Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Интервью Святейшего Патриарха Кирилла телеканалу «Россия 24» к 200-летию открытия Антарктиды [видео]


Все записи

3 февраля 2020 года в эфире телеканала «Россия 24» вышло интервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, приуроченное к Году Антарктиды в России и 200-летию открытия континента. В беседе с журналисткой Екатериной Грачевой Святейший Владыка рассказал о том, для чего нужны священники на этом континенте и о впечатлениях от посещения Антарктики в 2016 году.

— Ваше Святейшество, здравствуйте! И большое спасибо, что Вы согласились на это интервью, чтобы поговорить о такой теме, как Антарктида, в преддверии 200-летия открытия континента. Удивительно, что Вы были в Антарктиде…

— Да, был.

— …в 2016 году. Эти кадры облетели весь мир. Какие у Вас впечатления остались от посещения Антарктиды?

— Очень яркие впечатления. Хотя красок в Антарктиде мало, в основном белые и черные, но впечатления очень яркие. Это особое место, оно не может не производить впечатление, в первую очередь, конечно, удивительной природой. Это континент, покрытый льдом, кроме льда и снега, там ничего нет, но, когда представляешь себе размеры этого континента, понимаешь, что это совершенно особое место на земном шаре. И удивительным образом все мировое сообщество взаимодействует там без каких-то видимых напряжений и конфликтов, там не размещено никакого оружия, там нет никакого противоборства, но люди перед лицом величия природы тесно работают друг с другом. Ведь в Антарктиде очень развито чувство солидарности. Если кто-то попадает в беду, никто не спрашивает, какой национальности этот человек, все идут ему помогать — все, кто имеет возможность это сделать.

Эта особая атмосфера сотрудничества, взаимодействия, некоего антарктического братства, конечно, произвела на меня очень хорошее впечатление. Но хочу сказать несколько слов и о природе — при всей этой черно-белой палитре природа, действительно, очень яркая, очень красивая и оставляет глубокое впечатление, в том числе эстетическое.

— Ваши проповеди внимательно слушали, судя по кадрам, и иностранные полярники, наши соседи — у нас там рядом и китайцы, и чилийцы. Вы говорили, что таких понятий, как «случайность», «повезло» не существует, и объясняли, почему, как Вам кажется, это неправильные выражения. Вот я бы хотела Вас спросить: почему в проповеди полярникам Вы затронули именно эту тему?

— А потому что в жизни полярников очень много рисков, и наверняка многие из них, пройдя через какое-то очень рискованное испытание, оценивая то, что с ними произошло, употребляют совершенно для меня непонятное слово «повезло». Что повезло? Куда повезло? Как повезло? Кто вез? Здесь возникает много вопросов. В нашей жизни бывают пограничные зоны, вступая в которые, мы теряем контроль над жизненными обстоятельствами и даже над самими собой. Например, человек, попавший в лавину, просто летит в потоке снега и пыли. А если он спасается из лавины? У меня был такой случай — не со мной, а с очень близкими мне людьми, мужем и женой, достаточно пожилыми, которые попали в лавину, самую большую со времен Второй мировой войны, и остались живы. Им и в голову не пришло использовать слово «повезло», потому что это не везение — это сила Божия, которая вторгается в нашу жизнь, если мы, конечно, желаем, чтобы Господь вошел в нашу жизнь, когда у нас самих уже нет никаких сил контролировать ситуацию, никаких возможностей контролировать то, что с нами происходит.

В этих пограничных зонах и проявляется сила Божия — когда Господь прямо включается в нашу жизнь, когда Он ведет нас за руку. Знаете, есть иллюстрации в дореволюционных детских книгах, где душа человека представлена в виде ребенка, которого ведет за руку ангел Божий. Это водительство Божие, водительство высших сил небесных и проявляется в первую очередь тогда, когда у нас самих нет сил справляться с обстоятельствами нашей жизни. Поэтому слово «повезло» не имеет смысла, а вот упование на помощь Божию и свидетельство о реальности этой помощи Божией имеют, в том числе, рациональное обоснование.

— Тогда не могу не спросить, что за история была с треснувшим стеклом во время Вашего рейса в Антарктиду. Что это было?

— Ко мне подошли пилоты, сказали, что треснуло лобовое стекло прямо перед капитаном и ситуация очень опасная, потому что второе, дублирующее стекло не такое мощное, как первое, и если на высоте девяти тысяч метров произойдет разгерметизация, то, конечно, мы все погибнем. Они сказали, что ввиду этого риска нужно возвращаться. Я им предложил снижаться. Они говорят: «Будем снижаться, но это нельзя сделать быстро, потому что тогда стекло точно лопнет». По милости Божией мы развернулись над проливом Дрейка — как известно, это самая ветреная часть земного шара, где огромные волны, шторма. Над этим бушующим проливом мы развернулись и спокойно приземлились в аэропорту Чили, откуда и взлетели. Там нам заменили самолет, и мы полетели дальше в Антарктиду. Такой был эпизод.

— Господь Бог управил…

— Да, Господь управил, конечно.

— У Русской Православной Церкви паства по всему миру насчитывает многие миллионы человек. В Антарктиде, на станции «Беллинсгаузен», проживает постоянно не более десяти наших полярников, причем не все из них люди верующие. Почему Вы проделали такой путь и, как мы понимаем, с такими опасностями, чтобы встретиться именно с этими людьми?

