1911 г. В 1945 г. отец Иоанн оказался в Бухаресте, где вокруг него и создалось знаменитое румынское движение ревнителей молитвы Иисусовой – «Неопалимая Купина» («Rugul Aprins»). 
[2] Ср.: Мф. 6: 33. 
[3] См.: Деян. 12. 


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS