Кудымкарская епархия
официальный сайт Кудымкарской епархии Пермской
митрополии Русской Православной Церкви

Духовный источник


Духовный листок


Жития святых


Праздники


Проповедь на каждый день


Уважаемые
посетители
сайта!

Будем признательны Вам за пожелания и замечания по работе нашего портала.

Какие материалы вам будут интересны, чего не хватает на сайте, на ваш взгляд?


Отправить предложение

Ваше мнение

Как часто Вы посещаете наш сайт?
  Каждый день 
  35.66%  (46)
  Несколько раз в неделю 
  20.16%  (26)
  Раз в месяц 
  19.38%  (25)
  Каждую неделю 
  12.40%  (16)
  Другое 
  12.40%  (16)
Всего проголосовало: 129
Другие опросы

Все теги

Главная  /  Духовный источник  /  Проповеди на каждый день /  Проповеди на каждый день

Месяц апрель Шестой день.

19.04.21 | Автор: протоиерей Григорий Дьяченко
Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года

Поучение 1-е. Св. Мефодий, архиепископ Моравский.

(Заслуги для славян св. братьев Кирилла и Мефодия).

   I. Св. равноапостольный Мефодий, память коего совершается ныне, вместе с братом своим Кириллом (память его 14 Февр.), был учителем славян, к племени которых принадлежим и мы, русские, в христианской вере. Он происходил от знатной фамилии в г. Солуни. Получив образование в родном городе, он был правителем одной славянской области в Македонии. Но сердце его не лежало к миру и его тщетным удовольствиям. После 10 лет службы он удалился в Полихрониев монастырь на горе Олимпе, куда вскоре прибыл брат его св. Константин. В 857 г. оба брата были вызваны на проповедь славянам. Для того, чтобы успешнее совершить это великое и св. дело, св. братья составили славянскую азбуку, перевели с греческаго на славянский язык богослужебныя книги и впервые ввели у славян богослужение на их родном языке. По наветам немецких епископов св. братья вызваны были в Рим, как проповедники евангелия на славянском языке, тогда как, по мнению тех, слово Божие должно читать только на тех трех языках, на которых была сделана надпись на кресте Христовом. Папа Адриан оправдал свв. братьев. Св. Кирилл вследствие непрестанных изнурительных трудов сильно занемог в Риме и вскоре здесь и скончался, а св. Мефодий был возведен в сан архиепископа Паннонии или Моравии и возвратился к своей пастве, где и служил просвещению славян до конца жизни. Он скончался в 885 году.
   II. В день памяти св. равноапостольнаго Мефодия, с которым неразлучно и приснопамятное имя брата его Кирилла, побеседуем о заслугах свв. братьев для славян, и в том числе и нас русских, принадлежащих к славянскому племени.
   а) Святые братья Кирилл и Мефодий первые проповедывали христианскую веру нашим предкам славянам на их родном славянском языке; они первые передали им слово Божие и научили их совершать службы церковныя на родном, понятном, славянском языке, тогда как другие западные проповедники христианства того времени учили славян молиться на чуждых, непонятных славянам языках, утверждая при этом, что можно славить Бога только на трех языках — еврейском, греческом и латинском. «И ради быша словене слышати величия Божия на своем языке», замечает древнейший летописец славян.
    Да и как было им не радоваться? Доселе как будто скрывали от них святую правду, передавая ее чуждою, непонятною речью; а теперь святая правда засияла пред ними, подобно вышедшим из-за тучи лучам солнечным. Больно и обидно было славянину, когда заставляли его выслушивать и заучивать то, чего он не понимал, и когда при этом уверяли его, что его речь дикая, варварская, что ею не следует и молиться, и передавать слов Божиих. Такая обида славянскому роду отчасти продолжается и доселе на западе. Вот, мы, православные христиане, приходим в наши православные храмы; все тут для нас понятно, так как и чтение, и пение здесь на понятяом нам родном славянском языке; присутствующий со вниманием в нашем храме какую чувствует отраду от святых, понятных для него и поучительных, слов! Не то бывает в храмах католических. Службы церковныя здесь совершаются, как известно, на латинском языке. Видим мы, что почти все присутствующие здесь — и поляки, и русские (славяне) не знают этого языка; и что же им остается здесь делать? Или слушать, и ничего не понимать, или же молиться своими молитвами, какия кто знает. Вот почему в католических храмах грамотные во время богослужения стоят с молитвенниками в руках и по ним молятся; и выходит так: священник у них молится об одном, а каждый из мирян о своем; и молитвы едиными усты и единым сердцем в их храмах никогда не бывает, как бывает в наших православных храмах. А неграмотному и незнающему наизусть молитв и стоять было бы скучно в их храмах, если бы не ввели тут музыки, которая хотя отчасти занимает и развлекает внимание присутствующих. Благодарение же Богу! Слава и вам, святые первоучители славянские, Кирилл и Мефодий, что вы, с древних предков наших славян, научили нас святой вере и святому богослужению на понятном нам нашем родном, славянском языке, возвеличили таким образом нашу славянскую речь и наш славянский род!