— Вообще, присутствие Церкви среди тех, кто проходит через сложные жизненные обстоятельства и риски, является в каком-то смысле очень важной частью нашего служения. Сделаю просто отсылку к капелланству: а зачем священникам находиться на передовой во время военных действий? Что они там могут сделать? Они ведь не имеют права носить оружие. Почему дореволюционные полковые священники вместе с воинами выходили из окопов — не имея оружия, а только крест в руках, и шли навстречу смерти? На все эти вопросы не может быть рационального ответа. Но ведь духовная поддержка для людей, находящихся в экстремальной ситуации, важнее любой другой! Потому что духовная поддержка поднимает дух, укрепляет силы, делает человека способным сопротивляться сложным жизненным обстоятельствам. Церковь как раз и должна быть в таких ситуациях. Вот почему сейчас наши священнослужители присутствуют и в Вооруженных силах, и в системе МЧС, которая обеспечивает преодоление всяких катаклизмов. Потому что там, где экстремальная ситуация, где человек переступает черту между «могу» и «не могу», очень важна духовная поддержка. Конечно, Антарктида является таким континентом, таким местом, где духовная поддержка для людей очень важна.

— Лазарев и Беллинсгаузен были военными моряками. Мало кто вспоминает об этом обстоятельстве, но на борту в составе этой экспедиции был также иеромонах Дионисий, который первым отслужил молебен у берегов шестого континента, открыв тем самым Антарктиду для всего христианского мира. Сегодня у нас есть храм в Антарктиде — дом молитвы. Нет ли у Русской Православной Церкви планов построить в Антарктиде еще храмы? Почему нам важно иметь храм?

— Храм важен, потому что в нем есть потребность. Люди приходят в этот храм, движимые, конечно, религиозным чувством, стремясь обратиться к Богу с молитвой, чтобы Господь послал помощь в несении очень сложного жизненного подвига, потому что пребывание в Антарктиде требует очень большого напряжения сил. Поэтому опора на молитву, опора на помощь Божию очень естественна. Но еще раз хочу сказать, что неслучайно и у Беллинсгаузена, и у Лазарева на борту их судов были священнослужители. Вы упомянули имя иеромонаха Дионисия, инока Александро-Невской лавры, который действительно первым из духовенства в 1820 году подступил к земле — лучше сказать, ко льдам Антарктиды. Все это было очень естественно, потому что не плавали русские корабли без священников. Но и сейчас это естественно, потому что вера православная живет в сердцах наших людей, в том числе тех, кто осваивает Антарктиду.

Поэтому присутствие храма, присутствие священнослужителя — не просто логическое продолжение всего того, что было в нашей истории, когда Церковь сопровождала сынов нашего Отечества в самых тяжких обстоятельствах, в том числе военных и прочих, но еще и ответ на реальную потребность людей. Если бы не нужен был священник, не нужен был храм в Антарктиде, то он никогда бы и не появился.

— Антарктида — уникальное место, где в течение 200 лет сохраняется режим мира, где не было войн, где люди не смотрели друг на друга через прицел оружия. Нам не нужны визы, чтобы полететь в Антарктиду. Этот рай на земле, Белый континент, как Вам кажется, как долго сохранится таким, как сейчас?

— Я не пророк, мне, конечно, трудно сказать. Но я бы хотел вернуться в историю. В 1959 году, когда был принят договор об Антарктиде, были заложены очень важные правовые и политические основы всего того режима пребывания людей на Антарктическом континенте, о котором Вы только что сказали. Это, конечно, очень важный, еще раз хочу сказать, правовой и политический документ, и по милости Божией положения этого договора никогда не нарушались. И возникает вопрос: наверное, был соблазн и оружие разместить, и даже какие-то испытания проводить? Но никто не отважился преступить запреты, которые налагались этим договором. Думаю, очень большую роль играет понимание того, что Антарктида — совершенно особое место на планете, и нарушить режим, который определяется договором, — режим сохранения этой уникальной природы — ни у кого рука не поднимается.

Дай Бог, чтобы как можно дольше ни у кого не возникал соблазн использовать Антарктиду в таких утилитарных целях, которые могли бы привести к нарушению существующего там порядка. А порядок действительно удивительный. Это какой-то отблеск Божиего Царства. Я уже об этом говорил — и люди, и пингвины, и удивительные просторы Антарктиды находятся в каком-то гармоничном взаимодействии. В первую очередь, незаметен человеческий грех, который словно подавляется силой и красотой природы, а также необходимостью помогать друг другу для того, чтобы выживать в этих условиях.

— Да, меня поразило, что это место, где животные бегут не от тебя, а к тебе…

— К тебе! Пингвин к тебе подходит, смотрит на тебя внимательно. На меня это произвело очень сильное впечатление. Где-то есть такая фотография: стоит передо мной пингвин, а я на него смотрю и действительно удивляюсь тому, какая замечательная природа и какое взаимоотношение с животным миром на бескрайних ледяных просторах Антарктиды.

— Ваше Святейшество! Коль уж Вы заговорили о пингвине, позвольте мне подарить Вам одну фотографию. Она довольно старая, ей 65 лет. Это пингвин Петька, императорский пингвин, которого снял мой папа в 1956 году во время первой советской антарктической экспедиции. Он был настоящим членом семьи полярников, с ними рыбачил, жил с ними. Вот такой пингвин Петька.

— Спасибо, Екатерина!

— Животный мир не изменился в Антарктиде. Пусть у Вас будет теплое напоминание о Вашей поездке 2016 года.

— Спасибо большое. Я очень тронут. Буду хранить эту фотографию, спасибо Вам большое.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси 



Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS