Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Михаил Архангел, Архистратиг

18.09.19

ДНИ ПАМЯТИ: 

19 сентября – Воспоминание чуда в Хо́нех 
21 ноября 
Ар­хан­гел Ми­ха­ил – один из выс­ших Ан­ге­лов, при­ни­ма­ю­щий са­мое близ­кое уча­стие в судь­бах Церк­ви. Свя­щен­ное Пи­са­ние нас учит, что, кро­ме физи­че­ско­го, су­ще­ству­ет ве­ли­кий ду­хов­ный мир, на­се­лен­ный ра­зум­ны­ми, доб­ры­ми су­ще­ства­ми, име­ну­е­мы­ми Ан­ге­ла­ми. Сло­во «ан­гел» на гре­че­ском язы­ке зна­чит «вест­ник». Свя­щен­ное Пи­са­ние их име­ну­ет так по­то­му, что Бог неред­ко через них со­об­ща­ет лю­дям Свою во­лю. В чем же соб­ствен­но со­сто­ит их жизнь в ду­хов­ном ми­ре, ко­то­рый они на­се­ля­ют, и в чем за­клю­ча­ет­ся их де­я­тель­ность – мы по­чти ни­че­го не зна­ем, да, в сущ­но­сти, и по­нять не в со­сто­я­нии. Они пре­бы­ва­ют в усло­ви­ях, со­вер­шен­но от­лич­ных от на­ших ма­те­ри­аль­ных: там вре­мя, про­стран­ство и все жиз­нен­ные усло­вия име­ют со­всем иное со­дер­жа­ние. При­став­ка «ар­хи» к неко­то­рым Ан­ге­лам ука­зы­ва­ет на их бо­лее воз­вы­шен­ное слу­же­ние срав­ни­тель­но с дру­ги­ми Ан­ге­ла­ми.

Имя Ми­ха­ил – на ев­рей­ском зна­чит «Кто, как Бог». Свя­щен­ное Пи­са­ние, по­вест­вуя о яв­ле­нии Ан­ге­лов раз­лич­ным лю­дям, соб­ствен­ным име­нем на­зы­ва­ет толь­ко неко­то­рых из них, – по-ви­ди­мо­му, тех, ко­то­рые несут осо­бую мис­сию в утвер­жде­нии Цар­ства Бо­жия на зем­ле. Сре­ди них – ар­хан­ге­лы Ми­ха­ил и Гав­ри­ил, упо­ми­на­е­мые в ка­но­ни­че­ских кни­гах Пи­са­ния, а так­же ар­хан­ге­лы Ра­фа­ил, Ури­ил, Са­ла­фи­ил, Иегу­ди­ил и Вара­хи­ил, упо­ми­на­е­мые в нека­но­ни­че­ских кни­гах Пи­са­ния. Ар­хан­гел Гав­ри­ил обыч­но яв­лял­ся неко­то­рым пра­вед­ни­кам в ка­че­стве вест­ни­ка ве­ли­ких и ра­дост­ных со­бы­тий, ка­са­ю­щих­ся на­ро­да Бо­жия (Дан.8:16, 9:21; Лк.1:19-26). В кни­ге То­ви­та ар­хан­гел Ра­фа­ил го­во­рит о се­бе: «Я – Ра­фа­ил, один из се­ми свя­тых Ан­ге­лов, ко­то­рые воз­но­сят мо­лит­вы свя­тых и вос­хо­дят пред сла­ву Свя­та­го» (Тов.12:15). От­сю­да воз­ник­ло убеж­де­ние, что на Небе су­ще­ству­ет семь Ар­хан­ге­лов, од­ним из ко­то­рых яв­ля­ет­ся Ар­хан­гел Ми­ха­ил.

Ар­хан­гел Ми­ха­ил в Пи­са­нии име­ну­ет­ся «кня­зем», «во­ждем во­ин­ства Гос­под­ня» и изо­бра­жа­ет­ся, как глав­ный бо­рец про­тив диа­во­ла и вся­ко­го без­за­ко­ния сре­ди лю­дей. От­сю­да его цер­ков­ное име­но­ва­ние «Ар­хи­стра­тиг», т. е. стар­ший во­ин, вождь. Так, Ар­хан­гел Ми­ха­ил явил­ся Иису­су На­ви­ну в ка­че­стве по­мощ­ни­ка, при за­во­е­ва­нии из­ра­иль­тя­на­ми Обе­то­ван­ной зем­ли. Он явил­ся про­ро­ку Да­ни­и­лу в дни па­де­ния Ва­ви­лон­ско­го цар­ства и на­ча­ла со­зи­да­ния Мес­си­ан­ско­го цар­ства. Да­ни­и­лу бы­ло пред­ска­за­но о по­мо­щи на­ро­ду Бо­жию со сто­ро­ны Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла в пе­ри­од пред­сто­я­щих пре­сле­до­ва­ний при Ан­ти­хри­сте. В кни­ге От­кро­ве­ния Ар­хан­гел Ми­ха­ил вы­сту­па­ет как глав­ный вождь в войне про­тив дра­ко­на-диа­во­ла и про­чих взбун­то­вав­ших­ся ан­ге­лов. «И про­изо­шла вой­на на Небе: Ми­ха­ил и Ан­ге­лы его во­е­ва­ли про­тив дра­ко­на, и дра­кон и ан­ге­лы его во­е­ва­ли про­тив них, но не усто­я­ли, и не на­шлось им ме­ста на Небе. И низ­вер­жен был ве­ли­кий дра­кон, древ­ний змий, на­зы­ва­е­мый диа­во­лом и са­та­ною». Апо­стол Иуда крат­ко упо­ми­на­ет об Ар­хан­ге­ле Ми­ха­и­ле как о про­тив­ни­ке диа­во­ла. (Нав.5:13; Дан.10, 12:1; Иуд.9; Откр.12:7-9; Лк.10:18).

В ду­хе Свя­щен­но­го Пи­са­ния неко­то­рые от­цы Церк­ви ви­дят Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла участ­ни­ком дру­гих важ­ных со­бы­тий в жиз­ни на­ро­да Бо­жия, где, впро­чем, он не на­зы­ва­ет­ся по име­ни. Так, на­при­мер, его отож­деств­ля­ют с та­ин­ствен­ным ог­нен­ным стол­пом, шед­шим пе­ред из­ра­иль­тя­на­ми во вре­мя их бег­ства из Егип­та и по­гу­бив­шим в мо­ре пол­чи­ща фа­ра­о­на. Ему же при­пи­сы­ва­ют по­ра­же­ние огром­но­го ас­си­рий­ско­го вой­ска, оса­ждав­ше­го Иеру­са­лим при про­ро­ке Ис­а­ии. (Исх.33:9, 14, 26-28; 4Цар.19:35).

Цер­ковь по­чи­та­ет Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла как за­щит­ни­ка ве­ры и бор­ца про­тив ере­сей и вся­ко­го зла. На ико­нах его изо­бра­жа­ют с ог­нен­ным ме­чом в ру­ке или ко­пьем, низ­вер­га­ю­щим диа­во­ла. В на­ча­ле IV ве­ка Цер­ковь уста­но­ви­ла празд­ник «Со­бо­ра» (т. е. со­во­куп­но­сти) свя­тых Ан­ге­лов во гла­ве с Ар­хан­ге­лом Ми­ха­и­лом 8 но­яб­ря.

ВОСПОМИНАНИЕ ЧУДА СВЯТОГО АРХИСТРАТИГА МИХАИЛА В ХОНЕХ


В изложении святителя Димитрия Ростовского

Во фри­гий­ском го­ро­де Ко­лос­сах[1], близ го­ро­да Иера­по­ля[2], над ис­точ­ни­ком чу­до­твор­ной во­ды сто­ял храм свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. От во­ды се­го ис­точ­ни­ка боль­ные по­лу­ча­ли мно­го ис­це­ле­ний, – да­же боль­ше, чем в ку­пальне Си­ло­ам­ской[3]. В ту ку­паль­ню толь­ко од­на­жды в год схо­дил Ан­гел Гос­по­день и воз­му­щал во­ду, здесь же все­гда пре­бы­ва­ла бла­го­дать чи­но­на­чаль­ни­ка Ан­ге­лов. Там бы­вал здо­ров толь­ко тот, кто пер­вый вхо­дил в ку­паль­ню по воз­му­ще­нии во­ды, а здесь – все при­хо­див­шие с ве­рою, пер­вые и по­след­ние, ста­но­ви­лись здо­ро­вы­ми. Там бы­ли необ­хо­ди­мы при­тво­ры для пре­бы­ва­ния боль­ных, по­дол­гу ожи­дав­ших ис­це­ле­ния, так как иные ед­ва толь­ко чрез 38 лет по­лу­ча­ли здра­вие, – здесь же в один день или в один час боль­ной ста­но­вил­ся здо­ро­вым. О про­ис­хож­де­нии се­го ис­точ­ни­ка по­вест­ву­ют так.

Ко­гда вся все­лен­ная бы­ла по­мра­че­на тьмою язы­че­ско­го мно­го­бо­жия и лю­ди по­кла­ня­лись тва­ри, а не Твор­цу, – в то вре­мя в Иера­по­ле языч­ни­ки по­чи­та­ли гро­мад­ную и страш­ную ехид­ну[4], и вся стра­на, ослеп­лен­ная бе­сов­ским пре­льще­ни­ем, по­кло­ня­лась ей. Нече­сти­вые по­стро­и­ли в честь этой ехид­ны храм, где и со­дер­жа­ли ее и, при­но­ся ей мно­гие и раз­лич­ные жерт­вы, кор­ми­ли эту ядо­ви­тую и вре­див­шую мно­гим ехид­ну. Еди­ный ис­тин­ный Бог, же­лая про­све­тить мир све­том Сво­е­го по­зна­ния и на­ста­вить за­блуд­ших лю­дей на ис­тин­ный путь, по­слал во все зем­ли свя­тых Сво­их уче­ни­ков и апо­сто­лов про­по­ве­до­вать Еван­ге­лие всем лю­дям. Двое из Апо­сто­лов – свя­той Иоанн Бо­го­слов и св. Филипп, – при­дя один в Ефес[5], а дру­гой в Иера­поль, тру­ди­лись там в бла­го­вест­во­ва­нии Хри­сто­вом. В это вре­мя в Ефе­се на­хо­дил­ся чуд­ный храм и идол из­вест­ной язы­че­ской бо­ги­ни Ар­те­ми­ды[6]. Во­ору­жив­шись ду­хов­ным ме­чом, – сло­вом Бо­жи­им, на слу­жи­те­лей и по­клон­ни­ков сей бо­ги­ни, св. Иоанн Бо­го­слов по­бе­дил их: си­лою име­ни Хри­сто­ва он раз­ру­шил храм и пре­вра­тил в прах идо­ла, и чрез сие при­вел весь го­род ко свя­той ве­ре. По­сле раз­ру­ше­ния идо­ла Ар­те­ми­ды св. Иоанн Бо­го­слов по­шел из Ефе­са в Иера­поль на по­мощь к со­труд­ни­ку сво­е­му, св. апо­сто­лу Филип­пу; там же на­хо­ди­лись в то вре­мя св. апо­стол Вар­фо­ло­мей и сест­ра Филип­па Ма­ри­а­мия. Вме­сте с ни­ми св. Иоанн Бо­го­слов и по­слу­жил де­лу спа­се­ния лю­дей. Сна­ча­ла они во­ору­жи­лись про­тив ехид­ны, ко­ей безум­ные лю­ди при­но­си­ли жерт­вы, по­чи­тая сию тварь за Бо­га. Сво­и­ми мо­лит­ва­ми они уби­ли эту ехид­ну, а по­кло­ня­ю­щих­ся ей об­ра­ти­ли к Еди­но­му Ис­тин­но­му Бо­гу, со­тво­рив­ше­му небо и зем­лю. Став­ши на неко­то­ром ме­сте, на­зы­ва­е­мом «Хе­ро­то­па», они про­ро­че­ство­ва­ли, что на нем вос­си­я­ет бла­го­дать Бо­жия, что сие ме­сто бу­дет по­се­щать Во­е­во­да небес­ных сил, св. Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил, и что здесь бу­дут со­вер­шать­ся чу­де­са. Всё сие вско­ре и сбы­лось. Ко­гда св. Иоанн Бо­го­слов от­пра­вил­ся на про­по­ведь Еван­ге­лия в дру­гие го­ро­да, а св. апо­стол Филипп по­стра­дал от нече­сти­вых, Вар­фо­ло­мей же и Ма­ри­а­мия так­же разо­шлись в дру­гие стра­ны, – то­гда на том ме­сте, по про­ро­че­ству свя­то­го апо­сто­ла, по­яви­лась чу­до­твор­ная во­да. Так ис­пол­ни­лись сло­ва Пи­са­ния: «Про­бьют­ся во­ды в пу­стыне, и в сте­пи – по­то­ки. И пре­вра­тит­ся при­зрак вод в озе­ро, и жаж­ду­щая зем­ля – в ис­точ­ни­ки вод; в жи­ли­ще ша­ка­лов, где они по­ко­ят­ся, бу­дет ме­сто для трост­ни­ка и ка­мы­ша. И бу­дет там боль­шая до­ро­га, и путь по ней на­зо­вет­ся пу­тем свя­тым»[7] (Ис.35:6-8.). К се­му ис­точ­ни­ку ста­ли при­хо­дить не толь­ко ве­ру­ю­щие, но и неве­ру­ю­щие, ибо со­вер­шав­ши­е­ся там чу­де­са, как гро­мо­глас­ная тру­ба, при­зы­ва­ли сю­да всех; и все пив­шие и умы­вав­ши­е­ся из се­го ис­точ­ни­ка ис­це­ля­лись от сво­их неду­гов, и мно­гие, по­лу­чив здра­вие, кре­сти­лись во имя Св. Тро­и­цы.

В это вре­мя в Ла­оди­кии[8] жил один ел­лин, у ко­то­ро­го един­ствен­ная дочь бы­ла нема от рож­де­ния. Отец ее очень скор­бел о сем и при­ла­гал мно­го ста­ра­ния к ис­це­ле­нию ее немо­ты, но, ни­че­го не до­стиг­нув в этом, при­шел в глу­бо­кое уны­ние. В од­ну ночь, уснув на сво­ей по­сте­ли, он узрел в ви­де­нии Ан­ге­ла Бо­жия, си­я­ю­ще­го как солн­це. Сие ви­де­ние бы­ло ему не по­то­му, что он был то­го до­сто­ин, но чтобы чрез то он при­шел к по­зна­нию ис­ти­ны и при­вел бы с со­бою и дру­гих к Бо­гу. Уви­дав Ан­ге­ла, он ис­пу­гал­ся, но в то же вре­мя услы­хал от него та­кие сло­ва:

– Ес­ли хо­чешь, чтобы раз­ре­шил­ся язык у тво­ей до­че­ри, то при­ве­ди ее к мо­е­му ис­точ­ни­ку, на­хо­дя­ще­му­ся в Хе­ро­то­пе близ Иера­по­ля, – на­пои ее во­дой из се­го ис­точ­ни­ка и то­гда уви­дишь сла­ву Бо­жию.