   б) Но заслуга святых братьев первоучителей наших Кирилла и Мефодия еще в другом. Мало передавать святую истину устами; ее будут знать только те, которые ее услышат из уст говорящаго. Правда, и слышащие могут передавать ее другим не слушающим, а эти третьим и т. д. Но слова, передаваемыя устно, как вы сами знаете, от времени до времени теряются и искажаются; гораздо лучше, когда эти слова начертываются и передаются в письмени. Славянская речь не имела письмен до святых братьев Кирилла и Мефодия. «Проповедывать устно Христову веру, говорили святые братья в свое время, все равно, что писать на песке». И вот они задумали дать славянским народам, у которых не было еще азбуки, слово Божие в письменах. К этому великому делу они готовились молитвою и сорокадневным постом, и Господь благословил их труд полным успехом. Когда славянская азбука была готова, Константин (в иночестве Кирилл) написал славянскими буквами, по словам предания, первыми следующия слова св. евангелиста Иоанна Богослова: «вначале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово», и за тем уже продолжал перевод всего св. евангелия. С какою радостию был приветствуем первый написанный славянскою речью труд святых братьев! В Царьграде, в присутствии самого императора (в 863 году), был отслужен торжественно благодарственный молебен за такой безценный дар Божий. Отпуская затем свв. братьев Кирилла и Мефодия в славянския земли для евангельской проповеди, император греческий так писал одному славянскому князю — Ростиславу моравскому: «Бог, повелевающий всякому уразуметь истину, сотворил великое дело, явив письмена на вашем языке. Мы посылаем к тебе того самаго честнаго мужа, чрез котораго Господь явил сии письмена, философа благовернаго и весьма книжнаго. Он несет тебе дар честнее всякаго золота и камней драгоценных. Помогай ему утвердить вашу речь и взыщи Бога, не ленясь ни на какой подвиг; тогда и ты, приведя своих в Божий разум, восприимешь награду в сем веце и в будущем». И пошли святые братья в славянския земли и щедро тут сеяли слово Божие, передавая его и устно, и в письме. «Услышьте, славяне, все слово, иже от Бога прииде, — слово, еже кормит души человеческия, — слово, еже крепит сердца и умы, взывал мудрый Константин ко всему славянскому роду. Душа не имеет жизни, если словес Божиих не слышит. Отверзите прилежно уму двери, оружие приимите твердое, еже куют книги Господни. В буквах мудрость Христова является, которая души ваши укрепит. Поймите своим умом, да не ум имея неразумен, на чуждом слышите слово, как голос медной трубы звенящее. Без света нет радости оку видеть творение Божие; так и всякой душе безсловесной, неведящей Божьяго закона... Душа безбуковная мертвая является в человеке».
   Из этих приведенных мною слов св. Кирилла, я прошу вас, бр., обратить особенное внимание на его последния слова: «душа безбуковная мертвая является в человеке», т. е. что неграмотный человек похож на мертваго. И разве не так на самом деле? Мертвый хотя и смотрит потухшими, полуоткрытыми глазами на мир Божий, но ничего в нем не видит, ничего не понимает; подобным образом и неграмотный человек смотрит на книги, переворачивает в них лист за листом, но ничего в них не видит, ничего ве понимает; многаго он не понимает и из мира Божия и из других дел человеческих, о чем могли бы сказать ему книги, если бы он умел их прочесть. Неграмотный человек, подобно мертвому, как бы не существует для других, которые находятся вдали от него, которые жили прежде его и которые будут жить потом, тогда как грамотный чрез грамоту и с дальними переговаривается, и прежде живших слушает чрез оставленныя ими писания, и будущим поколениям говорит чрез свои писания. Не грамотный человек не умеет славить Бога и Ему угождать, как следует, не может читать слово Божие, творения св. отцев и учителей церкви и многия душеполезныя книги.
   III. Братие мои! если уже вам самим, т. е. некоторым из вас, не судил Господь быть грамотными, то хоть детей своих не оставляйте безбуковными, прошу вас. И святые Кирилл и Мефодий умоляют вас об этом с того света. Аминь. (Сост. по проповед. прилож. к «Рук. для с. паст.» за 1885 г., апрель).