Проснув­шись, че­ло­век сей удив­лял­ся ви­ден­но­му и, по­ве­рив ска­зан­ным ему сло­вам, тот­час же взял дочь и по­спе­шил к чу­до­твор­ной во­де. Там он на­шел мно­же­ство лю­дей, чер­па­ю­щих сию во­ду, кре­ща­ю­щих­ся в ней и по­лу­ча­ю­щих ис­це­ле­ния от сво­их бо­лез­ней. Он спро­сил их:

– Ко­го при­зы­ва­е­те вы, омы­ва­ясь этой во­дой?

Те от­ве­ти­ли ему:

– Мы при­зы­ва­ем имя От­ца и Сы­на и Св. Ду­ха, при­зы­ва­ем в по­мощь и свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла.

То­гда че­ло­век тот, воз­ве­дя очи свои к небу и воз­дев ру­ки, ска­зал:

– От­че и Сыне и Свя­тый Ду­ше, – Бо­же хри­сти­ан­ский, – по­ми­луй нас! Свя­тый Ми­ха­и­ле, слу­га Бо­жий, по­мо­ги и ис­це­ли дочь мою!

При сем он по­черп­нул во­ды из ис­точ­ни­ка и влил ее с ве­рою в уста до­че­ри; тот­час же свя­зан­ный немо­тою язык ее раз­ре­шил­ся на сла­во­сло­вие Бо­жие, и она яс­но про­го­во­ри­ла:

– Бо­же хри­сти­ан­ский, по­ми­луй ме­ня! Свя­тый Ми­ха­и­ле, по­мо­ги мне!

Все быв­шие там удив­ля­лись си­ле Бо­жие и, про­слав­ляя Св. Тро­и­цу, ве­ли­ча­ли по­мощь свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. Ел­лин же тот, ви­дя, что дочь его ис­це­ли­лась, чрез­вы­чай­но об­ра­до­вал­ся и немед­ля кре­стил­ся вме­сте со сво­ею до­че­рью и все­ми до­маш­ни­ми сво­и­ми, при­шед­ши­ми с ним. В знак сво­ей бла­го­дар­но­сти он по­стро­ил над чу­до­твор­ным ис­точ­ни­ком пре­крас­ную цер­ковь во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, Во­е­во­ды небес­ных сил. С ве­ли­ким бла­го­ле­пи­ем укра­сив сию цер­ковь и нема­ло по­мо­лив­шись в ней, ел­лин тот воз­вра­тил­ся к се­бе до­мой.

В 90-й год от по­стро­е­ния сей церк­ви при­шел ту­да из Иера­по­ля де­ся­ти­лет­ний от­рок, по име­ни Ар­хипп; ро­ди­те­ли его бы­ли рев­ност­ны­ми хри­сти­а­на­ми и вос­пи­та­ли сы­на в бла­го­че­стии. Ар­хипп стал жить при церк­ви св. Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, ис­пол­няя при ней по­но­мар­скую служ­бу. От­рок сей на­чал ру­ко­вод­ство­вать­ся в сво­ей жиз­ни та­ким пра­ви­лом: с то­го вре­ме­ни, как он по­се­лил­ся при той церк­ви, слу­жа Бо­гу, он ни­че­го не вку­шал из мир­ских ку­ша­ний и пи­тий: ни мя­са, ни ви­на, да­же хле­ба он не ел, но пи­тал­ся од­ною пу­стын­ною зе­ле­нью, ко­то­рую сам со­би­рал и ва­рил; пи­щу при­ни­мал он один раз в неде­лю, и то без со­ли, пи­ти­ем же для него слу­жи­ло лишь незна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство во­ды. Чрез та­кое воз­дер­жа­ние сей от­рок умерт­вил свою плоть, и в та­ких доб­ро­де­те­лях неиз­мен­но пре­бы­вал от юно­сти до са­мой ста­ро­сти, всею ду­шою при­об­ща­ясь Бо­гу и упо­доб­ля­ясь жи­тию бес­плот­ных. Одеж­да его бы­ла очень бед­на: он имел толь­ко два вре­ти­ща[9], из ко­то­рых од­но но­сил на те­ле, а дру­гим по­кры­вал свою по­стель, устлан­ную ост­ры­ми кам­ня­ми. Он по­кры­вал ее вре­ти­щем для то­го, чтобы вхо­див­шие в его жи­ли­ще не ви­да­ли, что он спит на ост­рых кам­нях; из­го­ло­вьем же для него слу­жил неболь­шой ме­шок, на­пол­нен­ный тер­ни­ем. Та­ко­ва бы­ла по­стель се­го бла­жен­но­го по­движ­ни­ка. Сон же и от­дых его со­сто­ял в сле­ду­ю­щем: ко­гда он чув­ство­вал по­треб­ность во сне, то ло­жил­ся на кам­нях и остром тер­нии, – так что это бы­ло ско­рее бодр­ство­ва­ние, чем сон, и от­дых его был бо­лее му­че­ни­ем, чем по­ко­ем. Ибо ка­кой от­дых для те­ла – ле­жать на твер­дых кам­нях, и что за сон, ко­гда го­ло­ва по­чи­ва­ет на остром тер­нов­ни­ке? Каж­дый год Ар­хипп пе­ре­ме­нял свою одеж­ду: тем вре­ти­щем, ко­то­рое но­сил на те­ле, он по­кры­вал свою по­стель, а ко­то­рое бы­ло на по­сте­ли, он на­де­вал на се­бя; по про­ше­ствии го­да он опять пе­ре­ме­нял те вре­ти­ща. Так, не имея по­коя ни днем, ни но­чью, он умерщ­влял свое те­ло и со­блю­дал свою ду­шу от се­тей вра­жи­их. Про­хо­дя столь тес­ный и при­скорб­ный путь жиз­ни, бла­жен­ный Ар­хипп, взы­вая к Бо­гу, мо­лил­ся:

– Не по­пусти мне, Гос­по­ди, по­ра­до­вать­ся на зем­ле су­ет­ною ра­до­стью, да не уви­дят гла­за мои ни­ка­ких благ ми­ра се­го, и пусть не бу­дет для ме­ня ни­ка­кой от­ра­ды в сей вре­мен­ной жиз­ни. Ис­пол­ни, Гос­по­ди, очи мои слез ду­хов­ных, дай со­кру­ше­ние в серд­це мо­ем и бла­го­устрой пу­ти мои, дабы мне до кон­ца дней мо­их умерщ­влять плоть мою и по­ра­бо­тить ее ду­ху. Ка­кую поль­зу при­не­сет мне сия брен­ная плоть моя, со­здан­ная из зем­ли? Она, как цве­ток, утром рас­цве­та­ет, ве­че­ром же за­сы­ха­ет! Но дай мне, Гос­по­ди, усерд­но тру­дить­ся над тем, что по­лез­но для ду­ши и для жиз­ни веч­ной.

Так мо­лясь и так по­уча­ясь, бла­жен­ный Ар­хипп стал упо­доб­лять­ся Ан­ге­лу Бо­жию, про­во­дя­ще­му небес­ное жи­тие на зем­ле. И не о сво­ем толь­ко спа­се­нии за­бо­тил­ся свя­той, но и о спа­се­нии дру­гих, ибо мно­гих невер­ных об­ра­тил он ко Хри­сту и кре­стил их. Нече­сти­вые ел­ли­ны, ви­дя всё это, за­ви­до­ва­ли бла­жен­но­му Ар­хип­пу и, не тер­пя пре­слав­ных чу­дес, яв­ля­е­мых от свя­то­го ис­точ­ни­ка, воз­не­на­ви­де­ли жив­ше­го там се­го пра­вед­но­го му­жа. Ча­сто они на­па­да­ли на св. Ар­хип­па, тер­за­ли его за во­ло­сы и за бо­ро­ду и, по­ва­лив на зем­лю, топ­та­ли но­га­ми и по­сле раз­лич­ных ис­тя­за­ний вы­го­ня­ли от­ту­да. Но, бу­дучи тверд ду­хом по­доб­но ада­ман­ту[10], бла­жен­ный Ар­хипп всё сие му­же­ствен­но пре­тер­пе­вал от идо­ло­по­клон­ни­ков и не от­сту­пал от свя­то­го хра­ма, слу­жа Бо­гу в свя­то­сти и незло­бии сво­е­го серд­ца и за­бо­тясь о спа­се­нии душ че­ло­ве­че­ских.

Од­на­жды нече­сти­вые ел­ли­ны, со­брав­шись во мно­же­стве, го­во­ри­ли меж­ду со­бой:

– Ес­ли мы не за­сып­лем зем­лею сей ис­точ­ник и не убьем то­го че­ло­ве­ка, оде­то­го в ру­би­ще, то все бо­ги на­ши бу­дут со­вер­шен­но уни­же­ны из-за ис­це­ля­ю­щих­ся там.

Вслед за­тем они по­шли, чтобы за­сы­пать зем­лею чу­до­твор­ную во­ду и убить непо­вин­но­го че­ло­ве­ка – бла­жен­но­го Ар­хип­па. По­дой­дя к свя­то­му ме­сту с двух сто­рон, – од­ни из них устре­ми­лись к церк­ви и к ис­точ­ни­ку, а дру­гие по­спе­ши­ли к жи­ли­щу бла­жен­но­го Ар­хип­па, чтобы убить его. Но Гос­подь, пе­ку­щий­ся о судь­бе пра­вед­ных и не да­ю­щий их в ру­ки греш­ни­ков, со­хра­нил Сво­е­го ра­ба от тех убийц: вне­зап­но у них омерт­ве­ли ру­ки, так что они не мог­ли ими и до­тро­нуть­ся до пре­по­доб­но­го. От во­ды же яви­лось необык­но­вен­ное чу­до: как толь­ко нече­сти­вые при­бли­зи­лись к ис­точ­ни­ку, тот­час вы­шел из во­ды ог­нен­ный пла­мень и, устре­мив­шись на без­за­кон­ных, ото­гнал их да­ле­ко от ис­точ­ни­ка; та­ким об­ра­зом без­за­кон­ни­ки сии бе­жа­ли со сты­дом от ис­точ­ни­ка и от пре­по­доб­но­го Ар­хип­па, не при­чи­нив ему ни­ка­ко­го зла. Од­на­ко они не вра­зу­ми­лись сим чу­дом: скре­же­ща зу­ба­ми, они не пе­ре­ста­ва­ли хва­лить­ся, что по­гу­бят тот ис­точ­ник и цер­ковь, и слу­жи­те­ля цер­ков­но­го. На том ме­сте бы­ла ре­ка, по име­ни Хри­сос, про­те­кав­шая по ле­вую сто­ро­ну церк­ви. Без­за­кон­ни­ки за­ду­ма­ли пу­стить ее на свя­тое ме­сто, чтобы свя­той ис­точ­ник, сме­шав­шись с реч­ной во­дой, по­те­рял свою чу­до­твор­ную си­лу. Но ко­гда они на­ча­ли при­во­дить в ис­пол­не­ние злой умы­сел свой и на­пра­ви­ли те­че­ние ре­ки к ис­точ­ни­ку, чтобы она за­то­пи­ла его, то­гда ре­ка по по­ве­ле­нию Бо­жию да­ла сво­им стру­ям иное те­че­ние и по­тек­ла по пра­вую сто­ро­ну церк­ви. И опять нече­сти­вые со сты­дом воз­вра­ти­лись до­мой.

Бы­ли там еще две дру­гие ре­ки, про­те­кав­шие с во­сто­ка и при­бли­жав­ши­е­ся к то­му свя­то­му ме­сту на рас­сто­я­нии трех ста­дий; имя од­ной ре­ки Ли­ко­ка­пер, а дру­гой – Ку­фос. Обе эти ре­ки, встре­тив­шись у по­дош­вы боль­шой го­ры, со­еди­ня­лись вме­сте и, на­прав­ля­ясь в пра­вую сто­ро­ну, про­те­ка­ли в Ли­кий­скую стра­ну[11]. Все­лу­ка­вый диа­вол вну­шил нече­сти­вым лю­дям злой умы­сел: он на­учил их пу­стить во­ды обе­их тех рек на чу­до­твор­ное ме­сто, вслед­ствие че­го дол­жен был раз­ру­шить­ся храм свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, а во­да долж­на бы­ла за­лить св. ис­точ­ник и по­то­пить св. Ар­хип­па. Мест­ность же сия бы­ла очень удоб­на для на­прав­ле­ния ту­да во­ды, ибо ре­ки вы­хо­ди­ли с вер­ши­ны го­ры, а цер­ковь бы­ла в са­мом ни­зу. Сго­во­рив­шись, нече­сти­вые при­шли в ве­ли­ком мно­же­стве изо всех го­ро­дов в се­ле­ние Ла­оди­кию и от­пра­ви­лись к церк­ви. Близ цер­ков­но­го ал­та­ря на­хо­дил­ся огром­ный ка­мень; от се­го кам­ня они на­ча­ли ко­пать глу­бо­кий и ши­ро­кий ров вплоть до той го­ры, под ко­то­рой ре­ки со­еди­ня­лись вме­сте. За­тем они про­ко­па­ли с ве­ли­ким тру­дом ров, по ко­то­ро­му во­да мог­ла быть пу­ще­на на цер­ковь, и за­пру­ди­ли те ре­ки, чтобы на­ко­пи­лось боль­ше во­ды; де­сять дней тру­ди­лись нече­сти­вые в этом су­ет­ном де­ле. Ви­дя сие де­ло нече­сти­вых, пре­по­доб­ный Ар­хипп пал в церк­ви на зем­лю и со сле­за­ми мо­лил­ся Бо­гу, при­зы­вая в по­мощь ско­ро­го пред­ста­те­ля св. Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, чтобы он со­хра­нил свя­тое ме­сто от по­топ­ле­ния и не дал по­ра­до­вать­ся вра­гам, ста­ра­ю­щим­ся по­гу­бить свя­ты­ню Гос­под­ню.

– Не отой­ду от се­го ме­ста, – го­во­рил бла­жен­ный Ар­хипп, – не уй­ду из церк­ви, но да­же и умру здесь, ес­ли Гос­подь по­пустит по­то­пить сие свя­тое ме­сто.

По про­ше­ствии де­ся­ти дней, ко­гда во­да силь­но под­ня­лась, нече­сти­вые рас­ко­па­ли то ме­сто, по ко­то­ро­му во­да долж­на бы­ла устре­мить­ся по при­го­тов­лен­но­му для нее пу­ти, и пу­сти­ли ре­ки на свя­той храм в пер­вом ча­су но­чи; са­ми же ото­шли от­ту­да и ста­ли на вы­со­ком ме­сте с ле­вой сто­ро­ны, же­лая ви­деть по­топ­ле­ние свя­то­го ме­ста. То­гда во­да, устре­мив­шись вниз, за­шу­ме­ла, как гром. Пре­по­доб­ный Ар­хипп, на­хо­дясь в церк­ви на мо­лит­ве, услы­хал шум от во­ды и еще усерд­нее стал мо­лить­ся Бо­гу и св. Ар­хи­стра­ти­гу Ми­ха­и­лу, чтобы не бы­ло по­топ­ле­но сие свя­тое ме­сто и не воз­ве­се­ли­лись, но по­сра­ми­лись нече­сти­вые вра­ги; имя же Гос­подне да про­сла­вит­ся, и да воз­ве­ли­чит­ся Ан­гель­ская си­ла и за­ступ­ни­че­ство. И вос­пел он пса­лом Да­ви­дов:

– «Воз­вы­ша­ют ре­ки, Гос­по­ди, воз­вы­ша­ют ре­ки го­лос свой, воз­вы­ша­ют ре­ки вол­ны свои. Но па­че шу­ма вод мно­гих, силь­ных волн мор­ских, си­лен в выш­них Гос­подь. От­кро­ве­ния Твои несо­мнен­но вер­ны. До­му Тво­е­му, Гос­по­ди, при­над­ле­жит свя­тость на дол­гие дни» (Пс.92:3-5).

Ко­гда вос­пе­вал сие бла­жен­ный Ар­хипп, то услы­шал го­лос, по­веле­ва­ю­щий ему вый­ти из церк­ви. Вый­дя из церк­ви, он уви­дел ве­ли­ко­го пред­ста­те­ля и хра­ни­те­ля ро­да хри­сти­ан­ско­го – свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла в об­ра­зе пре­крас­но­го и пре­свет­ло­го му­жа, как неко­гда он явил­ся про­ро­ку Да­ни­и­лу (Дан.10 гл.). Бла­жен­ный Ар­хипп, не бу­дучи в со­сто­я­нии смот­реть на него, от стра­ха упал на зем­лю.

Ар­хан­гел же ска­зал ему:

– Не бой­ся, – встань, по­дой­ди ко мне сю­да и уви­дишь си­лу Бо­жию на сих во­дах.

Бла­жен­ный Ар­хипп встал и, по­дой­дя со стра­хом к во­е­во­де сил небес­ных, оста­но­вил­ся по по­ве­ле­нию его на ле­вой сто­роне; при сем он уви­дал ог­нен­ный столп, под­ни­мав­ший­ся от зем­ли до неба. Ко­гда же во­да по­до­шла близ­ко, Ар­хи­стра­тиг под­нял пра­вую ру­ку и, изо­бра­зив крест­ное зна­ме­ние на по­верх­но­сти во­ды, ска­зал:

– Оста­но­ви­тесь там!

И тот­час же во­ды об­ра­ти­лись на­зад. Так ис­пол­ни­лись сло­ва про­ро­че­ские: «Ви­де­ли Те­бя во­ды и убо­я­лись» (Пс.76:17). Ре­ки ста­ли, как ка­мен­ная сте­на, и под­ня­лись в вы­ши­ну по­доб­но вы­со­кой го­ре. Вслед за сим Ар­хи­стра­тиг, по­вер­нув­шись к хра­му, уда­рил жез­лом в огром­ный ка­мень, на­хо­див­ший­ся око­ло ал­та­ря, и на­чер­тал на нем крест­ное зна­ме­ние. Тот­час по­слы­шал­ся ве­ли­кий гром, зем­ля за­тряс­лась и ка­мень раз­де­лил­ся на­двое, об­ра­зо­вав в се­бе гро­мад­ное уще­лье. При сем Ар­хан­гел Ми­ха­ил про­из­нес сле­ду­ю­щие сло­ва:

– Да уни­что­жит­ся здесь вся­кая со­про­тив­ная си­ла и да по­лу­чат здесь из­бав­ле­ние от вся­ких зол все при­хо­дя­щие сю­да с ве­рою!

Ска­зав сие, он ве­лел Ар­хип­пу пе­рей­ти на пра­вую сто­ро­ну. Ко­гда пре­по­доб­ный пе­ре­шел ту­да, то свя­той Ми­ха­ил гро­мо­глас­но воз­гла­сил во­дам:

– Вой­ди­те в сие уще­лье!

И тот­час во­ды с шу­мом по­тек­ли в ка­мен­ную рас­се­ли­ну и с тех пор по­сто­ян­но тек­ли сим пу­тем сквозь ка­мень. Вра­ги, сто­яв­шие на ле­вой сто­роне и ожи­дав­шие уви­деть по­топ­ле­ние свя­то­го хра­ма, от стра­ха ока­ме­не­ли. Со­хра­нив­ши от по­топ­ле­ния свой храм и пре­по­доб­но­го Ар­хип­па, свя­той Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил взо­шел на небо, и бла­жен­ный Ар­хипп воз­бла­го­да­рил Бо­га за то пре­слав­ное чу­до и про­слав­лял ве­ли­ко­го хра­ни­те­ля, Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, за его ве­ли­кое за­ступ­ле­ние. То­гда все про­тив­ни­ки усты­ди­лись, у ве­ру­ю­щих же бы­ла ве­ли­кая ра­дость, и они, при­хо­дя к Ан­гель­ско­му хра­му и чу­дес­но­му ис­точ­ни­ку, вме­сте с пре­по­доб­ным Ар­хип­пом воз­да­ва­ли хва­лу Бо­гу. С тот вре­ме­ни по­ста­но­ви­ли празд­но­вать тот день, в ко­то­рый со­вер­ши­лось чу­до чрез яв­ле­ние Ан­ге­ла. Пре­по­доб­ный Ар­хипп про­жил мно­го лет на том ме­сте, усерд­но ра­бо­тая Бо­гу, и скон­чал­ся в ми­ре, бу­дучи 70-ти лет от рож­де­ния сво­е­го. Ве­ру­ю­щие по­греб­ли его на том же са­мом ме­сте, ко­то­рое за вы­ше­упо­мя­ну­тое чу­до на­зва­но «Хо­ни», т.е. по­гру­же­ние[12], по­то­му что там во­ды по­гру­зи­лись в ка­мень.

Сле­ду­ет так­же упо­мя­нуть и о дру­гих чу­де­сах свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, бла­го­де­те­ля хри­сти­ан­ско­му ро­ду.

Меж­ду Адри­а­ти­че­ским мо­рем и го­рою, на­зы­ва­е­мою Гар­ган[13], есть го­род Си­понт, от­сто­я­щий от го­ры за 12 ты­сяч стоп[14]. В том го­ро­де был один бо­га­тый че­ло­век, ста­да ко­то­ро­го пас­лись под го­рою Гар­ган. Од­на­жды у него про­пал один вол, от­став­ший от ста­да. Дол­го отыс­ки­вал он со сво­и­ми ра­ба­ми это­го во­ла и на­ко­нец на­шел его на вер­шине го­ры у две­рей од­ной пе­ще­ры. Раз­гне­ван­ный и уста­лый от по­ис­ков, че­ло­век тот взял лук и стре­лу и пу­стил ее в сво­е­го во­ла с тем, чтобы убить его. Вне­зап­но стре­ла, обер­нув­шись на­зад, по­ра­зи­ла стре­ляв­ше­го. Быв­шие с ним, ви­дя то, убо­я­лись и, не смея при­бли­зить­ся к той пе­ще­ре, воз­вра­ти­лись в го­род и рас­ска­за­ли том о слу­чив­шем­ся. Узнав об этом, епи­скоп то­го го­ро­да об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к Бо­гу, про­ся Его от­крыть ему тай­ну сию И вот явил­ся ему в ви­де­нии Ар­хан­гел Ми­ха­ил и воз­ве­стил, что он из­брал то ме­сто се­бе, хра­нит его и же­ла­ет ча­сто по­се­щать его и по­мо­гать лю­дям, при­хо­дя­щим ту­да с мо­лит­вою. Епи­скоп воз­ве­стил о сем ви­де­нии лю­дям и пред­пи­сал все­му го­ро­ду трех­днев­ный пост, по­сле ко­то­ро­го по­шел вме­сте с кли­ром сво­им и со всем на­ро­дом к той го­ре. Под­няв­шись на нее, они на­шли в камне пе­ще­ру с тес­ным вхо­дом и не осме­ли­лись вой­ти внутрь, но со­вер­ши­ли мо­ле­ние пе­ред две­рью. С тех пор ту­да ча­сто ста­ли при­хо­дить лю­ди и мо­лить­ся там Бо­гу и свя­то­му Ар­хи­стра­ти­гу Ми­ха­и­лу.

Од­на­жды неа­по­ли­тане[15], бу­дучи еще неве­ру­ю­щи­ми, со­брав­ши свои вой­ска, неожи­дан­но по­до­шли к го­ро­ду Си­пон­ту с тем, чтобы взять его и ра­зо­рить. Граж­дане бы­ли в ве­ли­ком стра­хе. То­гда епи­скоп за­по­ве­дал жи­те­лям то­го го­ро­да трех­днев­ный пост и мо­лит­вы об из­бав­ле­нии от окру­жа­ю­щих их вра­гов. Пе­ред на­ступ­ле­ни­ем дня, на­зна­чен­но­го вра­га­ми для окон­ча­тель­но­го ра­зо­ре­ния го­ро­да, во­е­во­да сил небес­ных, св. Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил, явил­ся в ви­де­нии епи­ско­пу и ска­зал:

– Зав­тра в 4 ча­су дня ве­ли сво­им граж­да­нам во­ору­жить­ся и вый­ти из го­ро­да про­тив вра­гов, а я при­ду на по­мощь вам.

Проснув­шись, епи­скоп ска­зал о сем ви­де­нии всем лю­дям и весь­ма об­ра­до­вал их пред­ре­чен­ной Бо­гом по­бе­дой над языч­ни­ка­ми. Ко­гда же на­сту­пил 4-й час дня, по­слы­шал­ся силь­ный гром и, под­няв­ши гла­за, все уви­да­ли об­ла­ко, схо­дя­щее на го­ру Гар­ган. В то же вре­мя по­яви­лись, как неко­гда на Си­нае (Исх.19 гл.), огонь, дым, мол­ния и гром, так что вся го­ра за­ко­ле­ба­лась и по­кры­лась об­ла­ка­ми. Вра­ги, уви­дав сие, устра­ши­лись и об­ра­ти­лись в бег­ство; граж­дане же, ура­зу­мев, что на по­мощь им при­шел бла­гой хра­ни­тель и ско­рый за­ступ­ник их св. Ар­хан­гел Ми­ха­ил со сво­и­ми небес­ны­ми во­и­на­ми, от­кры­ли го­род­ские во­ро­та и по­гна­лись за вра­га­ми, по­ра­жая их, как стеб­ли; они пре­сле­до­ва­ли их сза­ди, свя­той же Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил по­ра­жал их с вы­со­ты гро­мом и мол­нией; умер­ших в тот день от гро­ма и мол­нии бы­ло 600 че­ло­век. Граж­дане Си­пон­та пре­сле­до­ва­ли вра­гов до Неа­по­ля и, с по­мо­щью во­е­во­ды небес­ных сил по­бе­див их, с тор­же­ством воз­вра­ти­лись в свой го­род. С то­го вре­ме­ни неа­по­ли­тане, по­знав­ши креп­кую дес­ни­цу Все­силь­но­го Бо­га, при­ня­ли свя­тую ве­ру. Си­пон­тий­ские же граж­дане, со­брав­шись все с епи­ско­пом и с кли­ром, по­шли к го­ре, на ко­то­рой бы­ло гроз­ное яв­ле­ние, же­лая воз­дать там бла­го­да­ре­ние Бо­гу и по­мощ­ни­ку сво­е­му, свя­то­му Ар­хи­стра­ти­гу Ми­ха­и­лу, и всем небес­ным си­лам. Ко­гда они при­бли­зи­лись к две­рям той пе­ще­ры, то на­шли на мра­мо­ре след неболь­шой че­ло­ве­че­ской но­ги, так же хо­ро­шо от­тис­ну­тый, как бы на бо­ло­ти­стой зем­ле. То­гда ска­за­ли они меж­ду со­бою:

– Вот, по­ис­ти­не свя­той Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил оста­вил здесь знак сво­е­го по­се­ще­ния, ибо он сам здесь был, из­бав­ляя нас от вра­гов на­ших.

По­кло­нив­шись, они це­ло­ва­ли тот след и, со­вер­шив­ши мо­леб­ное пе­ние, ра­до­ва­лись, что име­ют та­ко­го хра­ни­те­ля и за­ступ­ни­ка се­бе, и воз­да­ва­ли бла­го­да­ре­ние Бо­гу. На том ме­сте они ре­ши­ли вы­стро­ить цер­ковь во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. Ко­гда они при­сту­пи­ли к по­строй­ке, то Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил опять явил­ся епи­ско­пу и ска­зал:

– Не сле­ду­ет вам за­бо­тить­ся о цер­ков­ном зда­нии: я без ва­ше­го тру­да при­го­то­вил там се­бе храм, толь­ко вой­ди­те в него. Ты же на дру­гой день со­вер­ши в нем свя­тую ли­тур­гию и при­ча­сти ве­ру­ю­щих Св. Бо­же­ствен­ных Та­ин.

По­сле се­го ви­де­ния епи­скоп по­ве­лел всем лю­дям при­го­то­вить­ся к при­ча­ще­нию Св. Та­ин и по­шел вме­сте с ни­ми, со­вер­шая мо­леб­ные пе­ния. Ко­гда они при­шли на то свя­тое ме­сто, где отоб­ра­зи­лись на мра­мо­ре свя­тые сто­пы, то на­шли в камне вы­те­сан­ную неболь­шую цер­ковь в ви­де пе­ще­ры; сте­ны у нее бы­ли не глад­кие, вы­ши­на же ее бы­ла раз­лич­на: в од­ном ме­сте мож­но бы­ло до­стать го­ло­вой, а дру­гом невоз­мож­но бы­ло и ру­кой до­стать. – Из се­го ста­ло по­нят­но лю­дям, что Бог ищет в церк­ви не кам­ней дра­го­цен­ных, а чи­сто­го серд­ца. Пре­стол в сей церк­ви был по­крыт пур­пу­ро­вым по­кры­ва­лом; епи­скоп со­вер­шил на сем пре­сто­ле свя­тую ли­тур­гию и при­ча­стил ве­ру­ю­щих Пре­чи­стых Та­ин. В ал­та­ре же на се­вер­ной сто­роне свер­ху ста­ла ис­те­кать во­да – чи­стая, вкус­ная, очень свет­лая и чу­до­твор­ная, вку­шая ко­то­рую, все бо­ля­щие по при­ча­ще­нии Свя­тых Та­ин по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние, и мно­гие иные бес­чис­лен­ные чу­де­са со­вер­ша­лись в той церк­ви по мо­лит­вам св. Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. Епи­скоп вы­стро­ил при церк­ви кел­лии и по­ме­стил там свя­щен­ни­ков, диа­ко­нов, пев­цов и чте­цов. чтобы в ней еже­днев­но бы­ла от­прав­ля­е­ма цер­ков­ная служ­ба во сла­ву Бо­гу и в честь св. Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла.

Упо­мя­нем еще о чу­де, быв­шем на Афон­ской Го­ре[16]. Во вре­ме­на бла­го­че­сти­вых бол­гар­ских ца­рей жил один бо­га­тый и знат­ный че­ло­век, по име­ни До­хи­ар. Неко­гда он, же­лая бла­го­уго­дить Бо­гу, по­же­лал быть ино­ком. Взяв мно­го зо­ло­та, по­шел он на свя­тую го­ру по­се­тить та­мош­ние мо­на­сты­ри и по­ис­кать се­бе удоб­но­го для по­се­ле­ния ме­ста. Обой­дя мно­гие мо­на­сты­ри и раз­дав мно­го ми­ло­сты­ни, он вы­шел из Лав­ры бла­жен­но­го Афа­на­сия и на­пра­вил­ся от Со­лу­ни[17] по бе­ре­гу мо­ря. Здесь он на­шел очень кра­си­вое ме­сто с вкус­ной во­дой и бо­га­той рас­ти­тель­но­стью; жи­те­лей на этом ме­сте еще ни­ко­го не бы­ло. Ме­сто сие ему очень по­нра­ви­лось, и он за­ду­мал здесь по­се­лить­ся и вы­стро­ить мо­на­стырь. Усерд­но взяв­шись за де­ло, он вско­ре при­вел в ис­пол­не­ние свое же­ла­ние. Сна­ча­ла он вы­стро­ил пре­крас­ную цер­ковь во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, а по­том устро­ил мо­на­стырь и огра­дил его ка­мен­ны­ми сте­на­ми. При­ве­дя всё сие в над­ле­жа­щий по­ря­док, сам он при­нял в том мо­на­сты­ре ино­че­ский об­раз. Но при мно­же­стве по­стро­ек зо­ло­та его ока­за­лось недо­ста­точ­но, так что он не мог укра­сить цер­ковь с по­до­ба­ю­щим бла­го­ле­пи­ем. Воз­ло­жив на­деж­ду на по­мощь Бо­жию, он го­во­рил:

– Ес­ли Гос­подь Бог за­хо­чет про­сла­вить сие ме­сто, то Сам Он про­мыс­лит об укра­ше­нии церк­ви; да бу­дет Его во­ля!

Про­тив свя­той го­ры есть ост­ров, на­зы­ва­е­мый Луг, на­хо­дя­щий­ся на рас­сто­я­нии од­но­го дня мор­ско­го пу­ти; там жи­ли пас­ту­хи и пас­ли скот, ибо то ме­сто бы­ло очень удоб­но для паст­бищ. На этом ост­ро­ве был по­став­лен в необи­та­е­мом ме­сте вы­со­кий ка­мен­ный столб; на стол­бе сто­ял ка­мен­ный идол, на ко­то­ром бы­ло на­пи­са­но по-гре­че­ски: «Вся­кий уда­рив­ший ме­ня вверх най­дет мно­же­ство зо­ло­та». Мно­гие пы­та­лись узна­вать: прав­да ли это, – и би­ли по го­ло­ве идо­ла, но ни­че­го не на­хо­ди­ли. Слу­чи­лось же в то вре­мя од­но­му юно­ше близ озна­чен­но­го стол­ба па­сти во­лов; юно­ша был очень ра­зу­мен и гра­мо­тен. Про­чи­тав над­пись, сде­лан­ную на стол­бе, он уда­рил идо­ла по го­ло­ве, как то де­ла­ли и дру­гие, чтобы най­ти зо­ло­то, – од­на­ко ни­че­го не на­шел. По­том он по­ду­мал, что, быть мо­жет, зо­ло­то за­ры­то в зем­ле и, при за­хож­де­нии солн­ца, за­ме­тил, где кон­ча­ет­ся на зем­ле тень от это­го стол­ба и в том ме­сте, где кон­ча­лась тень от го­ло­вы идо­ла, он на­чал ко­пать зем­лю, ища со­кро­ви­ща, но и здесь ни­че­го не на­шел. Ко­гда же взо­шло солн­це, он опять стал смот­реть, где кон­ча­ет­ся тень от стол­ба, и там стал ко­пать. Ко­гда он ко­пал, то услы­хал на том ме­сте ка­кой-то звук и, по­няв, что на этом ме­сте скры­то со­кро­ви­ще, стал еще усерд­нее ко­пать и до­рыл­ся до жер­нов­но­го кам­ня, на­столь­ко боль­шо­го, что ему невоз­мож­но бы­ло и под­нять его. Про­тя­нув ру­ку сквозь сква­жи­ну кам­ня, он на­шел там мно­го зо­ло­та и в раз­ду­мье не знал, что ему с ним де­лать.

– Ес­ли я ко­му-ни­будь рас­ска­жу о зо­ло­те, – ду­мал он, – то как бы ме­ня не уби­ли из-за него.

Бог же, вни­мая мо­лит­вам вы­ше­упо­мя­ну­то­го стар­ца, за­бо­тив­ше­го­ся об укра­ше­нии свя­то­го хра­ма, вну­шил юно­ше, чтобы он шел на свя­тую го­ру в один из мо­на­сты­рей и рас­ска­зал бы игу­ме­ну о най­ден­ном со­кро­ви­ще. Юно­ша так и сде­лал. Взяв несколь­ко зо­ло­тых монет в удо­сто­ве­ре­ние сво­ей на­ход­ки, он при­шел в се­ле­ние, ле­жав­шее близ мо­ря, и на­нял там че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы пе­ре­вез его к Свя­той Го­ре. По усмот­ре­нию Бо­жию он оста­но­вил­ся в при­ста­ни вы­ше­упо­мя­ну­то­го вновь вы­стро­ен­но­го мо­на­сты­ря, на­зван­но­го по име­ни его стро­и­те­ля До­хи­ар. Пе­ре­воз­чик воз­вра­тил­ся в свое се­ле­ние, а юно­ша по­шел в тот мо­на­стырь. Уви­дав там игу­ме­на, он рас­ска­зал ему по­дроб­но о най­ден­ном им со­кро­ви­ще. Игу­мен ура­зу­мел в этом де­ло Бо­жие; он по­звал трех ино­ков и, пе­ре­дав им слы­шан­ное от юно­ши, по­слал их вме­сте с ним, чтобы они при­нес­ли най­ден­ное зо­ло­то в мо­на­стырь. Ино­ки по­спеш­но от­пра­ви­лись на лод­ке и, при­плыв к ост­ро­ву, до­шли до то­го стол­ба, око­ло ко­то­ро­го бы­ло за­ры­то зо­ло­то. Ко­гда они от­ва­ли­ли жер­нов­ный ка­мень, то под ним на­шли ко­тел, пол­ный зо­ло­та, и весь­ма об­ра­до­ва­лись. Но ис­кон­ный враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го, нена­вист­ник все­го доб­ро­го, диа­вол, вло­жил од­но­му из этих ино­ков непри­яз­нен­ную мысль, и тот ска­зал дру­го­му ино­ку:

– Брат, ка­кая нуж­да нам нести сие зо­ло­то к игу­ме­ну! Бог по­слал его нам: на это зо­ло­то мы са­ми по­стро­им се­бе жи­ли­ща и воз­двиг­нем мо­на­стырь.

Ко­гда же дру­гой воз­ра­зил ему: «Как мы скро­ем это зо­ло­то?» – то он от­ве­чал:

– Всё это в на­шей во­ле: мы мо­жем бро­сить се­го юно­шу в мо­ре, и то­гда про­тив нас не бу­дет ни­ка­ких сви­де­те­лей.

Сго­во­рив­шись так, они ска­за­ли о том тре­тье­му ино­ку; но тот, бу­дучи бо­го­бо­яз­нен­ным, ска­зал:

– Нет, бра­тия, не смей­те это­го де­лать: не гу­би­те от­ро­ка, а вме­сте и свои ду­ши из-за зо­ло­та.

Но они, не слу­шая его уве­ща­ния, ста­ли при­нуж­дать его быть еди­но­мыс­лен­ным с ни­ми и на­ко­нец ска­за­ли:

– Ес­ли ты не бу­дешь с на­ми за­од­но, то мы и те­бя по­гу­бим вме­сте с от­ро­ком.

Брат, ви­дя их непре­одо­ли­мое злое на­ме­ре­ние, устра­шил­ся, чтобы они и его не по­гу­би­ли, и ска­зал:

– Ес­ли вы так ре­ши­ли, то де­лай­те, как хо­ти­те; я же кля­нусь име­нем Бо­жи­им, что ни­ко­му о сем не рас­ска­жу и не по­тре­бую от вас зо­ло­та.

Итак, утвер­див свое сло­во клят­вою, он мол­чал. Они же, взяв зо­ло­то и тот ка­мень, ко­то­рым зо­ло­то бы­ло при­кры­то, внес­ли его в лод­ку и, сев в нее вме­сте с от­ро­ком, по­плы­ли к мо­на­сты­рю. Ко­гда они бы­ли на глу­бо­ком ме­сте, то на­па­ли на от­ро­ка и на­ча­ли при­вя­зы­вать ему на шею ка­мень. От­рок, по­няв, что они хо­тят с ним де­лать, на­чал с пла­чем и ры­да­ни­ем умо­лять их, чтобы они не гу­би­ли его, но без­успеш­но: нече­сти­вые те чер­но­риз­цы, имея ока­ме­не­лое серд­це и зла­то­лю­би­вую ду­шу, не убо­я­лись Бо­га, не уми­ли­лись сле­за­ми от­ро­ка и не по­слу­ша­ли его сми­рен­ной моль­бы; схва­тив от­ро­ка, они бро­си­ли его с кам­нем в глу­би­ну мо­ря, и он тот­час же по­шел ко дну. Бы­ла же ночь, ко­гда про­ис­хо­ди­ло это зло­де­я­ние. Ми­ло­сер­дый Бог, взи­рав­ший с вы­со­ты на горь­кое ры­да­ние от­ро­ка и ви­дев­ший непо­вин­ное его утоп­ле­ние, по­слал хра­ни­те­ля ро­да че­ло­ве­че­ско­го свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, чтобы он взял утоп­лен­но­го со дна мо­ря и при­нес бы его жи­вым в цер­ковь. Так сие и со­вер­ши­лось. Вне­зап­но от­рок ока­зал­ся близ св. тра­пезы с кам­нем, по­ве­шен­ным на его шее. Ко­гда на­сту­пи­ло вре­мя слу­же­ния утре­ни, то екк­ли­си­арх[18] во­шел в цер­ковь, чтобы за­жечь све­чи и на­чать зво­нить к утрен­не­му бо­го­слу­же­нию. В сие вре­мя он услы­хал в ал­та­ре че­ло­ве­че­ский го­лос и стон; он очень ис­пу­гал­ся и по­шел рас­ска­зать о сем игу­ме­ну. Игу­мен на­звал его трус­ли­вым и ма­ло­душ­ным и ве­лел ему опять ид­ти в цер­ковь. При­дя ту­да вто­рич­но, он опять услы­хал тот же го­лос и сно­ва воз­вра­тил­ся к игу­ме­ну. То­гда игу­мен сам по­шел с ним в цер­ковь и, услы­хав го­лос, во­шел в ал­тарь; там он на­шел от­ро­ка, ле­жав­ше­го близ св. тра­пезы с при­вя­зан­ным к его шее кам­нем; с одеж­ды же его тек­ла мор­ская во­да. Игу­мен узнал от­ро­ка и спро­сил:

– Что слу­чи­лось с то­бою, сын мой, и как ты по­пал сю­да?

От­рок как бы про­бу­дил­ся от сна и ска­зал:

– Те лу­ка­вые ино­ки, ко­то­рых ты по­слал со мною за най­ден­ным зо­ло­том, при­вя­зав этот ка­мень на мою шею, вы­бро­си­ли ме­ня в мо­ре. По­гру­зив­шись на дно, я уви­дал двух му­жей, си­яв­ших как солн­це, и услы­хал их бе­се­ду меж­ду со­бою; один го­во­рил дру­го­му: «Ар­хан­гел Ми­ха­ил! при­не­си се­го от­ро­ка в мо­на­стырь До­хи­ар!». Вы­слу­шав сие, я при­шел в бес­па­мят­ство и не знаю, как очу­тил­ся здесь.

Услы­хав рас­сказ от­ро­ка, игу­мен уди­вил­ся и про­сла­вил Бо­га, тво­ря­ще­го див­ные и пре­слав­ные чу­де­са. По­том он ска­зал от­ро­ку:

– Остань­ся, сын мой, на этом ме­сте до утра, по­ка не бу­дет об­ли­че­на зло­ба.

За­тем вы­шел от­ту­да и, за­тво­рив цер­ковь, на­ка­зал екк­ли­си­ар­ху, чтобы он ни­ко­му не рас­ска­зы­вал о сем, утре­ню же игу­мен ве­лел слу­жить в при­тво­ре. При сем он при­ба­вил екк­ли­си­ар­ху:

– Ес­ли кто ска­жет: по­че­му не в церк­ви, а в при­тво­ре по­ет­ся утре­ня? – то от­ве­чай, что так ве­лел на­сто­я­тель.

С на­ступ­ле­ни­ем утра убий­цы те по­до­шли к мо­на­сты­рю, а зо­ло­то они спря­та­ли в дру­гом ме­сте. Уви­дав их, игу­мен вме­сте с про­чи­ми бра­ти­я­ми вы­шел к ним на­встре­чу и спро­сил:

– По­се­му вче­ра вы по­шли чет­ве­ро, а те­перь воз­вра­ща­е­тесь трое? – где же чет­вер­тый?

Они на это с гне­вом от­ве­ча­ли:

– От­че, от­рок об­ма­нул и те­бя и нас, ска­зав, что на­шел зо­ло­то; ни­че­го он не мог по­ка­зать нам, ибо и сам ни­че­го не зна­ет и со сты­да ку­да-то скрыл­ся; мы дол­го ис­ка­ли его, но не мог­ли най­ти и од­ни воз­вра­ти­лись к те­бе.

Игу­мен, ска­зав на это: «Да бу­дет во­ля Бо­жия», – по­шел с ни­ми в мо­на­стырь. При­ве­дя их в цер­ковь, где ле­жал юно­ша, с одеж­ды ко­то­ро­го еще тек­ла во­да, он по­ка­зал им его и спро­сил:

– А сей кто та­кой?

Уви­дав юно­шу, они при­шли в ужас и сто­я­ли как ока­ме­не­лые: дол­го они не мог­ли ни­че­го от­ве­тить, но на­ко­нец, хо­тя и про­тив во­ли, при­зна­лись в сво­ем зло­де­я­нии и рас­ска­за­ли, где они скры­ли най­ден­ное зо­ло­то. То­гда игу­мен по­слал бо­лее вер­ных бра­тий, и они при­нес­ли най­ден­ное зо­ло­то в мо­на­стырь. Слух о чу­дес­ном сем со­бы­тии про­шел по всей свя­той го­ре: ино­ки изо всех мо­на­сты­рей со­шлись, чтобы ви­деть сие пре­слав­ное чу­до. Со­ста­вив со­бор, они пе­ре­име­но­ва­ли ту цер­ковь во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, а во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца вы­стро­и­ли дру­гую цер­ковь. Тех двух лу­ка­вых убийц про­кля­ли и вы­гна­ли из оби­те­ли, тре­тье­го же ино­ка, ко­то­рый не со­гла­шал­ся на по­топ­ле­ние от­ро­ка и от­ка­зал­ся от зло­де­я­ния, при­зна­ли неви­нов­ным. Из­бав­лен­ный от по­топ­ле­ния от­рок об­лек­ся в ино­че­ский об­раз и стал доб­рым по­движ­ни­ком и стро­гим ино­ком. По­сле се­го игу­мен на при­не­сен­ное ему зо­ло­то бла­го­леп­но укра­сил цер­ковь и вы­стро­ил вновь весь­ма кра­си­вый при­твор; ка­мень же, с ко­то­рым юно­ша был бро­шен в мо­ре, был по­ло­жен в сте­ну, чтобы бы­ло из­вест­но всем яв­лен­ное чу­до. Ко­гда игу­мен пре­ста­вил­ся, то вме­сто него был по­став­лен игу­ме­ном из­ба­вив­ший­ся от по­топ­ле­ния инок. Про­жив бо­го­угод­но, и он пе­ре­шел ко Гос­по­ду, но­си­мый ру­ка­ми св. Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, как преж­де пе­ре­не­сен был им же из мо­ря в цер­ковь.