Поучение 2-е. Св. Мефодий, просветитель славян.

(Заслуги славянских первоучителей для Церкви и общества).

   I. Св. Мефодий, первый архиепископ панноно-моравский, просветитель славянских племен, память коего совершается ныне, был старший брат св. Кирилла. При воспоминании имени каждаго из них в отдельности как-бы невольно воспоминаются они оба вместе; жизнь и подвиги одного из них, естественно, вызывают у нас глубоко-благодарныя мысли и чувства о совокупной их деятельности для духовнаго просвещения славян. «Се, брате, супруга бяхове, едину бразду тяжаща» (трудились мы с тобою как пара волов под ярмом, возделывая одно поле), говорит уже на смертном одре Кирилл, обращаясь к брату своему Мефодию. Так, поистине, жизнь и деятедьность свв. апостолов и просветителей славян были единодушно общи и нераздедьны. Посему-то православная восточная церковь, прославляя каждаго из них в отдельности (14 Февр. и 6 апр.), прославляет при этом обоих вместе, и установила даже нарочитый день (11 мая), в который творит их общую память.
   II. Святые первоучители славян, «глаголавшие» им «слово Божие» (Евр. 13:7) на родном, живом и общедоступном языке, послужили тем и делу собственно церкви, и делу славянскаго просвещения, а чрез то самаго гражданско-общественнаго благоустройства. И мы — русские — имеем счастие принадлежать к великой семье славянских народов, и — посредственно наследовали во всей полноте драгоценные труды равноапостольных наставников Кирилла и Мефодия. Остановимся же несколько минут на помянутых незабвенных, безсмертных заслугах святых братьев солунских для церкви и общества нашего.
   а) От свв. Кирилла и Мефодия мы приняли в переводе с греческаго на славянский язык не только книги священнаго писания, но и все важнейшия из богослужебных книг. Таким образом, тотчас же по озарении русской земли светом христианской веры, как и до сих пор, весь чин православнаго восточнаго богослужения начал совершаться у нас на родном, общепонятном, особенно для наших предков, славянском языке, — чем был положен первый, так сказать, камень самостоятельной церкви славянской, с ея соборным началом управления. Больше этого благодеяния нам никто не мог оказать, потому что выше сокровища православной веры на земле для нас нет и быть не может.
   Привычка в употреблении делает нас равнодушными к самым возвышенным, дорогим сердцу предметам: та же привычка в чтении слова Божия и слушании богослужения, даже самой божественной литургии, может быть, не довольно сильно дает нам чувствовать, всю драгоценность, всю благотворность церковно-славянскаго языка с его неподражаемым величием, силой и святой красотой. Но послушайте, что говорит наш историк-бытописатель, препод. Нестор летописец, о моравских славянах, впервые услышавших понятную проповедь своих апостолов и учителей: «ради же быша словени, яко слышаша величья Божья своим языком». Сытый естественным хлебом не в состоянии понять мучительной алчбы голоднаго: тоже самое бывает и в отношении к духовной пище слова Божия. Всю силу утешения слышать свое родное богослужение может ощущать тот, кто бы, напр., несколько лет прожил без него в чужих краях, и потом снова возвратился на свою родину, пришел в знакомый ему с детства храм. Возблагодарим же все Господа, что мы владеем столь драгоценным даром, как дар слова Божия и церковнаго богослужения, слышимых нами на родном языке, всегда и везде безпрепятственно, и помолимся святым отцам нашим Кириллу и Мефодию, истинно «родившим» нас «благовествованием» Христовым (1 Кор. 4:15), чтобы никогда не приходило на нас грозное слово пророческое «о гладе слышания слова Господня» (Амос. 8:11), когда люди и желали бы услышать слово Божие, но не будут уже иметь возможности к тому.
   б) Передав нам на родном языке учение слова Божия и круг богослужения церковнаго, приснопамятные переводчики их сделались чрез то родоначальниками самобытной славянской письменности, первыми главными виновниками всей нашей грамотности или литературы, словом — всей нашей науки. Уже в священных и богослужебных книгах, начертанных «не мертвыми и убивающими, как прежде, но словом евангельской проповеди от начала оживленными и животворящими славянскими письменами, наши предки, подобно вдруг прозревшим слепцам, увидели неисчерпаемый источник нравственно-возвышенных понятий, нашли богатую сокровищницу чистых и благородных образов, и с полным благоговением к предметам Божественнаго откровения и церковнаго устройства всецело отдались умом и сердцем изучению этих последних. Впродолжение целых столетий, как известно, для всех и духовных и светских людей, у нас существовала одна наука — религиознаго содержания или направления; употреблялся и один общий язык церковно-славянскаго характера. Сами великие князья и древние цари наши, даже царицы, с редким усердием занимались списыванием книг священно-библейских и переводом творений свв. отцев и учителей церкви, и высоким духом церковно-славянскаго языка, — духом правды, силы и святой красоты выражения — печатлеются многия из лучших произведений позднейших писателей до самаго последняго времени. Вот где — в трудах богоизбранных и богопросвещенных первоучителей славянских — лежало основание последующаго тысячелетняго просвещения Руси в духе православия и народности. Вот что служило залогом нашего теперешняго умственнаго и нравственнаго, а вместе и гражданскаго развития и могущественным орудием духовно-народной самозащиты!
   III. Так не позволим себе никогда забывать, что всем богатством самостоятельной духовной жизни своей мы обязаны прежде всего свв. Кириллу и Мефодию, и всегда пребудем благоговейно-признательными к священной их памяти. — Постараемся остаться навсегда верными святому завещанию великих наставников наших Кирилла и Мефодия, которые и сами много потерпели во время благовестническаго служения их славянским народам за чистоту истины Христовой и самобытности славян, и нам передали ту и другую во всей целости, полноте и силе. Вы же, «апостолом единонравнии и богомудрии учителие наши, молите Владыку всех вся языки словенские утвердити в православии и братском единомыслии, против враждующих им, умирити и благоустроити весь христианский мир, да вси, в духе правды и любви, единем сердцем и единеми усты славят и воспевают Отца и Сына и Св. Духа»! (Из-влеч. в сокращ. из Душеполезн. чт. за 1885-й год, м. май, стр. 103—108, из слова прот. Н. Благоразумова).