За всё сие про­сла­вим От­ца, Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, и воз­ве­ли­чим во ве­ки св. Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла.


При­ме­ча­ния


[1] Ко­лос­сы – го­род в юго-за­пад­ной ча­сти Фри­гии, при ре­ке Ли­ку­се, близ Ла­оди­кии и Иера­по­ля. В 10 год цар­ство­ва­ния Неро­на (64 по Р.Х.) Ко­лос­сы бы­ли раз­ру­ше­ны зем­ле­тря­се­ни­ем; по­сле сно­ва бы­ли вы­стро­е­ны, но уже ни­ко­гда не до­сти­га­ли преж­ней сла­вы. Впо­след­ствии на­зы­вал­ся Хо­ны. Нине это неболь­шая де­ре­вень­ка на од­ном из ска­тов го­ры Хо­нас, при ко­то­рой со­хра­ни­лись еще раз­ва­ли­ны древ­не­го го­ро­да Ко­лос­сы. Од­но из по­сла­ний ап. Пав­ла на­пи­са­но к жи­те­лям это­го го­ро­да. – Цер­ковь св. Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла с древ­них вре­мен су­ще­ство­ва­ла в этом го­ро­де.

[2] Иера­поль (с греч. «свя­щен­ный го­род») – го­род в Ма­лой Азии, во Фри­гии. Он сто­ял неда­ле­ко от г. Ко­лос­сы и Ла­оди­кия, по­чти при со­еди­не­нии рек Ме­анд­ра и Ли­ку­са. Но­вей­шее на­зва­ние го­ро­да: Рам­бук-Ка­ле­си (го­род хлоп­ча­той бу­ма­ги). Иера­поль неко­гда имел епи­ско­па, при­сут­ство­вав­ше­го на Пер­вом Ни­кей­ском Со­бо­ре в 325 г. В Иера­по­ле, меж­ду про­чим, как ви­дим из пред­ла­га­е­мо­го здесь по­вест­во­ва­ния, учил и му­че­ни­че­ски скон­чал­ся св. ап. Филипп.

[3] Си­ло­ам – ис­точ­ник или во­до­ем Си­ло­ам­ский и устро­ен­ная при нем ку­паль­ня Си­ло­ам­ская на­хо­ди­лись на юго-во­сточ­ной сто­роне Иеру­са­ли­ма при по­дош­ве гор Си­он и Мо­риа. Об ис­точ­ни­ке Си­ло­ам­ском в Св. Пи­са­нии упо­ми­на­ет­ся 3 или 4 ра­за, и меж­ду про­чим у еван­ге­ли­стов Иоан­на и Лу­ки. (См. Ин.5:5, 9:7-11; Лк.13:4).

[4] Ехид­на – ядо­ви­тая змея ве­ли­чи­ною око­ло 12 фу­тов и бо­лее. Уязв­ле­ние ее очень опас­но и в боль­шин­стве слу­ча­ев окан­чи­ва­ет­ся ско­рою и неиз­беж­ною смер­тью. В Св. Пи­са­нии змеи во­об­ще пред­став­ля­ют­ся страш­ны­ми и опас­ны­ми жи­вот­ны­ми, с ко­то­ры­ми че­ло­век по­сто­ян­но дол­жен жить во враж­де. Они слу­жат об­ра­зом все­го то­го, что по при­ро­де сво­ей при­чи­ня­ет вред и по­ги­бель (Еккл.10:11; Притч.21:31-33; Мф.7:10).

[5] Ефес, при Эгей­ском мо­ре, был важ­ный тор­го­вый го­род в Ма­лой Азии.

[6] Ар­те­ми­да – ина­че Ди­а­на – из­вест­ная язы­че­ская бо­ги­ня у гре­ков, оли­це­тво­ря­ла со­бою лу­ну и счи­та­лась по­кро­ви­тель­ни­цею ле­сов и охо­ты. Слу­же­ние этой бо­гине от­прав­ля­лось с боль­шим ве­ли­ко­ле­пи­ем и блес­ком; осо­бен­но чти­ли ее в г. Ефе­се.

[7] В этом ме­сте прор. Ис­а­ия ука­зы­ва­ет на те ве­ли­кие по­след­ствия, ко­то­ры­ми бу­дет со­про­вож­дать­ся при­ше­ствие в мир Спа­си­те­ля. то­гда «це­лы­ми по­то­ка­ми по­те­чет (про­бьет­ся) во­да в пу­стыне, и по­это­му в зем­ле су­хой по­явит­ся дебрь или до­ли­на», и то­гда «без­вод­ная мест­ность пре­вра­тит­ся в озе­ра и на зем­ле су­хой по­явит­ся ис­точ­ник во­ды: (так что) там бу­дут ве­се­лить­ся пти­цы, там бу­дет рас­ти трост­ник и бу­дут лу­га».

[8] Ла­оди­кия – глав­ный го­род Фри­гии, на юго-за­па­де ее, неда­ле­ко от го­ро­да Ко­лосс, при ре­ке Ли­ку­се. Цер­ковь Ла­оди­кий­ская бы­ла од­на из се­ми зна­ме­ни­тых Ма­ло­азий­ских церк­вей, упо­ми­на­е­мых в Апо­ка­лип­си­се. В цер­ков­ной ис­то­рии Ла­оди­кия из­вест­на по быв­ше­му там Со­бо­ру (око­ло 365 г.), оста­вив­ше­му по­дроб­ные пра­ви­ла ка­са­тель­но по­ряд­ка бо­го­слу­же­ния, нрав­ствен­но­го по­ве­де­ния кли­ра и ми­рян, и раз­лич­ных за­блуж­де­ний то­го вре­ме­ни.

[9] Вре­ти­ще – ме­шок из де­рю­ги или ве­ре­тья, – ру­би­ще, вла­ся­ни­ца.

[10] Ада­мант (ал­маз) – ка­мень, име­ю­щий та­кую кре­пость, что чер­тит про­чие кам­ни, сам не по­лу­чая от то­го вре­да. Это на­зва­ние в цер­ков­ной ли­те­ра­ту­ре при­да­ет­ся мно­гим от­цам и учи­те­лям Церк­ви, про­сла­вив­ши­ми­ся твер­до­стью сво­ей ве­ры или ха­рак­те­ра.

[11] Ли­кия – про­вин­ция Ма­лой Азии. Она гра­ни­чит к се­ве­ру с Пи­си­ди­ею, к во­сто­ку – с Пам­фи­ли­ею, к югу – с Пам­фи­лий­ским или во­об­ще с Сре­ди­зем­ным мо­рем, к за­па­ду с Ка­ри­ею. Из го­ро­дов Ли­кии в Св. Пи­са­нии упо­ми­на­ют­ся Па­та­ра и Ми­ры. В Па­та­ре нена­дол­го оста­нав­ли­вал­ся ап. Па­вел, воз­вра­ща­ясь по­сле тре­тье­го сво­е­го пу­те­ше­ствия в Иеру­са­лим (Де­ян.21:1). Го­ро­да Па­та­ра и Ми­ры осо­бен­но из­вест­ны ве­ру­ю­щим по ис­то­рии свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, ар­хи­епи­ско­па Мир­ли­кий­ско­го. Па­та­ра Ли­кий­ская бы­ла его ро­ди­ной, а в Ми­рах он был епи­ско­пом.

[12] «Хо­нас» (греч.) – от­вер­стие, впа­ди­на, рас­се­ли­на.

[13] Гар­ган – из­вест­ко­вая го­ра на во­сточ­ном бе­ре­гу Сред­ней Ита­лии. Го­ра Гар­ган упо­ми­на­ет­ся у древ­них до­хри­сти­ан­ских пи­са­те­лей: Стра­бо­на, Ме­лы, Вир­ги­лия и др.

[14] Сто­па – ме­ра рас­сто­я­ния; по-на­ше­му око­ло 4 верш­ков. 12000 стоп со­став­ля­ют око­ло 2-х верст.

[15] Т.е. жи­те­ля Неа­по­ля. Неа­поль, глав­ный го­род про­вин­ции Ита­льян­ско­го ко­ролев­ства с тем же на­зва­ни­ем, рас­по­ло­жен по се­вер­но­му бе­ре­гу Неа­по­ли­тан­ско­го за­ли­ва.

[16] Афон­ская Го­ра – уз­кий го­ри­стый по­лу­ост­ров, вда­ю­щий­ся в Ар­хи­пе­лаг. Афон­ская Го­ра (ина­че Афон) – од­но из наи­бо­лее чти­мых свя­тых мест во­сточ­но­го пра­во­слав­но­го ми­ра и еже­год­но по­се­ща­ет­ся ты­ся­ча­ми бо­го­моль­цев. В на­сто­я­щее вре­мя на Афоне рас­по­ло­же­ны 20 боль­ших мо­на­сты­рей, несколь­ко ски­тов и мно­же­ство от­дель­ных кел­лий.

[17] Со­лунь (ина­че Фес­са­ло­ни­ки) – сто­ли­ца од­ной из об­ла­стей Ма­ке­до­нии. В Со­лу­ни апо­стол Па­вел про­по­ве­до­вал Еван­ге­лие; два из его по­сла­ний на­пи­са­ны для жи­те­лей озна­чен­ной об­ла­сти и го­ро­да.

[18] Ек­кле­си­арх (греч. на­чаль­ник хра­ма), обя­зан был на­блю­дать за цер­ков­ным зда­ни­ем и чи­сто­той в нем, а так­же по­ряд­ком бо­го­слу­же­ния в мо­на­сты­ре, по ука­за­ни­ям цер­ков­но­го Уста­ва.

СОБОР АРХИСТРАТИГА БОЖИЯ МИХАИЛА И ПРОЧИХ НЕБЕСНЫХ СИЛ БЕСПЛОТНЫХ


Празд­но­ва­ние Со­бо­ра Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла и про­чих Небес­ных Сил бес­плот­ных уста­нов­ле­но в на­ча­ле IV ве­ка на По­мест­ном Ла­оди­кий­ском Со­бо­ре, быв­шем за несколь­ко лет до Пер­во­го Все­лен­ско­го Со­бо­ра. Ла­оди­кий­ский Со­бор 35-м пра­ви­лом осу­дил и от­верг ере­ти­че­ское по­кло­не­ние ан­ге­лам как твор­цам и пра­ви­те­лям ми­ра и утвер­дил пра­во­слав­ное их по­чи­та­ние. Со­вер­ша­ет­ся празд­ник в но­яб­ре – де­вя­том ме­ся­це от мар­та (с ко­то­ро­го в древ­но­сти на­чи­нал­ся год) – в со­от­вет­ствии с чис­лом 9-ти чи­нов Ан­гель­ских. Вось­мой же день ме­ся­ца ука­зы­ва­ет на бу­ду­щий Со­бор всех Сил Небес­ных в день Страш­но­го Су­да Бо­жия, ко­то­рый свя­тые от­цы на­зы­ва­ют «днем вось­мым», ибо по­сле ве­ка се­го, иду­ще­го сед­ми­ца­ми дней, на­сту­пит «день осмый», и то­гда «при­и­дет Сын Че­ло­ве­че­ский в Сла­ве Сво­ей и вси свя­тии Ан­ге­лы с Ним» (Мф.25:31).

Чи­ны Ан­гель­ские раз­де­ля­ют­ся на три иерар­хии – выс­шую, сред­нюю и низ­шую. Каж­дую иерар­хию со­став­ля­ют три чи­на. В выс­шую иерар­хию вхо­дят: Се­ра­фи­мы, Хе­ру­ви­мы и Пре­сто­лы. Бли­же всех Пре­свя­той Тро­и­це пред­сто­ят ше­сто­кры­ла­тые Се­ра­фи­мы (Пла­ме­не­ю­щие, Ог­нен­ные) (Ис.6:2). Они пла­ме­не­ют лю­бо­вью к Бо­гу и дру­гих по­буж­да­ют к ней.

По­сле Се­ра­фи­мов Гос­по­ду пред­сто­ят мно­го­очи­тые Хе­ру­ви­мы (Быт.3:24). Их имя зна­чит: из­ли­я­ние пре­муд­ро­сти, про­све­ще­ние, ибо через них, си­я­ю­щих све­том Бо­го­по­зна­ния и ра­зу­ме­ния тайн Бо­жи­их, нис­по­сы­ла­ет­ся пре­муд­рость и про­све­ще­ние для ис­тин­но­го Бо­го­по­зна­ния.

За Хе­ру­ви­ма­ми – пред­сто­ят Бо­го­нос­ные по бла­го­да­ти, дан­ной им для слу­же­ния, Пре­сто­лы (Кол.1:16), та­ин­ствен­но и непо­сти­жи­мо но­ся­щие Бо­га. Они слу­жат пра­во­су­дию Бо­жию.

Сред­нюю Ан­гель­скую иерар­хию со­став­ля­ют три чи­на: Гос­под­ства, Си­лы и Вла­сти.

Гос­под­ства (Кол.1:16) вла­ды­че­ству­ют над по­сле­ду­ю­щи­ми чи­на­ми Ан­ге­лов. Они на­став­ля­ют по­став­лен­ных от Бо­га зем­ных вла­сти­те­лей муд­ро­му управ­ле­нию. Гос­под­ства учат вла­деть чув­ства­ми, укро­щать гре­хов­ные во­жде­ле­ния, по­ра­бо­щать плоть ду­ху, гос­под­ство­вать над сво­ей во­лей, по­беж­дать ис­ку­ше­ния.

Си­лы (1Пет.3:22) ис­пол­ня­ют во­лю Бо­жию. Они тво­рят чу­де­са и нис­по­сы­ла­ют бла­го­дать чу­до­тво­ре­ния и про­зор­ли­во­сти угод­ни­кам Бо­жи­им. Си­лы по­мо­га­ют лю­дям в несе­нии по­слу­ша­ний, укреп­ля­ют в тер­пе­нии, да­ру­ют ду­хов­ную кре­пость и му­же­ство.

Вла­сти (1Пет.3:22; Кол.1:16) име­ют власть укро­щать си­лу диа­во­ла. Они от­ра­жа­ют от лю­дей бе­сов­ские ис­ку­ше­ния, утвер­жда­ют по­движ­ни­ков, обе­ре­га­ют их, по­мо­га­ют лю­дям в борь­бе с злы­ми по­мыс­ла­ми.

В низ­шую иерар­хию вхо­дят три чи­на: На­ча­ла, Ар­хан­ге­лы и Ан­ге­лы.

На­ча­ла (Кол.1:16) на­чаль­ству­ют над низ­ши­ми Ан­ге­ла­ми, на­прав­ляя их к ис­пол­не­нию Бо­же­ствен­ных по­ве­ле­ний. Им по­ру­че­но управ­лять все­лен­ной, охра­нять стра­ны, на­ро­ды, пле­ме­на. На­ча­ла на­став­ля­ют лю­дей воз­да­вать каж­до­му честь, по­до­ба­ю­щую его зва­нию. Учат на­чаль­ству­ю­щих ис­пол­нять долж­ност­ные обя­зан­но­сти не ра­ди лич­ной сла­вы и вы­год, а ра­ди че­сти Бо­жи­ей и поль­зы ближ­них.

Ар­хан­ге­лы (1Сол.4:16) бла­го­вест­ву­ют о ве­ли­ком и пре­слав­ном, от­кры­ва­ют тай­ны ве­ры, про­ро­че­ства и ра­зу­ме­ние во­ли Бо­жи­ей, укреп­ля­ют в лю­дях свя­тую ве­ру, про­све­щая их ум све­том Свя­то­го Еван­ге­лия.

Ан­ге­лы (1Пет.3:22) наи­бо­лее близ­ки к лю­дям. Они воз­ве­ща­ют на­ме­ре­ния Бо­жии, на­став­ля­ют лю­дей к доб­ро­де­тель­ной и свя­той жиз­ни. Они хра­нят ве­ру­ю­щих, удер­жи­ва­ют от па­де­ний, вос­став­ля­ют пад­ших, ни­ко­гда не остав­ля­ют нас и все­гда го­то­вы по­мочь, ес­ли мы по­же­ла­ем.

Все чи­ны Небес­ных Сил но­сят об­щее на­зва­ние Ан­ге­лов – по су­ти сво­е­го слу­же­ния. Гос­подь от­кры­ва­ет Свою во­лю выс­шим Ан­ге­лам, а они, в свою оче­редь, про­све­ща­ют осталь­ных.

Над все­ми де­вя­тью чи­на­ми по­став­лен Гос­по­дом свя­той Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил (имя его в пе­ре­во­де с ев­рей­ско­го – «кто как Бог») – вер­ный слу­жи­тель Бо­жий, ибо он низ­ри­нул с Неба воз­гор­див­ше­го­ся ден­ни­цу с дру­ги­ми пав­ши­ми ду­ха­ми. А к осталь­ным Ан­гель­ским Си­лам он вос­клик­нул: «Вон­мем! Ста­нем доб­ре пред Со­зда­те­лем на­шим и не по­мыс­лим неугод­но­го Бо­гу!». По Цер­ков­но­му пре­да­нию, за­пе­чат­лен­но­му в служ­бе Ар­хи­стра­ти­гу Ми­ха­и­лу, он при­ни­мал уча­стие во мно­гих вет­хо­за­вет­ных со­бы­ти­ях. Во вре­мя вы­хо­да из­ра­иль­тян из Егип­та он пред­во­ди­тель­ство­вал им в ви­де стол­па об­лач­но­го днем и стол­па ог­нен­но­го но­чью. Через него яви­лась Си­ла Гос­под­ня, уни­что­жив­шая егип­тян и фа­ра­о­на, пре­сле­до­вав­ших из­ра­иль­тян. Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил за­щи­щал Из­ра­иль во всех бед­стви­ях.

Он явил­ся Иису­су На­ви­ну и от­крыл во­лю Гос­по­да на взя­тие Иери­хо­на (Нав.5:13-16). Си­ла ве­ли­ко­го Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия яви­лась в уни­что­же­нии 185 ты­сяч во­и­нов ас­си­рий­ско­го ца­ря Сен­на­хи­ри­ма (4Цар.19:35), в по­ра­же­нии нече­сти­во­го во­ждя Ан­тиохо­ва Или­о­до­ра и в ограж­де­нии от ог­ня трех свя­тых от­ро­ков – Ана­нии, Аза­рии и Ми­са­и­ла, бро­шен­ных в печь на со­жже­ние за от­каз по­кло­нить­ся идо­лу (Дан.3:92-95).

По во­ле Бо­жи­ей Ар­хи­стра­тиг пе­ре­нес про­ро­ка Ав­ва­ку­ма из Иудеи в Ва­ви­лон, чтобы дать пи­щу Да­ни­и­лу, в ро­ве со льва­ми за­клю­чен­но­му (кондак ака­фи­ста, 8).

Ар­хан­гел Ми­ха­ил за­пре­тил диа­во­лу явить иуде­ям те­ло свя­то­го про­ро­ка Мо­и­сея для обо­же­ния (Иуд.1:9).

Свя­той Ар­хан­гел Ми­ха­ил явил свою си­лу, ко­гда он чу­дес­но спас от­ро­ка, бро­шен­но­го гра­би­те­ля­ми в мо­ре с кам­нем на шее у бе­ре­гов Афо­на (Афон­ский Па­те­рик).

С древ­них вре­мен про­слав­лен сво­и­ми чу­де­са­ми Ар­хан­гел Ми­ха­ил на Ру­си. В Во­ло­ко­лам­ском Па­те­ри­ке при­во­дит­ся рас­сказ пре­по­доб­но­го Па­ф­ну­тия Бо­ров­ско­го со слов та­тар­ских бас­ка­ков о чу­дес­ном спа­се­нии Нов­го­ро­да Ве­ли­ко­го: «А яко же Ве­ли­кий Нов­град ни­ко­гда же не бысть взят от ага­рян ... вне­гда по Бо­жию по­пуще­нию грех ра­ди на­ших без­бож­ный ага­рян­ский царь Ба­тый Ро­сий­скую зем­лю по­пле­ни и по­жже и по­и­де к Но­во­му гра­ду и по­к­ры его Бог и Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца яв­ле­ни­ем Ми­ха­и­ла Ар­хи­стра­ти­га, иже воз­бра­ни ему ит­ти на него. Он же по­и­де на Ли­тов­ския гра­ды и при­и­де к Ки­е­ву и ви­де у ка­мен­ныя церк­ви над дверь­ми на­пи­сан ве­ли­кий Ми­ха­ил Ар­хан­гел и гла­го­ла кня­зем сво­им, ука­зуя пер­стом: «сей ми воз­бра­ни пой­ти на Ве­ли­кий Нов­го­род"».

Пред­ста­тель­ства за го­ро­да рус­ские Пре­свя­той Ца­ри­цы Небес­ной все­гда осу­ществ­ля­лись Ее яв­ле­ни­я­ми с Во­ин­ством Небес­ным под пред­во­ди­тель­ством Ар­хи­стра­ти­га. Бла­го­дар­ная Русь вос­пе­ла Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу и Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла в цер­ков­ных пес­но­пе­ни­ях. Ар­хи­стра­ти­гу по­свя­ще­но мно­же­ство мо­на­сты­рей, со­бор­ных, двор­цо­вых и по­сад­ских хра­мов. В древ­нем Ки­е­ве сра­зу по при­ня­тии хри­сти­ан­ства был воз­двиг­нут Ар­хан­гель­ский со­бор и устро­ен мо­на­стырь. Ар­хан­гель­ские со­бо­ры сто­ят в Смо­лен­ске, Ниж­нем Нов­го­ро­де, Ста­ри­це, мо­на­стырь в Ве­ли­ком Устю­ге (нач. XIII в.), со­бор в Сви­яж­с­ке. Не бы­ло на Ру­си го­ро­да, где не су­ще­ство­ва­ло бы хра­ма или при­де­ла, по­свя­щен­но­го Ар­хи­стра­ти­гу Ми­ха­и­лу. Один из глав­ней­ших хра­мов го­ро­да Моск­вы – храм-усы­паль­ни­ца в Крем­ле – по­свя­щен ему. Мно­го­чис­лен­ны и пре­крас­ны ико­ны Чи­но­на­чаль­ни­ка Выш­них Сил и его Со­бо­ра. Од­на из них – ико­на «Бла­го­сло­вен­ное во­ин­ство» – на­пи­са­на для Успен­ско­го со­бо­ра Мос­ков­ско­го Крем­ля, где свя­тые во­и­ны – кня­зья рус­ские – изо­бра­же­ны под пред­во­ди­тель­ством Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла.

Из Свя­щен­но­го Пи­са­ния и Свя­щен­но­го Пре­да­ния из­вест­ны так­же Ар­хан­ге­лы: Гав­ри­ил – кре­пость (си­ла) Бо­жия, про­воз­вест­ник и слу­жи­тель Бо­же­ствен­но­го все­мо­гу­ще­ства (Дан.8:16; Лк.1:26); Ра­фа­ил – вра­че­ва­ние Бо­жие, це­ли­тель че­ло­ве­че­ских неду­гов (Тов.3:16, 12:15); Ури­ил – огонь или свет Бо­жий, про­све­ти­тель (3Езд.5:20); Се­ла­фи­ил – мо­лит­вен­ник Бо­жий, по­буж­да­ю­щий к мо­лит­ве (3Езд.5:16); Иегу­ди­ил – сла­вя­щий Бо­га, укреп­ля­ю­щий труж­да­ю­щих­ся для сла­вы Гос­под­ней и хо­да­тай­ству­ю­щий о воз­да­я­нии им за по­дви­ги; Вара­хи­ил – раз­да­я­тель бла­го­сло­ве­ния Бо­жия на доб­рые де­ла, ис­пра­ши­ва­ю­щий лю­дям ми­ло­сти Бо­жий; Иере­ми­ил – воз­вы­ше­ние к Бо­гу (3Езд.4:36).

На ико­нах Ар­хан­ге­лы изо­бра­жа­ют­ся в со­от­вет­ствии с ро­дом их слу­же­ния:

Ми­ха­ил – по­пи­ра­ет но­га­ми диа­во­ла, в ле­вой ру­ке дер­жит зе­ле­ную фини­ко­вую ветвь, в пра­вой – ко­пье с бе­лой хо­руг­вью (ино­гда пла­мен­ный меч), на ко­то­рой на­чер­тан черв­ле­ный крест.

Гав­ри­ил – с рай­ской вет­вью, при­не­сен­ной им Пре­свя­той Де­ве, или со све­тя­щим­ся фо­на­рем в пра­вой ру­ке и зер­ка­лом из яс­пи­са – в ле­вой.

Ра­фа­ил – дер­жит со­суд с це­ли­тель­ны­ми сна­до­бья­ми в ле­вой ру­ке, а пра­вой ве­дет То­вию, несу­ще­го ры­бу.

Ури­ил – в под­ня­той пра­вой ру­ке – об­на­жен­ный меч на уровне гру­ди, в опу­щен­ной ле­вой ру­ке – «пла­мень ог­нен­ный».

Се­ла­фи­ил – в мо­лит­вен­ном по­ло­же­нии, смот­ря­щий вниз, ру­ки сло­же­ны на гру­ди.

Иегу­ди­ил – в дес­ни­це дер­жит зо­ло­той ве­нец, в шуй­це – бич из трех крас­ных (или чер­ных) вер­вий.

Вара­хи­ил – на его одеж­де мно­же­ство ро­зо­вых цве­тов.

Иере­ми­ил – дер­жит в ру­ке ве­сы.

ИНОЕ ОПИСАНИЕ ПРАЗДНИКА СОБОРА АРХИСТРАТИГА БОЖИЯ МИХАИЛА


Бла­го­чест­но празд­но­вать со­бор свя­тых Ан­ге­лов свя­тая Цер­ковь при­ня­ла по пре­да­нию бо­го­дух­но­вен­ных от­цов, по­сле то­го, как от­верг­ла древ­нее нече­сти­вое по­чи­та­ние ан­ге­лов, уста­нов­лен­ное ере­ти­ка­ми и идо­ло­по­клон­ни­ка­ми. Еще в Вет­хом За­ве­те, ко­гда лю­ди, от­сту­пив от Бо­га, Со­зда­те­ля сво­е­го, ста­ли по­кло­нять­ся со­зда­нию Бо­жию и де­лам рук сво­их, де­лая идо­лов по по­до­бию ви­ди­мой тва­ри, «что на небе ввер­ху, и что на зем­ле вни­зу» (Исх.20:4), при­но­ся жерт­вы солн­цу, луне и звез­дам, в ко­то­рых, по их мне­нию, на­хо­ди­лась жи­вая ду­ша – в то вре­мя лю­ди по­кло­ня­лись и при­но­си­ли жерт­вы и Ан­ге­лам, о чем так ска­за­но в кни­ге Царств: «ка­ди­ли Ва­а­лу, солн­цу, и луне, и со­звез­ди­ям, и все­му во­ин­ству небес­но­му» (4Цар.23:5). – т. е. Ан­ге­лам, ибо они суть во­ин­ство небес­ное, по ска­зан­но­му в Еван­ге­лии: «И вне­зап­но яви­лось с Ан­ге­лом мно­го­чис­лен­ное во­ин­ство небес­ное, сла­вя­щее Бо­га и взы­ва­ю­щее» (Лк.2:13). Та­кое непра­виль­ное по­чи­та­ние Ан­ге­лов бы­ло силь­но рас­про­стра­не­но во вре­ме­на свя­тых апо­сто­лов. Свя­тый апо­стол Па­вел о та­ком непра­виль­ном по­чи­та­нии так го­во­рит: «Ни­кто да не обо­льща­ет вас са­мо­воль­ным сми­рен­но­муд­ри­ем и слу­же­ни­ем Ан­ге­лов, втор­га­ясь в то, че­го не ви­дел, без­рас­суд­но над­ме­ва­ясь плот­ским сво­им умом и не дер­жась гла­вы» (Кол.2:18-19), т.е. Хри­ста. Ибо бы­ли в то вре­мя неко­то­рые ере­ти­ки, ка­зав­ши­е­ся по ви­ду сми­рен­ны­ми и с гор­до­стью по­мыш­ля­ю­щие сво­им воз­дер­жа­ни­ем и чи­стым жи­ти­ем под­ра­жать Ан­ге­лам. Они учи­ли тво­рить по­кло­не­ние Ан­ге­лам та­кое же, как и Са­мо­му Бо­гу. По­том по­яви­лись дру­гие ере­ти­ки, про­по­ве­ды­вав­шие, что Ан­ге­лы суть твор­цы ви­ди­мой тва­ри и, как бес­плот­ные, вы­ше и до­стой­нее по­чи­та­ния, неже­ли Хри­стос, Сын Бо­жий; Ар­хан­ге­ла же Ми­ха­и­ла на­зы­ва­ли бо­гом ев­ре­ев[1]. На­ко­нец, иные, пре­да­вав­ши­е­ся волх­во­ва­нию и обо­льщав­шие лю­дей, под име­нем Ан­ге­лов при­зы­ва­ли бе­сов и слу­жи­ли им, на­зы­вая их Ан­ге­ла­ми. В осо­бен­но­сти же та­кие ере­си умно­жи­лись в Ко­лос­сах[2], при­над­ле­жав­ших к Ла­оди­кий­ской мит­ро­по­лии, где мно­ги­ми тай­но со­вер­ша­лось та­кое нече­сти­вое, по­доб­ное идо­ло­по­клон­ству, по­чи­та­ние Ан­ге­лов[3]. Ко­гда же та­ко­вое непра­виль­ное по­чи­та­ние Ан­ге­лов бы­ло осуж­де­но и от­верг­ну­то, то бы­ло уста­нов­ле­но бла­го­че­сти­вое и пра­виль­ное по­чи­та­ние и празд­но­ва­ние им, как слу­жи­те­лям Бо­жи­им и хра­ни­те­лям ро­да че­ло­ве­че­ско­го[4]. И в той же Ко­лос­ской стране, где преж­де тай­но и нече­сти­во со­вер­ша­лось по­чи­та­ние Ан­ге­лов, на­ча­лось от­кры­то со­вер­шать­ся пра­во­слав­ное празд­но­ва­ние Со­бо­ра Ан­ге­лов и ста­ли устро­ять бла­го­леп­ные хра­мы во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла – на­чаль­ни­ка Ан­ге­лов. Так, в Хо­нах над чу­до­твор­ным ис­точ­ни­ком был по­стро­ен бла­го­леп­ный и пре­чуд­ный храм, в ко­то­ром бы­ло яв­ле­ние свя­то­му Ар­хип­пу са­мо­го свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла[5]. Празд­но­ва­ние Со­бо­ра свя­тых Ан­ге­лов уста­нов­ле­но со­вер­шать в ме­ся­це но­яб­ре – де­вя­том от мар­та, пер­во­го ме­ся­ца от со­тво­ре­ние ми­ра – для обо­зна­че­ния чис­ла чи­нов Ан­гель­ских, ка­ко­вых чи­нов счи­та­ет де­вять свя­той Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит[6], уче­ник свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла, быв­ше­го вос­хи­щен­ным до тре­тье­го неба, там ви­дев­ше­го раз­ли­чие чи­нов свя­тых Ан­ге­лов и объ­яс­нив­ше­го сие Ди­о­ни­сию как сво­е­му уче­ни­ку.