Поучение 3-е. Св. Евтихий, патриарх Константинопольский.

(Смирение — путь к возвышению).

   I. Св. Евтихий, котораго ныне воспоминает церковь, родился в мало-азиатской области Фригии. Родителями его были — Александр, званием воин и Синерия, дочь священника Исихия, В доме деда, священника Исихия, Евтихий получил первоначальное образование, а для довершения его отправился в Царьград. Постепенно в нем воспиталась наклонность к духовному просвещению и иноческой жизни. Когда он достиг зрелых лет, его взял к себе митрополит Амасийский, сделал клириком, посвятил потом во священника и имел в виду возвести его в сан епископский. Но смиренный Евтихий, по склонности своей к безмятежной иноческой жизни, в сане пресвитера удалился в один амасийский монастырь и здесь принял иночество. За строго-подвижническую жизнь и благочестие он скоро возведен был в сан архимандрита и поставлен главным начальником всех монастырей Амасийской митрополии.
   В то время, при императоре Иустине, созывался в Константинополе 5-й вселенский собор (в 553 году). Амасийский митрополит по болезни не мог ехать на собор сам и вместо себя послал архимандрита Евтихия. Прибыв в Константинополь за несколько времени до открытия собора, Евтихий был ласково принят здесь патриархом Константинопольским Миною, жил в его доме и снискал себе такое его расположение, что престарелый и больной патриарх, чувствуя приближение смерти своей, желал видеть Евтихия своим преемником в сане патриарха Константинопольскаго и предсказывал ему об этом. Он дал об Евтихии самый лучший отзыв и пред императором. Действительно, Мина скоро скончался, и на его место был избран Евтихий. С открытием 5-го вселенскаго собора Евтихий председательствовал на нем. В сан патриарха Евтихий поставлен был 40 лет от роду. 12-ть лет он управлял Константинопольскою церковью, и после того, за обличение императора Иустиниана в его покровительстве некоторым еретикам, был оклеветан и незаконно осужден собором единомысленных с императором епископов. Вооруженные воины вывели его силою из церкви, сняли с него святительския одежды,и он сослан был в изгнание в Амасию. На место его был поставлен другой патриарх.
   После 12-летняго изгнания, с воцарением Иустина, которому св. Евтихий предсказал об этом воцарении заранее, святитель был возвращен на Константинопольский патриарший престол, с радостию был принят народом и жил еще четыре года с половиною, поучая паству словом и примером, не переставая творить чудеса на помощь ближним. Скончался он в мире в 582 г., 70 лет от рождения, и торжественно был погребен в Константинопольском храме во имя св. Апостолов; в 1246 году св. мощи его были перенесены отсюда в Венецию.
   II. Дивны, братие, судьбы Божии в жизни св. Евтихия! Отказавшись по смирению от сана епископа и удалившись в уединение, он волею Господа становится патриархом Константинопольским, претерпевает много скорбей в сем звании и со славою и честью кончает свое земное поприще. Научимся отсюда той истине, что смирение есть самый верный путь к возвышению.
   а) Ныне, братие, немного вы найдете людей, которые бы шли к возвышению путем смирения. Смирять себя, говорят, это значит унижать себя, а не возвышать. И вот одни думают себя возвысить чинами, знаками отличия, и все средства употребляют к приобретению их, как будто знак отличия может придать что нибудь к достоинствам души, как будто может душу злую сделать доброю, сердце далекое от Бога приблизить к Нему. Другие думают себя возвысить во мнении других открытою роскошною жизнию, приемами, выездами, дорогими одеждами и наконец гордым видом своим. Третьи для возвышения себя стараются восхвалять себя, провозглашать о мнимых или действительных достоинствах своих: кто заявляет о своем знатном происхождении, кто — об обширных делах своих торговых ли, или промышленных. Есть люди, которые даже благочестие употребляют в орудие к приобретению уважения к себе, к возвышению себя — и вот они выставляют на вид пред другими то пост свой, то частое хождение в храм, то продолжительную молитву домашнюю, то обильныя благотворения свои, делая все это с целью получить похвалу, или выражение удивления себе. Но какой плод всего этого? Пред людьми сии люди, пожалуй, могут достигнуть, чего хотят, но пред Богом нет. Богу нужны не внешния отличия наши, не внешния достоинства и превосходства чем бы то ни было пред другими, но сердце смиренное и чистое, сердце полное любви к Нему, всецело преданное Ему. «Сыне, даждь Ми сердце твое», говорит Он чрез премудраго. Посему в очах Божиих высоко только то, что совершается от всего сердца, что не имеет других побуждений, кроме желания угождения Ему.
   б) Итак, желаешь ли возвышения, не ищи возвышения. Прежде всего не ищи возвышения здесь пред людьми. Кто старается заслужить похвалу только у людей, тот жалкий человек, тот в заблуждении, тот славу человеческую любит более, чем небесную. Не ищи превозношения своего имени другими, но вместо того позаботься лучше о том, чтобы свой долг, к которому призван, свое звание, которое проходишь, исполнять и проходить, как должно, как для Самого Бога, как бы в присутствии Его Самаго. Кто тихо, без шуму, но точно, с христианскою любовию исполняет дела и обязанности свои, тот, правда, медленными, но за то верными шагами идет к славе и возвышению. Пусть его доля будет самая низкая, пусть он никем незнаем, всеми даже презираем, что до этого? на самом деле он будет выше всех, много думающих о себе, но мало делающих, всем известных, но славу свою приписывающих не Богу, а себе самим — он будет выше их, известнее их, ибо его будет тогда знать Бог, им знаемый и славимый, будут знать ангелы и святые — содрути его, которым он подражает, и к которым прибегал в жизни. Сколъко мы видим святых, прославленных Богом и на земли и на небеси, которые в жизни едва были знаемы не многими, — святых из звания самаго простого — презираемаго. Блаженное состояние жить для Бога — служить Богу! И здесь на земле блаженны эти люди, — их блаженство в спокойствии совести, одобряющей за чистоту их жизни, а там на небеси, кто может описать, что их ожидает? «Не у явися, что будем», говорит апостол Иоанн Богослов.
   III. Молитвами св. Евтихия да сподобит нас Господь оказаться достойными сих благ. Аминь. (Сост. по Ч. М. и «Сборн. общепон. поучен.» свящ. Шумова, вып. 2-й, изд. 1892 г.).






Источник: Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года применительно к житиям святых, праздникам и др. священ. событиям, воспоминаемым Церковию, и приспособленных к живому проповедническому слову (импровизации). Составил по лучшим проповедническим образцам /Священник Григорий Дьяченко/. В двух томах. - /Второе пересмотренное и значительно дополненное издание/. - М.: Издание книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. Электронный источник: Слово пастыря


Кудымкарская епархия.
Русская Православная Церковь.
Московский патриархат.

Подписка на новости сайта

Создание и поддержка сайта - "Интернет проекты"
Работает на: Amiro CMS