Де­вять чи­нов ан­гель­ских раз­де­ля­ют­ся на три иерар­хии, – в каж­дой по три чи­на – выс­шую, сред­нюю и низ­шую.

Первую – выс­шую и к Пре­свя­той Тро­и­це бли­жай­шую иерар­хию со­став­ля­ют: се­ра­фи­мы, хе­ру­ви­мы и пре­сто­лы.

Бли­же всех к Твор­цу и Со­зда­те­лю сво­е­му пред­сто­ят бо­го­лю­би­вые ше­сто­кры­ла­тые Се­ра­фи­мы, как ви­дел про­рок Ис­а­ия, го­во­ря­щий: «Во­круг Него сто­я­ли Се­ра­фи­мы; у каж­до­го из них по ше­сти крыл: дву­мя за­кры­вал каж­дый ли­це свое, и дву­мя за­кры­вал но­ги свои, и дву­мя ле­тал» (Ис.6:2). Они ог­не­об­раз­ны, как непо­сред­ствен­но пред­сто­я­щие То­му, о Ко­то­ром пи­шет­ся: «по­то­му что Бог наш есть огнь по­яда­ю­щий (Евр.12:29): пре­стол Его пла­мень ог­нен­ный (Дан.7:9); об­ли­чие же сла­вы Гос­под­ней как огонь пла­ме­не­ет» (Исх.24:17). Пред­стоя та­ко­вой сла­ве, се­ра­фи­мы ог­не­об­раз­ны, по ска­зан­но­му: «Ты тво­ришь Ан­ге­ла­ми Тво­и­ми ду­хов, слу­жи­те­ля­ми Тво­и­ми – огонь пы­ла­ю­щий» (Пс.103:4). Они пла­ме­не­ют лю­бо­вью к Бо­гу и дру­гих воз­буж­да­ют к та­ко­вой же люб­ви, как по­ка­зы­ва­ет и са­мое имя их, ибо «се­ра­фим» с ев­рей­ско­го язы­ка зна­чит «пла­ме­не­ю­щий».

По­сле Се­ра­фи­мов пред все­ве­ду­щим Бо­гом, жи­ву­щим во све­те непри­ступ­ном, пред­сто­ят в неска­зан­ной свет­ло­сти мно­го­очи­тые Херу­ви­мы, бо­лее иных низ­ших чи­нов си­я­ю­щие все­гда све­том бо­го­по­зна­ния, ве­де­ни­ем та­инств Бо­жи­их и глу­би­ны Его пре­муд­ро­сти, са­ми про­све­ща­е­мые и дру­гих про­све­ща­ю­щие. Имя их – «хе­ру­вим» – по пе­ре­во­ду с ев­рей­ско­го язы­ка зна­чит «мно­гое ра­зу­ме­ние» или «из­ли­я­ние пре­муд­ро­сти», так как чрез Хе­ру­ви­мов дру­гим нис­по­сы­ла­ет­ся пре­муд­рость и по­да­ёт­ся про­све­ще­ние ум­ных очес для бо­го­ви­де­ния и бо­го­по­зна­ния.

За­тем – пред Си­дя­щим на пре­сто­ле вы­со­ком и пре­воз­не­сён­ном пред­сто­ят бо­го­нос­ные (как на­зы­ва­ет их свя­той Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит) Пре­сто­лы, ибо на них, как на ра­зум­ных пре­сто­лах (как пи­шет свя­той Мак­сим Ис­по­вед­ник) ра­зум­но по­чи­ва­ет Бог. Бо­го­нос­ны­ми же они на­зы­ва­ют­ся не по су­ще­ству, но по бла­го­да­ти и по сво­е­му слу­же­нию, то­гда как плоть Иису­са Хри­ста, (как пи­шет свя­той Ва­си­лий Ве­ли­кий), на­зы­ва­ет­ся бо­го­нос­ною по су­ще­ству, так как она со­еди­не­на нераз­дель­но с Са­мим Бо­гом Сло­вом. Пре­сто­лы же на­зы­ва­ют­ся бо­го­нос­ны­ми не по су­ще­ству, но по бла­го­да­ти, дан­ной для их слу­же­ния, – как та­ин­ствен­но и непо­сти­жи­мо но­ся­щие в се­бе Бо­га. По­чи­вая на них непо­сти­жи­мым об­ра­зом, Бог со­вер­ша­ет Свой пра­вед­ный суд, по ска­зан­но­му Да­ви­дом: «ибо Ты про­из­во­дил мой суд и мою тяж­бу; Ты вос­сел на пре­сто­ле, Су­дия пра­вед­ный» (Пс.9:5). По­се­му чрез них пре­иму­ще­ствен­но про­яв­ля­ет­ся пра­во­су­дие Бо­жие: они слу­жат Его пра­во­су­дию, про­слав­ля­ют оное и из­ли­ва­ют си­лу пра­во­су­дия на пре­сто­лы[7] зем­ных су­дей, по­мо­гая ца­рям и вла­ды­кам про­из­во­дить пра­вед­ный суд.

В сред­ней иерар­хии так­же за­клю­ча­ет­ся три чи­на свя­тых Ан­ге­лов: Гос­под­ства, Си­лы и Вла­сти.

Гос­под­ства – на­зы­ва­ют­ся так по­то­му, что они гос­под­ству­ют над про­чи­ми, ко­то­рые сле­ду­ют за си­ми чи­на­ми Ан­ге­лов, бу­дучи са­ми сво­бод­ны­ми. Оста­вив же, как го­во­рит свя­той Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит, раб­ский страх, они доб­ро­воль­но и с ра­до­стью слу­жат непре­стан­но Бо­гу. Так­же нис­по­сы­ла­ют они си­лу к бла­го­ра­зум­но­му вла­де­нию и муд­ро­му управ­ле­нию по­став­лен­ным от Бо­га на зем­ле вла­стям, дабы те хо­ро­шо управ­ля­ли по­ру­чен­ны­ми им об­ла­стя­ми. За­тем – они учат вла­деть чув­ства­ми, сми­рять в се­бе непо­треб­ные во­жде­ле­ния и стра­сти, по­ра­бо­щать плоть ду­ху, гос­под­ство­вать над сво­ею во­лею и быть вы­ше вся­ко­го ис­ку­ше­ния.

Си­лы, ис­пол­нен­ные бо­же­ствен­ной кре­по­сти, ис­пол­ня­ют немед­лен­но во­лю Все­выш­не­го и Все­мо­гу­ще­го сво­е­го Гос­по­да, креп­ко­го и силь­но­го. Они тво­рят и пре­ве­ли­кие чу­де­са и нис­по­сы­ла­ют ту же бла­го­дать чу­до­тво­ре­ние угод­ни­кам Бо­жи­им, до­стой­ным та­ко­вой бла­го­да­ти, чтобы те мог­ли тво­рить чу­де­са, – ис­це­лять вся­кие бо­лез­ни и пред­воз­ве­щать бу­ду­щее. Свя­тые Си­лы по­мо­га­ют и лю­дям труж­да­ю­щим­ся и обре­ме­нен­ным в несе­нии воз­ло­жен­но­го на них ка­ко­го-ни­будь по­слу­ша­ния, – чем объ­яс­ня­ют свое имя – «си­лы» – и но­сят немо­щи немощ­ных. Они так­же укреп­ля­ют каж­до­го че­ло­ве­ка в тер­пе­нии, – чтобы он не из­не­мо­гал в скор­би, но с креп­ким ду­хом и му­же­ствен­но пе­ре­но­сил все на­па­сти, со сми­ре­ни­ем, бла­го­да­ря за всё Бо­га, всё устро­я­ю­ще­го к поль­зе на­шей.

Вла­сти – на­зы­ва­ют­ся так по­то­му, что име­ют власть над диа­во­лом, чтобы укро­щать власть бе­сов­скую, от­ра­жать на­во­ди­мые ими на лю­дей ис­ку­ше­ния и не до­пус­кать бе­сов при­чи­нять ко­му-ли­бо вред в та­кой сте­пе­ни, в ка­кой бы они же­ла­ли. Вла­сти утвер­жда­ют доб­рых по­движ­ни­ков в ду­хов­ных по­дви­гах и тру­дах, обе­ре­гая их, чтобы они не ли­ши­лись ду­хов­но­го цар­ствия; бо­рю­щим­ся же со стра­стя­ми и по­хо­тя­ми по­мо­га­ют от­го­нять злые по­мыс­лы, на­ве­ты вра­жии и по­беж­дать диа­во­ла.

В низ­шей иерар­хии так­же три чи­на: На­ча­ла, Ар­хан­ге­лы и Ан­ге­лы.

На­ча­ла – на­зы­ва­ют­ся так по­то­му, что име­ют на­чаль­ство­ва­ние над низ­ши­ми ан­ге­ла­ми, на­прав­ляя оных к ис­пол­не­нию бо­же­ствен­ных по­ве­ле­ний. Им по­ру­че­но так­же управ­ле­ние все­лен­ной и охра­не­ние всех царств и кня­жеств, зе­мель и всех на­ро­дов, пле­мен и язы­ков, ибо каж­дое цар­ство, пле­мя и на­род, из небес­но­го чи­на, на­зы­ва­е­мо­го на­ча­ла­ми, име­ют осо­бо­го для се­бя хра­ни­те­ля и упра­ви­те­ля всей сво­ей стра­ны[8]. За­тем – слу­же­ние это­го Ан­гель­ско­го чи­на (по объ­яс­не­нию свя­то­го Гри­го­рия Двое­сло­ва) со­сто­ит в том, чтобы на­став­лять лю­дей воз­да­вать каж­до­му на­чаль­ству­ю­ще­му честь, по­до­ба­ю­щую его зва­нию. На­ко­нец, Ан­ге­лы это­го чи­на воз­во­дят до­стой­ных лю­дей на раз­лич­ные по­чет­ные долж­но­сти и на­став­ля­ют их, чтобы они при­ни­ма­ли власть не ра­ди сво­е­го при­быт­ка и поль­зы, не ра­ди лю­бо­че­стия и су­ет­ной сла­вы, но ра­ди че­сти Бо­жи­ей, ра­ди рас­про­стра­не­ния и умно­же­ния свя­той Его сла­вы и ра­ди поль­зы ближ­них, – слу­жа об­щим нуж­дам всех сво­их под­чи­нен­ных.

Ар­хан­ге­ла­ми на­зы­ва­ют­ся ве­ли­кие бла­го­вест­ни­ки, бла­го­вест­ву­ю­щие о ве­ли­ком и пре­слав­ном. Слу­же­ние их (как го­во­рит ве­ли­кий Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит) со­сто­ит в том, чтобы от­кры­вать про­ро­че­ства, по­зна­ние и ра­зу­ме­ние во­ли Бо­жи­ей, что по­лу­ча­ют они от выс­ших чи­нов и воз­ве­ща­ют низ­шим чи­нам – Ан­ге­лам, – а чрез них – лю­дям. Свя­той же Гри­го­рий Двое­слов го­во­рит, что Ар­хан­ге­лы укреп­ля­ют в лю­дях свя­тую ве­ру, про­све­щая ум их све­том по­зна­ния свя­то­го Еван­ге­лия и от­кры­вая та­ин­ства бла­го­че­сти­вой ве­ры.

Ан­ге­лы – в небес­ной иерар­хии ни­же всех чи­нов и всех бли­же к лю­дям. Они воз­ве­ща­ют мень­шие тай­ны и на­ме­ре­ния Бо­жии и на­став­ля­ют лю­дей доб­ро­де­тель­но и пра­вед­но жить для Бо­га. Они при­став­ле­ны для хра­не­ния каж­до­го из нас – ве­ру­ю­щих: лю­дей доб­ро­де­тель­ных под­дер­жи­ва­ют от па­де­ния, пад­ших – под­ни­ма­ют и ни­ко­гда не остав­ля­ют нас, хо­тя бы мы и со­гре­ши­ли, ибо все­гда го­то­вы по­мо­гать нам, ес­ли толь­ко мы са­ми по­же­ла­ем.

Но и все выс­шие небес­ные чи­ны на­зы­ва­ют­ся об­щим име­нем – Ан­ге­лов. Хо­тя они по сво­е­му по­ло­же­нию и по дан­ной от Бо­га бла­го­да­ти и име­ют раз­ные на­име­но­ва­ния (как-то: Се­ра­фи­мы, Хе­ру­ви­мы, Пре­сто­лы и про­чие чи­ны), од­на­ко все во­об­ще на­зы­ва­ют­ся Ан­ге­ла­ми, ибо сло­во Ан­гел есть на­зва­ние не су­ще­ства, но слу­же­ния, по пи­сан­но­му: «Не все ли они суть слу­жеб­ные ду­хи, по­сы­ла­е­мые на слу­же­ние для тех, ко­то­рые име­ют на­сле­до­вать спа­се­ние?» (Евр.1:14). Слу­же­ние же их раз­лич­но и неоди­на­ко­во, и каж­дый чин име­ет соб­ствен­ное свое слу­же­ние, ибо пре­муд­рый Со­зда­тель не всем в оди­на­ко­вой ме­ре от­кры­ва­ет тай­ны Сво­е­го на­ме­ре­ния, но от од­них к дру­гим, чрез выс­ших про­све­ща­ет низ­ших, от­кры­вая им Свою во­лю и по­веле­вая оную ис­пол­нять, как это яс­но вид­но из кни­ги про­ро­ка За­ха­рии. Там го­во­рит­ся о том, как один Ан­гел по­сле бе­се­ды с про­ро­ком встре­тил дру­го­го, ко­то­рый по­ве­лел ему опять ид­ти к про­ро­ку и от­крыть бу­ду­щую судь­бу Иеру­са­ли­ма: «И вот Ан­гел, го­во­рив­ший со мною, вы­хо­дит, а дру­гой Ан­гел идет на­встре­чу ему, и ска­зал он это­му: иди ско­рее, ска­жи это­му юно­ше: (т.е. про­ро­ку За­ха­рии) Иеру­са­лим за­се­лит окрест­но­сти по при­чине мно­же­ства лю­дей и ско­та в нем. И Я бу­ду для него, го­во­рит Гос­подь, ог­нен­ною сте­ною во­круг него и про­слав­люсь по­сре­ди него» (Зах.2:3-5). Рас­суж­дая об этом, свя­тый Гри­го­рий го­во­рит:

– Ко­гда один Ан­гел го­во­рит дру­го­му: «иди, ска­жи это­му юно­ше», – нет со­мне­ния, что од­ни Ан­ге­лы по­сы­ла­ют дру­гих, низ­шие – по­сы­ла­ют­ся, выс­шие – по­сы­ла­ют[9].

Точ­но так­же и в про­ро­че­стве Да­ни­и­ла на­хо­дим, что один Ан­гел по­веле­ва­ет дру­го­му Ан­ге­лу ис­тол­ко­вать ви­де­ние про­ро­ку (Дан.8:16). От­сю­да яс­но, что Ан­ге­лы выс­ших чи­нов от­кры­ва­ют бо­же­ствен­ную во­лю и на­ме­ре­ние Твор­ца сво­е­го Ан­ге­лам чи­нов низ­ших, про­све­ща­ют их и по­сы­ла­ют к лю­дям.

Пра­во­слав­ная во­ин­ству­ю­щая цер­ковь, нуж­да­ясь в по­мо­щи Ан­ге­лов, празд­ну­ет со­бор всех де­вя­ти чи­нов ан­гель­ских на­ро­чи­тым мо­ле­ни­ем, как и сле­ду­ет, в вось­мой день се­го ме­ся­ца но­яб­ря, т. е. де­вя­то­го ме­ся­ца, ибо все эти де­вять чи­нов Ан­гель­ских со­бе­рут­ся в день страш­но­го Су­да Гос­под­ня, ка­ко­вой день бо­же­ствен­ны­ми учи­те­ля­ми церк­ви на­зы­ва­ет­ся днем вось­мым, ибо, го­во­рят они, по окон­ча­нии се­ми ты­сяч лет, на­сту­пить как бы день вось­мой, «Ко­гда же при­и­дет Сын Че­ло­ве­че­ский (и Бо­жий, Су­дия пра­вед­ный) во сла­ве Сво­ей и все свя­тые Ан­ге­лы с Ним (как Сам Гос­подь пред­ска­зал в Еван­ге­лии – Мф.25:31). И по­шлет Ан­ге­лов Сво­их с тру­бою гро­мо­глас­ною, и со­бе­рут из­бран­ных Его от че­ты­рех вет­ров» (Мф.24:31), т. е. от во­сто­ка, за­па­да, се­ве­ра и юга.

О, ес­ли бы они то­гда со­бра­ли к ли­ку из­бран­ни­ков Бо­жи­их и нас, Со­бор их с че­стью празд­ну­ю­щих!

Над все­ми вы­ше­по­име­но­ван­ны­ми де­вя­тью небес­ны­ми чи­на­ми Ан­ге­лов чи­но­на­чаль­ни­ком и во­ждём по­став­лен Бо­гом свя­той Ар­хи­стра­тиг Ми­ха­ил как вер­ный слу­жи­тель Бо­жий[10]. Он во вре­мя па­губ­но­го впа­де­ния в гор­дость са­та­ны, его от­ступ­ле­ния от Бо­га и нис­па­де­ния в без­дну, со­брав все чи­ны и во­ин­ства Ан­гель­ские, ве­лег­лас­но вос­клик­нул:

- Вон­мем, ста­нем доб­ре пред Твор­цом на­шим и не бу­дем ду­мать о том, что про­тив­но Бо­гу! Вон­мем, что по­тер­пе­ли те, ко­то­рые бы­ли со­зда­ны вме­сте с на­ми и до­се­ле вме­сте с на­ми бы­ли при­част­ни­ка­ми бо­же­ствен­но­го све­та! Вон­мем, как они ра­ди гор­до­сти вне­зап­но от све­та впа­ли во тьму и с вы­со­ты низ­верг­лись в без­дну! Вон­мем, как спа­ла с неба вос­хо­дя­щая за­ут­ра Ден­ни­ца[11] и со­кру­ши­лась на зем­ле![12]

Го­во­ря так ко все­му со­бо­ру Ан­ге­лов, он, стоя впе­ре­ди, на­чал с Се­ра­фи­ма­ми и Хе­ру­ви­ма­ми и со все­ми небес­ны­ми чи­на­ми сла­вить Пре­свя­тую, Еди­но­сущ­ную и Нераз­дель­ную Тро­и­цу, Еди­но­го Бо­га, со­глас­но вос­пе­вая тор­же­ствен­ную песнь:

«Свят, Свят, Свят Гос­подь Са­ва­оф! вся зем­ля пол­на сла­вы Его!» (Ис.6:3).

Та­ко­вое со­еди­не­ние свя­тых Ан­ге­лов по­лу­чи­ло имя Со­бо­ра Ан­гель­ско­го, ибо они со­во­куп­но и еди­но­глас­но сла­вят От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, – Свя­тую Тро­и­цу, Ему же и от нас зем­ных да бу­дет сла­ва во ве­ки. Аминь.


При­ме­ча­ния


[1] От­но­си­тель­но ука­зан­ных ере­ти­ков свя­той Епи­фа­ний Кипр­ский в кни­ге «О ере­сях» со­об­ща­ет сле­ду­ю­щее: «они на­зы­ва­лись са­тор­ни­ли­а­на­ми – от Са­тор­ни­ла, ро­до­на­чаль­ни­ка этой ере­си. Са­тор­нил жил в Си­рии, близ Дан­фи­са, где впер­вые рас­про­стра­нил свое уче­ние. Де­я­тель­ным по­мощ­ни­ком у него был Ва­си­лид, ко­то­рый рас­про­стра­нял это уче­ние в Егип­те. Уче­ние их об Ан­ге­лах сво­ди­лось к сле­ду­ю­ще­му: семь Ан­ге­лов со­зда­ли мир и всё, что в ми­ре. Тво­ре­ние че­ло­ве­ка про­изо­шло так: Ан­ге­лы, со­брав­шись вме­сте, за­мыс­ли­ли и со­об­ща со­зда­ли че­ло­ве­ка по по­до­бию при­ник­ше­го свы­ше свет­ло­го об­ра­за... Но, ко­гда был со­тво­рён че­ло­век, Ан­ге­лы по бес­си­лию сво­е­му не мог­ли до­вер­шить его тво­ре­ние. Че­ло­век ле­жал на зем­ле и был при­ни­жен на­по­до­бие пре­смы­ка­ю­ще­го­ся чер­вя до тех пор, по­ка Все­выш­няя Си­ла, при­ник­нув и уми­ло­сер­див­шись, ра­ди соб­ствен­но­го Сво­е­го об­ра­за и ви­да, из ми­ло­сти по­сла­ла ис­кру Сво­ей си­лы и та­ким об­ра­зом ею вос­ста­но­ви­ла и ожи­во­тво­ри­ла че­ло­ве­ка. Эта ис­кра – ду­ша че­ло­ве­ка, ко­то­рой непре­мен­но долж­но спа­стись».

[2] Ко­лос­сы – мно­го­люд­ный го­род в древ­ней Фри­гии (в Ма­лой Азии) при ре­ке Ли­ку­се (при­ток Ме­анд­ра). В 65 г. по Р. X. этот го­род вме­сте с со­сед­ни­ми го­ро­да­ми Ла­оди­ки­ей и Иера­по­ли­сом был по­чти со­вер­шен­но уни­что­жен страш­ным зем­ле­тря­се­ни­ем, но впо­след­ствии был воз­об­нов­лен и про­цве­тал до XII стол. Впо­след­ствии на­зы­вал­ся Хо­ны.

[3] Как вид­но из 35 пра­ви­ла Ла­оди­кий­ско­го Со­бо­ра, этим пра­ви­лом осуж­да­ют­ся ере­ти­ки, мо­ля­щи­е­ся не Бо­гу, а толь­ко Ан­ге­лам, как бы твор­цам и пра­ви­те­лям ми­ра.

[4] По­мест­ный Ла­оди­кий­ский Со­бор, на ко­то­ром 35-м пра­ви­лом бы­ло от­верг­ну­то нече­сти­вое по­чи­та­ние Ан­ге­лов и уста­нов­ле­но пра­виль­ное их по­чи­та­ние и празд­но­ва­ние Со­бо­ру их, был во вре­ме­на свя­то­го Силь­ве­ст­ра, Па­пы Рим­ско­го, за несколь­ко лет до Пер­во­го Все­лен­ско­го Ни­кей­ско­го со­бо­ра. Этот Ла­оди­кий­ский со­бор был в 319 г., а по мне­нию дру­гих, в 320 и 321 г.; епи­ско­пов на том со­бо­ре бы­ло 32; пред­се­да­тель­ство­вал на нем мит­ро­по­лит Ла­оди­кий­ский Ну­не­хий.

[5] Вос­по­ми­на­ние о сем чу­де со­вер­ша­ет­ся 6-го сен­тяб­ря.

[6] Па­мять свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­ги­та со­вер­ша­ет­ся 3-го ок­тяб­ря. Уче­ние об Ан­ге­лах из­ло­же­но им в со­чи­не­нии «О небес­ной иерар­хии».

[7] «Пре­сто­лы зем­ных су­дей» – об­раз­ное вы­ра­же­ние от­но­си­тель­но пре­де­лов вла­сти зем­ных су­дей.

[8] Уче­ние о том, что каж­дый на­род и каж­дое цар­ство име­ют сво­е­го Ан­ге­ла, ос­но­вы­ва­ет­ся на сло­вах про­ро­ка Да­ни­и­ла 10:13, где го­во­рит­ся об Ан­ге­лах цар­ства Пер­сид­ско­го и Иудей­ско­го.

[9] Свя­тый Гри­го­рий Двое­слов. Тол­ко­ва­ние 4 на Еван­ге­лие.

[10] По зна­че­нию сло­ва Ми­ха­ил есть Ан­гел, об­ла­да­ю­щий необык­но­вен­ною, бес­при­мер­ною ду­хов­ною си­лою. У пр. Да­ни­и­ла он пред­став­ля­ет­ся осо­бен­ным за­щит­ни­ком и по­кро­ви­те­лем на­ро­да Иудей­ско­го (Дан.10:13, 21, 12:1). В от­кро­ве­нии св. Иоан­на Бо­го­сло­ва Ар­хан­гел Ми­ха­ил изо­бра­жа­ет­ся за­щит­ни­ком хри­сти­ан и низ­ло­жи­те­лем дра­ко­на с его ан­ге­ла­ми: «бы­ла вой­на на небе; Ми­ха­ил и Ан­ге­лы его во­е­ва­ли про­тив дра­ко­на, и низ­вер­жен был ве­ли­кий дра­кон, змий древ­ний, на­зы­ва­е­мый диа­во­лом и са­та­ною, с его ан­ге­ла­ми на зем­лю»; то­гда в зло­бе сво­ей он на­чал вре­дить Церк­ви Хри­сто­вой и про­дол­жа­ет ве­сти брань со свя­ты­ми (Апок.12:1-17); но, в уте­ше­ние ве­ру­ю­щим да­ет­ся ви­деть в От­кро­ве­нии, что это ис­кон­ная борь­ба с вра­гом на­ше­го спа­се­ния окон­чит­ся со­вер­шен­ною по­бе­дою Агн­ца (гл. 19 и 20), и что в борь­бе с зми­ем мы име­ем выс­ших за­щит­ни­ков и по­кро­ви­те­лей во гла­ве со свя­тым Ар­хан­ге­лом Ми­ха­и­лом. По­чи­та­ние свя­то­го Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла в пра­во­слав­ной церк­ви вос­хо­дит к са­мым древним вре­ме­нам.

[11] Ден­ни­ца – за­ря утрен­няя. Здесь под ден­ни­цею ра­зу­ме­ет­ся от­пад­ший ан­гел, са­та­на, ко­то­рый был со­тво­рен Бо­гом преж­де ми­ра ви­ди­мо­го свет­лым ду­хом, как бы вос­хо­дя­щей, яс­ной утрен­ней за­рёй, но, воз­гор­див­шись и вос­став про­тив Бо­га, низ­пал в без­дну и под­верг­ся веч­но­му осуж­де­нию.

[12] Свя­тый Гри­го­рий Двое­слов. Тол­ко­ва­ние 4 на Еван­ге­лие.

МОЛИТВЫ


Тропарь Архангела Михаила
глас 4

Небесных воинств Архистратиже,/ молим тя присно мы, недостойнии,/ да твоими молитвами оградиши нас/ кровом крил невещественныя твоея славы,/ сохраняя нас припадающих прилежно и вопиющих:/ от бед избави нас,// яко чиноначальник вышних сил.

Тропарь Небесным Чинам Бесплотным
глас 4

Небесных воинств Архистратизи,/ молим вас присно мы, недостойнии,/ да вашими молитвами оградите нас/ кровом крил невещественныя вашея славы,/ сохраняюще ны, припадающия прилежно и вопиющия:/ от бед избавите ны,// яко чиноначальницы Вышних сил.

Кондак Архангела Михаила
глас 2

Архистратиже Божий,/ служителю Божественныя славы,/ Ангелов начальниче и человеков наставниче,/ полезное нам проси и велию милость,// яко безплотных Архистратиг.

Кондак Небесным Чинам Бесплотным
глас 2

Архистратизи Божии,/ служителие Божественныя славы,/ Ангелов начальницы и человеков наставницы,/ полезное нам просите и велию милость,// яко Безплотных Архистратизи.

Величание Небесным Чинам Бесплотным

Величаем вас, Архангелы и Ангели и вся воинства, Херувими и Серафими, славящие Господа.

Молитва Архангелу Михаилу

О, святый Михаиле Архангеле, светлообразный и грозный Небесного Царя воеводо! Прежде Страшного Суда ослаби ми покаятися от грехов моих, от сети ловящих избави душу мою и приведи ю к сотворшему ю Богу, седящему на Херувимех, и молися о ней прилежно, да твоим ходатайством послет ю в место покойное. О грозный воеводо Небесных Сил, предстателю всех у Престола Владыки Христа, хранителю твердый всем человеком и мудрый оружниче, крепкий воеводо Небеснаго Царя! Помилуй мя грешнаго, требующаго твоего заступления, сохрани мя от всех видимых и невидимых враг, паче же подкрепи от ужаса смертнаго и от смущения диавольского, и сподоби мя непостыдно предстати Создателю нашему в час страшнаго и праведнаго Суда Его. О всесвятый великий Михаиле Архистратиже! Не презри мене, грешнаго, молящагося тебе о помощи и заступлении твоем, в веце сем и в будущем, но сподоби мя тамо купно с тобою славити Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.
Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS